Сетевой портал "Заметки по еврейской истории"

"Замечательные форумы" - "малая сцена" сетевого портала
       
 Читать архив форума за 2003 - 2007 гг >>                Текущее время: Пн окт 14, 2019 11:37 pm

Часовой пояс: UTC


Правила форума


На форуме обсуждаются высказывания участников, а не их личные качества. Запрещены любые оскорбительные замечания в адрес участника или его родственников. Лучший способ защиты - не уподобляться!



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 18 ]  На страницу Пред.  1, 2
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: ЭЗОТЕРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ
СообщениеДобавлено: Ср авг 06, 2008 12:58 am 
активный участник

Зарегистрирован: Чт июн 19, 2008 11:53 pm
Сообщения: 59
6
НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
Когда темы в обозрении нет, - нам не найти специалистов, способных развить материал по существу. Тем не менее, раз уж кто-то назван Великим, значит существовали точки отсчёта?! И тогда, пусть даже в современной литературе, газетах или журналах всплывают ляпсусы или избитые фразы (даже к юбилейным Дням Пушкина), всё же, сравнив зримое, с философией и поэтикой классиков, можно шагнуть и на ступени величия. Например.
В литературном разделе журнала «Партнёр» (Германия, Дортмунд) редактор Д. Чкония представлял поэтессу Ирину Рашковскую. Ну и, споткнувшись о размыслие, я записал интервью построчно, чтобы разобраться последовательно. Итак.
1. С тех пор до меня дошло, что жизнь как таковая больше литературы. Сначала это вызвало во мне протест, затем - понимание, а после этого - радость.
2. Однако между искусством и жизнью явных различий нет.
3. Искусство порою на много жизненнее, чем жизнь.
4. Эпизоды жизни похожи на факт искусства. Они всегда между собою спорят и борются. Но ничьей победы не предусмотрено, что и правильно.
Жизненность, и способность продолжить род - вещи различные, поэтому природа протеста против величия жизни, в пользу литературы, без жизни не существующей, - мне непонятна. Тем более, в первой строке - жизнь больше литературы; значит автор различия обнаружила? А в строке №2 опять явных различий нет. Затем в №3 возникает «порой», и – однако, я уже понимаю, что в литературе Пушкина поэтесса не заметила провозглашение жизни - бесценным Даром; естественно содержащим в себе полный обзор лишений, счастья, созидательного труда, искусств (здесь и литература), религий и других видов богопознания. Таким образом, перед нами пример выделения в главном лишь частностей, - что и называется «перегиб на местах». И потому, что любой новый культ всегда кажется достижением наивысшим, подмену предыдущим кумирам Ирина искала в литературе. Впрочем, раз уж «с тех пор дошло» что-то не так, я предлагаю сравнить мнения и другие.

ПРЕДУСМОТРЕНА ЛИ ПОБЕДА?
«Искусство измышляет правду», или «помогает отличить ложь», - это рассматривали.
Дальше. Нам, будущим солдатам мировой революции, в классах провозглашали девиз испанской революционерки Долорес Иббарури: «Жизнь борьба, - в борьбе счастье», - хотя и без этого мы играли только в немцев и партизан, мечтая о героической смерти. И даже если мнение Пушкина «проходили», - Не всякого полюбит счастье, / Не все родились для венцов. / Блажен, кто знает сладострастье / Высоких мыслей и стихов, - то акцентов, кроме революционных, нам не давали. Тем не менее, «с тех пор» в стихотворении «Наполеон на Эльбе» я нахожу представление о счастье ином.
И вспыхнет брань! За гальскими орлами, / С мечём в руках победа полетит,
Кровавый ток в долинах закипит, / И троны в прах низвергну я громами
И сокрушу Европы дивный щит!
Из «двусчастия» возникают и другие вопросы.
1. Что подразумевает Пушкин под «дивным щитом»? Единобожие; православие, враждовавшее с Единобожием и католицизмом; или погранично-коммерческие интересы Европы-России, препятствовавшие окончательному порабощению России.
2. Что из этого перечня могло раздражать Бонопарта?
Ответы есть в письмах, поэтому сейчас отметим простое: два слова, исключённые из программного обозрения, содержат немало материала для размышлений объёмных.
А. Бонопарт снискал славу «философа» заявлением: Большие батальёны - всегда правы. Это полностью выражает идею фашизма, которую Муссолини обозначил словом фашио (итал.) связка. Б. Фашизм компенсирует умственный недостаток стаи, мышление которой замкнуто в животных инстинктах. И уже только поэтому Бонопарт и Гитлер обещали на каждом углу поставить булочную и полицейского. Но! В. Чтобы «освятить» планы захвата чужих территорий, возникает необходимость в лозунге «С нами Бог». Хотя: Г. Вековой опыт более убеждает, что силовое распространение «Библейских истин» поддержка лишь временная; она не крепит единства животные. Да и «богоизбранность» полководцев вскоре раскрывается армейским «духом»: Ввяжемся в драку, а там посмотрим, как развернётся битва. Значит опыт постижения в разуме, интернациональный фашизм и мнение мастеров искусств необходимо рассматривать равноправно, а не исключительно; с условием что Победа – Истина предназначения жизни останется во главе угла. А в этом случае, «победы не предусмотрено» - звучит по-детски; как бы со стороны наблюдателя, свободного от размышлений о причинах вражды. Т.е. это чисто дамский подход: «А пусть дерутся! Так им и надо!» В нашем же случае, в центре внимания мужское мировозрение Пушкина, которому литературное «стадо» и армейская слава не затмили стремления к постижению нетрадиционному. Вслед за чем, даже строка «Веленью Божьему, о Муза, будь послушна», подчёркивает Вершину его развития, как Победу главнейшую. Впрочем, это не всё.
На рынке в Голландии я нашёл ещё одну Энциклопедию с иллюстрацией, удобной для продолжения темы. Приписка, естественно, на голланском, может быть, кто-то пришлёт перевод. Но издательство указать не могу, потому что обложки и многих страниц в книге не было.
1. Naram-Sin van Akkad, (c.a. 2150v.C.)
Zegestele van koning Naram-Sin van Akkad (c.a. 2150v.C.); de koning is groter afgebeeld dan zijn soldaten en versagen vijanden. (Лувр, Париж.)
2 и 3 – Фрагменты.
Укрупнения сделал отдельно. Итак, по факту.
А. Голландский язык я не знаю, поэтому «зольдаты» - «противники» отвлекли меня на размышления о «военных победах». Б. Чаще всего примечания к иллюстрациям не сообщают о внутреннем смысле. В. Ещё больше мешают отвлечённые выводы. Г. Малый размер картинки исключает обзор важнейших символов и… что бы не оказалось перед глазами, такой «приток информации» не поможет раскрыть замысел автора в символической полноте! Таким образом, пока перед нами перечень закономерных причин утраты важнейших подробностей. Ну а теперь, к теме «Предусмотрена ли победа» 15-ти летний Игорь Рапопорт (г. Крефельд) прислал фотографию из музея-дворца на Пальме-Майорке, - вот и рассмотрим всё заново, по номерам.
4. Композиция из музея.
1. В комплекте с иллюстрацией, на которой Солнце дарит ключ вечной жизни, можно заметить, что дар, блага, труд и вражда рассматривалась веками. Но фрагмент «Нарамсин» не выражает традиционной динамики, присущей изображениям баталий (например «Переход Суворова через Альпы»), следовательно, в явном и иносказательном содержании изображений так же необходимо искать идейную суть, а не только историческое событие.
Явное. А. Нарамсин, как и другие солдаты, взбираются на высоту. Шагают все вногу (по горам не так просто?!), что подчёркивает единомыслие. Б. Левая нога впереди – символизирует осознание. Правая опорная нога, - начальная вера, без которой осознание невозможно. Шаги правой и левой ноги выражают необходимость сочетания земного познания (закон и вера) и духовного (осознание в разуме). (Подтверждение этой символической закономерности на иллюстрациях в каждом письме). Раскачка при ходьбе отражает извилистый след змеи (тождество). В. На иллюстрации «Гермес» подчёркнута необходимость крепко стоять на ногах, а не витать в облаках. Г. В этом контексте вершина - цель постижения Высшего. Д. Воин, трубящий справа от Нарамсина, как и второй, руки которого прижаны ко рту, провозглашают и воспевают этот путь и победу.
Символы. А. Движение против часовой стрелки всегда символизирует нетрадиционное Восхождение. Узкая тропа соответствует библейским и философским иносказаниям «о широких дорогах и узком пути», доступном лишь избранным. Б. Два светила (не солнца!) манифестируют всевременное присутствие Высшей идеи; плюс разные представления о Славе. Искать здесь астрономические солнца– непростительная ошибка! Поиск подобного в древнем зодчестве, более демонстрирует полное отсутствие воображения и несущественность цели поиска. Распространение ошибочных гипотез, не только о многосолнечном земном окружении, соответствует заключению: «Не страшен тот, кто ворует и убивает, - страшен тот, с чьего молчаливого согласия существуют воровство и убийства». Т.е. светила - ни отнять, ни прибавить. Но такой поиск Истины отвлекает от выводов зодчих и мудрецов, - что человек должен делать как Созидатель?
В. В связи с цитатой Вл. Шмакова (многие стремились постичь этот путь, но не все достигали), не менее важно, что один путник падает вниз; другой несет на руках товарища; третий, утратив силы, продолжает трубить.
2.. Тайные знаки. Укрупнение сверху. А. Левая рука Нарамсина и солдат, сжимающая лук, клятвенно прижата к груди. Фигура, стоящая возле дерева (два ряда ниже по линии левой ноги Нарамсина), в точности повторяет положение руки и лука. Неестественный разворот корпуса намекает: символы эти важны. Тем более, щитов у воинов нет, а рука и перевязь, свисающая с левой руки Нарамсина, дают чёткое очертание буквы «Тау», характеризующей познание мира земного. «Тау» наоборот – символизирует начало постижения горнего мира. Б. Поперечное прикосновение кулаком левой руки (по границе живота и груди) - символ верности идее прозрения. Линии руки и лука зримо напоминают крест линий кординат «х-у». Согнутый локоть выражает понятие «напрячь мышцу» как «обострить вопрос». В. Тонкие линии лука, вместе с рукой, образуют щит-ромб, внутри которого крест. Г. Лук, Стрела и Стрелец – самостоятельный и многогранный символ стремления достичь цели в небе. Д. Крест египтян и осенение им идейно равно словам: «ТЕБЕ принадлежит Мир, Справедливость и Милосердие».
Следовательно, перед нами отражение идеи щита духовного. А в дальнейшем, как пример языческого подражания и веры, что крест защищает как оберег, на одежде и щитах крестоносцев появился крест. Рядом, простейшее доказательство: одно из названий шестиконечной «звезды Соломона» - «Щит Давида».
То, что жест неудобный, позволяет предположить его существование как тайное приветствие единомышленников. Римляне (подражатели), в левой руке носившие щит, толком не понимая символа жест трансформировали в приветствие, - диагональное прикосновение правым кулаком к груди. В результате, утратив важнейшие тонкости, жест стал армейским привествием, далее «обострив вопрос» понятием «отдать честь». Да и теперь полицейские, намекая на сплочение своих рядов и внушительное вооружение, сопровождают наступление на демонстрантов мерным стуком дубинкой о щит.
Ромб. Древнейший графический знак сокращения, сжатия, концентрации. И сравни стихотворение Рильке (Нет без тебя мне жизни на земле), так же «удаляющее» многое второстепенное, кроме разума и духовного стремления. А. Противостояние букв «Тау» (спина к спине) выражает суть: атеист и Творец; атеист и верующий. Б. «Тау», заключённые в рамки ромба, символизируют общезакономерный процесс развития. В этом виде вершины основных треугольников указывают направления постижения миров: земного и высшего. В. Реконструкция символа иудеями, - слияние треугольников в шестиконечную звезду Соломона (Щит Давида), дополнила ту же идею информацией о закономерном внутреннем просветлении души.
3. Неразличимые символы. На копьях воинов слева - подробности невидны. Тем не менее, увеличение иллюстрации убедило: копьё крайнего воина венчает подобие трезубца (рассмотрен отдельн), но это Ястреб - древнейший символ падения с высот. Преемственное очертание ястреба ныне на Гербе Украины. Впрочем, дальше трезубца, якобы символа власти, объяснений я не слыхал. Тем не менее утверждаю, что трезубец и ястреб символы несовместимые. А. Ястреб – символ неосознанного падения в мир земной; здесь ястреб жищник, инстинктивно удовлетворяющий природную потребность. Но!
Б. Трезубец демонстрирует процесс возвыщения, который, как и суть падения, в твоей правой руке – символе веры. В. Философские доказательства взаимосвязи - падение ради взлёта, - всё-таки не исключают характеристики психологии хищника и человека возвышенного. Что и подчёркнуто разворотом букв «Тау» - спина к спине.
Ленты, свисающие с копья второго воина слева, символизируют культуру – промежуточное украшение нашей животной жизни элементами Высшей Гармонии; здесь все праздники и разнообразие народных искусств (о Голубой ленте – письмо отдельное).

PS. Только что получил приблизительный перевод примечания к иллюстрации.
Энциклопедия сообщает: Нарамсин - больший десятков солдат и противников. Значит, учитывая, что мастера древности прославляли Высшую Мудрость Духовного постижения, можно смело предположить, что это величие Нарамсина ближе к ивритским понятиям: великий учитель, большой как мудрый. Плюс, я остаюсь в полной уверенности, что точный перевод самого имени Нарам-син мог бы полнее дополнить картину. Тем более что и другие значения существуют как аллегории.
1. Вершина – цель возвышенного стремления. Поэтому равные восхождения на горы, мы отыщем в мифах любого народа! Будь это Синай Моисея, Голанские высоты Христа, Пинд или Гималаи – идея Едина. И горы эти – не только лишь география. Отсюда.
2. Солдат, которых Нарамсин больше, - можно рассматривать как служителей культов.
3. А «противниками» могут быть сторонники других теорий.
Провозглашение своих пророков и гор исключительными (святыми), яркий пример культового плагиата и конкуренции, порождающей «великие» и «иноверные» нации и религии. Тем не менее, суть искажение притчи, как Большая змея Моше поглощает семь змей египетских мудрецов, можно проследить, рассматривая превращение «Щита Веры» в примитивное приветствие военнослужащих. И по тем же причинам мудрость Моше, выраженная превращением посоха в большую змею, на современном этапе рассматривается как магия, волшебство или чудо, подвластное только Мисею. Плюс. Миф о пяте Ахилеса – связывают с историей Греции; в лучшем случае говорят о легенде – домысле побед реального исторического героя. Т.е. когда иносказательность практически уничтожена, - Величие превращается в физическую силу победы «десятков солдат проивника». Что несказуемо далеко от 10-ти уровней возвышения, известных символистам от Моше до Платона и Пифагора.
Фото № 4. (Прислано в августе 2005 г.) Некоторые детали здесь не видны, поэтому…
1. Воин читает книгу. Но! Исходя из законов расположения символов по высоте, - «чтение» происходит в Мире ином.
2. Злато густо-кровавый ларец (закономерно на львиных лапах), символ материальных ценностей. Профили земных вдохновителей – отражают земную мечту каждого воина. Императорский венец на голове - слева; шлем военоначальника – справа.
3. Цена императорских «тайн» - на барельефе: в правом углу изображены погибшие, и плачущие над ними вдовы и матери.

Я дважды был в этом дворце и внимательно пересмотрел все детали, чтобы, излагая суть связей символов, не ошибиться. Вот и попробуем подвести итог.
1. Воин сидит, - означает отстранение от суеты.
2. Левой ногой опирается на скамейку; повторю, упор левой ногой на возвышение, символизирует осознание - переоценку известных ценностей.
3. Над часами, - пребывание в духовном мире.
4. Щит и меч, - орудия достижения земных побед, остались в мире земном. Подтверждая и то, что в Духовных мирах нужды в оружии нет; сколько бы не убеждали тебя, что «святые» вели или ведут небесные войны.
5. Правая рука – символизирует веру, как жизненную позицию; опущенная вниз, сообщает о том, что «я – прав» остаётся в мире материальных ценностей.
6. Книга в левой руке – осознание. Содержание Книги Жизни превышает мирское мышление в пределах частных «я – прав».
В целом, вся композиция провозглашает тленность земной славы завоевателя, существование загробной жизни и вероятность учёбы в загробном мире. Но на экскурсии было сказано только одно: композиция 16 века. С другой стороны, раз уж египетский фрагмент относят к 2150 году до Рождества Христова, это позволяет подчёркнуть, что в мифах и философских Учениях символы и аллегории отражают идеи, издревле известные. И не потому ли А.С. Пушкин в своём Учении о Душе оставил массу подробных и предельно ясных характеристик материальных и духовных венцов. Тем, напоминая, что постижение Вечной Жизни ещё при жизни земной, это и есть Победа, предусмотренная Высшим Разумом. Отсюда и вывод. «Жизненные искусства», отражающие конфликт как кровавые бани опыта поколений, не коснулись мышления И. Рашковской, и только поэтому её заключение зыбко. Впрочем, интервью ещё не закончено…
5. Если то, что я пишу нужно кому-то в этом мире, то меня это радует.
6. Но пишу я только себе.

УЧИТЬ – НЕ УЧИТЬ; ЕСТЬ ЛИ ЧЕМУ УЧИТЬ?
Это равно вопросу, о чём пишу, рисую и говорю; что провозглашаю и как внятно делаю это. Но сразу заметь, с Ириной не потолкуешь, потому что здесь есть готовая отговорка: пишу себе. Да и «Партнёр» не допускает дискуссий. Вот и приходится рассматривать стихи, мнение редактора и дальнейшие строки интервью в нашем «интимном» кругу…
7. «Поскольку между бытием и небытием я большого различия не вижу, то общение со, скажем, Мандельштамом, Аненнским или Софоклом для меня куда актуальнее или реальнее, чем с иными моими современниками? А какая между ними разница? Что этим могу позвонить, а тем - нет? Мелочи. Диалог с теми, которых как бы и нет, я веду достаточно полноценный. На вопросы мне отвечают. И сами вопросы задают. Без всяких спиритических сеансов. (…)»
На эту тему рассуждать можно сколько угодно, но факт тот же: академическому образованию многие предпочитают общение с духами. И да, можно поговорить о мании и паталогии столь массовой «духовной зависимости», особенно поражающей женщин, но я предлагаю отметить, что полноценность образования - пропорциональна личной нужде. И не пропустим того, что Пушкина в списке духовников поэтессы нет. То ли не звали его на диалог, или чистоты-высоты недосягаемы, - не буду гадать. Но знаю, что общение с духами Библия соотносит с дикарским язычеством.
Далее подчеркну, что кроме внутреннего содержания стихотворений, я искал ёмкие блоки, которые помогли бы в дальнейшем. Вот и выписал новый пример И. Рашковской.
То ли вверх, / то ли вниз, / то ли в небо - по самому краю… / Хоть на миг покажись!
Я сегодня сама выбираю, / с кем брести наугад / в невесомом и гаснущем свете,
хороводы химер / малевать на вчерашней газете. / Моросящий туман и омелы как
чёрные гнёзда… / Что ж, кому-то с любовью. / Ко мне - беспокойно и грозно
этот город приник / рваной шкурой, ребром, поцелуем. / Впрочем, кто ж без греха?!
Ну а страх позабудем, минуем… / Снова спуск и подъём. / Небеса холодны и бездонны.
От церквушки Кирилловской / чёрные слёзы Мадонны / доплывают до рытвин изрезанных
Бабьего Яра… / Только мимо, все мимо бредут, / отрешённо и яро / русокосые сёстры
и братья с седыми вихрами… / Что за город химер / в поднебесном летающем храме?
То ли вверх, то ли вниз… / Надрываются сонные птицы, / и в снегу тополя,
словно лекари в детской больнице, / словно все мы - / печальные / и позабытые дети,
и - застыли / дни окаянные эти. / Выбираю сама.
И на здоровье, сказал бы я вслед, под гнётом апломба «пишу себе», «достаточно полноценный» и «выбираю сама». Но судьба меня заставляет что-то куда-то возить, поэтому по пути слушаю радио, как бы выбирая «новые песни о главном». И вот из репертуара М. Шуфутинского.
Весь день впути. Насильно поездом оторван я от дел.
Поел и спит немолодой, неразговорчивый сосед. / И тишиной купе зашторилось от вечной суеты, / И только ночь глядит заморено в окно из темноты.
Фонари!.. Мелькают в окнах откровения. / Фонари, - жизнь освещают на мгоновение.
Фонари, - куда несёт меня по рельсам ночным экспрессом судьба моя? / Судьба моя.
Я никогда не расслабляюсь, незакончив дел дневных. / Но, вот беда, что дел всё больше и тревожно мне от них. / В своих делах я замурован, словно белка в колесе;
Как и она, недогадавщись прекратить свой вечный бег. / По кругу бег.
Фонари!.. Мелькают в окнах откровения. / Фонари, - жизнь освещают на мгоновение.
Фонари, - куда несёт меня по рельсам ночным экспрессом судьба моя. / Судьба моя.
Ура! Нашёл близкое. И я всевозможные откровения назову фонарями и светом в окне, будто некто страстно желает лично меня поддержать, вдохновить, просветить. Тем более, издревле известно: Окно – символ света. И как-то я даже обрадовался, увидев в газете статью с таким заголовком. Вот, думаю, прочту объяснение к символу! Но оказалось - реклама фирмы. И я сразу припомнил «избушку без окон и дверей». Впрочем, если статья, интервью и стихи Рашковской меня озадачили, то песня лучиком проникла в душу и породила ответ. Только не надо в примере искать соревнование, кто из нас больше поэт.

ВМЕСТО ПРЕДИ, - И ПОСЛЕСЛОВИЯ
Передо мной чужие письма, - так убеждаю я себя.
Пусть даже их уже коснулась, предвзятых цензоров рука.
Пусть! - говорю себе без грусти. - Я должен вновь их прочитать,
Перед собою, обязуясь, не искажать, но размышлять.
Вот, я готов! Очки на нос. / Листок возьму, как руку в руку.
Прочту. И может быть, пойму / Науку, или - чью-то муку…
Да-да, я с детства так слушаю или читаю. Ведь мир полон примеров, избавляющих от мучительных поисков и путанных выводов! Но, моя старая песня, наилучшее либо в архивах небытия, либо на наших столах и полках, - без жизнетворных акцентов. Вот и приходится искать в кружевах между строк. Особенно если об авторе сказано так, как пишет Д. Чкония. «В этом и состоит мужество поэта, его честность, искренность и незащищённость. Оплакивая себя, она оплакивает нас, и нам передаются её боль и гнев, любовь и нежность. Передаются потому, что художник «впрессовывает» жизнь в строку, потому что воплощает в строке, в слове, в звуке музыку жизни, какая она есть со всей её гармонией-дисгармонией».
Красиво?! Но извини, плача Рашковской я не услышал, да и «пишу себе» не соответствует выводам рецензента. Больше того, я и у него споткнулся о парадоксы. 1. В защите мужество не нуждается. 2. Я надеюсь, что литератор поможет из моего жизненного салата извлечь внутренние конфликты как коренные отличия гармонии и дисгармонии. Тем более, писателей называют целителями человеческих душ! А тут? «То ли вверх, то ли вниз» представлено в рубрике первым, но боли, любви, нежности, гнева и откровения мужественного я не нашёл. Холодок – да; и потуги на философию: победы не предусмотрено. Нет, конечно, я прочёл и другие стихи, но ограничусь последним в рубрике примером «нежности».
И очнусь, и подумаю: / - Где я? / С портрета пылинки сдую.
Это я, старуха, кряхтя и потея, / смотрю на себя молодую.
Сердце уже не рвется на части. / И дрожат в моем уплывающем взоре
жемчужины легкие - ее счастье. / Цепи тяжелые - ее горе.
Ах, она! Вприщур незрелые сливы, / по аллее - легкая и смешная...
Но я гораздо ее счастливей, / ведь я уже про нее все знаю.
Мотает пес головой косматой, / внимая стонам моим и бредням...
У меня на ладони - все ее даты! / Кроме, пожалуй, самой последней.
Как несказанно тепло от света... / Чьи-то шаги - все ясней и ближе...
Я хочу посмотреть, кто это! Но уже ничего не вижу.
И я ничего (исцеляющего) не вижу. И теперь полноценности общения со знаменитыми духами уже не верю, мотая головой как упомянутый пёс. Ведь в «стонах и бреднях» Рашковской есть всё, кроме стремления осознать важнейшую функцию литературы – пролить свет. Т.е. Софокла, Анненского и Мандельштама здесь тоже нет, потому что у них темы объёмнее; теплее и пусть даже больнее; а здесь холодно всё, начиная с «кряхтя и потея». И может поэтому ссылка на авторитеты кажется обыкновенной ширмой.
Интимность опубликованных «себе» философий и откровений, сопровождаемых личной подписью, интервью и рецензией ведущего литраздела, - авось найдётся глубокий ценитель, - ещё более не понять, чем «интимные» надписи на заборе. Поэтому ясно мне только одно: пока ищешь главенство «жизни в литературе» или же «литературы в жизни», - не отличить воли «выбираю сама» - иллюзии самообмана, от Божественной Воли, предлагающей достойный выбор. А если этого света в стихотворениях нет, понятно, что: а) ведущему нечего распрессовать; б) поэтому за действительное выдаёт именно то, без чего поэзии – нет. Т.е. так уличный продавец провозглашает сенсационное то, чего в этой газете нет, но он её должен продать. Проще сказать, не взирая на колокольный звон, - «Король то голый!» И я как читатель не защищён, потому что в реплике «пишу только себе» слышу чисто мужское «да пошёл бы ты (...), если что-то тебя… не гармонирует»; и не ответить на это мужество, брошенное с поэтически барских высот, как кость собаке.

«О Теории поэзии и прозы» Д. Чконии я не слышал; хотя «достаточность и полноценность» личного знания старательно пополняю, не надеясь на духов. Поэтому зацепиться могу лишь за то, что основатели и созидатели русской литературы Д. Чконию не беспокоят, как и авторов, представленных им. По этой причине журналы превращаются в Роддом «Пишу себе», а я остаюсь с оплеухами дисгармонии, которая в поиске славы и жалования регулярно напоминает: «Ты оплатил подписку на будущий год!» А в ответ, - мои размышления о дисгармонии, провозглашённой Гармонией, рождают жёлчную мысль, что такая поэзия и философия присуща только особенно мужественным феминисткам и геям от литературы. Да, но это не аргумент?! – охладил я себя и решился собрать дополнительный материал, дабы всё-таки разобраться, почему эта литература не укладывается в пределы Поэзии, внятно очерченной Настоящим Поэтом. И вот результат: Пушкину было не всё равно «с кем брести наугад в невесомом и гаснущем свете», как «хороводы химер малевать на вчерашней газете». И потому его небеса не «холодны и бездонны», ведь писал не себе, но нам; надеясь,что «дни окаянные эти» заменит лозунг «Все флаги в гости к нам». А вдруг обошлось бы без Бабьего Яра, крематориев и лагерей смерти, ныне упоминаемых между слов? Но нет, не обошлось; может и потому, что на фоне «открытий» армии пушкинистов и академиков, Учение Пушкина в мире не знают.
Другой пример - «Незаученный урок» Иван Бэра - прибыл в новом «Партнёре».
Забыть уроки - выучить урок, / и раствориться в мудрости природы, / и сделать из пустыни огороды, и запастись желаниями впрок. / Умолк пророк и ждёт плохой погоды.
А на дворе - снаружи, от себя, / там где законы не подвласны воле, / готовит лето бурное застолье. / Его не чешет близость сентября. / Другие несерьёзности тем более.
Легко проникнуть в душу изнутри, / когда она как решето из дырок, / когда любая лесть из подковырок / воспринимается как трижды три, / а результат не виден из-за бирок / и вздутых цен на суету и влагу. / Условия назначил сам пророк. / Ему то что, сказал и на замок… / А ты хлебай из чечевицы брагу, / раз первородство сохранить не смог.
Честное слово, и это специально для нас. Смотри! «Ему то что, сказал и на замок», - Пушкина не касается, у него есть ответы. А о каком пророке пишет И. Бэр - я не понял. Зато «раствориться в мудрости природы» (а не раскрыться в собственной человеческой), мне напомнило иронию Вл. Высоцкого: «Хорошую религию придумали индусы, что мы, отдав концы, не умираем насовсем». И осталось предположить, что Бэр намекнул на своё увлечении Йогой, пока другие повышают цена на…
А о чём ещё он сказал, - или как в песне поётся: «Вода, вода, кругом вода»!?
В чём причина плетения этих кружев? В угрозе смерти или ссылки обратно в СССР? В личной неопределённости, или журналу ясное не по вкусу? На эти вопросы редакция мне не ответила. Вот и решил хоть с тобой обсудить животворность Рубрики Литература «Литературный Рейн» (так написано на страницах). Ведь больше похоже, что Чкония, громогласно клеймивший публицистику СССР, там же набрался стандартных штампов, провозглашая: «Поэзия И. Бэра наполнена напряжённым поиском духовного смысла, его стихам свойственны искренний лиризм, исповедальность, версификацианная свобода». И может быть, только поэтому «Литературный Рейн» зеркально подобен лит. Волгам, Донам, Бугам, Днепрам или Озёрам Рица – бывшего СССР? Впрочем, если ты восхищён, я пишу своё мнение: в стихотворениях Бэра признаков рецензии Д. Чкония нет.

ВЕРСИФИКАТОРЫ ИЛИ ПОЭТЫ?
ВЕРСИФИКАЦИЯ (от лат. versus - стих и facio - делаю), то же, что и стихосложение. (Из Большой Советской Энциклопедии.)
Ужас! Когда я набрался нахальства предложить журналу свои статьи и стихи на юбилей А.С. Пушкина, Д. Чкония убеждал, что отбирает только поэзию. А тут - словарь! Прочёл - понял. Чконию слушал, читал и сравнил, - не понял! А переспросить, может редактор словарь не читал, поэтому с поэзией что-то напутал? - это я постеснялся. Да и где это слыхано, чтобы читатель редактора тыкал носом в словарь, напоминая, что сам В.И. Даль возмущался «засилием русского языка иностранными». Впрочем, русский всё перестроил на собственный лад! И теперь каждый вправе стихослагаться по воле духов и дырявой души, с благословения редакторов обретая «жизненно-правдивые» титулы, ловко сохраняющие двухмерную позу «себе»: автору и редактору. Впрочем, если задуматься, читатель – здесь я - вроде как сам виноват. Помнишь сказку про рыбалку лисы и волка? Мёрзни, мёрзни волчий хвост, - приговаривала лисичка, страстно желая обмануть волка. Так же и я. Захотел в «Литературном Рейне» выудить золотую рыбку Пушкина и попался. Плюс, опять виноват: нырнул в Словари и заметил: стихосложение, даже версификационно свободное, с понятием о поэзии несовместимо. Т.е. по первичному признаку – может быть. И онанизм можно назвать «напряжённым поиском», тем более - удовлетворяет себя?! (Конец не лирического отступления.)
Великий Пушкин оставил массу конретных различий поэтов и стихотворцев. И рекомендации перерождения есть: изучая поэтический опыт, исключай общеизвестное и опошлённое. Даже потому что и в Словарях есть недомолвки, возникшие под давлением идеологии. Т.е. ухо надо держать востро, даже если ищешь поэзию в словарях. Например.
ПОЭЗИЯ (греч. poiёsis), вся худ. лит-ра в отличие от нехудожественной (…)
Ну, дальше можешь и сам почитать; а я пока расскажу нетрадиционное.
(sis) - греков подчёркивает финал как зрелый плод. А (sus) латинский говорит о развитие внутриутробным. И в русском языке есть соответствия.
1. «У» - соответствует накоплению земного опыта.
2. «И» - символизирует наполнение в связях.
3. А «Й» или «i» с точкой, символически характеризует наполнение зримого – Духом.
Следовательно: а) здесь формулировка поэзии не соответствует слову в греческом оригинале; б) выражает лишь бытовое понятие. Хотя бытовое понятие всё-таки ведёт к литературе как функции, предусматривающей духовное возвышение. Тем не менее, детектив, и легенда как вымысел идеологов, это развлекательная литература, которая не способствует просвещению. Здесь же непросветлённое стихосложение, как одна из низших ступеней процесса развития. Та, которая удовлетворяет потребность зародыша или же ползунка выражать звуками мысли незрелые, приземлённые, путанные. Как и написано далее в Словаре: «Стихи – промежуточные формы поэзии». Т.е. велико искусство вязать, но кружева - не прочная ткань, способная греть. А поэтов, живущих на высотах создания, отличает способность согреть.
Удивителен русский язык! Я перебрал массу слов с корнем «тов», включая товар, но только ивритское «тов» (добро, хорошо, ладно) убедительно показало, что поэты обозревают добро. А остальное – всего лишь игра в отцов и матерей литературы. И только поэтому я утверждал, что в мифах или сказаниях не стоит искать историю и географию - не художественные предметы.
Слово «Поэт» СЭС не рассматривает, поэтому я смотрел рядом.
ГЕНЕЗИС - (…) в широком смысле - момент зарождения и последующий процесс развития, приведший к определённому состоянию, виду, явлению.
GENESIS, с тем же окончанием (sis), словаристы рассматривают в переводе с греческого языка - происхождение, возникновение. И GEN берут в греческом genos как - род, происхождение (наследственный фактор), единица наследственного материала, ответственная за формирование какого-либо элементарного признака.
И я с этим не спорю! Но словаристы почему-то всё-таки не учли, что возникновение и фактор – цельный процесс. Другое дело, в мире пространственном и временном результат обозрим лишь по факту. Значит тем более: формирование признака исключается, если человек или общество считает себя объектом законченным. Скажем, назвали себя «великими» - и рост сразу же прекратился! А потом обижаются, слыша о роде и единице наследственного материала, который, как и наследство, не сочли нужным хранить и умножить. В грязь втоптать, - с нашим вам удовольствием; и в словарях копаться не надо!
«Наследственный фактор» России уже давно выражен формулой: «Иваны не ведающие родства». И верно же, если в роду не продолжают дел мастеров-предков, тогда замысловатые узелки и серо-чёрное стихоткачество можно громогласно провозглашать высокохудожественным полотном и браться весь мир обучить ткать, или кормить своей запеканкой. Помнишь? Это из «Сказки о царе Салтане» А.С. Пушкина, где Ткачихи, Поварихи и Бабарихи обещают на царстве весь мир одеть, накормить и пересватать. А герои и героини, способные продлить славный род, они - объект клеветы и гонений.
«О духовном смысле» ныне заговорили все. Но прошло уже больше 200 лет после рождения на Руси опального Богатыря, а я, не полагаясь на помощь институтов и академий, нахожу «мелочи и подробности», без которых русская литература мертва даже физически. И может поэтому авторы и рецензенты, поющие Оссана «искреннему лиризму и исповедальности», когда их спросишь, духовный смысл чего? – отвечают с ухмылкой: «Чего, чего? …козырька моего!» Вот и приходится задавать вопросы себе, не без ехидства на них отвечая. Если «поэзия Бэра наполнена напряжённым поиском», что досталось читателю, - находка, поиск или только лишь напряжение? Ответ. То, что есть на картине Россохи «Искушение»: реализм фашистского, коммунистического и религиозного «измов»; которые лишь вне себя ищут виновных, из-за которых, якобы, им приходится «хлебать из чечевицы брагу». Вслед за чем, естественно, воины и читатели будут настроены воевать с теми и этими, на весь мир прославляя вождя, Господа и идеолога Рока: «Мы жертвою пали в борьбе роковой». А потомки? - да сами пусть разбираются, это благословение или факт. Т.е. точно как пишет Пушкин в «Тени Фонвизина» (лучше прочесть целиком; ведь и Державина называли учителем Пушкина).
… Так ты здесь в виде привиденья?.. - / Сказал Державин, - очень рад;
Прими мои благословенья… / Брысь, кошка!... сядь усопший брат; / какая тихая погода!.. Но, кстати, вот на славу ода, - / Послушай, братец». / И старик,
Покашляв, почесав парик, / Пустился петь своё творенье,
Статей библейских преложенье; / То был из гимнов гимн прямой.
Чета бесплотных в удивленье / Внимала молча песнопенье, / Поникнув долу головой:
«Открылась тайн священных дверь!.. / Из безд выходит Люцифер,
Смиренный, но челоперунный. / Наполеон! Наполеон! / Париж и Новый Вавилон,
И кроткий агнец белорунный, / Превосходясь, как дивий Гог, / Упал, как дух Сатанаила, Исчезла демонская сила!.. / Благословен господь наш бог!»…
«Ого! - насмешник мой воскликнул, - / Что лучше эдаких стихов?
В них смысла сам бы не проникнул / Покойный господин Бобров;
Что сделалось с тобой, Державин? / И ты судьбой Невтону равен,
Ты бог - ты червь, ты свет - ты ночь… / Пойдём, Меркурий, сердцу больно;
Пойдём - бешуся я невольно». И мигом отлетел он прочь.
Во-первых, здесь преложение - преобразование и повторение глупостей. Потому что Антихриста-Люцифера Державин находит в Наполеоне, Париже и Вавилоне, точно как мы ищем лишь частности в Германии, Гитлере или Сталине. А в заключение, будто забыв омовение земли человеческой кровью (дни окаянные эти), он и мы провозглашаем Агнца и благословие Божие. И только отсюда ирония Пушкина: «То был из гимнов гимн прямой»; «Пойдём, Меркурий, сердцу больно; пойдём - бешуся я невольно».

Продолжение следует...


Вложения:
часы и воин.06.74 .JPG
часы и воин.06.74 .JPG [ 81.75 КБ | Просмотров: 6264 ]
06.73.трезубец.jpg
06.73.трезубец.jpg [ 10.47 КБ | Просмотров: 6572 ]
06.нарамсин.крупный.jpg
06.нарамсин.крупный.jpg [ 10.84 КБ | Просмотров: 6568 ]
мфлый нарамсин из старой 136.jpg
мфлый нарамсин из старой 136.jpg [ 92.76 КБ | Просмотров: 6263 ]
Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: ПРОДОЛЖЕНИЕ: 6. ПРЕДУСМОТРЕНА ЛИ ПОБЕДА?
СообщениеДобавлено: Ср авг 06, 2008 1:09 am 
активный участник

Зарегистрирован: Чт июн 19, 2008 11:53 pm
Сообщения: 59
ПОЧТИ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Одна пушкинистка прочла у меня: «основные рекомендации Пушкина - изучай поэтический опыт и исключай общеизвестное и опошлённое». И сразу спросила как на экзамене: «Где?» С её точки зрения, я обязан вписать главу и страницу. Чтож, подскажу. Но без страницы, потому что разноформатных издательств, фехтующих ссылками, - море.
Из «К Жуковскому». (1816 год, Пушкину - 17 лет!)
(…) И вы восстаньте же, парнасские жрецы,
Природой и трудом воспитанны певцы
В счастливой ереси и Вкуса и Ученья,
Разите дерзостных друзей Непросвещенья.
Отмститель гения, друг истины, поэт!
Лиющая с небес и жизнь и вечный свет,
Стрелою гибели десница Апполона
Сражает наконец ужасного Пифона.
Смотрите: поражён враждебными стрелками,
С потухшим факелом, с недвижными крылами
К вам Озерова дух взывает: други! месть!..
Вам оскорблённый вкус, вам знанья дали весть -
Летите на врагов: и Феб и музы с вами!
Разите варваров кровавыми стихами;
Невежество, смирясь, потупит хладный взор,
Спесивых риторов безграмотный собор… (…)
Итак, против чего восстаньте, и что разите? Или приложим ответ Л.Н. Толстого на литературные пробы родственника: «Хорошо ты, Илюшечка, пишешь. Только зачем ты, Илюшечка, пишешь?» Ведь «вверх или вниз», включая «пророков на дождь», тлеют в сердцах как стоны и авторский бред, больше похожий на выкидыши. Плюс, натыкаясь (именно так!) в стихотворениях на пророков, праведных, народность и душу, у шестерых из пяти не находим равных значений! И так же разно эти слова применяют политики и религиозные бонзы. Откуда эти пседо значения и идеи? – нелёгкий поиск; но цикл уже замкнут и даже отражён поговоркой: «Иван кивает на Петра, а Пётр на Ивана».
Ивана (Иоганна) Бэра я могу расспросить, какого пророка имеет ввиду. Ну а если его «пророк» не совпадёт с моим восприятием слова, и перевод Ветхозаветного значения ему неизвестен, и узнать не захочет, - как понять его поэтическое волнение или душу, если в строках маячит дырявая как дуршлаг, затем «трижды три» и бирки на суету и влагу?
Да, кстати, как понять «трижды три»? Если это 9-ка (различия счёта уже обсуждали), то здесь «в яблочко», «пальцем в небо», или само «трижды три» - просто для рифмы? Скажем, «Легко проникнуть в душу изнутри», где «дважды два» не пляшет, только три». Если так, тогда прости меня дурака, Иван, - покаялся бы, - ведь я искал символику, гематрию и нумерологию! Но больше похоже, что это не чешет твоё духовное и литературное образование, как «лето не чешет близость сентября».
Стоит ли спорить с одним Иваном, когда тайны Пушкина уже массово ищут в цифрах и именах девиц, а не в идее произведений? Так что, по сути, я назвал Рашковскую, Бэра и Чконию, лишь потому что в журнале есть их имена и фотографии. И не моя вина, что «мужество, честность, искренность и незащищённость» я нашёл в том же журнале, но только у Генриха Шмеркина. Одно стихотворение, или два, - не разберёшь, но.
Посланница моя и Лорки, Рублёва - скромница Люси!
От стирки - руки вечно в хлорке, глаза в слезах - от Дебюсси,
В меня влюблённая жестоко, / И - точно так же, как и я, -
Обожествляющая Блока и равнодушная к Золя,
Котлеты жарящая с луком, / Собаку съевшая в борще,
Где ты, желанная подруга, / И существуешь ли «ваще»?!

В кресле захрапев притворно, / Замерев, как будто сплю,
Песне я - своей - на горло / Вдруг возьму и наступлю.
Под ногой она забьётся / И, ужалив как змея,
В небо ласточкой взовьётся - / Песня вольная моя.
Я за это не в ответе: / Раз не мог её прижать,
Пусть гуляет по планете - / Я не буду возражать…
И я не буду, потому что перед нами изысканный способ отыскать Л. Рублёву; не финтифлюшку и… никаких тебе духов и заклинаний. Мечта! С другой стороны, если Шмеркин женат, то это воззвание - мужество. И незащищённость понятна, если жена ревнива. Но ведь мы говорим и о том, что другие авторы демонстрирую лишь начальные гаммы заумного бытописания, без стеснения претендуя на поэтическое величия и звание «Целители душ»! Хотя, извини, найдёт ли Шмеркин Люси; почему расстались когда-то; как отнесётся к стихам жена; что будет, если Рублёва откликнется и нагрянет в гости, - всё это загадки и тайны нашего бытия. Тем не менее, в этом объёме задач поныне трудятся пушкинисты, процесс называя поиском духовного смысла произведений…

Водку я налил в стакан и спросил… / И стакан гранённый мне отвечал:
Сколько жил и сколько в жизни ты своей потерял, / Этого я никогда не узнал.
Сколько жил и сколько в жизни ты своей потерял, / Не задумывался я и не узнал.
В жизни я встречал друзей и врагов, / В жизни много всего перевидал;
Солнце тело мне жгло, ветер волосы трепал, / Но я жизни смысла так и не узнал.
И (невнятно) резал глаза, мои внутренности спирт обжигал,
Много в жизни я любил, много в жизни презирал, / Но я жизни всё равно не узнал.
Не искал я (невнятно) покой, видит Бог. / И не раз я дом родной покидал.
Выбирал я пред собой сто путей и сто дорог, / Но конкретной так и выбрать не смог.
Выйду я на перекрёсток дорог, / Я свободный воздух грудью вдохну;
Я смахну с лица рукой огорчения слезу, / Буду ждать свою счастливую весну.
Сектор газа. Песня «Лайф».
Вопрос: чем это не лирика; и чем хуже заумного? 1. Это знакомо и близко. 2. «Видит Бог» вспоминают, - мода сейчас на Бога. 3. Но ведь жизненность есть в конце этой песни, как лучик надежды! И поэтому потребитель, приславший кассету (Игорь Бевза, 20 лет, г. Одесса), к песне добавил: «Сделано с умом, а не псык-бум, - как без мозгов».
Я возвращаюсь к этому выводу, напоминая о природной потребности человека получить и выразить ощущение собственное. Не взирая на то, что напоёт редактор. Ведь ощущение состоит из личного опыта радостей, правд и неправд, которые живут в памяти, всплывая в нужное время вернейшими ассоциациями. И только так возникает душевное родство с автором. А если знакомых ассоциаций нет, - авторская идея недосягаема. Например, я сказал «напоёт редактор», и кто-то сочтёт это грубостью. А если вспомнился анекдот, то фраза сразу же облачается в многоцветие самого анекдота…
Встречаются двое. Один говорит: «На той неделе вживую слушал Карузо. И знаешь, фальшивит, ля - не вытягивает». Второй: «Как вживую?» Первый: «Да Моня напел».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Пушкина вспоминаем меньше других, потому что лучшее – на задворках. Вот и топчемся около, вверх или вниз как слепые котята в поиске молочных рек. Отсюда вопрос: тема закрыта? Ответ: да; но не исчерпана. Просто торговцы ширпотребом превратили создателя русской литературы в «невкусного автора», - не взирая, что этим унижен Божественный Дар. Правда, теперь гораздо легче в своё удовольствие восклицать: я свободный поэт! От всего! Пишу и пою для себя, люблю сам себя. А с умом или без, остаётся в непечатных пределах. Не потому ли, что эта «любовь» не имеет любимых? Нет, это глупая версия. У тех, кто любит себя, нет, и не может быть посторонних любимых; и деликатесы известны: кружева, колбаса и икра - себе. А Пушкин? «Полноте, - литераторы мне отвечают, - ну чё нам до него. Он же не кормит! Да и слава его – мастерство, на фоне ссылок и жизни в долгах, - кому ана нада». Да-да, именно так: «Кому ана нада». Поэтому, когда хочется песни, ныне мы получаем.
Я стою на краю, на обрыве над рекой. / Не могу пошевелить ни рукой, ни головой.
Защемило сердце мне, в голове замкнуло. / Мне осталось только петь то, что ветром в голову надуло. / Ту-лу-ла, ту-лу-ла, ту-ту-ту-лу-ла. В голове моей замкнуло ла-ла.
Ты ушёл от меня к рыжей женщине хромой. / Моя мама запретила возвращаться мне домой. / Моя левая нога с края соскользнула; / Мне осталось только петь то, что ветром в голову надуло.
Удивительно откровенно! И заметь, сегодня многие версификаторы стоят на краю или ходят по краю, будто застряли в загадочном блоке: «Идёт бычок, качается, вздыхает на ходу, - Ах, вот доска кончается, сейчас я упаду».
Вобщем и здесь парадокс: исторический и поэтический опыт как бы не существует, поэтому мы навсегда великие преобразователи и воспитатели чужих душ. И только поэтому всеобщее и академическое образование русских не первое столетие нисходит в «нах…», под грохот литавр редакторов, и «аплодисменты, переходящие в авации».

ГРАФОМАНЫ ВСЕХ СТРАН, ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ!
ИЗ ПИСЬМА В «ЛИТЕРАТУРНЫЙ РЕЙН»: Д. ЧКОНИИ
«Партнёр» №5, 2004.
«Посылаю Вам несколько стихотворений из лирического дневника, писавшегося на протяжении многих лет «в стол». Если покажутся достойными, публикуйте без портрета и биографии - ни то, ни другое не существенно. Как, впрочем, и имя. Я. Костров. Живу в Ганновере».
А дальше пишет Д. Чкония. «Такое вот письмо получили мы, предваряющее стихотворный цикл «Из лирического дневника». Удивительный человек, этот Я. Костров. Писал «в стол». Вынужденно, или не вписывался своими грустноватыми строчками с их прерывистым дыханием в официальную литературу? Какая разница - стихи-то хуже оттого, что писались в стол, не стали. Что он делал в котельной, где трудился оператором? Это было его рабочей профессией? Или система «пригласила» его туда, как и многих других интеллигентов, а ещё - в сторожа, дворники, диспетчеры?.. Вот и теперь - ни фотографии, ни подробностей биографии...
Иной торопится сообщить, сколько у него публикаций в фабричной многотиражке - читай: профессионал, бойтесь не оценить! Другой намекает на те самые нелады с советской властью - читай: поэт-диссидент! Жаль только, бывает, строчки не удались. Третий требует: получил звание «олимпийца» - публикуйте! Покажите мне Зевса и его Афродиту, удостоивших безграмотные стишки эдакого звания, хочется сказать в ответ. Где они, эти раздувшиеся царьки и божки от воинствующей графомании?
А Я. Кострову, пожалуй, и не нужны никакие подпорки к его лирическому дневнику. Потому что стихи его - всей своей стилистикой, каждым своим нервом передают ощущение времени, а с ними и чувство неподдельности, с которым эти несглаженные строчки вступают в пределы поэзии. А вдруг это мистификация? - спросит дотошный читатель. Может, и так. Но ничего не меняется: редакторская вечная надежда - распечатаешь конверт, а там не шаблонные пересказы житейской информации в рифму, а живая ткань стиха - на этот раз сбылась. Даниил Чкония».
И так всегда! Страницы заполнены намёками на официальную литературу и прерывистое дыхание, но конкретных выводов о соразмерности с кем и с чем – нет. Тем не менее, клише-обобщения «литература системная», советская, эмигрантская или пушкинская», - есть. Поэтому для меня важнее, что литературные институты и профессия «литератор» во времена Пушкина отсутствовали, хотя примеры, методические пособия и «вредный» опыт существовали, как предмет противостояния государственной идеологии. Т.е. всегда находятся Министры просвещения, цензоры, стукачи, придворные поэты, и те, кому нет места в официальной литературе. Вот мы и попробуем разобраться, за что можно попасть в немилость и под надзор полиции и религии!
Большую часть актуальных вопросов мы уже разобрали без помощи представителей официальной литературы, поэтому возвратимся к основным выводам.
1. Пушкин подчёркивал: «Критики у нас нет…». Но и сегодня сугубо официальный вкус определяет, удались ли «безграмотные стишки». Причём.
2. Система создаёт все учебники, тщательно корректируя прежние, но «Теорию Пушкина» не преподают. Значит не Божий Дар, но «системные» Зевсы и Афродиты дарят нам «олимпийца», хотя на другой вкус он безграмотен.
3. Совершенная система оценок остаётся тайной знания греков, иудеев и далее.
4. Графоман, графомания. Слова «Свет и космополит» уже существуют в двухцветной окраске оригинала и трансформации, но «графоман» незыблемо негативен. Хотя положительный полюс слова характеризует способность систематизировать нечто, организуя в графу как свод законов литературы. Тем не менее, «слава» о графоманах не выходит за рамки представления знакомой уже Л. Розин.
ГРАФОМАНАМ
Исход реакции предвидев, / Я все же не смогла молчать.
Но вас нельзя критиковать, / Чтобы при этом не обидеть.
О, пожалейте наши уши! / Неужто здесь мы собрались
До бесконечности вас слушать? Вас наказать нельзя и дис-
Квалифицировать нельзя (Поскольку нет квалификации).
Так что попробуем, друзья, / Однажды с вами разобраться.
Вы плодовитые чрезмерно / И в той же степени бездарны.
И потому совет вам верный: / Свои бы пухлые романы,
Вы, дорогие графоманы, / Свезли бы молча в день базарный,
Чтобы... продать на килограммы. (Но только где-то в третьем мире,
Где нет бумаги для сортиров.)
...Как грустно, что у дилетанта / Ещё к тому же нет таланта...
И при потребности писать / Отсутствует способность видеть.
Нет, вас нельзя критиковать, Чтобы при этом не обидеть...
ДОРОГА НА ПАРНАС
Все видавший, очень грустный ноне, / В стороне оторопел Пегас:
Графоманы на ослах и пони / Покорить направились Парнас.
Не взлетают: из бумаги крылья! / Пегасята еле тащат ноги –
Трудно в гору с ношей непосильной / (Графоманы пишут очень много).
Бродит стая псевдопегасят, / Высота пугает их и манит,
Но уж очень на Парнас хотят / Очарованные графоманы.
Как они упорны и смелы! / Их как будто даже не смущает,
Что везут их пони и ослы, / А Пегас все без узды гуляет.

Недавно по телевизору Игорь Губерман (Гарик) тоже обрушился на графоманов. И никто не берётся помочь графоману избавиться от упрёков! Но если верить М.М. Жванецкому, - «Мы живём в такое время, когда авангард искусства располагается сзади, а аккомпанемент выступает с сольными концертами», - тогда я имею полное право считать Розин, Чконию и других солистов аккомпанементом, а Губермана, соответственно тиражам, царём графоманов?! Тем более, исключая расплывчатую «стилистику», я утверждаю, что идея произведения содержит приметы жизненного и духовного образования автора; скажем, какое графство питает его. Т.е. если еврей-антисемит Губерман не обременён свежим знанием, то даже в Израиле его творчество закономерно проявит себя однобокой частушкой: «Евреи, евреи, кругом одни евреи!». А рядом Чкония (хоть в Германии) подпоёт на советский мотив, что и остаётся навсегда «глубинным смыслом» одной «конфетки» в разных обёртках. После чего, даже если произведения Пушкина равны не преподанным Тайным Учениям, - «дотошным читателям» не оценить мастерства; и не указать графоманам источник зрелой литературы!
5. Из сольного перезвона Д. Чкония возникают вопросы. Что такое «воинствующая графомания», и есть ли «мирная»? Как он понимает «мистификацию»? И по каким эталонам отличает мистификаторов, подделку, настоящее и Надстоящее?
Буквально вчера объявили: журналист НТВ Парфёнов уволен; не соответствует политике редакции. Что более иллюстрирует: любая редакция – политика и коммерция, а журналист и редактор – исполнители воли главы. И только с этих «высот» отметаются графоманы; и только так сохраняется имидж «литературных экспертов и врачевателей масс». Смешно? Впрочем, в этом «разливе» есть и новые ляпсусы…
Если стихи Я. Кострова «всей своей стилистикой и каждым нервом передают ощущение времени, а с ними и чувство неподдельности», значит предыдущие авторы, воспетые с не меньшим азартом, лишь стилистические подделки?! И может поэтому, глупым читателям не отличить «живую ткань», от того «поэтического мужества и способности переживать за всех»? Если поэтому, тогда точно как в анекдоте!
Вуйко Степана спросили в милиции, а не хранит ли оружие: пистолеты, патроны, ружья, гранаты и далее. На что вуйко (на языке западных украинцев – среднее между «дядькой» и «уважаемым») неизменно клянётся: «Побойтэся Бога! Откуда! Вот Хрыстом-богом клянусь, - нэма!» А когда следователь стукнул кулаком по столу: «Соседи сказали - пушку ховаешь!» - тогда Степан (со всей стилистикой и каждым нервом?) слёзно божится: «А вот гарматки (пушечки) таки точно нема!»
Исходя из подобного «таки точно», на мой взгляд дело выглядит так: ведущий рубрики - царёк от Зевсов и Афродит «Партнёра» - наделяет удобных авторов звонкими блоками, выдавая графоманскую бытовуху за мужественную ткань. Поэтому в ответ на его: а) «Покажите мне Зевса и его Афродиту!»; и б) Где они, эти раздувшиеся царьки и божки от воинствующей графомании?» - один дотошный читатель «Партнёр» мне подсказал: а) «Посмотрели бы на себя!»; б) «Сами устроились на тех же постах и фильтруют. Номенклатурные динозавры не вымирают!»
А читатель другой убеждает: «Выдавать желаемое за действительное, - это и есть мистификация – стремление скрыть подтекст!» И третий (обиженный графоман?), в ответ на тумаки Л. Розин и Д. Чконии, неожиданно прозревает: «Да это борьба за рабочее место; мышиная конкуренция! Дескать, я - профи, а ты дерьмо! Не на завод же идти…»
Ну и как тебе это переживание? «Псык-бум», не псык-бум» - это по ощущению; а «по науке» уважаемый читатель слышит о поэзии и поэтах лишь метафоры анонсёров, после чего не понимает, чем Пушкин отличен от Мандельштама, упомянутого в журнале много раз чаще. Не по моде ли?
6. С высот «воинственных профи», отстаивающих «личное мнение» как покой печатного органа, на головы читателей низвергаются грязевые потоки псевдо. Хотя Б. Пастернак уже написал: «Кому быть живым и хвалимым, / Кто должен быть мёртв и хулим, / Известно одним подхалимам / Влиятельным только одним».
Да и народ понимает прекрасно: когда речь идёт о коммерции, лучший товар тот, за который не надо платить. Поэтому возмущаются те, кто за литературный труд ждёт оплаты. Ведь шахтёр не платит за право добывать уголь?! И сам не бегает по котельным, чтобы его продать? Но - «мы живём в такое время», когда писателей обязали платить за публикацию. Т.е. это уже как закон: «Живой автор платит живыми деньгами». Поэтому лучший - платёжеспособный «профи», кормящий издательства. И только так появляется самиздат и самогипноз «пишу для себя».
7. С фотографией и биографией – та же история. Платишь - поместим хоть в полный рост! Хотя, безусловно, дело не в фото и биографии…
8. Кто знает бизнес и круг общения Чконии, понимает прекрасно: за «фабричной многотиражкой» и «диссидентами» стоит Ольга Бешенковская – конкурен. «Там», работала в малотиражке, была «сослана» в питерскую котельную, а в Германии издавала журнал. Мечтала ли о гонораре? Безусловно! Но - 2006 год: Мир праху её!
9. Товар, пугающий идеологов, вообще не идёт. Поэтому ближе к нашему обозрению то, что Пушкин был страшен не массам, но цензорам; ещё с тех пор как врезал по «широко-медным лбам» короткой фразой: «Критика наша - всё ещё несовершенна».
А если взглянуть на мнение А.П. Чехова: «Узкость, большие претензии, чрезмерное самолюбие и полное отсутствие литературной и общественной совести»; и Крылова И.А. «кукушка хвалит петуха…», тогда мигом раскроется «тайна» конфликта «автор, издатель, редактор», в центре которого плещется полуслепой читатель. Но ещё лучше – слепой; не знающий «кухни»; которому, правда, и предназначено обращение Пушкина: «…Не веселее ль вам читать игривой музы небылицы, чем пиндарических похвал высокопарные страницы. Иль усыпительный журнал, который ввек не зная цели, усердно так тяжёл и груб и равно кажды две недели быть хочет зол, и только глуп».
10. Из заключения письма Даниилу Чкония.
Самому Я. Кострову - претензий не предъявляю. Больше того, раз вами написано, что «редакторская вечная надежда - распечатаешь конверт, а там не шаблонные пересказы житейской информации в рифму, а живая ткань стиха - на этот раз сбылась», - то к моей версии жизненно необходимо приложить и стихи. С моим примечанием: «Всё-таки Я. Костров пересказал житейскую информацию». И только поэтому ваша «живая ткань» не вяжется с «грустноватыми строчками с их прерывистым дыханием», «с которым эти, - несглаженные строчки вступают в пределы поэзии». Иначе сказать, в кружевах вашего сольного выступления не понять, чего же здесь больше; живности или активности, прерывистой ткани, несглаженных строк (не сглазили, не сгладили, не сладили?) или того, что строки всего лишь вступают в пределы поэзии? Вобщем, раз уж ваша «мужественная» стилистика больше похожа на кряканье хромоножки-уточки, пусть нас рассудит дотошный читатель и сам Я. КОСТРОВ.
Господин Костров, извините; стихи скомпоную пошире; платим ведь постранично…

ИЗ ЛИРИЧЕСКОГО ДНЕВНИКА ДРУЗЬЯМ ШЕСТИДЕСЯТНИКАМ
Стол. Водка в стакане граненом. / Кухонный разговор, бормотня, бормотуха.
Протекает сквозь пальцы и не касается слуха. /Вечная память надеждам, за этим столом схороненным. / Вечная память разговорам на кухне, на тризне. / Вечная память тем, ушедшим, уехавшим, кого мы любили. / Вечная память нашей мачехе - нашей отчизне.
Вечная память нам, похороненным в этой братской могиле.
Но не будет беспамятным, нам, вечной памяти. Нет, не будет.
Нас не осудит время, просто остудит. / И одно лишь останется, да и это со временем канет: / Кухня в табачном дыму, водка в гранёном стакане.
***
Пью я пиво с друзьями у стойки. / По сто приняли и хорошо!
От своей социальной прослойки / Далеко я, родная, ушел.
Ах, не бойся ты стужи метельной, / Белых мух у ночных фонарей -
Я теперь оператор котельной, / Я хранитель тепла батарей.
Я поддам в них водички горячей, / Чтоб шипели, едри иху мать!
Что ж ты плачешь? Зачем же ты плачешь? / Видно, сальники нужно менять.
9 января 1980 (ночь дежурства)
***
«Рукописи не горят». Какая красивая фраза. / Как будто автор не видел горящей бумаги ни разу. / Как будто автор не слышал о той сгоревшей бумаге,
Которая пеплом осела на имперском рейхстаге.
И всё же они не горят. / Поскольку белому свету / Вообще неизвестно, есть они или нету. / Они рассыпаются в прах, / Не борются, не побеждают.
Зато костров не рождают. И не горят в кострах.
***
Человек не хотел родиться: / Бунтовал, бил ногами в живот.
Ну, а те - не в охотку, скорей, но традиции - / Пусть живет.
Там, внутри, было тепло и приятно - / Там и жил бы, хоть сто лет.
Но матери надоело - лицо в пятнах / И вытолкнула на свет.
Свет полоснул по глазам щепоткой соли, / Воздух ворвался в легкие, забил разинутый рот. / И он заорал, заорал от обиды и боли. / И до сих пор орёт.
***
Март. Сельцо развезло. / Утро похоже на вечер. / Вечер - на ночь.
Дочь на отца похожа. / Отец - на дочь. / Зло на добро похоже. / Добро - на зло.

В сумерках да в тумане что разберешь? / Дождь с клочковатого неба прикидывается снежком, / Похороны - свадьбой, всхлипыванье - смешком.
Ложь похожа на правду. / Правда - на ложь.

Ждать? А чего тут ждать? Видишь сам: развезло. / Тут если что - по горло: что вода, что беда. / Если ты из пловцов, берись за весло – / Может, и выберешься. Только куда?
1998
***
Вот и все. И ни слова больше. / Вот доедем до Бреста, доедем до Польши,
Я прикрою глаза и припомню войну... / А потом переедем и эту страну,
И доедем до самой последней границы, / И вглядимся: куда это нас занесло?
....................................................................
Мать когда-то сказала: «Тебе повезло - / Ты случайно родился. / А мог не родиться».
***
Дороги бывают только длинными - / Короткими они не выходят у Бога. / У дорог не бывает имени, / Хотя у каждого своя дорога. / У этого (таким довелось родиться) / Она все время возвращала обратно. / Возвратившись, он узнавал город, но не узнавал брата.
И тогда он уходил. / Чтобы опять возвратиться. / Когда он возвращался, все было совсем иначе: / Кто-то плачет, кто-то глаза прячет, / Кто-то успел умереть, а кто-то родился. / Но не было ни одной души, / Которая обрадовалась бы, что он воротился.
***
А все-таки было когда-то: / Была у собаки хата. Собака скулила и выла. / И всё же, что было, то было. / Теперь-то быльем поросло: / И хата, и двор, и село. / Вокруг ни кола, ни двора - / На ноле стареет собака... / Увы, вспоминая однако, / Что было: была конура.
***
И в каждом из нас наши старые страхи / Гнездятся, как вши в отворотах рубахи.
Потом расползаются дрожью по телу. / А может, а может? (Не в этом ли дело).
Они превратятся во что-то другое: / Ну вот, в неспособность двинуть рукою,
В какую-то интонацию голоса, / В слипающиеся и в перхоти волосы,
В молчание, в потные руки при встрече, / А может, совсем в недержание речи,
В смешок, в остановку руки при замахе... / Во что превращаются старые страхи?
Не знаю. Не знаю, не знаю, не знаю! Но старые страхи не исчезают.
«Партнёр» 5(80) 2004.
Конец писем «Партнёру» Д. Чкония.

К стихам Я. Кострова вспомнил слова (обсуждаются далее) М.Ю. Лермонтова: «Есть речи, значение тёмно иль ничтожно, но им без волнения внимать невозможно». Проще сказать, любое бытописание имеет свои вершины; но когда «старые страхи не исчезают», - по определению это не лирика и не поэзия. Что не исключает волнения и сопереживания, потому что всё близко и зримо как хроника безысходности.

О ПРОРОКАХ, ПРАВЕДНЫХ И НАРОДНОСТИ
Было сказано: «в шести из пяти случаев» слова пророк, душа, праведный и народность, литераторы применяют различно. А я предлагаю всё-таки разобраться, чтобы хоть между нами не было разночтений. Тем более что не пушкинисты и не академики, принявшие участие в переписке, без особого напряжения разобрались. Методика предельно проста!
1. Обычно пророков «изучают» лишь для развлечения, как предсказателей. Если сбылось, война например, все будто рады: «Молодец пророк!». Поэтому в стихотворениях Пушкина я предложил поискать предсказания.
2. Из заключений, оставленных Пушкиным, раскрылись объёмы, обширнее частностей Нострадама. И даже возникла мысль, что Нострадам выделен специально, чтобы настоящих пророков не воспринимали всерьёз, - в пользу культовых.
3. Далее, я предложил заглянуть в словари, потому что пророками идеологи революции назвали политиков и вождей (СЭС). Таким образом утвердили Христа и Ленина; Пушкина ограничили прозвищем «Пророк революции», а Пифагор, Эвклид, Платон и Нострадамус сошли в перечень математиков и развлекателей. Дескать их «предсказания» не изменили хода истории. Но!
4. Мы, извини, пошли скучным путём. Стали искать перевод слова с иврита и сразу раскрыли историко-идеологический ляпсус. Т.е. Пророк - не вождь и не предсказатель, в узком смысле слова, но «Человек, слышащий Бога». И естественно, этот Слышащий, как осознающий Причину и Цель Творения, способен ответить на прямые вопросы: Для чего мы живём? – с точки зрения Сотворившего. Можем ли жить иначе, и что от нас хочет Творец, окуная в купели огня, вод и медных труб?
5. Оказалось, такие вопросы в массах не возникают, потому что идеология зомбировала пророков, ограничив их правом творить чудеса, ворожить и предсказывать: кто и когда, под каким флагом как соусом пойдёт убивать соседей и братьев; и когда это делать успешнее, с астрологической точки зрения. И здесь же возникла мода на эстрасенсов и собеседников духов. С другой стороны, из уст «духовных» наставников мы получаем искажённое слово; и это доказывает, что «коррекция и редактура» слов - не ошибка или же разночтение, но идеологическая диверсия как лже назидание, существующее с времён принудительного крещения Руси. Причём сам день объявлен Праздничным, а не скорбным. По примеру европейских собратьев Россия отреклась от многонационального Единобожия и под видом «священной» миссии перекрестить или же уничтожить «неверных и недостойных жить», включилась в процесс насилия и грабежа. Ну так в чём же изобличают ислам, экстремистов и террористов? - будто мигом забыли «дни окаянные эти», когда русские уничтожали не русских, и наоборот. Естественно, с применением опыта партизано-террористических действий; рядом с которыми опыт Дениса Давыдова (Теория ведения партизанской войны) - максимум - детский лепет…
Святость и праведность. От имени Христа Новый Завет напоминает: человека нельзя называть святым - чистым и постоянным; тленное состоит из потребностей, значит зависимо и изменчиво. И даже когда человек признал Бога, то, прославляя Дар Жизни как средство просветления, а не наказания за грех, он лишь сообщает о ступени познания. Таким образом, всякое богопознание есть частный пример, не исключающий разносторонний жизненный опыт. С другой стороны, культовые святые укрепляют авторитет культа, более опровергая Благую весть, что создана полнота.
Отличие Праведных мира сего - стремление сохранить жизнь человека. (В том мире им нечего делать). Следовательно, автор любого произведения, провозглашающий жизнь человека ценнейшим Даром, - праведник.
Народность. 1. Народное произведение содержит идеи Единобожия, изложенные языком неизменных символов и аллегорий любых времён и народов. 2. В Библии упомянут некий остаток: «Вы народ Мой». И нет примечаний о цвете кожи, нации или религии; этот народ исключителен тем, что поступает по Слову Бога и Совести. С другой стороны, есть понятие «наши»; те, кто поступает по совести стаи, института и партии.

Дополнение от декабря 2004. Недавно по телевизору слушал откровение участника и руководителя борьбы с украинскими националистами в Западной Украине. Он сообщил, что газом, которым в театре «Норд-Ост» уничтожили террористов, ещё в те времена они успешно травили «лесных братьев» в их подземных жилищах (схронах).
А чуть позже была передача и резюме к этой войне;. Украинцев (было сказано о конкретном районе) - 30 тысяч погибло. Русских: 50. Мирного населения: 60 тысяч.
Такова «доблестная» статистика интернационализма СССР и «Теории побеждать» не по Суворову; у него «Не числом, а умением». Но!
Я вдруг замечаю, что «мирное население» не делят на немцев, поляков, литовцев или евреев, живших издавно в Западной Украине, Руси и России. Правда, читал, что «ничьей победы не предусмотрено». Но жаль, не сказано, кем. И не учтены поместья, чины, ордена и медали, которые получают доблестные враждующие, исключая мирное население – золотую середину и вечного козла отпущения. Ну и, разве ради такого исключения не стоит найти в себе мужество заметить последствия политической и религиозной лжи? Ведь русские, латыши, украинцы и т.д. неоднократно «братались» под хоругвями христианства или под флагом Отчизны и Родины-мамы, но о дани (на языке современном: кто над кем «крыша») и невинных погибших идеологи обычно не говорят. Хотя, не взирая на этот пресс, рождались литераторы, музыканты или художники, возвысившие таланты «для возрожденья правды на земле», против лжи искусственно созданных братств. И так же известны те, кто разделял идеи представителей возрождения.
Провозвестников этой мечты и веры народ назвал «Праведными»; но теперь это слово настроено на иной лад и нужды, не взирая на закон сохранения имён собственных. Т.е. ныне праведный тот, кто наливает хаму-соседу, регулярно платит церковную подать, не колотит (при людях) жену и не пропивает дом, дачу, автомобиль и домашнюю утварь. Поэтому Пушкина в списках праведных нет. Тем не менее, праведность и народность всегда были связаны с понятием сострадание, которое не нуждается в ярлыках «русское» или же «христианское». С другой стороны, спасать иноземных и иноверных приходится обязательно от «христианского» гнева; что так же коснулось и Пушкина-иноверца. Исключая, естественно, коммунистический период «дружбы народов», славный русским нацизмом, легко переродившимся в украинский, как только к власти пришёл Н.С. Хрущёв. Следовательно, устранение причин возникновения чванства, лжи и вражды не может быть менее значимым, чем единичная «святость» и праведность. Поэтому праведность и народность идей Пророка Пушкина следует изучить и оценить в полном объёме, соответственно действию на народ и в народе; ведь влияние на мышление - это и есть основная функция литературы.
Отсюда вопросы нашего обозрения. 1. Мог ли не знать фразу «Вы народ мой», поэт (признан народным), всё оставивший нам? 2. Предупреждал ли в своём наследии о бедах грядущих? 3. Хотел ли служением творческим предотвратить известное: горе? 4. Предлагал ли рецепты предотвращения бед, как историк или политик?
Если знал, хотел, предупреждал и предлагал (что не пушкинисты раскрыли в стихотворениях без особенного труда), тогда почему же народам Великим, как называют себя, это не преподают? Ни для возрожденья правды и совести на земле; ни для воспитания не контрактного патриотизма, но истинного, гордого тем, что величайший Праведник и Поэт рождён в интернациональном государстве, идейно сильном и стойком.
Ответ, почему «не преподают», как в нарушение всякой логики, - нам не узнать в текущей по водам литературе. Там «умные в гору не ходят» и нам не советуют, распевая об интеграции - приспособлении. Правда, - к чему? - тоже не говорят.

ЗДЕСЬ БЫЛ…
Из наскального зодчества
Мы уже говорили о потребности и способности человека провозгласить своё мнение. Значит, даже пещерное и погребальное творчество древних могло бы расширить наше познание, если бы идейное содержание произведений более интересовало исследователей, чем стремление упростить нас до норм идеологического вандализма. Впрочем, чтобы не мучить тебя сложными словесами, намекну зримым примером.
Эту фотографию сделал мой сын почти на самой верхушке Кёльнского Собора. Привлекла надпись (в нижнем правом углу) «ЗДЕСЬ БЫЛ КОЛЯ ПИДАР». Но мы сначала заметили, что возле решётки толпятся люди, и подумали, что кто-то упал с высоты! Потом смотрим, все улыбаются.
Особенно восторгались подростки: немцы-переселенцы из «СССР». Их привезли на экскурсию, дабы возвысить на шпиль второй Альма Матер, а тут – на тебе. Поэтому, на том же непечатном громкоголосии (этим отличаются повсеместно) они восторженно обсуждали «скрижаль». Т.е. надпись метрах в пяти от карниза, а до земли…
Естественно, иноземцы подумали, что надпись здесь с древних времён; но когда догадались, что это современное русское зодчество, захотели понять, что же провозглашено, ради чего стоило рисковать жизнью. Ну и, естественно, наши юнцы начали жестами, позами или в лицах (как лучше сказать?) объяснять суть провозглашения, проявляя завидную осведомлённость в предмете. А иностранцы (японцы или китайцы), с трудом скрывая недоумение, или надеясь позже получить перевод более точный, надпись срочно фотографировали. Так и мы запечатлели «праздник землячества», дабы прибавить к теме, потому что любые вопросы о творчестве так же делимы на категории.
1. Развлекательные вопросы. Как забрался туда человек, написавший ЭТО? Ведь весь проход затянут металлической сеткой, а потом ещё и решётка стоит! Или среди реставраторов Кёльнского Собора оказался «наш человек», воспаривший на шпиль, дабы провозгласить свою сексуальную ориентацию; или, или, или?
2. Подтекст и намёки. Может быть риск оправдан тем, что автор хотел подчеркнуть обвинения церковников в педофилии? Ведь 2000 лет правления христианства святости «пастырям и их овцам» вроде как не прибавило, поэтому общественность вновь и вновь обсуждает «деяния» настоятелей детских приютов, и право освящения в церкви супружеских отношений однополых пар.
3. Нечего провозгласить, но как-то хочется отличиться. И тогда, чуть перефразируя Г. Шмеркина, - Я за это не в ответе. Пусть гуляет по планете песня вольная моя. Особенно когда высоты измеряются только метрами, и не каждый автор мучим вопросом, что хотел передать будущим поколениям.
ПРОДОЛЖЕНИЕ "ОБЩЕЙ ТЕТРАДИ" СБОРНИКА "ВЕЛИКИЕ ТАЙНЫ ПУШКИНА", С ИЛЛЮСТРАЦИЯМИ РАСПОЛОЖЕННЫМИ ПО МЕСТАМ ОБЪЯСНЕНИЙ, РЕКОМЕНДУЮ ЧИТАТЬ В "АВТОРСКИХ СТРАНИЦАХ" НА САЙТЕ WWW.JLIFE.RU
ДАЛЕЕ СЛЕДУЕТ ПОДБОР ЭССЕ И РАССКАЗОВ "ИЗ ПЕРВОЙ ТЕТРАДИ СБОРНИКА".


Вложения:
KolnSobor1.jpg
KolnSobor1.jpg [ 40.05 КБ | Просмотров: 6264 ]
Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ЭЗОТЕРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. "ИЗ ПЕРВОЙ ТЕТРАДИ СБОРНИКА"
СообщениеДобавлено: Ср авг 06, 2008 1:18 am 
активный участник

Зарегистрирован: Чт июн 19, 2008 11:53 pm
Сообщения: 59
ИЗ ПЕРВОЙ ТЕТРАДИ СБОРНИКА В.Т.П.
1.
ВМЕСТО ПРЕДИ, И ПОСЛЕСЛОВИЯ
«Лучший пророк будущего – прошлое». Байрон


«...Исполните моё последнее желанье:
Оплачьте, милые, мой жребий в тишине;
Страшитесь возбудить слезами подозренье;
В наш век, вы знаете, и слёзы преступленье:
О брате сожалеть не смеет нынче брат.
Ещё одна мольба: вы слушали стократ
Стихи, летучих дум небрежные созданья,
Разнообразные, заветные преданья
Всей младости моей. Надежды, и мечты,
И слёзы, и любовь, друзья, сии листы
Всю жизнь мою хранят. У Авеля и Фанни,
Молю, найдите их; невинной музы дани
Сберите. Строгий свет, надменная молва
Не будут ведать их. Увы, моя глава
Безвременно падёт: мой недозрелый гений
Для славы не свершил возвышенных творений;
Я скоро весь умру. Но, тень мою любя,
Храните рукопись, о други, для себя!
Когда гроза пройдёт, толпою суеверной
Сбирайтесь иногда читать мой свиток верный,
И, долго слушая, скажите: это он;
Вот речь его. А я, забыв могильный сон,
Взойду невидимо и сяду между вами,
И сам заслушаюсь, и вашими слезами
Упьюсь... и, может быть, утешен буду я
Любовью; может быть, и Узница моя,
Уныла и бледна, стихам любви внимая...»
А.С. Пушкин. Отрывок из поэмы «Андрей Шенье».

Благодарность за внимание к моему исследованию уже внесена в сборник «Великие Тайны Пушкина», поэтому без предисловий возвращаюсь к той части материала «Из Первой Тетради», которая удалена из «Общей Тетради» по разным причинам.

… Дело в том, что в изложении возникают препятствия:
I. Огромная пропасть между Пушкиным настоящим, и бытующей информацией об этом Человеке и его деятельности.
2. Суть самой Тайны, постижение которой механически, в виде законов правописания и современных теорий драматургии, практически невозможно. Ведь материал оказался, без преувеличений, безграничным и полностью противоположным нашим традиционным представлениям о литературе как функции, и месте Пушкина в ней. Поэтому изыскания русско-советских литературоведов и критиков – ныне трудно представить хоть каплей из безбрежного океана наследия Человека, которого называем «великим русским», не предлагая достойного определения его величия.
3. Меры и способов измерения величия литератора европейская литература попросту не имеет. И причина настолько проста, что к ней стоит вернуться отдельно. Ну а пока, в общих чертах моё впечатление, что питающая среда А.С. Пушкина – сама Безконечность; а академические попытки оценить этот Дар, равны выводам зародыша капризного дитяти, упрямо не желающего увидеть в Свете Радость Вселенского Бытия.
Конечно, было бы гораздо проще прочесть о том, что пытаюсь сейчас нащупать (превозмогая косноязычие моего социального и социалистического образования), в каком-то письме поэта; но первым хранителем Тайны был сам А.С. Пушкин!
Во-первых, осознавший горький опыт первопроходцев, чьи попытки разрушить границы традиционного мышления заканчивались мучительной смертью или же каторгой.
Во-вторых, предвидевший все последствия насильственного опережения времени. Т.е. мир полон убедительных сведений, что постижение невозможно, пока общество или же индивидуум не достигнет «возраста» осознания собственного предназначения, и права самостоятельно избирать путь постижения Высшего разума.
С одной стороны, нам известна строка поэта «И тайный долг умею чтить», с другой стороны, нам преподали, что Пушкин подвергался гонениям, и критики – «общественное» мнение – достаточно общёлкали его зубами, ядом и жёлчью обрызгали. Но то ли ещё могло быть, если бы открылось народу всё, что зашифровано в произведениях Пушкина! - ведь дар Пушкина значительно превышал знания тех, кого издавна называют Адептами, Посвящёнными и т.д. Избранными. Тем не менее, коснись любого вопроса, связанного с открытиями, и сразу вместо ответа возникает ехидненькая ухмылочка: «А кому нужны эти тайны? На хлеб их, что ли, намазывать, или в ломбард заложить?»
Проще сказать, мерами материального мира открытие не оценить, и не ответить на эти вопросы незрелому разуму, которому тема вообще не интересна. Тем более, краткое изложение сути будет болтаться на языке современника, как флажок «Миру мир» в детской ручонке. Скажем: «Пушкин - пример проявления дара познания Мироздания, Законов Вселенского Управления и Принципа распределения талантов; дабы поколениям разъяснять Причину Творения и Цель возникновения Естества». Ну и? Видите, сколько больших букв настучал! И тут же: бабах! Первое разочарование: «Ааа, это снова о космосе, или боге? Уже надоело! И какая нам разница, Пушкин писал или какой-нибудь Гаубицын? Вот Гагарин в космос летал и никакого бога не видел!!!»
Эх, тут бы волшебную палочку предъявить, пару чудес показать, по примеру попов и целителей, или шкатулку с подписью Пушкина отыскать, из которой выскочит чёртик, знакомый из «попа и Балды», и надиктует стихи о весёленьком, близком… похмельном. И тогда сразу ты в центре внимания: девушки, журналисты, «тиви», и все без претензий!

Буквально недавно делился с другом (прошу не рассматривать немецкий смысл слова «друг» как – любовник) прелестью ощущения водопада пушкинских тайн, освеживших моё отношение к поэзии в частности. А он - зевает. Правда, прикрывая ладошкой рот, стараясь зевоту выдать за глубокий вздох внимательного слушателя. И да, я мог бы сказать: «Смотрите, литературный рынок в этом «товаре» уже не нуждается!» Но ведь и в пушкинские времена потребность была не у каждого? Возьмём, например, один из «Рассказов о Пушкине». У кого-то в доме он читал новое произведение, и вдруг дама, стоявшая возле окна, сообщила: «Император проехал!» Пушкин замолк; но, пересилил себя и продолжил читать. А через пару минут: «Опять император проехал!» В рассказе написано: Пушкин порвал свою рукопись и выбежал из «собрания». Значит, вполне понятно, что не случайно рождаются такие стихи:
О, люди! Жалкий род, достойный слёз и смеха,
Жрецы минутного, поклонники успеха!
Как часто мимо вас проходит человек,
Над кем ругается слепой и буйный век,
Но чей высокий лик в грядущем поколенье
Поэта приведёт в восторг и умиленье!

Выслушав эти строки, мой друг, отрицая любые связи с «жалким родом», сказал, что и сам он – поэт. Но весь «этот цех» он презирает, потому что в современной литературе – «сейчас все ворюги». Его мама всю жизнь пишет стихи. Но не лезет в издательства, а по старушечьей прихоти шлёт свои посвящения друзьям и подругам во все «Тмутаракани» бывшего СССР. И вот кто-то напечатал её стихи в газете. А потом другая подружка прислала старушке другую газету - с тем же стишком, но под другой фамилией. Плагиат!? - возмущается друг. Только пару слов подменил новый автор!
Оказалось, что «автор» - наш общий знакомый! Живёт он в Германии, а в Молдавии выпускает газету. Вроде «Молдавского Колокола». Прям тебе – Герцен! Только процесс упростил. Здесь собирает всевозможную прессу и отсылает в Молдавию под своим именем. Так и бабушкин стих там оказался. Вы не верите? И я не поверил. Но совершенно случайно припомнил, что в русской прессе моя жена видела это же имя и под… «советами гинеколога». А книги, из которых «возникли» советы, как назло, взяты у нас. Вместе с литературой по траво, и мёдолечению, чем увлекается родной брат автора. Так что, обиды друга оказались вполне достоверными. И если вам нужен совет гинеколога, я… могу дать телефон «специалиста»; только напомните ему, что книги принято возвращать. Хорошо?
Вобщем, другу я предложил пойти к «издателю» разобраться. Но у них уже был разговор. «Автор» ответил, что так он снабжает отсталую Молдавию «духовной пищей» европейских масштабов. Да и «сегодня все так работают»!

В заключение разговора, возвращаясь к заявлению друга, что он поэт, я попросил его дать что-то его любимое, обещая стихотворение поместить в сборник. И вот:
Стена и я, труба и ты./ Зачем же ты сломал кусты, мужик.
Ведь за кустом ребёнок спит!..
Корове сделали седло, / Гвоздями Таз к грудям прибили;
Пусть будет в мире всем светло! / Пусть всюду... продаются гири!

P.S. Всё это сейчас вам рассказываю, потому что разговор о Пушкине и его окружении касается не только созидателей, но и тех, кто без стеснения называет себя поэтами и просветителями. Что абсолютно не трудно, ведь мы не научены отличать стихотворство и рифмоплётство от высокой поэзии, будто, и не существовало совершенно конкретных различий. Об этом, собственно, речь. И так как первый шаг мы уже сделали, когда взялись за разработку этой нелёгкой темы, я надеюсь, что и вы не откажетесь от участия в деле. Т.е. подскажете именно то, с чего лучше начать разговор о рангах поэтов. Тем более (дописано в 2002г.), раз уж мы говорим об идеях живущих в поэзии, заметьте, большая часть предполагаемого мной обзора содержится в далеко не поверхностной песенке Витаса. Я её здесь напишу и подчеркну, что касается нашего разговора.

Все смеются и воздушные шарики / Надувают весёлые карлики,
И фейерверков петарды взрываются – / Цирк приехал, и все улыбаются!
В этом цирке все мы зрители, / Все мы звери и укротители,
И нам здесь всё до боли знакомо, / В этом цирке мы словно дома.
Здесь всё просто и очень загадочно, / И смеётся клоун припадочно;
От того, что упал гимнаст, / А ведь он хотел сделать сальто для нас!
Все мы здесь собрались не случайно, / И уже никакая не тайна,
Что в этом цирке все мы клоуны, / А у гимнаста ноги сломаны!..
В этом цирке все мы выросли / И одну лишь мысль мы вынесли,
Каждый думает об одном: / «Как в этом цирке не стать слоном.»
Но зато все хотят стать магами. / И кричат и машут флагами
А ведь они обычные зрители - / Станционные смотрители.
Акробаты и шпагоглотатели, / Эквилибристы и змей заклинатели,
Канатоходцы и силачи, / Лилипуты и трюкачи.
В этом цирке всё относительно / И смеёмся невыразительно,
Потому, что все озабочены, / Чтобы не остаться у обочины...

Постарайтесь внимательно отнестись к словам и не пропустить, что «Станционный смотритель» Пушкина здесь возникает в качестве обобщения, образа, символа. Поэтому не «между прочим» я рекомендую внимательно отнестись к стихам Пушкина или песням Витаса. Ведь большую часть разъяснений мы получаем в жизни, как в некой среде обитания.
Кроме того, подобная идея, – Весь мир – театр, люди в нём актёры и каждый играет отведенную ему роль, - высказана Вильямом Шекспиром. И он же в «Ромео и Джульетте» в уста героини вкладывает слова: «Что значит роза? Роза пахнет розой. Хоть розой назови её, хоть нет». Так ли просты эти слова, или они непосредственно связаны с идеями Тайных учений? – это основные вопросы всего исследования. Тем более, многие повторяют обещание Ветхозаветное: «Дам вам пророка из среды вашей». Таким образом, нам остаётся всего лишь расширить или же сократить границы мудрости этого обещания, дабы увидеть и на вашу среду, как мышление личное и ощущения, возникающие, словно извне: будь это стихи или же песни. А дальше, если мы сможем заново осознать значение слова «пророк», уже без сомнений допустим, что и на русской эстраде могут являться провозвестники высших Идей.
Впрочем, простите, я забегаю вперёд. Пока у вас не возникло вопросов – нет смысла углубляться в подробности таинства. И лучше, я думаю, рассмотреть происшедшее в некой взаимосвязи событий..

2.
КАК ЭТО ВСЁ СЛУЧИЛОСЬ?..

Песня была такая: «Три года ты мне снилась, а встретилась вчера»
...В начале всё казалось просто случайностью.
Вроде совершенно случайно я родился 2 декабря 1948 года. К счастью, в Одессе. Так же случайно рос, образовывался на «тройки» и вырос. Дважды чуть не попал в тюрьму, но и здесь случай помог: чудом избежал заключения.
Когда-то дал себе слово больше никогда не садиться за парту, но (совершенно случайно!) окончил техникум, институт, институт. Бросил работу в такси и оказался в кино; искал развлечений в каскадёрской работе. Хотел переехать в Москву, но оказался в Германии.
Сюда я приехал с сыном; на «Опеле»-1939 года для участия в марафоне старинных автомобилей и съёмок документального фильма про этот же марафон. Сразу же после соревнований, как-то случайно, мы врулили на нашем «старикане», доживающем последние километры автомобильной жизни, в лагерь беженцев.
Вскоре нас почему-то направили в Оберхаузен, - город ежегодных кинофестивалей. Далее, случайно пригласили на фестиваль «погостить»...
А в 1994 году, на очередном кинофестивале, я встретил Татьяну Васильевну Куштевскую, прежде преподававшую нам во Всесоюзном Государственном Институте Кинематографии (г. Москва) «документальное кино». Оказалось, что и Куштевская уже проживает в Германии; она создала несколько киноклубов, где «русские» смотрят кино на родном языке. А Куштевская им рассказывает о фильме, актёрах и режиссёрах.
Татьяна Васильевна немало подбодрила меня, а потом попросила подменять её в клубах. Таким образом, одна из подмен совершенно случайно пришлась на вечер, посвящённый 200-летию А.С. Пушкина...
Должен сказать, что после выступления Куштевской даже слабенькое кино зрителю кажется безупречным. Вот и мне не хотелось позориться, хотя сам фильм «под Пушкина» мне не нравился. Да и, что я могу рассказать о Пушкине?! Из школьной программы и книг любителей освещать интриги, сплетни или пикантные «мелочи» личной жизни великих - всем давно всё известно! И оставалось лишь повторять, как попугаю, либо переключиться на интимные тайны киноактёров, режиссёров и каскадёров, ведь, как-никак, я больше 25 лет «кувыркался» в кино. Правда, в этом случае Пушкин оставался «за кадром», поэтому такой вариант выступления мне не нравился.
Я говорил, что эмиграция моя была непредвиденной, поэтому в доме, в Германии, ни Пушкина, ни о Пушкине - ни единой книжонки. Зато работа позволяет беспрепятственно размышлять. Правда, в памяти Пушкина тоже не оказалось, поэтому двухнедельный террор извилин будто выписал приговор: «Все мы учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь». А позже добавилось: «У лукоморья дуб зелёный...» И всё.
Я даже злился, ругая себя за то, что в школе на уроках пушкинской литературы так часто спрашивал «а что значит пиит; почему кот учёный; где Лукоморье», - что обычно меня выгоняли из класса. Ну и что теперь делать?
Но тут, вероятно, случай решил надо мной подшутить.
Я ехал в Голландию из Германии, когда на границе солнце проклюнулось из-за туч и вдруг стало жарко, совсем как в Одессе! И вспомнилось, почему-то, детство. Когда мне было... не больше четырёх лет. Кажется, был майский праздник.
Обычно по праздникам родители нас делили: если папа брал с собой брата, - я гулял с мамой. Как и в этот - тот раз; когда оказались на Приморском бульваре, со стороны пушки с фрегата «Тигр» (трофей русско-турецкой войны) и памятника Пушкину, о котором, естественно, я тогда ничего не знал (фотография памятника на обложке сборника В.Т.П.).
Неподалёку от пушки, ближе к тени деревьев, играл духовой оркестр. Солнце светило по-праздничному, и музыканты, одетые в форму суворовских солдат, наяривая «На Сопках Манчжурии», рассыпали блестящими трубами солнечные зайчики.
Тогда очень многие танцевали: женщины в белых летних платьях, моряки в белых форменках (с этаким форсом они держали зубами ленточки своих бескозырок).
Мама, чуть в стороне, учила меня танцевать, но я не считал это занятие важным. Проще, - стеснялся. Тем более что среди танцующих появилась «молдаванская шантрапа» (так называли их окружающие), мальчишки, не старше лет десяти.
Мальчишки дурачились и, кривляясь, мешали танцующим парам. Вот и треснул какой-то матросик одному пацану по шее; а потом и другому досталось. А когда их прогнали из круга танцующих, - пацаны взбежали по лестничкам памятника, забрались в чаши с водой и начали брызгаться.
В первую очередь, они облили самого младшего - конопатого; он расплакался, отбежал подальше и остановился на солнышке. Я видел, что он дрожал; а потом, когда о нём будто забыли, удивительно пристально начал рассматривал памятник: бюст Пушкина на верху постамента. Может, и он видел памятник в первый раз? Не знаю. Помню, что взрослые начали возмущаться: «Как же можно! На памятник Пушкину! Шпана! Быдло! Хулиганьё!» И опять какой-то матросик ринулся к пацанам, размахивая ремнём. А потом и другие забегали, завертелись вокруг.
Конопатый стоял на отшибе, щурясь от солнца и прикрывая ладонью глаза. Он и не видел, что прибежал пьяный дворник с метлой. А тот, без разбору схватил пацана и давай драть его за уши и катать метлой по каменным плитам.
Одни морячки вступились за пацана, другие стали на сторону дворника, и... началась сумасшедшая драка. Мальчишка вскочил и пробовал убежать. Но он сразу опять упал; аж задыхаясь от плача. Был он весь в пыльной крови, и женщины в белых платьях как-то выхватили его из драки и потащили обратно к памятнику. А мама меня потащила подальше. От греха, - так сказала она.
Милиция прискакала на лошадях! Свистки! Мат! Матросики машут ремнями! То ещё зрелище. Плюс, мне показалось, что дворник мальчишку убил, и я заревел. А реветь я умел; все проблемы рёвом решал. И тут: покажи пацана живого и всё...
Когда бойня утихла, мама меня повела обратно. Какие-то женщины подтвердили, что пацан не убит. Из чаш памятника отмыли его от крови и грязи, он отплакался, отдышался и убежал с шантрапой. Тогда я успокоился и спросил: «Что за памятник, из-за которого драка? Почему не на кладбище?» Я боялся покойников, и терпеть не мог кладбища...
Так, впервые, мама мне рассказала, кто такой Пушкин и почему в чашах памятника не разрешают купаться. Как тогда я отнёсся к рассказу? - не помню. Вдруг захотелось спать, и мама повела меня к ближайшей скамье под огромным деревом возле памятника.

Я опишу этот памятник, - больше нигде вы подобного не увидите. Хотя, прежде скажу: «Он единственный в своём роде; уже потому, что состоит из главнейших символов, которые не только полностью отражены в творчестве Пушкина, но и являются тайными знаками всемирной литературы многих… ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ.
На постаменте метров 5-и высотой - бюст Александра Сергеевича.
Под бюстом на лицевой стороне - венок, на лентах которого даты пребывания Пушкина в Одессе. Ниже - надпись: Пушкину. Граждане Одессы.
По четырём углам постамента - будто сверху скользят огромные рыбы, из ртов которых струилась вода. Тогда струилась.
Струи падали в чаши, диаметром больше метра.
Четыре чаши расположены по углам квадратного мраморного ограждения как бассейна, на дно которого вода попадает, до краёв переполнив чаши.
Камни ограждения шириной примерно в метр; по ним можно ходить, прежде поднявшись по трём ступеням.

Я отчётливо помню, - мама рассказывала о тайне символов: что значит лира, перо и венок; что означают рыбы; что значат чаши; сама вода, да и квадрат, из центра которого как бы вырастает сам постамент.
По возвращению домой, мы с братом, конечно же, делились впечатлениями, с кем лучше гулять. Я сказал, с мамой. И, упомянув драку, начал щеголять познанием символов.
Неожиданно папа почему-то одёрнул меня; и, строго взглянув на маму, даже постучал себя по лбу ладонью, что было знаком его величайшего раздражения: «Что ты болтаешь своим языком?! Не понимаешь, в какое время живём!» А мне он сказал: «Забудь! Всё это скульптор-дурак понапридумал. Рыбы, потому что Одесса у моря; чаши, что бы голуби и воробьи могли воду попить, или люди платок смочить... для свежести. А венок с лентами - принято так покойникам делать».
Конечно, я вскоре об этом забыл. В школе об этом не говорили, и в институтах та же история. Да и книг таких, в связи с Пушкиным, не читал.
Хочу подчеркнуть: мама - 1914 года рождения, работала медсестрой. Семь классов образования. Но сначала она училась в еврейской школе, где преподавал дореволюционный раввин. Папа - 1910 года рождения, четыре класса образования в церковно-приходской школе. Но они же знали какую-то тайну! И знали, что лучше про эту тайну - молчать...

Вот так, на 52 году своей жизни, всё случайно припомнилось. Так явно, будто сплю на руках у мамы и вижу рассказ её наяву. А чаши, венки, лира и рыбы кружат вокруг меня под прекрасную музыку, будто всплывая из сказок, в каждой в отдельности представляясь во всей красе своей и полноте. И некто будто «Азбуку Морзе» начал стучать в моей голове: «Тайна, тайна! В произведениях Пушкина надо искать именно то, о чём нельзя говорить открыто». А как же отыскать? Где? Всё же не дома на балкончике размышляю, не в библиотеке позёвываю, а тащу по автобану грузовик тонн на 30.
Вобщем, просто так, чтобы избавиться от этой назойливой мысли - начал я сравнивать пушкинские метафоры со значениями и символами Тайных учений, которыми «развлекался» более 25 лет. И к удивлению - символы совпадали! После чего расшифровки хлынули на меня водопадом изумительных ощущений; будто в грузовике зазвучали незнакомые инструменты и хоры запели, прежде неслыханные.
В памяти возникла поэма «Руслан и Людмила» и «Сказка о Царе Салтане...» - в совершенно новом значении. В том, которое теперь называю - Пророческим. Хотя, поверьте, я никогда не помнил эти произведения, тем более в тайном ключе. А тут!..
Вобщем, пока я смотался в Бельгию и обратно в Оберхаузен, в голове моей уже чётко виделось сенсационное сообщение об открытие Тайны Пушкина; и литературе, в которой есть объяснения тайнам. И было уже не стыдно встретиться с публикой, ведь связались в безукоризненную картину некие правила, раскрывающие тайный смысл сказок, легенд, древних сказаний и мифов. Конечно же, и Нострадамуса, и текстов Библии, которые толковать вне авторских смыслов, не только пустая трата времени, но и кощунственное надругательство над понятиями: Литература, Вера и Слово Божие.
Вот так, как-то случайно всё про... снизошло.
Записано 5 ноября 1999 г.

3
ПЕРВОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ В КЛУБЕ...
«Три пути ведут к знаниям; путь размышлений – этот путь наиболее благородный; путь копирования – этот путь самый лёгкий, и путь опыта – этот путь самый горький». Конфуций.
Выступление было где-то в июле. И при всём своём нежелании, но необходимости, если решитесь продолжить беседу, опишу некоторые подробности.
В клуб мне ехать километров под 100; с учётом, что адрес надо искать надо по карте. А Кёльн - как бы просто не приспособлен для движения иногородних! Такое впечатление, что карта умышленно сделана так, чтобы запутать врагов. Вобщем, я выехал за три часа.
В Кёльн я поехал с попутчиками. Они хотели послушать беседу и посмотреть кино, поэтому, как говорится, я «распелся» ещё в дороге. И даже пара запасных вариантов возникла из подорожных вопросов, и уже бойко вертелась на языке.
Иерархия клуба примерно такая.
1. Владелица дома, сдающая клубу зал.
2. Модератор, как здесь говорят. Она же ответственная дежурная, бармен, продающая гостям кофе, пиво и далее, и администратор.
З. Киномеханик. В этом случае, видеотехник; дающий, так сказать, фильм на экран.
4. Зрители-слушатели.
Когда хозяйка дома в зал не заходит, - первым номером возникает номер второй; дежурная, администратор, бармен (с высшим образованием). Вкратце, даму назвал для себя ДКЗ - Директор Клубовских Землетрясений.
Они меня встретили с улыбкой и выдали чашку кофе. И это было приятно. Тем более что и торжественная музыка открытия продолжала играть во мне.
Клубовцы постепенно подтягивались к началу, и я исподтишка их рассматривал, прислушиваясь к разговорам, как бы стараясь заранее определить «контингент».
Почти сразу познакомился с дружелюбной москвичкой в летах, бывшей прежде директором одного из московских кинотеатров. У нас оказалась масса общих знакомых, и мы разговорились, будто знакомы десятки лет. Тем более, дама откровенно интересовалась темой, а это ещё больше меня раззадорило.
Неожиданно в нашу беседу вклинилась ДКЗ, с вопросом, о чём пойдёт речь. Притом, что тема заранее оговорена, да и в клубе меня уже знают. Но, говорю, - есть беседа о Пушкине, фильм и ещё пара коротких отрывочков про запас; по теме, всё как заказывали.
- Нет! – вдруг говорит ДКЗ голосом экзаменатора. - Будьте любезны, вкратце пересказать.
- А вы не останетесь? - удивился я откровенно.
- Останусь, - в ответ удивляется дама, - как же можно здесь всё оставить?!
- Зачем же тогда пересказывать; ведь осталось-то пара минут, и я вас прежде не подводил?
- Нет, - она требует, - расскажите, о чём и как долго.
- Хорошо, - говорю, - отчитаюсь. К теме 200-летия, минут 20 не больше, - вспомним наследие Пушкина; ну и, кроме того, хочу поделиться личным открытием; вроде сюрприза. Проще сказать, в поэмах и сказках зашифрованы пророчества, касающиеся мирового развития и, безусловно, России. В двух словах не расскажешь; оказалось, Пушкин писал - Мистерии. Вы знаете это слово?
- Конечно! Давайте-ка дальше...
- Дальше. Подобным даром обладали лишь единицы в древности; а ближайшие 200 лет, - Пушкин единственный. Причём, его пророчества гораздо выше известных. Пусть даже и Нострадамуса, раз мы так много о нём сейчас говорим. Ну и, к моим выводам я покажу расшифровки нескольких строк поэмы «Руслан и Людмила»; плюс, укажу литературу, с помощью которой можно расширить знания о символистике слова и изображения. А дальше, тоже по плану, конечно фильм. После, если будут вопросы, ещё минут десять - ответы. Не беспокойтесь, в регламент уложимся. И честное слово, вам тоже понравится. Ведь это сведения неопубликованные...
- Нет, - перебивает меня ДКЗ, не без труда выслушав ответы на свой же вопрос. - Давайте-ка без тайн, сюрпризов, открытий. Минутки три расскажите нам о себе; пару минут к отрывку: актёры и режиссёры; да и отрывок минуты на три...
- Извините, - сдержанно закипятился я, - но там эпизод 12 минут! Если его оборвать, ничего не понятно?! Поверьте, у меня всё продумано!
- Ничего. Пять минут хватит. А потом давайте основное кино. Скажите перед ним про актёров, режиссёра, и... вперёд! - она улыбнулась, как Наполеон.
- Как вперёд? - я чуть расслабил свой галстук. - Не понимаю! Пушкинский вечер, а буду рассказывать о себе. Перед фильмом титры идут: режиссёр, актёры, - зачем же опять повторять имена? Тем более что сенсацию раскопал. (Чувствую, - чтобы на пушкинском вечере поговорить о Пушкине, начинаю молитвенно складывать руки и заискивать, будто перед директором Одесской киностудии.)
- Нет, - ДКЗ повторяет, даже кулачком по столу пристукнув. - Давайте-ка без раскопок. Давайте-ка не ломать традицию. Публику нашу я лучше знаю; им это неинтересно.
В это время бывшая директриса московского кинотеатра как-то неуклюже заёрзала, нечаянно опрокинула свой кофе и попыталась прикурить сигарету с другой стороны.
- Ладно, - соглашаюсь я, чуть ли не плача или матом не кроя начальницу, - только скажите, будьте любезны, я зачем сюда пёрся? Кассеты с фильмом можно было и почтой отправить. А вы бы уже рассказали своей публике... за три минуты... то, что вам интересно. Никак не взирая на то, что в программе стоит: «Вечер памяти Пушкина». А не мой юбилей!
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ЭЗОТЕРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. ПРОДОЛЖЕНИЕ "ИЗ ПЕРВОЙ..."
СообщениеДобавлено: Ср авг 06, 2008 1:21 am 
активный участник

Зарегистрирован: Чт июн 19, 2008 11:53 pm
Сообщения: 59
ПРОДОЛЖЕНИЕ.
Да, простите, я так увлёкся тем диалогом, что даже забыл о киномеханике. А он, сначала покружив чуть поодаль, будто беседа его не касается, после очередного «кулачком по столу», с полупоклоном вклинился в разговор; и тоже задал абсолютно новый вопрос. Т.е. «На сколько минут, когда, какую кассету включать?
Естественно, я повторил; все кассеты стоят на нужных местах и, по ходу беседы, я сам подам ему нужную. Так что, остаётся только лишь «плэйнуть» - на кнопку нажать. Тем более, в «кинобудке» он не сидит, а присутствует с видео - рядышком в зале. Проще сказать: «Нуль проблемо!..» Как мне показалось. Но.
Механик... вновь спросил «о порядке», будто я ничего не ответил.
Вобщем, - я так подумал, - если их публике неинтересно, может, он хочет уйти, а потом возвратиться? Поэтому, отвечаю на свои размышления: «Не беспокойтесь, у меня точно такой видак. Сам включу, сам и выключу. Если у вас дела, - без обид...

Вы верите, весь этот перекрёстный допрос (за пределами разговора о жажде кем-нибудь покомандовать) был мне тогда непонятен. Да и дама, экс. директриса кинотеатра, с которой до этого разговорились, уже не знала куда деваться. Но тут… ДКЗ будто проснулась и подарила нам по дежурной улыбке, сказав: «А кино! Разве оно не про Пушкина?»
- Нет, - говорю. – «Это храни меня мой талисман» Романа Балаяна. Пушкин там тоже вроде сбоку-припёку. Это даже не «по мотивам». Там только название - пушкинская строка. И честно говоря, вы же с Куштевской сами этот фильм запланировали?! А я...
- Ну и ладненько! - ДКЗ спохватилась, примирительно ткнув меня пальчиком. - Ну и достаточно. - Давайте-ка не препираться. Тем более, уже пора начинать…

Здесь вам понятно? На словах «пора начинать» я привстал, собираясь идти «на сцену». Но порхнула «в народ» ДКЗ. И, традиционно ломая руки, защебетала о том, как ей приятно, что «в клуб ходят люди». Дескать, «вот не иссяк интерес и жажда культурно развиться». И... «вот обычно Куштевская ведёт кино клуб (Ах, как ведёт!), но сегодня она пригласила меня, своего ученика, который учился у Куштевской, и тоже может... как она преподала». Ну и дальше подобное. После чего... Нет, не подумайте, как подумал и я, даже сделав движение к «сцене». Нет. Называя меня Виталием, она начала представлять и меня: знаменитейшего каскадёра, сценариста и режиссёра. Когда, что закончил, что делал в кино и, опять, как Куштевская обо мне отзывается. В результате, я узнал «о себе» так много нового, что сразу подумал первом вопросе из зала: «Зачем такой известный и знаменитый специалист покинул Родину своего процветания?»
Сколько продлилась вся речь ДКЗ - я не считал. Более размышляя, что после подобного спича выйти «в народ» следует минимум кувырком, раз уж каскадёр. А потом сразу «Ап!», чтобы техник включил кино, и ещё одно «Ап!», чтобы выкатиться из клуба - домой. Потому что времени ни на что не осталось.
Я выполз «к народу», не представляя, что можно добавить к этому «фейерверку». Промычал: «Добрый день, или вечер», хотя со всеми уже вроде как поздоровался. А затем сообщил, что вообще-то я Валентин. И да, что скрывать, - Куштевская точно учила меня в институте... ВГИК называется. Потому что Всесоюзный и государственный... Имени, кажется, Сергея Апполинариевича Герасимова. И точно! Ордена Трудового и Красного знамени... кинематографии. И вот там, в институте Герасимова Красного знамени, меня учила... Куштевская. Ах, какая она молодец; ах, как учила!
Повторю, больше всего я боялся вопроса, зачем мы с Куштевской, такие талантливые, попёрлись в Германию. Поэтому (о, боже!) я просто забыл, зачем оказался в клубе. Но взял себя в руки, - не в первый раз попал «под каблук», - и вспомнил. Ожил и...
- А разве Куштевская не придёт? - вдруг очнулась какая-то женщина в зале.
- Нет, - говорю, - сожалею, но ничего не поделаешь. Просто сам себе места не нахожу, но. Так вооот... Вроде как я тут сегодня. А тема сегодняшнего... встречи - так и сказал…
- Жаль, - громко вздохнула женщина. - Татьяна Васильевна такая приятная женщина. Такая весёлая! Знаете, в прошлый раз она так прекрасно рассказывала! А я сегодня хотела спросить. Но я не запомнила. А как хотелось спросить! Даже выразить благодарность! Это же надо же так! Она же такая приятная умничка! А теперь? Как теперь быть?!
Тут мужчина из зала вмешался:
- Ну ладно, товарищи, так что теперь? Что ему теперь уходить теперь? Так мы кино теперь никогда не посмотрим? Будем Куштевскую вызывать? А у меня последний автобус!..
Ага! - мысленно схватился я «за уходящий автобус». – Явно не до сенсаций; самое время включать кино. Мотор! - так сказать. Приятного вам просмотра, и... нах хаузе.
Но. Только воздух взял для «приятного вам просмотра», как слышу, - сбоку по полу «цок-цок, цок-цок»; будто бы когти. И дыхание тяжкое. Глядь вниз, и сердце упало; собачище настоящее рядом! Стоит уже в полуметре, пялится на меня и… облизнулась.
Да-да! Агромадный боксёр (или боксёрша); дышит по натуральному; а у меня про запас ни котлетки, ни конфетки, ни даже диетической жвачки; только почтовый конверт. Я же ехал не в зоопарк. К выступлению, можно сказать, подготовился, а с гостинцем - прокол. Нет, собак я вообще уважаю. Но как это ей объяснить без котлетки? Да и как к ней обратиться?
Т.е. об этом уже размышляю, лихорадочно припоминая. Хозяйка - полячка; значит, с собачкой говорит по-польски; а соседи, видать, всё-таки по-немецки. И даже если вдруг её моё иностранное мычание привлекло, то на каком языке эту собаку этак грозно послать? Или, что бы ей бросить, сказав «Апорт»?
Вспомнив о ДКЗ, я, не делая резких движений, скосил глаза в её сторону.
- Простите, - улыбаюсь, стараясь не скалить зубы, - собачку сегодня кормили? А то может ей время поужинать, или водички попить? - намекаю. Как бы, на собачку я не рассчитывал и даже где-то сконфужен её непосредственной близостью.
Но намёк не был услышан. Больше того, ДКЗ, расплываясь в улыбке с зубами, мне быстренько сообщила. Дескать, - собаченька эта хозяйкина. Член клуба, можно сказать… по полному праву по зале гуляет. Не обращайте внимания. Главное присмотрите, чтобы шнур не зацепила и видео не опрокинула, - пугается, когда зажужжит.
Не обращайте внимания, - думаю я. А если я уже так обратил, что... в зобу дыханье спёрло? Нет, я уже понимаю, что в доме собака номером выше, чем ДКЗ; а я в доме номера вообще не имею; и на собачку не вправе рявкать, тем более, куда-нибудь её посылать. А тут вроде надо включать кино. А когда зажужжит, то надо шнуры... А пока она не отходит. Может быть, просто хочет лизнуть меня в пятачок, познакомиться?
Вобщем, собачка не отходила. То ли узнала во мне чужака, то ли решила спасти клубовцев от сенсации? - чёрт её знает. Но, видать именно в таком случае Его Величество Случай непредсказуемо корректирует ситуации.
За месяц до клуба я обзвонил знакомых с просьбой прислать ксерокопии пусть хоть первой страницы «Руслана». Будто почувствовал, - прочту перед фильмом короткий отрывок и «до свидания». И вот, пришло две; но точно в день выступления. Я их даже не просмотрел; сунул в один конверт и поехал. А когда собрался «на сцену», понимая, что времени на выступление уже нет, - конверт вытащил из кармана. Так что теперь, стараясь всем видом собачке продемонстрировать, что мне глубоко наплевать на всю её тушу, я начал возиться с конвертом.
Должен сказать, в зале, вероятно, экономили свет. Поэтому, вытащив ксерокопии, я бегло их просмотрел, чтобы выбрать более яркую. И тут - началось! Я даже собаку забыл. Т.е. в одной ксерокопии Песнь Первая «Руслана и Людмилы» начинается словами «У лукоморья дуб зелёный». В другой, - «Дела давно минувших дней...» И ладно бы, думаю, могли китайцы напутать, но оба издания - русские!
Вобщем, в этом случае говорят «Остапа понесло». Я раскричался, не особо стесняя себя в выражениях. Но, правда, в душе; а снаружи совершенно спокойно; примерно так…

Конечно же, мы могли бы смотреть кино, даже не притягивая за уши «Пушкинский вечер». Конечно же, я не могу упрекать собеседников, что они мало или плохо знают Пушкина, ведь и я знал не лучше. Как говорят, «так учили». Скажем, «дело хозяйское». Но вот то, что даже редактор, издатель и критики толком не обращают внимания на значения слов, - это уже симптом. Вроде как показатель, что на читателя - наплевать. Главное, чтобы книжек продалось побольше; и лучше - покойников, чтобы гонорарами не швыряться. Ведь книготорговля - тоже торговля; и хотя рассуждают, что «духовная пища и воспитание масс», тем не менее.
Разве авторские право не существуют? - как-то спросил меня начинающий литератор.
Да, - отвечаю, - не существуют. Так… на бумаге.
Дальше. Разве филологи не изучают понятия: завязка, кульминация, развязка; пролог, эпилог, тема и идея произведения? Изучают. Но, во-первых, «троечники» существовали всегда. А во-вторых, изучают одни, а редакторами и издателями становятся совершенно другие. Чаще те, кто считал и считает, что читатель и зритель - дурак.
Похоже, что это правда. Ведь именно детективы раскупаются так, что автор любого другого жанра завидует. Видеофильмы? - та же история: стрельба, насилие; пыхтящие как паровоз «сэкси», называя возню свою «Камасутрой», зовут телезрителей на повышение сэкс-квалификации, а те исправно «посещают занятия». А вот то, откуда у Пушкина начинается повествование, и куда делся пролог или же посвящение - кому оно адресовано? - это издателей не волнует. Т.е. уверены: мы - зрители и читатели - дураки. Отсюда вопрос.
Ладно там, в школе 45 минут ждёшь переменки, чтобы расслабиться и побеситься... до пота и пунцовости щёк; но взрослый человек вправе заняться и самообразованием? Ведь при нашем «литературном» - рассуждать о внутреннем содержании творчества Пушкина мы не способны. И поэтому, стоит правде взглянуть в глаза, «Руслан и Людмила» для нас не поэма, не мистерия высочайшего ранга, исполненная глубочайшим пророческим смыслом, но сказка. Плюс, я понимаю «мистерию» - «таинством», но спросите других. Сколь услышите мнений? Точно так и пророки, со всеми пророчествами; мы, атеисты, в них никогда не нуждались. Пророком был для нас Ленин. И краткий тезис: «Незнание законов природы порождает в людях веру в богов, чертей, чудеса». Нет, нам перечислили, что есть простой смысл слов, есть намёк и иносказание. Но про идеи иносказаний знали только лишь то, что все иносказатели нам предсказали... Октябрьскую революцию. Пусть даже Пушкин писал: «Сказка ложь, да в ней намёк, добрым молодцам - урок».
Почему в «Воображаемом разговоре с Александром I» Пушкин пишет: «Ах, Ваше Величество, лучше бы вы прочли хоть 3 или 6 песнь «Руслана и Людмилы», ежели не всю поэму»? Интересно? И ладно, чёрт с ним - с Александром, но ведь это «воображаемый разговор»! Значит, он пишет нам: «Ах, Ваше Величество»; веря, что мы прочтём.
Тысячными тиражами распродаются брошюры толкователей Откровения Иоанна, Пророка Даниила и Нострадамуса, но! Попробуйте убедиться и сами, - «толкователи» даже представления не имеют о материале, ведь не сведущи в языке иносказаний. Вслед за чем, нам преподносят заумные «переводы» из смысла простого в бытовой - упрощённый. Тот, в котором «простой» называют пустым и порожним как профаническим. Так что мы вправе вспомнить народную поговорку «перелить из пустого в порожний». Впрочем, «SOS» - спасите наши души! – и мы не в силах проверить, не имея сведений о «языке»!
Ныне бывшие атеисты, будто упущенное бросились догонять; полупудовые кресты нацепили, пейсы и бороды отрастили. На улицах бритые инду... с колокольчиками танцуют. Да и дома на пианино...
- Это что там у вас, Бетховен без парика?
- Что вы, помилуй бог, - открещивается бывший атеист, - это у нас фигура от сглаза; а вот, рядом, знак такой всемогущественный - карму фильтрует!
Все обвешались скорпионами, раками и тельцами, а на дороге батюшка грузовики святою водой кропит, благословляет на добрый путь. Куда? На левую ходку? Будто после крапления автоинспекция и ОБХСС вроде как слепнут; или же документы на груз сами собой материализуются?
«Вы находитесь во власти Меркурия под покровительством Венеры!» Это вещает по телевизору «звездочёт», толком не представляющий слова «Меркурий», не говоря о «периодах» и «покровительстве». И попробуй-ка, разберись, когда это всё началось, если уже Пушкин нам намекал: «Там чудеса, там леший бродит», «Там русский дух, там Русью пахнет». Но ведь мы даже не собираемся размякать эти намёки, будто во славу «святого напёрсточника», провозгласившего «кручу-верчу, надурить хочу»!

Знаю, вы ждёте рассказ о реакции «директора клубовских землетрясений». Но, рассказа не будет; я в её сторону не смотрел. Меня вполне устроило то, что собачка прилегла возле меня и задремала. А люди - слушали. Так что, мне удалось рассказать расшифровки Посвящения и Песни первой (от «у лукоморья дуб зелёный»); что для первой беседы считал предостаточным. Кроме того, вкратце рассказал о Рунах, Таро, принципах начертания древних шрифтов и том, что кириллический алфавит не случайно имел числовые значения каждой буквы. Т.е. русский алфавит можно было сравнить, - даже страшно сказать с каким гематрическим двойником, - с буквами иудейского алфавита.
Далее. Теперь живём мы в Германии, но очень любим фильмы на русском. И тут, будьте любезны, «Оккультная История Третьего Рейха». Причём, американские создатели фильма недвусмысленно заявляют, что одной из причин войны было распространение в Европе теософических обществ под началом Елены Петровны Блаватской - русской оккультистки. В сумме, три серии разговоров о Рунах, три серии обвинений Блаватской, три серии Гитлер - оккультист, а Гимлер - мистик. Причём разъяснений словам авторы не дают. Ну и как же узнать, правы ли создатели фильма, если не знаем предназначения Рун, да и слова: мистика, оккультизм - для нас тёмный лес.
Теософия - это хорошо или плохо? В чём плохо, в чём хорошо? Или же это вроде «цевницы»? Помню, какое-то время меня в школе дразнили «семиствольной цевницей»; я спросил на уроке русской литературы, «что это значит у Пушкина», вот и прилипло. Причём, учительница толком ничего не ответила; но потому, что в классе влёжку расхохотались, будто я невпопад заругался, - в моём дневнике она написала, что срываю уроки дурными вопросами.
В контексте продолжения разговора о Блаватской (я считаю её великой путаницей), упомянул слово «ариец»; ведь именно в её разъяснениях слово обрело жизнь в массах, как «раса, которая спасёт мир». Хотя «Ариец» - означает условную ступень развития человека, но никак не расу, не нацию, не государство. Что подтверждает и Пушкин. Тем не менее, Блаватская авторитетно преподнесла «ветерок», после чего всякого рода фюрерам не сложно пудрить мозги толпе.
Дама из Москвы попросила подробнее рассказать про арийцев. Но как только я заговорил о книгах, освещающих «арийский» вопрос, один молодой человек будто проснулся: «Как это так! Вот в Индии есть община Ариев!» И потому, что я уже представлял, о чём можно продолжить клубовские беседы, - ему предложил, сразу же после фильма вкратце найти ответы; с учётом примеров Пушкина. Тем более, индийские «арии» не светловолосы и не лучезарно голубоглазы, - что перечисляет Блаватская основными приметами.
Третий голос, изначально стронувший дело с места, и теперь оказался решающим.
- Что это вы тут, понимаешь, товарищи? Мы же пришли, понимаешь, кино посмотреть! Или теперь за Блаватской пошлём?!
Ну, я перед голосом извинился. Сказал, что так меня информировали: сначала о Пушкине, - к новому восприятию произведений которого я и призываю членов клуба. Так же показывая, какие непоправимые последствия в нашем образовании возникают в результате его неполноценности. Ну а потом, безусловно, кино…

Вот такое, примерно, успел натарахтеть и дал команду «мотор». Уже понимая, что Роман Балаян фильмом «Храни меня свой талисман» хотел сказать необычное. Например.
Мы можем болтать о наследии Пушкина. Можем пытаться писать «под него». Можем делать юбилейные праздники и этим зарабатывать себе деньги, как массовики; затейники, репортёры, писатели, комментаторы, критики и всевозможные «веды». Только одно не по силам, - стремиться к познаниям, так как Пушкин. Потому и наследие его нам не непонятно даже на 50%, что было бы счастьем образования. Уже не говоря о старомодной причине дуэли, на которую идёшь по старомодному понятию чести.
Вы меня понимаете? Сам фильм «Храни меня мой талисман» мне изначально не нравился; обвинение современного общества, относительно жизни и творчества Пушкина, как-то задело меня, обидело. А тут, к концу выступления, я вдруг подумал, - как точно подмечено! Вобщем, рекомендую при случае посмотреть «Храни меня мой талисман».

После просмотра, ДКЗ сделала вид, что ничего страшного не произошло, и выпорхнула вперёд, ещё до того, как я спросил «есть ли вопросы». Она так сказала.
- Ну, я думаю можно считать, я думаю, вечер наш удался. Скажем, спасибо вам за внимание, а Виталию (это мне) за выступление, думаю, скажем. Всегда рады вас видеть. До свидания!
Естественно, клубовцы потоптались на месте, и вяло направились к выходу. Честно говоря, я ожидал, что подойдёт молодой человек, нашедший арийцев Индии, но он пошёл в бар за пивом. Зато товарищ, который боялся опоздать на автобус, так сказать, попутно задал вопрос: «В каких книгах можно пошукать (поискать – В.Д.) то, о чём говорили».
Естественно, я с радостью достал подготовленный список, но. Опять «но». То, к которому обязательно надо вспомнить одесское «Не долго музыка играла, не долго фраер танцевал». Т.е. ДКЗ щёлкнула выключателем…
Спотыкаясь о стулья, мы шли на свет за распахнутой дверью, возле которой модератор одаривала нас лучезарной улыбкой и предложением «встретиться вновь»...

О моём выступлении она не сказала ни слова. (Так ведь и я революцию не готовил; понимая прекрасно, что в коротеньком выступлении можно лишь обозначить тему и сообщить, в какой литературе можно найти объяснения феномену.) Зато старый боксёр (или боксёрша), так неожиданно повлиявший на ход выступления, прощально взглянул на меня, облизнулся и тяжело вздохнул. Будто хотел мне сказать: «Видишь, дурак, а ты меня испугался». Вобщем, я пожал ему лапу и... поехал домой.

P.S. Плакать или смеяться? Позже нашёл, что копии, присланные к моему выступлению, были взяты из книг одного издательства. Хотя! Москва, Художественная литература, 1974 года, - Песнь первую начинает словами «Дела давно минувших дней», - но отсутствует Посвящение «Для вас, души моей царицы». А в издании 1985 года, «Подготовлено совместно с Институтом мировой литературы им. А.М. Горького А.Н.СССР» – «У лукоморья дуб зелёный». Здесь же сказано, что «Пушкин внёс дополнение к первому варианту». Так что я готов извиниться, если бы не вопрос. Если внёс уже Пушкин, и не в 1974 или 1985 году, то?..
Если решитесь продолжить беседу об авторском праве и ветеринарном вмешательстве редакторов, - этот вопрос не помешает.
От 20 ноября 1999г. Восстановлено и дополнено в 2007 году. Оберхаузен.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ЭЗОТЕРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. ПРОДОЛЖЕНИЕ "ИЗ ПЕРВОЙ ТЕТРАДИ"
СообщениеДобавлено: Ср авг 06, 2008 1:24 am 
активный участник

Зарегистрирован: Чт июн 19, 2008 11:53 pm
Сообщения: 59
4
ВТОРОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ В КЛУБЕ
«Тайна художественного творчества, непознаваемые закономерности искусства и тернистые пути его творцов, извечно отторгаются пошлостью обывательского сознания».
Генрих Миллер.

«ЗАВЕРШЕНИЕ ЮБИЛЕЙНОГО ГОДА ПУШКИНА»
Такое название, - может и потому, что встреча была назначена на последние дни декабря 1999, - придумал руководитель ещё одного культурного центра, недавно возникшего в Оберхаузене. Правда, сказать, что «Слухи о первом выступлении породили в культурной среде русских эмигрантов живой интерес к творчеству Пушкина», - тоже никак нельзя. Прежде всего, потому что газетно-бравурный слог в нашем деле помощник слабый; и лучше признаться, что (во-вторых) из кёльнского клуба никто не звонил. Может и потому, что номер моего телефона я диктовал в полной темноте, по пути к двери из клуба, но и это результат не меняет. Значит, если говорить о теме, - больше похоже, что только вас и меня она не оставляет в покое. (Обращение адресовано Л. Розин, принявшей активное участие в развитие темы). Как материал раскрывается вам, мне пока трудно понять; Зато я вдруг заметил, что практически все разговоры со знакомыми начал сводить к творчеству Пушкина; в первую очередь, чтобы узнать постороннее мнение. А вдруг я заблуждаюсь? Хотя мыслей о заблуждении уже давно не возникает; ведь всё произошедшее, как позже я разобрался, остаётся логическим завершением нашего личного разговора, - кажется года за два до юбилея Пушкина. Помните, - вы сказали, что ничего не поняли в Каббале М. Лайтмана, а я посоветовал вам возвратиться к чтению любых народных сказок; и - обязательно! - Пушкина. Ведь Каббала, по сути, объясняет библейские иносказания; а это значит, в первую очередь, литературные. Отсюда и вывод: библейское или любое народное творчество - средство обострения ваших вопросов. А если Тора вам неизвестна, и народная литература осталась лишь детской сказкой, то, извините… По тем же причинам не рекомендуют изучать Каббалу тем, кто не знает библейских сказаний. А проще, но без обид, всё дело в конкретных вопросах о жизни; я бы сказал, вопросах мучительных: что правда, что ложь; что значит то или другое слово; почему так живём, а не иначе. Ну а те, у кого вопросов не возникает - их лучше не трогать. Вот попробуйте поговорить с тем, кто уверен в собственном «Я». И тем более, что-то ему рассказать, в чём-то его убедить. Ничего не получится! А если к этому ещё предложите изучить томов 20-ть, так сказать, для развития, то может дойти и до скандала.
Как видите, включиться в эту игру даже наши знакомые литераторы не считают возможным. Во-первых, - у всех свои личные планы; и «во-вторых» уже не возникает. Что до меня, - я начал что-то записывать, но пока нет конкретных вопросов, уже сама реакция на сообщение о Новом Пушкине подчеркивает и отношение к теме, и человеческую готовность хоть что-то ещё узнать. Будь это готовность руководителя клуба или его посетителей, - я вам уже написал: «наша идеология добротно сделала своё чёрное дело». Причём, для меня этот вывод - открытие, а кто-то «чёрное» не замечает и наслаждается «собственным знанием». Т.е. столкновение «собственных я» всегда стоит на грани конфликта, в общем, и частном. Но, к делу.
Недавно позвонил вам известный Л.Ш. «Я слышал, вы где-то там выступали. А почему не у нас? Пушкина у нас пока не было; заодно и посмотрим, на что вы способны». И предложил название темы. Я, естественно, согласился, но попросил чуть «подправить» название темы. А то получается, будто решили покончить с Пушкиным, как с «годом» крысы, свиньи или собаки. Но он настоял на своём варианте. Так что, на опыте выступления в кёльнском клубе, я заново подработал конспект, собрав новые доказательства, нужные цитаты и стихотворения, подтверждающие, что творчество Пушкина раскрывает его как Пророка и Тайного Каббалиста. И осталось только доставить в клуб телевизор и видеомагнитофон.
Всего пришло человек 30. С учётом и тех, с кем о Пушкине уже говорили, но они хотели послушать выступление целиком. Руководитель сразу отозвал меня «на совещание», «обсудить порядок». Т.е. Первым выступит шеф, представит меня (хотя все меня знают). Потом выступлю я. Затем опять шеф, потом кино и, конечно, вопросы. Так и решили. Тем более, дабы само сообщение не оказалось столь неожиданным, как было в Кёльне, я принёс в клуб свою коллекцию фотографий. Подумал, что каждый выберёт нечто близкое и понятное лично ему. Таким образом, мы устраним традиционную официозность и перейдём к любимым художникам, музыке и литературе. К счастью, в клубе были даже крепления на стене и фотографии разместились, словно на выставке.
Но, начинаются «но», поэтому «на что вы способны» возвращает к подробностям.

Дело в том, что с шефом и большинством присутствующих я знаком ещё с курсов немецкого языка. И однажды, когда на мои четыре диплома пришло подтверждение германского министерства, в классе воцарилась полная тишина. Вдруг будущий шеф клуба – Л.Ш. говорит: «А что удивляться? В Союзе можно купить настоящий диплом!»
Подтекст реплики в том, что я приехал чуть раньше и сразу же начал искать возможность создать русский клуб и актёрскую студию. А потом появился Л.Ш. Диплом культ. просвет. училища: специальность «ведущий общественных мероприятий». Плюс факультет немецкого языка. Кроме того, он объявил себя «преподавателем еврейской культуры». И вот, хотя Л.Ш. из-за постоянных конфликтов с раввином в синагогу перестали впускать, а я на «еврейскую культуру» вообще не претендовал, - он придумал себе, что я его конкурент. Отсюда и реплика…
Надеюсь, после этого легче понять, почему в своём клубе он представил меня без прикрас: «Все мы знаем, что Валентин - водитель грузовика. А вот сегодня он хочет нам рассказать про Пушкина. Вобщем, я не несу ответственности за то, что он расскажет, но потом я сам расскажу, а потом кино, из-за которого мы для вас привезли телевизор».
Дальше, в порядке развития «выступления». Только две дамы решились посмотреть фотографии; а остальные ринулись занимать места за столами. Потом вступительное слово шефа, и я вышел. Правда, как говорят в Одессе, и сразу зашёл. Т.е. только я начал разговор о фотографии и искусстве вообще, не более 2-х минут, шеф меня перебил. Заявляя, что нельзя сравнивать библейские тексты и обыкновенных поэтов. Причём, относительно таинств поэмы «Руслана и Людмила» мы с ним говорили по телефону…
Неожиданно, один пенсионер (бывший преподаватель русского и английского языка) - вдруг поддержал хозяина. Будто и он уже знает подробности выступления и просто не хочет слушать «весь этот бред». И вообще, «на Украине есть город Великие Луки, который мог подтолкнуть Пушкина к метафорическому видению лукоморья, и нечего искать новые расшифровки».
«На удар мы ответим ударом», - подумалось мне. Ну а вслух я сказал, что город этот я знаю, но моря там нигде «не стояло»! Кроме того, о Лукоморье, как пишет сам Пушкин, он слышал от няни; это древняя присказка: «У моря лукоморского дуб стоит зелёный». Из тех же сказаний прибыл в русскую литературу и «кот учёный». И только поэтому я предлагаю начать с того, что древние русские сказания родственны древним мистериям. Причём слово «мистерия» следует рассмотреть отдельно, на время, забыв известные нам бытовые интерпретации.
К сожалению, «мистерию» мы не разбирали, потому что кто-то другой заявил, что связь «кота» и мистерий - полная чепуха. Просто это доказывает, что чудеса тренировки котов могли существовать и в царское время. Что полностью подтвердил и демонстрировал наш современник клоун-дрессировщик котов Куклачёв.
- Лауреат Премии Ленинского Комсомола, - добавил голос из зала.
Итак, на моё предложение сравнить «кота Пушкина» с примерами 15-ти вековой давности, в которых кот - символическое священное животное - мне предложили махнуть рукой. Ну а далее (взрослые люди!) взялись за русалок. Обсуждая между собой (в шутку или всерьёз, я не понял), «могут ли они сидеть на ветвях? Ведь и дельфины разгоняются в воде силой хвоста, прыгая достаточно высоко. Так почему же русалке не запрыгнуть на ветку?!»
В этом ключе разгорелась дискуссия. Может ли русалка, разогнавшись силой хвоста, прыгнуть из воды на нужное расстояние... с прицелом? Как бы с учётом посадки на ветку достаточной прочности; ведь должна выдержать русалку весом средне спортивной женщины.
- Примерно 50 кг. - подсказала дама из зала, - ведь она целый день плавает. Причём, она ведь всё-таки человек, так почему же, тем, отличаясь от дельфина, не может на глаз подобрать себе нужную ветку?!»
Покончив с русалкой, гости продолжили спор: «Растут ли дубы на песке? Как близко к морю могут расти, чтобы волной не снесло? И ходят ли свиньи за желудями к дубу у моря, тем более, есть даже басня, как свиньи подрыли корни у дуба»…
Что делал я? Я стоял перед публикой, вспоминая известный всем анекдот.
«Перед приходом гостей замурзаного Яника заставляют помыться; чтобы не позорил семью. А Яник вслух размышляет: «А если они не придут? Я как дурак буду ходить с помытой шеей?!»
Примерно так я себя чувствовал на фоне своих фотографий и книг, предполагая, что самое время сказать нечто, известное мне из прежней жизни таксиста. Но, видать жена прочла в моих глазах созревающий текст, потому что тайком показала кулак. Т.е. неожиданно для себя я культурно спросил: «Разрешите собрать фотографии и удалиться?» И все сразу затихли. Может и потому, что шеф поднял руку и, снисходительно усмехнувшись, оттеснил меня с авансцены. Тоже с подтекстом: «Ну, думаю, с нашим докладчиком всё понятно. Он сам ничего не знает. И хотя говорит, что собирать сплетни о знаменитых людях не любит, я расскажу вам о Пушкине абсолютно новые сведения из книги «Совершенно новые сведения». (У него, как у ведущих «ток шоу», были заготовлены тезисы на картонке.)
Вы не поверьте, - я не ушёл. Во-первых, надо было отвезти назад телевизор; а во-вторых, я захотел послушать! Натура такая: моё всё при мне, а чужое мнение – всегда интересно. Тем более что и сам был уверен: любой средне образованный человек (при желании) способен понять идеи произведений Пушкина. Я ведь как-то в них разобрался!? Не считая себя ни профессором, ни доцентом. Причём именно профессора, назубок повторяя программное, очень много не знают.

Абсолютно новые сведения оказались такими.
1. Пушкин был мал ростом, но ужасно силён. Он постоянно тренировался...
2. Огромная физическая сила позволяла ему носить всегда трость, весом три килограмма. Причём, постоянное ношение этой трости помогало Пушкину всегда пребывать в отменной физической форме. (А я был уверен, что трости с тяжёлыми набалдашниками были необходимы в России, из-за огромного количества бродячих собак и налётчиков.)
3. Пушкин ездил верхом, прекрасно фехтовал и… именно он подарил России английский бокс. Т.е. он был первым русским боксером. (Вторым, подумал я, вероятно, был Гоголь.)
4. Наиболее неизвестно, - со слов шефа клуба, - что «перед дуэлью Пушкина видели грустным».
5. Он умер от раны; пуля, попавшая ему в живот, была диаметром I сантиметр 20 миллиметров.
6. Так как Пушкин был заядлым дуэлянтом и постоянно тренировался, - не смотря на ранение, он произвёл ответный выстрел и ранил противника.
7. Дантес нарушил законы дуэли; выстрелил за шаг до барьера, чем опередил Пушкина.

Сволочь! - сказали в зале и поддержали выступление аплодисментами. А я поставил кассету «с фильмой». После чего возник бойкий спор; кто-то кому-то закрыл обзор.
Фильм, что не менее удивительно после горячего спора и передвижения стульев, тоже смотрели вполглаза. Кто-то заговорил о пособиях, объясняя, как их получить. Кто-то о том, кто женился на ком; кто, кого бросил. Кто-то пил кофе и рассуждал, как его бабушка «делала это печенье». А я вышел в «предбанник»; идею бросить курить, отложив на другую неделю. Неожиданно для меня, следом вышел и шеф; сказал, что кино его вообще не волнует. Ну и тогда я набрался нахальства спросить: «Зачем он меня пригласил, если не дал ничего рассказать? Ведь это не академические занятия, почему не послушать еще чьё-то мнение?
Как вы думаете, что сказал шеф? В жизни не догадаетесь! Ответ: «Моей аудитории это не интересно». Знакомо?
О какой, - удивился я, - аудитории речь, если вы меня перебили? А потом взялись за факты, блистающие такой «новизной», которую нам ещё в третьем классе преподавали. Кроме того, что за дикая пуля у вас... I см. 20 мм? Это же 3 сантиметра?! Просто «лёгкая артиллерия»?!
Шеф секунду подумал, по-птичьи свернув голову набок, и сослался на оговорку. После чего начал меня убеждать, что «русалки, лешие и царицы, вместе с котами на лукоморских дубах, - это просто метафоры. И (замечено не без ехидства) настоящий писатель должен знать такие азы.
- Хорошо, - занервничал я, - чёрт с ними с дипломами, если мешают вам жить. Но разве не интересно найти, что стоит за метафорами, намёками, иносказаниями? Что хотел автор ими сказать? Помните финал «Сказки о Золотом Петушке»? «Сказка ложь, но в ней намёк, добрым молодцам урок». О каком уроке речь? Или этот урок касался лишь современников Пушкина? Кто такие «добрые молодцы», будто недобрые и пожилые люди в уроках таких не нуждаются?
- Да бросьте, разве не видите, что Пушкин уже давно не интересен? Что вы в нём ещё ищете? Пушкин и Пушкин! Отжил! Устарел! А я, кстати, тоже поэмы пишу.
Честное слово, я не хотел напоминать, что под своим именем он издал чужие стихотворения и «советы гинеколога» в молдавской газете, потому что решил свести разговор к параллелям библейским. Тем более, с учётом претензий на звание «преподаватель еврейской культуры», и того, что клуб Л.Ш. ориентирован на эмигрантов-евреев.
1. Слово «рай», - говорю, - пришло к нам из английского перевода, греческого перевода еврейской Торы. Греческое «Библия» - от слова «библиос» - книги. А «Тора» сочетает в себе Т - букву-символ земли, и корни слов на иврите «Ор» - свет и «Ораа» - обучение. Плюс, Т (тав) на иврите - связано с таава (похоть), как неуёмное «желание», «страсть». И раз уж Тора написана не на узбекском, то я вправе брать ивритские переводы? Отсюда вопрос: «Разве нет разницы в информации первоисточника, относительно перевода переводов?» И: «Как, не зная такого простейшего разъяснения, можем мы говорить об аллегориях и метафорах, достоинствах переводов, или преимуществах Нового Завета, относительно Ветхого? Тем более что и «библиос» близко к понятию «писания», к которым даже церковники относят Пятикнижие Моше. А если нам предложены не Писания, но обобщённое «книги», то это всё равно не позволяет из Книг исключать все достоинства литературного языка. Пусть тех же метафоры, аллегории и т.д.».
Греческий «рай» мы получили как апельсиновый или цитрусовый сад. Ну и, станем ли предполагать, что в раю не росли орехи или горох, или допустим, что «рай» вовсе не огород?
2. Вправе ли не учитывать, что хотя греческий язык имеет древние корни, всё-таки появились искажения и изменения? Тем более, слово «Рай» относят к более древнему языку - авестийскому. В котором «апельсиновый» парадиз раскрывает себя сочетанием слов PAIRI-DAEZAE; известных как «обнесённый стеной». PAIRI - вокруг и DAEZAE - стена. И да, я понимаю, что один может за этим увидеть «кольцевое сооружение», типа римских амфитеатров, но есть ведь и те, кто слышит намёк на Нечто, скрытое за стеной. Причём, кое-кто понимает, что «апельсинов и вовсе там не лежало»! Значит, даже не спрашивая, откуда они взялись в переводе, главным останется факт искажения; что и скрывает намёк на тайную расшифровку: без личных усилий человек в этот рай не попадает. И не вкусить человеку такому плоды - не продукты - райского сада, и не познакомиться с тем, с кем «был знаком Адам», и из-за кого вообще начался весь этот сыр-бор.
Традиционное знание, - это и есть «заборы и стены», не преодолев которые в литературный «рай» метафор, иносказаний и символов попасть невозможно! Плюс народная мудрость напоминает: «Без труда не выловишь рыбку из пруда». И заметьте, речь не идёт об океанах, морях или бурных реках. О пруде говорится, как о простейшем…
Помня, что руководители обычно не способны выслушать до конца, я поторопился с дальнейшими рассуждениями.
- Вот, в книге каббалиста Рава Матитьягу Глазерсона «Медицина и Каббала» есть разъяснения к библейскому эпизоду. Например. Моисею (Моше) Богом было сказано изготовить медное изображение змея и поднять его на копье над войсками. А после этого, как написано, если воина армии Моше жалила ядовитая змея, - ему было достаточно взглянуть на медного змея. В то же время, противники умирали от яда. И вот, автор комментариев пишет: «Мидраш связывает нашего праотца Якова с медью. В Книге Бытия мы находим намёк на это в словах Лавана: «Я угадал, Б-г благословил меня через тебя». Слово «угадал» пишется так же, как и «медь», так же, как и «змея». Слова эти однокоренные».
Таким образом, М. Глазерсон раскрывает тайну даже родственных слов, а не только иносказаний; что даёт нам право и указание воспринимать тексты Торы в полно объёмном литературном смысле. Значит и рай, в котором «Адам ни в чём не ощущал нужды», мы можем рассматривать дальше ориентиров, подаренных многократными переводами «отцов-настоятелей».
Есть разъяснения (рав Михаэль Лайтман), что побуквенное значение слова «РАЙ» в первоисточнике (на иврите) состоит из букв П - Р - Д - С, соотносимых с ключевыми словами Пшат, Ремэз, Друш и Сод. Что в русском языке соответствует словам Простой, Намёк, Иносказание, Тайна. Т.е. перед нами опять полный перечень литературных приёмов, что ещё более убеждает: апельсиновый или цитрусовый сад, или кольцевые сооружения, за которыми «атлантологи» ищут Атлантиду Платона, - в первую очередь иносказания. Значит, Тору, Пушкина и Платона нам всё равно не понять, если не знаем значений метафор, или не понимаем намёков и иносказаний. И что же тогда говорить о тайнах «котов, русалок и лукоморий»?!

Ох, извините! Не предупредил, что это я вам всё так лихо отрапортовал. А сам оппонент - «преподаватель еврейской культуры» - уже на словах «Тора, рай, каббала» сорвался на крик: «Стоп! Дальше ни слова! Мы отказываемся слушать ваши мистические бредни!»
- Простите, - говорю ему, озираясь, - «мы» здесь одни. Плюс, как лично вы понимаете «мистику»? Ведь каждое слово можно понять нарицательно, или же в полноценных, высших, чистейших значениях. Здесь же, со знаком «минус образование» найдём искажения и жаргон. Что-то прибавится к слову в значении бытовом. И только подальше, повыше, в пределах «плюс образование» начинается смысл простой как полноценный, в котором мирно сосуществуют намёки и иносказания, гибнущие в мирке опустошённого восприятия. Того, кстати, о котором вы мне не дали сказать. А у меня есть прекрасный пример.
Свастика – древнейший символ вращения, позже стал в физике символом ротора, вращающегося в статоре. Ну а теперь, увидев свастику на заборе, мы не думаем даже об электромоторе!? Да-да, мы вспоминаем Гитлера и фашизм, потому что символ нам говорит лишь об известном. Т.е. даже физики символ этот убрали, как и евреи отказались от известного им креста. Отсюда ответ. Для вас «мистика» - чертовщина; а значение чистое, всего вероятнее, вам неизвестно. Поэтому и повторяете как попугай «абсолютно новые сведения»; причём, повторяете с умным видом и не без претензий на образованность.

Должен сказать, - и на этом этапе шеф не смутился, но достаточно ёмко изложил свои взгляды.
1. Мои доводы ни-ко-му неинтересны, как и Пушкин ни-ко-го уже не волнует.
2. Нельзя даже думать о Пушкине как стороннике идей иудаизма (и тем более! - создателе Тайного еврейского Учения Каббала), потому что Пушкин - антисемит; применял слово «жид».
3. Так же, у Пушкина повсеместно упомянуты боги, богини и... всякое там языческое. А что нам до языческой белиберды? (Кому нам, - спросил я в уме, - идолопоклонникам, христианам, иудеям или же... атеистам?)
4. Если же Пушкин признавал иудаизм и черпал оттуда свой «материал», то почему в школах и институтах этого нам не сказали, - там же не идиоты?!
- Вот-вот, - поспешил я дополнить, пока шеф переводил дыхание. - Я и хотел обозначить причины, почему пушкинские «отклонения от нормы» нам не преподаны. Тем более что Пушкин не употреблял имена богов, как имена личностей, но вновь возвращал им аллегорические значения, тем, опровергая языческие и культовые интерпретации. Т.е. именно в том, что не только Пушкин нам не преподан в достойном того объёме, - кроется настоящая тайна уничтожения просветителей. Например, вспомните, как Шекспир иносказательно возвращает к библейскому указанию «По делам узнаете их», - в известном всем «Ромео и Джульете». Он пишет: «Что значит имя? Роза пахнет розой, / Хоть розой назови её, хоть нет». Значит, когда говорим о мифах, древних легендах и притчах - сказаниях, с учётом поэм и сказок Пушкина, - не следует забывать спектакли-мистерии или таинства, позволявшие зрителю в образности и подобиях изыскать и ощутить Тайну нашего Бытия, как суть Деяний Творца. И тем более, относительно церковного образования, критику и насмешки Пушкина над «традицией» церкви - нам всё-таки преподали! Следовательно, Пушкин физический не был антисемитом как ненавистником всех поголовно евреев, раз уж он провозглашал Бога доброго и заботливого, что отражает как раз, не христианство, но иудаизм.
Радуясь тому, что всё-таки успел сказать нечто важное, я предположил, что беседа пойдёт в новом русле. Но…
- О чём вы говорите? - снисходительно усмехнулся «преподаватель еврейской культуры». - Какого ощущения, какого творца или бога? Ведь вы не ребёнок, чтобы все эти сказки воспринимать всерьёз?! Я так вообще ни в какого бога не верю...
Честное слово, я просто остолбенел. Хотя в глубине души, на фоне костров инквизиции и торжественных присяг пионеров и комсомольцев, возникали ответы, которые лучше пока не обсуждать. Уже потому что простым смыслом слова давно назван смысл бытовой, или, простите, смело скажу: вульгарный. Причём, приписку «простите», - поймёте, когда отыщите корень этого слова. Всё объяснять мне и жизни не хватит. Тем более, тогда это было ещё не всё...
Вдруг, шеф предложил: «А хотите эксперимент? Смотрите…» Он спокойно пошёл к телевизору, выключил его без единого слова, и начал сворачивать электрошнуры.
«Зрителям» это не помешало. Они так же оживлённо болтали между собой, будто и не шумели, что «...те спереди так расселись, что задним ничего не видать».
- Видите? - сказал шеф, когда мы выносили телевизор в машину. - Ваше кино тоже их не волнует. Ни Пушкин, ни Дорман, ни какой-то там Лабаян (это о постановщике фильма Р. Балаяне). А меня они - слушали.
Да, я это видел. И этим был поражён, как и неожиданной для меня радостью шефа. Т.е. подобное восприятие публики было его «звёздным часом». И этот пример привожу потому, что «пасторы-учителя» опекают своих подопечных от даже ничтожного вкрапления хоть чего-то, о чём сами представления не имеют.
Дома я раскрыл наугад сборник Пушкина, и получил достаточно ёмкое стихотворение «на злобу дня». Ни отнять, ни прибавить…
Глухой глухого звал к суду судьи глухого,
Глухой кричал: «Моя им сведена корова».
«Помилуй, - возопил глухой тому в ответ, -
Сей пустошью владел ещё покойный дед».
Судья решил: «Пошто ж идти вам брат на брата,
Не тот и не другой, а девка виновата».

В этот же вечер кое-кто мне всё-таки перезвонил, как бы пытаясь меня поддержать. С их слов, - ещё в клубе хотели шефу сказать, что он хам и дурак; сам пригласил и не дал ничего рассказать. Но было неудобно скандалить; да и всё равно он ни черта не поймёт. Значит, - не горюй, - пошёл бы он к чёрту, вместе со всеми, кто Лукоморье ищет в Великих Луках, а русалок хоть в море, хоть на ветвях.
В ответ, я пересказал разговор с шефом в «предбаннике», и они удивились не меньше меня. «Как, преподаватель еврейской культуры в бога не верит? Геволд, евреи!»
Что до меня, то после этих «уроков» я прекратил публичные разговоры о Пушкине. Вновь возвратился к книгам и, естественно, нашёл немало того, чего не было в школьной программе. Например, Пушкин писал, что атеисту предпочитает даже того, кто поклоняется хоть носорогу. А ведь нам преподали: Пушкин был атеистом.
25 февраля 2000 г.

5
ХОД НАШЕЙ СЛОВЕСНОСТИ
Более 150 лет назад Пушкин писал: «Причинами, замедлившими ход нашей словесности, обыкновенно почитаются: общее употребление французского языка и пренебрежение русского…»
Нынче впору перекреститься: чур тебя, чур! Современные лыцари от французского отошли, но к русскому мало приблизились. Поэтому «новорусский» язык оперирует сотней сигналов и десятком многозначительных жестов. Может быть, это «достижение» имел в виду Пушкин, напоминая: «...просвещение века требует важных предметов размышления для пищи умов, которые уже не могут довольствоваться блестящими играми воображения и гармонии, но учёность, политика и философия по-русски ещё не изъяснялась: метафизического языка у нас вовсе не существует; проза наша так ещё мало обработана, что даже в простой переписке мы вынуждены создавать обороты слов для изъяснения понятий самых обыкновенных; и леность наша охотнее выражается на языке чужом, коего механические формы давно уже готовы и известны"...
О чём речь? - хотел бы спросить своих школьных и институтских учителей. Может быть, нынешний русский и есть тот желанный метафизический?
Ну, «с этой совой мы ещё разберёмся»,- скажу словами Шарикова из «Собачьего сердца» М. Булгакова. Ведь ясно, что французский мы растеряли в боях за светлое будущее всего мира, а метафизический язык для нас, как говорят в Одессе, - тёмный лес, и с чем его там едять? Говяжий - понятно: с горчичкой и с чесночком под рюмашечку, прям-таки доктор прописал. Но! Похоже, - это и есть то самое полуобразование, о котором писал А.С. Пушкин, поэтому приглашу вас к отрывку из «В.Ф. Раевскому», где идёт речь о «языке», может и метафизическом.
Я говорил пред хладною толпой
Языком Истины свободной,
Но для толпы ничтожной и глухой
Смешон глас сердца благородный…
Похоже, мы прикасаемся к тайне, которая валяется под ногами. Ведь понятие «Языком Истины свободной» не смущает того, кто всем естеством тянулся к его постижению, хотя в школе и институтах его не преподают. Почему? Вопрос разбираемый. Значит, пока просто отметим, - есть некий язык, который для масс как бы «смешон». Никаких вроде тайн?! Но если читаем, не придавая значений словам, - тогда слово «благородный» воспринимаем в ключе истин Полиграфа Полиграфовича Шарикова из того же «Собачьего сердца»: «Мы не благородных кровей, мы университетов не кончали. Не то, что там некоторые, у которых по семь комнат и штанов 40 штук». Разве не так? Разве рассматриваем мы «благородный голос», как голос, рождённый в нашем сердце во благо? – хотя, безусловно, говорится о благе того, в ком рождён. Следовательно, не трудно понять, что есть и те, кому этот глас пока не доступен. Причём, раз уж Пушкин пишет о рождении гласа в сердце, - символе наших желаний, - значит, так же существуют желания, в список которых рождения гласа не входит. И получается, что кроме слуха ушами некий слушатель должен подключить слух «сердечный». А если этот язык некий слушатель воспринимает лишь материально, болтающимся как у коровы, - в самом человеке возмущается стражник № 1 - непонимание. А он зовёт стражника № 2, который ограждает самолюбие от обвинений в глупости. И тогда появляется воин №3, - внутренняя агрессия. Т.е. Шариков готов драться, даже если предупредить, что глас истины свободной дарят ему по любви.
- По любви, твою мать!? – возмущается он, - Ты на что намекаешь?
- Да нет, простите, я имел ввиду не... даже стыдно сказать, а любовь заповеданную!
- Тьфу ты, собака дурная, так бы сказал, прости господи. А я-то грешным делом подумал... Вот чудак, - да я же в Бога не верю! Это попы его напридумали, чтобы деньги прямо на митингах зарабатывать. Свечку, бывает, ставлю в церкви по праздникам, грешен. Так все ж её ставлют; а я что, не люди? Или там батюшке червонец. Да я и двадцатку дам, когда лишняя, хай помолится, как за всех! А так - душа, бог, любовь... Да что я в школах не учился, с пионерами галстуков не носил! Ты мне мозги не парафинь! Помнишь, Пушкин писал: «А человек везде тиран иль льстец, иль предрассудков раб послушный». Нас не надуришь! Мы не рабы, твою мать, прости господи, - как Чехов сказал.
Самое удивительное, что мой Шариков, может быть, вымышленный, цитирует то же самое стихотворение Пушкина, только другие строки! Потому что они ему ближе, они его заповеди, жизненная установка. Ведь жизнь легка и удобна, когда знаешь, что и другие живут не иначе.
...Везде ярем, секира иль венец,
Везде злодей иль малодушный,
А человек везде тиран иль льстец,
Иль предрассудков раб послушный.
Это ярчайший пример того, что авторская идея может быть не только малопонятной, но и дать абсолютно противоположную пищу для размышлений.
Стоит попробовать разобрать этот отрывок из «В.Ф. Раевскому», чтобы предпринять попытку от простого иносказания перейти к ощущению сложных, требующих более фундаментальных познаний. Заодно и мнение «Шарикова» увидим в различие «за» или «против».
Ярем - от украинского «ярмо» (можно обсудить доказательства и того, что языки не разобщены, но смешаны, проникая через республиканские и государственные границы без ведома таможенных властей). Потому что, русское слово к этому же предмету – «хомут» - символ принудительного труда, не дающего удовлетворения, или возможности разбогатеть.
Секира - по смыслу - топор палача. Но палач - представитель власти, поэтому и секира символизирует наказание.
Венец - здесь, власть правительства, включая местную и депутатскую. С другой стороны, Венец - полярная противоположность; Высшая ступень постижения Человека. В иудаизме её называют Короной; хотя излучение над Короной считается Миром Непознаваемым.
Злодей – любой угнетатель, бандит, лжец, творящий зло.
Малодушный – это не просто «потворствующий злу, насилию, лжи». Слово подталкивает к размышлению о душе малой и большей, как способной воспринимать различный объём ощущений. Плюс, малодушный вправе всякие рассуждения о душе воспринимать искажённо, на собственный вкус.
Мы разобрали всего несколько слов из четырёх строк. Но ведь у Пушкина масса стихотворений, излагающих всевозможные точки зрения, а не только «толпы ничтожной и глухой» - Шариковых от Булгакова, - да найдутся силы увидеть себя в их числе. Ведь тиран проявляет себя на всех уровнях, точно как льстец, глупец и малодушный, который любыми путями жаждет отхлопотать свой кусок пирога. А новое обобщение - «предрассудков раб послушный», - касается псевдо духовного роста.
Кроме давления силовых и властных структур, человек зависим от посторонних влияний: судьбы, кармы, рока, - что так же является следствием зачаточного языкового развития. Ведь понятие «предрассудки» само говорит о том, что довлеет над нами, до способности самостоятельно мыслить. (В «Руслане и Людмиле» голова бывшего богатыря рассказывает, как попала под влияние колдуна-брата.) Вслед за чем, можно понять, - если Пушкин был способен изложить мировоззрение разновысоких масс, значит, внимая ему можно взлететь на вершины его постижений. Т.е. изучая его язык, мы постигаем мир его ощущений.
В русском языке море слов иностранного происхождения, которые употребляем по собственной воле, всё далее, удаляясь от натуральных значений. И та же «история» - судьба русских иносказаний, которые вышли за рамки лозунга «Партия наш рулевой». Впрочем, это уже сатира в объёме репертуара М. Задорного, обратившего внимание на лозунг в конце стрельбища курсантов Одесского Артиллерийского училища: «Наша цель – коммунизм». Но, скажем, несколько поколений наводчиков не обращало внимания на этот шедевр, целясь в домики, мельницы и водокачку, нарисованную на стене, а теперь вместе с Задорновым мы над этим смеёмся: «А ведь точно подмечено!» Значит, если желаем узнать мнение автора, стоит искать авторскую идею, а не всё то, что преподнёс на блюдечке с голубой каёмочкой «идеологически вдохновенный» редактор, критик, учитель литературы и иже с ними.

Пушкин описывает, как в военном походе был он представлен военнопленному турецкому паше - поэтом. «Паша сложил руки на грудь и поклонился мне, сказав через переводчика: "Благословен час, когда встречаем поэта. Поэт брат дервишу. Он не имеет ни отечества, ни благ земных; и между тем как мы, бедные, заботимся о славе, власти, о сокровищах, он стоит наравне с властелинами земли, и ему поклоняются».
Отсюда вопрос: могли мы считать Пушкина «наравне с властелинами земли», когда атеистическое образование предлагало Генсека или президентов других государств; а религиозное культовое превозносит своих кумиров? Мой ответ: нет. И наш оппонент или друг П.П. Шариков вправе заметить: «Здесь вообще искать нечего, ведь турецкий паша тех времён - дикарь, да и в плену, конечно же, лучше польстить, чем вступать с захватчиком в опасные дискуссии».
Ныне писателей и поэтов как комаров на болоте. И может быть, именно вследствие такой массовости их уже не упрекнёшь в отсутствии стремления «к благам земным»? И может быть, потому что рифмоплётство уже не отличают от Дара Божьего, поэтому пишут обо всём, кроме…
Впрочем, в пушкинские времена таких особей было тоже не мало, поэтому, относительно «живущих на высотах создания», читаем:
Стон лиры верной не коснётся
Их лёгкой, ветреной души;
Не чисто в них воображенье:
Не понимает нас оно,
И признак бога вдохновенье
Для них и чуждо и смешно.
Два полярно противоположных значения. С одной стороны, высоты создания и чистота воображения. С другой, - не чисто в них воображенье. Больше того, такое воображение – «не понимает нас оно». Но!
В связи с тем, что «признак бога вдохновенье» режет ухо воинствующего атеиста, я предлагаю вспомнить песни нашего пионерско-комсомольского прошлого, дабы настроить слух в поиске Истины. Т.е. «Союз нерушимый Республик свободных сплотила навеки Великая Русь» - это не Пушкин. Зато знаем теперь, что Союз образовался не по собственной воле «братьев». И тем более, если слово «сплотить» означает единство плоти и крови, как в супружеском браке, то и здесь возникают сомнения, ведь крови, в процессе объединения, пролито - не измерить. Далее. Русь, провозглашённая Великой, всегда занимая первое место по подпольным некогда миллионерам и миллиардерам, почти всегда была в списке малоразвитых стран. Ну и, хватит ли лжи в одной этой строке, чтобы вдохновить себя на возвращение к информации, скрытой русской идеологией?
29 ноября. 1999 г.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ЭЗОТЕРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. "ИЗ ПЕРВОЙ ТЕТРАДИ"
СообщениеДобавлено: Ср авг 06, 2008 1:28 am 
активный участник

Зарегистрирован: Чт июн 19, 2008 11:53 pm
Сообщения: 59
6
МИСТИКА РОЗЕНКРЕЙЦЕРОВ, РУССКИЙ СЛОВАРЬ, СОСЕД И МАЛЕНЬКАЯ СОБАЧКА
«В жизни самое главное – подходить ко всему с априорными мнениями. В самом деле, оказывается, что массы ошибаются, а индивидуумы всегда правы».
Борис Виан, «Пена дней».

В истории возникновения сборника было нечто мистическое; чертовщина, как это воспринимается в массах. Однажды в ««Энциклопедическом изложении масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии» Мэнли П. Холл (СПИКС Санкт-Петербург 1994г.) мне попалось воззвание розенкрейцеров: хочешь стать судьёй и правителем мира, скажи себе – «Да!» И сразу отыщут тебя учителя и агенты. И вот, не взирая, что обращение Розенкрейцеров датировано пятым веком, я как большой любитель чудес сказал - да. Глупо, не правда ли?
Тем не менее, вроде случайно, но в моём поле зрения начали появляться нужные книги, При этом, учтите, с 1993 года я находился в лагере беженцев и общения с русскими не имел. А тут вдруг встречался какой-то товарищ, даже не розенкрейцер, в чемоданах которого была очередная книга; будто «постижение тайн» развивалось по схеме тайных учителей. Ну а потом, когда убедился, что русским образователям все тайны произведений Пушкина были прекрасно известны, я начал искать русские Энциклопедии и Словари, дабы систематизировать свои выводы в сборнике «Великие Тайны Пушкина».
Как только я подготовил список нужных мне слов, Энциклопедический Словарь «таинственным образом» возник прямо перед глазами. В «русском магазине», торгующем «русской» гречкой, воблой, пивом и далее, перед книжными полками на полу пылилось сразу два одинаковых фолианта, по 50 марок каждый. Ну и, обласкав цену глазами, я обратился к хозяйке: «Дай скопировать пару слов? Мигом верну в полной сохранности!»
Дабы хозяйка не отказала, я рассказал, что пишу книгу о Пушкине. И, дескать, её доброту готов расценить, как спонсорский вклад в общее дело. Впрочем, на спонсорство я не рассчитывал; просто была интересна реакция «нашего человека» на имя Пушкина и то, что даже в эмиграции кто-то может быть занят исследованием.
В любом случае, книгу она не дала. Сказала: «А вдруг именно сейчас, пока ты будешь бегать копировать, войдёт покупатель – немец?» «Которому жизненно необходимо сразу два Русских словаря?» - съехидничал я, пряча глаза, дабы в нихх не раскрылась правда любви к советским торговым работникам.
Вобщем, забегая вперёд, скажу: словари валялись на том же полу ещё несколько месяцев, а потом «гешефт прогорел». Но дело не в этом…
Я возвратился из магазина, где говорят и обслуживают по-русски, и рассказал соседу, который из Киева, о ситуации, возникшей на почве интереса к русской культуре. И оказалось, что у него есть точно такой Советский Энциклопедический Словарь! Нет, честное слово, людям, тащившим подобные Глыбы в эмигрантское будущее, просто необходимо присваивать звание «Герой Советского Союза». А если учесть, что на вопрос «зачем?» сосед сказал, - «чтобы дети и внуки учились», - я подумал, что он дважды Герой! Ведь дело такое можно расценивать и как подрывную работу в тылу.

В этот же вечер я с восторгом листал у соседа памятник «русской мысли», старательно переписывая значение нужных слов. Ну а сосед грустно вздохнул и пошёл копошиться в баре. Правда, он вскоре не выдержал и потребовал рассуждения выражать вслух. Дескать, «здесь тебе не читальня». И да, очень хотелось бы полностью передать наш разговор, но сосед так часто употребляет кириллическое название буквы «Х», что эти подробности обозначу кавычками, троеточием или другими подменами.
Итак. «Пушкин А.С. (1799 – 1837) - русский писатель, родоначальник новой русской литературы, создатель русского литературного языка. Окончил Царскосельский (Александровский) лицей (1817). Был близок к декабристам. В 1820 г. - под видом служебного перемещения сослан на юг (Екатеринославль, Кавказ, Кишинёв, Одесса). В 1824 г., вследствие конфликтов с начальством, уволен со службы и выслан в село Михайловское под полицейский надзор до 1826 г. Скончался от раны, полученной на дуэли. Творчество Пушкина претерпело эволюцию от ранней лирики его поэтического ученичества и романтизма южных поэм («Кавказский пленник», 1820-21, «Бахчисарайский фонтан», 1823, «Цыганы», 1823-24, и др.) к реализму. Пушкин поставил впервые многие ведущие проблемы русской литературы 19 века: народ, как движущая сила истории («Борис Годунов», 1825); отношения личности, понятой как социальный продукт среды и обстоятельств, и общества («Евгений Онегин», 1823-31); личности и господства («Медный всадник», 1833); судьба «маленького человека» («Повести Белкина», 1830); власть денег над людскими душами («Пиковая дама», 1833, и др. В маленьких трагедиях «Моцарт и Сольери», «Каменный гость» и др.), в философской лирике 30-х годов обратился к коренным вопросам бытия: любви, творчеству, смерти. Поэзия Пушкина, сочетающая всечеловечность и национальный элемент, - величайший пример гармонически прекрасного искусства в русской и мировой литературах. Гуманизм, гражданственность, пафос истины, реализм, народность, историзм утверждены Пушкиным в качестве главных традиций русской литературы...»
Это я прочёл несколько раз, толком, ничего не понимая. Ведь в «новорусской» литературе текущих веков пушкинское влияние не отыскать, поэтому и «родоначальник» звучит абсурдно. Да и год выпуска словаря (1986) сразу напоминает соц. Реализм; когда желаемое выдают за действительное. Тем не менее, раз уж в Одессе по этому поводу говорили «только не надо нас дурить», значит, все знали, что современный русский язык это язык Устава Советской Армии, протоколов прокуратуры и актов групп санитарно-пожарного надзора. Т.е. здесь Пушкина никогда не стояло. И тем более, если припомнить «Капитанскую дочь», или текст судебного заключения в «Дубровском», казённый язык Пушкин высмеивал, в противовес ясному языку мужиков. Плюс, языком народным Пушкин называет язык преданий и сказок, но никак не мат в московском метро. Далее.
Близок был к декабристам - не освещает: «за» или «против» был Пушкин.
Поставил ведущие проблемы», - что это значит?
В философской лирике 30-х годов обратился к коренным вопросам бытия: любви, творчеству, смерти» – это как? Дал ли ответы, предлагал ли свой взгляд, высказал ли своё мнение? Или просто манифестировал: «Любить, творить, умирать... ли?» - вот в чём вопрос!» Что значит «философская лирика» в русской интерпретации? Ведь «философия» не однобока, как и попытки систематизировать знание?! А если философской лирике нет примеров в современной литературе, моральном кодексе строителей коммунизма, или в учениях православия, - значит это только одно: мы с ней не знакомы! И да, я понимаю, что словарь - не пособие. Но есть ли пособия, написанные человеческим языком?! И может быть, только поэтому оперируем жестами или мимикой, согласно современной новой русской и Горбачёвской стилистике?
Дабы подкрепить своё мнение, я предложил соседу параллельную информацию о «Философии - науке о природе ценностей. Главенстве одного вещества или субстанции над другой».
В философию входит 6 традиционных дисциплин: метафизика - абстрактные предметы; космология; теология и природа вещей. В понятиях:
Логика - закон человеческой мысли, «учения об ошибках».
Этика - наука о морали, индивидуальной ответственности, природе добра. (?)
Эпистемология - наука о природе и осознании гармонии, изящества и благородства. (?)
И дальше припомнил: Платон рассматривал философию как величайшее благо, ниспосланное Божеством человеку. Но! Вправе ли я говорить о Платоне и Божестве, рассматривая «священные» тексты Советского Энциклопедического… Словаря атеистов? Нет! Меня засмеёт любой шеф культурного клуба! Хотя на прощание я всё-таки вспомню: «Мелкая философия сдвигает ум человеческий к атеизму, а глубокая приводит к религии». Френсис Бекон. Но это уже не из русского словаря.
Не предполагая негативной реакции моего соседа, я вслух рассуждал о лирической философии, столь необходимой для восприятия творчество Пушкина, родоначальника русской литературы. Новой. Кроме того, хотелось узнать, чем провинилась та старая, которую заменили? И как отличать «родоначатую» Пушкиным, от литературы сегодня, в которой ему, как видим абсолютно не вооружённым глазом, ни места, ни применения. Т.е. «Ну, ты меня понял, мужик, в натуре?»
- Какого … ты там накопал? - взорвался сосед, закончив ревизию в баре. – Какого ты … вообще, как ... его знает, сидишь и бубнишь, на хрен, под нос?
- Да понимаешь!.. - необдуманно откровенно махнул я рукой на хозяйский Словарь. - Такого тут навертели эти ... специалисты.
Конечно, подобное заявление в доме владельца, тащившего Советский Словарь 2500 км, я тут же готов был признать не корректным. Но! Сосед уже выдернул СЭС у меня из рук и занёс его над моей головой. Слава Богу, он просто поднял эту глыбу к свету и, нацепив очки, молча начал читать.
- Козёл! – сказал он через минуту. Я подумал, что на меня и в мыслях начал искать, что ответить. Но сосед взглянул на обложку, затем на титульный лист и внёс поправку, - Козлы! И я успокоился; ведь на первом листе имена составителей словаря.
- А какого ты ... тут ищешь? - спросил сосед, вдруг захлопнув словарь.
Естественно, я рассказал. Показал места, мало понятные в произведениях Пушкина, и список слов, которые, на мой взгляд, мы применяем не по назначению. Причём, пытаясь сгладить свою бестактность, я попросил соседа помочь. Т.е. «он с высшим образованием, инженер-конструктор, и его мнение мне интересно».
Сосед крякнул, выпятил грудь, поправил очки, вновь нырнул в источник нашего знания и, минут через пятнадцать мы подвели итог.
«Коренными вопросами бытия» всегда и для всех были такие:
1. Мы творения Божьи, или жизнь, природа и человек возникли случайно?
2. Если мы Божьи, почему жизнь трудна, хотя нам говорят о Его Любви?
3. В чём смысл нашего горемыкания: в чём суть рождения и смерти?
Ага! - подсказал сосед, двигая книгой в поисках лучшего фокуса. - Тут они на ... слово «рождение» пропустили. Вроде как Пушкин ставил проблемы «рождения, любви, творчества, смерти». Так понятнее было бы.
Я возмутился. Как «пропустили», если научно-редакционный совет издательства - человек 60! А может, это Пушкин вопросы рождения «коренными» не счёл?
Сосед хмыкнул и вновь возвратился к чтению.
Что-то они, на хрен, мутят, - сказал после паузы, и вслух прочёл как по слогам: «Гуманизм, пафос истины, гражданственность, реализм, народность, историзм утверждены». А вот это как? – «всечеловечность и национальный элемент утверждены».
- Это я тебя спрашиваю, как? Это ведь ты решил детей и внуков по этому словарю обучать! Я потому и сказал, что намутили, а ты меня ... распял на координате «Х».
- Да подожди! Давай так. Если он - родоначальник, создал литературу, то за что же его гнобили при жизни? 2. Если он создавал, откуда тогда взялись «главные традиции»? И ещё получается, на хрен, что Державин, Жуковский, Крылов, Гоголь… Ну да, и Ломоносов, - они что на балалайках играли? Или по-немецки писали? Да и это, смотри, как эту ... понять? «Величайший пример гармонически прекрасного искусства в русской и мировой литературах», а его под надзор! И советских на ... ссылали; значит и они чем-то мешали?! Ни черта не понять! А вот это: «Сочетал всечеловечность и национальный элемент» - это про то, что арапское с русским? Нет, пишется, что поэзия сочетала. Значит, если «поэзия Пушкина сочетала…», тогда всечеловечное - это важные всем проблемы. А если и русских интересует, - тогда элемент национальный. Так?
- Если так, тогда получается, что тут полкниги опечатки или слова набекрень.
- А что, как на съезде! Ни хрена не понять, а потом бурные аплодисменты. И «это уже интересно!» – скопировал он Горбачёва, бросил книгу и бодро рванул к буфету.

Мой сосед обладает удивительной способностью изыскивать главное в естестве нашей жизни. Его ощущения наличия или отсутствия сути мигом укладываются в категории «на ...» или «уже интересно», что позволяет ему воспринимать непонятное. Так и сейчас, после «уже интересно» и дополнительной пары «маленьких» из самогонных резервов он потребовал список нужных мне слов, объяснения которым я думал отыскать в словаре. И поверьте, он тут же наткнулся на нужное!
Вот это что за ...? Это, какого ты ... к Пушкину записал? – В списке увидел он «метафизику»; вздохнул и начал искать её в словаре, радуя меня паузой перед третьей.
- Вот она - Метафизика. (от греческого – meta ta phisika - после физики).
1. Философское учение о сверхчувственных (недоступных опыту) принципах бытия. Термин восходит к названию, данному Андронником Родосским (1 в. до н.э.) сочинению Аристотеля об умопостигаемых началах бытия. В современной буржуазной философии термин «метафизика» часто употребляется как синоним философии.
2. Противоположный диалектике философский метод, рассматривающий явления в их неизменности и независимости друг от друга, отрицающий внутренние противоречия как источник их развития.
Я даже подпрыгнул от радости! И какого такого я застрял на словарном Пушкине? Вобщем, я уже клялся соседу в любви, и обещал компенсировать его «барный запас» трёхкратно! Правда, чтобы вам понять мою радость, должен показать и другие слова.
Диалектика (от греческого dialektikё (technё) - искусство вести беседу, спор), теория и метод познания действительности в их развитии и самодвижении, наука о более общих законах развития природы, общества и мышления; Диалектика противоположна метафизике... Материалистическая Диалектика создана К. Марксом и Ф. Энгельсом на основе критической переработки предшествующих философских учений и развита В.И. Лениным. Важнейшие категории Диалектики: противоречие, качество и количество, случайность и необходимость, возможность и действительность и др. Основные её законы: единство и борьба противоположностей; переход количественных изменений в качественные; отрицания отрицания.
Диалектический материализм - философия марксизма-ленинизма; наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления; научно-философское мировоззрение и общая методология познания объективного мира и революционных действий. Возник как синтез, обобщение истории развития философии, науки и общественной практики...
Д.м. составляет органическое единство материализма и диалектики, исходит из того, что материя - единственная основа мира, сознание - свойство материи, признаёт всеобщую взаимосвязь предметов и явлений, движение и развитие мира - как результат его внутренних противоречий.

Я не переписываю до конца разъяснения, надеясь, что сами прочтёте и уже понимаете: метафизика превращается в недоступную опыту, когда диалектику провозглашают наукой. Вслед за чем, «более общие законы развития природы, общества и мышления» превращаются в «упрощённые» и… мы в полу шаге от объяснения малолеткам: детей – аист приносит! Значит, как следствие революционного противостояния можно понять только то, почему Луначарский - народный комиссар народного же образования - не мог утвердить иную программу. С одной стороны, метафизика - учение о сверхчувственных принципах бытия революции не нужна. А в изъятом виде она, безусловно, опыту недоступна. С другой, нестандартное представление Пушкина о Свободе и Образовании нетрудно назвать пророчеством революции. Хотя на критику Белинского Пушкин отозвался достаточно внятно: «Ему не достаёт любви и образования». Т.е. интересы и разночтения без пролетарских обиняков говорят, что метафизика постижения Разума и революция - несовместимы. Уже потому что все революции Высшим Разумом предусмотрены только как горький опыт. Т.е. и Луначарскому, утверди он иную программу, местом прописки стали бы Соловки, со всей их неизменностью.
Итак, что не трудно заметить в кружевах Энциклопедии, вопросы, с которыми Пушкин «обращался к коренным вопросам бытия», вследствие развития учения материалистов «опустились на дно», дабы и вывод – «Бог есть!» – скрылся туда же. Далее, потому что коммунизм руками пощупать нельзя, из глубин появляется диалектика - искусство вести беседу, и сразу... советская власть бороздит океан мировой философии. Частное выдаётся за общее, как свод законов и кодексов партии большинства, и дуализм уже не отличить от разлагающей двойственности. Т.е. есть пути к коммунизму на съездах КПСС – на словах, а есть и на деле. Проще сказать, противоречие, случайность и безысходность рождают власть лживой действительности, которая вновь развивает стремление к революции, но уже как бы подпольной. Проще сказать, никто не верит правительству и где только может, старается его обмануть. В результате, не верные ленинцы богатеют в подполье, в каждой серии своих снов представляя счастливое завтра, когда их открыто, назовут АЛИГАРХАМИ.

Вам остаётся представить себе мысли соседа. Ему за 50. Сын офицера, полжизни в воинских гарнизонах. И всё вроде было ладно, пока не возник салат из диалектики с метафизикой, подсоленной отрывками стихов и прозы Пушкина. Вобщем, я поспешил рассказать соседу, как в 1989 году отправлялся в Австралию. И сразу же за границей, в пределах Шереметьевского «Дюти фри», начался приступ удушия и слезливости, и губы шептали только одно: «НАДУРИЛИ!» А сосед к моему «надурили» добавил ещё слово «БАНДА» и массу других, непечатных; после чего сменил «маленькую» на 100-граммовку, залпом хлопнул её без закуски и произнёс: «Хватит бля! Надо с собачкой гулять. Она по природе живёт. А ты – забирай-ка этот булыжник пролетариата, в бога, душу, царя и отечество. Один чёрт, - как там у него? - мы все учились, как учили, мечтая, кто куда сбежать».

P.S. Я топал на свой этаж, прикидывая в уме, сколько спиртного покинет меня до начала работы. Но, вдруг эта мысль показалась ничтожной. Я увидел себя Дон-Кихотом, мчащимся на грозную мельницу. Вызов, брошенный советской литературе, показался опасным и непосильным, но внутренне рождалось сознание, что эту дуэль я не хочу отменить. Тем более, не только свою честь захотел защитить.
Восстановлено 30 сентября 2000 года.

7
О ЖИЗНЕННОЙ ПРАКТИКЕ И ТЕОРИИ ЛИТЕРАТУРЫ
К спорам о методике преподавания, которая перед носом

От автора. Наша жизнь – ненавязчивый, вежливый и терпеливый учитель.
Впрочем, ненавязчивость – можно даже «пощупать».
Весь день шёл дождь; температура не больше 15°. Сотрудники - немцы - клянут погоду. Ну и, с учётом, что немцы любят учить, я очень серьёзно спрашиваю:
- Плохая погода: шайзе - дерьмо. Это я правильно понял?
- Яволь! Натюрлихь! (Так точно. Конечно.)
- А вчера было солнечно, 26°. Ни дождинки! Так?
- Яволь!
- А вы говорили: «шайзе»!? Ну и где же граница, когда «шайзе» превращается в «Гот зайт данк», - Слава Богу?
Несколько секунд сотрудники в уме переводят мой «немецкий» на свой. Плюс, несколько дней назад, параллельно работе, я пересказывал им содержание моих статей о том, что одной только интонацией можно любое слово столкнуть в нарицательное значение, или возвысить до кристально чистых высот. И вот, переварив информацию, они дружно хохочут, дружески толкают меня, дают легонько по шее и отвечают:
- Шдраштвуй, дошвидане, горбачёв - водка. Дафай работай. Ньет...

Ответ вам понятен? Да, мы не в силах влиять на погоду; но некто знает, что лучше включить: дождь или солнце. Так что, по сути, мы обсудили философский трактат «У природы нет плохой погоды». Плюс, немцы поняли и намёк: их современный язык (унгар шпрахе) далёк от поэзии великого Гётте. Но если бы я затеял нудные разъяснения, употребляя слова: дар, создатель, управление свыше и далее, - они бы послали меня на… нашем же русском. Плюс, «Если ты такой умный, - почему не учишь на родине?» - этот ответ ждёт любого профессора-эмигранта. Тем не менее, конфликта не возникает, когда что-либо обсуждаем на человеческом языке, обходя упрёк нации в несовершенстве.
И мы, русские, сегодня со скрипом воспринимаем, что сказки, повести или же мифы - форма ненавязчивого нам предложения авторов, о чём-то задуматься. Но, о чём? – меньше всего беспокоит тех, кто жаждет «творить чудеса» или ищет «следы» земных Атлантид, Посейдонов, Нептунов и Аполлонов, вместе с богинями женского пола. В сумме, иносказательная литература лишена детородного органа, и уже не отличить преимущества Пушкина, ушедшего от назойливых назиданий церковного типа, - в пользу развития способности отделять семена от плевел.
Заметьте, «плевела» - шелуха, скорлупа, сохраняющая зерно до его полной зрелости, - и «девственная плева», избавление от которой дарит женщине способность к деторождению, исходят из одного корня. Значит, раскрыв иносказания автора, мы не только оплодотворены его идей, но и обретаем возможность, воплотить её в жизнь.
Даже в простом разговоре мы иногда переспрашиваем: «Ты на что намекаешь? Что хотел этим сказать?» Почему же так трудно признать, что самомнение «я» нередко упускает основные достоинства произведения, не взирая на усилия Гения, подарившего нам своё обнажённое сердце?
Наш человек - чрезвычайно внимателен. А вдруг кто-то хочет заставить его вновь чему-то учиться? Нет, лучше уж на войну! Не взирая на то, что существует драматургия Высшего Разума, давшая жизнь в обществе и, чётко регулирующая порции постижений, относительно способностей индивидуума переварить информацию...
О чём информация? – спросите вы, сразу же размышляя, есть ли у вас в ней нужда. А я предлагаю прежде понять, почему и кем информация исключалась. Такая вот информация!

Блок адресован Л. Розин
Недавно разговорились по поводу вашего стихотворения. И я очень просил, - забудьте на время, что оно ваше, и только тогда раскроются недостатки или достоинства.
Грусть уходящая.
Ах, будьте уверены, всё это тоже пройдёт...
Со временем всё образуется, всё перемелется;
Последнею шпагу Последний сломал Дон Кихот,
И старые крылья сложила Последняя мельница.
Так время спокойно вращает свои жернова,
Века на секунды безжалостно перетирая;
С экрана Печального Рыцаря рвутся слова,
А зрители в зале хохочут, слезу утирая.
И - право, что может быть в жизни текущей смешнее,
Чем сказка про Доблесть и Честь - там живут Идеалы.
Но, лишь на минутку забыться и стать... Дульцинеей
Наверное, каждая женщина в мире мечтала.
Да, лёгкая грусть о несбыточном тихо пройдёт,
И всё образуется снова и всё - перемелется...
Последнюю шпагу Последний сломал Дон Кихот,
И старые крылья сложила Последняя мельница.

1. Я предложил изменить последние строки; примерно так: Вот новую шпагу готовит другой Дон Кихот, - / Уверен, что крылья расправила новая мельница. И убеждал, - с моим вариантом остаётся надежда и читать не так тошно. Ведь некоторые процессы повторяются закономерно; и грустить, что прошли времена, в которые простая крестьянка Дульцинея могла получать возвышенные послания Дона, - нет никаких оснований.
2. Стихотворение в сборник не стоит включать; отложите, обдумайте, что написали. В первую очередь, дабы не портить впечатление читателей о первоисточнике Сервантеса.
3. Нас даже в школе учили, что Дон-Кихот - вымышленный комический образ человека, которому не дают покоя «прежние времена», украшенные авторами рыцарских романов. Здесь же и Дульцинея – идеал дамы сердца.
Таким образом, вздыхая, - мне бы такого поклонника! – вы заново персонифицируете героев иносказания, возвращая инфекцию примитивного восприятия произведения. Впрочем, если вас не волнует, что стоит за сатирой Сервантеса, давайте рассмотрим правду создания вашего стихотворения, присланного на мой юбилей.
1. Не так давно мы обсуждали внутреннее содержание стихотворения, после которого Дон Кихот (по воле Сервантеса) взял себе псевдоним «Печальный рыцарь».
2. Из наших бесед вы узнали, что в молодости я занимался фехтованием.
3. А вам кто-то не так давно подарил поломанную рапиру.
4. Вот и решили вы передарить мне эту калеку, для солидности приписав стихотворение на мотив ключевого из «Дон Кихота». Плюс, большие буквы, - Последний Кихот, Мельница, Шпага, - с ваших же слов, для пущей важности.
Проще сказать, будь под руками бесхозная бутылка водки, с тем же успехом можно было преподнести и её, но… со стихом о ВРЕДЕ АЛКОГОЛИЗМА. Конечно, с большими буквами…
Грусть отрезвляющая.
Ах! Будьте уверены, - всё Это тоже пройдёт.
Со временем все Алкоголики Пьянство Бросают и Лечатся.
Послёднюю Рюмку с Гримасой вливают в свой Рот, -
Но Бар покидают с Молитвой и... Перекрестятся.
Так Время спокойно решает все с пьянством Дела,
Как точки над «И» проверяя и расставляя...
Со Свадебной Карточки смотрит с Укором Жена –
Ушедшая; с Кем-то другим теперь Жизнь продолжая.
И – право, что может быть Жизни с Пьянчугой смешней,
Чем тосты заздравные, если здоровье семьи пропивали?
Ты лишь на минутку то прежнее вспомни – «Налей!»,
Ведь всё - за что пили, – сожрал алкоголь. Не мечтали?!
Да, Лёгкая Грусть? Ну а Печень? Растёт и растёт.
И Печень не лечится, - так мне сказала Буфетчица! -
И Жизнь не раскрутишь как Мельницу, наоборот,
А если раскрутишь, то долго она не провертится...
Слова – как вода, только, Правда - как Камни на Печени,
И Пьянство опасно Синдромом - похмельный койот;
Но Тот Кто Не пьёт, – никогда от Синдрома не лечится,
Хотя свои Пьянки в психушке клянёт Идиот.

Похоже? Т.е. мне 50 лет. Друзья-поэты читают свои поздравления. И вдруг, вы – поэтесса – настроение сводите в новое русло. Сначала, ваша мечта быть Дульцинеей. А потом, Последний, Последняя, да и название оптимизмом не блещет. Самое время запить! Я, например, понял так: полтинник тебе, мужик, кончай трепыхаться, пора доски строгать. Вобщем, порадовали!
Что же касается стихотворения из Дон-Кихота, идею которого предлагал не опошлять благодаря вашей «находке» на тему, - напомню, о чём говорили.

Я жизнь ищу в могильной тьме.
Здоровье я ищу в недуге.
Незамкнутость в замкнутом круге.
Свободу я ищу в тюрьме,
И верность - в вероломном друге.
За то мой рок ожесточён,
Суровый положил закон,
Решенье с небом согласуя:
Раз невозможного хочу я.
Я и возможного лишён.

Это стихотворение я видел последний раз - лет 28 назад. Тем не менее, если простите незначительные погрешности памяти, рассмотрим строчки подробнее, - чтобы, в первую очередь, понять идею Сервантеса, даже с учётом перевода на русский язык. Впрочем, я набираюсь смелости утверждать, что русский - не переходный язык, как многие европейские, но полностью завершённый, способный передать все тонкости и оттенки любого другого. Поэтому…
Я жизнь ищу в могильной тьме...
В сборнике «Великие Тайны Пушкина» мы обсуждали: в литературе известно обращение от первого лица, как выражение Идеи Всевышнего. Помните? У Пушкина – «Я памятник воздвиг себе». Впрочем, в «Приложениях» почитайте статьи А. Гессена, тем более, я предложил рассмотреть это произведение с точки зрения откровения «я», существующего в телесном виде. Т.е. это «я» повествует, почему его жизнь такова. А герой Дон Кихот, впитав лишь поверхностный смысл стихотворения, наделил себя псевдонимом «Печальный рыцарь» и ринулся в гущу событий «невозможного» существования. Хотя в стихотворении есть намёк на естественные противоположности: Тьма - Свет. Смерть - Жизнь. В противном случае…
Здоровье я ищу в недуге.
Тьма соответствует понятию «недуг». И можно было бы написать, - здоровье я ищу в болезни, что не изменило бы рифмы. Но ведь недуг понятие неоднозначное?! Плюс, объёмные рассуждения допускают раскрытие слогов. Тем более, Сервантес – испанец, а в Испании – родине каббалистов, прекрасно знали о тайнах сочетания символов букв и слогов. Таким образом, слагаемые не – дуг возвращают к отрицанию символа слова «дуга», так же известного как свод небесных законов. Рядом, дюжий – по-украински – крепкий, и дуже - очень. Правда, выводы убедительны только тогда, когда признаём многовековое сочетание языков, а не «очень великую» обособленность русского, украинского, немецкого и т.д. Впрочем, есть простейший пример. Коль, - колы - на украинском, означает «если, когда» - на иврите и русском.
Дуга - часть окружности; чем больше дуга познания, тем легче говорить о полном объёме. И не даром буква Омега (на моём компьютере её нет) выглядит как некий Объём, нисходящий и распространяющийся по координате «Y» игрек, символизирующей землю.
Дугу строители применяют как несущую Арку; символ защиты и покровительства. Плюс Аркан - петля, которой ловят животных, и «Арканы Таро», о которых – лучше отдельно.
Впрочем, Таро, соответственно правил перестановки букв, приближают нас к Торе; а Тор – имя древнего бога, из слуг которого, пары медведей, произошло всё живое: мужское и женское. И Тавро, клеймо, которым метят животных, так же напоминает о символе.
Дуга – с не меньшим успехом приблизит нас к сектору - доле объёма и площади. А сектор - к секте; скажем, обществу с ограниченным виденьем. Т.е. разбейте сектор на слоги, и прикоснётесь к секрету, почему многие тайны не раскрыты сектантам.
Тор – по-немецки – ворота. А в Торе есть напоминание о 50-ти вратах Мудрости. Не традиции, не устава или канона, но Мудрости. Кроме того, побуквенный анализ слова «Тора» раскрывает нам «Свет устного Обучения», и немецкое «Ор» известно как уши и слух. Далее, орхан - голосовой аппарат – воздух преобразует в звук, а орал - рот и пищевод. Плюс, сект - сок, и ор - возвращает к получению пищи. Есть связи, коль их начинаешь искать?

Я просмотрел свои записи взаимосвязанных слогов и слов, - это почти 10 страниц. Так что, дабы вас не утруждать, пойду дальше.
Не замкнутость в замкнутом круге.
Свободу я ищу в тюрьме,
И верность в вероломном друге.
1. Поиск свободы в замкнутом круге собственных «я», ограниченных животными потребностями, излишняя трата времени. Поэтому высшее «Я», что и подчёркнуто покаянием, звучащим в стихотворении телесного «я», предлагает разомкнуть оковы иллюзии самообмана. Одна из которых, любовь к комплементам (лат. – дополнение), воспета вами в пародии на Сервантеса.
2. «Доброе слово и кошке приятно», но потребность в самообмане рождает недуг как болезнь и манию, развиваясь в самых тёмных глубинах тела – нашей главной тюрьмы. И потому, что тела-оболочки меняются как одежда к сезону, подобно пути человека из класса в класс, можно припомнить библейское обещание «освободить узников из тюрем», в котором многие видят буквальное освобождение.
3. Слово «вероломный» зримо сообщает о деятельности, возникающей на пути развития веры в бога или же человека слова и чести. Поэтому с учётом стихотворения Пушкина «Поэт» (есть в сборнике ВТП.), стоит вспомнить о «чутком слухе» и методике очищения слуха и веры. В этой связи, избавление от кумиров, лжебогов и пророков характеризует центральную линию постижения истины, как стремление к верному другу. Ведь религиозных течений, возбуждающих разногласия в самих себе, - пруд пруди; чёрт ногу сломит. Но каждый укажет вам на другого: сектант! – хотя и его постижение возвращает только к канону, традиции и механическим ритуалам, как к поговорке: Ищем чёрную кошку в тёмном подвале. Ну, так не вправе ли «Я» телесное однажды признать:
За то мой рок ожесточён,
Суровый положил закон,
Решенье, с Небом согласуя.
Раз невозможного хочу я,
Я и возможного лишён...

Заметьте, подобное покаяние происходит только тогда, когда человеку раскрываются Задачи и Цели Творца. Но хотя слова «Решенье с Небом согласуя» более убеждают, что жизнь в «могильной тьме и недуге» предусмотрена, как естественный процесс развития потребности в освобождении, христианское богословие проповедует идею богопроклятия. С другой стороны, теперь уже с учётом стихотворения Сервантеса, существует поэтическое откровение каббалиста Ари (Древо Познания), утверждающего, что отсутствие Света закономерно развивает жажду познания Великой Противоположности. Т.е. перед нами коренное отличие доктрины иудаизма, провозглашающей Бога Благословенного, и христианской теории проклятия человечества. Точно так и поэты: одни, воспевают дар жизни, как Пушкин, впитав его своим естеством, - а другие, как писал поэт Украины Т.Г. Шевченко, провозглашают упрёк: «То вы б элегий нэ творылы (не создавали бы), та марно Бога не хвалылы, на наши слёзы смиючись». Следовательно, перед нами два разновысоких уровня постижений Сути Творения: один - недуг «жизни наоборот»; другой, высокое - философски объёмное постижение жизни и Жизни. Причём, успешнее распространяются свидетельства власти рока, кармы и злой судьбы, изначально возникшие из теорий «строителей ложных миров». Тех, на чью жизнь как жизнь временщиков и направлены стрелы сатиры Сервантеса. А мы замечаем только комический образ Дона Кихота и Санчо Панса.

ДЕСЯТЬ СТРОК, КАК ОКРУЖНОСТИ КАББАЛЫ
«Строители ложных миров» - одно из определений Каббалы. Но если вам они неизвестны, у вас не возникнут параллельные ассоциации. И с тем же «успехом» будут закрыты произведения не только Шекспира или Сервантеса, но и художников-символистов, так же протестовавших против канонизации сектантского видения.
В нашем случае, весь «Дон Кихот» и 10 строк этого стихотворения полностью соответствуют «жизни во тьме», выраженной точкой центра 10-ти окружностей.
При этом, в общих чертах, окружности Каббалы – иллюстрация; схема сжатия Света и Духа Высшего Я, будто бы помещённого в наши телесные тюрьмы. Отсюда понятие: концентрация. А обратный процесс вполне естественно называется освобождением, - которому посвящены тысячи древних сказаний и мифов. Одни мифы сообщают нам о потопе, а другие повествуют о рождении человека из камня, соль с которого слизал «священный олень». Кто же первым обратил внимание на круги, разбегающиеся по воде, когда в неё бросишь камень, я сказать не могу, хотя вижу сходство зримое и символическое. Что же касается линий координат как схемы для объяснения законов мироздания, и здесь есть преимущество кругов Каббалы, которые не имеют делений на «минус» и «плюс», потому что Вселенские столкновения дополняют и совершенствуют Мироздание! И это доказано. Тем не менее, псевдо теории полного отсутствия Света Творца превалируют в нашем мире. Вслед за чем, мы узнаём о кострах инквизиции, сжигавших якобы колдунов и чернокнижников, а потом и о ссыльных «безбожниках», в списке которых оказался и Пушкин, воссоздавший идеи древнейших мифов.

Если хотите проверить, можно ли стихотворение Сервантеса считать повествованием, провозглашённым от Имени Высшего, возьмите простейший пример.
Скажем, я возомнил себя специалистом по литературе и говорю другу литератору, что ищу в его строках ключевые слова, возникновению которых он уделил мало внимания. Вслед за чем, хотя стихотворение получилось звонкое, оно не светлое, не здоровое и не свободно от традиционных влияний, в худшем смысле известного слова. Далее, если критика будет принята, автор вернётся к оригиналу «Я жизнь ищу в могильной тьме», в пользу развития творчества «Я памятник себе воздвиг нерукотворный». А если нет, тогда, как говорят немцы, - зелба шульд (сам виноват). Ведь и обезьяна вправе сбивать скрипкой бананы, или гонять блох на спине, даже не думая о предмете и его натуральной цене.
Вспоминая намёки Сервантеса, - не обойти вниманием фразу из «Пиковой Дамы» Пушкина. «Что за глупая кабалистика?» - возмущается один игрок-офицер, услышав о тайне карт, неизменно сулящих выигрыш. Т.е. кому-то даже могильная тьма напомнит о животворном Свете, а глупая кабалистика о мудрости Каббалы. Но! О талантах от Бога нам не рассказали, потому что у атеистов нет Бога. И символы мы не изучали, потому что в раю, обещанном коммунистами и капиталистами, такие плоды не культивируют. Вслед за чем и понятия, скрытые в буквах ПРДС (слово Рай на иврите), для нас пустой звук. Хотя каббалисты напоминают: ПШАТ – простой смысл. РЕМЕЗ – намёк; ДРУШ – иносказание (поучение); СОД – тайна. Всё, что содержит литературное слово. И да, нам упомянули об этих «приёмах», но кто и как ими владеет? – это вопрос. Впрочем, ответ есть у Пушкина: «Легче превзойти гениев в забвении всех приличий, нежели в поэтическом достоинстве».

СОБИРАТЕЛЬНЫЙ ОБРАЗ
Только от вас зависит, насколько раскроется образ: поверхностно, детально или объёмно. Но одно условие неизменно: олицетворение и персонификация образа уничтожают минимум три четвёрти идеи произведения. Как и сказано Вл. Шмаковым, автором «Великих Арканов Таро», - дух святый покидает такое произведение! Вслед за чем развиваются сопереживания вымышленным героям (здесь Дон Кихот, Панса и Дульцинея), а на уровне кумиров религии – желание им подражать или за них отомстить. Что на руку, в первую очередь культу.

ЩИТ, МЕЧ И ШЛЕМ ДРЕВНИХ РЫЦАРЕЙ
Символы, в процессе их превращения в атрибуты, как и персонажи, превращённые в «праотцев», всё более удаляются от иносказательной сути, существующей в литературных первоисточниках древности. Конь, осел, копьё или щит, - а так же рыцарский шлем, найденный Дон Кихотом, это всё атрибуты, кем-то названные «священными оберегами, кабалистическими и магическими». Тем не менее, помните? Простак Санчо Панса не зря избежал испытания шлема на его голове. Шлем развалился как трухлый пень, к великому огорчению Кихота, страстно убеждавшего Санчо, что шлемы передавались потомкам рыцарей, потому что обладали магической силой.
Отсюда, будто намёк Сервантеса нам не ясен, поищем правду этих предположений.
1. Европейские рыцари черпали сведения о магии - меньше всего из книг мудрецов, но больше из собственного языческого воображения. При этом…
2. Книги добывали они в грабежах, названных «богоспасительными походами».
3. Но тайный язык иносказаний, скажем, язык ветвей Каббалы, им так же был неизвестен, как и доморощенным переводчикам, спешившим на книгах сделать себе капитал.
4. Воображение толкователей «дорабатывало» рисунки и схемы, существовавшие в книгах, но содержание текста всё равно оставалось закрытым.
Естественно, текст раскрыть и доработать» можно лишь в направлении, важном лично тебе. Ну, а что актуально для воина и грабителя? Ответ прост: выжить при силе и власти стаи, чтобы награбить побольше и распоряжаться рабами (доказано в В.Т.П.). Поэтому самый ходкий товар для примитивистов - «магические» предметы и заклинания.
Лавровые венки, особенные причёски или покрытия голов богов, в первую очередь, подчёркивали отличие собирательного образа от человека земного. Ритуальные же покрытия голов возникли как дополнение к теориям об «экране» между Творцом и индивидуумом. Отсюда кипы, шляпы, тюрбаны и т.д. представителей разных религий, и шлем Меркурия с крылышками.
Воины и грабители крепили на шлемах зубастых драконов, рога, перья и прочие «доблестные отличия», для устрашения противника (иллюстрации есть в ВТП.). А экран? – как-то спросили меня. А экран, - ответил я, он в мышлении самого человека. И ни одна кипа не определит, сколько способен понять человек. Вот ведь, стоит атеист в церкви или же синагоге без головного убора, и боги не испепеляют его. Зато мигом накинуться с замечанием прихожане или же распорядители: в синагоге – надень, в церкви – сними. Значит, опять: именно потому, что критиковать создателей ритуалов и обрядовых одежд - опасно, поэтому, вслед за восторгами Дон Кихота и ударом меча, рыцарский шлем иносказания Сервантеса развалился, будто трухлявый пень.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ЭЗОТЕРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. ПРОДОЛЖЕНИЕ "ИЗ ПЕРВОЙ ТЕТРАДИ"
СообщениеДобавлено: Ср авг 06, 2008 2:19 am 
активный участник

Зарегистрирован: Чт июн 19, 2008 11:53 pm
Сообщения: 59
ОРУЖЕНОСЦЫ
После эксперимента «меч и шлем» Дон Кихот убеждает Санчо (если память мне не изменяет), что по закону рыцарей он должен экипировать героя и никогда не задавать дурные вопросы о пище и месте отдыха, Т.е. гордость за рыцаря – его основное питание. Тем не менее, изворотливый Санчо украл у соседа-цирюльника медный таз для бритья; что, собственно, не смутило сумасшедшего Дона. Отсюда, даже не вспоминая, что в переводе с иврита подарит нам «медь», обратимся к опыту не мистическому.
Крестьяне страдали от постоянных поборов на войны. С другой стороны, рыцари грабили всех, кто попадался на их пути, ссылаясь на «святость» похода. С третьей стороны, они обещали чины и награды, точно как Пугачёв своим воеводам. И разве не намекает на это Сервантес, когда Кихот обещает в награду за службу дать Санчо Панса город и губернаторский титул? Больше того (и это не просто!), простолюдин, всегда готовый украсть, прекрасно справляется с ролью судьи. Вслед за чем начинаются взятки, и только требование Кихота выйти в поход спасает Панса от известной беды под названием «человеческий фактор». Таким образом, исторический опыт прост как вода. Когда господа грабят своих и чужих, прикрываясь флагом «святого деяния», их послушники склоняются к вере во блага обмана, воровства и насилия. Вот и развилась цепная реакция зла под маской деяния богоугодного. Но если мои выводы не убедительны, а выводы Пушкина о доблести рыцарей и пользе рыцарских романов перечитывать недосуг, тогда развлекитесь романом «Айвенго» (В. Скотт) или же «Крестоносцы» (Л. Фейхтвангер).

РОЗЫ ПУШКИНА, ДЕНИСА ДАВЫДОВА И РОЗЕНКРЕЙЦЕРОВ
Я предлагаю коснуться символов ордена Креста и Розы, дабы убедиться в существовании единого языка символов и искажений к нему. Тем более, упомянуты строки Пушкина: «Я говорил пред хладною толпой / Языком Истины свободной».
Происхождению христианства и символа «Крест» достаточно уделено внимания в сборнике ВТП., поэтому вспомню «Посвящение Денису Давыдову», в котором Пушкин предлагает «оставить лавр, оставить розы». Ведь «лавровый венок» в чистом значении символа отличает Царя и Помазанника, в связи с понятием «Венец Творения»; а на уровне бытовом - символизирует мирскую славу. И вот Пушкин напоминает Давыдову: война позади, а затея писать «Опыт ведения партизанских войн» (по сей день, её никто не использует) унижает его поэтический дар. Следовательно, трактовать значение символа, исключая авторскую идею, так же ошибочно.
Роза, возникшая в сочетании с крестом на гербе розенкрейцеров, - более говорит о попытке совместить идеи Иудаизма и Христианства. Ведь Роза, как и 10 кругов схемы мудрецов каббалы, - наглядный пример из Книги «Зоар». Например.
Розовый куст появляется из земли, в которой созрело зерно. Что полностью отражает развитие человека из зародыша как состояния, до взрослого, зрелого или великого.
Весь процесс зрелости состоит из двух периодов.
1. Эго – земное притяжение и потребительский эгоизм (женское); зерно набирает силу.
2. Альтру – зрелость духовная и физическая - способность оплодотворять (мужское).
Момент зрелости, восходящей до альтруизма, – отдача, соотнесённая с альтруизмом Творца. Поэтому зрелая Роза, возросшая из семени и ствола, символизирует завершенную форму развития Человека телесного.
Закрытый бутон розы Зоар сравнивает с кулаком, нечто хранящим лишь для себя. Фазу же завершённую символизирует благоухающая роза, раскрытая как ладонь. Плюс, весь этот процесс символизирует пульсацию вечности и неизменность Плана Творца. Но!
В процессе персонификации персонажей сказаний, и превращения примеров в теории, возникли споры о главенстве мужского и женского; и появились всякого рода измы, более сообщающие о способности покорно следовать за вожаком. Скажем, как Санчо Панса. Зато если учесть, что бога викингов Тора сопровождали медведи - Альта (мать всех существ женского пола) и Альти (отец всех существ мужского пола)», - тогда можно найти источник возникновения понятия альтруизм, и по достоинству оценить всю глупость спора о главенстве полов (есть в ВТП).
Исследователи никак не сойдутся на имени автора, дате и месте создания Книги Зоар: 4 век н.э. 13-ый или 14-ый. Но я уверен, что Книга совершенствовалась веками. Правда, как сказано выше, Книга Зоар написана для каббалистов, знакомых с тайнами языка ветвей, а розенкрейцеры что-то «достроили» на свой вкус и мышление. В результате, «быть судьями и властителями мира» упомянуто Пушкиным в «Истории села Горюхина» в полном соответствии с внутренним смыслом фразы (есть в ВТП); а кто-то подумал о власти розенкрейцеров или масонов, как профсоюзной власти.

АЛЬТРУИЗМ И ТОЛПА
Реакция толпы на служение Дон Кихота достаточно ясно выражена Сервантесом. Кроме того, есть «Сердце Данко». Плюс, когда Моисей (Моше), на время оставил «людей своего племени», они создали Тельца для поклонения и возвратились к языческим ритуалам. Но вы представьте себе ситуацию не из сказки. Пушкин, Роза России, был наделен Даром, впитать и возродить в русском языке идеи древнейших сказаний. А остальное - прекрасно известно: надзор полиции и церковников; но заключение всей трагедии списано на дуэль. Далее, мы полностью утратили основы литературного знания, в пользу оккультизма, знахарства и механики ритуалов посвящения в саны. С другой стороны, Пушкин не оставил подробнейших разъяснений тонкостей своих произведений, пребывая в полной уверенности, что найти их самостоятельно трудности не представляет. Он же нашёл! Что же касается деятельности «строителей ложных миров» - наших образователей, сравните её с обстановкой в мире, вашим объёмом знания и реализацией в творчестве. В том смысле, откуда берутся мечты побыть Дульцинеей.

ВРЕМЯ СПОКОЙНО ВРАЩАЕТ СВОИ ЖЕРНОВА
Напомню, Дон Кихот атакует мельницу, считая её Драконом. Случайно или умышленно «весельчак» Сервантес упоминает дракона, которому христиане объявили войну, хотя сначала им украшали одежду и флаги? Если умышленно, значит, подчёркнута тупость не Дон Кихота, но тех, кто в мифических и библейских сказаниях сначала изыскал и обожествил Сатану-Дьявола, а потом, по сей день, занят его изгнанием.
С другой стороны, вы точно «поймали символ за хвост»! Мельница – символ времени, которое века на секунды безжалостно перетирает, превращая в хлеб наш насущный. Изменить этот процесс - невозможно! В противном случае мы превращаемся в сумасшедшего Кихота, - каждый в меру образования или глупости. Одни пропагандируют теорию невмешательства – пассивно-вольного созерцания. Другие спешат весь мир обучить кратким методикам постижения «прямых путей к Богу». И этот процесс в нашей памяти. В Союзе, когда дворники и бригадиры навязывал свои представления о строительства коммунизма, такой недуг называли «перегиб на местах». Тем не менее, дворников, жаждущих раскрутить мельницу по своему усмотрению и направлению (бог – высоко, правительство – далеко!) на всех ступенях нашего образования – масса. Поэтому я предложил бы вернуться к этому разговору, но с высот восприятия Принципа Равновесия. А пока давайте рассмотрим мельницу - символ, зримо объединяющий весь механизм и дыхание жизни, ради превращения зерна в муку, без которой не существует хлеба.
Прежде всего, мельничный механизм работает под воздействием воздуха или воды как активной энергии. Без посторонней энергии мельница просто мертва.
Крылья мельницы похожи на треугольники-секторы, связанные единой осью.
Механизм мельницы схож с часовым. Почему же Хроноса - героя мифа считают мифическим бредом? А может, и этот миф напоминал о функции, обеспечивающей своевременное развитие природы и человека? Тем более, даже астрологи располагают по кругу «звёздные» символы, напоминая о постоянстве неких процессов.
Воздух и окружности, описываемые крыльями – умозрительны. Плюс, в связи с мельницей мы предполагаем и дальнейший процесс выпечки хлеба, обязательно связанный с обжигом. И только потом возникает продукт – «хлеб, который всему голова».
Проще сказать, мельница – символ неоднозначный, как и пример «вражды» Дон Кихота и мельницы, поэтому, небольшая поправка к вашим строкам:
Пусть время спокойно вращает свои жернова,
Века на секунды заботливо перетирая…
А мы с уважением отнесёмся к словам,
Стараясь понять, что писатели нам предлагают.

Вот примерно такие размышления посетили меня, когда - немцы проклинали погоду. А потом я поехал по назначению, размышляя, как обо всём написать, - и незаметно смотался в Бельгию и обратно, и даже совсем не устал.
17 мая 2000г.

8
О ВЕКТОРЕ
От 3 ноября 1999 - 17 июля 2007. Для облегчения восприятия объяснений, в оригинале Первой Тетради я предложил рассмотреть некий вектор. Но одна из помощниц, читательница по диагонали, обещала дополнить объяснение графическим рисунком и… внесла в текст отрезок. Чем запутала даже меня. А когда мы решили спор уладить с помощью Энциклопедии, оказалось, что и там о векторе и отрезке сообщают расплывчато. После чего я начал искать иллюстрации более зримые. С учётом, что 10 кругов Каббалы, похожие на мишень в тире, с не меньшим успехом могли бы помочь, но… очень не хочется дразнить современных мудрецов - каббалистов. В результате, вдруг оказалось что в «Автофигурах» компьютера есть вектор и две картинки, которые теперь помещены в начале оригинала статьи. Т.е. композиция выглядит так. Слева на странице - изображение человечка с завязанными глазами и с огромной книгой (украшена изображением разноцветной мишени) на голове. От этой картинки тянется горизонтальная линия вектора, стрелка которого направлена вправо. Справа расположена иллюстрация, изображающая двух молодых людей, взбирающихся на высоты познания по изогнутой ступенями красной стреле. Верхний покоритель вершин подаёт руку тому, который вступил на первую ступень. Ну и, если эту композицию вы можете себе представить или рассмотреть в приложениях к вашему Ворду, мне остаётся просто вернуться к первоначальному тексту.

Из статей от 15 ноября 1999г.
… Если хотите что-то понять, сразу настройтесь, что человеческая речь служит не только для выяснения на базаре цены чеснока. А если это понятно, тогда нарисуйте вектор, дабы зримо представить, что наше познание начинается как бы с нуля, стремясь к постижению Безконечности. Но одни доказывают, что человеческая душа путешествует по векам и телам, а другие, ссылаясь на премудрого Соломона, убеждают, что человек живёт один раз; таким образом, мы упираемся в разночтения. И чтобы не путать вас ещё больше, я напомню иносказания, что каждый человек, будто в брошенный в воду камень, становится центром вселенной, которую раскрывает по силам и обстоятельствам, - так же ведущих к различным учителям.
На какой ступени развития стоит сам учитель, мы можем понять, только сравнив разные школы. А до тех пор варимся в догмах, теориях или культах, не упуская возможность набить карман и желудок и обеспечить себе Царство Небесное.
Однажды мы узнаём, что лишь единицы нашего мира умудряются удовлетворять потребности пола, желудка и разума - параллельно. Но и здесь масса теорий, поэтому одни живут «как ком с горы катиться»; другие, следуя близким примерам; а третьи учатся медитировать, почему-то, обязательно стоя на голове. И вот, может быть потому, что понятие «размышлять» нынче не модно, я решил предложить медитацию на векторе.
Допустим, что вектор тянется к той безконечности, которую в первых письмах я назвал Источником вдохновения Пушкина. С другой стороны, противоположной, найдёте инстинкты «зародыша» и «капризы дитять», не представляющих существования ступеней развития Богатыря или Князя. Вроде понятно? Но!
Как только, относительно уровня Пушкина, я назвал знания наших «духовных» образователей «капризом дитять», «Бесконечность» которых нам подарила драконов, чертей и беса, якобы Князя мира сего, (заметьте отличие от Безконечности) сразу в мой адрес начались обвинения в ереси и клевете. Вслед за чем мне пришлось найти вектор и показать, что все эти «живности» населяют зачаточные мирки взрослых недорослей, но не Мир Просветителей. Вот и всё; на этом этапе. Потому что далее – доказательства.

Любая сказка нам повествует, что жизнь состоит из желаний и стремления получить. Но наслаждения кратковременны, поэтому возникают желания новые, которые мы вправе назвать «питанием».
Маленькие желания каббалисты назвали «маленьким светом», «искрами» и «малой свечой» (нэр дакик); а большие, приходящие с возрастом и изменением интересов, названы светом чуть большим. Плюс, потому что Высшее Непознаваемое одним именем или титулом не обозначить, поэтому даже малые наслаждения названы «светом» и «счастьем». С условием, что в мирах Просветителей счастьем считается Творчество – со-причастность к распространению животворных идей.

О сути конфликта.
Отсутствие желанной игрушки отравляет жизнь не меньше, чем голод или утрата воздуха. Впрочем, многие не обращают внимания на воздух и на способность дышать.
Люди, ощутившие Миры Безконечности, начали сообщать о наслаждениях, равных музыке, которой в нашем мире не существует. Больше того, они говорят и о Знании, проникающем естество Галактик. И лишь потому, что подобные постижения не пересказать языком земным, поэтому возник и развился язык символов, иносказаний или метафор; который, естественно, мигом был упрощён «великими» исказителями, утвердившими свой благополучие и учёность на теориях греха и проклятия человечества. Вслед за чем, нужда в этой «пище» появилась и у других «учёных зародышей и дитять», воинственно отрицающих непонятное.
Стоит ли дополнительно убеждать, что те, в ком не созрела ещё тоска по Великому Знанию, любое сообщение о Мирах Безконечности сочтут оскорблением личным? Если стоит, тогда мысленно удалите вектор-мостик и получите бездонную пропасть между глухими, слепцами и поэтами Именем Божьим, всё-таки просветляющими наши миры.
Ясно, нам не прожить жизнь Пушкина, да и нет в этом необходимости. Большая часть его жизни известна; плюс политика и история зримо дополняют жизненный опыт. Значит, раз уж ложной информации у нас предостаточно, для сравнения и изыскания убедительной нам остаётся искать неизвестное – нашу мечту. Тем более, просветители творили для нас; следовательно, особой механики кодов – нет, а непонимание возникает из-за малых объёмов познаний, здесь или дальше живущих на векторе.
«Зародыш» и «Миры Безконечности», не ощущаемые «зародышем», это лишь ягодки, если представить пропасть, которую необходимо заполнить. Вот и попробуйте сравнить свою жизнь с тем, о ком говорим как о Пророке.
1. Детство Пушкина; события, примеры для подражания. Ведь известно, что из людей, бывавших в родительском доме, подросток сразу выделил Карамзина. Почему?
2. Чем отличались в подростковой среде стремления Пушкина?
3. Почему у Пушкина нет бытовых историй и рассказов о детстве; хотя трудно поверить, что внешне не русский Пушкин прожил жизнь в парниковых условиях? Или русский шовинизм тогда был не моден? Почему он не пишет о грустном и тягостном?
4. Юноша Пушкин - поэт, рассуждающий о человеческом предназначении, гражданской и религиозной зрелости, что изумляет одних, и возмущает других, провозглашающих Пушкина еретиком. Отсюда вопрос: кого это могло не устраивать?
5. Рассмотрите творческое наследие Пушкина, даже пришедшее к нам через фильтры цензуры, дабы узнать, отказался ли он от своих убеждений? И уверен, подобная «медитация» приведёт и вас к выводу, что некое традиционное детство и отрочество Пушкина не коснулось, будто он был сразу рождён на острие нашего вектора. Что и следует назвать единственно достойным словом Дар. Правда, о Даре Пушкина уже многие говорили, поэтому я предлагаю, в обход мнения атеистов, постараться понять, чем Дар Свыше не устроил владык России.

От Добра – добра не ищут.
Сравнить Дар – интуицию, с назиданием «понимай так, но не иначе» - не сложно.
Известна народная мудрость: «От добра - добра не ищут». Вот и попробуйте отыскать своё представление о добре на разных концах нашего вектора. Сколько вы сможете получить новых значений, даже не углубляясь в тайны символа буквы, слогов или идеи всего разговора, в котором пословица упомянута?
1. Зная, что собеседник нас понимает, мы оставляем идею в намёке.
2. Когда хотим объяснить, или читатель сам понимает, какое добро подразумеваем, тогда получается поучение или же назидание. А это уже определяет позиции как «учитель и ученик»; «больший и меньший», не взирая на возраст. Правда, если кто-то не хочет слушать, - любой опыт ему «трын-трава» - не учитель.
3. В переписке, предполагая, что грамматические познания наши равны, получим:
а) от добра - добра не ищут.
б) от добра - Добра не ищут.
в) от Добра - добра не ищут.
4. Допуская, что письмо может попасть в руки цензора-идеолога, защищающего особенные представления о добре, мы постараемся исключить акценты.
Отсюда. 1) Разум наделяет слово тем содержанием, которое ближе всего нашему миру. Поэтому 2) Можно понять и то, почему Пушкин исключал дополнительные акценты и не затевал споры с критиками. И тем более! Если рассматривать родственный вариант «Нельзя служить двум Богам», - мы вновь столкнёмся с идеологией назидания, какой пророк или бог утверждён религиозной властью. Вслед за чем, каждый инакомыслящий будет сразу смещён с высот его личных познаний, в точку победившей традиции, которая и провозглашает Манифест, как место пророкам и Богу. Скажем, одному быть распятым в мире физической силы, цен, лет и культов; а другому быть изгнанным в мир иной. И это уже не смешно, когда узнаёшь, что мир материальный создан всё-таки Высшим, а власть низшего мира тленна и абсолютно условна.

О пиитах и смысле простом… недоступном.
Вспомните, если не утруждает, известные разнополярные Новозаветные утверждения.
1. «Библия проста и доступна». 2. «Её не понять без наставника».
Если учесть, что дар полноценного ощущения литературных приёмов (намёк, иносказание, поучение, тайна) нисходит свыше, из Миров Безконечности, можно представить себе, насколько далеки от восприятия библейских сказаний те, кто в литературных образах ищет историю, географию или же праотцев, обладавших даром творить чудеса. Нет, безусловно, связь психе – души, и человека в его сома – теле имеет реальные взаимосвязи, но это не нити и не канаты, которые производят на фабриках! Следовательно, понятие «тайна» так же нельзя рассматривать в оковах фабрично-заводского наследия - ширпотреба, идущего на «ура». Поэтому возвращаюсь к тому, что процесс выхолащивания идеи произведения заметен и в преподавании «Пушкина». Например.
Exegi monumentum

Я памятник воздвиг себе нерукотворный,
К нему не зарастёт народная тропа.
Вознёсся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.

Нет, весь я не умру - душа в заветной лире
Мой прах переживёт и тленья убежит -
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.

Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой,
И назовёт меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой
Тунгус, и друг степей калмык.

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век прославил я свободу
И милость к падшим призывал.

Веленью божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца;
Хвалу и клевету приемли равнодушно,
и не оспоривай глупца.

1. Ясно сказано, - «назовёт всяк сущий в ней язык». Произнесёт. Но!
2. «Славен буду я, доколь в подлунном мире жив будет хоть один пиит».
Значит, оценит по достоинству не масса в целом, но - вы, например. А почему нет, - значения абсолютно простые! Или?
Ещё проще сказать: а) Имя может знать каждый, но б) осознать объём постижения высшей славы может лишь тот, кого Пушкин называет «пиит».
Слово это рассмотрим отдельно, потому что дальше значения, предложенного В.И. Далем как синоним слова «поэт», вы ничего не найдёте. Зато если сами поищите связь слов из слогов «пи» - пить, питаться или писать; и не утратите «ит» как корень старого слова «итти»; тогда найдёте «итог», как новое ощущение знакомого слова.

Прими прощение и совет.
Мы бродим зигзагами, иллюстрируя неспособность задать прямые вопросы. Например.
1. Пушкин - христианин от рождения? Но почему же Жуковский приносит ему, умирающему, от государя записку: «Если судьба нас уже более в сем мире не сведёт, то прими моё последнее и совершенное прощение и последний совет: умереть христианином! Что касается до жены и детей твоих, ты можешь быть спокоен, я беру на себя устроить их судьбу».
2. Если мировоззрение Пушкина отошло от христианских канонов, возникает вопрос: в пользу каких других религий, философий, доктрин?
3. В биографических документах, отражающих жизнь и деятельность поэта, есть свидетельство о помещении его под надзор, в ссылку. В общих чертах нам это известно. Но ведь церковный надзор возвращает к Пушкину «чужаку», и полицейским методам «религиозного назидания», истребляющим инакомыслие?! Поэтому, вновь: не ищите подробности интимной жизни или механику расшифровок стихов. Лучше, гуляя по вектору, поразмышляйте, пророком кого и чего был А.С. Пушкин. И проверьте! - это даст полное представление о религиозном духе России, умышленно скрытых тайнах творчества просветителей, и ситуации, возникшей вокруг евреев и Пушкина.

Вкратце о тайном.
Тайна произведения всегда перед глазами, если читаем его. Значит, следует говорить о незаметных или же неизвестных акцентах.
Если акценты были преподаны в школе, но вы играли с товарищем в «морской бой», - это пойму, как себя самого. Тем не менее, если нечто внедрилось в сознание, - следует говорить о секрете, как деянии спец. агентов. Ведь одно только сокрытие истинного значения творчества рождает тайну идей, преднамеренно исключённых из образования.
Что исключить? – земной власти известно. Поэтому остаётся распространить программы и нормы, а нарушения назвать проф. непригодностью, дабы запретить крамольное преподавание. Следовательно, «непригодность» Пушкина - объяснима.
Многовековое исключение из образования «крамолы» истинных Просветителей ведёт к тому, что лишь единицы нуждаются в достойной «пище» и начинают её искать.
С момента возникновения «аппетита» влечение к тайне растёт, будто некий дух наделяет силой выбраться из вод потопа или же «мира тьмы», неизменно развивая стремление к Свету и счастью познания. Т.е. представьте себе, как дети ждут день рождения, предвкушая получение дара! Но когда подарок получен, эйфория быстро проходит, если некому показать достояние. Больше того, ты готов и другим дать им насладиться, дабы богатство твоё оценили достойно…
Дары духовные не исключают применения собственной воли и сил, необходимых для постижения тайны. Например, списал ответ к задаче по математике, – радости мало. Но если решение найдено самостоятельно, наслаждение несравнимо. Плюс, когда эта победа помогает раскрыть задания новые, - первое наслаждение возвращается в памяти с новой силой. Помните, как у Пушкина сказано: «Ай да Пушкин, ай да сукин сын!»
Объясняя задачу другим, что возбуждает в нас радость первой победы, мы спешим подбодрить недотёпу: «Это - решимо!» Но на этом этапе ему не объяснить, что наслаждение Знанием – нематериально. И может быть, именно потому, что нет ему материального эквивалента, это наслаждение превышает известные кратковременные и возвращает к открытию – рекомендации А.С. Пушкина:
«Ты царь: живи один. Дорогою свободной
Иди, куда влечёт тебя свободный ум,
Усовершенствуя плоды любимых дум,
Не требуя наград за подвиг благородный...»

Часы, мельницы и механика несущественных тайн.
Духовные тайны не открываются тем, у кого нет потребности в ощущении Идей Высшего Разума, что в корне отличает их от нужды в материальных благах. Поэтому, вспоминая естество проникновения слов через границы, заметьте, что ивритское слово «решимо» - в переводе на русский язык означает «память» и «запись». Что с не меньшим успехом возвращает нас к «Книге наших жизней и дел» и строке Пушкина «И славен буду я», выражающей неколебимую уверенность, что в мире не переведутся пииты, жаждущие вырваться из оков чёрной точки условного вектора. Но если потенциал восприятия народных сказаний, басен, пословиц и поговорок слаб, ни какие разъяснения не помогут. И так же не может быть речи, если познание ограничено религиозно-культовым чтением; потому что культовые задачи - не двигать вперёд, но закреплять за своим полит. единством. Поэтому религиозный мир полон слухов о чудесах, кодах, магах и эзотериках, якобы наделяющих человека сверхъестественной силой. А что ещё нужно тому, кто ощущает себя никчемной песчинкой в океане страстей человеческих!? Тем не менее, повторю. Кому-то удалось разделить разнообразие теорий Розы Ветров и поветрий, значит, при случае можно обратиться к философам. Но пока говорим о слове художественном, потому что практически всё, что нас окружает, обладает значением многогранным и массой различных трактовок. Не взирая, что, извините, капризные дети тянутся только к зримому очертанию, исключая энергетический потенциал того же предмета.

О механике несущественных тайн.
К вопросам, можно ли раскрыть тайны полностью, хочу предложить одну нашу тайну.
Точнее. Понимая прекрасно, что заголовок или же иллюстрации на обложке должны выражать идею произведения, мы с другом (Владимир Гильчонок) мастерили проект обложки для книги «Великие Тайны Пушкина», подбирая необходимые символы. Ведь слово «великие» обесценено, поэтому неоднократно пришлось добавлять, что Великие Тайны не сравнимы с житейскими. Кроме того, цвета так же имеют символическое значение, но и эту науку отыскать нелегко. Вот и пытались мы найти средства привлечь внимание к тайнам, начиная с обложки. Но!
Наш секрет прост. В книге рассказано, что мифы и сказки хранят в аллегориях примеры взросления человеческой души в пространстве и времени. Что сравнимо с жемчугом, зреющим в раковине моллюска, или же янтарём, выносимым на берег волнами. И вот мой друг предложил «втиснуть» в буквы солнечное многоцветие иллюстрации из Янтарной комнаты (Санкт-Петербург). А сейчас, возвращая к вопросу, можно ли «раскусить» механику этой раскраски, я прилагаю копию иллюстрации, которая обеспечила нестандартное излучение букв.
А теперь - к цене тайны. 1. Без комментария цвет букв вам ничего не расскажет. 2. На интернет странице обложка утратила сочность. 3. Не исключено, что издатель откажется от иллюстраций, потому что цветная печать стоит дороже. В сумме, остаётся лишь шанс рассмотреть мою «тайну», дабы спросить и себя, - все ли тайны философов и поэтов столь примитивны по замыслу. Плюс, «Время спокойно вращает свои жернова», но большая часть откровений мыслителей попросту уничтожена. Настолько, что интереса в массах не возникает.

Помните, я упомянул анекдот? Однажды чукча съездил в Москву, а потом делился с соседом восторгами. Кремль сравнил с айсбергом; а Мавзолей Ленина - с могилой шамана, возле которой проводятся их ритуалы и праздники. Правда, вкус апельсина, который впервые попробовал в Москве, он не смог объяснить, и тогда сосед начал подсказывать: как оленя, как тюленя? И т.д. Но сейчас важнее другое. Если соседи не дружат – информацией они не поделятся. Если кого-то новшества не интересуют, - его представления останутся в пределах известного. Отсюда.
Не знаю, как вам, но мне показалось необходимым узнать подробности.
1. В школе нам говорили, что Пушкин высмеивал царизм и христианские догмы.
2. Если его творчество ныне названо величайшим наследием, воссоздающим идеи народной мудрости, значит, стоит узнать, какая религия ближе к «преданьям старины глубокой», и она ли предложена для наилучшего развития современного русского.
3. Иначе остаётся припомнить и другой анекдот. Соседи беседуют. «Карузо фальшивил, ля не вытягивал». «Откуда ты знаешь?» «Вчера слушал живьём!» «Где? Он умер давно!» «Да мне Моня напел!..»
Проще сказать, провозглашая величие Пушкина, но, не развивая представления о литературе как функции, мы получаем «Великую русскую литературу», как «голую Королеву» или же пирамиду, вершина которой разрушена преднамеренно. Вслед за чем, современные пушкинисты и литераторы наяривают на дудочках «Оду к Радости», убеждая, что именно так играют «Виртуозы Москвы».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ЭЗОТЕРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. ПРОДОЛЖЕНИЕ "ИЗ ПЕРВОЙ ТЕТРАДИ"
СообщениеДобавлено: Ср авг 06, 2008 2:20 am 
активный участник

Зарегистрирован: Чт июн 19, 2008 11:53 pm
Сообщения: 59
9
О БОГАХ АТЕИСТОВ В ТОЧКЕ «ЗАРОДЫШ»
В начале жизнь кажется сотканной из случайностей…

1. Одни из них радуют, другие причиняют массу страданий.
Правда в молодости и мысли не допускаем, что «случай» командует, поэтому если нарушены планы, говорим: «стечение обстоятельств».
2. С годами меняются наши интересы, взгляды на жизнь и убеждения; и мы даже не замечаем, когда с важностью Мудреца произнесли: «Его Величество Случай». А ведь день этот не прост. Это День Признания власти Случая!
3. Как только убеждаемся в невидимой власти, сразу же хочется её обмануть, как любую другую. Но дело это не лёгкое, поэтому, покоряясь волей-неволей, мы говорим: судьба, карма, рок и, даже не вникая в значение слов, и здесь пытаемся выкрутиться.
4. Из прежнего мира пяти физических органов чувств (слух, зрение, обоняние, осязание, вкус) вдруг рождается новый мир. Но он не материален, как нос, уши или глаза, поэтому называем его Ощущением, как миром единым, но уже умозрительным. И точно так умозрительно определяем «собственный круг, мир и среду», стараясь оградить себя от мира «иного - чуждого». Правда, рядом уже таится беда: как только услышим, что «Бог сказал Аврааму, выйди из своего племени…» некто нашепчет, что здесь дело касается перемещения по географии. Т.е. мы попадаем в капкан, именно потому, что «научно историко-географические» трактовки и культовые ритуальные процедуры кажутся нам наивернейшим средством обмануть рок.
5. Пока иносказания не понятны, а символистика языка и ощущения безграничные неизвестны, мы говорим, что нечто «ощущаем нутром или сердцем». И так же, не вдаваясь в теории, кого-то назовём образованным, или же ограниченным.
6. Интересы, правила поведения или род занятий на службе - так же нас сортируют: объединяют или разобщают. Но!
- Ну, как тебе этот фильм (книга или человек); прекрасно, не так ли?
- Полная чушь! - слышим в ответ. - Как может такое понравиться? У тебя, дорогой, вкус специфический. Ну, как тебе разъяснить? - И здесь собеседник щупает пальцами воздух, ведь без знания, не подобрать аналогии.
7. Личные ощущения формируют «Я» самомнение, будь это влечение к литературе или дебатам хоть о футболе или религиях. И так же находим «близких» друзей и союзников, хотя они не родня; и не любим родню, чуждую по интересам.
8. Мы назовём кумиром, лидером или великим любого, кто расширит границы нашего интереса. А вождей подарят нам идеологи. Но и здесь главным останется наше «Я», как главный потребитель деяний вождя. Т.е. в толпе мы вслух прославляем вождя, нередко, в душе, пытаясь выбраться за предел узких рамок понятия «человек образованный» (разговор о культуре – отдельный).
9. Так растёт наше «Я», если спешим узнать, сравнить выбрать. Но!
10. «Глупец один не изменяется, ибо время не приносит ему развития, а опыты для него не существуют». А.С. Пушкин, «Александр Радищев».

О естестве преобразования, как залога открытия.
1. «Я», - внутренне ощущающее естество преобразования, не только не возмущается чьим-то величием, но и наслаждается тягой к нему, по доброму завидуя дару.
Помню, перечитывал Пушкина лет 25 назад и вдруг написал:
Что толку в седине, с годами что придёт?
Ведь сила, что во мне, - лишь только ест и пьёт!
Я не хочу так жить, - жующим, как бычок;
Как жаль, что скрипка я, моя судьба - смычок.
И мне не заиграть без её грустных нот,
Судьба же выбирает - побольше мне забот...
Не надоест судьбе тяжёлых слать мне дум, -
Пока не перервёт, не перепилит струн...
Замечу, факт признания власти судьбы показался менее важным того, что и я смог нечто сокровенное выразить. Поэтому…
2. В поэзии не бульварной, не уличной – можно найти ощущения собственные, даже не различая их молитвенной сути. Но примеры великих поэтов более плодотворны, когда стараешься понять собственное предназначение, а не попросту подражаешь слогу. Следовательно, чем дальше на «векторе» читатель и автор, тем острей отчуждение; и не возникает потребность узнать о жизни - не жвачного. Чем ближе, тем лучше понимают друг друга, будто питаясь единой радостью: ты взрослеешь в мире самостоятельном, будто рождаешься, а не стареешь. И потому наплевать на какие-то перепиленные в юности струны, - ведь уже можешь связать воедино подсказки «случайные», которые и подвели тебя к новому получению... такой не понятной другим формы жизни! И эта жизнь манит, хотя и трудностей меньше не стало, и возраст свежести телу не дарит.
3. Когда выводы эти созрели в тайных глубинах разума, возникает необходимость поделиться с друзьями. Но как это сделать, чтобы хоть как-нибудь их поддержать и не задеть их самолюбия? Обратиться к поэзии? Задача нелёгкая. Особенно если всё до тебя уже сказано, но ты не можешь заставить других читать с тем же вниманием, что и ты. Тем не менее, например, однажды у меня появилось такое… неуклюжее размышление.

До встречи с Певцами и Музыкантами.
Когда слов не найти и закрыты сердца,
Потому что слова, будто стрелы стрельца –
Жалят, ранят, - но всё же не могут убить
То, к чему привязался, пытаясь любить...

Щит-скорлупку для сердца растит наше «Я»,
Позже, мир это примет как титул: Душа.
Души рвутся друг к другу, но эта и та –
Прекращают попытки, назвав себя - Я!
Так взрослеет душа во мраке многих сердец;
Руки-крылья в потёмках, но как только птенец
Различит в своё время материнский призыв, –
Скорлупу разорвёт, тьме невиданный взрыв...
Но пока, будто слов не принёс твой гонец,
Слушай песню без слов; там живёт твой Певец!

Творческий альтруизм.
Развить и раздать правду законов зрелости, - даже если денег этим не заработаешь, - становится биологической необходимостью, ради которой готов очистить каждую клеточку организма от ценностей прежних. Плюс, «чистка» подобная известна издревле, иначе не возникло бы столько учений циников, скопцов и отшельников. Тем не менее, речь идёт об очищении в разуме, а не отказе от радостей человеческой жизни, что и является преимуществом и отличительной чертой творчества Пушкина, напоминавшего языческой России: «Дай Бог, чтоб милостию неба / Рассудок на Руси воскрес. / Он что-то, кажется, исчез…» Т.е. нам не исключить границу закрытого мира суетной пропаганды и миров преобразования мировоззрения, незримо расположенных на линии условного вектора.

Преобразование понятия «Власть».
Когда возникает мечта о творчестве в мире Возвышенном, - мире поэтов или пиитов, тогда понятие о «мирской славе» преобразуется. И да, ты понимаешь, что ниже царит праздное любопытство и элементарная глупость, но понимаешь, что отрицательные эмоции - залог возникновения нужды в положительных. Следовательно, потребность в поучительстве изживает себя, уступая желанию напомнить о даре жизни. Что и является гимном благословенным. Т.е. можно понять, почему Пушкин уделил больше внимания провозглашению Дара Жизни?! Тем более, не только философы и поэты былые беды называют лишь тренировками, без которых не оценить по достоинству новый дар.

О получателях – каббалистах.
Известно, что «каббала» происходит из ивритского глагола «лэ-кабель» - получать. А наиболее интересно каждому иметь то, чего нет у других. И получается: раз уж нас окружает теория и практика человеческого проклятия - нужды, то наиболее ценно для нас узнать, где же обещанные блага Творца. Таким образом, это знание названо Мудростью, а получатели – каббалистами. Ну а далее, в связи с постоянно меняющимся отношением к каббалистам, таких людей называли Мудрецами, Избранными или Посвящёнными в Тайну. Значит, не менее важно признать, что Пушкин не просто принял свой Тайный дар, но изучал произведения первооткрывателей, сообщавших о процессе взросления душ и накоплении «решимо» - духовной памяти. И только поэтому он не рвался проповедовать на площадях, зная, что взрослому в детство не докричаться. Плюс, в полной мере себя проявил пример негативный: учение о перерождении душ - конкурент духовенству, иконам, обрядам, церквям. Но и это естественный путь взросления в материальном мире, поэтому повторю, возвращаясь к «зависти мудрецов».
Поэты и Каббалисты описывают постижения Света, относительно явлений, процессов или характеров, имеющих место в материальном мире. При этом они рассматривают завершённый Процесс как замысел Творца, который и назван Даром Благословенным. А всё остальное к Каббале – получению, и высокой Поэзии отношения не имеет. Зато, именно потому, что традиционные «мудрецы» не в состоянии раскрыть аллегории и проникнуть в тайны Высших Миров, поэтому они несут обывателям лишь олицетворённые образы и имена якобы настоящих исторических героев и персонажей. Т.е. по сути, именно «относительно и сравнительно» - основные приметы аллегорий, остаются в тени. И потому, что сказки детям уже почти не читают, поэтому воображение «образованных» практически нивелировано, и даже взрослые верят, что некий Георгий убил натурального дракона.

Об одиночестве в физическом мире.
Каббалист Тайный, превосходящий открытия каббалистов традиции, вынужден замыкаться в себе. С одной стороны, понимая, что «зародыши» в своё время вырастут. Вот Пушкин писал: «И в детской резвости колеблют мой треножник». С другой, понимая, что традиция упрощёния вновь возведёт препятствия ещё более изощрённые. Поэтому, дабы проследить физическое и духовное состояние Пушкина, я предлагаю внимательней отнестись к самым ранним стихотворениям; ещё потому, что поэзия надстоящая остаётся высшей формой проявления Мудрости и Гармонии.
ПОЭТУ. Сонет
Поэт! не дорожи любовию народной.
Восторженных похвал пройдет минутный шум;
Услышишь суд глупца и смех толпы холодной:
Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.
Ты царь: живи один. Дорогою свободной
Иди, куда влечет тебя свободный ум,
Усовершенствуя плоды любимых дум,
Не требуя наград за подвиг благородный.
Они в самом тебе. Ты сам свой высший суд;
Всех строже оценить умеешь ты свой труд.
Ты им доволен ли, взыскательный художник?
Доволен? Так пускай толпа его бранит
И плюет на алтарь, где твой огонь горит,
И в детской резвости колеблет твой треножник.

Бытие в мире тайных интриг и явных дуэлей
(Тайны человеческого фактора)
6 января 2000г. Краткое провозглашение тайного и секретного, без иллюстраций и вежливых обхождений острых углов, - в мире времени, вещей и людей, ненавидящих любого «козла», бегущего впереди стада, всегда затрудняется. И возможна такая дискуссия, только если не думать, сколько возникнет новых врагов, возмущённых каждой строкой. Вот проверьте вариант упрощённого объяснения на вашей реакции, чтобы было понятнее, почему здесь пишу о дуэлях!
Кого-то интересует лишь колбаса.
Другого - вопросы рационального питания.
Третьи, желудочные интересы дополняют каким-либо чтивом; то ли чтобы развлечься, то ли, что бы другим показать свою эрудицию: Этак: «Знаешь, а вот я намедни читал...»
Четвёртые избирают литературу в объёме интересов профессиональных.
Пятые ищут рекомендации избавления от проблем: давления судьбы, кармы, рока.
Шестые вдруг заявляют, что в Торе читали: «Не по своей воле рождён...»
Седьмой отвечает, что Творец что-то напутал, и предлагает свои планы переустройства.
А Восьмой убеждён, - всё прекрасно устроено, Слава Богу!..
Итак, если без гнева обдумать первые пять ступеней объёма интереса читателей, видно, что характеризуют они постижения, скрытые в символе «5» - человек. А на ступеньке шестой уже властвует религиозная идеология, дробящая мнение человека о плохих богах и хороших, лучших культах и худших.
№7, - ступень иллюзорной самостоятельности и предположения, что твой разум лучше божественного. А 8-мь неизменно выпадает из «мнения большинства», потому что речь идёт о Боге Благословенном; уж очень противном всем предыдущим ступеням; особенно культовым, потому что культ живёт от подношений.
Подношения, учёные степени, престижные звания и поощрительные стипендии дисциплинируют одних мастеров, чётко разделяя писательский мир на нужных или не нужных – графоманов. И хотя у каждой ступени развития - собственный интерес и способности, и жить приходится вместе, всё-таки возникает конфликт. Причём чаще задирается индивидуум, возмущённый, что его заставляют принимать новые мнения.
Вот пример. Я попросил Л. Розин узнать у знакомой – искусствоведа, - нет ли у нее «Критики Белинского»; хотел вновь почитать, что писал он о Пушкине. Но дама, когда узнала, «зачем это мне», пожала плечами: «А что ещё он в нем хочет найти?» Т.е. это пример наиболее жизненно яркий! «Вед» дипломированный, и тем узаконенный, накрепко убеждён, что ему преподано всё, тему исчерпывающее. Вобщем, мне книгу не дали. Дескать, «где-то лежит, - искать времени нет».
И теперь докажите, что нет ступени «самодостаточность», которая обязательно возмущается изнутри! Человек, скажем, энциклопедически точно знает когда, кто родился; где правильно запятую поставить, и сколько «н». Поэтому и пробуждается дискомфорт специалиста, когда появляются открытия сбоку-припёку. И пусть даже Пушкин бы где-то нам написал: «Тут я вам загадки оставил, лет на 200 или 500 расшифровывать», но ведь это не преподавали?! Значит и остальным ни к чему. Пусть даже в разгадках Тайны Бытия Человеческого есть все ответы, как нам избавиться от войн и разногласий религиозных. Проще сказать, - кому выгодно прятать и искажать эти тайны? – этот вопрос перед ведами не стоит. А если извне вопрос появляется, тревога «достаточного» сразу растёт. И не потому, что жизнь прожил не так, но потому, что боится утратить свой имидж. Плюс, не идти же в шахтёры?!
Тревога личного «я», это когда советскому крепкому «троечнику», забывшему школу лет 45 назад, вдруг предлагают дополнения к школе. А «отличник», столько лет гордый своим успеванием, - он вообще возмутится до слёз или драки! Впрочем, обычно «достаточные» предпочитают доносы и холодные войны, поэтому явная и тайная ненависть религиозных владык и гордых собой титулованных литераторов так же обрушилась и на Пушкина.
Возьму глупый пример. Если «достаточному» предложить курсы повышения квалификации «веда», с условием, что за обучение ему будут платить, - здесь уже - браво! Добавим гарантию, что после курсов (больше двух месяцев наш человек не потянет) он станет Учителем, с окладом в 70 долларов за академический час, часов 30 в неделю. Трижды - браво! Успех обучения гарантирован. Да? Или нет?
Конечно же, нет. Зачем себя нам дурить? Наш «академик» начнёт «болеть» - до экзаменов, а потом купит шпаргалки, курсовую работу и даже дипломную. Опыт есть опыт! Не выполняя задания, сошлётся на геморрой, а потом преподавателя обвинит: дескать, не смог разъяснить. А как обойтись без домашних заданий? Даже мой минимальный запас, благодаря которому соприкоснулся с тайнами Пушкина, составляет более 35 лет целенаправленного изучения законов символистики и тайнописей, применяемых с достаточно древних времён. И сколько «учителей» поменял! Вот поэтому и удивляют сегодня меня «адепты» - дешифровальщики библейских текстов, имён, чисел и далее. Т.е. такие специалисты «по Нострадамусу» могут довести до истерики любого ребёнка, не претендующего на звание Мудреца, но с детства любившего и понимавшего… сказки. С другой стороны, псевдо специалист не сможет понять ваши заботы, или заботы пусть даже Пушкина, большую часть своей жизни создававшего Нечто своё - для нас. Это, скажем, закон ограниченной образованием частной души: не может такой человек сопереживать, как почувствовать радости или печали, или восторг, восхищение и вдохновение от победы над собственной глупостью. А когда другой человек тебе непонятен, то и опыт его тебе не понять. Вот и «варятся» только в своей кастрюльке, нередко, дружбой и истиной называя откровенную ложь или хитросплетенья обмана.

Собрано из черновиков 1999 - 2008 года.
Автор Наум – Валентин Дорман, автор сборника «Великие Тайны Пушкина».
Дипл. Экономист, Литературный работник, Кинорежиссёр.
Адрес: Valentyn Dorman, Weier str. 30, 46149 - Oberhausen. Germany.
Домашний телефон: (0)208 / 633 - 521 E-mail: Ko-mandor@mail.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 18 ]  На страницу Пред.  1, 2

Часовой пояс: UTC


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

___Реклама___

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB