©"Заметки по еврейской истории"
январь 2016 года

Эдуард Бормашенко

Лекция


 בס''ד

Пили чай у Симы Шенкиной. У Симы чистенький, интеллигентный кабинетик, намекающий на утонченность и незашоренные духовные запросы. За спиной черно-белая фотография, представляющая бат-мицву Симиной дочки. Прогрессивный раввин, придворно согнувшись, исходя искренностью, вручает Айяле молитвенник. Крепко религиозные семьи бат-мицвы не устраивают, негоже девиц распускать. Почитающие традицию и презирающие фанатизм, напротив, закатывают разудалые торжества с раскалывающим мозг оркестром, плясками и вкусностями. Гибрид неоголтелой, прогрессивной, разумной религии никак не прорастает на сочной почве народного сознания, ведь традиция и табу две вещи нераздельные. Без фанатизма никак не втолкуешь, чем муж отличается от сексуального партнера.

Красавец молитвенник, в роскошном кожаном переплете, спускается с книжной полки раз в году, в Судный день. Напряженно листая незасаленные страницы, Айяла пытается следить за кантором, через час устает и начинает думать о чашке кофе, издевательски запрещенной мракобесами. На моей памяти, Айяла уже сменила трех бойфрендов, по-израильски вольготно и непринужденно квартирующих у Симы.

Через спину раввина, по-гитлеровски сложив на гульфике руки, на Айялу лыбится бывший Симин муж, Хаим. На рукаве у него повисла рослая блондинка. Я неплохо его знал, разбитной малый, босс программистской фирмы, Хаим, заскучав от культурной жизни, спутался с грудастой марокканкой-секретаршей. Развод Сима приняла с брезгливым недоумением. Чем взяла дикарка, Симе неведомо.

В книжном шкафу у Симы – Платон, Аристотель, Филон Александрийский. Многие в подлинниках. В жизни не поверю, что женщину эти материи могут интересовать. Но аура в кабинете плотная, скользя по корешкам, просветляешься.

Чай перед первой "парой" пьем втроем: третий Эдик Ромашенко, физик и ортодоксальный еврей. Как все это в нем уживается, не понимаю, либо истина почивает в Торе, либо трепещет в последнем номере Nature. Когда спрашиваю его об этом, отбрехивается: десятитомнику Ландау и Лифшица мы скажем: да, но разве Субботе мы скажем: нет? Но дело Эдик знает, наши физики его побаиваются. А студенты, когда он заходит в аудиторию, вздрагивают от ужаса. Взглянет на них угрюмо, встряхнет пейсами, обопрется кулачищами о стол, зыркнет людоедскими глазищами, и в студенческих животах шевелятся холодные червячки и просятся на выход. Тиран и деспот, сатрап. Я ему завидую.

Эдик плотно обсижен четырьмя дочерьми и пригоршней внуков. Сейчас с безумным огоньком в глазах, жестикулируя, растопырив локти, рассказывает о том, как сделал из голубиного пера дифракционную решетку, и разложил для любимого внучка солнечный свет в радугу.

Чай заваривает Эдик, Сима к священнодействию не допущена. Израильтяне понятия не имеют о настоящем чае, тыча в кипяток пухлые пакетики-поплавки, напичканные опилками. Но сейчас запах чая смешивается с тонким ароматом симиных духов. Сима думает о загадочных русских, пренебрегающих нерастраченным теплом, припасенным в ее душе.

Пора на лекцию. Прохожу мимо лаборатории Хвостова. Адольф Азариевич воркует с аспирантами, никогда не забывая поздравить их с днем рождения и осведомиться о здоровье детей. Адольф не пропускает обрезания и похоронные церемонии, прочно поселяясь в аспирантских сердцах. А я даже имен студенческих не помню.

На ватных, сомлевших ногах плетусь по коридору за колышущимся стожком Амира Хацбани. Стожок сворачивает в неровно гудящую аудиторию; ни тембр, ни мощность звука не меняются. Студенты Амира не замечают, он их тоже. Стадия мегаломании, на которой реальным бытием обладают только "Я" и "Вселенная", Амиром уже пройдена; с недавнего времени он взошел на уровень "Я" и "Я". Амир мерно молотит из-под соломы, студентам известно, что слушать необязательно. Но всем хорошо.

Все ближе аудитория, моя комната сто один. Там меня ждут студенты, изучающие промышленность и управление производством. Будущих Рокфеллеров тьмы, и тьмы, и тьмы. Их в колледже больше всего. Конечно, без начальников не обойтись, но не может же все население страны состоять из генеральных директоров? И вот, потому что не может, от этого людям нехорошо, все остальное у них уже есть: еда-питье, машины, квартиры, секс-туризм в Таиланд. Но какое от всего этого удовольствие, если козел-начальник одиннадцать месяцев в году вытирает о тебя ноги? И в Таиланде во снах посещает. Правда, еще помирать придется, но круглый год об этом же не думаешь, а начальник, как ноющий зуб, всегда с тобой. Поэтому, лучше самому быть начальником.

Вот они расселись передо мной будущие генералиссимусы программистских фирм, биржевые колдуны и гении недвижимости. В первом ряду расположилась роскошная марокканка, блондинка, кажется крашеная, глядит на меня, раздувает ноздри-сопла. Перед собой поставила стул. А что на нем? Вы думаете: компьютер, тетрадка, мобильник, сумочка-косметичка, зеркальце? Мимо. На стуле ее шикарные ноги. Александру Сергеевичу не повезло родиться в России с умом и талантом, но это полбеды; как жить в заснеженной стране, где не сыщешь три пары стройных женских ног? Как это ему там так не повезло?

А я каждую лекцию созерцаю совершенно коллекционные экземпляры. Я отнюдь не сексуальный маньяк, у меня скорее пониженный темперамент, но когда тебя прямо в усы тычут такие конечности, трудно сосредоточиться на теореме Ролля. А придется. И зачем им теорема Ролля? Так, надо начинать. Самое главное со старта не дать им сесть на шею. Эдик, только заходит в аудиторию, так у студентов недоеденные бутерброды поперек горла становятся, девицы поджимают ноги и набрасывают на плечи шарфики, а парни судорожно глушат мобильники и запихивают куда подальше. Пытает он их что ли, Бармалей?

А я не инквизитор. Гляжу в класс. Не жующие уткнулись в компьютеры и продолжают телефонный галдеж. Многие неспешно, сосредоточенно чавкают, я им совершенно не мешаю. Вскинули головы только кипастые религиозники. Учитель вошел. Надо записывать. Верующие усердно учатся, прекрасно сдают экзамены. Но, ни я, ни моя математика им совершенно не интересны. Радости, красоты, восторг математики им недоступны. Чтобы получить диплом, надо вот это выучить? Выучим. Ролль так Ролль. И не такое в йешивах вызубривали.

Начинаю лекцию. Все заняты своими делами. Слушают меня только кипастые и пяток арабчат, им надо в люди выбиваться. Вот еще пара киббуцных детей уставила на меня умные глазки. Я детей первосионистов сразу выделяю по смышленым, добротного ашкеназского кроя мордочкам.

Через пять минут после начала, встает одна из длинноногих, восточных красоток, громко произносит: "у меня - пипи", и легко движется к выходу, облепленная заинтересованными взглядами; одежды барышни скромны: набедренная повязка, усовершенствованный лифчик, кольцо в носу.

Это происходит на каждой лекции. Только, что закончилась перемена, можно было успеть оправиться, и почему я должен знать, что именно ей приспичило? Но такова местная традиция. Первое время я густо краснел и прятал глаза в усы. Привык постепенно.

Продолжаю лекцию. Подустали. Надо бы рассказать анекдот. Но и тут беда. На одной из лекций попытался заговорить о бароне Мюнхгаузене, тащившем себя из болота за волосы. Тишина вперемешку с чавканьем. Поинтересовался: вы, что-нибудь знаете о бароне Мюнхгаузене? Только русский религиозный парнишка, обладатель привычно-интеллигентной рожицы, засветил знакомство с предметом. А в аудитории сидело больше сотни студентов. С тех пор литературных анекдотов не рассказываю. Про Василия Ивановича, Петьку и Брежнева, тоже не затравишь, не понимают, где смеяться. А местных анекдотов я не знаю.

Учитель я – неплохой. Бывают лекторы-балагуры, бывают – проповедники, а я – лектор-ментор. Могу подтесать мышление студента. Не более того, но и не менее.

Продолжаю водить фломастером по доске. Смотреть на доску значительно лучше, чем в аудиторию. Едкий запах фломастерных чернил гонит память на полвека назад, в мою школу, стены которой без просветов были выкрашенный вонюче-стойкой, зеленой краской. Ее запахом пропитывалась школьная форма. Никто в доме его не слышал, родители курили, а я утыкал нос в пиджак и блаженствовал. Недавно вычитал у Бубера, что от всего громадного мира можно заслониться одной махонькой ладошкой, а можно и запахом краски.

Что-то с грохотом валится на пол. Оборачиваюсь. Один из студентов метнул другому по-товарищески жестянку с кока-колой. И промазал. Красотка вернулась с оправки. Топая по ногам, плывет на место, услаждая аудиторию видом аккуратненького, славной лепки пупика. Раньше я на них орал, взывал к совести и портретам дедушек-раввинов. Пытался научить. Теперь бросил. Они несут нам деньги, мы выдаем им дипломы, каждый делает свой маленький бизнес.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:8
Всего посещений: 1228




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2016/Zametki/Nomer1/Bormashenko1.php - to PDF file

Комментарии:

Залман
Маале Адумим, Израиль - at 2016-04-18 10:40:03 EDT
Великолепно! Всегда с наслаждением читаю Ваши эссе. За Вашим юмором виден человек талантливый и неординарный - "наш человек" в Израиле. Ваш любимый автор - или я ошибаюсь - Бабель?
Обозреватель
- at 2016-02-06 21:37:40 EDT
victor
- 2016-02-06 19:49:46(511)

Я не знаю: что такое незашоренные духовные запросы.
Я не удивляюсь: что руси-хозер бэ тчува презирает марокаим.
Я не понимаю: почему такие статьи нужно предварять בס"ד.
+++++++++++++++++

Арамейский: בסיעתא דשמיא означает "с помощью Небес". Акроним בס"ד пишется в верхней части каждого письменного текста в качестве напоминания, что все исходит от Бога, в том числе содержание того, что важно в тексте, что без Божьей помощью мы ничего не можем делать успешно. בס"ד является не производным от Галахи, но традицией.

P.S. Насколько мы лучше знаем русские традиции, а не еврейские. Но знаем себя евреями! Есть над чем подумать!

Из ЖЖ на эту тему
- at 2016-02-06 20:00:48 EDT
http://posic.livejournal.com/1265489.html
victor
- at 2016-02-06 19:49:46 EDT
Я не знаю: что такое незашоренные духовные запросы.
Я не удивляюсь: что руси-хозер бэ тчува презирает марокаим.
Я не понимаю: почему такие статьи нужно предварять בס"ד.

А. Зой
- at 2016-02-06 01:35:16 EDT
Григорий Тумаркин
С трудом, признаться, разобрал
Я твой художественный почерк,
Ты б лучше, братец, написал
Простой документальный очерк
-----
Ты бы попробовал без рифм
Попроще, без затей, понятно?
Но ты в поэты норовишь,
А пишешь, братец, так отвратно

З.Салова
- at 2016-02-05 23:25:48 EDT
Из всех – бездумных и серьёзных,
безбожников, религиозных… --
блажен воистину лишь тот,
в ком чувство юмора живёт
и не покинет его прежде,
чем полагается надежде.

Б.Тененбаум
- at 2016-02-05 16:50:50 EDT
Лектор-еврей читает курс для евреев,русских и китайцев.
==
Позабыты индусы :) В т.н. "Русской школе математики" составляют до трети учащихся ...

Felix Spektor
Konstanz, Deutschland - at 2016-02-05 16:21:14 EDT
Mот ученики в США рассказывают,что означает преподавание математики в университете.Лектор-еврей читает курс для евреев,русских и китайцев.Аут.
Л. Беренсон
Еврейское государство - at 2016-02-03 22:07:08 EDT
Лектор никудышный, а "Лекция" хорошая
С интересом прочитал Вашу "Лекцию". Любопытные зарисовки-наблюдения, меткие замечания и остроумные умозаключения. По-моему, ни рекламой, ни антирекламой здесь не пахнет, и оценка лекционного метода преподавания тоже неуместна. Юмор. "Смеяться, право, не грешно...". Жанр, стилистика, сюжет, краски, детали - выбор автора, его право. Он и его лирический герой - совершенно разные личности, как, скажем, брутальный Эдик Ромашенко и рассказчик, тоскующий по "разумной неоголтелой религии"( кстати, тут же высмеивающий "прогрессивного раввина, придворно согнувшегося и исходящего искренностью"). Вот именно к этому гостю Симы, мои читательские претензии.
Зачем понадобилось рассказчику без надобности, на мой взгляд, упомянуть марокканку в негативной, неприязненной коннотации? Разве недостаточно было сказать "заскучав от культурной жизни, Хаим спутался с грудастой секретаршей... дикаркой". Эта избыточность мне показалась нарочитой и неприемлемой особенно в сопоставлении с явной симпатией к "смышлёным ашкеназского кроя" юношам. А "пяток арабчат" вернули меня в 1986 год, когда интеллигенция всего Союза по-разному, но одинаково заинтересованно обсуждала эпистолярную острую полемику между Эйдельманом и Астафьевым. Последний позволял себе антисемитские выпады, что вызвало достойную отповедь Натана.Яковлевича. Вот фраза из его письма писателю: "...На этом фоне уже пустяк фраза из повести "Печальный детектив", что герой в пединституте изучает лермонтовские переводы с немецкого вместе с
"десятком еврейчат". Любопытно было бы только понять, -- к чему они в
рассказе, если ни до, ни после больше не появляются?"
Я об этом не из политкорректности, не из лексического чистоплюйства, а следуя библейскому этическому постулату: не делай другому того, чего не хочешь для себя.
Решительно отвергаю утверждение героя "учитель я - неплохой". Он профессиональный пофигист, равно безразличный и к безделию аудитории, и к непотребствам поведения. Дескать "такова местная традиция... пытался научить, теперь бросил". Бросил, потому что - идейный попуститель, потому что не учитель - в лучшем случае скучный лектор (потому аудитории он, в отличие от Ромашенко, неинтересен).
Опыт показывает, что учителя не оставляют усилий научить. Вот, скажем, тель-авивский тихон "Шевах мофет". И там на занятиях властвовала традиционная беспардонность (те же "пипи") и поведенческая вседозволенность. В средине 90-х я это наблюдал, навещая ученика-внука. Но постепенно многое изменилось к лучшему при активной деятельности учителей-репатриантов (команда Мазганова). Уже через 7 лет, когда там училась внучка, я радовался благотворным изменениям и в методике преподавания, и в тандеме учитель-ученик, и общая атмосфера, ещё очень далёкая от благополучия, всё же чем-то напоминала харьковскую физмат школу №27, где много раньше училась дочка.
Если автор этюда хотел высмеять среди прочего и подобных лектору пастырей молодёжи, успеха он добился.
"Едкий запах фломастерных чернил гонит память на полвека назад" - позволю себе одно воспоминание по теме. В начале 1967/68 у.г. в учебное заведение, где я работал, пришла новая преподавательница физики, молодая, привлекательная, достойно держащаяся. По служебной обязанности я посетил одно из первых её занятий. Сдержанно, но увлекательно она что-то объясняла, но вдруг прервалась и уставилась взглядом на одну учащуюся на "камчатке". Та, распустив свою прекрасную пышноволосую шевелюру (в студенческой среде девицу называли Людовик XIV), выставив зеркальце, расчесывалась. Преподавательница твердо заметила, что на занятиях не принято заниматься личным туалетом, а на капризное "другие преподаватели не возражают", ответила запретом практиковать такое на её занятиях. Преподавательницей была Л.М.Б.(ז''ל).

Ефим Левертов
Петербург, Россия - at 2016-02-02 20:48:34 EDT
Вам еще, уважаемый Эдуард, повезло. К Бродскому на лекции кормящие мамочки с грудничками приходили. Тоже терпел.
Benny
Toronto, Canada - at 2016-02-02 17:06:10 EDT
Автор написал правду и ничего кроме правды, "текст" поместили в раздел "Израильские Хроники", как раз за двумя "текстами" воспоминаний - а бедный читатель ещё должен различать автора от лирического героя Эдика Ромашенко ?!
И ЗАЧЕМ различать - чтобы окончательно потерять надежду увидить подлинник Филона Александрийского ?

Кстати, "тексты" Эфраима Кишона (Подвиги Амица Дольникера, перевод Бориса Гасса) тоже печатали в "Израильских Хрониках", там тоже всё правда и ничего кроме правды.

P.S.: В Технионе факультет "Таасия ве Нигуль" (Промышленность и Управление) студенты называли "Маасия ве Тиюль" (Делишки и Экскурсии). По моим субъективным наблюдениям, там были самые довольные жизнью студенты/ки.

Марк Фукс
Израиль, Хайфа - at 2016-02-02 17:05:47 EDT
Интересно было с Вами побеседовать, Э.Ю.
Спасибо.
М.Ф.

Националкосмополит
Израиль Воскрешенный. - at 2016-02-02 12:59:57 EDT
Умный человек, а не понимает, что лекционная система давно уже неадекватна современному уровню развития коммуникации.
Неужели нельзя, что бы каждый профессор заснял на видео свой курс – 20 лекций.
Студент в удобное для себя время за неделю штудирует этот курс.
Если что-нибудь неясно - консультируется с профессором по и-мэилу, или скайпу, или на институтском форуме.
Далее он сдает или не сдает экзамен, и в случае успешной сдачи профессор получает от студента свой гонорар.
Не получит профессор свой гонорар с первой попытки студента, значит получит со второй или третьей в течении нескольких недель.
Такая система может дать результативность обучения близкую к результативности индивидуального обучения.

Бормашенко
Ариэль, Израиль - at 2016-02-02 12:07:45 EDT
Бормашенко-Тумаркину
Уважаемый Григорий, вот если б Вы послали мне этот стишок:
"Всю жизнь упорно, монотонно
Искал я подлинник Платона.
Жизнь без него невыносима!
Но где же он? В шкафу у Симы!"
до написания рассказа, вот был бы эпиграф....

Алекс Б.
США, - at 2016-02-02 06:28:59 EDT
"Пора на лекцию. Прохожу мимо лаборатории Хвостова.
Адольф Азариевич воркует с аспирантами, никогда не забывая поздравить их с днем рождения и осведомиться о здоровье детей. Адольф не пропускает обрезания и похоронные церемонии, прочно поселяясь в аспирантских сердцах.
А я даже имен студенческих не помню.
На ватных, сомлевших ногах плетусь по коридору за колышущимся стожком Амира Хацбани. Стожок сворачивает в неровно гудящую аудиторию; ни тембр, ни мощность звука не меняются. Студенты Амира не замечают, он их тоже. Стадия мегаломании, на которой реальным бытием обладают только "Я" и "Вселенная", Амиром уже пройдена; с недавнего времени он взошел на уровень "Я" и "Я". Амир мерно молотит из-под соломы, студентам известно, что слушать необязательно. Но всем хорошо..."
::::::::
Боже мой! И у Вас то же самое, те же сны. Уничтожаете мои последние иллюзии, дорогой профессор. Не то, чтобы очень, но какие-то надежды - на Ариэль, на упрямое, тянущееся к свету племя - имеются (имелись ?), несмотря на очень понравившуюся поразительно-убедительную Вашу статью.
Буду считать, что не читал сегодня ничего.
Будьте здоровы и веселы.
Ваш усердный читатель.

Хан-Декан
- at 2016-02-02 01:04:31 EDT
было бы познавательно почерпнуть в серьёзной или чуть менее форме - не только о лекциях, но и о том как проходят практические/лабораторные занятия - когда требуется немедленная работа на результат "на чужом/предложенном" поле, отчасти и как функция от результата обработки лекционного материала.
Чтобы студенты не слишком расслаблялись на лекциях - помогает интегрирование значительной части лекционного материала в практические плотно насыщенные занятия - так чтобы упустив что-то на лекции - жисть малиной не казалась. Так чтобы ларчик к практике открывался ключиком, глубоко /или неглубоко упрятанным на лекции.
Короче определить интенсивность практических занятий так, чтоб у студентов возникал информационный голод по лекционному содержанию - как к среде по частичному утолению этого информационного голода.
Разбалтываемость студентов - от дисбалланса информационного спроса и предложения (лекции и практики).

Допускаю, что физика - наука так же и теоретическая, но современные технологии моделлирования позволяют многое. И требуются далее в науке и карьере. Matlab & Simulink с необъятными приложениями на все вкусы например - просто неисчерпаем по изучательному потенциалу.
Почему бы его основы не заложить на физике? Там и по-простому можно, и в дебри.

Соплеменник - леопольду
- at 2016-02-02 01:00:29 EDT
леопольд
кирьят ям, израиль - 2016-02-01 17:01:52(940)

Какой прекрасный рассказ. У меня внуки учатся в
израильских вузах и я в курсе дела, но узнал много интересного. А живущие в Австралии могут писать , что тема не раскрыта--- что раскрывать то ?
===============================
Дорогой Леопольд!
Уж и пошутить нельзя?
Прошу Вас: снова просмотрите расказ и остановите взор на
Через пять минут после начала, встает одна из длинноногих и немного далее по тексту.
Только эту "тему" я имел в виду.

Григорий Тумаркин
Израиль - at 2016-02-02 00:04:46 EDT
В книжном шкафу у Симы – Платон, Аристотель, Филон Александрийский. Многие в подлинниках.

Всю жизнь упорно, монотонно
Искал я подлинник Платона.
Жизнь без него невыносима!
Но где же он? В шкафу у Симы!

A.S.
NY, NY, - at 2016-02-01 23:09:56 EDT
Блестящий психололгический этюд!
Наверное в Колледжах Америки то же самое. Мне рассказывал приятель - он преподавал на севере Штата Нью-Йорк в Университете; Как-то сказал одной студентке, что она во время занятий думает о чём угодно, но не о предмете их занятий. Студентка немедленно пожпловалась ректору. - Демократия и политкорректность. Хотя она была и бела, но моему приятелю сделали внушение: совершенно неважно, что и как она делает, важно её присутствие, "нам нужны "головы", - сказал ректор. Ну, а в конце года мой приятель получил письмо, где ему сказали "спасибо"! Больше нигде он уже преподавать не мог Неполиткоректность - самое страшное нарушение всех установлений и табу здесь! Добавлю - мой приятель был выдающимся скрипачом и преподавал скрипку, а не какие-то сложные предметы, требующие больших умственных усилий!"Получил большое удовольствие, но тема не раскрыта",- следовательно ничего не понял в теме, от чего же тогда всё удовольствие? Автору - ПОЗДРАВЛЕНИЯ!

Игорь Ю.
- at 2016-02-01 21:56:06 EDT
Уважаемые критики, посмотрите правде между глаз - вам ведь всем (почти) уже за 60, вы все учились 40+ лет назад, у вас у всех (почти) совершенно другой опыт учебы в совершенно другой стране. Эта зарисовка - тонкий баланс между сатирой и действительностью. Причем, как я понимаю, как я видел своими глазами, как я слышал от других преподавателей университетов в Израиле и США, действительность в рассказе показана еще достаточно мягко.
В результате же, если не пытаться найти в рассказе что-то такое, что никогда туда не вкладывалось, получилось очень здорово.

Benny
Toronto, Canada - at 2016-02-01 21:04:49 EDT
Как короткий юмористический рассказ это замечательно, но если это автобиографический рассказ - это просто ужасно.

Этим студентам ОЧЕНЬ не хватает более сложной программы обучения и совсем немного элементарного порядка. Как сказано в анекдоте (или даже в Талмуде): "Б-г даёт нам трудности по нашим силам, не больше - но и НЕ МЕНЬШЕ". Дайте этим студентам нужные и понятные трудности, большинство их преодолеет - и у них появится неплохая само-дисциплина, они станут более уверенными в своих силах, более счастливыми - и в результате они станут значительно больше уважать себя и своего лектора.

Я утверждаю на основании моего опыта Техниона и ЦАХАЛа: преодоления НУЖНЫХ И ПОНЯТНЫХ трудностей именно так и действует на молодёжь. Наверное, теорема Ролля действительно не нужна этим студентам, но научиться думать им очень даже НУЖНО - так почему бы им не потренироваться думать над теоремой Ролля ? Им ведь ПОНЯТНО, что диплом им нужен. Кстати, "научиться думать" многие из них тоже хотят, но НЕ сейчас (особенно "роскошная марокканка, крашеная блондинка") - но вот именно "сейчас" это и есть их шанс !!!
А без преодоления таких трудностей - молодёжь портится и с жиру бесится ("и разжирел Ешурон и начал брыкаться").

Л. Беренсон
Еврейское государство - at 2016-02-01 20:17:03 EDT
Сердечно поздравляю с победой в двух номинациях. Авось, доживу, чтобы поздравить Вас с подобным и в будущем году. Удачи!
Хан-Декан
- at 2016-02-01 20:13:31 EDT
Раньше я на них орал, взывал к совести и портретам дедушек-раввинов. Пытался научить.
=================
Были б у них дедушки - не раввины - отроки еще не то бы устроили.
Хорошо походы к "тёщиному дому" не устраивают.

Григорий Тумаркин
Израиль - at 2016-02-01 19:37:18 EDT
С трудом, признаться, разобрал
Я твой художественный почерк,
Ты б лучше, братец, написал
Простой документальный очерк.

леопольд
кирьят ям, израиль - at 2016-02-01 17:01:52 EDT
Какой прекрасный рассказ. У меня внуки учатся в
израильских вузах и я в курсе дела, но узнал много интересного. А живущие в Австралии могут писать , что тема не раскрыта--- что раскрывать то ?

Ontario14
- at 2016-02-01 16:34:19 EDT
По-моему, это замечательно. По стилю напоминает Кишона.
Cэм
Израиль - at 2016-02-01 16:15:56 EDT
Автору превосходно удалось показать отличие его университета от Техниона.
Соплеменник
- at 2016-02-01 15:19:45 EDT
Очень понравилось!
Но тема (...) не раскрыта. :)

Виктор Гопман
Иерусалим , Израиль - at 2016-02-01 12:56:35 EDT
«Слушают меня только кипастые и пяток арабчат, им надо в люди выбиваться. Вот еще пара киббуцных детей уставила на меня умные глазки. Я детей первосионистов сразу выделяю по смышленым, добротного ашкеназского кроя мордочкам». Или ещё: «...русский религиозный парнишка, обладатель привычно-интеллигентной рожицы...».
Всё в точку, всё верно. Но, как совершенно справедливо сказал наш отец-основатель, «других евреев у меня для вас нет». И - ничего. Справляемся...

Сильвия
- at 2016-02-01 08:54:09 EDT
Они несут нам деньги, мы выдаем им дипломы, каждый делает свой маленький бизнес.
-----------------------------------
Если лектор мизантроп и мачоист, то все правильно, все по уму.