Сетевой портал "Заметки по еврейской истории"

"Замечательные форумы" - "малая сцена" сетевого портала
       
 Читать архив форума за 2003 - 2007 гг >>                Текущее время: Сб сен 19, 2020 3:50 pm

Часовой пояс: UTC


Правила форума


На форуме обсуждаются высказывания участников, а не их личные качества. Запрещены любые оскорбительные замечания в адрес участника или его родственников. Лучший способ защиты - не уподобляться!



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Отклик на книгу Дмитрия Радышевского “Универсальный сионизм”
СообщениеДобавлено: Пт июн 27, 2008 4:15 pm 
ветеран форума

Зарегистрирован: Пт фев 22, 2008 1:43 pm
Сообщения: 359
Утопический сионизм
Белла Карп

27 Июня 2008


Весь мир традиций мы разрушим
до основанья, а затем
мы наш, мы новый мир построим…

(На известный мотив)



Суть Лукавого не в отмене, а в искажении Божественной цели.
(Из книги “Универсальный сионизм”)


Передо мной книга Дмитрия Радышевского “Универсальный сионизм”, привлекшая внимание остротой поставленной проблемы вывода Израиля из тупика, политического и духовного, и предлагающая пути ее решения. Особо значимой показалась попытка увязать предлагаемые решения с Волей Творца и выполнением Израилем его Божественной миссии, что для любого религиозного еврея является определяющим.

Однако, читая книгу, испытывала чувства недоумения и неловкости за автора, которые, усиливаясь от страницы к странице, переросли в чувство протеста и желание опровергнуть большинство авторских концепций. Осознание необходимости такого ответа обострилось в связи с распространением идей книги в Интернете и печати, в частности в газете “Прозрачная кипа”, что вызвало озабоченность и чувство опасности для состояния еврейского мировоззрения на сегодняшнем его этапе. В первом номере этой газеты Д. Радышевский призывает присоединиться к движению по преобразованию общества на основе его идей, а несогласных - вместе искать истину. Принадлежа к этим несогласным, хочу сразу оговорить, что мое несогласие не распространяется, конечно, на саму идею выполнения евреями своей миссии: жить на святой земле, выполняя волю Создателя, и нести свет народам мира. Д. Радышевский совершенно прав, говоря, что Израиль должен стать государством-Мессией и “явить миру глубокое понимание духовных законов и целей Создателя и пример совершенного социального организма”, и что цель иудаизма - “познать духовные законы, чтобы на их основе перестроить, исправить и преобразовать мир”. Однако, как известно, благими намерениями вымощена дорога в ад, если она мостится на шатком фундаменте из размытых ценностей, искаженных истин и беспочвенных иллюзий. Именно такой строительный материал предлагает автор для возведения дворца Вс-вышнего и соответственно для преобразования всего мира, обрекая тем самым идею на разрушение. Призывая несогласных искать вместе истину, Д. Радышевский упускает, что эта истина уже давно найдена. Эта истина, абсолютная, совершенная и неизменная, дана еврейскому народу в виде Синайского откровения на горе Синай три тысячи триста лет назад. Эта истина - устная и письменная Тора - дана евреям на вечные времена, о чем в Торе сказано четко и определенно: “И не с вами одними заключаю я союз сей, но и с теми, которых нет здесь с нами поныне” (Дварим 29:13). Ежедневно в молитве Шахарит мы подтверждаем непреложность слова Вс-вышнего “для отцов наших и для нас и для всех поколений потомков Израиля служителей твоих”. Зная человеческую природу и предвидя возможность произвольного толкования Торы и искушения свободного законотворчества, Б-г предупреждает: “Не прибавляйте к тому, что я заповедываю вам, и не убавляйте от того, дабы соблюдать заповеди Вечносущего Б-га вашего, которые Я заповедываю вам” (Дварим 4:2).

“Будьте же внимательны, чтобы поступать так, как заповедал вам Вс-вышний Б-г наш, не уклоняйтесь ни направо, ни налево. Точно по пути, который указал вам Вечносущий Б-г ваш ходите, дабы вы жили благополучно и чтобы продлились дни ваши на земле, которую получите во владение” (Дварим 5:29-30). Эти пути, по которым следует идти, не уклоняясь ни вправо, ни влево, четко узаконены Торой письменной, давшей юридические правила, основные и моральные принципы, и Торой устной - для их практического применения. Объединяющая эти законы Галаха, данная каждому еврею для выполнения, и является той инструкцией, которую приложил Вс-вышний к созданному им мирозданию для его правильной эксплуатации и усовершенствования. Пренебрежение ею, нарушение ее, как и всякой инструкции, прилагаемой к механизму, ведет к сбою в его работе и к разрушению.

Игнорируя это положение, отвергая абсолютность морали Торы, ставя ее в зависимость от времени, считая Галаху окаменевшей и не приспособленной к строительству современного Государства, противопоставляя ортодоксию этическим ценностям иудаизма, автор фактически отвергает Волю Творца и тысячелетнюю еврейскую мудрость, которая эту Волю отражает. Подменяя эту мудрость собственной программой, разработанной по собственному произволу, Д. Радышевский заведомо обрекает ее на бесперспективность, увлекая общественность на ложный путь. Ниже рассмотрим основные из предлагаемых им направлений.

1. Отделение религии от государства

С одной стороны, автор справедливо отмечает, что “еврейское дело - проникновение святого во все, преобразование всего”, с другой - “именно ради этого необходимо отделить институт религии (монополию ортодоксального раввината) от государства”. Подобное несоответствие вызывает недоумение, ибо именно ортодоксальный раввинат, компетентный по своей сути в вопросах, касающихся божественных законов, способен внести святость в жизнь государства, что он и делает, радея о соблюдении субботы, кашерности, об истинности гиюра и т.д. Призывая отделить религию от государства, г-н Радышевский принимает христианскую доктрину “Кесарю - кесарево, а Б-гу - Богово”, что в применении к Израилю выталкивает Тору на обочину общественной жизни, а значит, обесценивает нашу миссию в наших глазах и глазах всего мира. Между тем, возможность применения Торы в социальных, экономических целях определяется тем, что ее законы охватывают не только мораль и право, но и психологию, медицину, этику, управление, взаимоотношение с соседями. Именно в силу того, что Тора является всеобъемлющей системой истин, и Рамбам, и Иегуда Галеви, и многие историки, философы и государственные деятели - не евреи - могли считать евреев учителями человечества. Применение законов Торы посредством Галахи ко всем явлениям и новым жизненным условиям и нуждам народа, это сочетание религии и разума позволило второму президенту США, выпускнику Гарвардского университета Джону Адамсу сказать: “Евреи сделали для цивилизации человека больше, чем любая другая нация”.

А Фридрих Ницше отметил: “Когда бы евреи ни достигали влиятельного положения, они всегда учили анализировать более тонко, спорить более доказательно, писать более четко и ясно, их задачей всегда было привести человечество к разуму”.

Приняв в Израиле Тору в качестве основного закона, подчинив ей демократию, создав Государство Галахи, которое так пугает г-на Радышевского, мы сумели бы:

объединить народ на основе общей национальной и мессианской идеи (ведь именно создав юридическую систему на основе Галахи, еврейские общины в диаспоре сохранили свое единство в различных ситуациях);
убедить мир в нашем праве на Эрец-Исраэль, отказавшись от давления извне и территориальных уступок. Ведь весь цивилизованный мир воспитан на Библии, и следование ее ценностям вызвало бы уважение к Израилю и понимание действий правительства, которое вынуждено мириться с традициями и верованиями своего народа. Известен пример Бен Гуриона, который в ответ на вопрос, заданный на Генеральной Ассамблее ООН о праве евреев на Эрец-Исраэль, положив руку на Тору, ответил: “Вот мой мандат”, не встретив ни одного возражения. Уместно вспомнить “Прощальное слово” Дж. Вашингтона, в котором он утверждает, что обязательным условием национального единства является религия.

Вот одно из его высказываний: “Из всех склонностей и обычаев, ведущих к политическому благоденствию, религия и мораль являются незаменимой основой. Как ни велико влияние утонченного образования на особую структуру ума, разум и опыт не позволяют ожидать, что национальная мораль сохранится, если будут отброшены религиозные принципы”. Насколько же актуально это для Израиля и сколь губительно отторжение религии от государства, к чему призывает г-н Радышевский!


2. Новая этическая революция и новая Галаха

“Сегодня Израилю нужна новая этическая (не светская и не ортодоксальная) революция”, - утверждает автор. Суть ее в объединении высших ценностей “демократов” и “ортодоксов”. Звучит, казалось бы, приемлемо. Как говорится, “и нашим, и вашим”. Однако несостоятельность этого с точки зрения Божественной цели обнаруживает себя в дальнейших цитатах. Оказывается, для этого объединения “светские должны понять, что все эти категории реальны: избранность евреев, святость и цельность Земли Израиля, наши корни и наша миссия; понять, что не надо повторять ошибку Запада отказом от любых сверхценностей, кроме “прав человека”. Религиозные должны понять, что нельзя судить о чьей-то греховности по несоблюдению традиционных форм благочестия, более того - надо выйти из духовного гетто…” и далее “бороться за социальную справедливость”. Действительно, с точки зрения “общечеловеческих ценностей”, “демократии” и “справедливости” все в данных требованиях звучит убедительно, но ведь еврейская миссия - это сверхзадача, для осуществления которой требуются действия в соответствии с Божественной волей, которая часто вступает в противоречие с широким пониманием светскими “прав человека”. Для них эти права означают свободу передвижений и покупок по субботам, поедание свинины (“кому, собственно, от этого плохо”?) и т.д. А для религиозных - это явный грех, сурово наказуемый по Торе, это отказ от святости, это предательство по отношению к Богу. Таким образом, на предлагаемых условиях этическая революция невозможна ни с точки зрения ее участников, ни с точки зрения ее богоугодности. И здесь уместно вспомнить высказывание раввина Адина Штейнзальца о существенной и глубокой разнице между обычными законами социального общежития и Божественными заповедями Торы. “Заповеди Торы, предписываемые ею мораль и образ жизни - есть выражение святости, форма постоянной связи с высшей сущностью, а не с какими-либо преходящими социальными требованиями” и далее: “Общественные законы и порядки составляют горизонтальный срез человеческих отношений. Даже если они основаны на прочных моральных традициях, общепринятые нормы охватывают отношения лишь между человеком и его ближним. Правовые установки Торы, напротив, вертикальны - между человеком и Б-гом, между нацией и истоками жизни вообще”. Таким же движением по горизонтали без вертикального восхождения к святости, какой является этическая революция, является и предложение г-на Радышевского о создании Новой Галахи. Итак:

3. Создание Новой Галахи

Созданием этой Галахи должен, по мнению автора, заниматься новый Санэдрин, состоящий из “всех колен Израиля от светских профессоров до ультраортодоксальных равов и русских публицистов”. Даже на простом житейском уровне можно себе представить результативность деятельности органа в составе лебедя, рака и щуки в то время, когда и в однородных группах общества с таким трудом согласовываются и принимаются решения. Что уж говорить об их святости и соответствии еврейской избранности и миссии! От нелепости подобных органов предостерегала предусмотрительная Тора, указывая, что принятие законов большинством применимо только среди равных в званиях, а иногда - на основании мудрости одного выдающегося индивидуума. Учитывалось, что необходимо обладать массой знаний для сохранения еврейской традиции, религиозных предписаний, памяти о великих ученых и лидерах. Рав Ариель утверждает, что запрещено назначать неученых вместо знатоков Торы постоянными судьями, ибо “человек, являющийся судьей, черпает свое юридическое мышление и свой судебный авторитет не у общества или какой-то преходящей политической ассамблеи, а от Верховного Судьи, Создателя Вселенной”. Именно это мы имеем в виду, молясь, в молитве “Шмонэ эсрэ: “Восстанови наших судей как встарь”. Рав пишет: “Поскольку государство Израиль является государством еврейского народа, оно должно управляться в соответствии с истинным еврейским законом”. Даже общество еврейского народа, основанное в 1918 году нерелигиозными сионистами, признавало необходимость правовой системы, основанной на еврейском религиозном законе. Пренебрежение этим законом, отказ от наследия своего народа и всемирно-исторической цели Израиля - “Из Сиона выйдет закон” - ведет к подрыву власти закона, который зависит от уважения к нему, твердому и неизменному. Последствия этого мы видим в деятельности Верховного суда, допускающего в своих решениях “парады гордости”, легализацию гомосексуализма и однополых браков, порнографию, и дошедшего так далеко, что удостоил рассмотрения иска против обрезания - обряда, практикуемого почти четыре тысячи лет.

Подобные решения, оскорбляющие большую часть народа и лишающие нравственных ориентиров молодежь, подрывают национальное достоинство и обесценивают моральные и нравственные ценности нации.

4. Массовый гиюр

Отвергая ортодоксию и “окаменевшую к средним векам Галаху”, г-н Радышевский особо яростным нападкам подвергает ортодоксальный гиюр: “Сегодня ортодоксальному истеблишменту мало того, что человек совершил болезненную эмиграцию, вернулся на историческую родину, связал свою судьбу с Израилем, его все равно пытаются оттолкнуть, выясняя, чистокровная ли еврейка его бабушка со стороны матери”. Оказывается, приезд в Израиль репатриантов, избавление их от нехваток и опасностей в СНГ и предоставление им гражданских прав является благом не для них самих, а для ортодоксов, которых их приезд должен был бы осчастливить, а они, такие-сякие, выполняют предписание Галахи, что, по определению автора, является отталкиванием новоприбывшего. Развивая эту тему, автор продолжает: “Этот закон плюет на этику Торы, этику пророков, притесняя не просто пришельцев, а “зера Исраэль” и предлагая вместо поиска работы проходить головоломный гиюр”.

Живя 16 лет в г. Хайфа, в которой русскоязычная алия составляет почти 30% населения, могу утверждать, что все вышесказанное - искажение истины до явной лжи, как в объяснении нарушения этики Торы, притеснении пришельца, так и в принуждении совершить “головоломный гиюр”.

Уместно спросить автора: разве на наших глазах русские (без кавычек) жены не работают во всех государственных и медицинских учреждениях, во всех областях хозяйства наравне с евреями по Галахе или не пользуются всеми экономическими благами Израиля, живут не в тех квартирах, лишены возможности свободно выступать в СМИ и избирательных прав? Разве кто-нибудь закрыл перед ними двери ульпанов, где так тепло, чутко и терпеливо обучают олим всех возрастов, никогда не интересуясь их национальностью? Разве их лишили возможности по-прежнему пользоваться благами привычной русской культуры, наводнившей Израиль, а при желании - приобщиться к духовным ценностям и культуре Израиля? Разве им отказывают в общении и советах столь несимпатичные автору раввины-ортодоксы? Разве тех русских женщин, жен евреев, которые посещают занятия по ТАНАХу, в частности те группы, где я занимаюсь уже много лет, кто-нибудь “отталкивает” и “притесняет”, по терминологии г-на Радышевского? Совсем наоборот! И раввины, и вся наша группа испытывают к ним особое уважение за их искреннее желание принять еврейскую духовность и религию, за их тщательное выполнение ее предписаний, что делает их примером и авторитетом для нас, евреек по Галахе. Нет, они не считают свой ортодоксальный гиюр “головоломным” и “галутным” подобно автору, который так и пишет: “Если требование ортодоксального гиюра - камень преткновения, скинем его на головы наших врагов!” - воинственно призывает он, ставя восклицательный знак. Ибо “галутное представление еврейства устарело - нужен коллективный гиюр”.

