Сетевой портал "Заметки по еврейской истории"

"Замечательные форумы" - "малая сцена" сетевого портала
       
 Читать архив форума за 2003 - 2007 гг >>                Текущее время: Пн авг 26, 2019 2:27 am

Часовой пояс: UTC


Правила форума


На форуме обсуждаются высказывания участников, а не их личные качества. Запрещены любые оскорбительные замечания в адрес участника или его родственников. Лучший способ защиты - не уподобляться!



Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: О статье как бы Арановича про Вагнера
СообщениеДобавлено: Ср июл 28, 2010 3:54 am 
участник форума

Зарегистрирован: Ср июн 30, 2010 1:08 pm
Сообщения: 5
Вагнериана нашего местечка
Так называется глава в моей работе “Гений & Злодейство, Inc. Евреи для Вагнера. Вагнер для евреев”, где дана заслуженная оценка статье Ю. Арановича о Вагнере. Вся работа благополучно висит в “Заметках по еврейской истории” (см. http://berkovich-zametki.com/2008/Stari ... jburd1.php), но, как видно, для многих по каким-то причинам недоступна. Во всяком случае, было уже несколько попыток вывесить статью Арановича на разных страницах портала. Она уже много лет гуляет по интернету делая предметом насмешек евреев, помешавшихся на антисемитизме. Почему-то некоторые почитают за доблесть распространять подобные материалы.
В указанной моей работе этой главе предшествует рассмотрение нескольких книг о Вагнере, написанных авторитетными учеными наших дней, признанными специалистами по данной теме. Просто скопировать главу поэтому было бы недостаточно. Для настоящей публикации я что-то убрал из оригинала, что-то добавил (и исправил некоторые свои ошибки).
Почему пройтись еще раз по статье Арановича настолько важно, что я не пожалел времени на эту затею? Потому что статья Арановича не есть ни “еще одна точка зрения” и ни “еще один подход к проблеме”, а есть чистый набор нелепостей.
Был ли антисемитом прославленный композитор? Безусловно. Тому осталась масса свидетельств в его литературном и эпистолярном наследии, а также в воспоминаниях о нем. К сожалению, ни одно из таких свидетельств не попало в статью Арановича. А то, что попало, искажено до невероятия. В отношении фактографии, статья эта – сплошной апокриф. Более того, некоторые вещи в ней заставляют усомниться в авторстве известного дирижера. Юрий Аранович – имя известное. Далеко не всякому музыканту дано сделать себе имя среди профессионалов. Между тем, в статье подчас читаем такое, чего не напишет даже безвестный музыкант, если он профессинал. Так что, нельзя исключать, что статья эта апокрифична и в отношении ее авторства. Пока нет никаких оснований говорить о “псевдо-Арановиче”. Но я позволю себе иногда называть автора “как бы Аранович”.
Статья как бы Арановича
Начнем с сообщения о якобы письме Вагнера в Баварский парламент (с планом уничтожения евреев). Нигде не нашел я подтверждения этому сообщению. Даже в книге Якоба Каца “Темная строна гения. Антисемитизм Рихарда Вагнера”. Зато есть надежное свидетельство о том, что он отказался поставить свою подпись под воззванием Антисемитского общества с призывом ограничить евреев в гражданских правах.
Или такое место в статье:
“ «Евреи - это черви, крысы, трихины, глисты, которых нужно уничтожать, как чуму, до последнего микроба, потому что против них нет никакого средства, разве что ядовитые газы».
Р.Вагнер, Письмо к Козиме, 1849”
Ни один из моих источников не приводит такой цитаты из якобы письма к Козиме. Оно и немудрено. В 1849 г. Козиме было аж 12 лет. Вагнер, сообщают серьезные биографы, познакомился с дочерьми Листа в 1852 г, когда обедал с ним в Париже. Козиме было 15. Переписка не завязалась. Еще якобы цитата из Вагнера:
«Слово – «самка», которая родилась для того чтобы быть беременной, и слово беременно моей идеей».
Можно догадаться, какая мысль Вагнера легла в основу этой пародии (см. в моей работе, ссылка выше). Заодно вспомним, что слово у него представляет как раз мужское начало (женское – музыка, “идея” не причем). Идем дальше:
“По окончании работы над «Парсифалем» Вагнер писал своей жене, что «звуки уничтожения, которые я создал для литавр в соль миноре, олицетворяют гибель всего еврейства, и, поверь мне, я не написал ничего прекраснее».”
Моими источниками также не подтверждается это письмо к жене. Да и трудно представить, что могло побудить Вагнера писать письма жене, которая во все время работы над «Парсифалем» и после того до самого конца была при нем неотлучно.
Самое интересное, что эта галиматья возникла не на пустом месте. В 3-м акте оперы есть момент искупления Кундри, когда литавры делают несколько ударов на соль. Задан там как бы фа-минор, гармонический сдвиг вообще трудно поддается ладотональной идентификации, но «соль-минора» там определенно нет. Однако, не то главное. Вся соль (прошу прощения) в том, что про литавры не Вагнер “написал жене”, а она написала в своем дневнике с его слов: «Вступление литавр на соль – это самое прекрасное, что я когда-либо сделал». И его пояснение: «Полное упразднение существования, всех земных желаний». Козима, а не он, назвала это «звуками упразднения». И никаких аллюзий на еврейство – сплошной Шопенгауэр. Мог ли писать все эти вещи профессиональный музыкант, не сверившись, хотя бы, с нотами?
Еще раз: текст, к которому отсылает нас статья Арановича, это не письмо композитора, а дневниковая запись его жены. И цитируется неверно.
“Ему можно верить, - пишет про Арановича в интернет-газете «Еврейский мир» Соломон Динкевич, - в своё время немецкие музыкальные критики назвали Юрия Арановича одним из трёх лучших интерпретаторов Вагнера. Два других – Вильгельм Футвенглер и Герберт фон Кароян”.
Маразм крепчал... Фриц Райнер, Ганс Кнаппертсбуш, Карл Бем, Джодж Шолти, Пьер Булез... – куда им всем до Арановича! Он настолько «лучший интерпретатор» Вагнера, что обходится без знания его партитур. Видимо, признали его «одним из трех» те немецкие критики, что пишут Караяна через «О»... Сколько раз Аранович был приглашаем дирижировать на Байройтском фестивале? Боюсь, что ответ будет: ноль.
“Для Вагнера «Парсифаль», как он сам называет, - это «избавление от Избавителя»”
Автор, выступающий как спец по Вагнеру, как видно, и не представляет себе, что «цитирует» перевранную фразу из самой оперы. Еще одно сообщение из статьи:
“Герман Леви по контракту был придворным капельмейстером баварской Королевской капеллы. Оркестр этот не имел права выступать ни с кем другим, кроме Леви. Контракт не мог отменить даже Людвиг Второй, король Баварии. Однако в случае с «Парсифалем» и Германом Леви между Рихардом Вагнером и баварским королем был составлен новый контракт.
Тех, кто хочет убедиться в его существовании, мы можем направить в музей немецкого искусства в Мюнхене. Фотокопия этого документа, который очень неохотно дают посетителям, находится в музее Вагнера в Байрейте. А те, кому и то и другое трудно или невозможно, могут найти подробное описание этого контракта в книге Клауса Умбаха «Рихард Вагнер». Контракт этот состоит из трех пунктов. Первый: до того, как Герман Леви начнет первую репетицию, он должен креститься. Во втором пункте Вагнер оговаривает себе право никогда не разговаривать даже с крещеным Германом Леви непосредственно, а всегда только через третье лицо. Третий пункт: после первого исполнения «Парсифаля» Вагнер оговаривает себе право в присутствии баварского короля Людвига Второго сказать Герману Леви, что он, как еврей, имеет только одно право - умереть и как можно скорее. Под контрактом есть приписка, сделанная Вагнером и баварским королем: «Контракт был выполнен во всех его пунктах».”
То есть, надо понимать, Герман Леви, отыграв премьеру, безотлагательно умер. И не жил он временами в доме Вагнеров, и не сиживал с ними за одним столом... Так как приведенное сообщение не просто противоречит всем другим свидетельствам, но и вообще не лезет ни в какие ворота, то и комментировать его – только бумагу марать. Интересно, потрудился ли сам Аранович (или кто там) взглянуть на этот якобы существующий в природе документ, к которому он нас так уверенно «направляет»? Отметим ссылку на книгу Умбаха…
Даю еще одно место из статьи как бы Арановича, для гурманов:
“В одном из своих писем в этот период Вагнер неожиданно пишет: «Я был на кладбище и посетил могилу моей любимой собаки» (собака лежала рядом с его женой, но Вагнер пишет только о посещении могилы любимой собаки). Именно в этот момент начинается вспышка зоологического антисемитизма, который не оставляет Вагнера до самой смерти.”
Зоологический антисемитизм вспыхнул в момент посещения могилы собаки… Вся эта белиберда печатается, читается, тиражируется и воспроизводится другими авторами, гуляя по интернету и другим изданиям. Одновременно растет число обличителей Вагнера. Это же так просто – переписывай абзац за абзацем, вставляя лишь иногда вводные слова, и ты автоматически попадаешь в специалисты по Вагнеру, в искусствоведы и философы. Например:
“Даже Ницше, которого трудно заподозрить в симпатиях к евреям,” – пишет как бы Аранович.
“Нужно ли удивляться, что Ницше, также отнюдь не филосемит...,” - дублирует Соломон Динкевич.
...Ницще? Да кто ж его не знает! Да у нас каждая собака знает Ницше!..
И все-таки, почему «даже», маэстро? И с чего бы нам его «подозревать» или «удивляться»? А, реб Соломон? Слыхали когда-то, что слово «Ницше» означает «реакционный философ»? Но настоящий Ницше не однажды писал, что презирает антисемитизм. Буквально так. Конечно, это еще не значит, что он был филосемитом. Похоже, наши товарищи понимают только два модуса: анти или фило. А если просто – приличный человек? Он что, непременно должен пылать к нам любовью? Насколько известно, этот философ нигде не изливался в любви к евреям. Тем не менее, Ницше написал про Вагнера: «он докатился до вещей, которые я презираю, таких как антисемитизм». Но ведь, чтобы знать что-то, нужно трудиться читать первоисточники. Зачем? Чукча не читатель... Сегодня, чтобы писать об антисемите Вагнере, достаточно уметь просто писать буквы. И едва овладев этим умением...
Например, Григорий Рейхман, который несколько раз ссылается на «трилогию “Кольцо Нибелунгов”» и называет Вагнера «Учителем Гитлера». Излишне доверчивая публика писает кипятком. Некий гость на сайте «МЫ ЗДЕСЬ» негодует в адрес уже Арановича, а с Вагнером вообще не церемонится:
“Никакие белые перчатки не помогут Арановичу. Надо потерять всякое представление о порядочности, о гибели 6 миллионов, чтобы оправдывать свое дирижирование сочинениями Вагнера. Вдохновитель гитлеризма, погромщик международного масштаба, будь он хоть семи музыкальных пядей во лбу, должен и на том свете чувствовать проклятие всех честных людей спустя сотни лет. Нет ему прощения!”
Бедный Вагнер, “погромщик международного масштаба”, который никогда не получит прощения от безвестного читателя Арановича-Динкевича-Рейхмана!... Бедный Гитлер! Не был, наверное, антисемитом, да черт дернул прочитать однажы статью Вагнера “Еврейство в музыке”… Во всяком случае, так представляет дело еще один вагнеровед, Белинский, называющий себя раввином…
...Случилась огромная беда. Она принесла миллионы жертв. Ее осмысление далеко не завершено и, скорее всего, нам никогда этого не постичь... Наряду с этим есть сложнейшая культурно-историческая, нравственная и даже философская проблема ответственности художника за посмертное злоупотребление его творчеством. И в третьих, есть околожурналистская шпана, которая не дает себе труда или неспособна задуматься, покопаться в документах, которая не озабочена поиском истины, зато горазда подхватывать и разносить сплетни. Все эти и подобные публикации создают у публики ложное ощущение решенности сложных вопросов, ведут к разжижению действительно важных проблем, к обесценению даже такой темы, как Холокост. Любая тема может набить оскомину, если ее будут мусолить все, кому не лень, да на столь примитивном уровне.
В сетевом альманахе "Лебедь" появилась подборка материалов под названием "Любите ли вы Вагнера?" (16 июня 2002 года). Подборка содержит заметки пяти авторов: Е. Лопушанской, В. Мака, Д. Фрадкина, Г. Леви и того же Ю. Арановича.
"Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется". Увы, дано. Слова одного из величайших композиторов XIX века отозвались миллионами трупов и одной из страшнейших трагедий в мировой истории,” – списывает у Арановича один из пятерки, уже от себя относя эту тютчевскую строку к Пушкину и пребывая, по-видимому, в полной уверенности, что его-то слово никак не отзовется.
Все то же, снова и снова Зачем нужно еще врать про Вагнера, когда достоверно известного хватает выше крыши? Ответ: достоверно известного они не знают, а писать-то хочется... Что движет этими людьми? Все что угодно, кроме сознания ответственности.
Тот же джентльменский набор «цитат» воспроизводит Михаил Тетельбаум (как указано на веб-старнице, статья опубликована в журнале «Слово/Word, 2008, № 57). Но у него есть и кое-что свое:
“В 1955 году байрейтский театр предпринял поездку в Испанию, где после представления вагнеровских опер благодарные зрители с энтузиазмом скандировали: "Франко – Гитлер! Франко – Гитлер!". Этот ностальгический всплеск эмоций зрителей является доказательством силы воздействия вагнеровских опер, в которых привлекательными являются не столько вагнеровские нововведения и даже, может быть, не сама музыка, несомненно имеющая свои достоинства, а ее арийский националистический дух. Но еще более удивительным является постановка всех четырех опер "Кольца нибелунга", осуществленная в Мариинском театре Санкт-Петербурга. Постановку уместно сопоставить с событиями Второй мировой войны и вспомнить, как гитлеровская группа армий "Север" под командованием фельдмаршала Риттера фон Лееба, под нордическо-арийскую музыку духовного вдохновителя "Рыцарей Грааля" – Рихарда Вагнера блокировала город на 872 дня, обеспечив смерть более чем двум миллионам мирных жителей и будучи готова стереть город с лица земли вместе с жителями, согласно приказу фюрера.”
Прежде всего, сближение постановки «Кольца» в Мариинке и трагедии блокады Ленинграда – абсолютно неуместно. Запрещенный прием. Среди приличных людей не допускается спекулировать на жертвах фашизма, г-н Тетельбаум!
Сам текст г-на Тетельбаума начинается с упоминания о вещи, которой в природе не существует. Нет на земле никакого «байрейтского театра» - кроме самого здания, конечно, но едва ли здание может поехать на гастроли, да еще в Испанию. Для очередного фестиваля в Байройте формировалась труппа, своя на каждый спектакль. Какая-то из таких трупп могла поехать на гастроли…
Еще одна несуществующая в природе вещь – это «арийский дух», в существование которого Тетельбаум, по-видимому, верит точно так же, как верили нацисты.
В свое время Франко воздержался от участия в военной авантюре Гитлера (даже не позволил немцам пройти через Испанию, чтобы напасть на Гибралтар), при этом не обижая и никому не давая в обиду испанских евреев. Франкистская Испания осталась чуть ли не единственной в Европе страной, где не пострадал от нацизма ни один еврей. Спрашивается, с какой стати испанцам кричать «Франко – Гитлер!», да еще через десять лет после войны?
По уверенности и яркости описания г-на Тетельбаума, можно подумать, что не иначе как сам был тогда в театре. Во всяком случае, он ни на какие свидетельства не ссылается. У кого он это подчерпнул, неизвестно, но явно не из первых рук. (Источник находим в воспоминаниях правнука композитора Готфрида Вагнера. Вопрос этот выходит за рамки нашей темы. Поэтому свои соображения о том, почему сообщение мемуариста, скорее всего, недостоверно, помещаю ниже отдельным разделом.)
Грановитая палатка... А зохен вей, товарищи бояре, я Шуйскера не вижу среди тут... Стыдно, господа евреи. Своей халтурой вы не защищаете еврейский народ. Вы нас позорите.
Теперь об источнике, на который ссылается статья Арановича – дважды. Сперва в начале своей:
“Передо мной книга Клауса Умбаха «Рихард Вагнер» (Клаус Умбах - один из самых серьезных и глубоких исследователей творчества Вагнера), которая начинается словами: “Даже через 100 лет после смерти Вагнера его физическая смерть вызывает большие дискуссии...””
«Один из самых серьезных и глубоких» начинает с сообщения о том, что кто-то ставит под сомнение физическую смерть Вагнера. Может, он не умер? Может, Вагнер все еще жив и скрывается теперь под фамилией Жириновский? Ну, не все так просто! Продолжение цитаты из Умбаха:
“Был ли Вагнер вообще человеком? Был ли он музыкантом? Вел ли он священную войну за свои религиозные и шовинистические убеждения или занимался только тем, что прекрасными звуками изображал прелесть искусства?"
Вот куда хватили: был ли вообще человеком? Если нет, то что такое “Вагнер”? Варианты на выбор: (а) персонаж оперы “Демон”, (б) мумия Тутанхамона, (в) буква готического алфавита, (г) лошадь Пржевальского, (д) старая портянка князя Бисмарка.
Был ли он музыкантом? Серьезный вопрос. Не сапожником ли был Вагнер, как его любимый герой?
“Изображать звуками прелесть искусства” – само выражение заслуживает характеристики “прелесть”. Продолжает как бы Аранович:
“Сама эта цитата говорит о том, что не только в Израиле и других странах, но и в самой Германии еще не решен вопрос - кто такой Рихард Вагнер.”
И спорить нечего: это Жириновский…
“Не решен настолько, что второй том дневников жены Вагнера, Козимы, не разрешили печатать по цензурным соображениям,” – продолжает он, не взирая на то, что второй том дневников Козимы благополучно вышел прямо вслед за первым. Оттуда, кстати, и взял Умбах-Аранович злосчастные “литавры уничтожения”. Еще читаем у как бы Арановича:
“Вначале приведу несколько цитат. В своей книге, одну из глав которой Вагнер называет "Ожидовевшее искусство", он пишет: "Было бы глубочайшей ошибкой отделить Вагнера, мыслителя и философа, от Вагнера-композитора. Может быть, в других случаях это возможно, но в моем - нет".
Что за книга такая, не указано. Или “Ожидовевшее искуство” – это “Еврейство в музыке”? Тогда это не глава из неизвестной книги Вагнера, а его статья. Которую он, правда, включал потом в сборник своих литературных трудов. Писал ли он о себе то, что процитировано? Может быть, только не в названной статье.
Я прочитал несколько серьезных книг о Вагнере. Скажу со всей ответственностью: вопрос о том, можно ли “отделить Вагнера, мыслителя и философа, от Вагнера-композитора” – это именно то, над чем больше всего бьются современные исследователи. Ни в одной из книг мне такой цитаты не встретилось.
Коротко: в статьте как бы Арановича нет ни слова правды. Буквально. НИ СЛОВА ПРАВДЫ. Даже там, где он пишет о музыке Вагнера, например:
“Вагнер на самом деле не является архитектором новой оперы. В жанре оперы он пользовался новыми приемами, украденными, в частности, у Листа…. Он привел жанр оперы в тупик и поэтому не имел последователей.”… Кто лишь вчера услыхал о том, что был такой композитор Вагнер, который чего-то там насочинял, мог бы, пожалуй написать такое - с чужих слов.
Где там Умбах, где Аранович? – неизвестно. То ли Умбах наплел сорок бочек ахинеи, то ли у Арановича были проблемы с немецким… Или то и другое. Этой книги я не видел в натуре. Что интересно, не видел я ее и в библиографических разделах упомянутых мною книг о Вагнере – никто на Умбаха не ссылается. Обшарил самые большие интернет-магазины – нигде нет такой книги. Ни даже упоминаний от ней (мол, была, да вся вышла).* Полез в Гугл на «Вагнер» - там под два миллиона веб-страниц – пойди их листай! Стал искать на «Клаус Умбах». Все, что я нашел – это отзыв, как оказалось, на спектакль о Вагнере – но зато по пьесе Умбаха.** Автор – Ширли Апторп, весьма известный музыкальный критик (более девяти тысяч ссылок в Гугле). Вот концовка ее рецензии – дословно (в переводе с английского):
Ширли Апторп: К черту с Вагнером
“…Дотошность исследования Умбаха изнуряюще проявляет себя на протяжении этих 110 минут, замусоренных корявыми справками обо всем, чего вы никогда не хотели знать про Рихарда Вагнера, - от его связей с русским анархистом Бакуниным до его предпочтения розового разврата. Юмористы отдыхают.”
Франко, Гитлер и два Вагнера

О пресловутом спектакле рассказывает Готфрид Вагнер (1947 г.р.) в своей автобиографии. Дело было в апреле 1955, в Барселоне, куда его дядя Виланд Вагнер привез два спекталя, «Парсифаль» и «Валькирию», в байройтской постановке. Цитирую из книги в моем переводе с английского:

«Эта первая поездка на Средиземное море произвела на меня сильное и глубокое впечатление: не только роскошные отели, обширные сады, виллы и яркосинее море, но также пышное общество вокруг и внутри оперного театра. Все это восхищало меня. Я видел, что газеты, подобно членам социальной элиты Байройта, которых мы, бывало, встречали на курортах, завистливо взирали на Вагнеров как на особую династию... Бабушка Уинифред при каждом удобном случае восклицала: “Как славно эти испанцы поддерживали нас, немцев, против большевиков.” Она воодушевленно рассказывала истории про Гитлера, превозносила его союзника каудильо Франсиско Франко и погружалась в воспоминания о “славных временах” национал-социалистической диктатуры. Хозяева горячо аплодировали, мой отец сидел молча, а я начал кричать с другими: “Франко – Гитлер! Франко – Гитлер!” Я не знал, что это значило.»

А действительно, что это значило? Прошло десять лет со дня бесславного самоубийства Гитлера и военного поражения Германии. Уже весь цивилизованный мир знает о методах и масштабах геноцида еврейского народа. Уже казнены как военные преступники подсудимые Нюрнбергского процесса. Ничего этого не знал еще (как пишет он в другом месте книги) восьмилетний Готфрид Вагнер, но испанская публика не могла не знать. Что же могли означать эти возгласы?

Понятно, что значительную часть публики (наряду со светскими снобами, какие пришли просто, чтобы не пропустить такое событие) составляли любители вагнеровской музыки. Как водится, среди них должно было быть немало евреев или испанцев с еврейскими корнями (и фамилия Франко когда-то была довольно распространенной у испанских евреев = Франк у немецких).

Из слов Готфрида не следует, что кричала вся публика «в едином порыве». Может, кричащая часть публики была настроена против Франко и имела в виду приравнять его к Гитлеру в отрицательном смысле? Или кричащие приравнивали двух диктаторов в лестном для Франко смысле? После всего, что натворил фюрер немецкого народа? То есть, они отождествляли себя, скажем, не с соседней Францией, униженной Гитлером и ликовавшей после освобождения, а с нацистской Германией, которая в это время всеми силами старалась очиститься от своего прошлого?

А главное, причем тут музыка Вагнера, которой только что насладилась публика в театре?

Однако, почему все же такие возгласы в театре (если они имели место) мы толкуем как проявление антисемитизма? Ведь только по этой причине данный эпизод припоминают пишущие об антисемитизме Вагнера. Мы читаем, что описанный инцидент произошел по окончании представления вагнеровской оперы. Какая тут связь? По-видимому, мы подсознательно выстраиваем такую цепочку ассоциаций: Вагнер был антисемитом - Гитлер любил Вагнера - Франко... Что? Тоже любил Вагнера? Любил Гитлера? Обоих? Был антисемитом?..

Напомню: никто иной, как Франко, уберег испанских евреев от всех бед, а также предотвратил участие Испании в военных преступлениях нацизма, и тем самым избавил страну от интервенции антигитлеровских сил, бомбежек, наземной войны, бессмысленной гибели испанцев, страданий мирного населения, разрушений, послевоенного экономического хаоса – всего того, что навлек на Германию Гитлер. Что тогда могло значить «Франко – Гитлер!»? И почему именно эти два имени, но не имя композитора, чью музыку они слушали?

