Garbar1
Давид Гарбар



Вера и неверие

ПЬЕР ТЕЙЯР де ШАРДЕН - СВЯЗЬ ВРЕМЕН


	" Будь благословенна, мощная Материя,
		непреодолимая  Эволюция, 
			вновь и вновь рождающая Реальность,
				ты, заставляющая нас в каждый момент
					выходить за наши пределы
 						и тем самым требующая от нас
							  все далее и далее преследовать  Истину ".
									Пьер Тейяр де Шарден. 


    
    
ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

         Вопросы
 
Мы приходим в Мир поодиночке.
И поодиночке покидаем Мир.
Кто мы в нем ? Лишь камешки, листочки ?
Жители пещер, шатров, квартир ?
Или духи, Божьим провиденьем
В плоть облечены и спущены с Небес ?
Чтобы промелькнуть здесь как виденье ?
В наказанье мы, иль в поощренье ?
И за что ? И по чьему веленью ?
Кто ведет нас ? Ангел  или Бес ?
Кто вдыхает в нас живую душу ?
Как она уносится назад ?
Спрашиваю. А ответа трушу. - 
Что там за чертою: Рай иль Ад ?
 
Нет конца вопросам... Нет ответов
И, возможно, счастлив человек
Тем, что от зимы до лета,
От осенней слякотной поры
И до предвесеннего рассвета
Задает вопросы - без ответов.
И проходит отведенный век...

    

    
     Когда-то я написал это стихотворение "Вопросы" и посвятил его своему другу Эрнсту Аркадьевичу Левкову. Его уже нет на этом свете. Вопросы остались.
     Я уже и тогда читал "Феномен человека". Но сейчас, перечитывая эту книгу заново, понял, что многие ответы на мои "вопросы" дает Пьер Тейяр де Шарден.
    
     Один из авторов статей о Пьере Тейяре назвал его "Галилеем ХХ века". Что это,- художественный образ, метафора, эмоциональное преувеличение? Или истинная дань жизни, трудам, научному и человеческому подвигу этого человека ? Попытаемся ответить на этот вопрос. Но сначала о другом.
     Когда я задумываюсь над внематериальными причинами "перестройки", над теми идеями, мыслями, сомнениями, которые оказались "посеянными" в головах нашего поколения, то среди книг, которые мы читали (иногда в "закрытых" залах библиотек, чаще, - передавая друг другу), наряду с книгами Дж. Бернала, Г. Гроция, Н. Макиавелли, Б. Рассела, А. Дж. Тойнби, Н. Федорова и других я непременно вспоминаю книгу П. Тейяр де Шардена "Феномен человека". Эту книгу (в числе прочих, названных выше) я храню. И время от времени перечитываю. И каждый раз нахожу нечто новое. И важное. Такая это книга.
     Кто же он , Мари-Жозеф Пьер Тейяр де Шарден (таково его полное имя, данное ему родителями, Бертой и Эммануэлем Тейяр де Шарденами, у которых он был четвертым ребенком из одиннадцати)?
     П. Тейяр родился 1 мая 1881 г. в фермерской семье в Оверни. Овернь- горная страна в центре Франции славится не только тем, что последней в Галлии была покорена Римом, не только упорством (и упрямством) своего народа, но и тем, что отсюда, из Оверни вышли и первый историк франков Григорий Турский, и первый из церковных реформаторов, математик и философ Герберт Орийякский, который в знаменитом 1000 году был даже папой. Отсюда из Оверни был и другой великий математик и философ Блез Паскаль. И поэт Жак Делиль. С Овернью связан и род Аруэ, давший Франции Вольтера, с которым Пьер Тейяр был связан родством. Если добавить, что в годы Второй мировой войны Овернь была одной из главных баз Сопротивления, то картина будет почти полной.
     Но в годы, когда там, в Оверни родился Пьер Тейяр де Шарден, это была настоящая французская "глубинка". Школ было мало. И лучшими среди них были те, что принадлежали богатому ордену иезуитов, обосновавшихся здесь еще со времен войн с протестантами. В одну из таких школ и отдали одиннадцатилетнего Пьера. Это был шаг с трудно предсказуемыми последствиями, наложившими отпечаток на всю дальнейшую жизнь и судьбу Пьера Тейяр де Шардена.
     После окончания Коллеж Нотр-Дам-де-Монгре, где он в 18 лет вступил в Орден, юноша закончил иезуитскую семинарию, потом преподавал в иезуитском коллеже в Каире, - и все время занимался самообразованием (в основном, в области геологии, химии, палеонтологии, философии). Всю Первую мировую войну он прослужил на передовой в качестве санитара и был даже награжден Военной медалью и орденом Почетного легиона.
     В 1920 г. Пьер Тейяр де Шарден защитил в Сорбонне докторскую диссертацию и стал профессором кафедры геологии Католического университета в Париже. Вот тут-то и появились первые "проблемы". Выяснилось, что лекции молодого профессора, собиравшие многочисленную аудиторию,"не вписывались" в университетскую программу. И хотя он не участвовал в диспутах, - руководству Университета и Ордена стали поступать доносы о его якобы еретических взглядах, и в частности, об отрицании им "первородного греха". В создавшейся обстановке Тейяр де Шарден вынужден был в 1923 году отказаться от чтения курса и уехать в палеонтологическую экспедицию в Монголию и Северо-Западный Китай (в 1925г. в связи с запретом Ордена на публичные лекции он окончательно порвал с Университетом). Как писал Б.А.Старостин,-"это еще не было согласие полностью отказаться от пропаганды своих взглядов, которое в 40 - 50 х годах Тейяр выражал в письмах к Генералу Ордена иезуитов, но все же это был определенный компромисс". При жизни Тейяра де Шардена его эволюционные и философские воззрения были сравнительно мало известны именно вследствие запретов на публикации со стороны орденских властей. Даже попытка апеллировать к Папе Римскому в 1948 году не дала положительных результатов. Запрет не был снят. Теперь Большой энциклопедический словарь 1997 года называет его " палеонтологом, философом и теологом, оказавшим влияние на обновление доктрины католицизма". Воистину,- "нет Пророков в своем Отечестве". Но вернемся к Тейяр де Шардену.
     Поставленный в условия запрета на публичную научную деятельность, Пьер Тейяр сосредоточился на экспедиционных работах. Там в Китае, в 1929 году экспедиция, в которой он работал вначале геологом, а затем ее руководителем, открыла знаменитого "китайского человека"- синантропа. Это открытие принесло Пьеру Тейяр де Шардену мировую славу. Потом было еще много экспедиций: по Китаю, Монголии (Гоби), Бирме, Индии, Яве. В связи с агрессией Японии против Китая было "великое сидение" в Посольском квартале Пекина (1937 - 1946), когда он написал основные свои труды, включая и "Феномен человека". Потом было возвращение во Францию, признание, избрание в 1950 году в парижскую Академию (в число 48 "бессмертных"). Было предложение занять кафедру в Коллеж де Франс - старейшем научном центре Франции. И опять запрет со стороны руководства Ордена и папской курии. И опять путешествия, работа в фонде Уэннер - Грен Фаундейшен (США) в качестве директора экспедиции в Южной Африке (1951). И смерть в 1955 г. в Нью-Иорке - от сердечного приступа.
     Была жизнь ученого и монаха, путешественника и члена Парижской Академии, естествоиспытателя и философа, верившего в справедливость своих идей и вынужденного всю жизнь молчать, следуя требованиям своих косных "пастырей", чье дело он спасал, адаптируя веру к требованиям и уровню знаний ХХ века. Воистину " Галилей нашего времени".
     Во что же он верил, Мари-Жозеф Пьер Тейяр де Шарден ? О чем таком, что "мешало спокойно спать" его "старшим братьям по Ордену", говорил и писал он ? Что мешало ему порвать с Орденом и стать вольнодумцем, как это сделали такие же выпускники католических учебных заведений, как Эрнест Ренан и Анатоль Франс ? Почему по словам его американского биографа Д. Мак Карти," будучи священником - иезуитом, он придерживался весьма подозрительных и неортодоксальных, как было признано, взглядов на творение и эволюцию, но, тем не менее, смиренно повиновался воспрещению со стороны ордена на попытки изложить эти взгляды в форме преподавания или публикации. Его профессия, палеонтология, звала его изучать прошлое, но в своей мысли и трудах он больше имеет дело с будущим человека и общества " ? Как все это понять и увязать ? И что нам в его взглядах? Почему нам так важно прочесть и понять его книги ? Вопросы. Вопросы... .
     Будучи глубоко и искренне верующим, он ученый - геолог и палеонтолог испытывал не потребность, а необходимость понять и увязать известные ему факты материального и духовного мира. Я уже приводил его сравнение с Галилеем. Оно более, чем уместно, ибо как Галилей "убрал" Землю из Центра Вселенной, так и Тейяр де Шарден " убрал" человека "из статического центра Мира", поставив его "на вершину эволюции, что много прекрасней".-
     Я не стану пересказывать содержание его замечательной книги. Это невозможно. Да и не нужно. Ее нужно прочесть. Скажу только, что чтение этой книги и для меня, ученого - геолога, естествоиспытателя, делает еще более понятной и важной роль науки в современном обществе; делает более понятной и приемлемой идею Бога. Может быть, это главное. Ибо для людей ХХ - ХХ1 веков, уже достаточно образованных, чтобы усомниться в Боге, но еще недостаточно образованных, чтобы понять и принять Его в новом обличье, в новом качестве, в его истинной и высшей ипостаси, эта книга дает Шанс. Может быть, это главное.
     Но есть и другие важные аспекты. Только у Тейяр де Шардена я впервые прочел отповедь индивидуализму, расизму и нацизму с позиций биолога - теоретика, с позиций глубокого знания прошлого, настоящего и предвидения будущего Человека. Только у Тейяр де Шардена я прочел такой Гимн во славу Эволюции, Разума и Человечества, во славу Ноосферы, во славу Любви,- которая есть Энергия и которая есть Бог. И здесь он сближается с уже цитированным мной А.Дж. Тойнби и с В.И.Вернадским, о котором речь еще, возможно, впереди.
     Прошли годы. Ушел из жизни крупный ученый и великий философ Пьер Тейяр де Шарден. Ушел, так и не увидев напечатанными главных своих работ. Теперь многие из них опубликованы и пришли к читателям. О чем он думал, когда его книги - плоды его трудов и неусыпных размышлений запрещались к публикации? Думал ли он о косных и малограмотных пастырях, так и не понявших, что в его книгах и заключается "выход" к Богу ? Думал ли он о славе (хотя она и не обошла его стороной при жизни и, возможно, защитила от еще больших преследований)? Думал ли он о Боге, который все видит и всех рассудит? Наверное, думал. Конечно, мог думать. Но я знаю наверняка, что прежде всего он думал о людях, о Человечестве, о его настоящем и еще больше о его будущем. Я не знаю, писал ли он стихи. Многие его тексты читаются как верлибр. Но, если и не писал, то в душе он был Поэтом, певцом Жизни. Таким он и останется в памяти людей. Я начал эту статью - эссе с цитаты из Пьера Тейяр де Шардена. И закончить хочу двумя его цитатами:
     "Я думаю, вряд ли у мыслящего существа бывает более великая минута, чем та, когда с глаз его спадает пелена и открывается, что он не затерянная в космическом безмолвии частица, а пункт сосредоточения и гоминизации универсального стремления к жизни"... . И еще одна: "Склонившись над бездной прошлого, будем наблюдать ее меняющуюся окраску. Из века в век цвет сгущается. Вот-вот что-то вспыхнет на молодой Земле. Жизнь! Вот Жизнь!
    
     P. S. Я еще раз перечитал эту книгу. Как много в ней такого, что роднит его не только с великим русским естествоиспытателем В. И. Вернадским и великим английским историком А. Дж. Тойнби, но и с нашими великими еврейскими философами - каббалистами. Воистину человеческий разум не знает границ, ни территориальных, ни временных, ни национальных. Воистину так. И это обнадеживает.
    
     P. P. S. Я долго колебался: посылать ли мне эту статью в редакцию журнала. Статья была написана давно. И первый вариант ее был давно опубликован в газете "Круг" (Кельн). Герой ее, кажется, никакого отношения к евреям и еврейству не имел. Тем не менее, вернуться к ней меня заставила статья уважаемого Виталия Лазаревича Гинзбурга в №23 "Заметок". В том числе и такая его фраза: "Не могу с уверенностью указать ни одного физика или биолога, который был бы теистом".
     Тейяр де Шарден был выдающимся ученым-антропологом. Одним из самых выдающихся. Он был одним из первооткрывателей синантропа и членом Французской Академии наук (одним из ста "бессмертных"). И членом ордена иезуитов. И он верил в Бога. Верил. В своего Бога.
     Не будем торопиться с окончательными выводами. Может быть, как А. Эйнштейн, стоит верить в "Бога Спинозы"? А придет Машиах - разберется.
    
     Я начал эту статью своим стихотворением из цикла "философских".
     И закончить хочу тоже стихами:
    
    
Вера и неверие

    

"Бог там, куда Его пускают"
     (Хасидская мудрость)
    

В неверии не только страшный грех.
В неверии таится горькая тоска.
Неверующий жив. Но лишь пока...
И смерть - предел. Предел мечтаний всех.

Спасенный Верой, уходя из плена
Земного, надеется, что там, в мирах иных
Он встретит близких, милых и родных.
И только плоть его - добыча тлена.

Без спросу входит Бог в бездушные тела.
А человек решает сам: жить с Богом
В душе. Или оставить за порогом.
Но и ответ несет он за свои дела.

Я не даю совета никому.
И мне никто  не может дать совета.
Ты Человек. И тяжкий груз Ответа
Ты сам отдашь. Но - Богу одному.

В неверии не только страшный грех.
В неверии конец надеждам и мечтам.
Пусть сказано: "Не знаю что ждет там".
Но что-то ждет же? Ждет нас всех.

   P. S. В бездушные предметы входит Бог,
Когда угодно - это право Бога.
Я на распутье: где моя дорога!?
Как мне узнать Его у моего порога? 
Как мне впустить Его? Да и войдет ли Бог?
Дуйсбург, 2-3. 04. 2002г. Не публиковалось.

   


    
         
___Реклама___