Таким образом, серьезный, глубоко личный жизненный шаг, каким является гиюр, г-н Радышевский превращает в некое массовое мероприятие, недаром получившее насмешливое наименование “объегиюривание” с превращением его, скорее, в “объегоривание”. И тут время поставить вопрос: А зачем, собственно, нужен гиюр? Нужен ли он как душевная потребность в религии в ее лучшем выражении - иудаизме, или как средство для достижения конъюнктурных целей, к религии отношения не имеющих? В первом случае это огромный скачок для душевного роста гера и благо для еврейской общины, во втором - фальшивка, от которой страдает сам индивидуум и духовно оскудевает общество.

Именно Галаха и только она дает возможность различать истинность гиюра и его подделку, отделяя зерна от плевел. Ибо, согласно Галахе, во-первых, следует не только не принуждать к гиюру, но отговорить от него. При этом следует сказать претенденту, что Б-г примет его, если он будет соблюдать семь Ноевых заповедей универсальной морали. И только если претендент настаивает и демонстрирует к удовлетворению раввинатского суда требуемое знание Торы, и если у суда есть основание верить, что он будет следовать ее обязательным предписаниям (шаббат, кашрут и т.д.), тогда он удостаивается чести и привилегии стать частью еврейского народа и лишь тогда имеет право участвовать в создании законов еврейского государства. Во-вторых, в качестве судей, определяющих истинность гиюра, могут быть только ортодоксальные раввины, обладающие и интеллектом, и знаниями того, каким должен быть прошедший гиюр, чтобы стать истинным евреем, а не псевдоевреем, в какого его превращают евреи-реформисты. Последние, отрицающие Божественное происхождение Торы (устной и письменной), провозглашающие гибкий плюралистический подход к еврейскому закону, допускают и взгляд на еврея, как на изменчивое существо, являющееся продуктом времени. Этим самым они обесценивают величие подлинного гиюра, подрывают фундамент еврейства и таким образом лишают евреев права на существование как святого народа.

Вкупе с ними г-н Радышевский, провозглашая огульный гиюр без духовных потребностей индивидуума,

обесценивает его значимость, наводняя общество бездуховностью, делая его неспособным выполнять Божественную миссию;
унижает личность самого претендента, идущего на подделку и раньше или позже ощущающего фальшь содеянного;
предает забвению память о великих герах прошлого, в том числе о моавитянке Рут, графе Потоцком и других, которые, отказавшись от всех привилегий и блестящего будущего, которое сулило им знатное происхождение, и ценою жертв стали герами, явив последующим поколениям все величие истинного гиюра и еврейской веры.


5. Отказ от принципа “наасэ вэ нишма”

Этот принцип, который декларирует безусловность выполнения всего, что скажет Г-сподь, и послушание ему (Шмот 24:7) в современных условиях, по мнению автора, неприемлем. “Догма выполнения заповедей и лишь потом, если получится, ее понимание - больше не работает”, - утверждает он. Может быть, это справедливо для самого г-на Радышевского, но для верующего еврея эта догма работала тысячелетия, продолжает работать и, надеюсь, будет работать вечно. Ссылка на то, что евреи в молитвах сначала просят Вс-вышнего дать им “бину” (понимание), а потом “тшуву” (раскаяние) в качестве доказательства того, что для современного рацио-центрического человека необходимо сначала понимание, - несостоятельна. Ведь евреи просят дать им понимание не в качестве условия выполнения заповедей, а как одно из главных жизненных благ и для постижения смысла заповедей там, где это возможно, и понимание необходимости следовать им только потому, что это Его воля. Такое понимание исходит из того, что

во-первых, помимо гражданских законов (мишпатим), которые, согласно Талмуду, требуют разъяснения на основе разума, в Торе есть законы - хуким - между человеком и Б-гом, которым нельзя дать рациональное объяснение. Однако и эти законы обязательны к выполнению, которое опирается на следующий постулат Рамбама: “Не в силах мы постичь замыслы Творца: ведь наши пути - не его пути, наши мысли - не его мысли”;
во-вторых, верующий еврей соотносит любой жизненный вопрос с Торой, веря, что его религия является религией разума, основанного на Законе. Как сказал Иегуда Галеви в своем “Кузари”: “Упаси Б-г, чтобы в Торе было что-то, противоречащее разуму”;
в-третьих, верующий еврей понимает, что Воля Вс-вышнего, непонятная сегодня, когда-нибудь раскроется в соответствии со следующим высказыванием Торы: “Глубоки замыслы Господни, кто сумеет постичь Тайну Его и лишь Его состоятся деяния”. Справедливость этого подтверждается уже сегодня на известных примерах: непонятное в средние века “нетилат ядаим” (мытье рук перед едой), которое в отличие от других народов, включая и высшую знать, выполняли евреи только как предписание Вс-вышнего, оказалось спасительным во время эпидемии. То же можно сказать об обрезании, о несмешивании мясной и молочной пищи: непонятные ранее, они получили теперь научное медицинское обоснование;
в-четвертых: соблюдающий заповеди еврей может подтвердить, что с их выполнением и умножением безотносительно к пониманию сила веры и ощущение близости Вс-вышнего возрастают, подобно тому, как мы любим больше тех, кому больше отдаем и в кого вкладываем частицу своей души;
в-пятых, понимание незыблемости принципа “наасэ вэ нишма” религиозный еврей черпает из учения наших мудрецов, отвечающих на вопрос: в чем смысл и необходимость выполнения многочисленных ритуалов, на первый взгляд прозаических мелочей, например, превращающих праздник Песах в утомительный домашний труд? Отвечая на этот вопрос, автор “Сефер Ахинух”, живший в XIII веке, указывает: “Знай, что человек создается поступками своими и его мысли и сердце следуют за его поступками… Пожелал Вс-вышний, благословен Он, очистить Израиль, поэтому дал им Тору и множество заповедей. Это (заповеди) величайший столп, поддерживающий всю Тору, так как чем больше мы занимаемся исполнением этих заповедей, тем больше влияния на нас оказывают они”.


Комментируя это поучение, проф. Нехама Лейбович пишет (так и кажется, адресуя это г-ну Радышевскому): “Вдумайтесь в эти слова. По мнению их автора, воспитание, имеющее своей целью приучить исполнять заповеди, не должно идти от сознания к действию, и воспитатель не должен начинать с речей, направленных только на то, чтобы объяснить воспитаннику смысл действий, которых от него ждут в надежде, что от понимания он придет к действию. Наоборот, в поколении, когда сотрясаются все основы, когда разрываются узы традиции и подвергаются сомнению все ценности, испокон веков передававшиеся из поколения к поколению,.. необходимо начинать воспитание с внешних форм поведения, пусть даже поначалу действия будут совершаться без всякого участия сердца в надежде на то, что “за деянием следует сердце” и исполнение заповедей, напрямую не связанных с праведностью, неизбежно приводит к их исполнению во имя небес”.

“В сущности, этот путь, - пишет Н. Лейбович, - известен нашим отцам с самого начала существования нашего народа: ведь стоя перед горой Синай они приняли на себя исполнение Торы, ответив: Все, что сказал Г-сподь будем (сначала) исполнять и (потом уже) постигать”.

Таким образом, г-н Радышевский, и в нашем поколении, как сообщают нам современные комментаторы Торы, принцип “наасэ вэ нишма” приобрел особую актуальность для сохранения веры отцов и выполнения нашей миссии.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Отклик на книгу Дмитрия Радышевского “Универсальный сионизм”
СообщениеДобавлено: Пт июн 27, 2008 4:16 pm 
ветеран форума

Зарегистрирован: Пт фев 22, 2008 1:43 pm
Сообщения: 359
(Окончание)

6. Перестройка по Радышевскому и ее герои

Итак, долой “окаменевшую” Галаху, долой “головоломный” ортодоксальный гиюр, долой “наасэ вэ-нишма”, долой раввинатский суд. Весь этот мир засилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим, где будет царить новая Галаха, новый Санэдрин - демократичные, плюралистичные и патриотичные, а кто был неевреем - станет им в результате коллективного облегченного гиюра. Возможно, ты, читатель, прав: вряд ли на это согласится богобоязненный и верный своей традиции еврей. А нам этого галутного еврея и не нужно. Нашим героем будет новый израильтянин под стать этой перестройке.

“В эту породу нового израильтянина, - пишет автор, - могут войти все граждане Израиля, включая негалахических евреев, репатриантов-неевреев и даже арабов: все, кто искренне предан государству Израиль и его великой миссии”. Вот такой симбиоз, повторяющий наш сегодняшний Кнессет, где, ну не вершина ли абсурда?, арабские депутаты подают решающие голоса, кого считать евреем, а светские депутаты решают вопросы кашрута по субботам. Ибо, по Радышевскому, “патриотизм - единственный критерий кашерности”. А как же с той миссией, заявленной автором в начале книги, той миссией, которая по повелению Вс-вышнего является прерогативой еврейского народа?

“И вы будете у меня царством священников и святым народом” (Дварим 19:5-6). “Этот народ создал я себе, чтобы рассказал он о славе моей” (Иешаягу 43:21), то есть показал ее бесконечную мудрость, могущество и доброту во всех сферах бытия. Может ли выполнить эту миссию светский или нееврей, не знакомый с повелениями Б-га, выполнением которых и должна быть осуществлена эта миссия? Могут ли они участвовать в этической революции и создании законов, влияющих на жизнь евреев? Освещая этот вопрос, наши великие комментаторы Торы Раши и Рамбам предупреждают, что обращающиеся в нееврейские суды оскверняют имя Божье, а рав Ариель в дополнение к высказыванию о еврейском суде, приведенному выше, добавляет: “Справедливость не есть продукт человеческого интеллекта, созданного лишь для утилитарного использования обществом. Еврейское общественное существование имеет Божественную цель и отражает Божественный порядок”. Игнорируя эти истины, г-н Радышевский считает ведущей силой в выполнении национальной миссии русскую алию. Именно они, “пропитанные русским духом” “советские евреи”, созданные из сплава различных культур, “одновременно интернационалисты и сионисты, рационалисты и мистики, евреи и русские”, светские по форме и религиозные по сути (в смысле поиска во всем высшего смысла) именно русские евреи способны понять святость и светских, и религиозных, понять, принять и применить к себе”. “Именно светские верующие, - пишет г-н Радышевский, применяя это парадоксальное словосочетание, - способны укрепить в Израиле новое сознание, которое трансформирует страну и выведет Израиль из тупика”. У автора, правда, хватает объективности признать, что прозвучавший панегирик не адресован общине русских евреев в ее сегодняшнем состоянии. Он адресован ее потенциалу, качество и количество которого велики, но раскрытие которого зависит от способности элиты преодолеть свои центробежные эгоистические качества. Однако, в чем же проявляется этот потенциал, наблюдал ли автор где-нибудь хотя бы какие-то его ростки и в чем уверенность, что алия преодолеет, как он пишет, свои эгоистические качества? Задаю эти вопросы как член наиболее многочисленной в Израиле хайфской русскоязычной общины не без оснований. Отбросив, конечно, хулиганствующих русских подростков-наркоманов и всякого рода грабителей, которые стали угрозой для нас, пожилых жителей, на улицах и в собственных квартирах, обратимся к нашей русскоязычной интеллигенции и далее к нашим избранникам.

Может быть, эти ростки национального сознания и желания осуществить свою миссию г-н Радышевский увидел в обширных магазинах русской книги, где за последние годы исчезли книги по еврейской истории и религии издания “Алия” и сократились отделы издательства “Гешер” по причине невостребованности? Может быть, автор увидел эти ростки в концертных и театральных залах, переполненных “русскими” при приезде гастролеров из России и непосещаемых ими же при концертах известных канторов, несущих нам истинную еврейскую духовность на самом высоком профессиональном уровне?

Может быть, он увидел стремление к еврейским ценностям в Хайфском клубе любителей книги - этой цитадели русскоязычной интеллигенции, где большинство заседаний посвящено все той же пушкиниане, творчеству Ахматовой, Цветаевой вплоть до Баратынского? При этом до сих пор не были представлены аудитории ни еврейские философы, ни израильские писатели. И, наконец, дает ли нам РЭКА возможность приобщиться к столь значимому пласту еврейской средневековой поэзии или к великолепной поэзии русских поэтов, посвященной Торе и ее героям? Среди мелкотемья и приверженности привычной русской культуре исчезли передачи талантливых журналистов Леи Алон и Феликса Канделя, которые доносили до нас ценности еврейской культуры и религии. Явилась ли РЭКА выразителем патриотизма, который г-н Радышевский считает главным показателем кашерности, когда ее журналисты в те зловещие времена размежевания выступали против поселенцев, которые являются истинными выразителями национальной и религиозной идеи?

Подымаясь к верхушке нашей русскоязычной элиты, нашим народным избранникам, возвращаемся снова к г-ну Радышевскому с вопросом: может быть, в них он увидел если не носителей нашей миссии, то хотя бы уважение к еврейской морали и традициям?

Может быть, он увидел его в деяниях Марины Солодкиной, все усилия которой в течение целого года были направлены на увеличение потребления свинины на душу населения, или в борьбе Софы Ландвер не за эффективность постижения иврита, а за присвоение русскому языку статуса государственного (слава Б-гу, не прошло), или в борьбе Романа Брофмана за отдачу отвоеванных еврейских земель арабам и против “религиозного засилья”? Или в законотворчестве наших депутатов во имя “демократических свобод” в ущерб еврейским традициям?

Нет, с точки зрения выполнения Божественных целей на этой земле русской алие похвастаться, увы, нечем. Согласно всеобъемлющим исследованиям, проведенным институтом Гутмана в 1993 году, самая большая группа соблюдающих традиции представлена, в основном, сефардами из средиземноморских стран. Они же на выборах в 1993 году в основной своей массе голосовали за Ицхака Шамира, занимающего непримиримую позицию против территориальных уступок. В отстаивании же Гуш-Катифа по самым оптимистическим подсчетам светские евреи составляли лишь около 30%. И поселенцы не смогли мобилизовать светских “русских” отстаивать Газу не потому, что навязывали им устаревшие законы Галахи, как утверждает г-н Радышевский, а из-за равнодушия самих светских. Наблюдала я это, стоя на перекрестках города, где призывы противников размежевания были голосами, вопиющими в пустыне. А самым мощным выступлением в защиту Гуш-Катифа была как раз 200-тысячная демонстрация ортодоксальных евреев в Иерусалиме. Это они, богобоязненные евреи, выступали против нарушения заповедей Торы, которое являло собой изгнание евреев из Газы. Именно им, а не израильтянину, представляющему собой симбиоз веры и неверия, светских и религиозных, дал Б-г эту землю и обязал быть народом священным и выполнять свою миссию. Наверное, это имел в виду Биньямин Нетаниягу, не знакомый с трудами г-на Радышевского, когда в одном из выступлений сказал: “Я прежде всего еврей, а затем израильтянин. Израиль - это государство евреев, а не его граждан”.

Смешение этих понятий, как и смешение с другими народами, противоречит повелению Торы быть народом, живущим отдельно, переданном евреям через пророчество Билама “вот народ, живущий отдельно и между народами не числится” (Бэмидбар 23:9), и подтверждаемый целым рядом примеров Торы. Отсюда автор приходит к признанию правомочности ассимиляции, которая согласно историческим фактам принесла еврейскому народу столько бед и ставила его перед опасностью уничтожения. Игнорируя эту опасность ассимиляции, автор объясняет причину Холокоста тем, что “Б-г принес в жертву свой избранный народ, евреев, чтобы человечество поняло: путь генетической селекции… путь дегуманизации любой национальности - запрещен”. Расшифровывая эту дегуманизацию и позволяя себе явную ложь, он пишет: “Потому, быть может, больше чем ассимилированных “евреев-грешников”, в Холокосте погибло евреев гетто, не ассимилированных, но повязанных кровной родовой жизнью, слепой верой в своих раввинов, евреев, которые несли в себе плевелы кровного, а не духовного избранничества, плевелы презрения к “другим””. Никогда в свое избранничество евреи не вкладывали идею превосходства над другими народами, и отдаленность от других народов не означала презрения к ним, а была средством сохранения себя как нации. Это хорошо понимал русский писатель Короленко, написав: “Для еврейского народа мессионизм не был отрицательной силой, а решительно творческой, ибо по крайнему моему разумению он, особенно в тяжелые времена диаспоры, спас евреев от растворения в мире других народов и племен, словом, мессионизм сохранил, обособляя, этот народ”. Однако то, что понимал русский писатель, оказалось непонятным израильтянину Радышевскому, который, оправдывая ассимиляцию, решается и на следующее искажение истины. Теперь оно касается истории Пурима, относительно которого он нам напоминает, что “именно полностью ассимилированная Эстер спасла евреев. Так ассимилированные евреи из России могут спасти Израиль, заменив его отжившее секторальное сознание на сознание интегральное”. В свою очередь хочется напомнить автору этого измышления, что опасность уничтожения грозила евреям Персии именно как наказание за их ассимиляцию, нарушение еврейских законов, за добровольное участие в пире, устроенном Ахашверошем в честь неисполненности пророчеств о восстановлении Храма (как оказалось, срок был указан ошибочно) с использованием храмовой утвари, а также за нежелание большинства евреев вернуться в Эрец Исраэль, когда им была предоставлена такая возможность. И только в результате глубокого раскаяния в этой ассимиляции, в результате трехдневного поста Эстер и всей еврейской общины, молитв и скорби по Храму Вс-вышний простил евреев и даровал им чудесное спасение, которое мы отмечаем, празднуя Пурим. Остается лишь сожалеть, что эти факты, известные каждому израильскому школьнику, не только игнорируются г-ном Радышевским, но используются как материал для искажения истины. Эта истина, подтверждаемая всей историей, заключается в наказании за ассимиляцию и прощении за искреннее раскаяние. При отсутствии такового исполняется, увы!, известное пророчество Моше: “И сказал: скрою лицо мое от них, увижу каков будет конец их: ибо они род развращенный, сыны, у которых нет верности: они досаждали мне небогом, гневили меня суетами своими; и Я досажу им ненародом, народом-извергом гневить их буду” (Дварим 32:20-21).

7. Не трансфер, но трансформация

Отвергая трансфер как средство решения еврейско-арабского конфликта, автор призывает к трансформации сознания арабов, которую должны совершить евреи путем их воспитания, освобождения умов от “мелкого морока джихада” для возвращения в завет Авраама. Идеал автора - союз детей Авраама, конфедерация народов. Иными словами, да здравствует Новый Ближний Восток теперь уже духовный! Утопичность сей идеи легко просматривается как в плоскости сегодняшних реалий идеологических, политических и экономических, так и с точки зрения Божественной воли и исполнения нашей миссии.

Рассмотрим эту проблему для этих двух основных аспектов раздельно.

А. Аспект идеологический и политический. Этот аспект с исчерпывающей полнотой рассмотрен в книге проф. Пола Эйдельберга “Еврейская государственная мудрость”. В ней, в частности, он цитирует проф. Егошофата Харкаби, бывшего главу израильской военной разведки, который подавал ислам как “боевую” “экспансионистскую” и “авторитарную” религию, признавая, что “идея джихада является фундаментальной для ислама, вследствие чего враждебность и конфликт присущи арабской культуре”. Харкаби ссылается на арабского социолога д-ра Соню Хамди, которая пишет: “Арабы обычно ищут вовне причину своих разочарований, они предпочитают возлагать вину на какого-нибудь “козла отпущения” (как Израиль или США, главный сатана). Аналогичным образом их агрессивные чувства, как правило, обращаются не внутрь, а на других”. “Лгать, - пишет она, - широко распространенная привычка среди арабов, и они имеют низкое представление о правде”. Единственный рациональный вывод из предложенного проф. Харкаби анализа арабо-исламской культуры состоит в том, что предполагать возможность настоящего и прочного мира между Израилем и его авторитарными соседями - это не только глупость, но и оскорбление исламу. Арабский комментатор Абдала аль-Таль не считает ни экономику, ни территории решающим фактором в мусульмано-израильском конфликте. Само существование Израиля - правление евреев над мусульманами рассматривается исламом как оскорбление, ибо евреям надлежит быть на положении зимми или гражданами второго сорта с урезанными правами. Гордые своим наследием мусульмане считают светское демократическое государство Израиль прототипом западного декадентства. Стереть это государство с карты Ближнего Востока является политическим и религиозным императивом.

Программа этого уничтожения четко изложена в уставе ФАТХа, основные параграфы которого (из 27) следующие:

Палестина - это часть арабского мира, палестинского народа, а их борьба - часть борьбы арабского народа.
Освобождение Палестины - национальный долг, требующий физической и духовной помощи всего арабского мира.
Цель: полное освобождение Палестины и экономическое, политическое, военное и культурное уничтожение сионизма.
Метод: вооруженная борьба - это не тактика, а стратегия, и военная революция арабского палестинского народа является решающим компонентом в борьбе за освобождение и уничтожение сионистского образования; борьба не будет завершена до тех пор, пока оно не будет полностью разрушено.


Поколебать эту воинственную решимость, пропитанную ненавистью, вскормленную в нескольких поколениях арабов Палестины оказалось невозможно никакими благодеяниями или территориальными уступками. Еще в докладе Пиля от 1937 года был сделан вывод, что еврейское влияние на повышение арабского благосостояния в Палестине лишь усилило арабскую ненависть. То же самое повторилось после 1967 года. Доходы арабов в Иудее и Самарии возросли в 4 раза, правительство создало там оздоровительные центры, начальные и средние школы, но эти школы и университеты превратились в рассадники мятежа. Предоставление работы в Израиле более чем 100 тысячам арабов из Иудеи, Самарии и сектора Газа и ежедневные контакты с ними - преодолело ли это неприязнь к Израилю? Утверждение г-на Радышевского, что грехом “Осло” было в первую очередь “предательство арабской свободы”, следует из разного понимания этой свободы автором и самими арабами. Ибо в понимании большинства арабов их свобода - это полное освобождение всей Палестины от евреев. В противовес приведенному г-ном Радышевским его интервью с одним влиятельным палестинцем (автор имеет в виду арабского обитателя ПА), обвиняющим Израиль в уходе с территорий Иудеи, Самарии и Газы, можно привести не один факт нетерпимости арабов к присутствию евреев на этих территориях. Эта нетерпимость проявлялась и проявляется не со стороны отдельных вооруженных банд, а со стороны арабской общественности и ее интеллектуальной верхушки. Так, в интервью, собранных на просторах Иудеи и Самарии в 1975 году, абсолютное большинство интеллектуалов (78%) на вопрос “Хотите ли вы ухода Израиля из Иудеи и Самарии (Западного берега) даже если бы это означало крушение экономики” ответило “Да, независимо от последствий”. А на симпозиуме, проведенном в 1994 году институтом Даяна при Тель-Авивском университете, видные арабские граждане, отражавшие весь спектр политических мнений от “Аводы” до неприкрытых сторонников ООП - все без исключения заявили, что даже если будет Палестинское государство, этого будет недостаточно, так как миллион израильских арабов все еще находится под иностранным господством. А ведь этих деятелей никто не предавал, никто не отдавал их под власть Арафата или ХАМАСа; напротив, обладая всеми правами гражданства, вплоть до права быть избранными в Кнессет, они, пользуясь вседозволенностью (не абсурдной ли?), могут с его трибуны открыто выражать нелояльность к государству, участвуя в разработке его законов, и заниматься подстрекательством, участвуя в антиизраильских беспорядках.

Для иллюстрации их истинных намерений в противовес цитатам из интервью с “палестинцем”, приведенным г-ном Радышевским, уместно привести лишь несколько высказываний этих депутатов. Дарауше (на заседании Кнессета): “Араб, который служит в израильской армии, - наемник-коллаборационист”. Еще более четко Дарауше высказался по палестинскому ТВ в 1998 году в связи с открытием аэропорта в Газе. Он сказал, что надеется участвовать в церемонии объявления палестинского государства, которое будет основано “на всей палестинской земле”. Бшара, ставший на путь открытого предательства, во время ливанской войны: “Арабские граждане Израиля являются частью палестинской нации”. Не отстают от них и депутат Кнессета Салах Салим от партии ХАДАШ, призвавший к убийству палестинских торговцев землей за продажу земли евреям, и Ахмед Тиби, подстрекающий арабов к беспорядкам на Храмовой горе и посещающий враждебное государство - Сирию. Ярким примером арабской вседозволенности явилось то, что во время войны в Персидском заливе ликудовское правительство позволило арабской прессе проиракскую пропаганду. Но может быть, это касается лишь арабской элиты, а рядовые арабские жители только и ждут израильской опеки и трансформации их сознания по Радышевскому?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

___Реклама___

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB