Сетевой портал "Заметки по еврейской истории"

"Замечательные форумы" - "малая сцена" сетевого портала
       
 Читать архив форума за 2003 - 2007 гг >>                Текущее время: Пт сен 20, 2019 7:52 am

Часовой пояс: UTC


Правила форума


На форуме обсуждаются высказывания участников, а не их личные качества. Запрещены любые оскорбительные замечания в адрес участника или его родственников. Лучший способ защиты - не уподобляться!



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 7 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Страничка Михаила Шнайдера
СообщениеДобавлено: Вт окт 12, 2010 8:40 pm 
участник форума

Зарегистрирован: Вт окт 12, 2010 7:06 pm
Сообщения: 10
Немного о себе. Я родился в Одессе в 1935г. После окончания Одесского политехнического института работал сначала конструктором, а потом начальником сектора. В 1991г. мы эммигрировали в Израиль. Мои израильские разработки демонстрировались на выставках во многих странах мира. Сейчас я на пенсии.



ГОЛУБИ

В нашей квартире имеется балкончик для сушки белья. С некоторых пор его облюбовали голуби. Сначала мне было даже интересно, и я сообщал жене подробности из жизни голубей. Однако голуби оказались на редкость неаккуратными, и очень скоро пришлось заняться уборкой. Так повторялось несколько раз. Голуби уже не казались мне симпатичны. Кроме того, я обратил внимание, что они добивают слабых и больных, а это не соответствует моим убеждением, и я решил от них избавиться. Оказалось, это не так просто. Голуби не понимали приличного обращения. Я пытался отогнать их словами и жестами, но, отлетев на ближайший провод, они через некоторое время вновь возвращались. Более того, они имели наглость заниматься любовью в моём присутствии. Я рассказал о своей проблеме сослуживцам и получил множество советов. Из них заслуживали внимание следующие:
- можно было купить ветеринарный шприц и обливать голубей струёй воды;
- можно было обмазать ограждение балкона специальной клейкой пастой или прикрепить к ограждению ленту с колючками (всё это, оказывается, продаётся);
- а один товарищ мрачно посоветовал купить пневматическое ружьё.
Для начала я решил попробовать наиболее гуманный способ. Я ещё верил в благоразумие голубей. Услышав на балконе воркование, я набрал в кружку воды и, подкравшись, плеснул на них водой. Голуби в панике улетели.
- Ага, не нравится, - сказал я злорадно.
Но я напрасно радовался. На следующий день они, как ни в чём не бывало, ворковали на нашем балконе. Колючки и ружьё мне не очень нравились. Всё-таки живые существа. И я после долгих раздумий придумал, как мне казалось, гуманный и в то же время надёжный способ. Я купил гибкую пластиковую сетку и закрыл ею все проёмы. По верху ограждения, где обычно садились голуби, я протянул узкую полосу сетки.
- Если голубь сядет на сетку, она начнёт качаться, голубь испугается и улетит, - объяснил я жене.
На следующий день, удовлетворённый проделанной работой, я выглянул в окно и обомлел. На сетке сидел голубь и раскачивался, помогая себе крыльями.
- Кыш отсюда! - поперхнувшись, выдохнул я.

Н-е-е-е-т, без ружья, видимо, не обойтись.







КУХНЯ

Два года назад мы переехали в новую квартиру. При покупке квартиры мы залезли в долги и решили какое-то время не тратить больших денег, чтобы хоть немного рассчитаться с долгами. А новая квартира требовала вложения денег. Надо было покупать кондиционер. Кроме того, жена давно мечтала о современной кухне. Да и машину пора было менять. Наши знакомые давно уже поменяли, а мы всё ещё ездили на старой "Субару", без кондиционера и с ручной коробкой. Нашими соседями по площадке оказались приятные люди. Жена их очень уважает. Во-первых, сосед врач, а жена его архитектор. Во-вторых, они москвичи. Они так же, как и мы, при покупке квартиры залезли в долги, но были моложе нас, лучше зарабатывали и были более активны. Наши жёны, встречаясь, часто обсуждали свои планы по обустройству квартир. И вот однажды мы увидели у нашего дома новенький "Аплауз". Оказывается, соседи поменяли свою старую машину. Чтобы не отстать от соседей, пришлось и нам менять машину. При этом я пошёл на небольшую хитрость. "Давай купим маленькую машину, но зато "Тойоту", - предложил я жене. - Таким образом, мы не отстанем от соседей и потратим меньше денег. Кроме того, мы при случае всегда сможем сказать, что у нас "Тойота", скромно не уточняя, какая". Жена в нерешительности согласилась.
Не успели мы привыкнуть к новой машине, как соседи начали говорить о кондиционере. В этом вопросе у нас было единодушие. Во-первых, кондиционер действительно был необходим. Во-вторых, он не стоил очень дорого. Поэтому установка кондиционера прошла у нас почти одновременно и почти одинаково. Хотя втайне я думаю, что у нас получилось всё-таки лучше. Одно иногда омрачает. Я вижу, что работает кондиционер не очень хорошо. "Это потому, что мы купили кондиционеры в недорогой компании", - сказала соседка. Она предпочитает покупать всё самое лучшее, а в данном вопросе уступила нашим доводам, о чём потом, вероятно, жалела.
На очереди стояла кухня. К этому вопросу соседка (вы помните, она по специальности архитектор) подошла очень серьёзно. Она сделала бесчисленное количество эскизов. Они с мужем объездили множество магазинов и мастерских по изготовлению кухонь. Наконец, они заказали итальянскую кухню, немного переделав её под свой вкус. Установка кухни заняла несколько недель. Жена каждую свободную минуту бегала к соседям, посмотреть, как продвигаются дела. Её рассказы напоминали сводки с полей сражений. Наконец, кухня была готова, и я пошёл посмотреть на результат. Кухня действительно получилась неплохо, но я в первую очередь обратил внимание на недостатки, так как нам предстояла такая же работа. Первое, что мне не понравилось - это, естественно, цена. Затем, место холодильника. Он стоял напротив кухонных шкафчиков, и сбоку были видны на задней стенке его трубочки и проволочки. Остальные недостатки были несущественны. При проектировании нашей кухни мне предстояло всё это учесть. Задача была не из лёгких. Я хотел потратить меньше денег, а жена настаивала, чтобы было не хуже, чем у соседей. Решение появилось, как всегда, неожиданно. В Израиле открылась шведская компания по продаже предметов быта. У них были и кухни. Всё было немного дешевле. Кроме того, всё продавалось в разобранном виде и, если собирать самому, получалось ещё дешевле. Я приступил к проектированию. Жена наказала мне в этом вопросе советоваться с соседкой. Она знала мою склонность к простоте, поэтому не очень мне доверяла, хотя лично я считаю себя выдающимся конструктором. Каждый день я докладывал соседке о новых вариантах. Соседка же требовала всё новых и новых решений и в этом была непреклонна. "Надо сделать как можно больше вариантов, чтобы было из чего выбирать, - поучала соседка, - я, например, сделала больше ста". Против такого аргумента ничего нельзя было возразить, и я продолжал упорно работать. Наконец, что-то уже можно было показать жене. Здесь нужно дать небольшое пояснение. Дело в том, что согласно плану к кухне примыкал небольшой балкон. Чтобы увеличить кухню за счёт балкона, при строительстве дома соседи убрали стенку, отделяющую балкон от кухни. Жена, естественно, тоже хотела убрать стенку. Я же уговорил жену оставить от стенки небольшую часть, чтобы за ней спрятать холодильник. Этот остаток стенки постоянно мешал жене (ведь соседи же убрали стенку полностью!) и сейчас она настаивала убрать остатки стенки, а холодильник поставить в угол кухни, как это делается традиционно.
Здесь я прервусь на пару минут, чтобы рассказать подходящий анекдот. К раву приходит Хаим посоветоваться.
-Я делаю новый досчатый пол. Построгать мне доски или нет?
-Построгай.
-Да, но тогда моя Сара может поскользнуться и упасть, хаз ве халила, не дай бог.
-Тогда не строгай.
- Но тогда можно будет получить занозу на не строганом полу.
- Знаешь что, - говорит рав, - ты доски построгай, но клади их строганой стороной вниз.
Так примерно получилось у нас. После небольшого, но бурного обсуждения пришли к компромиссу: остатки стенки убрать, но холодильник оставить на прежнем месте. Таким образом, холодильник получался как бы встроенным в кухонные шкафы. Дальше дело пошло быстрее. Я начал покупать детали и собирать шкафчики, а жена занялась поиском рабочих. Нужно ведь было убрать остатки стенки, побелить стены и потолок, положить плитку. Вскоре салон был уставлен собранными шкафчиками. Со строительной частью тоже проблем не было. Жена нашла румына, который быстро и хорошо сделал свою часть работы. Румыны, как известно, хорошие строители и дёшево берут. Начался самый ответственный момент - установка шкафчиков на место. И тут случилось непредвиденное. Я не рассчитал силы и на полдороги слёг. Разболелся старый радикулит, а борьба с кривыми стенами подорвала мои нервы. Я уже не мог смотреть в сторону кухни. Пришлось пригласить специалиста, чтобы закончить начатое. Кухня, в принципе, была готова. Осталось купить и положить плитку. Сотрудник посоветовал купить у арабов, опять же, чтобы было дешевле. Когда мы подъехали к арабской деревне и увидели навстречу идущих осликов, жене стало нехорошо. К счастью, магазин оказался на окраине. В магазине нас встретила хозяйская дочь, необычайной красоты девушка в традиционной арабской одежде - платок и длинное до пят просторное платье. Судя по разговору и манерам, девушка была образованна и быстро подобрала нам подходящую плитку. "Её бы привести в порядок и одеть в нормальную одежду", - почему-то с тоской подумал я. "Может быть, у вас есть знакомый плиточник?" - чтобы как-то продлить общение спросил я. Она тут же позвонила кому-то, поговорила по-арабски и сказала, что завтра плиточник с инструментами и необходимыми материалами будет ждать нас ровно в восемь у магазина. «Просьба только не опаздывать, - попросила она. - Он хочет закончить до обеда. Нужно будет его забрать, а по окончанию работы привезти назад». Когда мы вышли, жена сказала: "Не хватало только, чтобы он нас прибил. Зачем ты встрял с плиточником? Я бы лучше договорилась с нашими ребятами". "Между прочем, арабы лучшие плиточники", - нашёлся я. На следующий день без пяти восемь мы были у магазина. Никого. В полвосьмого - никого. Жена нервничает. "Может быть, уедем от греха подальше?" - предлагает жена. В девять приезжает хозяин магазина. "Плиточник вчера был на свадьбе и сейчас отсыпается, - поясняет он. - Я сейчас поеду за ним. Здесь недалеко". Проходит полчаса. Никого. Ещё полчаса. Я тоже начинаю нервничать. "Через десять минут уезжаем, чёрт бы их взял!" - говорю я. И тут, наконец, приезжает хозяин. Плиточником оказался молодой араб, чёрный, небритый - настоящий террорист. "С другой стороны, - успокаиваю я себя, - если бы они что-то замышляли, зачем брать инструменты и, вообще, тянуть время?" Когда же плиточник начал работать, я увидел, что это действительно специалист высокого класса. Работал он быстро, аккуратно, был покладист, всё, что просила жена, делал без лишних разговоров, давал дельные советы. В обед жена кормила его сосисками с гречневой кашей. Поставила горчицу, предложила выпить. От выпивки он отказался, попросил только воду. На горчицу посмотрел подозрительно, понюхал, попробовал на вкус, но есть не стал. Оказывается, он видел её впервые. Гречневую кашу он тоже не ел. Нажимал на сосиски с хлебом и овощами. В общем, жена осталась недовольна его едой.
Итак, кухня была готова. Я смотрю на неё и думаю: "Какой я всё-таки молодец. Нет равных мне в конструировании!" Эта мысль единственное, что меня утешает. Жена тоже довольна: "Теперь я от этой кухни никуда не уеду". Это по поводу того, что мы думали обменять квартиру. Что ещё меня тревожит, это планы наших соседей. Правда, на мой вопрос, что на очереди, соседка ответила: "Что вы, у нас большой минус в банке и долги. Пока не покроим минус и не погасим долги нечего и думать о дальнейших покупках". Я успокоился, но напрасно. Я недооценил коварства наших соседей. Прошло месяца два. Вчера приходит жена в расстроенных чувствах. У меня кольнуло сердце. "Что-нибудь случилось?" - спросил я. "Соседи купили новую мебель", - трагическим голосом сообщила жена.

P.S. Вы думали, что на этом всё закончилось? Я тоже сгоряча так подумал. Но жизнь, как говорится, продолжается. За мебелью последовал компьютер. За компьютером, кто бы мог подумать, очки. Как похвасталась соседка, им удалось купить со скидкой несколько пар очков для всей семьи. Всего по 1800 шекелей за пару. Я тоже давно хотел купить новые очки. Рассчитывал, правда, шекелей на 150. Теперь придётся раскошелиться и купить хотя бы за 300. Так что жизнь продолжается.





МЫ ЕДЕМ В РААНАНУ

Года два тому назад, опасаясь, что меня отправят на пенсию, жена решила учиться водить машину. Дело в том, что жена работает в Раанане, и я по дороге к себе на работу всегда её подвозил. Кроме того, Раанана расположена хотя и близко от нас, но очень неудобно. Нужно три автобуса, чтобы добраться до неё, а это полтора-два часа. Ко всему, жена младше меня на десять лет, следовательно, ей ещё работать и работать. Так что в её решении ничего странного не было. Есть только одно «но» – жена совершенно не умеет обращаться с техникой. Все ручки в доме она постоянно перекручивает, кнопки передавливает. Но это бы ещё ничего, хуже, что характер у неё очень нерешительный. Для неё событие перейти дорогу. Сначала она оглядывается несколько раз, потом осторожно опускает на дорогу одну ногу, будто проверяет в море воду, и тут же её отдёргивает, если видит вдалеке машину. Так повторяется несколько раз. Когда мы переходим дорогу вместе, я всегда крепко держу её под руку, так как, завидев машину, она в панике пытается броситься вперёд либо назад. Все мои опасения я и высказал жене, когда она сообщила мне о своём решении.
- Не такая уж я дура, - говорит жена. – Я возьму несколько уроков. Пусть учитель скажет своё мнение.
Кончилось тем, что жена года полтора брала уроки. Это вместо двадцати – тридцати уроков, которых обычно хватает.
- О том, как ты училась водить машину, можно писать роман, - говорю жене.
- Представляю, что бы ты написал. Лучше уж я сама напишу.
И вот, что она написала.
« Год назад муж вышел на пенсию, и я решила освоить машину, чтобы могла сама доехать до Раананы, где я работаю. Когда я сказала об этом мужу, он высказался в том духе, что, мол, машина не для меня. Он вообще считает, что я не могу обращаться с техникой. Когда ломается телевизор, стиральная машина или ещё что-то, он говорит, что это я сломала.
-Как сказал твой любимый Довлатов, у тебя комплекс моей неполноценности, - говорю.
Муж молчит на моё справедливое замечание.
-Давай, я возьму один урок вождения и, что скажет учитель, так и поступим.
Немного подумав, муж соглашается. Подозреваю, он надеется, что учитель сам откажется меня учить.
После первого урока я пришла в приподнятом настроении.
-И что сказал учитель? - спрашивает муж.
-Он сказал, что у него уже была такая ученица и через каких-нибудь полтора года она уже ездила сама.
- Ничего себе, - мрачно замечает муж. – Обычно хватает двадцати уроков.
В общем, я начала учиться. С каждым уроком я водила всё лучше и лучше. Прошло несколько месяцев, и я спросила, могу ли я самостоятельно съездить в Раанану.
- Ещё рано.
Прошло ещё несколько месяцев, и я опять попросила о том же, и опять учитель ответил, что, мол, рано. Наконец недавно учитель говорит:
- В субботу, когда на дорогах нет машин, с мужем рядом, не спеша, попробуй поехать.
Наступила суббота и мы сели в машину с намерением доехать до Раананы. Я, естественно, за рулём. Начинаю заводить мотор. Мотор почему-то не заводится.
-Рукоятку переключения не надо ставить на «паркинг»? – ехидничает муж. Да, тут я маху дала. Перевожу рукоятку на место, завожу мотор. Пытаюсь тронуться, машина ни с места.
-А ручка тормоза где? – начинает нервничать муж.
-Я же не специально, - отвечаю.
Трогаемся. Всё отлично. Чтобы легче было ехать, пристраиваюсь за идущей впереди машиной. Едем вместе. Машина, идущая впереди, поехала быстрее. Я тоже прибавила газ.
-Не спеши, - говорит муж.
-Она же уедет, - показываю глазами на впереди идущую машину. Муж только скрипит зубами. Впереди идущая машина показывает правый поворот. Я тоже показываю.
-Куда ты собираешься ехать? – спрашивает муж. Действительно, мне ведь надо прямо. Выключаю правый поворот. Теперь я уже еду сама. Подъезжаем к красному светофору. Я красиво останавливаюсь. Жду. Слышу, сзади сигналят.
-Что он хочет? - спрашиваю мужа.
-Он хочет, чтобы ты ехала. Ты что не видишь, уже давно зелённый?
Подумаешь, я же не специально.
Едем дальше.
-Что ты видишь впереди? – тоном учителя спрашивает муж.
Вижу, знакомая стоит у витрины ювелирного магазина. Я и сказала об этом.
- При чём тут знакомая? – кричит муж. – Знак двустороннего движения впереди.
- Скажи, дура, - добавляю я.
- Будь внимательна, навстречу будут машины, - добавляет муж раздражённо. Он, как видно, думает, что я не знаю, что такое дорога с двусторонним движением. Едем дальше. Скоро мне надо будет налево. «Надо перестроиться на левую полосу заранее», - думаю.
- Можно уже перестраиваться? – спрашиваю мужа. – Что же ты за руль хватаешься? – кричу. – Отпусти руль!
- Ты же на встречное движение выезжаешь! – в свою очередь кричит муж. – Здесь же двустороннее движение. Где ты видишь перестроение?
- А..., подумаешь, ты тоже как-то выезжал на встречное движение, - говорю примирительно. Едем дальше. Вот и Раанана. Муж облегчённо вздыхает.
-Надо будет позвонить учителю, похвастаться, как я ехала.
Муж ничего не говорит. Вероятно, одобряет.
Психиатр, к которому по моему совету обратился муж, выписал ему замечательные таблетки. Теперь муж всё время улыбается, у него хорошее настроение и всё ему нравится».

P.S. Справедливости ради надо сказать, что сейчас жена водит довольно прилично, хотя, сидя рядом, я иногда дёргаюсь и еле сдерживаюсь, чтобы не делать замечаний.






ИНТЕЛЛИГЕНТНАЯ СВИНКА

Чтобы приобщать двухлетнюю внучку к животным, жена предложила приобрести морскую свинку. Свинка уже у нас. Как и планировали, живёт на балконе. Я за ней ухаживаю. Чищу ей клетку, каждый день меняю воду, стараюсь делать всё по рекомендациям сайта. Сделал ей также деревянный домик для отдыха и сна.
- Почему свинка не хочет кушать сухой корм, как все свинки, а всё время просит свежие овощи и фрукты? – жалуюсь я жене.
- Когда тебя нет, она очень хорошо кушает и сухой корм тоже, а когда ты приходишь, она изображает перед тобой большую интеллигентку, - саркастически замечает жена. Ей не даёт покоя моё происхождение. Ведь дедушка у меня владел заводом, а мама ещё ребёнком была в Лондоне и Берлине и успела закончить семь классов гимназии.
- И потом, на сайте написано, что морские свинки кушают морковку и свеклу. Я ей давал, она не хочет.
- Так она же сайты не читает, - ехидничает жена.
У меня со свинкой не простые отношения. Я хочу её брать на руки, а она не даётся, пищит и в панике скрывается в своём домике. Тогда я начинаю её приучать постепенно. Начинаю её поглаживать сначала одним пальцем, потом рукой. Когда я её поглаживаю, она замирает и ждёт неподвижно, когда я закончу. Постепенно она привыкает к моим рукам и, когда я даю ей корм, суёт мордочку прямо в руку. Теперь, думаю, можно начинать брать её на руки. Беру её осторожно в руку, она брыкается, но не пищит, перестаёт брыкаться, когда я прижимаю её к себе. Поглаживаю её всё время и говорю ласковые слова. Свинка успокаивается, принюхивается, находит пуговичку на рубашке и пробует её на зуб, заранее приготовленной щёточкой причёсываю её, всё делаю, как написано на сайте. Вроде бы свинке хорошо. Когда я прихожу с работы, она начинает свистеть, прося корм.
- Иди, у неё истерика, - говорит жена, когда слышит её свист. Жена меня ревнует к ней.
Недавно, услышав свист, я несу ей петрушку. Обычно свинка ест петрушку, а тут принюхивается и отворачивается. Точно, как говорят, воротит нос.
- Что же ты меня звала, глупая мышь? - возмущаюсь я. – Ты нехорошая девочка.
Свинка вопросительно смотрит на меня, опять подходит, нюхает и опять отворачивается. Тогда я несу ей кусочек сливы. Сливу она любит, берёт её зубками и тащит к себе.
- А, это ты хочешь, - говорю. – Ну, кушай.
Поела сливу, опять смотрит на меня. Что бы ей ещё дать? А, у нас же есть укроп! Несу ей веточку укропа.
- Кушай укропчик, он очень полезен свинкам.
Ест с жадностью, посматривает всё время на меня.
- Кушай, кушай, не волнуйся, есть ещё.
После укропа дал ещё листик салата. Когда я опять выхожу на балкон, свинка опять начинает посвистывать.
- Что ты сейчас хочешь?
Свинка переминается с лапки на лапку, смотрит внимательно на меня, вытянув мордочку, и продолжает посвистывать.
- А, ты пообщаться хочешь? – догадываюсь я. – Ну, давай поговорим.
В дикой природе свинки живут колониями, а у нас она одна одинёшенька. Надо бы ей завести друга или перевести её в квартиру, чтобы она хоть нас видела. Но, к сожалению, с моей супругой это невозможно. То свинка разбрасывает мусор, как говорит жена, то от неё плохо пахнет. От рыбы, которую жена разделывает, пахнет хорошо, а от свинки, видите ли, плохо. В общем, проблема. Недавно я сфотографировал свинку. Мордочка у неё немного повёрнута и приподнята. Послал фотографию товарищу в Америку. Он пишет: «А где же её глаза?» «Она же мохнатая, - отвечаю, - кроме того, мордочка повёрнута и правого глаза не видно, а левый виден, присмотрись. А какие у неё усики, какая губка, какие лапки?! Красавица!» Он мне пишет в ответ: «Спасибо за разъяснения в стиле «В мире животных». Губка действительно классная».
Сейчас зима, на балконе, где она живёт, ночью опускается до десяти градусов, плюс, разумеется. Прочитал в Интернете, что они выдерживают и ниже десяти, но я всё равно переживаю. Завернул клетку с боков полиэтиленом, чтоб не дуло, вроде бы хорошо.
Сегодня я дома. Пойду, посмотрю, как у неё дела. Вышло солнышко, открою полиэтилен, пусть клетка проветрится, а свинка погреется. Хотя она не любит прямое солнце и всегда прячется в своём домике.
Вчера у нас произошло ЧП. Я чистил клетку, а свинку посадил в коробку и поставил на стол. Не успел я оглянуться, как свинка с завидной прытью вылезла из коробки, потянулась к цветам, которые росли рядом со столом, и упала сначала на цветы, а потом скатилась на пол. Я испугался, взял свинку на руки и стал осматривать. Вроде бы ничего страшного. Не видно травм, только сердечко часто бьётся. Я позвонил дочке. Мы с ней родственные души.
- Может быть, надо её показать врачу на всякий случай? – говорит дочка, - у нашей сотрудницы есть знакомый ветеринар. Она недавно носила к нему хомячка.
Услышала жена и добавляет ехидно:
- И рентген сделать... Нэ мала баба хлопоту, купыла порося.
Это притом, что жена сама же и придумала завести свинку для внучки.

P.S. Ура! Свинка меня окончательно признала своим. Сегодня, сидя у меня на коленях, свинка съела веточку петрушки, пописяла и задремала похрюкивая. Правда, пришлось переодеть штаны, но это уже мелочи.
- Надо было одеть ей памперсы, - ехидно замечает жена.






ПОЧЕМУ У ТЕБЯ ПЛОХОЕ НАСТРОЕНИЕ?

- Почему у тебя плохое настроение?
- У меня депрессия.
- Почему у тебя должна быть депрессия? Чего тебе не хватает? Вокруг всё рушится, в Африке войны, а у тебя депрессия!
- Байрон был молодой, красивый, богатый, талантливый и у него тоже бывала депрессия.
- Ты не Байрон! Займись чем-то полезным! Тогда и депрессии не будет. Почини хотя бы телевизор.
- Я не умею.
- Все умеют, а ты не умеешь! Попробуй включить в другую розетку.
- Во всех розетках одинаковое напряжение.
- Почему же он сгорел? Вообще, сделай что-нибудь! Почему ты не можешь сварить обед к моему приходу? У моей сотрудницы муж хозяин завода, богатый человек, не чета тебе, и ничего, покупает продукты, готовит. А ты всё время перед компьютером. Что ты там читаешь? Что ты пишешь? Ну, что там? Лучше бы гулял на свежем воздухе! Посмотри на соседа. Он старше тебя, а каждое утро делает зарядку на балконе в одних трусах. А у тебя уже живот не помещается в штанах. Ты хочешь умереть раньше времени? Я с тобой не буду возиться! Сдам в дом престарелых!
- Черчилль не делал зарядку, и курил, и ел всё подряд, и весил, наверное, больше ста килограмм, и прожил почти до ста лет.
- Ты не Черчилль! Вынеси морскую свинку на балкон! Превратил квартиру в зоопарк! Смотри, она бегает по клетке и разбрасывает опилки. Что ты бегаешь, дура? Дура ты, дура! Ты дал ей кушать? Подохнет, потом я буду отвечать. Я купила укроп, можешь дать ей веточку.
- Ты тоже ходишь по утрам. И свинка тоже делает зарядку.
- Пусть на балконе делает зарядку. И, вообще, не заноси её в квартиру.
- Так на улице же холодно.
- Я тоже выхожу на балкон, а ей холодно?
- Ты выходишь на секунду.
- Пошей ей кофточку. И вообще, почему ты издеваешься надо мной? Почему ты так смотришь на меня?
Я выношу клетку на балкон. Вышло солнышко, пусть свинка погреется. На ночь занесу её обратно в квартиру. Жена ещё говорит о чём-то и идёт на кухню. Жена, слава богу, любит покушать, и фигурой не обижена. А я возвращаюсь к компьютеру и продолжаю писать начатый рассказ о древних людях, об охоте на мамонтов, об инопланетянах.







СИНЕГЛАЗКА


Медовый месяц мы проводили на даче, на берегу моря. Наш дом стоял у дороги, по которой дачники спускались к пляжу. Постепенно я привык к некоторым голосам. И вот однажды я услышал незнакомый звонкий детский голос, ему вторил низкий женский. Не знаю почему, но, когда на другой день я опять услышал их голоса, я почувствовал некоторое волнение. В следующие дни я уже прислушивался к их голосам и сразу узнавал их. В один из дней, выходя из воды, я увидел возле нашей подстилки молодую женщину с двухлетней девочкой. Женщина о чём-то разговаривала с женой, а девочка подошла ко мне, похлопала ладошкой по моим мокрым плавкам и сказала знакомым голосом:
- Тусики.
Это были они.
- Вы похожи на её отца, - сказала женщина, - поэтому она к вам подошла.
Девочка рассмеялась и подняла на меня синие пресиние глаза.
- Синеглазка! – вырвалось у меня.
Так мы познакомились. В последующие дни мы старались располагаться рядом. Женщину звали Татьяна. Она проводила отпуск с дочкой на даче. У нас оказались общие знакомые, и жена с ней быстро нашла общий язык. Я же развлекал девочку. Обычно стеснительный, я дурачился, стараясь рассмешить Синеглазку. Я изображал кита, нырял и пускал фонтан, а она прыгала на берегу и визжала от удовольствия. Так прошёл месяц, и мы уехали в город. Ещё некоторое время жена перезванивалась с Татьяной, а потом постепенно перестала.
Прошло много, много лет.
- Ты помнишь Синеглазку, - спросила с порога жена. – Я только что встретила Татьяну, они, оказывается, недавно в Израиле и снимают квартиру недалеко от нас. Можем сходить к ним в гости.
Не знаю почему, но меня охватило волнение, чего со мной уже давно не случалось. Дверь открыла Татьяна. Я её сразу узнал, хотя она сильно постарела.
- А вот и ваша Синеглазка, - сказала она всё тем же знакомым низким голосом.
Со стула поднялась худая женщина неопределённого возраста. «Куда девались её глаза?» - подумал я.
- Мне мама про вас рассказывала, - сказала женщина тоже низким голосом. – Я почему-то представляла вас более высоким. Здесь невозможно жить, - между тем продолжала она, - жара и запахи, соседи всё время жарят рыбу, вонь страшная...
Но я уже её не слышал. Стало тоскливо и скучно.
Когда мы вернулись домой, жена спросила, улыбаясь:
- Ну, как тебе Синеглазка?
Я ничего не ответил и сел к компьютеру раскладывать пасьянс.







БОЛЬНО?

Я пришёл в стоматологическую клинику снять зубной камень. Принимала молоденькая сестра, как видно только, только после университета.
- Если будет больно, дайте мне знать, - предупреждает сестра.
Работала она очень старательно. Чтобы было удобнее работать, она слегка опиралась руками на моё лицо. Иногда инструмент соскальзывал и впивался в десну. При этом сестра спрашивала:
- Больно?
Я показывал глазами, что, мол, нет, не больно. Она продолжала работать.
- Такой терпеливый пациент у меня впервые, - говорит сестра. – Неужели вам не было больно?
Как сказать ей, что всё моё внимание было на прикосновениях её тёплых нежных рук, и я почти не чувствовал боли?





В ОЧЕРЕДИ

Сидел в очереди на ультрасаунд. Врачи подозревали камень в почке. Напротив, тоже в очереди, сидела молодая женщина. Высокая, стройная, светловолосая, голубоглазая, загорелая. Лёгкая кофточка обтягивала маленькую грудь. В узких брюках-бриджах. На ногах летние туфли на высоких каблуках. Короткая стрижка, маленькие модные очки, на губах перламутровая помада. Она мне напомнила одесских женщин с золотистой кожей, пахнувшей солнцем и морем. Давно я в Израиле не видел таких. Я смотрел на неё, и мне хотелось плакать.
- Жанна Этерман! - послышалось в репродукторе. Женщина начала собираться.
- Уже уходите? – мысленно спросил я её. – На кого же я буду смотреть?
Жанна, естественно, ничего не ответила, только споткнулась под моим взглядом.
Эх, хе, хе... Грустно мне, граждане, грустно...
На следующий день рассказываю товарищу о своих переживаниях, а он в ответ, криво улыбаясь, мне анекдот:
Встречаются два приятеля в возрасте, так сказать, выше среднего. Один рассказывает:
- Ехал я в автобусе с такой женщиной! Такой женщиной! Я ей подмигнул, а она...
- Что она?
- Она встала и уступила мне место.







ЖАРКОЕ В ГОРШОЧКАХ

Недавно мы отмечали день рождения знакомой в русско-еврейском ресторане, и я услышал, как официант предложил, в частности, жаркое в горшочках, и тут же в памяти всплыло воспоминание далёкого прошлого.

- Может быть, покушаем жаркое в горшочках? – предложил я сыну.
- Мама просила сегодня не задерживаться.
Мы с женой уже были в разводе. Кроме обычной школы сын ещё учился в художественной школе. Занятия в школе были два раза в неделю. В эти дни я встречал сына у школы и провожал его к автобусу, который шёл в микрорайон, где они с мамой жили. Так мы общались. Сын с детства плохо ел. Надо было заинтересовать его чем-то вкусным. Жена же не любила кухню. Постепенно я научился готовить и старался разнообразить меню. Сейчас же я представлял себе, что сын ест одну вермишель. Поэтому при встрече я старался его покормить. Однажды мы заказали в ресторане жаркое в горшочках. Это было фирменное блюдо этого ресторана. Готовилось жаркое в керамических горшочках с черносливом и напоминало жаркое моей мамы. Подавалось жаркое прямо в горшочке. Вместо крышки горшочек закрывала лепёшка. Сыну жаркое очень понравилось. Я смотрел, как он с аппетитом кушает, и у меня щемило сердце. После того случая мы часто заходили в этот ресторан, чтобы поесть жаркое. Но на этот раз сын спешил. Подошёл нужный автобус и сын, помахав мне рукой, пошёл к автобусу. Я смотрел на худенькую фигурку сына, и в который раз сердце моё сжималось от обиды за всё, что с нами случилось.




РЫБА

Прошёл год как мы в Израиль. Я безуспешно пытался найти работу сначала по специальности, потом что-то близкое, но всё было без результата. Единственное, что ещё можно было найти – это работа по уборке, но, когда я представлял себе, что на виду у всего города буду подметать улицу, мне становилось нехорошо. Жена, правда, работала, но всего на четверть ставки и простым лаборантом при её университетском образовании. Так что денег катастрофически не хватало даже на еду. Мы на всём экономили, питались самыми дешёвыми продуктами: куриными крылышками, второсортными овощами, ну, и так далее и тому подобное. О таких продуктах как рыба, которую жена очень любила и постоянно употребляла даже в голодном Союзе, естественно, не могло быть и речи. В конце недели, когда цены падали, мы ездили на рынок за покупками. Я обычно ждал жену у входа, а она приносила очередной мешочек и складывала у моих ног. Бывало, что жена долго не возвращалась. Это раздражало, я не понимал, что можно делать на базаре, когда нет денег. Однажды я не выдержал и пошёл искать жену. Я увидел её издалека у прилавка продавца рыбой. Прилавок был завален свежей рыбой, обложенной льдом, а на полу стояли, о чудо, баки с живой рыбой. Жена стояла в оцепенении и немигающими глазами смотрела на всё это богатство. В её позе было столько тоски и безысходности, что у меня защемило сердце, и к горлу подступил ком. Я не решился подойти, вернулся на своё место и стал терпеливо ждать возвращения жены.
На следующий день я пошёл устраиваться на работу уборщиком.
С тех пор прошло несколько лет. Я и жена уже давно работаем по специальности, так что материально мы не нуждаемся. По традиции в конце недели мы ездим на рынок, но теперь уже редко когда, жена не покупает живую рыбу. Потом, когда я слышу, как жена на кухне с удовольствием пугается ещё живой рыбы, я вспоминаю, как она тогда стояла у прилавка, и у меня почему-то, как тогда, к горлу подступает ком.







СЛУЧАЙ

Наконец-то я устроился слесарем. Уставал ужасно. Летом часто у печи при тридцати в тени, а зимой на улице нередко под дождём. Знакомые жалели меня, но помочь ничем не могли. В Союзе я работал ведущим конструктором, а здесь даже о чертёжной работе нечего было и думать. Я рассылал свои данные в разные фирмы, но в лучшем случае отвечали, что будут иметь в виду. Чаще же просто не отвечали. Мешал возраст. И всё же я надеялся работать хотя бы чертёжником. По совету товарища я купил компьютер, что было непросто при наших тогдашних доходах. Он же помогал мне изучить чертёжную программу. Иногда попадались подработки на компьютере. Я же с жадностью брался за всё.
И вот однажды мне позвонил приятель:
- Слушай, старик, фирме, где работает мой друг, нужен конструктор. Я ему обещал найти конструктора и вспомнил о тебе. Запиши телефон.
Наученный горьким опытом я даже не позвонил. Через неделю приятель с женой приходят ко мне.
- Что же ты не звонишь? Я же обещал другу. Что тебе стоит? В крайнем случае, откажут. Тебе же не привыкать!
- Хочется сделать что-то хорошее, - добавил он, обращаясь уже к своей жене, и рассмеялся. Жена мрачно промолчала. В общем, через несколько дней я приехал в указанную фирму. Хозяин долго рассматривал мои бумаги, в которых я не скупился сообщать о своих достоинствах, о своих проектах и изобретениях.
- Понимаете, - задумчиво сказал хозяин. – Нам нужен простой конструктор, а вы слишком хороший специалист. Оставьте бумаги, может быть, кому-то из моих знакомых понадобится специалист вашего уровня, я порекомендую.
«Чёрт бы побрал мои изобретения! – подумал я. – В следующий раз напишу, что я простой чертёжник.»
Как ни странно, но на этом не закончилось. Прошло, наверное, несколько месяцев и вдруг звонок:
- Меня зовут Илан. Мне дал ваш телефон Яков. Вы ещё ищите работу?
Я никак не мог вспомнить, кто такой Яков. Наконец, как говорится, до меня дошло.
- Яков ваш знакомый? - переспросил Илан. Я что-то невнятное промычал. В общем, через несколько дней я уже разговаривал с хозяином новой фирмы.
- Вы нам подходите, - сказал хозяин. – Сколько вы сейчас получаете?
И он написал на листке цифру вдвое большую, чем я назвал, но вдвое меньшую зарплаты простого израильского инженера.
- Илан ваш знакомый? – под конец спросил хозяин. Я всё ещё не верил, поэтому не уволился со старой работы, а пока взял отпуск. Новая работа оказалась для меня не сложной. А в области компьютерного черчения я прослыл большим специалистом. Через месяц Илан, мой новый начальник, сказал, что мною довольны, и хозяин добавляет мне к зарплате несколько сот шекелей.
В заключение могу сказать, что даже маленькое знакомство и случай имеют огромное значение в Израиле при устройстве на работу. Однако, нужно быть готовым использовать представившийся случай.




ТЕЛЕСКОП ИЛИ КОМПЬЮТЕР?

Просматривая объявления в Интернете, я наткнулся на заманчивое предложение. Продавался тридцатикратный телескоп почти даром, за 99 шекелей. Даже не за 100, а всего за 99.
- Зачем тебе телескоп? – спрашивает жена.
Вот так всегда. Стоит мне что-то захотеть, я всегда наталкиваюсь на непонимание жены.
- На луну смотреть, - говорю.
- И что ты там не видел?
Я задумался. В молодости я увлекался и астрономией тоже и не раз рассматривал луну в более мощный телескоп. За это время на ней вряд ли что-то изменилось. И всё-таки, как объяснить жене, что рассматривать луну даже в слабый телескоп всегда волнительно? Ну, хорошо, думаю, в конце концов, в бинокль, который у меня есть, тоже неплохо видно. Что же купить? Очень хочется что-нибудь купить. Может быть, карманный компьютер? Да, это идея! Буду писать на нём воспоминания. Зашёл в Интернет. Глаза разбегаются. Нашёл подходящий компьютер всего за $300.
- Ну, а ещё один компьютер тебе зачем? – спрашивает жена. – У тебя же и так в каждой комнате по компьютеру.
- В конце концов, мне уже 70. Так неужели оставшиеся годы я не могу провести с телескопом в одной руке и компьютером в другой?
Жена в ответ смеётся.


Последний раз редактировалось michael Пн окт 18, 2010 11:23 am, всего редактировалось 4 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страничка Михаила Шнайдера
СообщениеДобавлено: Ср окт 13, 2010 8:58 pm 
участник форума

Зарегистрирован: Вт мар 04, 2008 6:40 pm
Сообщения: 27
Совершенная прелесть ваши рассказы, Миша (имею право, я на год старше)! Восхищён, но не удивлён: еврей из Одессы, любит Довлатова, всё закономерно. Возможно даже, причастен к команде Валеры Хаита 1970-х годов?
Так и где же вы до сих пор швендали аж с 1991 года?
Бекицер, коль а-кавод, мазал тов, беацлаха леатид!
Эйтан Кашиш :CL


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страничка Михаила Шнайдера
СообщениеДобавлено: Чт окт 14, 2010 8:18 am 
участник форума

Зарегистрирован: Вт окт 12, 2010 7:06 pm
Сообщения: 10
Спасибо. Работал аж до 73 лет и не было времени заниматься "всякими глупостями", как говорит моя любимая жена.
Миша Шнайдер.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страничка Михаила Шнайдера
СообщениеДобавлено: Пн окт 18, 2010 10:41 am 
участник форума

Зарегистрирован: Вт окт 12, 2010 7:06 pm
Сообщения: 10
НАША ВНУЧКА ВУНДЕРКИНД

* * *

У нас появилась первая внучка. Встал вопрос об имени. Мы с женой просили назвать внучку в память о бабушке, которая вырастила дочку и очень её любила. У детей было несколько иное мнение. Они не отказывались, но оказывается имени Мася, как звали бабушку, нет в каталоге имён. Кроме того, сказали дети, хотелось бы назвать дочку модным и красивым именем.
- Например? – спрашиваю я.
- Нам нравится имя Лиан.
- При чём тут Лиан?
- Нам нравится, - говорят.
И тут меня осенило.
- Можно назвать двойным именем, - говорю. - Первое имя Лиан, а второе близкое к Мася.
- Есть имя Мэйси, - говорит дочка. – Это наиболее близкое.
- Очень хорошо, - говорю. – Тем более что мою маму звали Хана, т.е. Анна, а вторая часть имени Лиан – Анн, так что можно считать, что Лиан также и в память о бабушке Хана.
- Между прочим, мою бабушку звали Лиза, - вставляет зять. - И Ли первая часть имени Лиан, это начало имени Лиза. Так что есть память и о моей бабушки в имени Лиан.
На этом и остановились. Теперь, когда меня спрашивают, как назвали внучку, я отвечаю:
- Лиан-Мэйси, в память о бабушках Мася, Хана и Лиза

* * *

Бабушка не видела двухмесячную внучку два дня:
- Ласточка, крысочка моя, ты ещё помнишь бабушку? Я по тебе соскучилась. Хочешь на ручки? Ну, иди сюда. Ты красивая девочка, момэ шэйнэ! Малюсечка моя! Рыбочка! Какие у тебя глазки умные! Смотри, смотри, она улыбается мне! Скажи бабушке что-нибудь! Скажи агу! Агушеньки! Агугушеньки! Ой, она сказала агу! Скажи ещё раз агу! Ну, скажи! А вот деда. Деда, пощёлкай пальцами. Смотри, она за мамой водит глазами. Мама её интересует больше. У мамы сися с молоком? Да? Её не надо переодевать? Нет? А кормить? Она давно кушала? Давно? Сейчас мама покормит девочку. Ты хочешь плакать? Не надо плакать. Мама уже готовит еду. Ну, иди уже кормить ребёнка! Вот мама уже идёт. Ну, иди к маме.


* * *

Внучке десять месяцев. Мы разучиваем простые слова.
- Скажи «ка-ка», - говорю. Она повторяет: «Ка-ка». Я усложняю задание.
- Скажи «га-га».
Она повторяет: «Ка-ка».
- Ну, а теперь скажи «ку-ку».
Она задумывается и повторяет: «Ку-ке». И довольная смеётся. Теперь каждое утро сотрудница спрашивает:
- Ну, как «Ку-ке» поживает?
Прошло два месяца и ещё два. Я вспомнил наши занятия и решил проверить её достижения.
- Скажи, - говорю, - «ку-ку».
Она смеётся и говорит: «Ка-ка».
- Скажи, - говорю, - «га-га».
Она опять смеётся и говорит: «Ка-ка». В растерянности я замолкаю. Тогда она, глядя на меня исподлобья, тихо, но чётко говорит: «Ку-ку», и смеётся уже во весь голос.


* * *

Причесал внучку, привязал бантики, поправил кофточку и говорю:
- Сейчас будем фотографироваться. Ты хочешь фотографироваться?
- Не-а! – и мотает головой.
- А ты знаешь, как фотографируются?
- Не-а! – снова мотает головой.
- Ты будешь сидеть, а я этим фотоаппаратом тебя сфотографирую, и получится красивая картинка. Так что? Хочешь фотографироваться?
Она задумывается и уже решительно говорит:
- Не-а! – и снова мотает головой.

* * *

Бабушка кормит внучку кашей и сюсюкает:
- Вкусная каша! Сорока-ворона кашку варила...
- Нет, баба, - поправляет внучка.


* * *

У дочки на туалетном столике стоит деревянная кошка с длиной шеей. На ней дочка держит свои украшения. Бабушка в очередной раз сюсюкает, показывая на свои бусы:
- Чьи эти бусики?
- Бабины.
- А эти чьи? Мамины? – бабушка показывает на кошку.
- Нет, кошкины, - поправляет внучка.

* * *

Перед сном я рассказываю ей сказки про животных. Наконец, все темы исчерпаны, и я спрашиваю:
- О ком ещё рассказать?
- Ашаку, - не вынимая соски, шепелявит внучка. (Она ещё засыпает с соской.)
- Что это «ашаку»? – не понял я.
- Ашаку, ашаку, - повторяет внучка.
- Не понимаю. Выйми соску и скажи, как человек, чтобы я понял.
Внучка вынимает соску и начинает цокать языком, подражая скачущей лошади. Так она делала, когда была совсем маленькая и не умела говорить.
- А, про лошадку? - догадываюсь я.
- Да, - удовлетворённо подтверждает внучка.


* * *

Внучке год и девять месяцев. Просматриваю альбом для рисования, подаренный бабушкой. Вначале бессмысленные каракули. Потом появляются подобия кругов. Дальше они становятся всё более правильными. Появляются подобия рожиц, кружки, внутри маленькие кружки и какие-то чёрточки. Наконец, натыкаюсь на явное лицо. Почти правильный круг, в нём два кружочка на месте глаз, внизу на месте рта что-то закруглённое, сверху чёрточки, ещё выше что-то взлохмаченное.
- Что ты нарисовала? – поражённый, зову я внучку. – Кто это?
- Мама, - сообщает внучка. - Это глазки, два, это ротик, один, это лобик, это волосики, - рассказывает она.
- А где же ушки?
Она берёт карандаш и старательно дорисовывает два кружочка по бокам.
- Мила! – кричу я. – Ты видела свой портрет?
- Видела, - спокойно говорит дочка. – Не похоже.
- Ей же ещё двух нет! – кричу я возбуждённо.
- Ну и что? – улыбается дочка. Я вспомнил старый анекдот. В скверике на скамейке мужчина играет в шахматы со своей собакой. Подходит посторонний.
- Неужели ваша собака умеет играть в шахматы? - удивляется он.
- Это называется, умеет? – презрительно говорит мужчина. - Она ещё ни разу у меня не выиграла.


* * *

Перед сном, как обычно, ждёт сказку.
- О чём сегодня рассказать?
- Ашаку, маму, папу, девочку.
На этот раз я сразу понимаю.
- Сначала про лошадку? – спрашиваю.
- Да.
Я ещё не знаю, о чём рассказывать, но бодро начинаю:
- Жила была лошадка...
- Дай, дай, - кричит внучка.
Я не сразу понял, что она хочет. Потом сообразил. Она смотрит детские программы по телевизору и много слов знает на иврите. Дай на иврите – достаточно, хватит.


* * *

Наконец-то свершилось! Наша дочь дождалась. Её дочь, т.е. наша внучка, сама подошла и сказала:
- Мама, дай кушать.
Мама так растерялась, что не сразу сообразила, что в таких случаях делают. По этому поводу была созвана пресс-конференция. Кроме родителей и нас присутствовали по телефону бабушка и дедушка с другой стороны. Внучка демонстрировала смертельный номер. Брала у мамы ложечку еды, под аплодисменты присутствующих описывала круг почёта, подходила к маме и говорила:
- Ещё.
И так до тех пор, пока ни съела всю баночку йогурта. Все были счастливы, особенно бабушка. Она всё время повторяла:
- Солнышко моё, может быть, ты уже будешь кушать? Видите, у неё уже щёчки!
Примерно так можно было бы описать вчерашний вечер, когда внучка впервые сама попросила кушать.


* * *

Во дворе играются дети. У каждого своя няня. У Шарона - Марина, у Адама – Ида, у Эйнат – Рита. Наступает время сна, и дети расходятся по домам.
- Все пошли спать и нам пора, - говорит бабушка.
По дороге домой внучка рассуждает:
- Шарон спит с Мариной, Адам спит с Идой, Эйнат спит с Ритой. Все спют.

* * *

Шарон на полгода старше нашей внучки и на голову выше. Как старший товарищ, он опекает её: подносит мяч, приносит игрушки. Когда он пробегает мимо, наша внучка с опаской сторонится, а потом радостная бежит за ним. Чтобы привлечь его внимание, она хвастается:
- Шарон, а у меня юбочка есть.
Шарон смотрит на неё свысока и басом говорит:
- Я вижу.


* * *

Не перестаёт удивлять. У нас в гостях просит куклу Катю.
- Катя у вас дома, - говорю. – Здесь нет Кати.
- Есть, есть.
- Если есть, то где она?
Внучка выходит в другую комнату, возвращается, протягивает пустую ладошку и, улыбаясь, говорит:
- Вот Катя.
Я включаюсь в игру, и мы играем с Катей, хотя её, естественно, нет.


* * *

Сидит на диване и «читает» книжку про репку.
- Посадил дед бабку, - ошибается внучка.
Поняв, что ошиблась, замолкает и задумывается. Я рассмеялся.
- Не бабку, а репку, - говорю. – Посадил дед репку... Прочитай правильно.
Внучка тоже смеётся и со смехом повторяет:
- Посадил дед бабку, - и смотрит на меня, ожидая моей реакции.


* * *

В преддверии наступающего дня рождения бабушка спрашивает внучку:
- Ты кошечку любишь? Подарить тебе кошечку?
- Нет.
- А собачку ты любишь?
- Нет.
- Кого же ты любишь? – разочарованно спрашивает бабушка.
- Адира.
Адир – соседский мальчик, с которым она обычно играет на детской площадке.

* * *

Внучка разбаловалась, бросает всё на пол. Мама сердится и говорит строго:
- Ты себя плохо ведёшь. Ты наказана, иди в угол.
- Где угол? – с интересом спрашивает внучка. – Я хочу в угол. Хочу поставиться в угол. Угол, угол, угол...
Это слово для неё новое и явно нравится.


* * *

Папа с дочкой разучивает трудное слово «пуговичка».
- Скажи пуговичка.
- Пигавучка.
- Нет, неправильно. Пу-го-вич-ка.
- Пи-га-вуч-ка.
- Нет, пу-го-вич-ка.
- Пу-га-вич-ка.
- Браво! Молодец! Иди, скажи маме, как ты умеешь говорить пуговичка.
Внучка бежит к маме и кричит:
- Мама! Я умею говорить пигавучка!
Теперь уже сотрудница по утрам спрашивает:
- Ну, как «Пигавучка» поживает?

* * *

Ура! Нам два года! Прощай младенчество, здравствуй взрослая детская жизнь!

* * *

Сегодня внучка у нас. Проснулась после дневного сна, видит, бабушка гладит.
- Баба, ты умеешь гладить?
- Да, умею.
- Мама тоже умеет.
Сделала паузу и со вздохом добавила:
-А я не умею...

* * *

Дочка рассказывает о Лиан, что она любит ходить по магазинам, рассматривает прилавки, витрины, а в продуктовых всё пробует и всё ей нравится.
- Она, наверное, продавщицей будет, - говорит бабушка и, обращаясь к внучке, спрашивает:
- Ты будешь продавщицей, когда вырастешь?
- Нет, - говорит внучка.
- А кем же ты будешь? - разочарованно спрашивает бабушка.
- Мамой.

* * *

- Лиан, сколько кошек?
- Три! Ой, одна ушла…
- А сколько осталось?
- Два!

* * *

Подставляет под кран два пальчика.
- Ой, мы моем два годика!
Дело в том, что внучка знает, сколько ей лет, и, когда её спрашивают, показывает два пальчика:
- У меня два годика!

* * *

Перед сном, как обычно, рассказываю внучке сказки, читаю стихи, пою песенки. Особенно ей нравится песенка про ёлочку. После десятого исполнения вношу небольшое изменение. Пою:
- В лесу родилась курочка...
- Ёлочка! Ёлочка! - кричит внучка.
Давай, говорю, попробуем курочка. Будет смешно. Начинаю сначала:
В лесу родилась курочка,
В лесу она росла...
Внучка прислушивается, а потом начинает смеяться, и смеётся всё время, пока пою.
Такая кроха, а понимает юмор!


* * *

У нашей внучки есть бабушка Фаня. Есть у неё и прабабушка, которую тоже зовут Фаня. Прабабушка Фаня подарила её игрушку. Бабушка Фаня спрашивает:
- Кто тебе подарил эту игрушку?
- Баба Фаня, - отвечает внучка. Потом смотрит на бабушку, задумывается и добавляет: - Другой баба Фаня.


* * *

Сижу на диване, а внучка оседлала мою ногу и качается на ней.
- Я уже устал, - говорю. – Давай отдохнём.
- Есть другой нога, - не задумываясь, подсказывает внучка. Приходится качать её на «другой нога».

* * *

Няня кормит внучку и рассказывает:
- У нас дома живёт хомячок. Знаешь, как он кушает? Он берёт кушанье, прячет его за щёчку...
Тут она спохватывается и говорит:
- Нет, это нам не подходит. Хомячок кушает быстро и ничего не держит за щёчкой...


* * *

Внучка рассказывает:
- У меня две собаки. Маленькая виляет хвОстом, а большая не работает.


* * *

Мы в гостях у детей. Они ушли по делам. Внучка осталась с нами. Просит показать ей мультфильм по компьютеру. Я включаю компьютер, но звука нет.
- Где же звук? - задаю я риторический вопрос.
- Тут включают, - подсказывает внучка и показывает на усилитель, стоящий под столом.

* * *

- Моё папа стригаться пошла.

* * *

Внучка в кроватке пытается заснуть. Я рядом рассказываю сказки. Чтобы оттянуть сон, внучка просит молоко.
- Баба! – кричу я. – Мы хотим молоко!
- Баба! – повторяет за мной внучка. – Мы хотим молоко!
Бабушка приносит молоко, внучка пробует, потом говорит:
- Мы не можем пить молоко, молоко холодное.

* * *

- Ёжик как деда колючий.

* * *

Через несколько дней после операции сижу в кресле и держусь за рану. Подходит внучка и спрашивает:
- Деда, у тебя операция болит?


* * *

Бабушка скармливает внучке детское печенье в виде разных зверюшек.
- Это слоник, это зайчик, это черепашка, это рыбка, а это... это я не знаю кто, - говорит бабушка.
- Это динозаврик. – подсказывает внучка.

* * *

Бабушка торгуется с внучкой, что она будет кушать.
- Пюре будешь?
- Нет.
- А кашу?
- Нет.
- А шоколадку хочешь? – спрашиваю я.
- Хочу шоколадку!
- А с чем шоколадку? – с надеждой спрашивает бабушка.
- Ничего без.

* * *

Бабушка пристаёт к внучке с переодеванием. Та, вроде бы, не слышит. Наконец, она с раздражением говорит:
- Баба, не морочь мне голову! Ты меня нервируешь!
- Ты слышишь, как эта шминдричка со мной разговаривает? – обращается ко мне жена. В её голосе звучит восхищение и возмущение одновременно.
Напоминаю, внучке два с небольшим года.

* * *

Бабушка сварила кашу и приготовилась кормить внучку. Она демонстративно пробует кашу и восклицает:
- Ах, какая вкусная каша! Просто объедение!
Внучка внимательно смотрит на бабушку и спрашивает:
- Тебе нравится каша?
- Очень!
- А мне не нравится.

* * *

Садимся в лифт. Внучка просит:
- Я хочу нажметь.
- Нажметь? – переспрашивает бабушка улыбаясь.
- Нажмать.
- Нажмать?
- Нажать!
- Правильно, нажать. Молодец!

* * *

Бабушка приносит внучке в подарок игрушку.
- Что нужно сказать? – спрашивает она.
- Есть ещё?



* * *

Бабушка рассказывает:
- Я сегодня упала и разбила коленку.
- Ты надела калоши поплоше? – спрашивает внучка. Бабушка смеётся. Тут же внучка мне пересказывает:
- Баба, как глюпая лошадь, надела калоши поплоше, поскользнулась, упала и разбила коленку. Ей сделали на коленке анализ крови, было очень сильно больно, и она плакала.
За день до этого мы смотрели мультфильм про глупую лошадь, которая в хорошую погоду надевала хорошие калоши, а в дождливую калоши поплоше. И ещё неделей раньше внучке делали анализ крови.

* * *

Учимся рисовать букву «П». Две палочки рядом и одна сверху поперёк.
- А это что ты рисуешь?
- Это травка.
- Буква «П» стоит на травке?
- Да.

* * *

Рисует человечка в горизонтальном положении с непропорционально длинным телом.
- Кто это?
- Человек-рыбка.
Оказывается, такое тоже есть в её воображении.

* * *

- Кто сидит на диване?
- Подушка.

* * *

- Ты сварила жареную рыбу?

* * *

Четверо мальчиков играют в футбол. Рядом на скамейке сидит мужчина.
- Сколько детей играет в футбол? – спрашиваю внучку. Последнее время мы учимся считать.
- Один, два, три, четыре, - считает внучка.
- А дядя пять, - говорю.
- Нет, дядя один! – поправляет внучка.


* * *

Утром родители с внучкой едут на работу и по дороге в садик. Мама красит в машине губы. Внучка говорит:
- Когда я вырасту, я тоже буду красить губки… и ехать в машине… и буду знать, куда я еду!

* * *

Едут втроём в машине. Недавно внучка смотрела «Бременские музыканты». Теперь она предлагает:
- Давайте, я буду Трубадур, мама – Кот, а папа – Осёл.
Начинают петь. Папа подпевает:
- Йе-йе-йе!
В одном из куплетов мама по ошибке поёт эти слова. Внучка тут же поправляет:
- Нет, мама, не пой «йе-йе», ты же не Осёл. У нас только папа Осёл.

* * *

Внучка проснулась. Я говорю:
- Давай переоденемся.
- Не хочу.
- Почему ты не хочешь?
Внучка задумывается, а потом говорит:
- Не знаю...

* * *

Рисует, вроде бы, Деда Мороза. В шапке, в шубе, в валенках, но без бороды.
- А почему нет бороды у Деда Мороза?
- Это не Дед Мороз. Это просто Мороз.

* * *

Папа нашей внучки разговаривает с моей женой по телефону. В конце разговора он спрашивает внучку:
- Хочешь говорить с бабой?
- Как зовут бабу? – деловито уточняет внучка. Дело в том, что с каждой бабушкой у неё свой разговор. С бабой Фаней она говорит о еде, а с бабой Розой о покупках.


* * *

Внучка поела и ждёт обещанный шоколад на закуску. Я отламываю ломтик шоколада и даю ей. Ещё не начав кушать, внучка смотрит мне в руки и спрашивает:
- Ещё есть?


* * *

Внучка играет на ксилофоне и подпевает. Бабушка спрашивает:
- Ты будешь музыкантом? Кем ты будешь, когда вырастешь?
- Пойду на работу.
- На какую работу?
- Ну, там, где деньги зарабатывают.
Между прочим, человеку всего два с половиной года!

* * *

Нарисовала медведя с зелёными ушами.
- А почему у твоего медведя зелёные уши?
- Ну, так бывает.

* * *

Покрасил внучке ногти красным фломастером. Она потом целый день ходила с растопыренными пальцами и показывала всем, какие у неё красивые ногти. На следующий день она меня спрашивает:
- Деда, ты разрешаешь мне красить ногти?
Чувствую в её вопросе что-то неладное.
- Я разрешаю, - говорю, - но надо ещё маму спросить.
- Мама не разрешает, - вздыхает внучка.

* * *

Пришли с улицы, мама говорит:
- Давай переоденемся.
- Не хочу.
- Почему не хочешь?
- Ну, взрослые же не переодеваются.
- Почему? Я всегда переодеваюсь, когда прихожу с работы.
- Так, я же не пришла с работы, - парирует внучка.
Вроде бы ничего особенного в этом разговоре нет, но внучке всего-то два с половиной года. Два с половиной!

* * *

Кормлю внучку кашей. Она поела, но ещё немного осталось. Сидит задумчивая и не открывает рот.
- Ты ещё хочешь кушать? – спрашиваю. Внучка задумывается, потом говорит:
- Спроси: «Ты больше не хочешь кушать?»

* * *

Рассказываю внучке сказку про Золушку. Дошли до того места, когда Золушка потеряла туфельку.
- Какую туфельку она потеряла, эту или эту? – внучка показывает поочерёдно на правый и левый ботиночек.

* * *

Няня Марина гуляет с внучкой на площадке. С ними гуляет Йоничка и его няня Кира. Кире нравится наша внучка, и она всё время называет её «моя красавица». Внучка поправляет:
- Нет, я Маринина красавица! Твоя красавица Йоничка!

* * *

У внучки есть детское пианино с кнопками в виде животных. При нажатии на соответствующую кнопку раздаются характерные звуки. Внучка, как видно, нажала не на ту кнопку, что хотела. Раздаётся мычание: «Му… му…».
- Нет! Не мукай! – кричит внучка на пианино.

* * *

Сочинила первый в жизни стишок.
Прыг-скок, прыг-скок
Прискакали весь тинок.
Решил по привычке подредактировать стих. Пою:
Прыг-скок, прыг-скок
Прискакал тинок.
- Нет, неправильно, - поправляет меня внучка. – Надо «прискакали весь тинок ».
Что ж, думаю, наверное, она права. По крайней мере, у неё звучит мелодичнее.
Тинок на иврите младенец.

* * *

- Почему цветы мокрые?
- Дождь был.
- А почему был дождь?

* * *

Внучка рисует акварельными красками.
- Чай хочешь? – спрашивает бабушка.
- Хочу. Только не забудь положить лимон, - напутствует её внучка. Бабушка приготовила чай, поставила его перед внучкой и вышла на кухню. Я тоже вышел в другую комнату. Возвращаюсь, внучка мне говорит:
- Я макаю кисточку сначала в чай, а потом в воду. Видишь, как хорошо получается?

* * *

Пришли гости поздравлять с 8 марта, принесли подарки жене, дочке и внучке. Когда гости ушли, внучка озабоченно спрашивает маму:
- А они не забрали наши подарки?

* * *

- Мама купила мне конфету, - показывает леденец на палочке.
- Ух, какая большая конфета!
- Маленькая, - разочаровано поправляет меня внучка.


* * *

Внучка залезла между креслом и диваном.
- Как ты теперь выйдешь?
- Я через здесь выйду, - говорит внучка и показывает на щель между креслом и стеной.


* * *

Дочка примеряет новую кофточку, на которой крупными буквами написано “MANGO”.
- Здесь неправильно написано «МАМА»: - говорит внучка.

* * *

- Давай напишем «МАМА». Пиши букву «М».
Внучка пишет.
- Теперь рядышком напиши «А». Теперь рядышком опять «М» и ещё «А».
Поглядывая на меня, внучка коряво выписывает буквы. Эти буквы она знает.
- Вот видишь, ты написала «МАМА».
- Это мама? – недоверчиво спрашивает внучка.

* * *

Внучка со своей мамой собираются на прогулку. Внучка говорит:
- Придут деда с бабой и спросят: «А где наша внученька?»


* * *

Поздравляют меня с днём рождения. Жена разлила всем вино. Внучке тоже налила в рюмку подкрашенную соком воду. Все выпивают.
- Вкусное вино! - говорит дочка.
- Водичка, - улыбается внучка.

* * *

Родители с внучкой пошли в садик знакомиться. Я расспрашиваю:
- Кто был в садике?
- Воспитательница была. Её зовут Дина.
- Молодая или старая?
- Нет, никакая, просто Дина.


* * *

- Кактус колючий.
- А почему колючий?
- Потому что у него есть иголочки.
- А ниточки у него тоже есть?


* * *

Внучка знает много слов на иврите. Я проверяю, как будет рот, нос, руки, ноги и т.д. Она всё правильно называет. Под конец она говорит улыбаясь:
- А я знаю ещё слово тусик.
- А это что?
- Попа!

* * *

Дочка ушла на физкультуру, а мы остались с внучкой. Жена её кормит, кормление идёт вяло.
- Скоро уже мама вернётся, а мы ещё кушаем. Что мы маме скажем, когда она придёт?
- Привет, мама!

* * *

Внучка рассказывает:
- У нас в гостях был Йоничка. Он ещё маленький и всё бросает на пол.
Она берёт игрушку и бросает её на пол.
- Зачем же ты бросила игрушку?
- Я не бросила. Я показала, как Йоничка бросает.
- Он умеет ходить?
- Он так ходит, - она показывает, как он ходит, переваливаясь с ноги на ногу, как он падает и как ползает по полу.
- А говорить он умеет?
- Неее, только ба-ба-ба-ба-ба...

* * *

Приносит мне книжку на иврите и просит почитать.
- Я не умею читать на иврите.
- А по-русски можешь?
- По-русски могу.
- Ну, почитай мне эту книжку по-русски.


* * *

Внучка сегодня первый раз на пару часов пошла в садик. Вечером по телефону я интересуюсь у неё, как всё происходило.
- Ты сегодня была в садике?
- Да.
- Ну, и как дела? Какие впечатления?
- Хорошие дела. Я писяла в туалете, – гордо говорит внучка.
- Молодец! А что вы кушали?
- Рис.
- А как ты кушала? Ложкой, вилкой или руками?
- Ложкой.
- А дети как кушали?
- Ложкой... и руками.
- Завтра ты опять пойдёшь?
- Да, - без энтузиазма говорит внучка.

* * *

Сегодня внучка у нас. Подходит время сна. Я пытаюсь её уложить, она отказывается. Проходит полчаса, она не спит. Проходит ещё полчаса, а она всё не спит.
- Ты не спишь, а меня все ругать будут. И мама и папа.
- И баба, - добавляет внучка.

* * *

- С кем ты игралась в садике? – спрашивает бабушка.
- С Адиром.
- Кто это Адир?
- Это мальчик такой, у него пися длинная.

* * *

Пообедали, посмотрели мультфильм о глупом мышонке, идём спать.
- Давай, я буду нянькой – кошечкой?
- Нет, - качает головой внучка.
Как видно, она боится, что кошка её съест, думаю.
- Ну, давай, я буду уточкой или лошадкой?
- Нет, - опять качает головой внучка.
- Кем же я буду?
Внучка задумывается, потом говорит:
- Дедом.
Вот те на! Дед, значит, лучше всяких выдуманных персонажей!

* * *

Внучка начала ходить в ивритский садик. Дочка приходит за ней, видит, внучка кушает вафлю.
- Кто тебе дал вафлю?
- Дина.
Дина – это воспитательница.
- Ты сказала ей спасибо?
- Нет, она же не понимает по-русски. Я сказала «тода».
«Тода» на иврите спасибо.


* * *

Внучка интересуется:
- Что ты кушаешь?
- Пирог такой, баба сделала. Хочешь?
Внучка заглядывает мне в руки и уточняет:
- Это паштета.

* * *

Внучка проснулась после дневного сна, но выходить из кроватки не торопится. Бабушка нервничает:
- Ну, выходи уже. У меня нет времени. Мне надо делать блинчики.
Внучка тем ни менее не спешит, а бабушка всё пристаёт и пристаёт. Наконец, внучке надоедает, и она говорит бабушке:
- Баба, иди лучше делать блинчики.


* * *

Мы купили для внучки морскую свинку и поселили её у нас на балконе в большой клетке. Посовещавшись с внучкой, мы назвали её Тюлькой (я так иногда обращаюсь к самой внучке). Придя к нам, внучка первым делом бежит на балкон пообщаться со свинкой.
- Можно её погладить?
- Можно.
- А она меня не цапнет?
- Нет, не цапнет. Она же не собака, она не кусается.
- Лучше ты её погладь, - подумав, предлагает внучка.

* * *

Внучка у нас. Ходит по квартире и сосёт конфету на палочке. У нас на балконе живёт морская свинка. Внучка всё время бегает к ней и даёт ей что-нибудь кушать.
- Свинка не любит конфету, - сообщает внучка.
- Ты что, давала ей конфету?
- Я ей дала, но она не лизала. Только понюхала.

* * *

Сегодня внучка подралась в садике. Воспитательница рассказывает:
- Два мальчика дрались, а Лиан начала бить того мальчика, который по её мнению был не прав.
- И чем всё закончилось? – спросила дочка.
- Потом все плакали.
А вот как рассказала внучка о происшедшем:
- Илан бил Йони. Я ему сказала: «Почему ты бьёшь Йоничку? Перестань бить Йони!». А он всё равно бил Йони. Тогда я начала бить его.
- А что он?
- Он начал плакать и побил меня.
- А ты что?
- Я тоже плакала.
Мальчики, при этом, на голову выше нашей внучки.


* * *

Дочка заболела и, чтобы внучка к ней не подходила, говорит ей:
- Не подходи ко мне, а то микробики перепрыгнут к тебе, и ты можешь заболеть.
Внучка задумывается, а потом спрашивает:
- Если микробики перепрыгнут ко мне, ты выздоровеешь?

* * *

У внучки день рождения. Вся комната завалена подарками. Приходим и мы с большой коробкой. Принимая подарок, внучка озабоченно спрашивает маму:
- У меня нет такого подарка?


* * *

- Давай угостим бабушку тортиком.
- А что, у бабы разве день рождения?

* * *

- Что ты рисуешь?
- Я ещё не знаю.

* * *

- Что-то я не вижу деда.
- Он на работе.
- А почему он на работе?
- Деньги зарабатывает.
- А что, у него кончились деньги?
- Да, кончились.
- А-а-а, он много тратил.

* * *

- Мы пойдём на улицу, и я буду драться с собаками, если они прибегут... Нет, лучше я стану у тебя за спиной, чтобы они меня не кусали, а ты будешь драться с собаками.

* * *

У нас на балконе живёт морская свинка. Мы назвали её Тюлька. Когда внучка приходит к нам, первым делом она бежит на балкон.
- Тюлечка, - говорит она, обращаясь к свинке, - твоя мама пришла. Сейчас мама тебя покормит.
При виде внучки свинка становится на задние лапки и начинает посвистывать.


* * *

Внучка кушала шоколадку, ручки, естественно, все в шоколаде. Она держит их, растопырив пальцы.
- Мама, вытри мне ручки.
- Давай, я их оближу.
- А-а-а, тогда я сама оближу.

* * *

В присутствии родителей внучка разбаловалась. Улеглась на журнальный столик и болтает ногами. Бабушка безуспешно пытается её стащить.
- Баба, уйди! – кричит внучка отбиваясь.
- Скажи ей, что так нельзя говорить со взрослыми, - обращается бабушка к дочке.
- Так нельзя говорить, - улыбается дочка. – Надо говорить «пожалуйста».
- Баба, уйди, пожалуйста! – кричит внучка, отталкивая бабушку ногами.

* * *

- Давай будем играть в сказку. Кем ты хочешь быть?
- Змеем-Горынычем.
- Но у тебя же одна голова?


* * *

- Я дала свинке листик.
- Она сказала тебе спасибо?
- Да!
- На каком языке?
- На...на свинском! Вот так: у-ии, у-ии, у-ии...

* * *

Мама предлагает внучке игру:
- Ты закрой глаза, а я спрячу шарик, и ты будешь угадывать, где я его спрятала.
Играют некоторое время. Потом внучка предлагает:
- А теперь ты закрой глаза, а я спою песенку без слов и ты будешь угадывать, какую песенку я пою.

* * *

- Что это ты нарисовала всё закрашенное? Это гора?
- Нет, это теремок. В нём живут мышка, лягушка, петушок и муравейчик. Я закрасила всё, чтобы они не вышли.


* * *

Сегодня выходной и внучка у нас. После обеда она не хочет спать, балуется в кроватке, поёт песенки. Бабушка её пугает:
- Я завтра расскажу воспитательнице, как ты спала сегодня, она не возьмёт тебя в садик.
- Как я спала или как я не спала? – уточняет внучка.


* * *

Уходя домой, дочка прощается:
- Мама, пока!
Внучка ей вторит:
- Мама, пока!
Тут же поправляется:
- Мамина мама, пока!



* * *

Бабушка взяла зарядное устройство и собирается заряжать аккумулятор в телефоне.
- Это в электричество, это в телефон, - подсказывает внучка.


* * *


Внучкин папа собирается готовить ей кушать.
- Пока я буду готовить, иди, собери новый пазель.
- Неужели ты думаешь, что я сама могу собрать такой сложный пазель?
Напоминаю, внучке три года и два месяца.


* * *

- Баба Фаня уже большая и у неё зубки вынимаются, а у мамы не вынимаются. Когда я буду большая, у меня тоже будут зубки выниматься.

* * *

Внучка напевает песенку на иврите.
- Ты знаешь такую песенку? – спрашивает она меня.
- Нет, не знаю. Я же не ходил в садик.
- Когда ты будешь маленький, ты тоже пойдёшь в садик, и тебя тоже научат петь эту песенку.

* * *

Мама кормит внучку с мультфильмом, естественно, и, увлёкшись мультфильмом, забывает дать внучке очередную порцию.
- Ну, давай же, - напоминает ей внучка. – Ты, как дед Миша, смотришь мультик и забываешь меня кормить.

* * *

У нас ЧП. Внучка раскачивалась между диваном и креслом, сорвалась, упала и разбила себе губку. Мамы в это время не было дома. Из губки капает кровь, внучка в рёв, баба в панике бежит за бинтом и йодом. Внучка увидела бинт и ещё больше ревёт, отбежала к стенке и не даётся ничего делать. Я говорю:
- Не надо бинтик, просто облизывай губку. Иди, я тебя помою.
Помыл внучку, убедился, что зубки целы и ничего страшного нет. Чтобы успокоить внучку, рассказываю ей случаи из жизни:
- Когда твоя мама была маленькая, она тоже упала, разбила головку и тоже текла кровь. Мы ездили в больницу, ей помазали лекарством, и всё прошло. А, когда я был маленький, у нас была собачка, она порезала стеклом себе лапку, тоже была кровь, и она всё время зализывала себе ранку, и тоже всё прошло.
Внучка перестаёт реветь, слушает мои рассказы и тоже облизывает губку, как я её учу. Периодически подходит к зеркалу, смотрит на ранку и снова начинает реветь. Возвращается мама. Внучка тут же ей всё рассказывает и про собачку тоже.
- Хорошо, что меня не было, - говорит мама. – Давай, приложим холодную ложку. Надо пойти к соседке, может быть, у неё есть какая-то мазь.
Идут к соседке, внучка впереди. Как только соседка открывает дверь, внучка тут же начинает ей рассказывать обо всём, почти хвастается, не забывает и про собачку. Соседка вынимает из холодильника какую-то мазь в тюбике и даёт внучке.
- Можно приложить к губке мазь, - говорит внучка, имея в виду холодный тюбик.
- Смотри, как она догадалась, - обращается ко мне дочка.
- Хорошо, что я успела её до этого покормить, - говорит бабушка.


Последний раз редактировалось michael Пн окт 18, 2010 11:25 am, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страничка Михаила Шнайдера
СообщениеДобавлено: Пн окт 18, 2010 10:55 am 
участник форума

Зарегистрирован: Вт окт 12, 2010 7:06 pm
Сообщения: 10
НАША ВНУЧКА ВУНДЕРКИНД (продолжение).


* * *

- Как будет бульдозер на иврите? – спрашивает внучка свою маму.
- Не знаю.
- А ты посмотри в словарь, будешь знать, - подсказывает внучка.

* * *

- Когда наступает ночь, все идут спать: и взрослые, и маленькие детки, и человек, которому три года.


* * *

Пришли в поликлинику. Перед ними в очереди женщина с ребёнком.
- Сколько ему? – спрашивает дочка женщину.
- Ему один годик, - опережая женщину, говорит внучка.
- Почему ты так решила?
- Потому что, когда мне было два годика, я уже умела разговаривать, а он не умеет. Значит ему один годик.

* * *

Бабушка забирает внучку из садика.
- Я хочу сама нести мой рюкзак, как Дора, - говорит внучка. Дора – это девочка из мультсериала. Бабушка надевает рюкзачок на внучкину спинку, а он великоват и спадает.
- Он падает, потому что ему четыре года, а мне три. Когда мне будет четыре года, он не будет падать, потому что и мне и ему будет четыре года... А, когда мне будет пять лет, ему всё равно будет четыре. Он же не растёт, а я расту!

* * *

Поём с внучкой про ёлочку:
"...Трусишка зайка серенький..."
Тут внучка останавливается и спрашивает:
- Деда, а почему поют зайка серенький? Зайцы же зимой белые!?

* * *

Внучка сосредоточенно рисует. Подходит бабушка.
- Ты что хочешь кушать? А? Лиан! Что ты хочешь кушать?
- Баба, отстань! – внучка продолжает рисовать.
- Фу! Как ты разговариваешь! Где ты такое слышала?
- Я слышала, как ты деду так говорила.
Бабушка смущается, несколько секунд не знает, что сказать.
- Я ошиблась тогда. Не надо так говорить.


* * *

- Мама, - жалуется внучка, - Лиора сказала мне: "Ат ктана".
То есть, "ты маленькая".
- И что ты ей ответила?
- Я ответила, как ты мне подсказала: "Ани ктана, аваль хахама!"
То есть, "я маленькая, зато умненькая".
- Правильно! Так и надо отвечать!

* * *

- У меня есть идея! – предлагает внучка перед сном. – Я буду спать без соски!
- Правильно, хорошая идея.
Мама берёт соску и выходит из спальни.
- Назад! Назад! – кричит внучка. – Мне без соски грустно.

* * *

Мы ждём гостей. Жена начинает переодеваться.
- Ты уходишь? – спрашивает внучка.
- Нет.
- А почему же ты одеваешься?
- Чтобы быть красивой. К нам гости придут.
- Баба, ты и так красивая.

* * *

Забираю внучку из садика.
- Что интересного было в садике?
- В младшую группу приходила Илона и сказала: "Шалом!"
Внучка машет ручкой, как сделала Илона.
- Кто это Илона?
- Это воспитательница.
- Ей ответили?
- Только Тамар.
- Тамар большой мальчик?
- Тамар это девочка. Это воспитательница.
- Понятно. Там же детям только по два года, поэтому они ещё не могут говорить.
- Когда мне было два года, - внучка показывает два пальца, - я уже немного говорила. Чуть-чуть!
- Ну, почему? В два года ты уже неплохо разговаривала.

* * *

- Папа, я хочу сказать тебе важное слово. Почему ты поехал на жёлтый свет, когда я была маленькая?

* * *



Внучка просит шоколадку. Отламываю ей кусочек белого шоколада. Она облизывает и говорит:
- Не хочу этот. Хочу шоколадный шоколад.


* * *

Лежим с внучкой на диване. Читаю ей книжку. Внучка задумчиво смотрит на меня и вдруг говорит:
- Деда, я тебя люблю.
У меня наворачиваются слёзы на глазах:
-Я тоже тебя люблю, - говорю сдавленным голосом... -Тебя все любят: и мама, и папа, и баба, и деда... И свинка.
- И Марина, - добавляет внучка. Марина её няня.
Лежим задумчивые. Каждый думает о своём...

* * *

У внучки заподозрили глисты. Пришли от врача, и внучка радостно сообщает:
- Деда, а у меня в попе червяк живёт! Хочешь посмотреть?

* * *

- Что ты будешь кушать? – спрашивает бабушка.
- Сейчас я пописяю, а потом отвечу на все твои вопросы... Ну, что ты хочешь мне предложить?

* * *

- Ты знаешь или ты думаешь?

* * *

Ура! Внучка уже читает! Написал ей сложное предложение, чтобы она не угадывала: "МАМА МЫЛА ЛИАН". Начала быстро наугад:
- Мама мама...
- Нет, ты прочитай.
Читает, запинаясь нараспев:
- Ма-ма мы-ла Ли-ан.
И потом повторяет уже радостно и быстро:
- Мама мыла Лиан!


* * *

- Расскажи мне новую сказку.
- Ну, слушай. Жила была принцесса, звали её Лиан...
- Ой, это же про меня!

* * *

Мама торопится:
- Лиан, ну давай, в чём дело?
- Я думаю...
- О чём ты думаешь?
- Я думаю, как мне подрасти, чтобы быть как ты.


* * *

Соседка интересуется:
- На каком языке вы разговариваете дома?
- Дома мы разговариваем на русском. У нас же русский дом!

* * *



Внучка сосредоточенно рисует. Бабушка с интересом наблюдает.
- Что ты рисуешь?
- Лакету.
- Что это "лакета"?
- Не лакета, а ла-ке-та.
- Не понимаю.
Внучка несёт книжку и показывает на букву "Р".
- Первая буква эл, - поясняет она.
- А, ракету?
- Да.
* * *

Сегодня внучка ночует у нас. Для подстраховки я положил на пол возле кровати несколько подушек.
- Деда постелил подушки, чтобы мне удобно было падать, и, чтобы мне мягко было.

* * *

Мой день рождения совпал с каким-то праздником. На улицах флаги, флажки. Всё красиво. Внучка с родителями едут к нам отмечать мой день рождения. Внучка осматривается и говорит:
- Это для деда повесили флаги.


* * *

- Мама и папа, я хочу вам сделать важное сообщение: я сегодня у бабы хорошо ела.

* * *

Знакомая родила девочку. Дочка была в роддоме, и рассказывает внучке о ребёнке.
- А она ползать умеет? – спрашивает внучка.
- Она ещё ничего не умеет. Она только спит всё время. Потом она научиться подымать головку, потом садиться, потом ползать, потом стоять, потом ходить...
- Вот так дети постепенно вырастают, - заключает внучка.


* * *

Дети у нас в гостях. Подходит время ужина.
- Что ты будешь кушать? – спрашивает мама.
- Картошку, маслины, омлетик, варёное яйцо и туну.
- Ну, иди, скажи бабе.
Внучка идёт на кухню, через минуту возвращается и с гордостью сообщает:
- Я сказала это бабе, она так обрадовалась!
Когда всё готово и подано на стол, внучка внимательно изучает свой заказ, затем озабоченно спрашивает маму:
- Я не помню, я заказывала картошку?

* * *

- У тинокот маленькие пальчики и маленький ротик… Но зато, когда они плачут, они открывают такой большой рот!..
Тинок – на иврите младенец.

* * *

- Правда, мамы, тёти, бабушки, девочки не становятся старенькими, а папы, дяди, дедушки, мальчики становятся старенькими?

* * *

Внучка с родителями и друзьями смотрят спектакль «Теремок». Внучка тихо сидит и с интересом смотрит на сцену. Во время небольшой паузы на сцене внучка громко спрашивает свою подружку:
- Рони, как тебе нравится спектакль?

* * *

- Деда, включи телевизор на балконе.
- Он не работает.
- А ты поставь провода, будет работать.


* * *

Смотрим мультфильм «Петя и Красная Шапочка». Дошли до места, где охотники несут связанного волка.
- В зоопарк понесли, - мрачно комментирует внучка. Я рассмеялся.
- Что тут смешного? – удивляется внучка.


* * *

Бабушка колдует у компьютера, что-то не получается.
- А как убрать это? – сама с собой разговаривает бабушка.
- А ты нажми эскейп, - подсказывает внучка, которая тут же крутится.

* * *


- Мама, я тебя очень сильно люблю! Сильно, сильно! Так сильно, как... от спальни и до... до балкона!

* * *

- Посмотри, какие разноцветные шарики.
- Разнодвухцветные шарики, - уточняет внучка, - жёлтые и красные.

* * *

- Кто из воспитательниц тебя больше любит?
- Они меня все любят. Когда я какой-то воспитательнице говорю, что я её люблю, она сразу берёт меня на руки и целует меня.

* * *

- Я могу достать до лампы, - внучка показывает на люстру, - если меня подымут.


* * *

Перед сном внучка просит маму:
- Расскажи мне сказку про Красную Шапочку, только ту сказку, где Петя и Красная Шапочка.
- Я не помню эту сказку, - говорит мама.
- Ну, я начну, а ты будешь продолжать.
Внучка начинает рассказывать.
- Сейчас уже помнишь?
- Нет ещё.
Внучка продолжает рассказывать, потом вдруг останавливается и говорит в недоумении:
- Подожди, получается, что это уже я рассказываю сказку!?




* * *

Внучка балуется, кувыркается, становится на голову кверху попой. Мама делает замечание:
- Лиан, не красиво стоять вверх попой. Стыдно показывать попу.
- Стыдно показывать такую маленькую попу, - добавляю я.
- А большую не стыдно показывать? – улыбается внучка, стоя на голове.

* * *

Внучка приболела. Мы пришли проведать.
- Что-то она мне не нравится сегодня, - говорит мне жена тихо. Однако внучка всё слышит.
- А если бы я была толстая и здоровая, я бы тебе нравилась? – спрашивает она.

* * *

- Сейчас придут к нам в гости Рони с родителями. Чтобы ты не просила жвачку. Родители не разрешают Рони жевать жвачку. Хорошо? – предупреждает мама.
- Хорошо, - обещает внучка. Не успели гости войти, как внучка спрашивает Рони:
- Рони, ты хочешь жвачку?
- Мне папа не разрешает.
- Но ты хочешь?
- Мне папа не разрешает.
- Но ты хочешь?!
- Я хочу, но мне папа не разрешает, - вздыхает Рони.

* * *

Внучка разговаривает с бабушкой по телефону:
- Баба, я тебя люблю, - начинает разговор внучка.
- Я тебя тоже, - радуется бабушка.
- Баба, подари мне на день рождения велосипед,– продолжает внучка.


* * *

- Когда я буду большая, я буду перед зеркалом украшаться.


* * *

- Тебе нравится ходить в садик?
- Не очень.
- Почему?
- Там все толкаются и даже не дают дать сдачи.


* * *

У нас с русским и ивритом произошла небольшая путаница. По-русски внучка уже давно читает, а на иврите только учится. На иврите, как известно, читают справа налево. У нас есть книга с картинками на русском языке. Слышу, она читает: “АКАБОС”, - и смотрит на меня с удивлением.
- Что это ты читаешь? – говорю. - А ну покажи. Так надо же читать отсюда! Это же русский язык. Если читать, как на иврите, получится один смех.
Внучка обрадовалась и читает уже специально справа налево и с каждым словом, смеётся:
- АКАБОС! АКШОК! ХУТЕП! ХУТЕП! ХУТЕП!

* * *

Бабушка пришла забрать внучку из садика и видит, внучка рассадила детей и обучает их английскому языку.
- Собака будет дог, - сообщает она, - кошка – кэт, маленький ребёнок – бэби...
- А как будет коврик? – спрашивает одна девочка. Как коврик внучка не знает, но тут же находит выход.
- У меня сейчас нет времени, за мной баба пришла, - говорит она и поспешно бежит к бабушке.

* * *

Внучка просится на руки.
- Ох, - говорю. – Ты уже такая тяжёлая. Как же я тебя буду подымать, когда ты вырастешь?
- Когда я вырасту, я не буду проситься на руки, - резонно замечает внучка.


* * *

- Деда, я никогда не буду старенькой?

* * *

- Я хочу выйти замуж за Йонатана, - заявляет внучка.
- Подожди уже, когда вырастешь.
- Да, но Рони тоже хочет за него выйти замуж.
- Что же делать?
- Я придумала: сначала я за него выйду замуж, а потом Рони.


* * *

- Баба, я на тебя обиделась, - говорит внучка обиженным тоном. – Почему ты не хочешь, чтобы я рисовала на этой картинке?
- Разве я говорила это?
- Ты подумала...



* * *

Отмечаем какой-то праздник.
- Можно, я попробую вино? – просит внучка.
- Оно очень горькое.
Внучка поднесла лицо к бокалу, почувствовала запах спирта, отпрянула и говорит:
- Верю...


* * *

У внучки есть кукла-младенец. Внучка засунула его под кофточку.
- Смотри, у меня в животе ребёночек растёт.
Потом аккуратно вынимает его снизу из-под кофточки и говорит:
- Вот, я родила ребёночка.
Причём всё делает так, что создаётся впечатление, будто она и в самом деле родила. Потом играет с ним, укачивает его, даёт ему соску, разговаривает с ним.

* * *

Внучка кувыркается на ковре, принимает немыслимые позы.
- Ты так можешь? – обращается она ко мне.
- Нет, я так не могу.
- Только молодые, такие как я, могут так сделать, - резюмирует внучка.

* * *

Через окно к нам залетела пчела.
- Она, наверное, ищет цветы, - говорю.
- Да, она любит пыльцу, - поддакивает внучка.
- Если добавить в пыльцу водичку, получится как каша, - рассуждаю я.
- Что такое какаша? Почему какаша? – смеётся внучка.
- Пыльца же вкусная.
На следующий день рассказываю об этом случае жене. Внучка тоже внимательно слушает. Когда дохожу до слова какаша, внучка начинает громко смеяться. Отсмеявшись, она просит:
- Расскажи эту историю ещё раз.
Рассказываю с начала, при этом украшаю рассказ новыми подробностями. И опять при слове какаша внучка смеётся взахлёб.
- А ну ещё, - просит внучка. Так повторяется несколько раз. Насмеявшись вдоволь, внучка спрашивает:
- А что это какаша?

* * *

- Мне приснился страшный сон: будто Лиора сказала, что я маленькая...

* * *

Внучка проснулась раньше всех, подошла к спящим родителям, тихонько разбудила маму и спрашивает шёпотом:
- Мама, можно я включу мультик?
- Можно.
- А звук вас не разбудит?

* * *

Сегодня дети у нас. Подходит время обеда.
- Что ты будешь кушать? – спрашивает папа внучку.
- Я ещё не хочу кушать, - говорит внучка.
- Скажи, что ты захочешь, чтобы баба могла приготовить. Давай напишем меню, как в ресторане, и отнесём бабе.
- Сейчас я напишу, - подозрительно хитро улыбается внучка. – Только вы не смотрите.
Папа закрывает рукой глаза, а внучка улыбается и пишет. Поглядывает на папу, не смотрит ли он. Складывает бумагу вдвое и подаёт папе. Папа читает, улыбается и говорит:
- Покажи деду.
Я разворачиваю листок. Крупными буквами написано «НИЧИВО». Все смеёмся и внучка громче всех.

* * *

Внучка взяла одну из своих книжек, начала читать заголовки и вдруг замолчала и насупилась.
- Что случилось? – заволновалась мама.
- Тут написано «Для самых маленьких», а я уже большая.


* * *

- Учительница английского языка у вас молодая или старая?
- Нет, она толстая.

* * *

Читает объявления в газете:
“Адвокат оказывает помощь пострадавшим от медицинской халатности”.
- Ничего не понимаю!
“Для тех, кто ищет работу”.
- Я не ищу работу! – возмущается внучка.


* * *

Внучка вбегает на кухню:
- Баба, я придумала рифму!.. Ой! Забыла!

* * *

Внучка рассказывает:
- Бывает у какой-то мамы, не у дяди, а у какой-то мамы, большой такой, круглый такой, пузатый живот, и там ребёночек растёт.


* * *

Я с внучкой дома один. Все разошлись, кто куда. Звонит телефон. Внучка проворно берёт трубку и разговаривает некоторое время с мамой. Потом протягивает трубку мне:
- Твоя дочка хочет разговаривать.


* * *

Внучка в садике изучает иврит и иногда путает направление письма по-русски. После просмотра мультфильма ”38 попугаев” она пишет:
ВАДУ И ЙЕАГУПАП И КАНОИНАЛС
Что в переводе на русский язык означает:
СЛОНЁНОК И ПОПУГАЙ И УДАВ.

* * *

- Сегодня в садик привели собачку. Я её кормила. Я макала палец в творог, а она облизывала.
- Ты потом помыла руки? – спрашивает мама.
- Нет, она мне хорошо облизала палец. Он был чистый.
- Вообще, когда трогаешь животное, надо потом мыть руки.
- Так, я же её не трогала!

* * *

Показал внучке старую игру, когда один из играющих за спиной прячет в одной руке монету, а второй играющий должен угадать, в какой руке монета. Играем некоторое время с переменным успехом. И вдруг я совсем не могу угадать, в какой руке монета. Внучка смеётся, и тут я догадываюсь:
- А ну покажи вторую руку!
Внучка со смехом раскрывает второй кулачок, он тоже пустой. А внучке всего-то немного больше четырёх лет!

* * *

- Почему ты не хотела идти на день рождения к Илану, а к Шарону идёшь?
- Илан меня дёргает за косички, а Шарон делает мне так, - внучка показывает, как Шарон наклоняет ей голову вперёд и гладит волосы, - но мне это приятно.


* * *

Внучка любит рисовать. На своём столике ей рисовать очень неудобно. Приходится горбиться, рукава пачкаются, краски размазываются. Я взял кусок толстой гладкой фанеры, поставил её на стул с небольшим наклоном, получился импровизированный мольберт. Сразу стало удобно рисовать. Внучка целый день не отходила от «мольберта». К вечеру я разобрал конструкцию. Надо будет сделать настоящий мольберт, думаю. Внучка как будто угадывает мои мысли.
- Надо тут приделать две палочки и тут сзади одну, тогда не надо будет стул, - объясняет внучка, показывая, где надо приделать палочки.
- Видишь, - обращаюсь я к жене, - она изобрела мольберт.
- Она будет инженером, - говорит жена.
- А как же рисование?
- Ну, тогда архитектором.
- А как же музыка?

* * *

Бабушка относится к свинке явно без особой любви.
- Баба для нашей свинки мачеха, правда?


* * *

Внучка упала и довольно глубоко рассекла себе кожу на подбородке. Пришлось ехать в больницу. Там внучке склеили шов и отпустили домой. На другой день мы с женой поехали проведать внучку. Внучка рассказывает:
- Там всё так красиво, лошади, пингвины…
- Что, живые? – спрашивает бабушка.
- Нет, статуи, но очень красивые. Доктор мне подарил карандаш и наклейки. Видишь, какие красивые? Потом доктор нажимал на педаль вот так, и кровать поднялась высоко. Потом меня положили на эту кровать, завернули, как куклу, папа меня держал, чтобы я не упала, а доктор всё там делал.
- Было больно? – спрашивает бабушка.
- Чуть, чуть, вот столько, - внучка показывает пальчиками маленькое расстояние. – Я вообще не плакала.
- Молодец! Ну, ничего, до свадьбы заживёт.
- Это далеко до свадьбы, - смеётся внучка. – Раньше заживёт.
Я вспомнил, как в аналогичной ситуации работали врачи в Союзе. Дочка тоже упала и разбила головку. Скорая привезла нас в больницу. Дочка уже успокоилась, но соглашалась идти в кабинет с мамой. Сёстры буквально вырвали плачущего ребёнка у меня из рук и понесли в кабинет. Войти нам категорически не разрешили. Они так напугали ребёнка, что и через тридцать лет дочка боится больницы и людей в белых халатах.

* * *

Мы выходим из дому, внучка просится на руки. Я её беру.
- Конечно, она будет тебя любить! - говорит жена с обидой. – Ты ей всё разрешаешь и всё делаешь, что она попросит.
- Я всё делаю и всё разрешаю, что не опасно.
- Брать на руки не опасно, - поддакивает внучка. – Вот переходить через дорогу одному, это опасно.
Внучке четыре с половиной года.

* * *

Читаем книгу Остера «Неправильные картинки». Доходим до картинки, на которой изображена зубастая мама и такой же сынок. Под картинкой надпись: «Мама ку_ает сына». Нужно вставить правильную букву. На картинке подсказка: «С» или «П».
- Кусает? – удивляется внучка.
- Попробуй букву «П».
- Пукает? – с ударением на букве «а».
- Не пукает, а купает! – рассмеялся я.
Внучка смотрит на меня и вдруг начинает смеяться во весь голос и повторять:
- Пукает! Пукает! Мама пукает сына! Мама пукает сына!
Отсмеявшись, внучка предлагает:
- Давай покажем маме эту картинку!
Бежит к маме, слышу, уже смеются вдвоём.

* * *

Внучка смотрит детскую передачу про динозавра. Динозавра играет взрослая актриса. Внучка обращается к маме:
- Ты больше динозавра.
- Почему ты так решила?
- Дети до шеи динозавра, а я тебе до пояса. Значит, ты больше динозавра!


* * *

Сидим с внучкой в садике на скамейке. К нам подходит двухлетняя девчушка и с любопытством смотрит на нас.
- Тебя как зовут? – спрашиваю её.
- Ляля.
- А маму, как зовут? – на соседней скамейке её мама улыбается.
- Мама.
- Ясно, - говорю.
- А папу зовут Папа? Да? – спрашивает внучка, как видно поняв, с кем мы разговариваем.
Внучке, между прочим, четыре с половиной года. А в два года внучка уже свободно говорила.


* * *

Мама пытается прикрепить картинку к стене.
- У меня есть блестящая идея, как прикрепить, - заявляет внучка. – Давай, я сделаю.
Внучка пытается прикрепить, ничего не получается.
- Нет, это не блестящая идея, - вздыхает она.

* * *

- Мама, ты знаешь, принцесса во дворце ходит в пижаме.
- Разве?
- Да! Только, когда она выходит на улицу, ну, если ей надо пожениться или просто погулять, тогда она одевает платье красивое.


* * *

Внучка с бабушкой играют в доктора. Бабушка больная, а внучка доктор. Внучка всё очень хорошо делает: слушает спину, берёт анализ крови и т.д.
- Ты будешь доктором? – спрашивает бабушка.
- Нет, помощником доктора.
- Почему?
- Чтобы самой всё делать.

* * *

Внучка грубо разговаривает. Видно, повторяет чьи-то слова.
- Нельзя так грубо разговаривать.
- Не говори так! Я знаю, как разговаривать!
- Ты ещё многое не знаешь, а я тебя учу.
- Я всё знаю!.. Ты хочешь меня забирать из садика?
Догадываюсь, что она скажет дальше.
- Ты знаешь, почему я тебя забираю?
- Потому что я тебя люблю!
- Потому что маме сейчас трудно тебя забирать. Ты же знаешь, мама ждёт братика.
- Всё равно не говори так, если хочешь меня забирать!
Как вам нравится эта малявка?! И она ведь хорошая девочка, но уже не терпит замечаний. Что же потом будет?

* * *

Сегодня у внучки появился братик. По этому поводу внучка разговаривает с бабушкой.
- Я больше братика, ты больше меня, а дед больше тебя.
- А кто больше деда?
Внучка задумывается и затем выпаливает:
- Слон!

* * *

Забираю внучку из садика.
- Ну, как сегодня было в садике?
- Плохо, - жалуется внучка. – Мы играли в принцессу, я была главная принцесса. Я села на горку, это был мой трон. У меня же должен быть большой трон! А Дэвид полез и толкнул меня. Я упала и сильно ударилась.
- Ты плакала?
- Нет... Но всё равно было больно.

* * *

Прихожу за внучкой в садик, вижу, дети сидят вокруг воспитательницы и что-то кричат во весь голос.
-Чего они кричат? – спрашиваю внучку.
- Они не кричат, - объясняет внучка, - они думают, что они поют.

* * *

Бабушка Роза только что вернулась из роддома.
- Почему мама так долго в больнице? – спрашивает внучка.
- Надо же выбрать хорошего ребёнка, чтобы купить.
- Нет, мама рожает ребёнка, - поправляет внучка.
- Да? – удивляется баба Роза. – Как это она рожает?
Я спешу переменить тему, чтобы не вдаваться в подробности.

* * *

Приходит в гости Рони с родителями. Внучка с Рони играет в своей комнате, мы в салоне. Вдруг в салон входит Рони и спрашивает:
- Где здесь можно родить ребёнка?
Под кофточкой она держит куклу. Мы рассмеялись.
- Рожай в вашей комнате, - говорит её мама.
- Нет, там же мы живём. Мне нужна больница.
- Вот на диване больница.
Рони садится на диван, вынимает из-под кофточки куклу и начинает качать её и говорить ей ласковые слова. Явно наука нашей внучки.

* * *

Чтобы интереснее было кушать, мы играем в такую игру: внучка закрывает глаза и открывает рот. Я даю откусить что-то, а она отгадывает, что это.
- Так… Мягкое… пышное… тёплое… мЯсное… Так… Котлета!

* * *

В очередной раз рассказываю внучке сказку «Спящая красавица». При этом рассказываю, что по случаю рождения принцессы людоед обещал не есть людей и, вообще, животных. Внучка добавляет:
- Он будет кушать только картошечку, вермишельку, котлетку, огурчик…

* * *

Внучке подарили особенные трусики с вышитой короной и надписью на английском.
- Видишь, какие у меня трусики, - хвастается внучка.
Когда зашла соседка, и внучка ей тоже показала свои трусики, я сказал, что не очень красиво показывать всем трусики. Внучка надула губки и говорит:
- Зато у тебя нет таких трусиков!


* * *

О своём двухнедельном братике:
- Он с соской такой красивый!

* * *

Мама кормит ребёнка грудью, а внучка пристаёт с какими-то неотложными делами.
- Подожди, я же кормлю ребёнка.
- А ты отстегни сисю и дай ему в кроватку, - улыбается внучка.
Между прочим, это шутит человек, которому нет ещё пяти лет!

* * *

О своём младшем братике:
- Почему все хотят взять его на руки?
* * *

Разговор с бабушкой.
- Когда я вырасту, я женюсь, и у меня тоже будут дети… Лучше один, а то с двумя трудно возиться…
Задумалась, потом добавила:
- А ещё лучше ноль!
- Без детей же скучно, - говорит бабушка.
- Ну, если будет старшая сестра, тогда можно один.

* * *

Кончились праздники. Бабушка говорит внучке:
- Завтра мы все идём на работу, а ты в садик.
- А деда?
- Деда дома, он же на пенсии.
- А молодые могут быть на пенсии?


* * *

Папа пытается научить Томика сосать соску. Томик берёт соску, но суёт в рот ещё ручку. В результате, соска выпадает. После нескольких неудачных попыток папа в сердцах говорит:
- Если будешь засовывать руку в рот, я тебе привяжу руки.
Лиан прислушивается и начинает плакать.
- Что случилось? – забеспокоилась мама. – Почему ты плачешь?
- Папа сказал, что завяжет братику ручки.
- Папа же пошутил!
- Всё равно… Я не люблю, когда так шутят.


* * *

Внучка уже читает, а Рони ещё нет. Однажды внучка читала ей новую книжку про мальчика по имени Тюша-Плюша.
- Что это Тюша? – спрашивает Рони.
- Это имя мальчика, - поясняет внучка.
- А что же Плюша?
- Это его запасное имя.

* * *

- Я так люблю своего братика! Только, когда он вырастет, он женится, я тоже женюсь. Мы будем жить отдельно, и мне скучно будет без него.


* * *

Сегодня нашей внучке исполнилось 5 лет. По этому случаю был устроен приём. Пришли внучкины друзья и их родители. После трапезы родители начали просить концерт, обещанный внучкой. Внучка увела детей в свою комнату. Слышны были обрывки фраз: «Как в театре… Как в телевизоре…» и другие профессиональные термины. Наконец, выходит девочка и, смущаясь, объявляет:
- Сейчас будет концерт. Всем не разговаривать и выключить телефоны.
Девочка убегает. Гуськом выходят артисты. Впереди внучка с игрушечным микрофоном. За ней вся труппа. На головах у всех короны из блестящей бумаги, лица раскрашены (это предварительно по заказу внучки сделала её мама), на шее и руках всякие украшения, в руках всякие штучки. Две девочки становятся сзади и натягивают цветные ленты, единственный из гостей мальчик садится сбоку на стульчик и стучит палочками по другому стульчику, как по барабану. Внучка включает свой микрофон. Раздаётся музыка, и внучка начинает петь и танцевать. Учтите, что она уже год посещает балетную студию. Тут внучка замечает свою лучшую подружку Рони, которая стоит в стороне.
- Иди тоже сюда, - говорит ей внучка.
- Я же не пою, - смущается Рони.
- Ничего, будешь танцевать.
Внучка берёт упирающуюся Рони за руку, выводит её в центр и начинает петь на иврите известную песню: «Бени, Бени мальчик плохой, я тебя люблю…» Рони в это время делает танцевальные движения. Она тоже одно время посещала балетную студию, потом бросила, но что-то в памяти осталось. Всё очень серьёзно. После окончания песни внучка берёт Рони за руку, и они раскланиваются. Зрители, то есть мамы и папы, в восторге хлопают в ладоши и кричат: «Браво, бис!» Особенно радуется бабушка Фаня.
- Она будет режиссёром, - говорит бабушка мечтательно.

* * *

Пять лет уже солидный возраст. В свои пять лет внучка вполне взрослый человечек. Так что на этом, наверное, можно закончить моё повествование. Счастливого тебе пути, наша золотая внученька!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страничка Михаила Шнайдера
СообщениеДобавлено: Пн фев 14, 2011 9:34 am 
участник форума

Зарегистрирован: Вт окт 12, 2010 7:06 pm
Сообщения: 10
Памяти моей мамы, которая спасла нас от неминуемой гибели


ЭВАКУАЦИЯ

Эти сны мне снятся до сих пор, хотя прошло уже более шестидесяти лет с той войны… Во сне я вижу немецкие самолёты. Они летят ровными рядами, их много, они как будто висят и заслоняют всё небо, и мне страшно… Во сне меня преследуют немцы. Я хочу стрелять, но у меня нет оружия. Я стреляю пустой рукой, как это делают дети во время игры, и убегаю, убегаю, убегаю… И ещё мне сниться, что меня ищут уже наши органы, и я забираюсь куда-то на окраину незнакомого города, где меня трудно будет найти, и где можно будет переждать. Это уже результат моих более поздних знаний о том времени…

Одесса была в кольце. Единственный путь, по которому ещё можно было выехать, был морем. Стало ясно, что Одессу сдадут. Рассказы беженцев, которые успели уйти от немцев, пугали. Мама, в общем, смелая и энергичная, до ужаса боялась физической расправы и верила всему, что слышала. Решили уезжать в Алма-Ату. В Алма-Ате жила семья дяди Яши, маминого младшего брата. Он был кадровый военный, служил во Владивостоке в морской контрразведке. С началом войны, опасаясь вступления в войну Японии, семьи офицеров были эвакуированы. Так тётя с детьми попали в Алма-Ату. Мы, однако, с эвакуацией опоздали. Вывозили уже только раненных и семьи военнослужащих. Мама бегала по инстанциям, собирала справки, но ничего не помогало. Тогда она написала дяде Яше. Дядя Яша прислал письмо, в котором просил помочь выехать его матери (бабушка жила с нами) и сестре с детьми. Маму вызвали в военкомат. Там её сначала поругали за то, что она отвлекает по пустякам офицера контрразведки в такой ответственный момент, и спросили, кто ещё, кроме матери брата, собирается эвакуироваться. И хотя папа не был военнообязанным (у него было что-то с лёгкими и, кроме того, он плохо видел), его бы всё равно не выпустили, так как мужчин уже вообще не выпускали. Поэтому мама вместо папы назвала несуществующего шестнадцатилетнего сына. Когда военком услышал, что у мамы трое детей и один почти призывного возраста, он тут же выписал разрешение на выезд. «Такую семью надо спасать», - сказал он.
Сборы были короткие. Надели на себя самое лучшее, взяли пару узлов с самым необходимым и едой, закрыли квартиру, ключи оставили у наших соседей, попрощались и на извозчике поехали в порт. Шла погрузка на пароход «Днепр». Уже потом, через годы, мы узнали, что это был его последний рейс. Следующим рейсом его потопили. В порт спускалась улица наподобие ущелья. Через неё были мосты. Порт постоянно бомбили, и во время налёта извозчик останавливался под очередным мостом и ждал, когда налёт закончится. При погрузке случилась заминка, которая могла закончиться плачевно для папы. Матрос, стоящий у трапа, не хотел папу пропускать. Тогда мама наказала папе никуда не уходить, завела нас на пароход, а сама спустилась вниз и заговорила с матросом по-еврейски, уговаривая его пропустить папу. Матрос не соглашался, однако, отвернулся и начал разбираться с очередными пассажирами. Мама поняла и начала тащить папу мимо матроса на корабль. Честный папа сопротивлялся. Так, переругиваясь с папой, мама чуть ли не силой затащила его на корабль, засунула в трюм и приказала не высовываться, пока мы не выйдем в море. Останься папа в Одессе с его неприспособленностью к жизни, он наверняка пропал бы. Позже мы узнали, что немцы и их помощники из местных заперли согнанных евреев в бывших артиллерийских складах за городом и подожгли. Зарево было видно в городе, и несколько дней потом чувствовался запах горелого мяса.

Вскоре корабль отошёл. Во время пути нас сопровождали небольшие военные корабли. Они то уходили вперёд, то отставали, и каждый раз мы волновались, что они уйдут совсем. Вдоль бортов у этих кораблей стояли красные цилиндры. Я знал, что это глубинные бомбы. Несколько раз во время перехода объявляли тревогу. Вероятно, замечали перископ. Очень боялись немецких подводных лодок. Во время одной из тревог в трюме появился густой дым. Началась паника. Сдуру начали закрывать иллюминаторы, опасаясь, что в открытый иллюминатор могут залететь пули. Мама вместе с мужчинами пыталась успокоить людей. По лестнице в трюм спустились два матроса и офицер в противогазах. Вскоре всё выяснилось. Кто-то зажёг дымовую шашку. Говорили о диверсантах.


Итак, наконец, Новороссийск. Капитан торжественно поздравил нас с благополучным переходом. Когда мы вышли на палубу, я был ошеломлён открывшимся видом. Ничего подобного я никогда не видел. Мы стояли на рейде далеко от берега. Берег казался стеной, уходящей в небо. На ней игрушечные домики, утопающие в зелени, между домиками движутся машинки, и даже прошёл паровозик с вагончиками. Из трубы паровозика валил дым. Всё было, как в кукольном театре. Палуба, на которой мы стояли, была высоко над водой, а внизу в прозрачной воде плыла стайка рыбок. Из Новороссийска мы продолжили наш путь сначала в пассажирском вагоне, а затем в теплушках. Мы ехали медленно, каждый раз уступая дорогу более важным грузам. На каждой остановке мужчины и мама с ними выскакивали на перрон в надежде найти что-нибудь из съестного. Один раз маме повезло, и она принесла две головки капусты. Это было всё, что она достала за несколько дней. Положение было отчаянным. Впереди из крупных станций был Краснодар. В Краснодаре жили наши бывшие соседи. Они эвакуировались раньше нас, и мы надеялись, что, если состав остановится в Краснодаре хотя бы на два часа, мама успеет сбегать к ним и что-нибудь достать. И вот Краснодар. Все высыпали из вагонов. Единственный вопрос был, сколько будет стоять состав. Ответ был хороший. Состав должен был стоять до вечера. Мама убежала. Однако, прошло, может быть, минут сорок и дали отправление. Мы остались одни. Папа полуслепой и беспомощный, бабушка и нас двое детей. Ещё раньше с мамой было условленно, что, если кто-то отстанет, то остальные выходят на следующей крупной станции. Следующая крупная станция была станица Усть-Лабинская. Там мы и вышли. Разместились в зале вокзала на полу. Весь зал был забит людьми. Заняты были даже проходы. Мы сидели на полу, среди узлов и ждали маму. На следующий день у сестры поднялась температура. И вдруг сестра говорит, что слышит нашу фамилию, будто мальчик зовёт. «При чём тут мальчик? Бедная девочка бредит», - сказала бабушка по-еврейски. Но сестра не бредила. Вскоре и мы услышали, как мальчишеский голос выкрикивал нашу фамилию. И вдруг, в нескольких шагах от нас мы увидели маму. Она стояла растерянная и растрёпанная с мешком у ног и не видела и не узнавала нас. Потом мама рассказала о своих приключениях. У бывших соседей её наспех собрали и проводили на станцию. Когда они увидели, что поезда и след простыл, они вернулись и уже, не спеша, собрали её основательно, а вечером посадили на следующий поезд. Зная, что нужно ехать всего несколько часов, мама приткнулась со своим драгоценным мешком на площадке возле спящего мужчины и всю ночь радовалась, что он не просыпается и не пристаёт к ней. Не надо забывать, что маме тогда не было ещё сорока, она была красива да ещё с мешком, которому в то время цены не было. Наутро, когда рассвело, мама с ужасом обнаружила, что ночевала возле покойника. В страхе она сошла с поезда и уже на следующем добралась до Усть-Лабинска. Когда она увидела на вокзале кучу копошаштихся тел, она поняла, что самой ей не справиться. Тогда за кусок хлеба она попросила двух мальчишек, чтобы они ходили среди людей и кричали только одно слово: «Шнайдер!» Так мы нашли друг друга. Увидев, в каком состоянии мы находимся, мама решила задержаться здесь на неделю, чтобы подлечить сестру, а нас отмыть и накормить. Помню своё изумление и восторг, когда мама, как фокусник, начала вынимать из мешка продукты. Там было всё: и хлеб, и колбаса, и масло, и сахар, и консервы, в общем, целое состояние. Однако, прожили мы в Усть-Лабинске не неделю, как думали, а месяца два. Здесь нам было хорошо. Войны как будто и не было. Хозяйка наша, пожилая казачка, относилась к нам хорошо. Ни детей, ни семьи у неё не было, и мы скрашивали её одиночество. Самое интересное было, когда она узнала, что мы евреи. До этого евреев она никогда не видела. Знала, что у евреев всё не как у людей. Сзади хвостики, а у женщин что-то там не вдоль, а поперёк. Поэтому она страшно удивилась, что мы как все. Впрочем, отношение её к нам не изменилось. Может быть, даже улучшилось.

Кстати, о птичках. В то время в тех местах птичек, очень похожих на наших воробьёв, называли жидами. Ну, это так, для информации. Просто так их называли, жидами.

Когда немцы начали приближаться, мы отправились дальше на восток. Впереди было ещё много приключений. Сейчас кажется удивительным, как мы всё это выдержали. Несколько раз нас бомбили. Во время бомбёжки люди прятались под вагонами.
Одно время мы ехали на открытой площадке среди заводского оборудования. Чтобы не заболеть, мама накрыла меня с головой тёплым одеялом. Но это не помогло. Я тогда застудил тройничный нерв. Много лет потом у меня периодически были страшные головные боли. Одно время мы ехали тоже на открытой площадке, но в шалашике из досчатых щитов, который мама выменяла у кого-то за продукты. Один раз мы ехали даже в вагоне с зерном. Нас пытались снять, грозили, что закрутят двери проволокой, если мы не выйдем, но мама проявила завидную твёрдость. Так мы и ехали на зерне. Тогда мы так пропитались зерном, что, уже, будучи в Алма-Ате, я через много месяцев находил зёрнышки в карманах, в обуви, в других местах. Так, пересаживаясь с поезда на поезд, мы, в конце концов, добрались до Алма-Аты.


Итак, Алма-Ата. Для эвакуированных в промзоне города построили бараки. В одном из бараков жила тётя. Вначале мы жили вместе в комнате шесть квадратных метров: тётя с двумя детьми и нас пятеро. Днём ещё как-то устраивались, кто на работу, кто в школу, кто в садик, а вот укладываться спать была проблема. Тем ни менее мы её решили следующим образом: тётя с дочкой спали на одной кровати, её сынишка на подоконнике, мой папа с сестрой на противоположной кровати, а мама, бабушка и я между мамой и бабушкой на полу. Чтобы нечаянно не придушить меня, мама и бабушка под утро оказывались под соседними кроватями. Причём, укладывались спать в определённой последовательности, иначе просто невозможно было. В обратной последовательности выходили. Если кому-то надо было выйти, приходилось вставать всем с пола. Иногда я спал на кровати с мамой. В одну из ночей я упал с кровати и оказался между стеной с одной стороны и чемоданом, который был под кроватью, с другой. Проснувшись среди ночи и нащупав со всех сторон стены, я подумал, что я в гробу. Я был рассудительный мальчик, поэтому не испугался, так как понимал, что этого не может быть. В чём же дело? Я начал заново ощупывать пространство вокруг. Рука моя попала между крышкой чемодана и досками кровати, и тут же всё прояснилось, и стало выглядеть совсем по-другому. Ночью власти устраивали проверки. Искали дезертиров и прочих нарушителей. Когда пришли с очередной проверкой, и мы открыли дверь, начальник с людьми даже не мог войти. Стоя на пороге, начальник сказал:
- Ну, здесь нам нечего делать, - и они ушли.

С жизнью в этой комнате у меня связаны воспоминания и о первой любви. Она жила в бараке напротив. Каждое утро она выходила с огромной лейкой и поливала цветы, и я с замиранием исподтишка наблюдал за ней из окна. В то время по «точке», так назывался репродуктор, часто передавали военные песни. Одна из них почему-то произвела на меня большое впечатление. Мелодию я до сих пор помню, а из слов запомнил только две строчки:
Ты ждёшь меня, далёкая, подруга синеокая,
Девушка любимая моя…
Когда я потом слышал эту песню, я с грустью и тоской вспоминал ту девчушку и то время.

Кстати, «точка» была постоянно включена, и кроме песен меня интересовали также последние известия. Я чувствовал тревогу, когда объявляли о сдачи какого-то города, и радовался, когда позже начали передавать об освобождении или взятии городов. Я знал, за какой город сколько залпов салюта полагается, и по количеству залпов и голосу Левитана понимал важность города. Интересно, что, когда на следующий день после объявления об окончании войны, я услышал о передаче последних известий, я очень удивился. Мне казалось, что передача «Последние известия» существует только для освещения событий на фронтах. Оказывается, кого-то могло интересовать ещё что-то другое.

Через некоторое время нам выделили отдельную комнату в этом же бараке. Всё в Алма-Ате было непривычно. С любой точки города были видны горы, мы пугались гудков, оказывается, это не была тревога, а всего лишь заводы гудели, сообщая рабочим время. Не надо было занавешивать окна, как мы привыкли в Одессе. В Алма-Ате я впервые увидел осликов, ишаков, как называли их местные, и услышал, как они кричат. Оказывается, они кричали в определённое время, и местные жители по их крику узнавали время. В Алма-Ате я увидел колонки с водой, уборные на улице, арыки, то есть каналы, по которым текла вода. Колонка была изготовлена, вероятно, ещё до революции. Корпус её был отлит из чугуна и был в виде какого-то сказочного животного, полу птицы полу льва, из пасти которого лилась вода. Кажется, позже я видел что-то подобное в Эрмитаже. В Алма-Ате мы узнали, что такое тридцатиградусный мороз и снег до крыши, поэтому наружные двери открывались вовнутрь, чтобы можно было открыть дверь и расчистить проходы, а летом жара под сорок. В Алма-Ате мы узнали, что такое землетрясение. Правда, в Одессе перед войной тоже было слабое землетрясение, но я его не помню. Землетрясение же в Алма-Ате помню хорошо. Оно случилось ночью. Мне снилось, что сестра бросает в меня печенье. Оказывается, мне на лицо падала штукатурка с потолка. Люди в тревоге вышли на улицу и всю ночь боялись зайти в дом. Ожидали более сильных повторных толчков. На памяти ещё было разрушительное землетрясение начала века. Но были новости и хорошие. Ведро яблок стоило что-то около восьмидесяти копеек, и всегда наполненное ведро стояло в углу: кушай, сколько хочешь. Ведь Алма-Ата в переводе означает «отец яблок». Яблоки росли в садах в предгорьях. Там выращивали уникальные сорта. Мне запомнился сорт Апорт, может быть, потому что им восхищались родители. Это были крупные яблоки, одно яблоко могло весить пол килограмма. Мне запомнились также яблоки, внутри которых вокруг семечек видны были прозрачные лимонного цвета полукольца. Эти яблоки я любил больше всего. Первое же время пока папа не начал работать было очень тяжело. Питались мы все вместе. Чтобы как-то подкрепить меня, мама брала меня с собой, покупала у торговки кусочек масла величиной с монету и заставляла меня съесть тут же с ломтиком хлеба. Собственно, заставлять не надо было. Такая еда была как лакомство. Я вспомнил эпизод, который потом рассказывали родители с юмором. Когда подходило время обеда, мой двоюродный брат Вовка, которому в то время было около четырёх, выходил на крыльцо и звал свою сестру: «Элла, дают!».
Казахи тогда ещё относились к евреям хорошо. Ведь у нас много общих традиций. Наша соседка старая казашка, у которой никого не было, узнав, что я обрезанный, старалась меня приласкать, зазывала меня к себе, старалась чем-то угостить.

На дорогах была глубокая пыль на радость детям. Мы набирали пыль в кульки и подбрасывали их. Пыль рассыпалась, образуя пылевое облако. Мы говорили, что это «пылевая защита». Всё лето я бегал босиком. Пыль так въедалась в ноги, что даже за зиму не отмывалась. Называлось это цыпки. Зима в Алма-Ате была очень снежная. Утром после ночного снегопада приходилось прокапывать дорожки. При этом снег разбрасывали по сторонам, отчего дорожки превращались в тоннели выше роста детей. Для детей зима в Алма-Ате была сплошное удовольствие. Мы катались на санках, на коньках, сооружали из снега крепости. Мне тоже купили коньки. И не снегурочки с загнутыми концами, которые у нас считали девичьими, а ласточки. Эти коньки имели острый конец, благодаря которому можно было лучше разгоняться. Когда я первый раз стал на коньки, я не мог удержать равновесие, приходилось за что-то держаться. Но очень быстро я научился хорошо кататься. Мог съехать с крутой горки, мог ехать задом, мог делать разные «фокусы».

В Алма-Ате у меня появились местные друзья. Одного из них звали Боря. Он жил в частном доме с большим двором недалеко от нас. У них во дворе была голубятня. Я узнал, что такое голуби, как их кормят, как обучают, чтобы они возвращались назад, как их содержат и разводят. Когда в небе появлялись чужие голуби, Боря тут же выпускал своих проверенных голубей, которые приводили чужаков в голубятню. Такой голубь уже считался своим, и его выменивали у бывшего хозяина на каких-то других голубей, которыми бывший хозяин не так дорожил. При этом ни драк, ни обид не было: такие были негласные правила. У Бори во дворе мы построили землянку по всем канонам того времени. Вырыли удлинённую яму со ступеньками и с возвышением, чтобы на нём можно было сидеть, поверх и вдоль ямы положили длинную жердь, которая называлась матка, и уже поперёк жерди уложили ветки. На случай приближения врагов и, чтобы не попасть к ним в плен, надо было вытащить матку, и крыша обрушивалась. Нахождение в землянке доставляло нам большое удовольствие. Как и все дети, играли мы в войну, но не в современную, а в ту, когда воевали мечами и щитами. У нас был сарайчик, в котором стояла старая наковальня. Это была моя мастерская. С раннего детства у меня была страсть к технике, если можно назвать техникой механические игрушки. Когда у меня появлялась механическая игрушка, я должен был разобраться в её устройстве. Кончалось моё любопытство чаще всего поломкой игрушки. Папа шутил, когда видел, как я изучаю игрушку:
- Мишенька, ты уже разобрался, откуда ноги растут?
Вот и здесь среди детей я был главным мастером. В играх ребята называли меня «мастер золотые руки». В этой мастерской я и изготовлял «оружие». Наши бараки, как я уже говорил, находились в промзоне. На свалках мы находили необходимые вещи для наших игр. Много было стальных дисков, как я сейчас понимаю, от фрикционов. Некоторые диски имели внутри зубчики, а некоторые без. Эти колёса мы приспособили гонять. Нужно было только сделать гонялку из толстой проволоки. Это я тоже делал в своей мастерской. Помню один эпизод, связанный с такой гонялкой. Однажды я, как обычно, выпрыгнул из окна в огород, который был под окнами, и почувствовал, что что-то прилипло к пятке. С удивлением я увидел, что конец такой гонялки воткнулся в пятку. Я выдернул эту железяку, и тут почувствовал боль и увидел, что идёт кровь. Я стал ногой в прокалённую солнцем пыль, немного потёр пяткой, и кровь остановилась. Мы привыкли к разным ранениям и обеззараживали рану таким образом или золой. Ни заражения, ни воспаления, ни каких-то осложнений не было. Похромал только немного. Родители даже не узнали об этом. Когда вспоминаешь все наши травмы, становится страшно задним числом за детей того времени. Не помню, чтобы мама занималась моими ранами. Когда ранка не заживала сама собой, я присыпал её стрептоцидом. Я же придумал и стрептоцидовую мазь, изготовляя её из вазелина и растёртой в порошок таблетки стрептоцида. Этой мазью я смазывал свои раны, и они быстро заживали. Кстати, потом появилась похожая мазь и в аптеках. Я умел перевязывать раны. Старшеклассников учили этому, и кто-то из них показал и нам пацанам. Уже потом этот опыт мне помогал не раз, когда я сталкивался с травмами своих детей.

Среди нас был уже большой мальчик, значительно старше нас, который занимался фехтованием. Он нас обучал приёмам фехтования. Этот мальчик, естественно, был среди нас лучшим фехтовальщиком и, когда однажды я нанёс ему укол и считалось, что я победил, он очень хвалил меня и рассказывал всем с удивлением об этом. Я ещё сейчас помню основную позицию и некоторые приёмы.
Были и другие игры. Например, лянга, так назывался воланчик, который подбивался ногой разными способами. Кстати, лянгу я тоже умел делать. В медном пятаке пробивалась дырка, через дырку пропускался клок шерсти от овечьего тулупа, снизу лишние волосы обрезались и обжигались спичкой. При этом шерсть сваривалась и хорошо держалась. Помню как я украдкой (могло и попасть) срезал необходимое количество шерсти для очередной лянги с чьего-то тулупа, висящего в коридоре. А тулупы были классные! Я такие позже видел только в армии у часовых, и сам носил зимой, когда стоял на посту. Когда мы возвратились в Одессу из эвакуации, я увидел примерно такую же игру. Называлась она уже по-другому, да и подбивали ногой не волан, а, стыдно сказать, мешочек с кукурузными зёрнами. Оно и понятно. Не было тулупов, да и место было другое.

Ещё одна игра, которую я никогда и нигде не встречал в дальнейшем. Это «солдатики». Эту игру придумал, вероятно, кто-то из родителей, скорее всего художник, очень уж хорошо всё продумано (идея, размер, форма, конструкция). Вся одежда снималась, оружие вынималось из ножен. Всё было из бумаги, какую удавалось достать. Чаще всего это были чистые страницы из школьных тетрадей. У солдатиков снимался также шлем или шляпа, кольчуга, рубаха, ремни, пистолет вынимается из-за пояса. Единственное, что рисовалось на основе, это штаны и обувь и то не всегда. Я как-то сделал ковбоя, у которого всё снималось, включая штаны и сапоги. К тому времени я уже рисовал достаточно хорошо, чтобы самому делать солдатиков. Не было красок и кисточек. У меня были какие-то краски в керамических коробочках. Знакомые, зная, что я рисую, приносили иногда какие-то остатки красок. Всё шло в дело. Я пытался делать краски из подручных материалов. Кое-что получалось. Кисточки же я делал из волос, которые выпрашивал у сестры. Сам я был пострижен наголо, вероятно, из соображений гигиены. Сейчас, когда я захожу в магазины и вижу изобилие красок и других материалов для художника, я вспоминаю даже не военное время, а совсем недавнее советское время, когда я увлекался живописью, и мне приходилось всё доставать по крохам. Краски, кисти, холст, вообще, всё, всё было большим дефицитом. Даже сейчас мне обидно задним числом за нашу советскую жизнь, за то, что многие годы пропали впустую. Что говорить о красках? Не было самого необходимого. Я сильно отвлёкся, очень уж больно вспоминать о советском прошлом.
Продолжаю о солдатиках. При изготовлении солдатиков я пытался что-то усовершенствовать, развернуть носки более естественно, нанести тени, но всё напрасно, получалось хуже. И я оставил эксперименты. Мне было тогда семь или восемь лет. Оригинальные, хотя и сделаны были более небрежно, были явно лучше. Конечно, их делал профессионал! Играли следующим образом. На игру выставлялся один или несколько солдатиков, твой противник выставлял по договоренности равноценных. Затем бросался кубик с цифрами. У кого выпадал больше номер, тот и выигрывал. Солдатики, которые у меня сохранились, как видно, я выиграл или выменял. Мне было легче, ведь я их сам изготовлял. Интересно, что я продолжал делать солдатиков, будучи уже старшеклассником. Конечно, не для игры, а просто было интересно. Из учебников истории я находил подходящих персонажей. Были у меня и рыцари, и мушкетёры, и современные скучные солдаты, и даже женщины разных эпох. Куда всё подевалось? Совсем не помню. А как жалко!

Ещё одно увлечение, которое началось в Алма-Ате, это марки. Марки я начал собирать лет с семи. Шла война, приходило много писем и на них марки военной тематики. Я научился отклеивать марки над паром и затем наклеивал их на листы школьной тетрадки. Наклеивал правильно, с помощью бумажных полосок. Вот только клея не было, и я разжёвывал хлеб до кашицы и этой кашицей приклеивал. В результате многие марки с точки зрения коллекционера были испорчены. Использовать остатки клейкой бумаги от марок, как делают многие коллекционеры, я не догадывался. Покупал я также марки в киоске. Помню, купил в киоске три марки, посвящённые полёту в стратосферу. Я тогда не понимал о чём речь, и стратостат напоминал мне перевёрнутую бутылку шампанского. Помню марки, посвящённые Римскому-Корсакову, Чапаева, но не красную, а более позднюю, папанинскую коричневую и многие другие. Одну марку я даже нашёл в туалете. Наш общественный туалет был на улице, и вот там на полу я увидел конверт со странной маркой. Марка была непривычно маленькая, на ней был изображён солдат, но не в нашей форме. Я аккуратно отклеил марку, отмыл и просушил её. Это была у меня первая иностранная марка. Я тогда не знал, что конверт с маркой даже имеет большую ценность. Потом начали приходить письма из Америки, и у меня появились американские марки. У нас были в Америке дальние родственники, которые нас нашли. Тогда на западе было модным помогать родственникам в Союзе, и власти разрешали и даже приветствовали эту помощь. Помню фотографии, которые присылали из Америки, помню марки со статуей свободы. Когда война кончилась, и снова начались раскручиваться репрессии, иметь родственников за границей стало опасно, и родители уничтожили все письма, адреса и фотографии. Заодно выбросили трофейные немецкие серебряные монеты, которые дядя Тоня прислал с фронта. Так мы потеряли связь с американскими родственниками. Мама, видя моё увлечение марками, выменяла у женщины, торгующей семечками, альбом для наклеивания марок. Женщина отрывала страницы из этого альбома и делала из них кульки. Первых страниц уже не было, но осталось ещё очень много. Это был альбом, изданный ещё до революции, для колониальных марок. Место для марки было очерчено квадратиком, во многих квадратиках была отпечатана марка, которую следовало наклеить на это место. Таких марок у меня не было, и я часами с интересом их рассматривал. Через много лет и такие марки у меня были. Благодаря этому альбому я узнал о многих странах и их колониях. Однажды одна из знакомых женщин увидела у меня белые пятнышки на ногтях. «Это примета, что у тебя будет обнова», - сказала она. Целый день я ждал обновы, а её всё не было. Вечером пришло письмо с маркой, которой у меня не было, и я посчитал её за обнову. После этого случая я начал внимательно рассматривать свои ногти, ожидая очередной обновы.

Кстати, примет у нас было бесчисленное множество. Некоторые я помню и сейчас. Так, при встрече с похоронной процессией или скорой помощью, надо было сложить указательный и средний палец крестом. Увидеть во сне покойника – к дождю. Кстати, эта примета часто сбывалась. Споткнуться на правую ногу считалось не к добру. Когда у меня выпадал зуб, нельзя было его просто выбросить, надо было забросить его на крышу и сказать примерно следующее: «Мышка, мышка, на тебе старый зуб, дай мне новый». Если ты шёл с товарищем, надо было встречное дерево или столб обходить с одной стороны. Иначе можно было поссориться с товарищем. Узор на ладони, напоминающий букву "Ж", означал "жизнь", а "М" – "могилу". Помню, я радовался, что у меня на ладони была «Ж». Нельзя было говорить: "Иду за водой". Следовало говорить: "Иду по воду". Надо было спрашивать: "Который час?", т.к., если спрашивал: "Сколько время?", тут же следовал ответ: "Два еврея третий жид на верёвочке бежит". Правда, тогда я ещё не воспринимал это, как проявление антисемитизма, и мог сам так ответить.

Продолжаю о марках. Позже уже в Одессе один из поклонников моей старшей сестры подарил мне свои марки. Марки были в основном довоенные. Сейчас им цены нет. С этих пор я начал обращать больше внимания на довоенные марки. Когда я повзрослел и начал собирать марки почти профессионально, мои детские марки составили основу моей коллекции. Я посещал клуб коллекционеров, выискивал недостающие марки и иногда платил за них приличные деньги. Постепенно у меня образовался отдельный альбом с довоенными марками. В нём были почти все марки этого периода, естественно, не все варианты зубцовок и других особенностей. Когда мы собирались в Израиль, этот альбом я оставил сыну, а остальные продал. Тогда было не до марок. Мы представляли, что уезжаем навсегда, что за границей будет не до «всяких глупостей», как говорили бывалые люди. Так оно, кстати, вначале и было, но сейчас я очень жалею, что не привёз тот альбом с собой. Сын, уезжая за границу, тоже продал свои марки вместе с моим альбомом. В Израиле я пытался восстановить тот альбом, но, во-первых, те марки сейчас очень дорогие, а во-вторых, первые же купленные марки меня разочаровали. Это были такие же марки даже в лучшем состоянии, но не мои, которые я помнил в подробностях и знал, как они ко мне попали. Я хотел именно свои марки. Остальные марки я воспринимал как копии. На этом кончились мои увлечения марками.


Последний раз редактировалось michael Пн фев 14, 2011 9:56 am, всего редактировалось 3 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страничка Михаила Шнайдера
СообщениеДобавлено: Пн фев 14, 2011 9:37 am 
участник форума

Зарегистрирован: Вт окт 12, 2010 7:06 pm
Сообщения: 10
ЭВАКУАЦИЯ (продолжение)

И ещё одна игра. В Алма-Ату была эвакуирована киностудия. Возможно, она тоже находилась в промзоне. Во всяком случае, на свалке мы находили выброшенные фильмы. Мы нарезали плёнку на отрезки по пять кадров. Эти отрезки у нас назывались «кины». Мы собирали их, обменивались ими. Эти отрезки шли у нас, как деньги. Я рассматривал кадры, но знакомых фильмов не находил. Очень редко попадались цветные плёнки. Они у нас очень ценились. Как видно это были «трофейные фильмы», так как на них были титры. Помню, как я был обрадован, когда на одной из «кин» обнаружил отрывок с известными актёрами из фильма «Серенада солнечной долины», который мы видели. Кстати, «трофейные фильмы» производили на меня большое впечатление. Ничего подобного в наших фильмах я не видел. Впечатление от фильмов было настолько сильным, что запомнилось на всю жизнь. Запомнились и мелодии. Сейчас я задумался, ведь мне было тогда лет восемь-девять, а мне уже нравилась джазовая музыка, чечётка, джазовая манера игры на инструментах. Сравнительно недавно я списал из Интернета те фильмы: «Серенада солнечной долины», «Сестра его дворецкого», «В джазе только девушки», «Девушка моей мечты», «Джордж из Динки-джаза» и с удовольствием их смотрел. Правда, не все фильмы мне понравились так, как когда-то. «В джазе только девушки» оказался исключением. Он мне нравится сейчас ещё больше. Были ещё другие фильмы, но я уже не помню точно, как они назывались.

В Алма-Ате мы впервые увидели пьяного папу. Папа был хороший дамский портной и обшивал жён офицеров и начальников. Однажды после завершения очередной работы его сильно напоили, привезли на машине, шофёр помог папе подняться по ступенькам, вручил его маме и извинился за папино состояние. Папа лежал на кровати, плакал, вспоминал свою маму и повторял одно слово зовэр, что на идиш горько. Мама была в панике. Зашедшая русская соседка успокаивала маму такими словами: «Анка, что ты убиваешься? Ну, выпил мужчина, с кем не бывает. И не пьяный он совсем. Вот, если бы он не мог стоять на ногах, тогда это был бы пьяный, а так просто выпивший». Потом родители с юмором рассказывали о такой градации пьянства в понимании русского человека. За работу с папой часто расплачивались, так сказать, натурой. Однажды он принёс трёхлитровую банку с топлёным маслом. Это масло мама старалась не очень расходовать, оставляя его для меня. Чтобы я мог легко достать, мама поставила банку на пол около ведра с яблоками. Я периодически мазал себе кусочек хлеба и съедал с большим удовольствием. Это масло стало поводом для шуток. Когда знакомые заходили к нам, они, шутя, спрашивали меня: «Мишенька, где твоё масло?» У нас была фотография того времени. Папа в окружении своих работниц. Он в центре худой и высокий, а по бокам женщины. Его называли Иисус Христос за страшную худобу. Дело в том, что папа привык к домашней еврейской пище, а здесь в столовых, откуда мама приносила еду в судочках, был один рассольник и каши. Папа не мог это есть и почти голодал.

В один из дней, проснувшись, я увидел на стуле офицерский китель и сразу понял, что приехал дядя Тоня. О том, что должен приехать дядя Тоня, родители раньше говорили. Я засунул руку под подушку, а родители клали всегда подарки под подушку, и обнаружил там настоящий пистолет. Пистолет был не очень большой, меньше известного мне ТТ, без обоймы, естественно, хотя у меня всё равно не хватило бы сил нажать на спусковой крючок.
Позже я разобрался, это был легендарный Вальтер. Конечно, восторгу моему не было предела. После того, как я с ним поиграл, дядя Тоня, как мне показалось, вполне серьёзно предложил мне обменяться на стартовый спортивный. Он был меньше, тоже железный и стрелял пистонами, правда, пистонов не было. Я, естественно, с радостью согласился. Я же понимал, что боевой пистолет не для игры.

Дядя Тоня второй мамин брат был младше мамы на два года. Жил он с семьёй сначала в Умани, откуда мама была родом, а позже переехал в Гайсин. У него было двое детей. Старшую девочку звали Нэла и сын Миша, как видно, его, как и меня, назвали в память о дедушке. Дядя Тоня был кадровым офицером, и с начала войны сразу попал на фронт. С армией он сначала отступал, а затем дошёл до Кёнигсберга, где и закончил войну. Во время отступления его жена и дети остались в оккупированном Гайсине и были убиты немцами. В центре города немцы вырыли большую яму и в ней живьём закопали евреев города. Среди них была жена и дети дяди Тони. Когда дядя Тоня узнал о гибели семьи, он перестал дорожить жизнью и лез в самое пекло. Но смерть его не брала. Несколько раз он был ранен, но каждый раз возвращался на фронт.
Тогда я мало что понимал, а сейчас, вспоминая обо всём, я не могу сдержать слёз. Жалко дядю Тоню, его первую жену и детей. Дети были примерно одного возраста со мной и моей сестрой, и я их видел только на фотографии, да и ту не сберегли.


Мои воспоминания об Алма-Ате носят избирательный характер, но помню очень много.
Так, помню, как один из старших мальчиков, который учился в ремесленном училище, показывал, как скручивать провода. Потом, когда надо было соединить два провода, я уже делал это по науке.
Другой мальчик из старших показывал нам кинжал, который он сделал из напильника. Он говорил, что, когда станет старше, будет грабить по ночам прохожих. Мы смотрели на него с восхищением, как на героя.
В другой раз в комнату через открытое окно, где пара занималась сексом, кто-то из ребят бросил камень. Поднялся страшный шум. Когда мама спросила меня, что случилось, я сказал, что в комнате были проститутка и проститут. Мама рассмеялась и потом рассказала папе, поэтому, наверное, я и запомнил этот эпизод.

Ещё я вспомнил интересный феномен. Я не помню, чтобы в Алма-Ате дети дрались. В Одессе же дети постоянно дрались. Иногда дрались просто, чтобы выяснить, кто сильнее. Когда мы вернулись в Одессу, первое, что я услышал от ребят, когда выше во двор, это предложение «постукаться», т.е. выяснить в драке, чего я стою. Сначала предлагали «постукаться» с более слабым, и, если ты побеждал, то с более сильным. Так определялся твой статус. Дрались обычно до первой крови. Дом враждовал с соседним домом, улица с улицей. Опасно было зайти на чужую территорию. Могли ограбить и избить.

У кого-то из наших соседей была молодая овчарка. Обычно она лежала на крыльце. Иногда мимо наших бараков проходили солдаты. Вероятно, их отправляли на фронт. Пели солдаты обычно «Вставай страна огромная…» Когда собака слышала эту песню, она задирала морду и выла. Выла она также, когда кто-то из соседей получал «похоронку», и слышны были крики и рыдания. Бедное животное чувствовало тревогу.

Ещё один эпизод запомнился мне. Недалеко от нас проходила трамвайная линия. И вот дружок подговорил меня цепляться за трамвай. Он, мол, уже цеплялся. Очень легко. Я сдуру согласился. Мы остановились между остановками. Здесь трамвай полз в гору очень медленно. Когда трамвай поравнялся с нами, я по команде моего дружка ухватился за поручни. Меня сильно рвануло, и я бы не удержался, если бы чьи-то руки не подхватили меня и не втащили в вагон. И тут я с ужасом увидел перед собой строгого контролёра в форме.
- Спрыгивай! Спрыгивай! – услышал я голос дружка. Но ни о каком спрыгивании уже не могло быть и речи. Меня держали, строго выговаривали и грозили отвести в милицию. Я испугался и стал плакать. И тут я услышал знакомое: «Москва слезам не верит». В то время мы так и понимали эту пословицу, что, мол, если натворил что-то, то надо отвечать за свой проступок, а не вымаливать прощение слезами. Сейчас я слышу, что применяют эту пословицу, во что ни на есть прямом смысле: «Москва слезам не верит» и, так сказать, будь здоров. Как же так? Русский народ такой добрый и великодушный (все так говорят) и не сочувствует плачущему?

Выше я написал, как я нашёл марку в туалете. Интересно, что этот туалет я помню в мельчайших подробностях, как будто видел его вчера. Это был небольшой домик из досок, разделённый на две половинки, мужскую и женскую. В разделительной перегородке пацаны проделывали дырки, чтобы можно было подглядывать, а с женской стороны эти дырки постоянно заделывали. Внутри стены и дверь были заполнены рисунками и надписями. Я с интересом разглядывал эти рисунки. В основном, это были интимные части тела. Некоторые рисунки были выполнены с большим искусством. Попадались рисунки людей. Рядом было имя человека и надпись, чтобы знать, кто нарисован. В этом туалете я впервые увидел надписи, которые потом видел и в других общественных туалетах. Когда человек устраивался делать свои дела, он видел перед собой надпись «посмотри налево». Глянув налево, он видел надпись «посмотри направо», затем «посмотри назад» и, наконец, завершающую надпись «какого х… вертишься?» Когда я первый раз увидел такие надписи, я был несколько обескуражен тем, что меня так обдурили. Туалет был обычно загажен, и приходилось с трудом находить свободное место для ног. Мы, пацаны, в таком случае просто заходили за туалет и делали свои дела прямо под открытым небом. Этот туалет на меня, вероятно, произвёл большое впечатление, так как до сих пор мне иногда снится загаженный туалет. Говорят, это к деньгам. Хотя, лично я сомневаюсь. Если бы это было так, я бы уже давно был миллионером. Говорят, о стране можно судить по её общественным туалетам. Если это так, то наша несчастная страна была, извините, вся в говне. Уже взрослым и не во время войны, а, можно сказать, совсем недавно, при, так называемом, развитом социализме, я по делам службы часто бывал в командировках. И везде туалеты были загажены, даже в гостиницах. Когда мы прилетели в Израиль, я зашёл в туалет в аэропорту. Я чуть не заплакал от обиды за нашу уже бывшую родину. Здесь всё блестело. Невозможно было подобрать эпитет, чтобы сравнить эту чистоту.

Вот ещё один эпизод. Наш сосед купил петуха и собирался его зарезать. Как это делается, он не очень представлял, так как просто взял топор и отрубил ему голову. Петух уже без головы взлетел на крышу нашего барака и там ещё некоторое время трепыхался, разбрызгивая кровь. Сосед растерялся, а мы с интересом потом обсуждали подробности этого происшествия. Позже я не раз видел, как резали кур. Особенно на меня произвело впечатление, как старик хозяин нашей дачи в Люстдорфе делал это. Горло курицы он перегибал через указательный палец левой руки, а правой аккуратно надрезал ей горло даже не ножом, а обычным бритвенным лезвием. Держал курицу он над мисочкой, чтобы туда стекала кровь. Он делал всё так буднично и спокойно, что даже не ощущалось, что он убивает живое существо. Для меня убить живое существо всегда страшно. Я аккуратно хожу по земле, чтобы не наступить даже на муравья или другое насекомое. Особенно тяжело видеть, как убивают крупное животное. Я видел, как страшно убивают свинью, особенно, когда делают это неумело. Свинья начинает визжать ещё задолго до того, когда её начинают убивать. Видно, она чувствует смерть заранее, визжит, старается убежать, вырывается из рук, когда её ловят. Несколько мужчин с трудом тащат её и держат, пока главный убийца, не знаю, как его назвать иначе, бьёт её ножом, стараясь попасть в сердце, что тоже получается не сразу. Однажды знакомый охотник, улыбаясь, объяснял, как это надо делать. Надо бить один раз, говорил он, и потом, не вынимая нож из раны, поворачивать его так, чтобы поймать сердце. Я с содроганием слушал его объяснения. Помню, какое тяжёлое впечатление произвёл на меня рассказ Бабеля, в котором красноармеец очень умело зарезал старика еврея. Бабель так мастерски просто описал этот эпизод, что мне иногда кажется, что я сам всё это видел.

Помню, как однажды мы заметили мужчину, который наблюдал за нашим домом. Несколько соседей пошли к нему разбираться. Он оказался агентом КГБ, вернее как-то по другому называлась эта служба, я уже не помню, кажется, НКВД. Оказывается, наш сосед, который сидел в тюрьме, сбежал. Вернее даже не сбежал, а просто пошёл проведать семью. Ему оставалось до конца срока меньше месяца. Ему уже разрешали свободное перемещение. И вот нервы его не выдержали, и он пошёл домой. Жестокая власть расценила его поступок, как попытка к бегству и добавила ему ещё срок.

Помню, как однажды пришёл к нам с бутылкой водки папин клиент, возможно, тоже какой-то агент. Вероятно, жизнь его была не сладкой. Он пил водку и жаловался. Сильно опьянев, он вынул свой пистолет и положил его на стол. Папа испугался, что он может застрелиться, и начал уговаривать его спрятать пистолет. Вероятно, папу они воспринимали не как советского человека, что, кстати, было справедливо, и не боялись, что он донесёт, потому что не только этот агент, но и многие другие приходили к нам отвести душу за бутылкой водки. Я сейчас думаю, с чем связан этот феномен? Возможно, потому что местные русские люди раньше не видели евреев, считали нас вообще чем-то инородным?

Помню ещё, как мама лечила папу. У папы был радикулит, как видно связанный с сидячей работой. Во время приступа мама гладила папе поясницу горячим утюгом. Утюг, вероятно, тоже был изготовлен ещё до революции. Верхняя крышка вместе с ручкой откидывалась на шарнире, вовнутрь клали уголь, который разжигали. С боков были отверстия для вентиляции. Надо было периодически раскачивать утюг из стороны в сторону, чтобы уголь лучше горел. И ещё папа ложился на пол, а я ходил у него по спине босыми ногами, что и мне и ему доставляло удовольствие. Как видно это был не просто своеобразный массаж, но что-то связанное с энергетикой ребёнка. Сужу по тому, что, когда моя внучка лазит по мне, щипает, дёргает, колотит меня по спине, в общем, «мучает», я получаю огромное физическое удовольствие.

Иногда и я болел. Когда у меня была высокая температура, на меня накатывался один и тот же бред: как будто на меня наезжает танк. Я начинал метаться под его тяжестью, подходила мама, клала мне на пылающий лоб руку, и бред отступал.

Я вспомнил один педагогический шедевр. Его придумала наша учительница. Я хорошо учился и был послушным мальчиком. И вот учительница посадила меня на последнюю парту, чтобы я лучше видел весь класс, и велела мне записывать тех, кто плохо себя ведёт. Кроме того, она сама называла мне фамилии, кого надо записать. Кончилось тем, что один мальчик, которого я записал, встретил меня после уроков и хотел побить. Пришлось маме меня встречать. Как видно, мама потом поговорила с учительницей, и учительница отменила это мероприятие.

В Алма-Ате я впервые узнал, что кроме общеизвестных ругательств, есть и другие запретные темы. Однажды учительница рассказывала нам о Сталине. В частности, оказалось, что настоящая его фамилия Джугашвили, а Сталин это подпольный псевдоним, и происходит он от слова сталь, то есть, такой же крепкий, как сталь. Нужно сказать, что, когда я слышал Сталин, я тут же вспоминал Ленин, и наоборот. Поэтому, услышав, что Сталин от слова сталь, я задумался, от какого же слова Ленин? Может быть, от реки Лена, гадал я. Придя домой, я рассказал маме об уроке и, шутя, спросил: "А Ленин от слова лень, что ли?" Мама рассмеялась, а потом очень серьёзно сказала, чтобы я так больше никогда не говорил. Частная жизнь, так сказать, вождей меня в то время очень интересовала, наверное, из-за своей двусмысленности. Ленин учился хорошо, а как Сталин? Почему портрет маленького Ленина висел везде, а портрет маленького Сталина я никогда не видел? Я знал, что у Ленина была жена Крупская и что у них не было детей, так как они были революционеры, жизнь их постоянно была в опасности, поэтому они и не хотели иметь детей. А как Сталин? Есть ли у него жена? Есть ли дети? Взрослые, наверное, знали, но я не спрашивал, чувствуя, что мне всё равно правду не скажут.
Позже, став старше, я прислушивался к разговорам родителей и обратил внимание, что папа в разговоре часто вставляет на идиш: "Мыдаф швагн!" Т.е., нужно молчать! Эти два слова папа повторял, как рефрен, как мне казалось, независимо от темы разговора. С того страшного времени прошло много лет, некого и нечего уже было бояться, но в моём мозгу ещё долго нет-нет, да и вспыхивали эти два слова: "Мыдаф швагн!"

По вечерам мы собирались вокруг огонька. В земле вырывали ямку, наливали туда воду, бросали кусочки карбида, который находили на той же свалке, накрывали ямку перевёрнутой консервной банкой с отверстием в донышке и подносили огонь. Иногда газ внутри взрывался, и банка подлетала высоко, высоко. Иногда же взрыва не было, а зажигался огонёк. И в том и в другом случае мы были довольны. Когда зажигался огонёк, мы садились вокруг него и рассказывали разные истории. Помню страшную историю, которую рассказал один старший мальчик. Начал он тихим вкрадчивым голосом:
- Однажды ночью в один дом пытался проникнуть вор. Ему удалось просунуть руку в щель, и он пытался открыть задвижку. Хозяин, не долго думая, схватил топор и отрубил эту руку. Вор с криком убежал. Наутро хозяин закопал отрубленную руку во дворе. Ночью хозяин проснулся оттого, что увидел человека без руки, который протягивал к нему обрубленную руку и говорил: «Отдай мою руку, отдай мою руку, отдай мою руку»…
Тут рассказчик делал паузу и вдруг вскрикивал:
- Отдай мою руку!
Слушатели, естественно, чуть ни подпрыгивали от испуга. Вообще, в то время рассказывали много страшных историй. И о мертвецах, встающих из могил, и о привидениях, и о многом другом. В результате, я долгое время боялся темноты, боялся кладбищ, боялся спать не укрытым, мне казалось, что под кроватью прячется кто-то, когда ночью надо было встать, мне казалось, что я вижу человека. Потом оказывалось, что это занавес я принимал за человека. В другой раз я увидел ночью сидящего человека. Это оказался пиджак, накинутый на стул, а сверху лежала шапка. По этому поводу мама дала мне такой совет: «Когда ты видишь что-то страшное, подойди и потрогай». Я потом, преодолевая страх, подходил ближе и, действительно, видел уже реальность.

Что ещё? Помню, как в Алма-Ате пустили первый троллейбус. Его конечная остановка была недалеко от нас. Здесь они разворачивались, здесь их ремонтировали. Отработанные графитовые вставки бросали прямо на землю. Мы подбирали их и пытались приспособить для своих игр. Валялись куски провода. Я всё внимательно рассматривал. Провод имел необычный профиль. Он напоминал восьмёрку с маленькой головкой. За эту головку провод крепился к подвескам. Штанги почему-то всё время слетали. То ли конструкция была несовершенна, то ли ещё не было опыта у водителей. Интересно, что хотя и шла война, все водители были мужчинами. Потом в Одессе я видел одних женщин за рулём троллейбуса.

В одну из ночей в окно постучала знакомая и радостно сообщила, что кончилась война. Мы вышли на улицу. Во всех окнах горел свет, улицы были полны ликующих людей. Все поздравляли друг друга, смеялись, пели песни. Евреи пели на идиш:
Золмен лэйбен оле хаим, ай-яй-яй,
Фардем лэйбен, фардем наим, ай-яй-яй,
Фардем бухер, фардем Сталин, ай-яй-яй...
Я, может быть, не совсем правильно запомнил, но смысл был такой: "Давайте жить все вместе и подымем бокалы за новую жизнь и за хорошего парня товарища Сталина". Казалось, что всё изменится, что будет только хорошо. А впереди совсем скоро будет убийство Михоэлса и разгром Антифашистского комитета, то есть уничтожение еврейских деятелей культуры, и "дело врачей". Но об этом ещё никто не догадывался, и люди радовались и веселились.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 7 ] 

Часовой пояс: UTC


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

___Реклама___

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB