Сетевой портал "Заметки по еврейской истории"

"Замечательные форумы" - "малая сцена" сетевого портала
       
 Читать архив форума за 2003 - 2007 гг >>                Текущее время: Вс сен 27, 2020 4:54 am

Часовой пояс: UTC


Правила форума


На форуме обсуждаются высказывания участников, а не их личные качества. Запрещены любые оскорбительные замечания в адрес участника или его родственников. Лучший способ защиты - не уподобляться!



Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Не математика...
СообщениеДобавлено: Чт ноя 25, 2010 9:09 pm 
ветеран форума

Зарегистрирован: Сб мар 08, 2008 9:19 am
Сообщения: 956
Расхваливать автора конъюнктурных многозначительных "маловысокохудожественных" пустышек, уверять, что он если не равен Гоголю, Гофману... то, во всяком случае, следует по их стезе, - это весьма скверная услуга. Автор несомненно взбодрится, взъерошится и, не шибко задумываясь, станет и далее печь свои опусы, как пирожки.
А если бы всерьёз задумался, может, и получилось что-то своё - не на потребу невзыскательной публике.

Конечно, литература не математика. Здесь "голой" логикой не обойтись. Сделаю вот как: приведу два текста – Моисея Бороды и – свой, чрезвычайно похожий, но тоже не шибко удавшийся.
Сравнение, быть может, заменит долгие рассуждения.

М.Борода «Приговор»:
На дворе стояла, постепенно подёргиваясь корочкой льда, возвещённая одноименной повестью писателя Эренбурга оттепель...

Выведенный на чистую воду бдительным оком Центрального Комитета злейший враг советского народа и агент всех разведок мира Лаврентий Берия был давно расстрелян.
Освобождённые этим агентом, до его разоблачения, убийцы в белых халатах и изверги рода человеческого, они же сионистские прихвостни, были возвращены, под глухой ропот народного гласа, на свои рабочие места и теперь трудились на благо страны, искупая если и не свою вину, то уж, по крайней мере, высказанные им подозрения.

Свившая змеиное гнездо в самом сердце партии антипартийная группа была полностью разоблачена и, показав народу своё истинное лицо, тихо удалилась на менее ответственные посты, а то и вовсе в небытие — впрочем, чисто политическое.

Отшумел прошедший в Москве Всемирный фестиваль молодёжи, оставив по себе, как эхо от встречи с «потусторонним», неожиданно оказавшимся полным радости и молодого задора, миром, моду на иностранно звучащие имена, новоявленное слово «стиляга» и мечту о какой-то другой жизни – хотя бы немного «как у них».

Образованный в марте тысяча девятьсот пятьдесят четвёртого года Комитет Государственной Безопасности при Совете Министров СССР перемалывал эту мечту своими мельницами, действовавшими, в соответствии с духом времени, тихо и неброско.

Писатель Борис Пастернак, гневно заклеймённый советским народом за его изгаляющийся над светлыми идеалами революции пасквильный роман, отказался от присуждённой ему Нобелевской премии и, в смену гнева на милость, не был изгнан из страны, как того вначале требовала общественность и его собратья по перу, а только из Союза Писателей; иудины же тридцать сребреников, полагавшиеся ему впридачу к этой премии, остались лежать в банке, радуя Нобелевский комитет дополнительными процентами.

Развенчанный партией культ личности лежал в мавзолее, ожидая решения своей дальнейшей участи, а пришедший ему на смену новый вождь советского народа и всего прогрессивного человечества Никита Сергеевич Хрущёв, не щадя сил боролся с травопольем, мировым капитализмом, художниками-абстракционистами и уставом Организации Объединённых Наций...

Тартаковский "Москва-Пекин":
...В 1951 году я был исключен с философского факультета Киевского университета имени Тараса Шевченко. И нельзя сказать, чтобы это исключение, по тогдашним понятиям, было несправедливым.

Еще недавно все прогрессивное человечество с невиданным подъемом отметило 70-летие Отца и Учителя всех народов Великого Сталина. Но не дремала и мировая реакция. Время, что называется, было самое боевое. Всюду были фронты. Философская дискуссия, за которой следил лично товарищ Сталин, вскрыла глубокий прорыв на философском фронте. Здесь тихой сапой наступали на нас фидеизм, идеализм и объективизм. Иногда вкупе с объективизмом наступал субъективизм тоже.

Биологическая дискуссия обнаружила глубокое отставание на биологическом фронте. Здесь по всем правилам самой передовой мичуринской науки был дан бой злокозненной генетике. Хромосомы с генами, это измышление лжеученых, были, наконец, повержены. Но уже поднимала свою ядовитую голову гидра-кибернетика, очередное измышление западных спецслужб. Но вот и она была раздавлена - раз и навсегда. Пока что наша советская физиология тоже скатывалась в болото, пора было заняться ею...

Едва не еженедельно проходили экстренные совещания на уровне ЦК, Политбюро ЦК, академий всех уровней, вплоть до Академии художеств, посвященные вопросам языкознания, которые были блестяще решены в гениальной работе товарища Сталина "Марксизм и вопросы языкознания". Другая появившаяся тогда же его гениальная работа "Экономические проблемы социализма в СССР" сформулировала основополагающий закон "обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил". С этим законом мы должны были тут же превозмочь все экономические трудности. Не за горами уже то время, когда вообще никаких трудностей не будет. Да, мы будем по-прежнему бороться с природой, обращая ее силы на пользу общества, но повседневные бытовые хлопоты исчезнут с повестки дня. Мы о них забудем. И станем только громко смеяться, вспоминая, какие ничтожные мелочи в прошлом мешали нам жить: голод, например. Или отсутствие жилья. Или - прописки. Или - и то, и другое, и третье, и четвёртое-пятое разом.

Стоило ли размышлять о личных проблемах, оглядываться на них, если следовало глядеть только вперед. А там, впереди, было уже на что поглядеть: "великие стройки", "рукотворные моря", "преобразование природы", "сияющие вершины коммунизма"... Его пришествие ожидалось тогда с минуты на минуту. "Дерево, посаженное сегодня, будет плодоносить уже при полном коммунизме!"
Прочитав это в свежем романе лауреата Сталинской премии 1-й степени Олеся Гончара, я, разумеется, тут же бросился считать. По всему выходило - лет пять. Если имелась в виду кокосовая пальма или баобаб, тогда, надо думать, несколько дольше. Во всяком случае, стоило подождать. И личные проблемы казались уже постыдным слабодушием. Мне было бы не по себе, если б о них узнал мудрейший из когда-либо живших на Земле людей, раскуривавший свою знаменитую трубку на портрете в фойе бассейна, где я тренировался, - лучший друг физкультурников.

Он вел нас от победы к победе. Он самолично возвысил каждого из нас, сказав с характерным для него твердым кавказским акцентом: "Последний советский гражданин головой выше любого заокеанского чинуши!" Последний - любого!.. Тут уж каждый немного приосанивался и стремился глядеть орлом. А мы, студенты-спортсмены, чеканя шаг на физкультурных парадах с широкой отмашкой рук от уровня глаз до крайнего заднего положения, как бы непосредственно, впереди всех, шагали в будущее. И я тогда прямо-таки помешался на известной гегелевской мысли, подтверждавшейся всей сталинской эпохой, - о том, что все действительное - разумно, а все разумное - действительно. И еще на том, что свобода это осознанная необходимость. И значит, все мы свободны как никогда.

Одно только смущало. Раз уж назрела историческая необходимость в такой великой эпохе, озаренной сталинским гением, в самом появлении на свет этого человека, то, что было бы, если б его мама родила, скажем, девочку...

Мысль глупая, но меня, помню, настолько мучила, что я как-то даже проговорился где-то. Ее, во всяком случае, не называя прямо, ставили мне в вину на грандиозном (по моим понятиям) общефакультетском собрании. И сам декан факультета доцент Овандер говорил с трибуны о том, что не для того одерживали мы блистательные победы на фронтах Великой Отечественной войны, чтобы в нашу среду протаскивался оголтелый метафизический детерминизм...

А я сидел, опустив голову, и когда мне предложили встать, чтобы все в зале видели, с кем имеют дело, с готовностью встал и показал себя всем...

Пожелаю подлинных удач М. Бороде.

Соня Тучинская - Thu, 04 Oct 2012 02:29:40(Отклик на статью: Борис Гулько. Призрак коммунизма )
1. Не смешно. Хотя автор очень старается. Фамилие "Анчоус" тоже не смешно.
2. "Илларион Неделин... носил репутацию лёгкого свободомыслия.".- Так не есть правильно гаварить по-рюсски.
3. Тест местами зубодробильный. Часто - непонятный.
"То ли на многозначительности во взгляде, приобретённой во время дискуссий на тёмные темы на кафедре гносеологии, когда Илларион и сам бывал не уверен что понимает, о чём говорит." Вот так и читатель - "сам бывает не уверен что понимает, о чём говорит автор".
4. Что-то подсказывает, что это еще один автор, которому не дают покоя лавры Моисея Бороды.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron

___Реклама___

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB