Анатолий Хаеш
А.И. Хаеш
Еврейская эмиграция по материалам фонда Департамента общих дел МВД в РГИА
Петербургский институт иудаики

Источниковедческий и генеалогический анализ [1]

 

Отношению царского правительства к еврейской эмиграции и внешним результатам деятельности Еврейского колонизационного общества (ЕКО) посвящено несколько общедоступных публикаций[2]. Подробнее деятельность ЕКО описана в дореволюционных изданиях, их библиография приведена в указателе В. Е. Кельнера и Д. А. Эльяшевича[3]. В названных источниках, однако, не раскрыт внутренний механизм деятельности ЕКО, не описаны формы наблюдения за нею со стороны МВД и губернской администрации и соответствующий документооборот. Генеалогическим сведениям, содержащимся в документах, вообще не уделялось внимания. Цель предлагаемой статьи – описать и частично представить материалы, хранящиеся в Российском государственном историческом архиве (РГИА), относящиеся к указанным темам. Это 14 дел о ЕКО в фонде 1284 ‑ Департамент общих дел МВД, опись 224 (1906‑1914 гг.)[4]. Поскольку все они вписаны в одну опись, мы в последующих ссылках опускаем реквизит «РГИА. Ф. 1284. Оп. 224».  По содержанию материалы  дел можно подразделить на три группы:

1. Документы общего характера (нормативные акты, докладные записки, протоколы заседаний и т.п.) – 2 дела.[5]
2. Переписка по вопросам выдачи выходных свидетельств – 4 дела[6].
3. Переписка о персональном составе сотрудников ЕКО – 8 дел.[7]
 

Рассмотрим каждую группу документов, извлекая из них сведения, отсутствующие в современных публикациях.

1. Документы общего характера

Нормативные акты 1892 года

Предыстория основания ЕКО в 1891 году в Лондоне бароном Морицем Гиршем де Герейт (1831‑1896)[8], описана в упомянутых публикациях. Через своего сотрудника, члена английского парламента Арнольда Уайта, дважды посещавшего Россию, барон Гирш хлопотал о разрешении в ней деятельности общества. Изложение в архивном деле последующих событий содержит дополнительные детали: «Принципиальный вопрос о возможности воспользоваться содействием барона Гирша к уменьшению еврейского населения в России, и общий план его предприятия были представлены на ВЫСОЧАЙШЕЕ благовоззрение. На всеподданнейшем докладе бывшего Министра Внутренних Дел, Статс-секретаря И. Н. Дурново ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР АЛЕКСАНДР III 20 июня 1891 года начертал: “ВСЕ ЭТО ХОРОШО, НО СЛЕДИТЬ ЗА НИМИ ЗОРКО. Засим вопрос… рассматривался в Комитете Министров. ...Комитет Министров присоединился к выраженному в представлении Министра Внутренних Дел мнению о том, что всякие меры, клонящиеся к уменьшению количества еврейского населения в России, заслуживает особого внимания и сочувственного к ним отношения. Принимая вместе с тем во внимание, что Еврейская Колонизационная Ассоциация[9], преследуя, согласно ее уставу, исключительно филантропические цели, обеспечена основным капиталом в 50 миллионов франков и, что будущая деятельность общества в России не потребует от Правительства ни денежных затрат, ни каких-либо со стороны Правительства обязательств, Комитет Министров препятствий к разрешению учрежденному бароном обществу открыть в России свою деятельность по переселению евреев из Империи, не встретил, и нашел при этом полезным поощрить таковую дарованием евреям, переселяющимся из России, некоторых льгот, а именно: постановить, что означенным евреям выходные свидетельства выдаются бесплатно, что они освобождаются от воинской повинности и от могущего причитаться с них штрафа, наложенного за уклонение от этой повинности, а также от казенных взысканий по нарушению уставов казенного управления, и что остающиеся в России семейства евреев не подвергаются никаким штрафам и не привлекаются к исполнению воинской повинности взамен выехавших в призывном возрасте их единоверцев. По обсуждении затем частностей этого дела, Комитет Министров постановил: 1) Разрешить английскому акционерному обществу, под названием “Еврейская Колонизационная Ассоциация”, открыть в России деятельность свою по переселению евреев из Империи, согласно выработанным для сего правилам… 2) Предоставить Министру Внутренних Дел преподать особые указания о порядке составления списков выселяющихся евреев и выдаче им выходных свидетельств и о надзоре за выездом получивших таковые свидетельства. 3) Предоставить Министру Внутренних Дел: а) по соглашению с Министром Финансов, в каждом отдельном случае, освобождать помянутых в предыдущем пункте …евреев от причитающегося с них штрафа, наложенного за уклонение от воинской повинности…, а также от казенных взысканий по нарушению уставов казенного управления, если не будет обнаружено движимого или недвижимого имущества, обеспечивающего поступление означенного штрафа и взысканий, и б) по соглашению с Министром Юстиции, разрешать выдачу… выходных свидетельств также и тем евреям, о коих возбуждены дела по маловажным проступкам… и не сопряженных с гражданским иском, не распространяя сего правила на дела, производящиеся по частным обвинениям. Изложенные в настоящем п. 3 сего положения Комитета постановления подлежат объявлению Еврейскому Колонизационному Обществу без опубликования оных во всеобщее сведение»<[10]. Пунктом 3«а» Комитет Министров ограничил льготу выселяющимся евреям штрафами, подпадавшими, по тогдашней терминологии, под рубрику «безнадежные ко взысканию», то есть фактически из выселяющихся евреев освободил от штрафов лишь неимущих. Постановление было утвержденные Александром III в Гатчине 8 мая 1892 года одновременно с «Правилами для деятельности в России учрежденного в Англии акционерного Еврейского Колонизационного Общества»[11]. Правила разрешали ЕКО учредить в Петербурге центральный комитет (ЦК), а в других городах России учреждать местные комитеты и назначать местных уполномоченных. Деятельность ЕКО в России была, следуя указаниям Александра III, поставлена под «зоркий» контроль царской администрации. В публикациях, посвященных ЕКО, об этом сказано скупо: «Члены Центр. комитета ЕКО намечаются советом в Париже и утверждаются русским правительством». Поэтому приводим соответствующие пункты «Правил» 1892 года: «3. Центральный комитет общества находится в ведении и под наблюдением Министра Внутренних Дел, по Департаменту Полиции. Он состоит из 7‑11 членов, назначаемых с разрешения Министра Внутренних Дел председателем совета названного общества… 6. Решения центрального комитета приводятся в исполнение не иначе, как с разрешений Министра Внутренних Дел. Если Министр, в течение одного месяца со времени получения решения не поставит центральный комитет в известность об отмене принятых комитетом решений, то последние могут быть приведены в исполнение. Центральный комитет обязан ежегодно представлять Министру Внутренних Дел отчет об истекшей своей деятельности. 9. Члены местных комитетов и уполномоченные назначаются центральным комитетом… с предварительного разрешения Министра Внутренних Дел». 10. Все распоряжения местных комитетов и уполномоченных доводятся до сведения губернаторов, которые могут приостановить исполнение сих распоряжений, представляя о сем на усмотрение и разрешение Министра Внутренних Дел.
      

Докладная записка А.С. Путилова

ЦК ЕКО в Петербурге, который согласно п. 6 «Правил» должен был информировать МВД обо всех решениях, с середины 1896 года перестал высылать Департаменту полиции протоколы своих заседаний, ограничившись представлением ему годовых отчетов. Это обнаружилось, когда наблюдение за деятельностью ЦК было передано из Департамента полиции в ДОД. Последний, после неоднократных требований, получил в 1909 году из ЦК протоколы его заседаний за прошедшие 13 лет[13]. Начальник отделения ДОД А. С. Путилов проанализировал эти протоколы и 20 декабря 1910 года подал директору Департамента А. Д. Арбузову обширную докладную записку[14]. Она составлена в духе известного циркуляра 1903 года, которым министр внутренних дел В. К. Плеве запретил в России сионистские общества[15]. Путилов докладывал, что « …деятельность Еврейского Колонизационного Общества в России от цели, поставленной ему Правительством – содействовать переселению евреев в другие страны, значительно уклонилась и в течение упомянутого срока 1909 годы] направлялась к улучшению экономического быта евреев в черте оседлости»[16] Новые направления деятельности ЕКО в России Путилов разделил на шесть категорий: 1) пособия и ссуды еврейским колониям; 2) денежная помощь на распространение среди евреев начального образования; 3) ссуды и субсидии на развитие и распространение сельскохозяйственного и ремесленного образования; 4) организация среди ремесленников трудовой помощи; 5) содействие организации и развитию дела мелкого кредита; 6) участие в предприятиях, преследующих цель ‑ улучшение материального положения бедной еврейской массы. Ссылаясь на номера и даты протоколов заседаний ЦК[17], Путилов  очень подробно описал каждое из направлений. Они известны из опубликованных источников, поэтому остановимся на местах записки, содержащих новые факты или интересные комментарии. Путилов отметил, что:  «Осуществляя новые задачи без разрешения Правительства, Еврейское Колонизационное Общество делает попытки свою деятельность легализовать, о чем Парижским Советом в 1897 году и Центральным Комитетом Общества в 1904 году были возбуждены соответствующие ходатайства. Министерство Внутренних Дел… 9 декабря 1904 года сообщило Центральному Комитету, что оно признало возможным подвергнуть обсуждению упомянутые ходатайства о расширении деятельности Общества лишь совокупно с предстоящим общим пересмотром действующего закона, регулирующего положение еврейского населения в Империи»[18]. Фактически ответ МВД был отпиской, так как Комиссия для пересмотра действующих законов о евреях, созванная в Петербурге в январе 1904 года,  прервала работу в связи с начавшейся 27 января Русско-японской войной (1904‑1905 гг.)[19]. Переходя в записке непосредственно к эмиграции евреев, Путилов констатировал, что по отчетам ЦК она составила в 1908 году 45000, а в 1909 году 61000 человек. Однако, по его мнению, «судить о росте эмиграции по приведенным цифрам едва ли представляется основание. Дело в том, что Еврейское Колонизационное Общество в рассматриваемый период его деятельности занялось переселением евреев в другие страны не только в порядке Правил 8 мая 1892 года, т.е. с выходными свидетельствами, но и таких, которые выезжали из Империи с обыкновенными заграничными паспортами. Если, с точки зрения Общества, лица последней категории являлись такими же эмигрантами, как выехавшие с выходными свидетельствами, то, с точки зрения закона, считать их эмигрировавшими было бы неправильно, ибо, уезжая из России с заграничными паспортами, эти лица не лишались возможности вернуться в нее в любое время… Казалось бы более правильным судить о деятельности Общества в эмигрантском деле исключительно по количеству евреев, выехавших с упомянутыми свидетельствами. Согласно отчетам Центрального Комитета, за период с 1895 по 1907 год включительно движение за границу евреев этой категории… всего 5480 евреев, что для срока в 13 лет… незначительно»[20] Далее в записке с тревогой отмечается, что «содействие Еврейского Колонизационного Общества возникновению коопераций ремесленников и учреждений мелкого кредита привело к организации еврейской массы и известной ее солидарности, проявившейся особенно в последние смутные годы»[21]
     Отметив, что в силу пункта 6 «Правил», решения ЦК за 1896‑1909 годы вошли в силу, и что из-за отступлений от устава Гродненский губернатор уже возбудил вопрос о прекращении деятельности общества в губернии, Путилов предложил произвести ревизию деятельности ЦК.
     Несколько позже, в апреле 1911 года член Каменец-Подольского комитета ЕКО И. С. Вайслович сообщил в ЦК, что губернатор направил МВД представление о закрытии этого комитета.  В связи с этим председатель ЦК М. А. Варшавский в письме от 29 апреля в ДОД просил проверить фактические данные, на которых это представление основано[22].
     Руководство Департамента реагировало на эти обращения. Директор ДОД 5 июня 1911 года сообщил ЦК, что Министр внутренних дел П. А. Столыпин поручил Путилову «ближайшее ознакомление с деятельностью в России ЕКО»[23].
      

Рапорт А. С. Путилова о его инспекционной поездке

Путилов посетил Либаву, Виленскую, Гродненскую, Минскую и Могилевскую губернии. Его рапорт по результатам инспекционной поездки, поданный в декабре 1911 года директору ДОД, содержит много конкретных фактов, отсутствующих в общедоступных источниках. Особенно интересен раздел о посещении Либавы, непосредственно посвященный эмиграции евреев и содержащий множество чисто бытовых подробностей из жизни эмигрантов. Путилов прибыл в Либаву 18 июля 1911 года, так как оттуда 19 июля должен был отправиться в Нью-Йорк самый большой пароход Русского Восточно-Азиатского пароходного общества «Курск». Приводим раздел рапорта с незначительными купюрами (Приложение 1. Либава). Разделы рапорта, касающиеся посещения остальных губерний также весьма информативны, но в них главное внимание обращено на деятельность местных комитетов, выходящую за рамки «Правил». В Виленской губернии указаны размеры субсидий ЕКО Обществу трудовой помощи, курсам рисования при Виленском художественно-промышленном училище, курсам для жестяников, 18 еврейским колониям на мелиоративные работы и 38 ссудосберегательным товариществам.  Подробно описаны устроенные Обществом трудовой помощи женские учебные мастерские с женской вечерней школой при них и Виленское еврейское ремесленное училище. Последнее Путиловым названо лучшим из всех, им осмотренных, и, по отзыву местных жителей, далеко превосходящим русское ремесленное училище[24]. Путилов посетил также две еврейские колонии – в деревнях Гуры и Долина и несколько домов еврейской бедноты в самой Вильне. Приводим соответствующие отрывки из рапорта (Приложение 1. Виленская губерния). В Гродненской губернии Путилов нашел большинство местных комитетов ЕКО закрытыми. Утверждение новых уполномоченных Министерством приостановлено. Путилов осмотрел еврейские колонии Исаково в Сокольском уезде, Иерусалимская и Галилейская в Волковысском уезде (Приложение 1. Колония Галилейская).
     Наибольшей критике в этом разделе рапорте подверглась деятельность ЕКО по субсидированию ссудосберегательных товариществ:
     «Свойственный всем еврейским товариществам ярко национальный характер особенно резко замечается в товариществах, субсидируемых Колонизационным Обществом. Товарищества выдают ссуду в 100‑150 руб., причем определенного размера процента не установлено. Заемщиками преимущественно являются мелкие торговцы. Мелким ремесленникам ссуды выдаются редко, а евреям-крестьянам совсем не дают. Дела в еврейских товариществах идут очень хорошо, и ссуды покрываются быстро; обороты большие и русские ссудосберегательные товарищества конкурировать с ними не могут, а из смешанных товариществ русские члены постепенно вытесняются, благодаря чему образуется целая сеть замкнутых еврейских организаций, получающих директивы не только от Центрального Комитета Еврейского Колонизационного Общества, на часто от отдельных его уполномоченных и даже вольнонаемных служащих. Подобная постановка дела едва ли допустима с русской государственной точки зрения»[25].  В рапорте описаны аналогичные наблюдения от посещения Минской и Могилевской губерний. Завершается он выводом, что «общество далеко уклонилось от цели, поставленной ему правилами 8 мая 1892 года, и из колонизационного превратилось в осведомительно-благотворительное общество… На основании приведенных выше данных и отзывов местных губернских начальств, деятельность Еврейского Колонизационного Общества в губерниях Виленской, Гродненской, Минской и Могилевской является в отношении ремесленных и профессиональных школ, безусловно, полезной, в отношении поднятия сельского хозяйства евреев – бесцельной, а в деле оказания помощи ссудосберегательным товариществам – нежелательной»[26].  

Предписание МВД о ссудосберегательных товариществах


     21 мая 1912 года в ЦК ЕКО было направлено предписание, подписанное «за Министр Внутренних Дел Харузин». Со ссылкой на представленные ЦК отчеты о деятельности ЕКО и ее обследование, произведенное на местах Северо-Западного края, министр внутренних дел констатировал уклонение этой деятельности от «Правил» и, сославшись на пункт 6, предписал:
     «1) Всякую деятельность по организации и субсидированию вновь возникающих ссудосберегательных товариществ прекратить; 2) к 1 мая 1913 г. ликвидировать счета с ссудосберегательными товариществами, коим были выданы ссуды; 3) привести в порядок дела по выдаче ссуд на мелиоративные работы и другие нужды, и впредь таковую выдачу прекратить; 4) поручать ответственные должности в Еврейском Колонизационном Обществе лишь лицам, утвержденным Министерством; и 5) представляемых к утверждению уполномоченных Центрального Комитета и членов местных комитетов выбирать с большей осмотрительностью».
     Министр добавил, что если «Правила» устарели, то Общество может ходатайствовать об их изменении.
     Деятельность ЕКО в области мелкого кредита была весьма успешной. Однако, ЦК ЕКО было вынуждено оповестить ссудосберегательные товарищества, что ЕКО «по независящим обстоятельствам» прекращает кредитование и предлагает товариществам погасить числящиеся на них долги к 1 мая 1913 года[28].. Год спустя срок этот был, по просьбе ЦК, продлен министром до 1 июня 1914 года[29].
      

Докладная записка М. А. Варшавского


     30 июня 1913 года М. А. Варшавский направил министру внутренних дел обширную «Докладную записку о дополнении ВЫСОЧАЙШЕ утвержденных 8 мая 1892 года Правил для деятельности в России Еврейского Колонизационного Общества»[30], в которой убедительно опроверг обвинения общества в отклонении от цели, поставленной перед ним правительством. В докладной и предваряющем ее обращении к министру Варшавский объяснил, что вначале среди эмигрантов оказалось много лиц, не подготовленных к новым условиям труда, больных и вызывающих опасение, что они лягут бременем на общественное призрение стран иммиграции. После того, как страны ужесточили требования к иммигрантам, шансы устроиться имели лишь люди физически здоровые, подготовленные к ремесленному и земледельческому  труду и располагающие при въезде в новую страну некоторыми денежными средствами. ЕКО и занялось подготовкой такого контингента эмигрантов. Это стало особенно необходимым при той массовости, которую  передвижении евреев приобрело с последних лет XIX века. Особенно интересен раздел записки, освещающий затруднения, которые ЦК ЕКО встречало в своей деятельности из-за недостаточной полноты и ясности некоторых пунктов Правил и желательные изменения в них. Приводим эти разделы записки с минимальными купюрами (Приложение 2). Предлагаемые изменения Правил были рассмотрены в ДОД и, в основном, им поддержаны. Далее вопрос, до его доклада министру внутренних дел, рассматривался 5 февраля 1914 года внутриведомственным совещанием. Выработанная им новая редакция «Правил» была 19 марта согласован с ЦК ЕКО. В справке, представленной Департаментом об этом министру, подчеркивалась польза, приносимая ЕКО в области развития производительного труда среди евреев и говорилось, что «в этой редакции вновь устанавливаемые правила, надо полагать, окажут существенное содействие в деле увеличения выселения евреев из России»[31]. Товарищ министра провел 28 марта 1914 года межведомственное совещание об изменении Правил. По его результатам 25 апреля был составлен доклад для постановки вопроса в Совете Министров. В заседании 16 мая 1914 года Совет Министров «признал соответственным вопрос о дальнейшем направлении и условиях деятельности общества подвергнуть всестороннему рассмотрению в особом межведомственном, при Министерстве Внутренних Дел, совещании из представителей всех заинтересованных ведомств»[32]. Первая Мировая война прервала дальнейшую работу в этом направлении.  

Сообщение российского консула в Копенгагене об эмиграции интеллигентов

А. И. Солженицын, касаясь еврейской эмиграции, отметил в ней низкий процент образованных евреев[33]. В связи с этим заслуживает внимания высказывание посланника САСШ Мориса Игана (Maurice Egan) при Королевском Дворе в Дании в его беседе с представителем консервативной газеты “National tidende”, сообщенное в ноябре 1913 года российским консулом по дипломатическим каналам из Копенгагена: «Только люди, согласные вести молочную телегу или умеющие управлять сельскохозяйственной машиной и вообще не боящиеся запачкать свои руки, являются желательными элементами безусловно нужной нам иммиграции, а не академически образованные интеллигенты, для коих нет никаких шансов в Америке, ибо в них мы совершенно не нуждаемся. Усердно советую им отказаться от переселения за океан…»[34].  

Прочие документы общего характера

В рассматриваемых материалах имеется ряд менее значительных документов общего характера, на содержании которых мы не останавливаемся: Дело «По циркуляру губернаторам от 11 марта 1913 года за № 16 о допустимости продления срока для выезда за границу евреям, выселяющимся из России при посредстве ЕКО и получивших выходные свидетельства»[35] Протоколы заседаний ЦК ЕКО в 1911 году: 3 мая, 7 июня, 27 сентября, 4 октября, 18 ноября[36], 22 декабря[37] Письма ЦК ЕКО в ДОД от 13 октября 1908 г.,  1 мая 1909 г. о типичных трудностях эмигрантов при получении удостоверения полиции  о неимении препятствий к выезду за границу; от 11 марта 1910 г. разрешении созвать в Либаве съезд представителей ЕКО[38].

2. Переписка по вопросам выдачи выходных свидетельств

Вопросные листы

Делопроизводство, предшествующее получению выходных свидетельств было сложным и длительным. Сначала местные комитеты или уполномоченные ЕКО должны были оформить на каждую семью и одиночку, желающих выселиться из России, обширную анкету по форме, предписанной «Указаниями министра внутренних дел»[39]. Анкета составлялась в двух экземплярах: на белой бумаге (белый листок) и на синей бумаге (синий листок), причем обоим листкам присваивался один номер. Белый листок следовало отправить в правление ЕКО в Англии, а синий – губернатору. Рассмотренные в Англии белые листки высылались в ЦК ЕКО в Петербурге. Там на белые листки лиц, назначенных к переселению, ставился штемпель ЦК, после чего эти листки высылались в Департамент полиции. В свою очередь губернаторы, получив синие листки, должны были тщательно проверить состав семьи, отсутствие у недоимщиков движимого и недвижимого имущества, отсутствие иных законных причин, препятствующих выезду из России. Затем, получив из Департамента полиции белые листки на выезжающих евреев, губернаторы должны были сличить их с синими листками и, если нет расхождений, оформить выходные свидетельства на тех евреев, для выезда которых нет препятствий. Выходные свидетельства вместе с относящимися к ним белыми листками губернаторы должны были выслать оформившим эти белые листки местным комитетам или уполномоченным ЕКО. Кроме того, списки евреев, получивших выходные свидетельства, губернаторы должны были регулярно представлять в Департамент полиции (позже в ДОД). В свою очередь местные комитеты и уполномоченные должны были сообщать в ЦК ЕКО обо всех лицах, получивших выходные свидетельства. Число выданных свидетельств и выехавших по ним евреев приведено в таблице.

Число выходных свидетельств и выехавших по ним евреев[40]

Годы

Число свидетельств

Число

евреев

Годы

Число свидетельств

Число

евреев

1893

28

208

1905

62

365

1894

562

3112

1906

32

201

1895

228

1592

1907‑8

1896‑9

1909

23[41]

87

1900

52

374

1910

18

30

1901

61

444

1911

101

272

1902

21

148

1912

222

782

1903

1

3

1913

272

1047

1904

161

1139

Итого

1844

9434

  Хотя число евреев, получивших выходные свидетельства, ничтожно мало в сравнении с почти миллионом выехавших евреев, для генеалогов эти 1844 свидетельства представляют особый интерес, так как после выдачи каждого из них мог сохраниться в архивах синий листок, а иногда и белый листок. Эти листки получили в ЕКО название «Вопросный лист», причем каждый содержал 24 вопроса, предписанные упомянутыми выше Указаниями министра (Приложение 3). 28 таких листов (все белые) уполномоченный ЕКО Брунин представил Херсонскому губернатору, так как вписанные в них евреи заявили о нежелании выселяться в Аргентину. 18 февраля 1906 года губернатор выслал листы в Департамент полиции, откуда они при передаче дел ЕКО в ДОД попали в его архивный фонд[42]. Всего в делах ДОД сохранилось 37 белых вопросных листов на евреев, отказавшихся покидать России по выходным свидетельствам. Судьба более чем 1800 остальных белых листов не известна, так как в Указаниях ничего не сказано, что уполномоченным и членам местных комитетов следовало делать с листами дальше. Синие листы, содержание которых тождественно белым, поступали к губернаторам и поэтому могли сохраниться в местных архивах. Поиск их – благодарная задача для архивистов и генеалогов.  

Списки семей, получивших выходные свидетельства

Основное содержание рассматриваемых дел – переписка, связанная с выдачей выходных свидетельств. Она велась в соответствии с упомянутыми Указаниями. Не имея возможности представить ее в полном объеме, ограничимся типовым примером[43]:

20 февраля 1907 года ЦК ЕКО представил в ДОД «вопросный лист семейства А. Цывина, который предполагает переселиться в Австралию». 25 февраля 1907 года ДОД высылал Могилевскому губернатору «белый листок на семейство Абрама Ицки Цывина… на зависящее распоряжение». 30 мая 1907 года Могилевский губернатор препроводил в ДОД: «Список лицам, переселяющимся из России в Австралию при содействии ЕКО» (Табл. 1) Хотя информативность таких писем с генеалогической точки зрения ниже, чем вопросных листов, они ‑ хорошая основа для продолжения исследований.    

Таблица 1.

Список лицам, переселяющимся из России в Австралию при содействии ЕКО

№№ по порядку

Наименование лиц

Примечания

1

Еврей местечка Шумяч Климовического уезда Могилевской губернии Абрам Ицка Цывин 48 лет от роду

Выходное свидетельство Могилевского губернатора выслано в ЦК ЕКО мая__ 1907 за №____

2

Жена его Вихна Цывин 46 лет

 

Сыновья

3

Вульф-Гирша 21 года

4

Янкель-Лейба 20 лет

5

Беньямин 17 лет

6

Залман 10 лет

 

Дочери

7

Сора-Ита 12 лет

8

Бейля 5 лет

  ЦК ЕКО регулярно представлял в ДОД списки евреев, покинувших Россию по выходным свидетельствам. В делах сохранилось два таких списка: всех 23 семейств, выселившихся за 1909 год (Приложение 4)[44] и список 58 семейств, выселившихся за январь – август  1911 года[45]. Формат этих двух списков несколько иной. Наличие в них графы «Через какой порт или пограничный пункт проехал» облегчает поиск сведений в иностранных архивах.  

Переписка о детях, родители которых погибли при погромах 1905 года

В фонде сохранилось дело об эмиграции в 1906 году детей-сирот[46]. Суть его ясна из сохранившейся копии письма министра внутренних дел П. А. Столыпина министру иностранных дел А. П. Извольскому[47]. Приводим его полностью с краткими комментариями, основанными на документах того же дела.     МИНИСТР                                                                                                           Копия

   ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

 

Его Высокопревосходительству

А. П.

  Извольскому

Милостивый Государь

Александр Петрович
     Комитет для оказания помощи евреям, пострадавшим от погромов, обратился в Министерство Внутренних Дел с ходатайством[48] об облегчении возможности отъезда за границу, для оставлении России навсегда, тех малолетних детей из евреев, которые лишились, во время происходивших осенью минувшего года погромов, своих родителей, и ныне имеют быть отправлены за границу, где или будут усыновлены изъявившими на то согласие своими единоверцами, или будут помещены в различных воспитательных заведениях.
     Затруднением при отправке этих детей за границу, при отсутствии их родителей, служит, по заявлению названного Комитета, утрата ими всех документов, уничтоженных происходившими во время погромов пожарами.
     Признав ходатайство названного Комитета заслуживающим внимания, Министерство внутренних Дел нашло возможным малолетним детям, потерявшим родителей во время бывших погромов и оставшихся круглыми сиротами, предоставить право на отъезд за границу, в случае утраты ими документов о личности, по особым выходным свидетельствам, применительно к порядку, установленному для эмигрантов, отправляемых при содействии Еврейского Колонизационного Общества (п. 15 и след. ВЫСОЧАЙШЕ утвержденных 8 мая 1892 года правил для деятельности Еврейского Колонизационного Общества) и с теми же последствиями в отношении отбывания воинской повинности, причем удостоверением личности сирот  должны служить удостоверения местных раввинов, засвидетельствованные полицией, о том, что данный ребенок, действительно, круглый сирота, потерпевший от погрома.
     Такое распоряжение Министерства[49] сообщено было к сведению и руководству подлежащим Губернаторам и, на основании его, Екатеринославским Губернатором выданы были 8 и 27 июня сего года выходные свидетельства[50] одиннадцати сиротам, оставшимся после жертв октябрьского погрома, выехавшим по ним в Германию.
     В настоящее время Центральный Комитет Еврейского Колонизационного Общества обратился ко мне с просьбой оказать заступничество помянутым одиннадцати сиротам, особо поименованным в прилагаемом при сем списке[51], так как по заявлению Комитета, в Германии делают затруднения пребыванию этих сирот, требуя от них обыкновенных заграничных паспортов[52].
     Полагая, что на обязанности русского Правительства лежит священный долг принять попечительное участие и оказать всяческое содействие устройству судьбы малолетних детей, потерявших во время бывших погромов своих родителей, я обращаюсь к Вашему Высокопревосходительству с покорнейшей просьбой, не изволите ли признать возможным войти по настоящему делу в сношение с Германским Правительством, коего, объяснив положение одиннадцати помянутых сирот, покинувших Россию, и избравших местом своего жительства Германию, просить оказания им защиты и покровительства, а равно содействие к удовлетворению справедливых их требований в той мере, как это допускается местными законами, трактатами и установившимся обычаем. В ожидании уведомления о последующем, прошу Вас, Милостивый Государь, принять уверения в отличном моем уважении и совершенной преданности.                                                Подписал: П. Столыпин Верно: №16840 23 Августа 1906 года.   В ответе 30 сентября 1906 года сообщалось, что «Министерство Иностранных Дел не преминуло поручить ИМПЕРАТОРСКОМУ Посольству в Берлине  войти в сношение с Германским Правительством…Ныне упомянутое Посольство по телеграфу запросило Министерство о том, где именно в пределах Германской Империи находятся названные еврейские сироты»[53].
     Приводим список, отправленный 10 октября 1906 года бароном Д. Г. Гинцбургом в ДОД по запросу департамента (Табл. 2).

 Таблица 2

Список детей-сирот из Екатеринослава, отправленных в Германию[54]

Фамилия и имя

Лет

Адрес

Примечание

Гелсин Рубин

Гелсин Самуил

Гелсин Израиль

9

7

14

В Мюнхен, в Еврейское общественное управление

Полусирота

Полусирота

Полусирота

Липанович Бас Шева

10

В Гейдельберг, у г-на Давида Штраус, Типография

Полусирота

Липанович Иосиф

8

В Ладенбург, у г-на Юлиуса Кауфмана

Полусирота

Сафьяников Ниссен

14

В Страсбург, в еврейском ремесленном училище Юлиан ул. 14

Круглый сирота

Турянский Элиас

13

В Фрейбург (Баден), у купца Натана Вильмердорф

Полусирота

Турянский Лейзер

15

В Фрейбург (Баден), у пекаря Давида Блох

Полусирота

Турянский Яков

Турянский Мозес

10

8

В Фрейбург (Баден), у седельного мастера Самуила Вейл

Полусирота

Полусирота

  Дополнительную ясность в эту историю вносит письмо в ДОД Екатеринославского губернатора от 15 октября 1906 года № 5539: «При выдаче выходных свидетельств малолетним еврейским детям... была действительно допущена неправильность. Список сирот и просьба о возможно скорейшем отправлении их за границу были представлены с удостоверением местного раввина в том, что все поименованные в списке сироты”, каковое наименование было принято Губернским Правлением в смысле круглых сирот.
     Имея в виду, что несомненно крайне бедственное положение малолетних евреев требовало принятия особо спешных мер…я… счел возможным подтвердить… о выдаче без особого полицейского расследования семейного состояния…выходных свидетельств всем упомянутым в списке евреям.
     При этом… бедственное положение сирот как круглых, так и потерявших одного из родителей было однородно, так как оставшиеся в живых родители, как видно из представления Екатеринославского уездного раввина, покинули своих детей, почему упомянутые дети не могли рассчитывать на поддержку сих последних, и что оставшиеся в живых матери отправленных за границу детей охотно изъявили свое согласие на отправку, о чем дали Комитету по оказанию помощи евреям, подписки в этом»[55].

3. Переписка по персональному составу сотрудников ЕКО

Эта группа документов наиболее обширна и прекрасно сохранилась. Она включает, по-видимому, все представления ЦК в ДОД по персональному составу сотрудников ЕКО за период 1907‑1914 годов. Как правило, это представления на кандидатов в члены  местных комитетов и уполномоченных общества в самых разных населенных пунктах черты оседлости. Здесь же несколько представлений на членов ЦК.
     Текстуально все представления однотипны: «Центральный Комитет, согласно ст. 9 ВЫСОЧАЙШЕ утвержденных Правил 8-го мая 1892 года, покорнейше просит разрешить ему назначить уполномоченными Еврейского Колонизационного Общества…» или соответственно членами местного комитета ЕКО в такой-то губернии, и далее указываются населенные пункты и лица, представляемые к назначению в каждом из них. О лицах сообщаются: профессия (врач, провизор, инженер-технолог и т. п.) или должность (общественный раввин) или сословие (купец, мещанин), полные имя и отчество, в том числе двойные, фамилия. Этой полнотой сведений представления выгодно отличаются от списка сотрудников, который регулярно публиковался в годовых отчетах Информационного бюро для эмигрантов. Там  содержались лишь фамилии и инициалы уполномоченных и членов местных комитетов[56].
     Получив представление, ДОД направлял его соответствующему губернатору с просьбой «сообщить, с возвращением прошения[57], надлежащие сведения и Ваше заключение по сему прошению».
     Судя по ответным письмам губернаторов, они направляли документы на заключение губернскому жандармскому управлению или уездному исправнику. На основе полученных сведений составлялось заключение губернатора, направляемое в ДОД. О приемлемых кандидатах заключение обычно содержало стандартную фразу, что такой-то поведения и нравственных качеств хороших, под судом и следствием не состоял и не состоит, в политическом отношении благонадежен и к назначению его уполномоченным ЕКО в таком-то месте препятствий не встречается. Изредка эта фраза дополнялась сведениями о возрасте, конкретном роде занятий, недвижимом имуществе и общественном авторитете кандидата.
     Сохранились заключения губернаторов по каждому представленному ЦК кандидату. Особенно интересна переписка о кандидатах, которые не были утверждены: их фамилии не попадали в публикуемые списки. Отрицательные заключения губернаторов о таких кандидатах обычно имеют гриф «Секретно» и часто содержат выдержки из досье губернских жандармских управлений или сведения, полученные от полицейских исправников. В ответах ДОД на представления ЦК ЕКО причины отклонения кандидатов не раскрывались, поэтому эти сведения  можно извлечь только из архивных дел. Приводим, в качестве примера, мотивировки отрицательных заключений, поступивших по кандидатам, представленным  в 1907‑1909 годах (Приложение 5). ДОД не ограничивался контролем персонального состава ЕКО в предписанных Правилами рамках, но стремился их всячески расширить. Обнаружив из протоколов заседаний ЦК, что на службе ЕКО состоят врачи, заведующие ремесленными школами, питомниками, фермами, агроном и т. д., Департамент 16 января 1912 г. предложил представить ему «подробный список всех подобных служащих и специалистов»[58].
     Ответ ЦК от 28 февраля 1912 года исполнен выдержки и достоинства: «…Центральный Комитет имеет честь сообщить, что агрономы, состоящие во главе ферм и питомника, инженеры и техники, заведующие ремесленными школами, врачи, заведующие глазными лечебницами, равно и другие лица, находящиеся во главе субсидируемых обществом учреждений, не состоят на службе у Еврейского Колонизационного Общества, а приглашаются отдельными местными учреждениями, действующими на основании утвержденных соответствующими ведомствами уставов. Специалистом агрономом и специалистом техником при Центральном Комитете состоит ученый агроном З. Н. Брунин (взамен оставившего службу А. Н. Алейникова) и инженер-технолог М. Д. Сандомирский, которые вместе со своими помощниками исполняют поручения Центрального Комитета»[59]
     Получив этот ответ ДОД запросил у Департамента полиции сведения о А. Н. Брунине и М. Д. Сандомирском. Департамент полиции сообщил сведения о четырех М. Д. Сандомирских: «1, Студент Императорского Киевского Университета Мордехай Дувидов Сандомирский, который… в сентябре 1899 г. был уволен из числа студентов… за участие в беспорядках. 2, Мещанин г. Севастополя Мендель Давидов Сандомирский, родившийся в 1873 г. и воспитывавшийся сначала в Кременецком реальном училище, а затем в Харьковском Технологическом Институте, который в апреле 1901 г. привлекался при Екатеринославском Губернском Жандармском Управлении к дознанию по делу о тайном сообществе, именующемся «Екатеринославским Комитетом Российской социал-демократической рабочей партии». Дознание это по соглашению Гг. Министров Внутренних Дел и Юстиции в отношении Сандомирского в 1903 г. было прекращено. 3, Мещанин г. Севастополя Меер Давидов Сандомирский, который… 3 декабря 1901 г. был уволен из числа студентов Харьковского Технологического Института за участие в сходке. 4, Инженер-технолог Михаил Давидов Сандомирский, принадлежавший в 1905 г. к неразрешенному Союзу инженеров и техников»[60]. ДОД запросил у ЦК ЕКО имя, отчество и возраст Сандомирского и, выяснив в мае 1912 г., что это Мендель Давидович Сандомирский, 39 лет (№2 в перечне Департамента полиции) этим ограничился. Приведенная переписка показывает сколь «зорким» было наблюдение ДОД за персоналом ЕКО и, одновременно, сколь обширными были сведения Департамента полиции о неблагонадежных лицах.   Итак, мы видим, что в конфиденциальных документах Царское Правительство недвусмысленно выражало свое стремление решить «еврейский вопрос», избавившись от русских евреев, то есть, переселив их за границу. Для этого оно, с одной стороны, содействовало некоторыми льготами евреям-эмигрантам, с другой, всячески препятствовало инициативам евреев, направленным на упрочнение их материального положения и сплоченности в России. Бюрократические препоны на пути получения эмигрантами льгот и контроль  кадрового состава ЕКО порождали обширное делопроизводство, сохранившиеся фрагменты которого ‑ источник ценных генеалогических и биографических сведений.

Приложения

Приложение 1

Выдержки из рапорта начальника III отделения Департамента общих дел МВД А. С. Путилова о его инспекционной поездке в 1911 году по Северо-Западному краю[61]

Либава
«По прибытии в Либаву эмигранты встречаются на вокзале служащими разных пароходных контор. Несмотря на то, что ст. Либава конечный пункт, и поезд дальше не идет, эмигранты страшно суетятся и спешат беспорядочно выбрасывать из вагонов вещи, создают большой шум и беспорядок. Прежде эмигрантов толпою окружали хозяева эмигрантских квартир, которые старались чуть не насильно увести возможно больше эмигрантов. Теперь квартирохозяевам воспрещено посещать вокзал, и на платформе во время прибытия поездов могут находиться только служащие пароходных контор и Либавского Комитета Еврейского Колонизационного Общества, которые дают эмигрантам разъяснения и отправляют их на квартиры… Либавские пароходные общества не имели собственных эмигрантских домов. До конца 1909 года в Либаве существовал такой порядок, что эмигранты сами устраивались на частных эмигрантских квартирах, владельцы которых преследовали одну цель: возможно больше заработать на своей квартире и, следовательно, возможно больше поместить в ней эмигрантов. Об удобствах, конечно, говорить не приходилось. Эмигранты жили  в грязи и тесноте и нередко здесь заболевали. 20 сентября 1909 года вступили в силу изданные в 1907 году обязательные постановления Курляндского Губернатора, согласно которым наблюдение за содержанием эмигрантских квартир поручено полиции. При этом было установлено следующее: 1) в том доме, где живут эмигранты, не могут жить местные жители, неэмигранты; 2) эмигрантские квартиры должны быть устроены по коридорной системе, то есть, чтобы двери всех комнат выходили в общий коридор; 3) наблюдение за санитарным состоянием квартир поручается городскому санитарному врачу и полиции; 4) в комнатах может допускаться только такое количество эмигрантов, какое установлено городскою санитарною комиссиею, причем на одного взрослого полагается 1,5 куб. сажени. После вступления в законную силу этих обязательных постановлений, большая часть эмигрантских квартир закрылась, а оставшиеся несколько квартир приспособились к требованиям обязательных постановлений. В настоящее время в Либаве существует около десяти эмигрантских квартир, в которых может поместиться 600‑700 эмигрантов, и две эмигрантские квартиры на 400 эмигрантов, содержимые Восточно-Азиатским пароходным обществом. Что касается первых, то большей частью это особняки и состоят из небольших комнат, в которых находится по пять‑восемь кроватей. Кровати деревянные и довольно узкие; тюфяки наполнены соломой и покрыты не всегда чистыми простынями. Вообще комнаты содержатся довольно грязно; при этом нельзя не указать, что значительную долю вины несут сами эмигранты, не заботящиеся обыкновенно о самой простой чистоте и опрятности вокруг себя. Ввиду этого в комнатах с полным комплектом эмигрантов, который очень часто больше установленного администрацией комплекта, стоит тяжелый и спертый воздух. В видах экономии хозяева квартир сгоняют всю массу эмигрантов в одну-две комнаты, остальные же держат свободными, но запертыми. Либавский Полицмейстер имеет постоянный надзор за эмигрантскими квартирами, часто лично их посещает, и многие квартиры за отступление от правил закрываются. Обычная плата за проживание в этих частных эмигрантских квартирах – 25 коп. в сутки с взрослого эмигранта и половина этой платы с детей, которых помещают по двое в одну кровать. Эмигрантские квартиры, в которых помещаются эмигранты, едущие через посредство Карлсберг-Спиро, взимают по 30 коп. с взрослого и 15 коп. с детей. Гораздо лучше устроены квартиры Русского Восточно-Азиатского Пароходства, помещающиеся одна на Александровской № 29 (57 комнат на 172 чел.), а другая  на Павильонной улице № 42 (18 комнат на 85 чел.). Здесь комнаты содержатся очень чисто, полы выкрашены, освещение электрическое, кровати железные, одеяла, подушки и матрацы чисты и опрятны, причем в комнатах ни в коем случае не допускается большее количество эмигрантов, чем это определено администрацией. К сожалению, Русское Восточно-Азиатское Пароходство имеет только две такие квартиры и, следовательно, большую часть своих эмигрантов вынуждено помещать в частных эмигрантских квартирах. Пароходные конторы, занимающиеся пересадочной перевозкой (через Англию) своих квартир не имеют. За пятидневное пребывание в эмигрантских квартирах платит обыкновенно пароходное общество, у которого эмигранты покупают шифскарту. Эмигранты, получающие припэды (шифскарты, купленные в Америке) для проезда на пароходах Русского Восточно-Азиатского Пароходства, пользуются также даровой квартирой в течение пяти дней. Владельцы припэдов для проезда на пароходах с пересадкой в Англии за пребывание в эмигрантских квартирах должны сами платить. Важное значение имеет для либавских эмигрантов то обстоятельство, что в эмигрантских квартирах эмигранты не могут получать дешевого стола и горячей пищи. Особенно тяжело от этого приходится женщинам, которые приезжают с детьми и вынуждены оставаться в Либаве неделю или больше. В Либаве имеется дешевая столовая при еврейском обществе пособия бедным и здесь эмигранты могут получить обед из двух блюд за 12 коп. Эмигранты, отправлявшиеся на пароходе Курск”, были преимущественно из западных губерний и ехали на заработки; число евреев весьма незначительно (на пароходе ожидалось 845 человек эмигрантов, из них евреев около 40 человек), главным образом, женщины с детьми и старики. В настоящее время в Либаве действуют Русское Восточно-Азиатское общество, поддерживающее прямое сообщение с Нью-Йорком, и контора Карлсберг-Спиро, отправляющая эмигрантов в Англию на небольших товаро-пассажирских пароходах, откуда на английских пароходах доставляют к месту назначения. Осмотренный пароход “Курск”, кроме помещений первого и второго классов, рассчитан на 1700 человек эмигрантов, причем устроены отделения для семейных и для одиноких мужчин и женщин. Эти отделения представляют собой большие светлые помещения над водой, с железными кроватями-нарами в два этажа с матрацами, подушкой, простыней и одеялом. Ночью горит электричество, имеются особые столовые, служащие также залой для развлечений. Курск” до Нью-Йорка идет 14 дней, капитан и главные служащие – датчане; порядок и чистота – образцовые, хотя пароход только за три дня пришел из Нью-Йорка. С целью облегчить условия эмиграции через Либаву, здесь открыто отделение канцелярии Курляндского Губернатора, в котором заграничные паспорта выдаются в день подачи необходимых документов. Паспортные книжки, заранее подписанные Губернатором, присылаются заведывающему отделением и им заполняются и выдаются под расписку. Получение заграничного паспорта в Либаве обходится на 2 рубля дороже, чем в других местах (канцелярский сбор). От эмигрантов пришлось слышать, что получение паспорта на местах через агентов комиссионерских контор обходится до 25 рублей. За 1910 год выдано 16967 заграничных паспортов и с 1 января по 18 июня 1911 года 8304 паспорта. Установить число паспортов, выданных евреям, не представилось возможным, так как в книгах отметки об исповедании не делается. Случаев выезда по выходным свидетельствам Еврейского Колонизационного Общества за последние два года не было. В Либаве эмигранты Русского Восточно-Азиатского общества осматриваются врачом пароходства в день покупки шифскарты. Пароход сопровождают доктор, два фельдшера и сестра милосердия. Пароходы Восточно-Азиатского общества отходят от самой отдаленной части порта, называемой Сахалин. Багаж и эмигранты доставляются обществом из квартир на пароход бесплатно. Прежде чем быть допущенными на пароход, эмигранты помещаются в эмигрантский вокзал, откуда они выходят поодиночке, иногда вновь осматриваются врачом, получают от служащего пароходства свои бумаги, предъявляют свой паспорт жандармскому офицеру для наложения штемпеля о выезде и тогда проходят на пароход, откуда их уже не выпускают. За последнее время в Америке всячески стесняют впуск эмигрантов, и тех, которые не будут допущены к водворению, пароходное общество бесплатно доставляет обратно в Либаву. Положение этих лиц безвыходно, так как они затратили все свои средства на переезд и, вернувшись, не имеют денег не только для проезда на родину, но даже для пропитания. В целях облегчения их положения и.д. Либавского Полицмейстера, подполковник Подушкин, устроил в марте 1910 года кассу взаимопомощи эмигрантов. Каждый отправляющийся эмигрант делает добровольный взнос в кассу, из которой не принятым эмигрантам выдается на проезд на родину до 100 руб… Дальнейшая деятельность этой кассы весьма желательна, но устав ее до сего времени не утвержден Министерством. Во главе Либавского комитета Еврейского Колонизационного Общества стоит доктор Каценельсон, бывший член Второй Государственной Думы, по отзыву Полицмейстера, убежденный сионист и в политическом отношении лицо неблагонадежное. Деятельность комитета нельзя признать распространяющею выселение евреев из России, так как всякие сведения и разъяснения даются лицам, уже приехавшим в Либаву и могущим получить еще более полные в пароходных конторах при покупке шифскарт, и служащие комитета, по мнению местной администрации, сами состоят агентами различных контор.  На столе в комитете была обнаружена кружка для сбора пожертвований, по-видимому, на сионистские организации; от объяснения ее назначения доктор Каценельсон уклонился. Кружка, по распоряжению Полицмейстера, была опечатана. В 1910 году в Либавский Комитет обратились 2591 эмигрантов. Помощь Комитета выражалась, главным образом, в улаживании различных недоразумений с пароходными конторами, с агентами, при получении заграничных паспортов, в удешевлении проезда, передаче денег, присылаемых выехавшими евреями своим родственникам и, главное, в оказании медицинской помощи. По сведениям Комитета за минувший год через Либаву прошло 18815 эмигрантов-евреев. Число возвратившихся не известно»[62].  
Виленская губерния
 «В Вильне Комитет Еврейского Колонизационного Общества пока еще не утвержден, и лишь при Обществе трудовой помощи, под руководством П. Я. Фрумкина, открыта канцелярия для выдачи справок эмигрантам, на которую Центральный Комитет отпускает 600 руб. Деятельность канцелярии выражается в выдаче справок лицам, собирающимся ехать за границу, но число обращающихся невелико – 695. Выходных свидетельств через канцелярию не выдавалось… Из переписки усматривается, что канцелярия принимает меры к ограждению эмигрантов от тайных и других недобросовестных агентов и борется с вредной деятельностью последних[63].
     Из еврейских колоний в Виленской губернии мною были осмотрены дер. Гуры и дер. Долина. В первой живут старообрядцы, и в настоящее время имеется лишь один еврейский дом с наделом в 15 десятин, Меера Гехера, который в нынешнем году умер. При жизни Гехер содержал корчму и торговал сельскохозяйственными продуктами, земля же лежала необработанной. После его смерти земля сдается крестьянам на обработку за половину урожая. Сыновья живут в городе и сельскохозяйственного инвентаря не имеют; одна десятина земли уже продана. Выяснить размер долга Колонизационному Обществу не представилось возможным, хотя соседями установлено, что была получена ссуда на покупку лошади. В дер. Долина первоначально нарезано было девять участков, но теперь осталось только пять евреев-домохозяев, имеющих своего сельского старосту. Старики живут постоянно в деревне и занимаются земледелием, но нанимают рабочих белорусов. Обработка земли плохая; постройки хорошие. Молодежь преимущественно живет в городах и, по-видимому, к сельскому хозяйству пристрастия не имеет. Ввиду близости города держат коров (на участке в 14 десятин 5 коров и 1 лошадь среднего качества) и ежедневно возят продукты. Все получили ссуды несколько лет тому назад, часть погасили, но, сколько остается, не знают. За получением денег приезжал агроном Веллер, назвавший себя уполномоченным ЕКО, хотя таковым утвержден Министерством не был, и выдавал квитанции… В случае неуплаты грозил предъявлением иска. По заявлению Абрама Левидова, нужды в ссуде они особой не имели, и таковая им была предложена лицом, приехавшим от имени Центрального Комитета ЕКО. По отзывам местных жителей и администрации, в колонии Лейпуны евреи успешно занимаются огородничеством и разведением ягод; обработкой полевой земли не интересуются»[64]. «Условия жизни низших классов еврейского населения гор. Вильны производят удручающее впечатление. Мною было осмотрено несколько домов в еврейском квартале, но особое внимание обращает на себя дом № 8,… по Стекольной улице. Дом этот состоит из нескольких флигелей, причем каждый флигель принадлежит нескольким десяткам владельцев и сплошь занят евреями. В верхних этажах помещаются мелкие мастерские, а подвальные этажи заняты еврейской беднотой. Первый подвальный этаж имеет окна вровень с землей, так что во время сильных дождей вода со двора проникает через окна в квартиры. Из одной из трех комнат квартир первого подвального этажа лестница ведет во второй подвальный этаж (две комнаты), свет в которые проникает лишь через открытую дверь, ниже была еще одна комната – третий подвальный этаж, которая сдается за плату в 20 коп. в неделю, но осмотреть ее я не мог, так как лампа при входе за недостатком воздуха погасла. В этой квартире, состоящей из 5 конур, живет 9 семейств. Дети там буквально кишат и, что удивительно, имеют здоровый вид. Взрослые, за исключением двух женщин и нескольких дряхлых стариков, были на работах или торговали на соседней улице. Дети безвыходно находятся в этом каменном мешке, но все обучаются в одной из квартир меламедом законам веры и грамоте; более взрослые дети по-русски понимают, пожилые же евреи, в особенности женщины, совсем не понимают. Заработки очень невелики, питаются преимущественно яйцами и селедками, а дети сыты благодаря еврейской дешевой столовой, где за пять копеек отпускается обед на четыре человека… Насколько развита взаимопомощь среди евреев, доказывает то, что даже в этих подвалах имеются кружки для сбора пожертвований. Несмотря на почти полное отсутствие свежего воздуха, света и самое антисанитарное состояние квартир и дворов, эпидемий почти не бывает, и процент смертности детей, по словам самих евреев, небольшой»[65].  
Колония Галилейская Гродненской губернии

     «Особенно противоуставная деятельность Колонизационного общества оказалась в колонии Галилейской. В 1901 году в колонию прибыл агроном Веллер с предложением выдать… ссуды на мелиоративные работы, развести сады, огороды, дать инвентарь и т.д. Евреи согласились, и Веллер насадил фруктовые сады, устроил деревянные заборы, колодцы и еще выдал колонистам деньги. Устройство садов обошлось около 2000 руб., и по условию, пока сады не будут давать дохода, евреи не будут платить процент по ссудам. Прошло десять лет по окончании работ, сады не растут, так как посажены на неудобной почве; хотя Веллер обещал, что будут заменять пропавшие деревья новыми бесплатно, но этого ни разу сделано не было. Евреи перешли на отрубные участки, в среднем около 12 десятин и выражают неудовольствие, что из-за Веллера часть земли лежит непроизводительно. В прошлом году с них начали требовать возврата выданных ссуд и денег, затраченных на сады, с начислением процента, и к некоторым Веллером предъявлены иски. Из предъявленных колонистами документов усмотено, что с них бралась лишь подпись на обязательственном бланке, а размер ссуды и процент проставлялись уже потом без их ведома, и произведенные взносы не отмечались… Так, например, еврей Хацкель Лейбов Маргулин заявил, что он был должен по расчету 65 руб., из коих он уплатил 17, а теперь к нему предъявлен иск в полной сумме 65 руб. Сход, узнав, что я приехал из Петербурга, просил принять меры, чтобы Центральный Комитет с них не взыскивал этих денег, так как они были введены в заблуждение Веллером, пользы никакой не получили, а напротив потерпели убытки, и немедленное взыскание по исполнительным листам многим грозит расстройством дел. Платежи они делали также через ссудосберегательные товарищества, но квитанций не получали, так как товарищества, не имея права заниматься переводом денег, боятся контроля инспекторов мелкого кредита. В Галилейской колонии имеются школа и синагога, и евреи живут сравнительно зажиточно. Избы просторные и чистые. Несколько человек, сдав свои участки в долгосрочную аренду своим родственникам, переехали в Америку. Молодежи в колонии видно мало – она преимущественно в городах»[66]  

Приложение 2

Выдержки из докладной записки от 30 июня 1913 года председателя ЦК ЕКО М. А. Варшавского

«Затруднения, встречаемые ЦК ЕКО в своей деятельности
… 1,  Сознавая, что переселенцы должны прибывать в новые страны с некоторым первоначальным запасом слов языка этих стран… Общество решило оказывать субсидии курсам англ. яз. для эмигрантов. Однако ни в одном городе комитетам Общества не было разрешено учредить подобные курсы, ввиду отсутствия в “Правилах 1892 г. указания на право открытия таковых. 2, В некоторых губерниях властями было возбуждено сомнение в праве комитетов Общества снабжать эмигрантов пароходными билетами (шифскартами) различных пароходных обществ, или оказывать эмигрантам необходимое содействие в получении заграничных паспортов и др. документов, необходимых для получения заграничного паспорта. 3, Весьма стеснительным для деятельности Общества является отношение Министерства Внутренних Дел от 3 мая 1911 г. за № 11732, по смыслу которого все лица, оказывающие содействие Обществу, должны представляться на утверждение Министерства[67]. Между тем практика деятельности Общества показала, что для оказания помощи эмигрантам необходимо иметь представителей во всех местах, которые – каждое в отдельности – дают ежегодно не более 2‑3 переселенцев, но в совокупности своей образуют весьма значительную часть еврейской эмиграции из России. В этих темных углах помощь представителей Общества переселенцам является наиболее необходимой: здесь наиболее темные элементы эмигрантов и здесь же эксплуатация со стороны "агентов", разъезжающих по местечкам, достигает наиболее значительных размеров… Но если иметь своих представителей… для Общества является весьма важным, то… едва ли может быть признано существенно необходимым всех таких сотрудников Общества, работа коих крайне ограничена, выражаясь в выдаче справок и указаний 2‑3 эмигрантам в год, представлять на утверждение Министерства. При этом не следует упускать из виду, что численность этих сотрудников может достигать нескольких сотен, подвергаясь в то же время значительным колебаниям в своем составе: одни покидают место жительства, другие перестают интересоваться делом и т. д. Ввиду этого переписка Центрального Комитета с Министерством… потребовала бы огромного труда и обременения местных властей, совершенно не оправдываемых важностью дела. Казалось бы, что своею многолетней деятельностью Центральный Комитет заслужил доверие Министерства относительно права назначения таких представителей без предварительного утверждения.[68] 4, Оказание помощи учреждениям, подготавливающим молодых людей к физическому труду, и евреям-земледельцам в деле усвоения приемов… встречает затруднения в отсутствии упоминания об этой отрасли деятельности… в “Правилах. 5. Наибольшие затруднения Общество встречает при исходатайствовании для эмигрантов выходных свидетельств. Получение этих свидетельств требует, по общему правилу, нескольких месяцев; были случаи, когда эмигранту приходилось, проживая свои последние сбережения, ждать их получения более года, на что Центральный Комитет неоднократно обращал внимание Министерства[69]. Поэтому нередко эмигранты, возбудившие ходатайство о выдаче выходных свидетельств, по истечении нескольких месяцев отказываются дальше ждать и выезжают по заграничному паспорту или же, так как в течение этого времени обстоятельства иногда меняются, отказываются совершенно от переселения. Большинство же эмигрантов, видя, в какое тяжелое положение попадают те, которые возбудили ходатайство о выходном свидетельстве, не желают вовсе к ним прибегать. Это отрицательное отношение к выходным свидетельствам поддерживается еще тем обстоятельством, что если эмигрант после долгого ожидания, наконец, получает это свидетельство, то полиция принуждает его выселиться в течение месяца, между тем как по заграничному паспорту он имеет возможность выехать в течение трех месяцев. Это, кажущееся на первый взгляд незначительным, различие в сроке имеет, однако, большое значение для эмигранта. Ему весьма важно иметь достаточно времени для ликвидации его имущества. Месяц часто оказывается слишком коротким сроком, начинать же ликвидацию раньше эмигрант не всегда может, не зная в точности, когда будет получено выходное свидетельство. Далее нужно упомянуть, что ввиду отсутствия в ВЫСОЧАЙШЕ утвержденных Правилах указания, на ком лежит наблюдение за своевременным исключением выселяющихся из призывных списков, неоднократно бывали случаи, когда выехавшие по выходным свидетельствам привлекались к отбыванию воинской повинности, и на их родственников налагался трехсотрублевый штраф… Эти случаи подрывали доверие к льготам, связанным с выходными свидетельствами, и еще более ограничивали число желающих пользоваться ими. В связи с эти количество выехавших по этим свидетельствам до сих пор незначительно… В настоящее время семья в полном составе выезжает крайне редко. Обыкновенно же едет сначала глава семьи или один из старших сыновей; устроившись на новом месте, он выписывает к себе остальных членов семьи, сразу или частями. Естественно поэтому, что огромное большинство эмигрантов даже при желании не может воспользоваться выходными свидетельствами: если в России остается, например, один сын или одна дочь, хотя бы и совершенно самостоятельно добывающие себе средства к жизни, то вся семья не может выехать по выходному свидетельству. Чтобы дать возможность шире пользоваться выходными свидетельствами, следовало бы установить, что они могут выдаваться и отдельным лицам. Если бы это было признано невозможным, то следовало бы принять в соображение, что основная мысль, заключающаяся в правиле о выдаче выходных свидетельств лишь целым семьям, сводится к тому, чтобы переселяющиеся не оставляли в России таких лиц, которые не могут сами о себе позаботиться и, следовательно, падут бременем на общественное призрение. Эта цель, однако, была бы вполне достигнута, если бы вместо определения семьи, данного в ст. 15 Правил ("семьей считается: отец, мать, неженатые сыновья и незамужние дочери всех возрастов") и не находящего себе основания в существующих узаконениях – было бы установлено иное, более соответствующее правовым и экономическим воззрениям, а именно: в составе семьи считается: отец, мать и несовершеннолетние дети обоего пола. Точно так же следовало бы расширить термин "одиночки", не ограничивая его исключительно лицами, не имеющими ни отца, ни матери, а подразумевая под ним всех совершеннолетних, не состоящих в браке, хотя бы их родители и находились в живых…  

Желательное дополнение ВЫСОЧ. утвержденных Правил 8 мая 1892 года Примечание к статье 1… В круг задач Общества входит: 1) снабжение переселенцев всеми необходимыми для переселения сведениями и указаниями; 2) содействие переселенцам в получении законных документов на выезд за границу, а также железнодорожных и пароходных билетов (шифскарт); 3) подготовка эмигрантов к жизни и требованиям стран иммиграции: учреждение и субсидирование существующих для сей цели амбулаторий и лечебниц по глазным и другим болезням, заезжих домов для эмигрантов, ферм, профессиональных курсов, ремесленных и земледельческих школ для обучения сельскому хозяйству и разным ремеслам, необходимым для устройства на новом месте садов, огородов и разных плантаций, курсов для изучения английского и других языков, а равно содействие земледельцам в усвоении на практике улучшенных приемов сельскохозяйственной техники Статью 15… изложить следующим образом: Разрешается на основании настоящих Правил переселять евреев: а) целыми семьями, причем семьей считается: отец, мать и несовершеннолетние дети обоего пола и б) одиночками, причем под последними разумеются не только лица, не имеющие ни отца, ни матери, но и имеющие родителей совершеннолетние, не являющиеся опорой семьи. Статью 16 дополнить: Такие свидетельства даются губернаторами также и лицам, на коих числятся штрафы и другие взыскания в пользу казны, если дознанием установлено отсутствие у этих лиц движимого или недвижимого имущества. Статью 18 дополнить: О каждом лице, выехавшем по выходному свидетельству, пограничные власти доводят до сведения Губернатора, который делает распоряжение об исключении выехавших из призывных и посемейных списков. В статье 21 срок для отправки выселяющихся заграницу удлинить с одного месяца до трех»[70]  

Приложение 3

Образец заполненного вопросного листа

(Курсивом выделен рукописный текст).  

ЕВРЕЙСКОЕ КОЛОНИЗАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО[71] 68                                                                                      Комитет в Николаеве

ВОПРОСНЫЙ ЛИСТ

Месяц 25 февр. 1904

I. Глава семейства а) Имя и фамилия    Юдко Фрейнберг б) Лет от роду           32 лет в) Место приписки    Колония Новополтавка г) Обозначение призывного участка, к коему приписан Привольное, Херсонской губернии д) Настоящее место жительства     Колония Новополтавка е) Прежнее место жительства и время пребывания в оном   Там же ж) Занятие   Хлебопашество з) Служило ли это занятие или какое иное средством существования в последнее время.    Это самое и) Сумма годового заработка    200 руб. i) Имеет ли средства для путешествия и для покупки земли    На средства отца к) Какую сумму имеет наличными деньгами л) Имеет ли в Аргентинской Республике или иных неевропейских странах знакомых или родственников     Нет м) Как их зовут

II.  Жена Имя, фамилия, лета от роду, место рождения, занятия   Сося Фрейнберг, 30 лет, родилась в м. Новый Буг, занимается хозяйством. Продолжительность супружества     5 лет

III. Дети а) число детей: мальчиков и девочек    2 девочки б) Имя, лета, место рождения и занятия каждого из детей   Сура-Лея, 3 года, Хая-Шейндля 1,5 года.

IV Умеют ли родители читать и писать       Грамотны

V Проживают ли с главою семейства и на его иждивении другие члены семейства     Нет Их возраст, настоящие и прежние занятия.  –

VI

Примечания а) Относительно данных показаний и в особенности сведения о занятии б) Об умственных и физических способностях каждого члена семейства, состояния его здоровья и проч.      Здоровые и трудолюбивые в) Особенно указывать на род способностей данного лица, объясняя, пригоден ли желавший эмигрировать к земледельческому труду   Вполне способен к хлебопашеству г) Отбыл ли глава семейства и сыновья воинскую повинность    В 1893 году             Подпись главы семейства   Юдель Фрейберг

Подпись членов Комитета или уполномоченных   С. Левинштейн             Отметки правительственных лиц и учреждений  

Приложение 4

Список лиц, выехавших в 1909 году в Америку по выходным свидетельствам[72]

№№

п/п

Кем выдано

От какого числа

За каким №

Имя и фамилия переселенца и членов его

 семьи

Лет

Через какой порт или пограничный. пункт проехал

1

Киевским губернатором

Января 7

4160

Кравецкая Пиня-Хая

Рейзель

Хана-Рива

Марьяся

30

10

7

5

Граница

2

Киевским губернатором

Января 20

4433

Кольник Фейга

Сруль

24

1

Граница

3

Киевским губернатором

Января 23

329

Каплун Рохля

Сруль-Замель

Мовша-Арон

Шлиома

Броха

Мера

39

13

10

8

16

4

Граница

4

Киевским губернатором

Февраля 9

581

Цыбульская Юдася

Шмуль

Моисей

Арон

Мириам

39

16

10

6

3

Либава

5

Киевским губернатором

Февраля 11

68

Полонская Хана-Этля

Ента

65

23

Граница

6

Киевским губернатором

Марта 13

957

Полищук Хана

Ушер

Дувид

Ицхок

Вольф

Шейна

40

18

11

9

7

13

Александров

7

Киевским губернатором

Мая 31

1734

Мацова Эйдля

Миндля

Михля

16

13

11

Граница

8

Киевским губернатором

Мая 31

1742

Кофман Рохля

55

Сосновицы

9

Киевским губернатором

Мая 31

1739

Шкляревская Двейра-Голда

61

Сосновицы

10

Киевским губернатором

Июня 18

1938

Шифрис Шейна-Рася

26

Сосновицы

11

Волынским губернатором

Июня 19

3023

Святец Борух-Герш

Сура-Лея

Иось

Пина

Хана

Товба

Двося

Этя

43

39

11

17

15

13

12

9

Сосновицы

12

Киевским губернатором

Июня 21

1972

Гликин Эля

Куна

Иосиф

Борух-Мордко

Фейга

Сура

Рейзя

Лея

Цивья

35

34

12

6

11

7

5

3

2

Сосновицы

13

Киевским губернатором

Июня 27

2098

Каплан Ривка

Авраам-Арон

Хася-Белта

35

11

13

Граница

14

Киевским губернатором

Июня 27

2101

Кардаш Ривка

Миндля

Хана

Хая

Ента

Сура

Елка

Мордко-Меер

44

21

18

16

11

10

7

13

Сосновицы

15

Киевским губернатором

Июля 4

2156

Торчинская Хана-Ривка

Берта

30

1

Сосновицы

16

Киевским губернатором

Июля 16

2281

Бернштейн Бруха-Ривка

Миша

24

1

Сосновицы

17

Волынским губернатором

Июля 24

3673

Ровреб Мошка Дувидов

Рейзель

Аврум-Аба

Лыба

49

45

11

23

Граница

18

Киевским губернатором

Июля 25

2427

Гойхштейн Иойна

Песя

57

62

Радзивиллов

19

Киевским губернатором

Августа 4

2872

Бруцкова Хая-Сура

Ноих

Моисей

Лея

29

8

2

5

Сосновицы

20

Киевским губернатором

Сентября 30

4095

Эльгард Фрейда

Нафтуль-Моисей

Гитля

53

20

12

Либава

21

Киевским губернатором

Октября

20

5457

Тартаковская Ривка

Мошко-Герш

Шейндля

Тауба

57

18

21

15

Либава

22

Киевским губернатором

Октября  26

4969

Гринберг Хая

Бениамин

25

5

Александров

23

Киевским губернатором

Нрября 13

5712

Могилевская Марьяся

Хаим

Рахиль

Эстер-Таубе

38

4

12

7

Радзивиллов

 

Приложение 5

Список кандидатов, представленных ЕКО и отвергнутых ДОД в 1907‑1909 гг.[73]

Фамилия, имя и отчество кандидата, профессия, должность или сословная принадлежность

Населенный пункт, губерния, год представления

Причина отказа

Айзенберг Исай Соломонович, мещанин

Новый Вишневец, Волынская губ. 1909

Состоял под следствием и судом за подлоги, содержался в тюрьме, но по суду оправдан

Альтер Михаил Александрович, пом. прис. поверенного

Каменец-Подольск, 1908

Крайние политические убеждения

Бейрех Шлема Абрамович, учитель

Вилкомир: Ковенская губ. 1909

По донесению Вилкомирского исправника вместо лиц, предполагаемых к назначению членами Вилкомирского комитета, делами комитета будут заведовать другие лица, подозреваемые в содействии тайной эмиграции

Беруль Зельман Вольфович, мещанин

Новоград-Волынск, Волынская губ. 1907

Знакомство с лицами сомнительной благонадежности

Брук Абрам Яковлевич, врач, директор глазной лечебницы

Гомель, Могилевская губ. 1907

По обвинению в политической неблагонадежности подлежал высылке в Восточную Сибирь на три года, но взят в Гомеле на поруки княгиней Паскевич

Букштейн Меер Шмулевич, мещанин

Мирополь, Волынская губ. 1909

Политически неблагонадежен, изобличен в тайной эмигрантской деятельности

Бухгалтер Моисей Исаакович, зубной врач

Бердичев, Киевская губ. 1909

В апреле 1904 г. был задержан за участие в уличной демонстрации, член «Бунда» и составитель прокламаций от этой партии.

Вайнтруб Пинхос Давидович, купец

Володарка, Киевская губ. 1909

Нелегальная деятельность по переселению единоверцев за границу и самовольное открытие отделения ЕКО без установленного разрешения

Гартгляс Апполинарий Кельманович, пом. присяжн. поверенного

Седлец, 1909

Принадлежит к числу активных работников преступного сообщества Поалей-Цион

Гейман Берель Абрамович, купец

Поневеж, Ковенская губ. 1907

За мошенничество сидел 5 месяцев в тюрьме в 1886 г.

Гендлер Илья Исаакович, мещанин

Заславль, Волынская губ. 1908

Неблагонадежен: в 1905‑06 гг. в его доме была конспиративная квартира для собрания членов преступных организаций

Герштейн Марк Юлианович, провизор

Вилкомир: Ковенская губ. 1909

По донесению Вилкомирского исправника вместо лиц, предполагаемых к назначению членами Вилкомирского комитета, делами комитета будут заведовать другие лица, подозреваемые в содействии тайной эмиграции

Гольденштейн Мошко Мошкович, мещанин

Заславль, Волынская губ. 1908

Неблагонадежен: в 1905‑06 гг. в его доме была конспиративная квартира для собрания членов преступных организаций

Гузик Лейба Абрамович, купец

Вилкомир, Ковенская губ. 1909

По сообщению Вержболовской таможни от 12 мая 1909 г. по делу о конфискации С.Петербургской сухопутной таможней транспорта заграничных товаров, отправленного им вглубь России, признан контрабандным, подвергнут денежному штрафу в сумме 900 руб. 55 коп.

Дорфман Дувид Берманович, доктор

Теленешты, Бессарабская губ. 1909

В политическом отношении неблагонадежен

Зекцер Моисей Исаакович, провизор

Винница, Подольская губ. 1909

Политическая неблагонадежность

Кицис Марк Яковлевич, общественный раввин

Килия, Бессарабская губ. 1909

Родной брат Марка Кициса – Меер Кицис в 1904 г. во время жительства в Одессе имел сношения с лицами политически неблагонадежными, и обстоятельство это не могло не быть известным Марку Кицису, проживавшему в то время совместно со своим братом в Одессе

Каган Гирша Вульфов, инженер-технолог

г. Могилев, губернский. 1909

Замечался в сношении с  лицами в политическом отношении неблагонадежными

Клигман Рефуэль-Мойше, купец

Фастов, Киевская губ. 1908

Находится под следствием по обвинению по 338 и з41 ст. Уложения о наказ.

Кравельский Гершен Шлиомович, купец

Вилкомир, Ковенская губ.

По убеждениям принадлежит к левым политическим партиям

Крайз Яков Меерович, пом. прис. поверенного

Каменец-Подольск, 1908

Крайние политические убеждения

Левенберг Лейви Янкелевич, мещанин

Володарка, Киевская губ. 1909

Нелегальная деятельность по переселению единоверцев за границу и самовольное открытие отделения ЕКО без установленного разрешения

Майзлиш Фроим Мойсеевич, мещанин

Полонное, Волынская губ. 1909

В 1908 году был заподозрен в хранении нелегальной литературы

Манусевич Бениамин Янкелевич, дантист

Новогрудок, Минская губ

В 1905 и 1906 гг., состоя членом преступной организации «Бунд», был главарем всех устраиваемых в Новогрудке манифестаций и митингов

Невельштейн Шлема Нухимович, Бериславский мещанин

Херсон, 1909

Принадлежит к херсонской организации социалистов революционеров, в 1906 г. был сослан в Томскую губернию на 3 года под гласный надзор полиции.

Оренштейн Беньюмин Мордкович, мещанин

Володарка, Киевская губ. 1909

Два раза был приговорен к аресту при полиции за оскорбление чинов полиции

Потиевский Герш Мордкович, купец

Брацлав, Подольская губ. 1908

В политическом отношении неблагонадежный

Ратнер Давид Соломонович, пот. почетн. гр-н

г. Могилев, губернский, 1909

В 1906 г. был оштрафован на 100 руб. за участие в незаконном собрании губернского комитета конституционно-демократической партии в квартире Фуровича

Ройзман Хаим-Зелик Гершкович, врач

Винница, Подольская губ. 1909

Политическая неблагонадежность

Рудик Моисей Хаскелевич

Клевань, Волынская губ. 1909

Изобличен в производстве торговли по кооперативной системе и привлечен к ответственности

Рыф Израиль Лейбович, раввин

Куршаны, Коввенская губ. 1909

Обвиняется в неправильном расходовании общественных сумм

Серебриер (Серебриев) Сруль-Борух Иосевич, мещанин

Пятигоры, Киевская губ. 1909

По заключению местной полиции, Серебриев имеет в виду, главным образом, переселение в Америку не евреев, а крестьян, что практикуется в Пятигорах издавна, и многие евреи-эксплуататоры уже за это наказаны. Во избежание наказания он и возбудил ходатайство о назначении его уполномоченным ЕКО

Солитерман Волько Яковлевич, сын купца

Брацлав, Подольская губ. 1908

В политическом отношении неблагонадежный

Соловейчик Соня Фишелевна,  мещанка

Погост, Минская губ. 1909

Закон допускает ведение женщинами тяжебных дел лишь в исключительных случаях, а именно, если они состоят матерями, женами или дочерьми тяжущихся

Уфлянд Израиль Нехемьевич, заведующий конторой «Тер-Акопов»

Гомель, Могилевская губ. 1909

В 1907 году привлекался к переписке… за принадлежность к украинской организации «Спилка» и содержался под стражей в Гомельской тюрьме. В квартире его была застигнута сходка означенной организации

 

 

 

Файвушек Меер Гиршович, раввин

Вилкомир: Ковенская губ. 1909

По донесению Вилкомирского исправника вместо лиц, предполагаемых к назначению членами Вилкомирского комитета, делами комитета будут заведовать другие лица, подозреваемые в содействии тайной эмиграции

Файнберг Герш Срулевич, мещанин

Брацлав, Подольская губ. 1908

В политическом отношении неблагонадежный

Файнштейн Михаил Мойсеевич

Полонное, Волынская губ. 1909

14 октября 1807 года застигнут в Хоральной синагоге Житомира на незаконном собрании

Фирд Нусин Зейликович, дантист

Искорость, Волынская губ. 1909

В 1904‑1905 годах агитировал за еврейское равноправие и ниспровержение существующего государственного строя, в 1906 году был застигнут за покупкой и раздачей еврейской молодежи револьверов с целью поддержания революционного восстания

Фурман Арон Мордкович, мещанин

Брацлав, Подольская губ. 1908

В политическом отношении неблагонадежный

Шойхет Абрам Ильич, мещанин

Брацлав, Подольская губ. 1908

В политическом отношении неблагонадежный

Штейн Маврикий Семенович, доктор

Седлец, 1909

В квартире его у сына Казимира, ученика VIII класса частной школы Радлинского, в 1907 году производился чинами жандармской полиции обыск. В декабре 1908 г. Казимир Штейн участвовал в возложении венка и красной ленты от имени пролетариата на могилу умершей сторонницы революционной фракции Польской социалистической партии Паулины Сулимы. Квартира Штейна находится в конспиративной связи с Союзом прогрессивной молодежи Варшавы. Деятельность сына Казимира не безызвестна отцу.

Юдович Лев Вольфович, мещанин

Давид-Городок, Минская губ. 1909

4 января 1906 г. как главный руководитель революционного движения в Давид-Городке был заключен в Мозырскую тюрьму, где находился до 6 февраля 1906 г.

Юф Моисей Пинхасович, общественный раввин

Заславль, Волынская губ. 1908

Неблагонадежен: в 1905‑06 гг. участвовал в собраниях членов преступных организаций

Явец Иосель Ицкович, мещанин

Скавдвили, Ковенская губ 1909

Подозревается в тайном эмиграционном промысле

 


[1] Статья была впервые представлена как доклад на международной  конференции «!20 лет еврейской эмиграции», проходившей в Москве 7‑8 декабря 2002 года и будет опубликована в подготавливаемом к печати сборнике материалов этой конференции.

[2] И. Чериковер. ЕКО (Еврейское колонизационное общество) // Еврейская  энциклопедия, СПб. 1908‑1913, Т. VII, С. 503‑510. Имеется современное репринтное издание; И.М. Троцкий. Самодеятельность и самопомощь евреев в России (ОПЕ, ОРТ, ЕКО, ОЗЕ, ЕКОПО) / Книга о русском еврействе от 1860 до революции 1917 г. Нью-Йорк, 1960. Переиздание: Иерусалим – Москва, 2002. С. 494‑498; Феликс Кандель. Очерки времен и событий (Часть третья: 1882‑1920 годы). Иерусалим, 1994. С. 78‑82; А.И. Солженицын. Двести лет вместе (1795‑1995). Ч. 1. М. 2001, С. 308‑312.

[3] См.: Литература о евреях на русском языке, 1890 – 1947. Библиографический указатель. Составители В. Е. Кельнер, Д. А. Эльяшевич. СПб., 1995.

[4] Дела содержат несколько документов 1892 года. Материалы, относящиеся к дореволюционному периоду деятельности ЕКО хранятся, кроме РГИА, также в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) и в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ). В путеводителе «Документы по истории и культуре евреев в архивах Москвы» М. 1997 названы: Докладная записка уполномоченного ЕКО Л. С. Зака (ГАРФ. Ф. Р-1065); Переписка Еврейской колонизационной ассоциации с ЦК в Петербурге о переселении евреев в Аргентину и другие страны, об оказании им материальной помощи, создании сетей профессиональных школ и курсов для евреев (ГАРФ. Ф. 186); Переписка Департамента внутренних сношений МВД с ЦК ЕКО в Петербурге о ходе эмиграции и о положении колоний; отчеты ЕКО за 1892‑1895 гг. (ГАРФ. Ф. 155); Фонд ЕКО. (ОР РГБ. Ф. 97, 1894‑1915, 16 ед. хр.).

[5] Д. 563 и Д. 619, оба 1912 г.

[6] Д. 151 и Д. 153, оба 1906 г.; Д. 195, 1907 г.; Д. 528, 1911 г.

[7] Д. 207 и Д. 224, оба 1907 г.; Д. 225, 1910 г.; Д. 496, 1911 г.; Д. 651 и Д. 652, оба 1912 г; Д. 734, 1913 г.; Д. 750, 1914 г.

[8] Еврейская энциклопедия, Т. VI. С. 563‑566.

[9] Английское название общества ‑ “Jewish Colonization Assoсiation”.

[10] Д. 619. Л. 8‑9.

[11] Собрание Узаконений и Распоряжений Правительства. 21 июля 1892 г. №73 ст. 761. Дата «6 мая» в упомянутой статье И. Чериковера ‑ неточна.

[12] И. Чериковер. ЕКО… С.510.

[13] Д. 619. Л. 10 об.

[14] Там же, Л. 8‑17. «Записка о деятельности Еврейского Колонизационного Общества в России».

[15] Циркуляр констатировал, что сионистские общества «поставив себе первоначальной целью переселение евреев в Палестину для создания там самостоятельного еврейского государства, ныне осуществление этой мысли отодвинули в область далекого будущего и направили свою деятельность на развитие и укрепление национальной еврейской идеи, проповедуя сплочение в замкнутые организации евреев в местах их нынешнего пребывания» Цит. по: Ицхак Маор. Сионистское движение в России. Иерусалим. 1977. С. 148‑149.

[16] Д. 619. Л. 11.

[17] Эти протоколы в рассматриваемом деле отсутствуют.

[18] Д. 619. Л. 14 об.‑15.

[19] Еврейская энциклопедия. Т. IX. С. 692; С. М. Дубнов. Евреи в России и Западной Европе в эпоху антисемитской реакции. Книга вторая. М.-Пг., 1923. С. 55‑56.

[20] Д. 619. Л. 15 об. ‑ 16.

[21] Д. 619. Л. 16 об.

[22] Д. 619. Л. 17.

[23] Д. 619. Л. 18‑20.

[24] Д. 619. Л. 24 об. ‑ 25 об.

[25] Д. 619. Л. 31.

[26] Д. 619. Л. 33 об. ‑ 34.

[27] Д. 619. Л. 36.

[28] Этот срок по ходатайству ЦК был 14 июля 1913 года продлен до 1 июня 1914 года (Д. 619. Л. 43‑47).

[29] Д. 619. Л. 47

[30] Д. 619. Л.48‑65.

[31] Д. 619. Л.86.

[32] Д. 619. Л. 131

[33] А. И. Солженицын. Двести лет… С. 309.

[34] Д. 619. Л. 69.

[35] Д. 563. На 11 л.

[36] Д. 496. Л. 131‑133, 240‑241, 285‑286.

[37] Д. 651. Л. 21, 90, 178.

[38] Д. 195. Л. 26, 90

[39] «Указания Министра Внутренних Дел о порядке составления списков выселяющихся евреев и выдачи им выходных свидетельств и о надзоре за выездом получивших таковые свидетельства» (Д. 619. Л. 3‑4).

[40] Д. 619. Л. 55 об. Сведения за 1912 и 1913 год взяты из Отчета о деятельности Центрального комитета Еврейского колонизационного общества в 1912 и 1913 годах. Петроград, 1914. С. 81.

[41] Список всех 87 лиц, выехавших по этим 23 свидетельствам приведен в Приложении 4.

[42] Д. 151. Л. 1‑30.

[43] Д. 195 Л. 11, 12, 20, 21.

[44] Д. 195 Л. 152‑153.

[45] Д. 528 Л. 241‑244.

[46] Д. 153. На 17 л.

[47] Д. 153. Л. 7‑8.

[48] Подлинник ходатайства с подписью барона Г. О. Гинцбурга ‑ Д. 153. Л. 1.

[49] Распоряжение было сообщено Киевскому, Подолькому и Волынскому генерал-губернатору, Екатеринославскому губернатору и Одесскому градоначальнику 19 апреля 1906 года письмами №7798, 7799 и 7801, так как дополнительным письмом от 14 апреля 1906 года барон Г. О. Гинцбург сообщил, что «число круглых сирот в разных местностях, которых имели в виду пристроить за границу в Одессе – 54, в Екатеринославе – 30, в Киеве – 50» (Д. 153. Л. 5а, 5г).

[50] Номера этих свидетельств: 3207, 3208, 3209, 3211, 3213, 3214, 3215, 3404, 3405, 3407, 3408 (Д. 153. Л. 10).

[51] Этот предварительный список из 11 детей (Д. 153. Л. 6) содержал, как выяснилось позже, неточности и был заменен другим списком, публикуемым нами ниже, в котором 10 детей.

[52] Среди этих «сирот» у девяти матери были живы.

[53] Д. 153. Л. 12‑12 об.

[54] Д. 153. Л. 15.

[55] Д. 153. Л. 17

[56] Списки публиковались в издании «Отчет о деятельности Информационного бюро для эмигрантов за 1907 год» СПб., 1908, то же «Отчет… за 1908 г.» СПб., 1909 и «Отчет… за 1909 г.» СПб., 1910.

[57] Прошением здесь именуется представление ЦК ЕКО.

[58] Д. 651. Л. 22.

[59] Д. 651. Л. 23.

[60] Д. 651. Л. 26.

[61] Рапорт не датирован. Входящий № 2999 от 24 июня 1912 г.

[62] Д. 619. Л. .21‑24 об.

[63] Д. 619. Л. 25 об. ‑ 26.

[64] Д. 619. Л. 26‑26 об.

[65] Д. 619. Л.27 об. ‑ 28.

[66] Д. 619. Л. 29 об. ‑ 30 об.

[67] Аналогичное предписание от 21 мая 1912 года №15212 приведено выше.

[68] По-видимому, зная бесперспективность этого пожелания, ЦК не включил его в предлагаемые им дополнения Правил.

[69] Д. 195 Л. 26.

[70] Д. 619. Л 63 ‑ 65 об.

[71] Д. 151. Л. 2.

[72] Д. 195. Л. 153.

[73] Д. 207 и Д.  224.


   



    
___Реклама___