Илья Чусов


        
         Краткая автобиография


         Я, Чусов Илья Витальевич, родился 25 сентября 1937 года. Отец — Осинский Вадим Валерианович, мать — Филатова Надежда Дмитриевна. Из роддома попал непосредственно в «Дом на набережной», квартира в котором принадлежала моему деду по отцу Оболенскому-Осинскому Валериану Валериановичу. Дед был профессиональный революционер-большевик, один из первых советских академиков. Экономист. Учился в Германии (отсюда прекрасное знание немецкого языка) и Московском Университете, где подружился с Бухариным. Княжеского титула не имел, поскольку принадлежал к неглавной ветви рода князей Оболенских. При советской власти был наркомом сельского хозяйства, начальником ЦСУ, послом в Швеции, возглавлял руководство строительством ГАЗ, дружил по этому поводу с Фордом. Участник практически всех оппозиций до начала 30х годов. Кроме того, был членом худсовета Вахтанговского театра, литературным и театральным критиком. Всё это кончилось через два месяца после моего рождения арестом его самого и моего отца, молодого военного инженера. Оба они были расстреляны в пределах года после моего рождения. Жена деда, моя бабушка отсидела 10 лет как ЧСИР.
         Во время войны мама оставалась работать в Москве, а мы с бабушкой всю войну провели в эвакуации в различных районах Мордовии. В Москву вернулся в 1944 году. В школу поступил в 1945 году. Окончил в 1955 с серебряной медалью. Аттестат получил на фамилию Чусов, поскольку в 7 классе школы был усыновлён мужем моей матери. Усыновление имело, по словам моей матери, вынужденный характер. Она пыталась таким образом спрятать меня от КГБ. Однако, события пошли другим путём, и в 1953 году, будучи учеником 8 класса школы, я самовольно пошёл хоронить Сталина и чудесным образом уцелел в самой страшной мясорубке на Трубной площади. После смерти Сталина я узнал от матери частичную правду о моих предках.
         В 1955 году поступил в Московский Энергетический Институт им. Молотова (тогдашнее официальное название), который окончил в 1961 году по специальности теплофизика. Во время учёбы соблазнился (как и дед) коммунистическими идеями и на 4 курсе института был принят в КПСС. Мой флирт с КПСС продолжался до падения Хрущёва, а потом принёс много огорчений, так как я участвовал в лёгком патийном диссидентстве, получил строгий выговор за непартийные высказывания и стал, в частности, невыездным. С началом перестройки с удовольствием вышел из партии.
         После окончания института проработал 10 лет в КБ, которое готовило пилотируемый полёт на Марс. Я занимался созданием ионного двигателя для этого полёта. Результаты были весьма успешными, но в конце концов после американских успехов в освоении Луны наше КБ перепрофилировали, а нас самих перевели в штат сотрудников Института Атомной энергии им. Курчатова, где работы по двигателям в научном плане ещё продолжались какое-то время. Я принимал в них участие. Наиболее интересной работой в этом направлении была разработка плазмогенератора для советско-французского космического эксперимента АРАКС (искусственные полярные сияния). Первоначально генератор струи плазмы, исходившей из ракеты в полёте, был заказан NASA, однако куратор проекта с советской стороны акад. Сагдеев узнал о наших разработках в этой области. Договор с американцами был разорван, а с нами заключён. Сотрудничество нас и одного из ракетных заводов привело к созданию генератора плазмы, который весил в 5 раз меньше американского, а его производительность была 10 раз больше американского. Космические запуски прошли успешно.
         До начала перестройки я продолжал заниматься созданием источников ионов разнообразного назначения, однако постепенно потерял интерес к экспериментальной физике, который сменился интересом к парапсихологии, поскольку открыл в себе лет 10 тому назад некие необычные способности. Изменение творческих интересов привело к тому, что, оставаясь сотрудником Курчатовского центра, я переключился как специалист по компьютерам, на проблемы приборной медицинской диагностики. В настоящее время занимаюсь клиническими испытаниями нового, т.н. «матричного» кардиографа.
         Однако в действительности меня интересует бесприборная медицинская диагностика на расстоянии, бесконтактное лечение на больших расстояниях (десятки, сотни, тысячи километров) и создание теоретических основ объединения точной науки, парапсихологии и религии. Более внимательное изучение проблем парапсихологии привело меня к выводу, что плохая воспроизводимость парапсихологических эффектов связана с тем, что человек-парапсихолог, пытаясь добиться результата, вступает во взаимодействие (сотрудничество или конфронтацию) со Сверхразумом. Что это за Сверхразум — пришельцы или Бог — сказать трудно. Наиболее вероятным мне представляется, что Сверхразум есть именно Бог. Его возможности неизмеримо больше человеческих. Мы вроде детей, играющих в песочнице во взрослые игры, а воспитательница стоит рядом и в случае чего…
         Поэтому, я полагаю, что люди делятся в первую очередь не по конфессиональному или национальному признаку, а на атеистов и людей, верящих в любую версию Бога. Надо в поступках своей жизни учитывать, что кроме человеческого разума существует Сверхразум, перед которым мы все — дети. Как мы при этом славим Бога, это не очень важно, нас простят, если что не так. Ошибкой является утверждение о единственности и правоте своего верования. Такое рассуждение напоминает разговор о том, какой язык лучше: русский, английский или, скажем, иврит. Конфессия, к которой ты принадлежишь, имеет этнографический характер, и сам я причисляю себя к православным христианам постольку, поскольку это религия моих предков. Мои взгляды на роль христианства близки ко взглядам Льва Толстого. Я восхищаюсь личностью этого Человека и беру его в пример для себя, но, если встаёт выбор между установками моей церковной организации и моей совестью, я выбираю совесть. Скажем, когда я узнал, что моя церковь причислила адмирала Ушакова к лику святых, я удивился и огорчился. Убийца любого ранга не может быть святым. Бог требует от нас этического самосовершенствования в духе десяти заповедей и поощряет методом кнута и пряника движение в данном направлении. Отсюда разрешительный характер медицинской диагностики и лечения любым (в том числе и классическим, и нетрадиционным) способом. На эту тему мои коллеги по данному направлению творчества и я написали десятка 2 статей, которые сейчас располагаются на сайте http://trialog.km.ru .





СТАТЬИ В СЕТЕВОМ ЖУРНАЛЕ "ЗАМЕТКИ ПО ЕВРЕЙСКОЙ ИСТОРИИ"


О главной функции еврейского народа № 75
Общество потребления: портрет в интерьере. Ответ госпоже Грайфер № 51
Горький урожай октябрьского посева № 49
Трудно стать Богом № 37
О науке и любопытстве. Приложение: автобиография № 26


НА ФОРУМЕ ПОРТАЛА "ЗАМЕТКИ ПО ЕВРЕЙСКОЙ ИСТОРИИ"


"Кванты и религия"



_Реклама_