Сетевой портал "Заметки по еврейской истории"

"Замечательные форумы" - "малая сцена" сетевого портала
       
 Читать архив форума за 2003 - 2007 гг >>                Текущее время: Пн сен 16, 2019 12:27 am

Часовой пояс: UTC


Правила форума


На форуме обсуждаются высказывания участников, а не их личные качества. Запрещены любые оскорбительные замечания в адрес участника или его родственников. Лучший способ защиты - не уподобляться!



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Ася Левина - Хаит
СообщениеДобавлено: Ср дек 08, 2010 10:06 pm 
участник форума

Зарегистрирован: Ср дек 08, 2010 8:11 am
Сообщения: 5
МОЙ ПАПА
Сколько бы ему было сейчас? Моему отцу.
Кажется сто тринадцать.
Не дожил еще до 120-ти.
Дай Бог доживем вместе.
Папа никогда не уходил от меня – это я его провожала. Долго сидела рядом в реанимации за ширмой, куда друзья - врачи меня тайком посадили.
А когда он пришел в себя, доктор с надеждой спросил: «Семен Яковлевич! Вы меня слышите? Чего бы вам сейчас хотелось?»
Отец еле выговорил;
- Увидеть Асю.
А мне не разрешили его увидеть. Боялись навредить. Я сидела за ширмой…
Это был очень красивый человек. И когда мне говорят, что я на него похожа – я надуваюсь от гордости.
Со временем вижу, что и брат мой повторяет папу во многом.
Невысокий, продолговатое лицо, огромные темные глаза за очками, брови вразлет, точеный нос, чувственные губы, разночинная бородка и очень красивые руки.
Это я сейчас так могу оценить, глядя на старую фотографию, где он обнимает меня, маленькую копию и совсем не понятно, кто это? Дедушка или какой-то сионский мудрец.
Мы были у родителей поздними детьми. Я вместе с ними прошла войну, вместе « служили» в госпитале. Говорят, я там бегала, развлекала раненых.
Мама рассказывает, что она долго несла меня, контуженную после бомбежки. И когда я, все-таки, очнулась, первое что выговорила:
- Где папа?
Они тогда потерялись.
Вот такая была у нас с ним астральная любовь.

Потом родители нашлись и уже в далеком городе Бухаре – родился мой брат.
Сейчас трудно даже представить, что главным юрисконсультом этого города, был интеллигентный еврей – красавец Семён Яковлевич Левин. Он сидел в огромном кабинете, ему кланялись узбеки и другие народности. Приглашали пить чай и даже пекли ему лепешки «с уважением».
Правда, это было не долго, потому что мой братик подрался во дворе с сыном энкаведешника. Папу сразу же заподозрили в сокрытии от партии свого буржуазного происхождения.
Как это!? Окончил два института? Еще чего? Юрист и лесной инженер? К тому же и школа с отличием?!
Всем было ясно, что он эксплуататор угнетенного русского и узбекского народов и что его надо гнать из священных рядов партии. И из этого кабинета, разумеется.
Смешно и страшно сейчас представить, как этот идеалист, для того чтобы доказать свою невиновность, берет семью – жену и двух маленьких детей (все-таки понимал, что оставлять нас страшно) и едет на другой конец географии в городок Сосницы, на Украину, искать старожилов, которые бы подтвердили, что он не был эксплуататором, и никого не гноил.
Удивительно, но нашлись такие люди, Целых четырнадцать человек. Они все подписались под петицией, он с гордостью вернулся в свой исполком города Бухары и вручил все это властям.
Его сразу же исключили и выгнали отовсюду и еще сказали, чтобы благодарил своего Бога, что ходит по земле на свободе.
Папа благодарил Бога всю оставшуюся жизнь.
Я тайком наблюдала, как он закрывал дверь на ключ и накидывал красивый огромный шарф белый с черными полосками. Накручивал тонкие ремешки на руки и, раскачиваясь на восток, тихо кулаком ударял себя туда, где сердце, произнося что-то совсем не понятное. Он знал иврит.
Когда умер вождь всех народов, и мы всей школой хоронили его памятник, папа особенно долго раскачивался и, вытирая мои горькие слезы, попросил быть «ну хоть на капельку умнее – если получится».
Мама еще оставалась в «священных рядах» и я помню, как она пришла с закрытого заседания и захлебываясь, что-то рассказывала папе. Они сидели в коридоре на узбекском сундуке и я, все время, слышала странное слово «культ», «культ»…
Папа, увидев в щели мой любопытный взгляд, перешел на идиш, чтобы я не дай Бог, не узнала чего-то лишнего раньше, чем я «хоть на капельку поумнею». Потом я узнала, что папе прислали какое-то письмо и торжественно объявили о реабилитации, а он взял и отказался. Не захотел. И все.
В те времена это был поступок. И он совершил его, раскачиваясь на восток.
Я никогда в детстве не слышала еврейской музыки. Вокруг звучали узбекские мотивы, и когда по радио слышалась молдавская музыка, папа замирал, потом крутил в воздухе своей красивой рукой и вздыхал: «Очень похоже… Конечно не то. Но, похоже.… Очень»
Я часто думаю, как бы он был счастлив при виде того, что нас не устраивает. Как бы он радовался каждой субботе. С каким благоговением дотронулся бы до Стены Плача и как бы он своим маленьким кулачком бил по груди, что, сколько упущено, столько не сделано, сколько не сказано.
Как бы он переживал, что все это не он посадил, не он построил и не его сын стоит тут с автоматом.
Это не красивые слова. Я точно знаю, о чем он мечтал, хотя говорил со мной редко, боясь, что не пойму.
Он и маме ничего не рассказывал, только раскачивался, глядя на Восток. А в праздник Пейсах посылал меня открывать дверь, чтобы ангел испил из рюмки, стоящей на столе.
Я с замирающим сердцем смотрела во все глаза – не уменьшается ли вино в этой рюмке, и повторяла за отцом какое-то волшебное слово: «Лехаим!»
Теперь-то я точно знаю, что это значит: «За жизнь!»
Когда я после стольких лет приехала из Израиля в Ташкент, первое, что было необходимо – кинуться к нему.
Вокруг все стало другим, чужим и непонятным.
Я была бесконечно благодарна моей бывшей студентке, которая поехала со мной на кладбище.
Заросли кустов, деревьев, брошенных неухоженных еврейских могил.
В холодном поту я бегала вокруг, с ужасом понимая, что не могу найти папу.
Ниночка бежала следом и успокаивала: «Найдем, найдем, что Вы!?»
Я читала выцветшие надписи, а той единственной не видела. И, вдруг, под громадным кустом из четырех деревьев на меня глянули родные глаза с фотографии, которая прекрасно сохранилась.
Папа смотрел испытующе и как всегда спрашивал: «Ну, как?»
Я ему молча все рассказала, поймав себя на том, что раскачиваюсь. И тут русская девочка Нина с крестиком на шее, тихо попросила: - Можно я спою?
Я замерла.
«Адон Олам» - неправдоподобно зазвучало на узбекско-еврейском кладбище.
«Адон Олам» - не то мелодия, не то молитва.
Ни папа, ни все кто здесь лежали никогда такого не слышали.
Нина, подняв голову к небу – пела.
Слова летели высоко и с улыбкой несостоявшегося обрушивались на нас.
«Адон Олам, а шер малах, Бэ терим коль, яцир нивра» – пела Нина на языке моих предков.
Шофер, который привез нас, удивлённо присел на край плиты, потом поднялся и замер.
«Адон Олам – Господин мира!
В тебе вся сущность всего!
Ты создал всё!
Ты создал меня, мой Господин мира!
Мой отец! Благодаря тебе, папа, я дышу.

И, даст Бог, доживем вместе до ста двадцати.

Тель-Авив. Израиль.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ася Левина - Хаит
СообщениеДобавлено: Ср янв 05, 2011 8:23 pm 
участник форума

Зарегистрирован: Ср дек 08, 2010 8:11 am
Сообщения: 5
ИСКУССТВО КРОЙКИ И ШИТЬЯ
Моему учителю, моему другу,
Моему Любимому


Не знаю, что из этого получится, но покажу вам комнату. Большую.
Чего тут только нет!
Ну, начнём. По-порядку.
В глубине комнаты какое-то лежбище. Очевидно это диван, на котором кто-то спит.
Старый репродуктор - музейная ценность.
Стол, стулья и рядом с ними швейная машинка. Кажется, она в комнате главная.
Рядом с ней гордо стоят два манекена. Мужской и женский. На одном - недошитое белое платье, на другом - незаконченный смокинг.
Похоже, что здесь что-то было или что-то будет.
На стене карта звёздного неба с какими-то указателями и значками.
Фотография девушки с красивой собакой. Полки с книгами.
Окно с замысловатым занавесом, что придаёт комнате театральность. К тому же тут и там висят недошитые костюмы.
Утро. Бьют часы семь раз.
И тут же раздаётся звонок будильника.
На диване явное шевеление.
Будильник настойчиво звонит.
Просовывается рука из-под одеяла. Удар по будильнику. И снова тишина...
Рука исчезает.
Теперь мы слышим кашель и сонный разговор.

- Нет, нет... не надо... Я не хочу!.. Не хо-чу! Я ещё немножко посплю?
Ой! Щекотно! Ну, ещё, чуть - чуть... с полчасика? Ведь ещё так рано! Ну, ладно - счас! Всё.
Ты такой мяконький! ( в постели возня) Нет. Я же сказала - рано! Я успею.
А вообще-то, пусть всё идёт к черту. Спим.

Тишина.
Будильник звонит снова. Бывает же такое! Его выключишь, а он опять...
Но теперь уже нет сил слышать, как он трещит.
Одеяло откидывается и мы видим женщину в обнимку с мягким игрушечным мишкой.
Они только вдвоём.
Женщина пытается встать, но снова валится на постель, не выпуская из обьятий мишку.

(бурчит)

- Встаём... Встаём!... Сейчас, досчитаю до трёх - и встаём.
Раз - два - три ! ... Четыре... Встали! Потянулись!... Вздохнули! И, может быть, начнем жить!?

Она в потрясающей ночной рубашке, с игрушечным мишкой. Ей далеко за тридцать.
Натали вышла, чтобы умыться и переодеться.
Включила репродуктор - он действующий. И мы слышим голос Булата Окуджавы)

Наверное, самую лучшую
На этой земной стороне,
Хожу я и песенку слушаю
Она шевельнулась во мне.
Она ещё очень неспетая,
Она зелена, как трава,
Но чудится музыка светлая
И строго ложатся слова...

(Во время песни Натали возвращается. Переоделась, причесалась. Во всем, даже в домашней одежде, видится элегантность. Звучит песня.)
Сквозь время, что нами не пройдено,
Сквозь смех наш короткий и плач
Я слышу, выводит мелодию
Какой-то грядущий трубач
Легко необычно и весело
Кружит над скрещеньем дорог -
Та самая главная песенка,
Которую спеть я не смог...

Мелодия каждый раз меняет ритм. Сейчас это подстать стуку машинки, другой раз - это вальс, а иногда и танго.
Натали подошла к карте звёздного неба, прислонилась к ней, погладила...

- Здравствуйте! Ну, где мы сегодня? Полетаем? Какой сегодня день?
Так... поднимемся выше и нас ждёт... Пусть это будет радость! Итак, постановили. Радость. И пошли дальше.

Налила себе кофе и прямо с чашкой стала рассматривать своё изделие - белое платье, поворачивая манекен в разные стороны. Платье просто наколото. Она оценила сделанное и вздохнула.
- Ещё начать и кончить... Как? Когда? И где взять силы?

Садится за машинку и слышен её бесконечный стук, переходящий в музыку,
которая сопровождает всю её жизнь.
Часы бьют два раза.
Натали встаёт из-за машинки, разминается, что-то прикалывает к манекену.
Снова снимает, переделывает - словом творит.
Мимоходом подходит к телефону. Слушает, работает ли он?

- Ты подумай, как-будто все вымерли...

Хотела сложить диван, потом передумала - просто сложила постель. Незачем убирать.
Положила сверху Мишку и поделилась с ним.

- Никто не звонит. Понял? Я тоже не буду. Правильно?

По радио астрологический прогноз - " Знаки воздуха сегодня в ударе...
- Ой, это же про меня! Ну-ка, ну-ка...

« Вас ждут необыкновенные встречи, новые знакомства и материальные удачи».,

- Это хорошо.

« поэтому, именно сегодня вам необходимо гулять на свежем воздухе и воспользоваться ситуацией, которую предлагает сегодняшний день.»

- Вот идиоты. (выключает радио) Хоть бы что-нибудь, когда-нибудь, сказали вразумительное.

Несколько раз подходит к телефону. Проверяет, работает ли он.
Телефон исправно молчит.
Но вдруг заиграла мелодия. Это строчка из песни о "старом пиджаке" Окуджавы.
Это теперь такой звонок.
Натали хватает трубку, кричит радостно:

- Да! Алло! – Саша? Простите… ( Но тут же понимает, что это не тот звонок, которого она ждала)
- Здравствуйте. Да, это я. Я всегда дома. Да. И всегда работаю. Нет, что вы? Я не успею. Мы же с вами договорились! Ну, что вы? Я даже боюсь, что через три дня я тоже не успею. Но буду очень стараться.
Так что, позвоните. Нет, нет, я не могу! Всего, всего вам доброго! ( кладет трубку) Добрая... Добрая, добрая, ох, какая добрая!...
Ну, что будем делать? - ( это она спросила у телефона) - Ждать? Хорошо. Будем ждать.
И надеяться. И верить. И тогда, как сказали по радио - всё будет " в полном ударе"!

Садится за машинку. Слышен её стук, переходящий в музыку.

МИНУТНОЕ ЗАТЕМНЕНИЕ

Бой часов. Стук машинки. И мы уже не понимаем, сколько там натикало.
Идёт время.
Натали спит поверх постели в обнимку с мишкой.
Слышен настойчивый телефонный звонок. Наташа спит.
Телефон продолжает звонить.
Натали вскакивает с дивана, ничего не понимая, со сна. Затем, сообразив,бежит к поющему телефону, хватает трубку и кричит:
- Алло! Алло! - (но её не слышно) - Алло!... Алло! Саша?... Кто это?... Слышу, слышу! Ой, это ты, мамочка?
Слышу! Как ты там? Да? Я ? - Хорошо, Да, замечательно! Нет. Никого, что ты!
Как я рада тебя слышать! Соскучилась. И Любочка тоже хорошо. Почему? Ну, не отвечает, потому что, где-нибудь шастает. Ты же знаешь, у неё пропеллер.
Да, ну что ты! У меня столько работы! Зашиваюсь, в полном смысле этого слова.
Нет, никуда не хожу. Зачем? У меня тут такая красота! Всё есть. Всё!
Мама, у Симки родились котята - пять штук - сказка! Один белый...
Люба? Приезжает… Далековато, конечно, я знаю. Но электричка ходит регулярно и всем, кому надо, приезжают.
А я - нет. Не хочу! Мне здесь хорошо - воздух, лес... А в городе я вяну.
Ты, давай про себя. Как себя чувствуешь? Говори быстрее, а то вылетишь в трубу с этими междугородками. Легче билет купить!
Когда? Нет, родная, сейчас не могу. Столько работы… Вот, месяца через два - жди в гости. Обязательно. Да. У тебя действительно всё в порядке?
Ладно, хорошо. Спасибо, что позвонила. Целую тебя. До встречи в эфире!
Пока. Всё. Целую!

Кладёт трубку.
Идёт к столику, берёт колоду карт.

- Ну-с, а теперь, посмотрим, что творится вокруг нас на самом деле, что нас ждёт и чем сердце успокоится …

Раскладывает колоду.
- Та-а-ак… казенный дом, или какое-то учреждение… Это не про нас.
Встреча, дорога… - это куда? Но, всё может быть. Радости? Этого не намечается. Подождем. А это кто?! Какая-то брюнетка? Ух ты! Ох,ты! Ладно. И чего же ты хочешь, брунетка? Ага… вот. Всего. Ладно…
Ну, а ты, король?... Виноват? Уезжаешь?!... Далеко?... Ну, что ж. Подождем!

Продолжает раскладывать карты.
-Ну, а здесь, что? Кто это? Королева? Может это ты, мама?... Ты что? Мы же только что разговаривали… и ты ничего не сказала?... Мама! Ты это брось! Ты это брось! (отрываясь от карт ) Нужно позвонить…
Та-ак. Ну, а теперь, что нас ждёт?...

Заключительный пасьянс
- Скорая встреча?.. Хорошо. Это про платье. Грусть, печаль?... Тоже скорая?
Это тоже понятно. Какая-то травма? Душевная или физическая? Этого только не хватало! Ну, а, что- нибудь, повеселей? Нет! Всё черненькое… Бывает…
О! Вот оно! Есть! Прибавление… чего? Денег? Хорошо бы… Котят?.. Хватит! Прибавление… Ладно, подождём. Всё. Всё понятно..

Складывает карты. Встаёт из-за стола, идет к машинке
- Сейчас ещё парочку часов потрудимся и увидим « небо в алмазах». Спина не разгибается… Ой! Больно… Но надо, Федя, надо!...

Музыкальный стук машинки.

МИНУТНОЕ ЗАТЕМНЕНИЕ

Утро следующего дня.
Бодрая музыка по радио. Порядок в комнате. Сложенный диван. Натали переоделась. Полна решимости начать новую жизнь. Она много раз набирает телефон, но что-то срывается и не получается соединения.

- Вот черт! Когда надо… Ну, ещё раз… Нет, ты подумай! Не может же быть, чтоб всё время было занято!... О! Вот, кажется, прорвалась…
Алло! Алло! Мама! Ты меня слышишь?... А кто это? Простите. Хорошо, я жду. Мама! Ты почему не подходишь к телефону? А кто это был? Соседка? А почему, соседка? Что-то случилось? Правда? Нет, я звоню просто так. Ты здорова? Честно? А то я тут сон видела… Ну, смотри… Нет, действительно, просто хотелось тебя услышать. Хорошо. Верю. Погода сказочная!
Сегодня у меня наш бабком собирается. Да, все мои подружки. Приедут, посидим. Да, да, и Люба тоже. Может быть.
Я картошки наварила! У нас теперь всё есть. Не волнуйся! Ну, ладно, если что – звони. Привет всем твоим. И соседке. Целую тебя! Пока.
До встречи в эфире! Целую, мамочка!

Кладёт трубку. Начинает накрывать на стол.
-Та-ак. Скатерть самобранка, не подведи. Постелим… Вот так. Красиво. Тарелочки? Любочка любит большие. Пожалуйста, поставим, так и быть.

Раскладывает приборы, ставит салаты и напевает:
Один солдат на свете жил –
Красивый и отважный,
Но он игрушкой детской был
Ведь был солдат бумажный

Дальше текст напевает на мелодию «Солдата»
- А что, разве не выпить нам, чтоб был счастливым каждый? За тяжёлую женскую долю! Ведь это необходимо. Это нужно очень нам! Да, ещё как!

Ставит бутылку вина и бокалы.
- Во! Соображаем на троих! То есть на четверых!
Теперь – явства. Несём торжественно!
Колбаска. Сырок. Несколько икринок! Водичку сюда. Сок. Салфетки туда.

Он переделать мир хотел,
Чтоб был счастливым каждый,
А сам на ниточке висел –
Ведь был солдат бумажный.

- Понимаешь, Мишенька? Садись сюда… (сажает игрушку) Вот так. Главное у нас с тобой – это вареники! Не зря же мы их лепили всю ночь!
Так. Здесь, кажется всё готово.
Теперь идём сюда… ( подходит к манекену, рассматривает костюм)- Ты понимаешь, Мишутка, жених не может быть в костюме с короткими рукавами… Как же быть если этот получился короткорукавный? Это значит, что я запорола костюмчик…
Сделать заново? Материала нэт. Кончился. Манжет на рукаве? Не годится…
Спокойно. « Я не шью плохих костюмов», - вот от мой девиз! Нет, кроме шуток, что-нибудь придумаем… Без паники. Купим, перешьём, перережем и исправим. Всё будет как надо!

Звенит телефон. Натали берёт трубку.
- Да! Привет, Светик! Ну, где же вы? Картошка и вино стынут…
Как это? Ты что?! Почему? Сегодня? Да ты что?! Ну, конечно, я понимаю.
А Люба? Не знаешь? Хорошо, я ей сама позвоню. А не пойти нельзя? Нет, нет, я понимаю. Ну, что ты?! Где наша не пропадала… Не виделись год – ещё всё впереди, столько лет…Успеем. Какие наши годы! Да, да, беги. Не волнуйся! Счастливо!

Кладёт трубку, подходит к столу, всё на нём поправляет. Отходит в сторону и оценивающе разглядывает всю эту красоту.
- Ну- с, продолжим наши игры…
А он, судьбу свою кляня,
Не тихой жизни жаждал
И всё просил: - Огня, огня…

Садится за машинку, но тут опять звенит телефон.
Наташа подходит к телефону, давит на какую-то кнопку, делает громкую связь, а сама снова садится за машинку.
Раздаётся голос Любы:

– Алло! Привет, Натуля!

Натали кричит в ответ:
- Любушка! Где ты?

Голос Любы:
- Наташик, прости, пожалуйста, я сегодня никак не могу…

Натали встаёт из-за машинки, подходит к телефону и прерывает разговор.
- Любушка, послушай. Я сама собиралась тебе звонить. Не успела. Представляешь, набежало столько народа. И я никак не могу вас сегодня принять. Обидно – жуть. Вареников налепила… Но людей же не выгонишь. (Говорит, как бы, по секрету)– Тут мама с дочкой и жених. Представляешь?
«А был солдат бумажный»… Да, это я так… Поэтому, всё перенесём. Ладно? Люба! Мама звонила – не может никак тебя найти.

Голос Любы:
Ой, Натуля! Это так здорово, когда много народа. Значит, всё перенесём? И посидим тогда, как следует! Очень здорово получилось. Я вырвусь. На днях, обязательно. Пока, пока… До встречи в эфире!

Кладет трубку
- Та-ак. Вот и порядок. Веселей, Мишутка! Картошка остывает… Сейчас перекусим и за работу. Вкусная какая колбаса… кыс-кыс-кыс… Симка, где ты? Попробуй, дорогая…

Берёт куски колбасы, какие-то салаты и выходит.
Слышно, как бьют часы.

МИНУТНОЕ ЗАТЕМНЕНИЕ

Стук швейной машинки.
Натали на своём месте. Шьёт.
У неё небольшой перерыв. Болит спина, шея.
Она встаёт, идёт к окну. Т.е. к занавесу
Открывает его, накидывает что-то недошитое на себя и начинает декламировать, как-будто она на сцене.

- Узри - ведь ничего не знаем мы
Я сердцем верю, что добро,
Однажды, не сейчас,
Когда-нибудь, не скоро!
Но снизойдёт на каждого из нас.
Ведь за зимой,
Всегда весна приходит.

Таков мой сон. Но что есть я?
Я, как дитя, что в непроглядной тьме рыдает:
Младенец тот, кто свет к себе слезами призывает
И, кроме слёз и плача,
Нет языка иного у меня.
- Неужели нет? Ничего кроме слёз и плача? - Враки! Не пищать!

Сбрасывает « сценический» наряд, подходит к Карте звездного неба.
- Итак, мы поднимаемся от Плутона к Стрельцу и здесь передохнём…
« Ведь за зимой всегда весна приходит?». Мы двигаемся медленно, но верно, и очучиваемся, т. е. оказываемся… в Водолее. Вот оно! Наконец-то! Я знала, что всё решится, как нельзя лучше!

Танцуя, подскакивает к мужскому манекену
Возникает мелодия песенки
.

- Разрешите?
Вы замечательно танцуете. Не ожидала. И костюмчик у вас ничего. Знаете, один человек когда- то сказал, что я не шью плохих костюмов. Я это всегда помню – приходится соответствовать. Что говорите?... Этот немного не дошит? Конечно, я знаю. Дошьём, поправим, подколем… Всё будет, как надо.
А, как вам я? Со мной хорошо, правда? Я очень весёлая и умная. А все думают, что я строгая и синяя.
Но ты не торопись с выводами..
Ах, мы на «ты» не можем без брудершафта?! Сейчас исправим, минуточку…

Наливает бокал вина. Пьёт.
- Теперь мы на «ты», да? (обнимает манекен)И что же ты всё время оглядываешься? Думаешь, она лучше? Чем? Платьем?
Глупости! Какое захочу – такое и будет! А так без платья, она –ничто!
Манекен! ( Говорит ему как будто по секрету)
И не такая уж интересная, мягко говоря. Что ты говоришь? Ноги? А что ноги? Ах, да! Вам же с ними ходить. С ногами! А у меня что? Разве плохие? Предлагаю выпить за ноги!

Пьёт. Вино постепенно начинает действовать.
- А, вообще, разве в этом дело? Ноги, руки… Ты думаешь, ты ей нужен? Глупый! Ей нужна только она сама . Любимая.
Пришла ко мне с тобой!... И ты согласился. Пришёл. Как баран. И не подумал, что это… как бы тебе сказать - немного неловко.
Правильно, чего думать? Это я должна была отказаться, да?
Послать вас куда-нибудь подальше и всё. А я тоже, как бараниха.
Помнишь, в последний раз ты держался, как сфинкс. А я уши развесила.
Ой, как ты устал! Ой, как тебе надо отдохнуть! Переключиться! Столько работы, бедненький! А передыхать нужно в хорошем месте…
Лучше всего в море с рыбками! И чтоб было солнышко! ( смеётся)Как я была за тебя рада! А получалось, что я и за неё рада тоже.
За вас, мои дорогие!

Наливает себе вина , поднимает бокал.
- За лапшу! Которая у меня на ушах постоянно – не то, так другое!
Говорят же: « Если ты обманут дважды – значит, ты заодно с обманщиком!»
И нечего хлюпать носом. Я с вами заодно, ребята! Я в лапше!

Пьёт вино. Рассматривает бутылку.
Вот и сообразили на троих… Мало осталось… А шарик летит…
Ну, ничего.
Сейчас всё быстро уберём, и сядем работать, работать, работать… Иначе ничего не успею. А я должна!

Говоря всё это, танцуя, освобождает стол, уносит еду, питьё,
Снимает скатерть и раскладывает на столе белую материю, что-то блестящее, цветы, шифон.

- Да, дорогая. Мы сделаем из тебя куколку.
А можем всё иначе сотворить.
Если здесь убрать, а вот это пришить сюда и кругом - блёски, блёски, блёски… И вот тут ещё прицепить цветок!...
Все будут охать, спрашивать: Кто это? Какое платье! А где девушка?
Ах, вот она! Что вы говорите? А, что она невеста? Да, вы что?!
И кто же ей сшил такую муть?
Во-о-т! То-то и оно! Из-за тебя меня узнают. А я «не шью плохих костюмов».
Поэтому сделаем такую красоту, что будет ломить в зубах. Тебе всё равно не понять – задрапируешься и всё, а мне - глыбако.
Так что, приготовьтесь, люди, - увидите нечто!
Приступаем!...

МИНУТНОЕ ЗАТЕМНЕНИЕ

Стук машинки.
Долгий продолжительный звонок.
Сцена пуста.
Телефон продолжает звонить.
Натали кричит за сценой:

- Иду! Подождите! Сейчас!

Появляется в фартуке, с лопатой, вытирая руки.
Телефон прекращает звенеть. Наташа не успела.

- Алло! Опоздала. Ну, что же вы так торопитесь? Не получилось быстрее. Ну, ладно, если будет очень нужно – позвоните ещё. Ба-ай !... Я сейчас..( это она сказала телефону).
Вышла. И снова раздался звонок.

Наташа стремительно выбегает, хватает трубку.

-Саша! Ты? Ой, простите… Да, я. А кто это? А-а-а… Здравствуйте. Нет, нет. Простите. Нет, сейчас не могу. Очень много работы. Нет. Честное слово не получится. Я понимаю, но ведь вы не хотите, чтоб я вас подвела? Ну, вот.
Нет, простите. Я целый день сижу. Ночью? - Иногда сплю.
Простите, меня тут ждут… Одну минутку! Да нет же! Я не успею! Но ведь я тоже живая! Понимаете? Тогда что? Я всё сказала, простите. Всего доброго!
До свидания! Только через месяц. Хорошо. Через тридцать дней. Конечно.
Да. Всего доброго. Нет. Мы уже договорились! Почему?!
Я не могу больше говорить, простите. Меня ждут. До свидания!

Кладёт трубку.
- Ну, как тут не сбрендить?
О, люди! Люди! Как там у Шекспира или у Шиллера? Не помню я…
Но, что же делать мне? Стирать? Готовить?
Жизнью я довольна и буду долго думать о тебе!... ( пошутила и сама удивилась сказанному). Долго думать? Ну, уж! Так уж… Хватит! Это уже финал. Заговорила стихами.

Подошла к зеркалу, висящему на стене
- Боже мой! Кто это?
« Её лицо мягкими складками ниспадало вниз»… Сейчас будем исправлять.
Гостей не предвидится – так, что будем к себе нелицеприятны.
Берёт с тарелки овощи.

- Берём пару огурчиков и лепим на это лицо. Оно терпит. На глаза, на нос и на всё остальное…
Несколько минут забвения и мы снова в строю, Мишутка!

Садится в кресло. Глаза закрыты. Тихая музыка.
Слышен мужской голос:

- « Я пишу тебе, солнышко. Ты меня слышишь? Сейчас не принято писать письма, но я вдруг понял, что хочется оставить о себе след. Может быть, это громко звучит, но ты не смейся. Каждый раз, когда я тебя вижу, я понимаю, что случилось что-то невероятное. Ведь я мог пойти другой дорогой, а ты могла не сесть отдохнуть со своими сумками на ту скамеечку… Вроде банальность, проза, а получилось – черте что! Мы, ведь не дети. У каждого что-то было, свой рюкзак жизни, но такое…
Не знаю. Не могу не писать, не могу тебя не видеть каждый день. « Расстоянья не разделяют, а сближают, как провода»,- как будто это не Вознесенский написал, а я.
Родная моя! Мы вместе и это главное. Я не могу без тебя. Чего и тебе желаю.
До свидания, солнышко! Жду всегда.»

Натали открывает глаза. Снимает с лица огурцы, чем – то тщательно протирает лицо. Долго стоит перед зеркалом, с любопытством, рассматривая себя.
- Ну, вот и хорошо. (идёт к манекену). А теперь, здесь мы всё отпарываем и заново режем. И вот тогда… А что тогда? Интересно… Что же было тогда? Проведём следственный эксперимент.

Подходит к дверям.
- Был прекрасный вечер. Я наварила эти чёртовы вареники. Положила их в тарелку, ( Всё делает, что говорит). И только хотела вынести их дорогим гостям, как услышала родной и любимый голос. Он что-то, так проникновенно, говорил, что я нечаянно остановилась.

Останавливается у двери.
Мужской голос :

- Девочка моя! Солнышко! Я думаю, что ты всё понимаешь. Так надо сейчас. Пойми. Родная моя!

Натали:
– Он говорил тихо, но так убедительно… Вареники мешали – плохо было слышно и ноги, почему-то, дальше не шли. Вот Она говорила громче.

Женский голос:
- «Девочка»… «Солнышко». Ну, сколько можно? Кому это надо? Тебе? Ей?
Мужской голос:
-Да, представь себе – ей. Она ведь одна! И годы её уже прошли! А у нас всё только начинается. И нас двое.
Женский голос:
- Нет! Нас трое. Ты, Она и я. И скажу тебе честно, уже нет сил притворяться. Ты, правда, как благородный лорд, а я, как, последняя дура. Ничего не вижу! Может быть, всё-таки, хватит?
Мужской голос:
-Умоляю тебя, солнышко моё! Потерпи ещё немножко…
Я найду момент и всё встанет на свои места.
Женский голос: ( почти кричит)
- Когда? Когда уже будет этот момент?
Мужской голос:
- Тише, тише! Ты что? Кажется, она идёт… Тише!...
Натали:
- Вареники остыли…
Мужской голос:
- О! Наташенька! Скорее! Мы же тебя ждём. Не едим и не пьём! ( смеются)
Натали:
- Следственный эксперимент закончен! Всё понятно! Лапша висит!...
Но ведь так не бывает! Ну, не может быть! Ведь ты… нет!
Я даже не знаю, как это называется? « ты – я – он – она – вместе целая страна»
А я развесила уши – слушаю, радуюсь…, а возраст уже прошёл.
(смеётся)Идёт себе так… не задерживается… сгорбатился ( показывает)Идёт себе мимо. (хохочет)
Возраст! Ты куда? Задержись, хоть на чуток! Не хочешь? Или нэ можешь?
Знаю, знаю, что ты скажешь. – Чудес не бывает!...
Нет, враньё! Бывают. Ты же хотел, чтоб мне не было больно? Вот и не больно? Ни капельки! А это – чудо! Спасибо, милый.
А сейчас – работать! Работать!

Садится за машинку и напевает:
Я много лет пиджак ношу,
Давно потёрся и не нов он.
И я зову к себе портного
И перешить пиджак прошу…

Стук машинки переходит в музыку и как и как её продолжение звучит телефон.
Наташа не берёт трубку. Шьёт.
Телефон продолжает играть.
Наконец, это ей надоело, и она в сердцах берёт трубку.

- Да! Скажите, вам что, делать нечего?... Алло! Простите. Тут всё время кто-то хулиганит по телефону, и я подумала, что это опять. Да, да... Простите…
Я узнала. Здравствуйте! Приходите. Сегодня у нас что? Среда?
Приходите послезавтра. Нет. Раньше не получится. Там много ручной работы. Да не волнуйтесь! Будете королевой. Я серьёзно. Пока.

Кладёт трубку, включает музыку.
Наташа идёт к вешалке, снимает очень красивое платье. Оно, правда, ещё не дошито – с одним рукавом . Натали надевает его на себя
Сейчас это настоящая принцесса.
Прохаживается по комнате, останавливается у зеркала, подаёт руку невидимому партнёру и под музыку делает несколько шагов в полонезе.

- Прекрасная погода, неправда ли?
Нет, что вы!? Будет ещё один рукав. Сейчас так носят - два рукава.
Скажите, а как вы меня находите? Ну, что вы? Некоторый лишний вес, да и возраст… уходит…
Знаете, мы часто устраиваем бабком. Это когда много баб съезжаются сюда. Все в каретах, конечно. Мы едим, танцуем, читаем стихи, наряжаемся – очень изыскано. У каждой свои проблемы. У кого ноги, у кого руки, спина…
Мы делимся друг с другом и время пролетает мгновенно.
Я очень люблю наши посиделки. В этот раз не получилось… Много дел у всех... Да, и у меня тоже, вареников – полная морозилка!...
Скажите, а вы знаете, что кареты часто превращаются в тыкву?
Я очень люблю тыквенную кашу, а вы?
Вот, как только пробьют часы – так, карета – в тыкву, платье - на вешалку, а у туфель ломается каблук. Во! Слышите?...

Бьют часы.
- Всё точно, приехали.
Завершаем наш перекурный бал.
Будем переодеваться и дошивать…

Снимает платье, надевает халат и подходит к телефону.
- Что-то ты давно молчишь? Не хочешь разговаривать? Обиделся? Ну, ладно. Если не я – то кто же?
Набирает телефонный номер.
- Занято… Ещё раз… Занято… Ну, пожалуйста, освободись!... Что-то мне не по себе.
Снова и снова набирает номер
- О!... Вот, кажется, получилось!
Алло! Алло! Кто это? А! привет, Эдик! Еле дозвонилась. Ты давно приехал?
Ну, как там дома без тебя? Ничего не испортилось? Почему? Я дома.
Звонишь со вчерашнего дня? Да, я всё время у телефона. Не знаю. Почти не выхожу. Работаю, как Сивка- Бурка. Ну, как там мама? Я, вообще-то говорила с ней два дня назад. Нет, ничего. Нет! Не понимаю ты про что? Говори. А где она?
А ты, почему дома? Эдик! Ну, говори же! Что ты тянешь? Эдик! Почему молчишь?
Что-то случилось?...
Пауза.
- Ещё вчера?... Как?!...
( и замолчала).Слышно, как на другом конце провода кричит, зовёт Эдик:
- Ната! Наташенька! Ты где? Ты со мной? Наташа!

- Что же мне делать? Как же мне быть, братец?!
Когда будут хоронить? Как уже?! Почему? Почему так быстро? Так положено?! В этот же день?!
А как же я?
Эдик! У меня нет никаких документов!
Нужен паспорт и билет! Как же так, Эдинька?! Что делать? ( плачет)Как это случилось? Расскажи. Я говорила с ней позавчера.
Я должна была всё почувствовать, а я… Она ничего не говорила, чтоб нас не расстраивать… И, вот, пожалуйста… Эдик! Как же теперь?...
Я приеду! Приеду!... А её уже нет. Тогда зачем ехать?
Почему, зачем она уехала?!
Да, знаю, прости… У вас там лучшая медицина! И что же?! Четырнадцать лет?
Господи, четырнадцать лет?! Вы там, мы - тут.
Зачем? Господи, что я говорю?... Просто схожу с ума…
Эдик! Как же вы теперь без неё? И я тоже. Как же? Но ты ведь, всё равно, мой брат, правда? И я должна приехать, да? Хорошо.
Я сейчас позвоню Любе, и мы всё решим.
Я быстро в посольство – там всё враз оформят!
А ты держись, Эдик!
Передавай привет её мужу… прости, твоему папе.
Я приеду! То есть, прилечу. И буду звонить! Пока!

Натали кладёт трубку. Бесцельно ходит по комнате.
Переставляет вещи, стулья.
Одевается. Берёт сумку.
Снова подходит к телефону. Набирает номер.

- Любушка, привет. Знаешь, мне очень надо с тобой поговорить.
Нет. Это не телефонный разговор.
Приезжай, пожалуйста. Да. Очень срочно…
Нет, не шучу.
Прошу тебя не задерживайся. Я буду ждать. Ты только скорее!
Да, серьёзно! Поверь, родная, ты мне очень нужна.
Нет, не плачу, ты что?
Просто нужно кое-что решить вместе. Срочно!
Всё. Жду. Целую.
Кладёт трубку. Смотрит на часы, хватает сумку и выбегает, хлопнув дверью.

Звучит музыка «Старого пиджака»

МИНУТНОЕ ЗАТЕМНЕНИЕ

Бой часов
Сцена пуста.
Звонок в дверь. Потом стук.
Так как никто не открывает, слышится какое-то ворчание,
Затем голос.

-Наташа, открой! (через паузу). Ну, где же эти ключи? А, вот они…
Звук поворота ключа. Дверь открывается.На пороге молодая женщина.
Очень похожа на Наташу. Модно и красиво одета. Волосы, причёска – всё другое. А так – одно лицо.
Понятно, что это не Наташа. Но очень, очень похожа.
Это ЛЮБА. Её сестра.
Люба:

- Натали! Что случилось? Ты где? (обходит комнату, заглядывая во все углы. Убедилась, что в доме никого нет.) - Вот, пожалуйста. « Приходи – срочно»! Я примчалась. Срочно. И что теперь? (сбрасывает верхнюю одежду). Ни ответа, ни привета. Узнаю сестричку. Господи! Опять я попалась. Летела, как сумасшедшая! Идиотка! Пора бы уж научиться понимать, с кем имеешь дело!

Набирает номер своего ручного телефона. Ходит с ним по комнате.
- Игорь! Это я. Да, приехала. А её и нет. Хорошо ещё, что у меня есть ключи. Ну, как всегда. Да, нет, подожду немного – вдруг появится.
Игорёк, послушай меня. Там в холодильнике в кастрюльке, на нижней полке – супчик. Сказка! Возьми, пожалуйста, сам. Меня не жди. Котлеты на второй полке. Их там навалом! Ешь, сколько душе угодно. Да ладно, ещё нажарю!
Что на работе? Ещё ничего не сказали?... Ну, надо ждать…
Что купил? Потрясающе! И сам сделаешь?! А, говорят, чудес не бывает…
Ты – моё Чудо! Целую в нос – твой абрикос!
Теперь , ты говори… Смешно… Теперь – я.
Целую там, целую тут, целую крепко – ваш грейпфрут! Ну, здорово, да?!
Ну, всё. Может быть, она сейчас позвонит. Иди – ешь. Я тебе потом позвоню. Целую! И там и тут!
Люба выразительно смотрит на телефон, но он молчит- Что-нибудь бы съесть!

Рассматривает платье на манекене.
- Класс! Всё-таки, сестричка, ты у меня художница! Сказка! Мне бы такое! И под венец! Хотя, я там уже была. И тоже в твоём платье. Но ты, моя дорогая, всё другим, да другим, а сама…

Телефон запел. Люба хватает трубку.
- Да, алло! Да! Нет, это не Наташа. Это, наоборот, Люба. Голоса одинаковые?
Может быть. У нас и носы одинаковые и фигуры.
Мы вдвоём, как одна. Да. Угадали. А вы кто?
Лис?! Как это? С хвостом? Нет, кроме шуток, вас так зовут?...
Лиссистрат? Так не бывает. Ну, не таких имён. Я знаю, был такой спектакль «Лиссистрата», но это женское имя.
Слушает, смеётся
Ну, и теперь вы, этот… Лиссистрат. То есть - Лис? Потрясающе!
А откуда вы знаете Натали? Ах, не знаете? Только голос? Интересно…
А, скажите мне, Лис, какого же… я с вами разговариваю? Нет. Не хочу!
Будьте здоровы! И быстро в лес!

Вешает трубку.
Черт-те что! Это ж, надо такое! Лис звонит… А голос приятный!
Сестричка, ну, где же ты? Что мне так и сидеть здесь, разговаривая, с разными зверями…
Кыс- кыс –кыс!... Симка! Симка! И она куда-то делась…

Запел телефон.
- Во! Лис возвращается. Из леса вестимо. А, что-то в этом есть…

Стоит рядом с телефоном и считает звонки:
- Четыре…, пять… Ладно, уже можно. Послушаем.
Да! Алло!... Это вы? Лис? Да, нет же! Это не Наташа. Как кто? Уже забыли? Люба! Ну, а вы кто?... Эдик?
Ой! Эдик?! Как здорово! Ты откуда? Ах, да, понятно. Но так хорошо слышно, что я подумала, что ты здесь.
А я тут случайно. Жду Натали. А её нет. Не знаю, куда-то вышла…
Так, что поговори со мной. Какой-то голос у тебя совсем взрослый…
Ну, как вы там? У вас уже, наверное, совсем лето? Купаетесь? Мне Наташа сказала, что мама никак не может до меня дозвониться.
А сюда, пожалуйста, получается и у тебя и у неё. Ну, я не сержусь. Завтра позвоню ей из дома. Ну, рассказывай! Как вы там? Что делаешь? Девочка у тебя уже есть? Красивая? А маме она нравится?...
Что сказала? Мне? Нет. Наташа мне ничего не говорила!
Я же говорю, что, я её ещё не видела!
Тогда ты скажи!... Ну?! Какой ты всё-таки смешной, Эдик!... Алло! Алло!...
Эдик! Куда-то пропал… Алло!... Алло!
Разъединили… Черт-те что!..
Чудеса! Один разъединился, другой не присоединился, третья – ушла в неизвестность! Игорь ест котлеты в полном одиночестве! Я – на дежурстве.
Весело!

Включает радиоприёмник.
Та-а-ак, что у нас тут?... Это ж надо, такой драндулет и работает.

Слышны последние известия.
« Авиакатастрофа. Боинг 613 потерпел аварию при посадке.
Погибли все 137 человек. Сегодня в Перу объявлен траур…»
-Ух, ты! Слава богу, что не у нас…

Выключила радио и сказала ему:
- А ты отдохни. Старенький же.
Всё. Больше не могу здесь торчать… ( набирает свой мобильник) Игорёк! Это я. Ты покушал? Вкусно было? То-то. Да, я тут сижу, но больше не могу и не хочу. Так что сейчас приеду. Напишу всё, что о ней думаю и двинусь.
Да, знаешь, звонил Эдик. Ну, Эдик, мамин сын. И мой брат, конечно.
Как откуда? Оттуда! Но, не успели поговорить. Разъединили. Жалко. Ну, я им позвоню. Всё. Я тебя целую со страшной силой. Поехала. Пока.

Ищет что-то на столе, у машинки.
- Так… на чём бы написать?... Ага.. вот. (Нашла какой-то блокнот )… Луиза талия – 95 – ну, не так уж, чтоб… длина – до конца - это хорошо. Вот сюда и напишем… (пишет и говорит )
- Сестричка! Ты, как всегда на высоте. Я прилетела на крыльях. Так ты меня напугала. И что же?
Сижу тут, разговариваю с разными мужиками по телефону, и сейчас не солоно хлебавши, уезжаю к своему шалашу.
Вообще то, я на тебя обиделась. И говорю тебе – всё, чем ты живёшь… ( что-то ещё пишет и подписывается: Люба)

Собралась уходить, но запел телефон, и она бросилась к нему.- Наконец-то! Наташа! ( хватает трубку). Алло! Эдик? Ты опять? Что случилось? Да, нас разъединили. Натали ещё не пришла.
Говори быстрее, а то вдруг, опять… Ну, что ты молчишь?
Алло! Эдик!... Эдик, ты со мной?...
Господи! Опять?!... (бросает трубку).Ну, знаете ли – это уже слишком! Звонит… Или делать нечего, или денег много, или всё вместе. Но малость надоело. Всё! Будьте здоровы! Спасибо этому дому, пойдём к другому.

Одевается. Уходит.
Звук поворачиваемого ключа.
В след долго звонит телефон.

МИНУТНОЕ ЗАТЕМНЕНИЕ

Когда сцена освещается, мы видим Натали, сидящую в постели, укутанную в одеяло.
Тихо звучит музыка.
Наташа поднимается с одеялом, наливает себе чай и очень сосредоточенно его пьёт.
Звучит голос мамы:

- « Пишу тебе, доченька, так как уверенна, что ты меня теперь поймёшь.
Столько лет я была одна.
Вы с Любой, конечно, были моей радостью, но было очень трудно. Сколько ночей я проплакала так, чтобы вы этого не видели. И как я молила Бога, чтобы вы, мои девочки, не знали, что такое одиночество. Так называемый, синдром после 7-ми часов вечера. Думаю, тебе не нужно это обьяснять.
Я очень люблю вас , мои доченьки, но когда вы стали взрослыми, я не смогла отказать себе в продолжении жизни.
Марк меня долго ждал и был моей мечтой. А когда появился Эдик – это вообще, был подарок от Бога.
Вы были, по молодости, категоричны и никак не хотели ни разделить, ни понять наш отъезд. А мы иначе не могли. И вы знаете почему. Нам так хорошо вместе. Здесь мне продлили жизнь и личное счастье.
Доченька моя, я так надеюсь, что ты меня понимаешь. Я желаю тебе, Наташенька, чтоб тебе, с твоим талантом, повезло и в личной жизни. Как Любочке. Я так за неё рада.
Вы очень разные, не смотря на то, что одинаковые.»

Наташа открывает глаза, берёт со стола записку.
Теперь слышится голос Любы.
Люба:

« Я обиделась на тебя, сестричка. И, вообще, когда уже ты поймёшь, что нельзя жить чужими жизнями. Всё, чем ты живёшь – фуфло!
И твой Будда, и платья для других, и гаданья, и этот твой дурацкий репродуктор и вся твоя толстовская философия… Так нельзя!»

Наташа опускает записку и снова возникает голос мамы:
Мама:

- « Доченька моя, прости, что я пишу тебе об этом, но так дальше, как живёшь ты – нельзя!»

Наташа закрывает уши руками - перекличка мамы с сестрой прекращается.

Натали :

- Так жить нельзя! Так жить нельзя!... А как можно?...

Подходит к стене, снимает фотографию с собакой.
(Слышны звуки, скулящей собаки)
Гладит фотографию, прижимает к себе.
Собака скулит и тихо лает..

- Мальчик мой! Если б, ты только знал, как мне тебя не хватает!
Помнишь, как ты всё время ходил в нитках от шитья? Я тебя называла «Хозяйский сын» !... А когда я ревела, ты прятался под диван. Вот я и старалась, что бы ты не уходил… Ну, ну, дорогой, иди на место…
А то у меня сегодня что-то глаза текут…
Знаешь, Мальчик, мамы больше нет. Она, правда, всегда была далеко, но была… А теперь совсем нет. Понимаешь?

Вешает фотографию на место.
- Так, что мы с тобой одни остались.

Ложится в постель, укутывается, подворачивая вокруг себя одеяло, и затихает.
Вместе с музыкой слышен, как эхо, знакомый мужской голос:

- « Наташенька! Солнышко! Где ты? Уже спишь? Ты думаешь, чудес не бывает?... Бывают. Да, ещё как!
Прости меня!
Ты меня слышишь?...»

Это то ли сон, то ли - явь.
Бьют часы. Стук швейной машинки переходит в мелодию.


Последний раз редактировалось Levina Ср янв 05, 2011 9:01 pm, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ася Левина - Хаит
СообщениеДобавлено: Ср янв 05, 2011 8:34 pm 
участник форума

Зарегистрирован: Ср дек 08, 2010 8:11 am
Сообщения: 5
МИНУТНОЕ ЗАТЕМНЕНИЕ

И снова комната, и снова Наташа за машинкой.
Она торопится, поглядывает на часы.
Манекен в комнате один – женский. Мужской лежит в углу – сломалась ножка.
Наташа строчит быстро и сосредоточенно.
Вдруг, резко останавливается
- Что-то ты опять долго молчишь… - ( сказала она телефонуИ он тут же зазвонил.)

- Молодец. Послушался. Я сейчас… У меня перерыв. ( предупредила она манекены)- Подождите, ребята.

Берёт трубку.
-Алло! Да, я! Привет, Эдик!
У меня всё тоже.
Три дня назад сказали, приходите завтра. Я уже не знаю, как реагировать.
И вроде, я не молоденькая девушка, и по мне видно, что не на работу еду, и не такая уж жгучая блондинка… А, всё-равно, – « Ждите ответа!»
Какой-то кошмар. Уже два раза отказали…
Бюрократы, точно, как у нас.
Люба? Нет. Знаешь, у неё не получается. На двоих нет денег. А сама, без мужа, она и шагу не делает. Не сможет она приехать.
Ну, а как вы там?... ( слушает )- Что?! Тридцать дней?... Господи, как пролетели!
Поставили памятник? Да ты что? Так быстро? Ты, подумай…
А у нас, через год.
Красивый? Чёрный с белым? Красиво. Она всегда любила это сочетание, и я тоже… Господи, что я говорю? Как же вы это всё потянули?
Эдик! Ты, пожалуйста, знай, что вы для меня очень родные люди.
И папе передай, что я его за всё благодарю.
За маму, за тебя. Я думаю, что мне, всё-таки, удастся вырваться.
Ведь, всего было два отказа, а можно до трёх.
Я буду звонить, как только что-то узнаю. Всем привет огромный!
Ладно. Целую. Спасибо, что позвонил.

Кладёт трубку.
- Ну, вот и всё.
Тридцать дней!... Поставили памятник и написали, что не забудем…
« От родных и детей»… А дети, что, не родные? Ладно. Что я вякаю отсюда? Ну, всё. За дело.

Поднимает мужской манекен, начинает его прилаживать.- Чего ты сломался? Чего тебе не хватало? Прочности? Понятно. Сейчас укрепим.

Натали ставит манекен, он опять падает.
Смотри-ка, не хочешь? Что-то с резьбой. Не закручиваешься. Попробуем иначе…
А хочешь послушать что-то очень интересное?
Сейчас…

Давит на какую-то кнопку в телефоне.
Возникает знакомый молодой женский голос:

- Знаешь, милый, я больше так не могу. Что ты делаешь?
Мучаешь нас обеих. И тут не можешь и там не хочешь.
Мне сейчас легко говорить, потому что я не вижу твоих глаз.
Говорю в телефон и мне легче.
Решись на что-нибудь. Хватит!
Я не удивлюсь, если узнаю, что сделана громкая связь и она меня тоже слышит. Если так – я даже буду рада.
Я не вру и не придуриваюсь – всему есть предел.
Я люблю тебя.
И , надеюсь, что пользуюсь взаимностью. Во всяком случае, ты мне это твердишь, днём и ночью.
Поэтому, родной мой, реши, наконец, как нам жить.
Я люблю тебя. Целую, целую, целую.

Во время всего этого эпизода – прослушивания записи, Натали прикручивает, чинит манекен.
Когда это получилось , она одевает его в прекрасный Костюм. Приглаживая, говорит:

- « Я не шью плохих костюмов!»
Какой же ты будешь красавчик!...

(обращаясь к женскому манекену)
- Ты, хоть это понимаешь? Как нужно до него расти!
Всякое может быть…
Он, однажды посмотрит внимательно… вот так… ( заходит за манекен и начинает с ним играть).
- Поднимет вот так руки и скажет: Боже, что со мной? Неужели, уже гостей позвали? Ведь прошло только тридцать дней, как мы объявили об этом!
Господи! А нельзя ли всё это повернуть обратно?

Поёт:
Я много лет пиджак ношу
Давно потёрся и не нов он.
И я зову к себе портного
И перешить пиджак прошу.

Перебегает к женскому манекену:
Что ты несёшь?
Что ты несёшь?
Какой пиджак? Какой портной?
Все тридцать дней ты был со мной!
Ты ей скажи! Ты только мой!

Натали снова у мужского манекена:
Я говорю ему, шутя –
Перекроите всё иначе.
Сулит мне новые задачи -
Искусство кройки и шитья.

Наташа выходит из-за манекена, продолжая петь.
Я пошутил, а он пиджак
Серьёзно так перешивает
А сам - то всё переживает,
Вдруг, что не так. Такой чудак…

Музыка песни о старом пиджаке, нарастает.
Наташа двигает манекены друг к другу, долго на них смотрит, потом, как бы поздравляя их, пожимает им руки и…
Звонит телефон.

- Да, слушаю. Кто это? Не понимаю. Кто? Лис? Та-а-ак. И вы умеете разговаривать? Ага… Вы мужчина?
Это интересно. И что же вам здесь нужно, Лис?
Нет, не Люба. А вы, как положено Лису, хитрый и умный, да?
Нет, я не Люба. Я, наоборот, Наташа. Я здесь живу. А Люба моя сестра.
А вы её знакомый Лис?...
Лиссистрат?! Господи, бывает же такое!
Ну, конечно, уж тогда Лис, как – то приятней и короче.
Я слушаю вас, Лиссистрат! То есть - Лис. Чё надо?

Слушает
Очевидно, вам совсем нечего делать.
Да. А у меня есть. И очень много дел.
Вообще, сегодня у меня знаменательный день.
Сегодня - 30 дней! 30 – ночей! 30 криков! 30 – зажатых ртов!
Мама ушла. Любимый шьёт свадебный костюм. Кошка пропала.
Подруги куда-то сбежали. Сестра вся в себе, тридцать раз.
К тому же, число сегодня какое?...
Правильно. Тридцатое!
Понятно вам, Лис?
Сегодня у меня тоже тридцатое настроение.
Поэтому, прошу вас, Лис, позвоните, как-нибудь тридцать первого или тридцать второго… Всего вам. Всего.

Кладёт трубку. Ходит по комнате, озираясь, как в лесу. Подходит к машинке, садится за неё, и тут же встаёт. К манекену. Что-то прикалывает и уходит к карте звёздного неба. Внимательно её разглядывает…
- Я знаю, « Ночь следует за днём, как и несчастье – лишь тень радости».
Как мудр ты, Будда!
И как долго ещё учиться жить, прощать и не пищать…
Ведь, давно известно – человек есть то, о чём он думает. А, о чём я думаю?
О тебе, о нём, о них, о ней.
И ещё я читала, что отбросивший все желания, освободившийся от привязанностей и эгоизма - обретёт блаженство.
Как это? Разве можно отбросить все желания? Можно освободиться от всех привязанностей?
Значит блаженство для меня - тю-тю!
И что же мне делать, если я хочу всего!
Чтоб трещал телефон, били часы, стучала моя машинка, что б приезжали гости и ели вареники и ещё…, что б ты знал. Что я жива, со всеми привязанностями, даже на тридцатый день!

Звонит телефон.
Иду!... Алло! Это вы, Лис? Люба? Это ты?... Что у тебя с голосом?
Ты плачешь?! Что случилось?
Уезжаете?... Куда? (слушает)
Его туда посылают ? Когда?...
Как это, завтра?... А как же я? Прости…
Почему ты мне ничего не говорила?
Понимаю. Да. Да, конечно. Приеду. Сейчас? Хорошо.
Завтра? Как скажешь. Налеплю вареников на дорогу. Хорошо. Не буду. Пока. Целую.

Кладёт трубку. Идёт к машинке, садится за неё, но работать не получается…
Звучит песня. Голос Булата Окуджавы.

Одна забота наяву
В его усердье молчаливом ,
Что бы я выглядел счастливым,
В том пиджаке. Пока живу.
Он представляет это так:
Лишь только я пиджак примерю
Опять в твою любовь поверю,
Как бы не так. Такой чудак.

Звенит, звенит телефон.
Натали не берёт трубку. Звенит долго.
Затем включается автоответчик.
Голос Наташи:

- Привет. Я сейчас не могу вам ответить.,. но очень скоро я вам
перезвоню. А пока оставьте ваше сообщение , буду очень рада вас услышать.

Слышен мужской, знакомый нам, голос:
-Натали! Мне очень трудно говорить…
Мы решили наши свадебные наряды не забирать.
Прости.
Наверное, ты долго над ними сидела.
Представляю, какие они красивые! Ну, извини.
Мы решили обойтись без свадьбы. Мы отменили её.
Думаю, что это правильно, да?...

( Его перебивает весёлый, звенящий, женский голос)
- Прости, подружка! Мы больше не будем так плохо себя вести.
Платьица жалко, но подари их кому-нибудь!
Мы уезжаем! Прямо сегодня! Насовсем!
Может, когда-нибудь свидимся! Прости, если сможешь…( смеётся) Мужской голос прерывает:
- Прекрати, сейчас же!
Натали! Натали, послушай!...

Разговор прерывается. Короткие гудки.
Автоответчик отключается.

Я говорю ему шутя,
- Перекроите всё иначе,
Сулит мне новые удачи
Искусство кройки и шитья…

Наташа начинает медленно раздевать манекены.
Вначале мужской, потом – женский.
Возникает мелодия вальса.

Натали бережно и любовно рассматривает своё произведение -
Белое платье. Надевает его. Всё сидит идеально.
Прикалывает головной убор и торжественно двигается к манекену. Присаживаясь перед ним, приглашает его на танец и медленно начинает кружиться.
Кружится, кружится Наташа в свадебном наряде, среди голых манекенов, карты звёздного неба, швейной машинки.
В ритм вальса включается стук машинки, бой часов, биение сердца.
Голова идёт кругом, так много всего.
И звучит мелодия « Старого пиджака», даже, когда сцена опустела.

Тель-Авив, 2009


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ася Левина - Хаит
СообщениеДобавлено: Чт фев 24, 2011 4:14 pm 
участник форума

Зарегистрирован: Ср окт 20, 2010 1:37 pm
Сообщения: 2
Настоящее жизнеописание

______________
автоломбард


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 

Часовой пояс: UTC


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

___Реклама___

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB