Birshtein1
Александр Бирштейн
Из ностальгического

 

 


   
    


***
Весеннее письмо – осеннему ответ…
Расскажешь сколько зим,
Узнаешь сколько лет…
Навстречу – лишь года
Летят, как поезда.
И позади года…

Вдруг в голову пришло,
Что жил я налегке.
А это тяжело –
Всю жизнь прожить в прыжке.
И небо доставать
Протянутой рукой.
На звезды  мне плевать. -
Дышалось там легко.

А летнее письмо – про зимние снега…
Припомнишь всех друзей,
Узнаешь о врагах…
Усталые дела
И карта не легла.
А день сгорел дотла.

Сейчас сообразил, 
Что тесен город мой,
Что больше нету сил
Из дома мчать домой.

Дорог моих уют,
Где одинок, как волк…
Пустыня и Устюрт…
Опять зовет Восток!

Осеннее письмо – про долгую весну…
Как будто злая боль,
Приникшая к виску.
Вдруг спросишь о себе –
Услышишь о других.
И счастлив, хоть на миг…
И счастлив хоть на миг…
На миг…

Вопросы невпопад,
Ответы впопыхах.
Давно уже не рад,
Тому, что жил в стихах.
Рифмованное зло,
И ритмизован страх…
Добро белым бело,
Как бельма на глазах.

Зимою ни за что о лете не писать…
Мечтая о тепле, 
О холодах узнать.
И в подворотне ель,
И нудная метель,
И смятая постель.

И снова говорю
О чем-то с тишиной.
Тебя благодарю
За то, что не со мной.
Теперь мне по плечу
И горе, и успех.
Я жив и заплачу
Я, как всегда, за всех.
10.06.02

***

Образумятся письма – телефонными станут звонками…
Так больней и полезней. 
Нет, наверное, все же больней.
До чего же все просто –  разрушить своими руками
То, что сделали много коротких и радостных дней.
А за словом – повтор.
Вот и весь разговор.
Только память зовет и зовет за собою…
Ты идешь, спотыкаясь, но почему-то спеша.
Это так хорошо – вдруг проснуться от ноющей боли
И понять, что не сердце, а всего лишь, всего лишь душа.
Каждый новый звонок –
Как добавленный срок.
Не уйти от себя!
Как банально! Банально? Банально…
Мы уходим к другим, но чужое тепло обожжет.
Телефонный звонок. И… меняется жизнь моментально, 
Ничего не даря, от надежды тебя бережет.
Ударяют в виски
Лишь короткие, злые гудки.


***

История, физика, пение...
Нас время учило терпению.
А сами учились? Кто как...
Черчение, химия, физика...
Резвились, как юные шизики,
Дерьмом набивая чердак.
И те, кому жизнь не потрафила,
Узнали не из географии:
Сибирь, Воркута, Колыма.
Немногие знали заранее,
Что жизнь - это "образование".
Иначе сошли бы с ума.
Пинала и слева, и справа
Любимая нами держава.
Любимая? В общем-то, да!
Ведь тот, кто любил ее сильно,
Стал зеком, а может быть ссыльным,
А то и пропал без следа.
Закончились споры научные,
Пропелись слова благозвучные
И вызубрен жизни урок.
Остался букварь непрочитанный
И гол физруком незащитанный,
Да жажда читать между строк.
25-26.07.02



Из ностальгического…

Напоминая чем-то кентавра,
Мотороллер гоню, спеша
В будущее, а ветки лавра,
Ссыхаясь, пахнут, как анаша.

Дорога между  кустами сухими
Вьется, причем, поворотов не счесть.
Придумано в августе имя – Сухуми,
Впрочем, нынче август и есть.

Так заведено – нужно гнать и стараться,
Меж скал и обрывов (Сцилл и Харибд?),
Пройти, просочиться, лучше – прорваться,
А скукой своей я от страха привит.

Вся жизнь – серпантин, но не елочный, нет!
И слов не догнать, остаются лишь слоги.
Мелькнула загадка, вмиг найден ответ,
Но это – всего поворот на дороге.
1969, 2002 гг.



***
…. и множество слепцов. Но и они разрушат
закоренелый быт, тягучий и больной.
Глазницы! Не глаза заглядывают в душу.
А вести добрые проходят стороной.
Желания живут. Но нет уже соблазнов.
Куда глаза глядят? Да, видимо, в себя…
А будущее где?
Что, прошлое напрасно?
И выполняю день, как будто бы обет.
Но можно ли вот так – мгновения губя?
Ответить можно – да!
Честней ответить – нет!
Вот только отвечать не хочется. В притирку 
К отпетым холодам - нейтральные дожди.
Оставлю черновик, все набело исчиркав.
Вергилий, где ты там? Кому сказать: - Веди!?
Сентябрь, 2002 

   

   


    
         
___Реклама___