Предисловие к книге Готфрида Вагнера написал Авраам Дж.Пек, с которым вдвоем они основали «Группу диалога после Холокоста». Немецко-еврейского (или еврейско-немецкого) диалога. Он, в частности, говорит:

«Готфрид Вагнер не обязан был писать эту книгу или вести себя так, как он это делает. Но он написал ее, и «Сумерки Вагнеров» отражают боль, муки, напряжение, честность и надежду – все, что сделало его таким, каков он есть».

Первое издание книги вышло в 1997 г., когда ее автору было уже пятьдесят. При всем моем искреннем и глубоком уважении к Готфриду Вагнеру, его нравственной позиции, его мужеству и силе воли, позволю себе все же поставить вопрос: можем ли мы полагаться на свидетельство восьмилетнего мальчика? Вернее, на воспоминание пятидесятилетнего человека о случае, имевшем место, когда ему было восемь? Мне, например, трудно представить, чтобы восьмилетний мальчик во время той поездки читал газеты, да еще на испанском.

Хорошо известно, как при опросах очевидцев преступления на суде, в их показаниях зачастую выявляются вопиющие неточности и взаимные противоречия. А ведь речь идет о том, что они наблюдали всего за считанные дни или недели до опроса. Существует даже поговорка «Врет, как очевидец».

Также хорошо известно, что дотошные исследования нередко выявляют недостоверные сообщения в мемуарах. Не только в таких случаях, как, например, мемуары Талейрана, известного своей изворотливостью и лживостью, но и в воспоминаниях людей безупречной репутации, которые заведомо не заинтересованы в извращении правды. Для примера могу сослаться на Марка Цыбульского, современного исследователя жизни Владимира Высоцкого, который нашел в книге Марины Влади «Прерванный полет» несколько недостоверных деталей. Такие вещи не подрывают нашего доверия к мемуаристу и не снижают ценности его или ее воспоминаний в целом. Они подсказывают нам только, что память может подвести любого человека и что на ранние воспоминания подчас накладываются более поздние впечатления. Особенно, если затрагивается жгучая тема всей его сознательной жизни.

Готфрид Вагнер родился и рос в Байройте. Его отец Вольфганг был семейным тираном, мальчик никогда не был с ним близок, малейшее возражение наказывалось битьем. Отчужденность от отца, да и вся атмосфера в Байройте 50-60 гг. (соперничество, интриги, всеобщее подлизывание местных деятелей и артистических кругов и пр.) формировали независимость мышления Готфрида, его «диссидентство» и его восприимчивость к информации о нацистских преступлениях против евреев, которая стала ему доступной в начальной школе (ему было девять, когда в классе показали документальный фильм про Бухенвальд). Подростком он обнаружил припрятанные отцом документы и фотоснимки, показывающие особые отношения между Вагнерами и Гитлером. Потом прочитал соотвествующие статьи прадеда и связал все концы. Довольно скоро он порвал с Байройтом в моральном и культурном отношении (поддерживая только связи как родственик), но осталось чувство кровной причастности к семье и, следовательно, к преступлениям нацистов. Без вины виноватый.

Байройт был не просто местом ежегодных фестивалей Рихарда Вагнера. Это целый мирок: семейство Вагнеров, фанаберия города Байройт, Фонд Байройта, Общество Друзей Байройта, Вагеровские общества и круг спонсоров по всей Германии. Карьерная ступень для исполнителей, влиятельный музыкально-культурный центр, с оглядкой на который вели себя деятели театра и музыки в Германии и за ее пределами. И все это на фоне полурелигиозного культа Рихарда Вагнера. А молодой Готфрид решил профессионально заняться Куртом Вайлем.

Олицетворение немецкого модернизма времен Ваймарской республики, сподвижник Брехта, вдобавок ко всему еще и еврей, Вайль был откровенной антитезой Вагнеру - в музыке, театре, оперной эстетике – и объектом ненависти нацистов. Выбор Готфрида был вызовом самому духу Байройта, изменой культу его прадеда. Конечно же, большую роль в таком выборе сыграл поиск новой самоидентификации, стремление преодолеть, так сказать, «позор своего происхождения».

В дальнейшем Готфрид активно выступал против стремления семьи скрыть прошлые нацистские связи Вагнеров, замолчивать истинную степень антисемитизма своего прадеда и пресекать попытки обсуждения вопроса о возможном влиянии его на нацистское движение, а следовательно – о мере его ответственности за Холокост. Подчеркну, он не выступал судьей своего прадеда и своей семьи. Он только настаивал на необходимости открытого и честного обсуждения этих вопросов и обнажал безнравственность попыток сокрытия правды. За это многократно встречал отмену контрактов, отказ в приглашениях на конференции по Вагнеру и даже угрозы со стороны неонацистов. Фактически он был лишен возможности работать в Германии, и все это продолжался вплоть до периода, когда он уже писал «Сумерки Вагнеров» и во все время работы над книгой (и после ее выхода).

Могло ли все сказанное - остракизм, постоянное напряжение борьбы, мучительные поиски самоидентификации - не наложить никакого отпечатка на воспоминания Готфрида времен детства и юности?

Коснусь другого места в книге Готфрида, где речь идет об Унифред Вагнер:

«Между тем, бабушка утратила последние остатки своего такта. Американский дирижер Лорин Мазель выступал в Байройте в 1968 – 69 гг и был приглашен на 1970. На устроенном ею приеме бабушка Уинифред поразила гостей, заявив: “Хотя Мазель и еврей, он, по-видимому, очень одарен”... Я сидел рядом с Мазелем и его женой и желал умереть от стыда. Мазель, казалось, не слышал этой ремарки или, возможно, не захотел ее услышать».

Это сообщение также может вызвать некоторое сомнение. Не потому что названная дама была неспособна на такое по своим убеждениям. Профиль «бабушки» известен. Дожив до 1980 г., она продолжала упорно отрицать Холокост и пестовала теплые воспоминания о своей дружбе с фюрером. Как вы понимаете, я не собираюсь ее как-то выгораживать. Тем не менее, имеется свидетельство о том, что Уинифред пыталась отстоять перед Гитлером кого-то из евреев, нанятых ею для Байройтского фестиваля. Этот случай упомянут в моей работе, с опорой на тщательно документированное исследование Майкла Кейтера «Изувеченная Муза. Музыканты и их музыка в Третьем Райхе».

Так что задолго до 60-х гг. 20 века Уинифред Вагнер имела возможность убедиться, что еврей может быть одаренным музыкантом. Ремарка же ее в передаче мемуариста звучит так, будто она только что впервые открыла для себя эту истину. Наверное, что-то она сказала и возможно даже упомянула о национальности Мазеля. Последнее не представляет криминала само по себе, все зависит от контекста и акцентов. Позволительно допустить, мне кажется, что то и другое могло быть несколько иным. Я не знаю, но допускаю, что она могла сказать что-нибудь в том смысле, что вот, мол, в Байройте нет антисемитизма – дескать, приглашают евреев, лишь бы они были одаренными музыкантами. Готфрид никогда не дружил с бабушкой, осуждая и ее прошлые связи, и ее пожизненные взгляды. Не исключено, что это сказалось в передаче ее ремарки. А ведь ему тогда уже было лет под двадцать.

Жизнь показывавет, что на свидетельства мемуаристов не всегда можно опираться как на надежные свидетельства. Все мои сомнения основаны на чистом умозрении, а таковое может подвести не меньше, чем память. Однако, сомнения всегда допустимы, и в данном случае для таковых имеются основания.
- - - - - - - - - - - - - - - - - -
* Так было пять лет назад. Сейчас “Амазон” предлагает 1 (один) подержаный экземпляр книги Умбаха о Вагнере на немецком (как посредник для продавца из Бельгии) за 15 долларов плюс 4 долл. за пересылку. Есть желающие?

** Сейчас в Гугле нашел несусветные сотни тысяч ссылок на Клауса Умбаха – вероятно, включая однофамильцев. Упоминается также его (его?) книга о дирижере С. Челибидаки.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron

___Реклама___

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB