©"Заметки по еврейской истории"
май-июнь 2015 года

Михаил Ривкин

Парадоксы Красной Коровы


1.Оскверняет ли мёртвое тело?

 

Красная Корова давно стала одним из наиболее узнаваемых и обсуждаемых мэмов иудаизма,  популярнейшим символом его эзотерического, иррационального «жёсткого ядра», самой парадоксальной из всех загадок и самым загадочным из всех парадоксов. На всякий случай, напомню. «И Г-сподь сказал Моше и Аарону, говоря: (2) Вот устав закона, который заповедал Г-сподь, сказав: говори сынам Исраэйля, пусть приведут тебе корову рыжую без порока, у которой нет изъяна, на которой не было ярма. (3) И отдайте ее Элазару, священнику, и выведет он ее за стан, и зарежут ее при нем. (4) И пусть возьмет Элазар, священник, крови ее перстом своим и окропит вход шатра соборного кровью ее семь раз. (5) И сожгут корову пред его глазами: кожу ее и мясо ее, и кровь ее с нечистотами ее да сожгут. (6) И пусть возьмет священник кедрового дерева и эйзова, и червленую нить и бросит на место сожжения коровы. (7) И вымоет священник одежды свои, и омоет тело свое водою, и потом войдет в стан; и нечист будет священник до вечера. (8) И сожигавший ее пусть вымоет в воде одежды свои и омоет тело свое водою; и нечист будет до вечера. (9) И человек чистый пусть соберет пепел от коровы и положит вне стана на чистое место, дабы было это у общины сынов Исраэйля в хранении для воды очистительной: это очищение от греха. (10) И собиравший пепел от коровы пусть вымоет одежды свои, и нечист будет до вечера. И да будет это для сынов Исраэйля и для пришельца, проживающего среди них, уставом вечным. (11) Кто прикоснется к трупу какого-нибудь человека, нечист будет семь дней. (12) Он должен очиститься им (пеплом) в третий день и в день седьмой, и будет чист; если же он не очистится в третий день и в день седьмой, то не будет чист. (13) Всякий, прикоснувшийся к мертвецу, к какому-нибудь человеку умершему, и не очистившийся, – скинию Г-сподню оскверняет он; и истребится душа эта из среды Исраэйля, ибо он не окроплен очистительною водою, он нечист, еще нечистота его на нем. (14) Вот закон: если человек умрет в шатре, то всякий, кто войдет в шатер, и все, что в шатре, будет нечистым семь дней. (15) И всякий открытый сосуд, который не закрыт плотно крышкою, нечист. (16) И всякий, кто прикоснется на поле к убитому мечом, или к умершему, или к кости человеческой, или ко гробу, нечист будет семь дней. (17) И для нечистого пусть возьмут пепла (коровы), сожженной для очищения, и нальют на него живой воды в сосуд.” (Бамидбар 19:1-17).

Итак, общеизвестный парадокс Красной Коровы состоит в том, что её пепел, будучи сильнейшим средством очищения всего осквернённого, сам оскверняет каждого, кто на той или иной стадии сжигания и последующей обработки к этому пеплу прикасается. Наши мудрецы не только отследили сам парадокс, но и предложили некий общий принцип его разрешения. Правда, сам этот принцип изложен в неявной, парадоксальной форме.

 «Спросил язычник  у Рабби Йоханана бен Закайя: Разве ваши законы (связанные с красной коровой) не похожи на колдовство? Вы приносите корову, сжигаете ее и берете ее пепел. Кропите два-три раза на того, кто осквернён нечистотой мертвого, и говорите ему: ты чист! Сказал ему Рабби Йоханан бен Закай: в тебя когда-нибудь вселялся бес? Тот сказал: нет. А ты видел когда-нибудь человека, в которого вселился бес? Тот сказал: да.  И что вы с таким человеком  делаете?  Тот сказал: мы приносим корни деревьев, разжигаем их под ним, а потом льем на него воду, и тогда бес выходит. Сказал Рабби Йоханан бен Закай: вот, пусть твои уши слышат то, что сказали твои уста. Дух нечистоты – это как бес. На него кропят воду очищения, и он выходит.  Когда язычник ушел, ученики Рабби Йоханана бен Закайя сказали ему: ну, его-то ты оттолкнул  соломинкой (то есть, легко справился с его вопросом), а нам-то ты что ответишь? И он сказал им: клянусь вам, и мертвое тело не оскверняет, и воды не очищают – но сказал нам Святой, да будет Он благословен: вот закон, который Я вам дал, и нет у вас права нарушать его» [1]

В этом мидраше много неявных, не проговоренных вслух допущений. Так, читателю сразу становится ясно, что уже в пятом веке н.э. Еврейским мудрецам приходилось постоянно объяснять, как «чужим», так и «своим», что ритуалы Торы кардинально отличаются от практикуемых язычниками магических ритуалов и от колдовства, при всём их внешнем сходстве. Язычник пытается доказать, что между теми и другими ритуалами никакой принципиальной разницы нет. Он исходит из допущения, что этим можно опровернуть главный тезис иудаизма — тезис о его качественном превосходстве над любыми языческими культами. Против всех наших ожиданий, Йоханан бен Закай не только не спешит с этим утверждеием спорить, но и готов, кажется, с язычником согласиться. Он заставляет язычника привести пример именного такого, сугубо магического ритуала, применяемого для исцеления душевно больных. Когда язычник такой ритуал описывает, Йохана бен Закай радостно восклицает: ну вот видишь, и унас ровно тоже самое! Он вполне разделяет убеждение язычника, что беса можно изгнать, окропив одержимого водой очищения («святой водой», сказали бы мы сегодня). Единственное,о чём он просит язычника, это согласиться что дух скверны («нечистоты») это такая же, по сути, субстанция, как и бес, и что она так же подвластна магическим ритуалам очищения (изгнания). Ну и что же Йоханан бен Закай этим доказал?

Весьма вероятно, что такого рода диалоги и впрямь происходили в тот период. Причём евреям приходилось всякий раз доказывать, не то, что их религия лучше и возвышеннее, а ровно то, что и доказал Йоханан бен Закай: что она «не хуже». Слушателя (или читателя) такого мидраша как бы приглашали освежить его личные воспоминания, вспомнить о тех спорах, в которых он сам участвовал или которые слышал. Смею полагать, что вся эта, первая, часть нужна Редактору мидраша лишь для того, чтобы придать максимальную убедительность и правдоподобие воторой, главной его части. Рабби Йохана бен Закай и язычник веждливо прощаются, вполне довольные услышанным друг от друга. «У вас своя свадьба, а у нас — своя свадьба».Вполне в духе Леотара и прочих постмодернистов.

А вот дальше начинается самое интересное. Ученики прямо говорят бен Закаю: мы отлично понимаем, что ты не мог и не хотел вступать с язычником в серьёзный спор по существу, что ты просто хотел побыстрее «закруглить» спор вежливым и политкорректным ответом. Но теперь, когда ты его спровадил и остались только свои, скажи нам, наконец, правду! В чём же смысл ритуала Красной Коровы?.И тут оставшись «среди своих» Йоханан бен Заккай произносит, наконец, те самые слова, которых читатель ждал от него с самого начала. Никакого доступного органам чувств физического содержания нет ни в том, что мы объявляем оскверняющим контакт с мёртвым телом, ни в том, что мы объяляем очищающим окропление«святой водой. «но сказал нам Святой, да будет Он благословен: вот закон, который Я вам дал, и нет у вас права нарушать его». На этом мидраш завершается. И Ученикам раббана Йоханан бен Закая, и Редактору, похоже, всё становится понятным. Нам — нет....

Что именно хочет сказать  Учитель? Что ритуал Красной Коровы, по сути своей, ничем не отличается от магических ритуалов язычников? Что Господь даровал нам некий список действий, церемоний и ритуалов, лишённых всякого реального содержания, которые мы должны строго соблюдать, исключительно из уважения к Его Воле, исключительно как знак нашего предельно почтения и предельной покорности Творцу? Именно к таким выводам пришёл один из самых ярких и самобытных израильских мыслителей, проф. Иешаяху Лейбович. Это доведённый до предела, дистиллированный, очищенный от любых следов антропоморфизма и мистики, монотеизм, который, будучи доведён до логического завершения, парадоксальным образом обращается в «чистейший афеизм».

Мне лично куда ближе объяснеие сестры Иешаяху, Нехамы Лейбович «Нечистота [Скверна] вовсе не является чем-то природным, содержащимся в мертвом теле или в том, кто с ним соприкасается. Это не злой дух и не болезнь, исходящая из самого трупа. У пепла коровы и у вод жертвоприношения нет никаких физических очищающих свойств. Б-жественное приказание - только это определяет нечистоту мертвого тела и очишаюшую силу пепла»  [2] иными словами, и Скверна, и Очищение — это, в отличае от духов,  не плод нашего воображения, это реальность. Но законы Скверны и Очищения, в отличае от законов физического мироздания, не действуют сами по себе, «автоматически». Они не относятся к категории физических законов нашей трёхмерной материальности. Поэтому, кстати, нет ни малейшего смысла пытаться их исследовать физическими методами или влиять физическими средствами на процессы в этой сфере, на состояние Скверны или Чистоты. Это законы принципиально иного порядка. каждый отдельный миг их проявления, каждый их «квант» являются прямым проявдлением Б-жественной Воли в нашей Вселенной. И именно поэтому каждое их сознательное нарушение может считаться, в известном смысле, сознательным нарушением Б-жественной Воли. Познание этих законов возможно, но только методами трансфизическими и метаисторическими. И объяснение их сущности в простых и доступных каждому понятиях, наверное, тоже, станет возможно в следующем эоне... Но кое-что можно попытаться понять и сегодня, если исходить из правильного взгляда на ритуалы иудаизма, да и вообще, любую ритуальную практику, как непрекращающийся диалоге между Б-гом и человеком.

 

2. Примеры позитивистских объяснений

«Б-г открывает людям свою волю в событиях - это тёмный текст, наисанный на таинственном языке. Люди тотчас же делают переводы — переводы поспешные, неправильные, полные пропусков и искажений. Очень немногие понимают яык Б-жества. Наиболее прозорливые, спокойные, проницательные расшифровывают его медленно, и когда они приходят со своим тестом, оказывается, что работа уже давно сделана, на площади выставлено двадцать переводов» [3].  То же самое относится и к любым обрядам и ритуалам, заповеданным Б-гом человеку. Это тоже некий текст, написанный на таинственном языке, обращённый к человеку и требующий для правильного понимания прозорливости, спокойствия и проницательности.  Разница, пожалуй, в том, что исторические события это диалог, развёрнутый во времени, диалог диахронический, в то время как ритуал это некий свёрнутый, вневременной, вечно возобновляющийся «с того же места» диалог. Но и такой текст тоже можно «перевести» на тот язык понятий и феноменов, который более доступен нашей, современной эпохе.

Для начала, посмотрим на те «двадцать переводов, которые уже выставлены на площадь». Практически все они исходят из явного или неявного допущения, что Скеверна всё же «является чем-то природным», что на неё должны, так или иначе, распростаняться известные нам законы природы, и что только проецируя эти природные законы на Красную Корову, можно понять смысл ритуала. Вот типичный пример подобного заблуждения Один мой знакомый пишет: «Сама идея очистки пеплом несколько неожиданна и нелогична. Пеплом посыпают в связи с ритуальным осквернением – печалью по умершему, например. Логичнее было бы предположить применение средства, обладающее обратным к первоначальному действием: если человек прикоснулся к смерти, стало быть, его нужно «прикоснуть к жизни», которая может символизироваться кровью или спермой (о существовании подобных шумерских ритуалов упоминает Зильберман). Процедура очистка пеплом подобна «вышибанию клина клином».

Примерно то же самое, но только в «обнаученной» форме утверждают и многие учёные-библеисты. Наиболее подробно это толкование изложено у Джейкоба Милгрома [4]. Дж. Мильгром исходит из того, что именно кровь Красной Коровы является главной очищающей субстанцией, подобно тому, как именно кровь является очищающей субстанцией всех жертвоприношений, которые относятся к категории  חַטָאת. При этом он игнорирует тот очевидный факт, что у всех жертв  חַטָאת кровь собирается в отдельный сосуд, сразу после ритуала жертвоприношения, и служит для окропления Жертвенника именно как кровь, как таковая. Для сакральных целей служат и некоторые другие части  חַטָאת, и только ритуально нечистые остаки, т. е. внутренности, неиспользованное мясо, кожа, кости сжигаются за пределами Стана (Ваикра, 4:1-12, и далее). В случае же Красной Коровы сжигаются одновременно все части, как чистые, так и нечистые, вместе с кровью. Кровь, как некая особая субстанция, посто перестаёт существовать, и никак не может исполнять миссию очищения, по модели других жертв  חַטָאת.

Далее Дж.Милгром утверждает, что и Красная Корова, и все другие жертвы חַטָאת, впитывает, абсорбирует ту Скверну, от которой их кровь должна очистить.  Причём не только сама кровь, но вся туша жертвенного животного, и потому останки этой туши сжигаются. Это ещё одна попытка применить к ритуалу Красной Коровы известные нам законы физики. חַטָאת пытаются  представить чем-то вроде активированного угля, который «абсорбирует» скверну. При этом игнорируется тот факт, что при жертвоприношении חַטָאת сжигаются далеко не все части туши, что почки, внутрениий жир (тук) и ещё некоторые части воскуряются на Жертвеннике, что было бы совершенно неыслимо, если бы эти части приняли Скверну. Но даже согласившись, на минуту, с такой интерпретацией жертвы חַטָאת в общем случае, мы срузу увидим огромное различие! חַטָאת сжигался уже после того, как его кровь выполнила очищающее воздействие. Красная Корова сжигается сразу! т. е. До того, ка она что-то очистила и могла бы, по идее, принять на себя какую-то скверну.

Все эти бесконечные натяжки нужны Дж. Мильгрому для того, чтобы подвести нас к своей главной мысли: ритуал Красной Коровы напрямую восходит к древнейшим месопотамским ритуалам изгнания духов. Он как бы хочет остановиться на первой части мидраша, в которой рабби Йоханан находит общее в ритуалах Израиля и в ритуалах язычников. Посмотрим, имеется ли, на самом деле, это общее. «В вавилонском ритуале изгнания духов , который называется шурпу, пациента ннатирают специальными мазями (куппуру), а затем нечистота, впитанная этими мазями (киппурату) выносится за пределы поселения»./..../ Таким образом, мы видим,что и ритуалы Ближнего Востока, и словарь этих ритуалов дают нам примеры сжигания либо иного способа устранения חַטָאת., поскольку он воспринял нечистоту того объекта, который он очистил» [5]. На самом деле мы видим как раз принципиальное различие, и в словаре, и в ритуалах. В словаре: корень חַטָאת в месопотамских источниках имеет не очень близкоек ивриту значение. А корень כפר, который встречается очень часто и обозначает ритуальное очищение, никогда не смешивается в ТАНАХе с корнем  חַטָאת, их ритуальное значение принципиально отличается. Отличие в ритуалах: если тело очищаемого натирают чем-то, а потом эту мазь собирают и выносят за пределы поселения, то такой образ действий вполне соответствует «рабочей гипотезе» о впитывании нечистоты самой этой мазью. Если человека окропляют водой, содержащей, в том числе,и пепел Красной Коровы, причём никто потом эту воду не собирает и ниуда не уносит, то для допущения об «абсорбционном» механизме очищения нет никаких оснований.

 

3. Проблема субстанционального зла

Начнём нашу попытку «перевода» Б-жественного текста так, как начинается любая попытка перевода: с поиска точного эквивалента отдельных слов в том языке, на который переводим (если таковой эквивалент вообще существует).

Смысл ритуала Красной Коровы состоит в том, что человек, над которым совершается ритуал, переходит из состояния טומא  в состояние  טהרה.

Понятие טומא имеет очень широкое поле значений.Этим словом обозначается целый ряд физических и трансфизических состояний человека. Более того, этим же словом обозначается и  осознанный выбор между добром и злом в пользу зла. Либо это выбор, лежащий в моральной плоскости человеческих отношений, либо выбор между сознательным выполнением и сознательным нарушением воли Г-спода. Вот примеры такого употребления этого понятия: «Потому что Я  Г-сподь, Б-г ваш, освящайтесь и будьте святы, ибо Я свят, и не оскверняйте душ ваших никаким гадом, ползающим по земле” (Ваикра, 11:45), «Не оскверняйтесь ничем этим, ибо всем этим осквернялись народы, которых Я прогоняю от вас» (Ваикра,18:25),  «Если кто убьет человека, то убийцу должно убить по (свидетельству) свидетелей; один же свидетель не может свидетельствовать против человека, (чтобы осудить) на смерть. (31) И не берите выкупа за душу убийцы, грешника, которому (надлежит) умереть, а он должен быть предан смерти. (32) И не берите выкупа за убежавшего в город убежища своего, чтобы возвратиться (ему) жить в стране до смерти (великого) священника. (33) И не оскверняйте земли, на которой вы, ибо кровь оскверняет землю, и земле не искупиться от крови, пролитой на ней, разве только кровью пролившего ее. (34) И не оскверняй земли, на которой вы живете, в которой Я обитаю; ибо Я, Г-сподь, обитаю среди сынов Исраэйля» (Бамидбар, 35: 30-34).

Чаще всего антонимом понятию  טומא служит понятие טהרה. Понятийное поле этого понятия несколько уже, но для рассмотрения ритуала Красной Коровы можно считать его полным антонимом понятия  טומא.

Чаще всего слово טהרה как «чистота». Очевидно, что семантически этот первод далёк от оригинала. В отношении טהרה можно ещё, с некоторыми натяжками, согласится, поскольку и в русском языке поле значений понятия «чистота» весьма широко. В английском, скажем есть два разных слова clean и pure. Второе, в грубом приближении, означает чистоту, как нечто возвышенное, самодовлеющее, как некое приближение к идеалу, к совершенству, первое, скорее — чистоту физическую, «негативную», как отсутствие грязи, хотя  и в английском оба термина весьма вариативны. Во всех переводах на английский, начиная с King James Version для перевода слова  טהרה используется понятие pure Если мы условимся  понимать слово «чистый» именно в этом значении, то можно его испоьзовать, как русский эквивалент  טומא

Ещё сложнее обстоит дело с переводом понятия  טומא. В зависимости от контекста, его переводят либо как «скверна», либо как «нечистота». Второй вариант отнюдь не передаёт плодлинного значения этого термина. Если бы мы захотели выразить понятие «нечистый» на библейском иврите, следовало бы сказать לא טהור, т. е. некий объект, либо некое состояние человека, в котором отсутствует чистота. Однако понятно, что наличие в языке специального термина, не сводимого семантически к термину «чистый», прямо указывает на то, что  טומא это не просто «отсутствие чистоты», это не некая «грязь», которую надо «почистить», нейтрализовать, чтобы вернуться к «нейтральному» состоянию «отсутствия грязи», отнюдь, это некое качественно новое состояние. Словом  טומא обозначается некая особая онтологическая субстанция, которую можно обозначить как Абсолютное, «беспримесное» Зло. Достаточно точным эквивалентом в русском языке является понятие «скверна», и именно этот термин следовало бы использовать для перевода слова  טומא во всех случаях. Точно так же, как и  טהרה это не просто «отсутствие грязи», не просто некое нейтральное состояние, к которому мы придём, если убрать всю грязь. Это особая онтологическая субстанция чистого, Абсолютного Добра.

ТАНАХ содержит абсоютно ясную, логически выдержанную и последовательную картину Мироздания, как вечного противостояния этих двух Абсолютных Полюсов. И тем не менее, при переводе ТАНАХа на другие языки эта картина несколько расплывается и смещается. Вместо «скверны», нам предлагаю термины «нечистый» impure и т. п. За этими сугубо семантическими тонкостями стоит тысячелетний теологический спор.

Существует ли, в принципе, субстанция Абсолютного Зла? Практически все «ортодоксальные» , принятые в качестве автритета, теологи дают на этот вопрос уверенный отрицательный ответ. «Абсолютного Зла, как субстанции, в нашем Мироздании нет!! есть только «отсутствие добра», подобно тому, как нет никакой особой субстанции вакуума под колпаком Торричелли, а есть только отсутствие воздуха, подобно тому, как нет субстанции мрака, а есть только отсутствие света. Если эманация Б-жественно добра, по той или иной причине, не доходит в полной мере до кого-то\чего-то, если лучи Солнца Мира слишком слабо проникают в ту или иную часть Мироздания, то там сгущается мрак, и мы воспринимаем и осмысливаем такие явления, как зло». К этой, выдуманной мною читате, можно добавить реальную цитату из Блаженного Августина. «Если Бог благ и не может быть ответственным за существование зла, то зло является субстанцией, отделенной от Бога. Тогда мы имеем дуализм: есть субстанция зла и субстанция блага» Блаженный Августин возражает: Ничего подобного!!«Зло есть недостаток или отсутствие порядка - того порядка, которого требует вечный закон. Зло появляется тогда, когда от природы низший становится высшим, а от природы высший становится низшим. Если зло есть недостаток или отсутствие порядка, то оно не является чем-то позитивным. Зло - не субстанция, напротив, это отсутствие природного порядка» [6]. Эта доктрина стала нормативной в христианстве, и, спустя какое-то время, в иудаизме. С тех пор, как сказаны эти слова, прошло полторы тысячи лет, исписаны на эту тему Монбланы бумаги, но надо признать, ничего принципиального нового ни христинские, ни иудейские теологи на эту тему не сказали.

Не претендуем и мы на какие-то особые теологические новации....  Отметим только, что трезвый взгляд на окружающий нас мир, и на биологические процессы, и на мир живой природы, и, в особенности, на человеческое общество, не очень-то подтверждают авгутиновскую доктрину «чистого монизма», т. е. Полного отрицания субстанции Зла....

Эта субстанция трижды прорывалась в бытие Земли, и властно даёт себя знать на трёх различных онтологических уровнях. При этом ни на одном из этих трёх уровней субстанция  Зла не может проявить себя в чистом виде, т. е. именно как Беспримесное, Абсолютное Зло. В своей неизреченной мудрости Г-сподь Б-г трижды сумел связать, ограничить, обуздать, и, даже, в известной мере, «скорректировать» Абсолютное Зло, превратив его в интегральную, сущностную, но не главнейшую часть биологических процессов, законов живой природы и законов человеческого общества. Трижды удавлось Провиденциальным силам дать «ассимметричный ответ» силам Зла, выстроить некий параллелограмм сил и законов, равнодействующая которого, в конечном счёте, устремлена именно к Добру. Именно этим и объяняется то сложное, противоречивое чувство, которое возникает у каждого, кто смотрит на окружающий мир (будь то законы Природы, будь то драма человеческой Истории) серьёзным, незашоренным взглядом. С одной стороны — бездна страданий, зла, жестокости, иногда — совершенно иррационального зла и немотивированой жестокости. С другой строны, удивитеьная мудрость, гармония, непреодолимое устремление к Свету, к лучшему, к совершеннейшему, которое торжествует на всех онтологических уровнях.

 

4.Борьба Жизни и Смерти

Из всего сказанного есть, пожалуй, одно исключение. В одном случае Субстанция Зла проявляется зримо, «видна невооружённым глазом», именно Как Абсолютное Зло, ничем не уравновешенное, никак не скомпенсированное, исключающее любую возможность оправдания или объяснения. Речь идёт, разумеется, о Смерти, в первую очередь — о Смерти Человека, созданного по Образу и Подобию. Не удивительно, поэтому, что в нашей трёхмерной материальности борьба Добра и Зла наиболее полно и явно проявляет себя, именно как борьба Жизни и Смерти. Люди всех культур и всех религий, так или иначе, это чувствуют, с тех пор, как человек стал способен к осмыслению окружающего его мира. Но только в ТАНАХе эта идея получила глубочайшее теологическое выражение, только в религии Израиля она стала тем краеугольным камнем, на котором достроены все остальные принципы, нормы и заповеди.

«Общая израильская концепция Мироздания это выражение борьбы между Жизнью и Смертью, или, точнее, это борьба за Жизнь против Смерти. Земля Жизни лежит в середине, окружённая со всех сторон Землёй Смерти. Пустыня, сферв смерти, лежит на периферии Мироздания, Океан — тоже безжизненный — находится снизу, но они непрестанно простирают свои щупальца в Центру Мироздания, превращая наше Мир в смешение жизни и тьмы, света и мрака. Но Жизнь должна быть сильнее! Самая стрвшная угроза для Израиля заключается в том, что в один ужасный день зло победит, и волны Хаоса вновь захлестнут Мир Человека. Чтобы этого не случилось, нужно постоянно возобновлять Б-жественное Благословение. Только на этом возобновляемом Благословении и держится Миродание»[7]. Одним из важнейших ритуалов этого возобновляемого Благословеия является ритуал Красной Коровы.

При всём разнообразии физических, трансфизических и духовных состояний, определяемых понятием טומא, их «общий знаменатель» не подлежит сомнению. «Мертвец — праотец праотцев Тумы» (т. е. является её первичным источником) [8], заключил РАШИ. И хотя отдельные физиологические проявления или состояния, описанные категорией טומא вовсе не обязательно напрямую связаны со смертью на уровне биологических процессов, хотя не всякое осознанное нарушение Б-жественной воли ведёт к смерти на уровне «причина — следствие», их общее, то что и позволяет объединить их в одну категорию и дать им родовое имя — это именно их тяготение к Изнанке Мироздания, к Абсолютному Злу, к Хаосу и к Смерти. Именно против Смерти мы и выходим с открытым забралом и во всеоружие, совершая ритуал Красной Коровы.

Другой отнтологический полюс, Жизнь, тоже присутствует в этом ритуале, хотя и не столь явно. Пепел, казалось бы, является предельным, ультимативны выражением Смерти. Не просто прекращение всех жизненных процессов, но и редукция органической материи к неорганической, к праху (עפר). Но ведь именно из праха земного и был создан человек (Брейшит, 2:7). из всех первозданных субстанций, которые находились в Ган Эден, только прах мог стать первоосновой жизни. Нет другого вещества в нашем мире, которое бы настолько полно воплощало Смерть, и, вместе с тем, содержало бы такой могучий потенциал возвращения к Жизни, оживления и оплодотворения. И не случайно пророк Йешайа обращаясь со словами утешения к Священному Граду Иерусалиму использует именно этот образ «Воспрянь, восстань из праха» (Йешайа 52:2). Именно из праха, из самой нижней точки своей трагической  параболы Иерусалим может и должен восстать к новым вершинам своего величия, дотоле — неслыханным.

Позитивисткие объяснения ритуала строятся на известных нам законах трёхмерной материальности, на допущении, что очищающий субстрат должен как-то абсорбировать или нейтрализовать  טומא. Эту модель можно выразить (очень условно, разумеется) такой формулой (+2) + (-2) = 0. Берём «концентрированную Смерть», добавляем к ней «концентрированную Жизнь», кровь или сперму, и они друг друга нейтрализуют. Процесс очищения закончен. Мы получили некий «нейтральный» «свободный от Смерти» объект. Кстати, по этому принципу, примерно, построены все языческие ритуалы очищения, изгнания злых духов и т. п. Но ведь  טהרה, как мы видели, это отнюдь не есть некое нейтральное состояние, это предельно полный, насколько это вообще возможно в нашм земном мире, онтологический модус Абсолютного Добра. Нулевой результат в уравнении явно говорит, что оно составленол с ошибкой. Попробуем решить задачу по-другому. Возьмём  (-2) и умножим на другую отрицательную величину, или, скажем, возьведём в квадрат. Тогда мы получим +4, т. е. Некую величину со знаком плюс. Мы совершили как бы «взлёт по параболе», к такой полноте Жизни, которая была немыслима, пока мы не прошли через Смерть.

Разумеется, все арифметические примеры это самая грубая и примитавная иллюстрация глубинных, мистических процессов, в которых нет, и не может быть никакой механической закономерности, ибо в каждый отдельный момент в этих процессах напрямую проявляется Б-жественное воление. Но эти грубые аналогии помогают понять один важный аспект ритуала Красной Коровы. Его парадоксальность — не есть что-то кажущееся, не есть результат нашего непонимания или недостаточного знания. Это имманентный парадокс, он «встроен» в самую суть ритуала. Только отказавшись от «линейного», обывательского мышления мы можем хоть как-то, пусть робко и неуверенно, прикоснуться к Тайнам Бытия.

При этом, разумеется, надо отдавать себе отчёт, что диалог между Б-гом и человеком это, безусловно, диалог между мудрым отцом и несмышлёным малышом. Хорошо, что малыш учиться говорить и понимать. Бывает, он иногда повторяет за взрослым какие-то слова, даже не понимая их смысла. Это — тоже один из механизмов развития ребёнка. Хорошо, и то, что по десять раз переспрашивает «А это что?». Но самое главное для ребёнка, это всё-таки слушаться отца, доверять ему, полагаться на его мудрость и добрую волю.

Примечания

 

[1] (בפסיקתא דרב כהנא (יד, ה), בתנחומא (חוקת ח) ובבמדבר רבה (יט, ח

[2] Недельный раздел раздел Хукат.Комментарий Нехамы Лейбович

[3] Викто Гюго Отверженные Московский рабочий, 1995, т.2 стр. 23

[4] Jacob Milgrom The JPS Tora commentary. Numbers Philadelphia – New York. 1990. pp. 438 – 443

[5] Jacob Milgrom ibid. p. 439

[6] Майкл Суини лекции по Средневековой философии. Лекция 2 Блаженный Августин

[7] Johs. Pedersen Israel. Its Life & Culture Oxford University Press, 1959. vol. 1 p. 470

[8]   רש''י לבמדבר, י''ט, כ''ב

Русский текст ТАНАХа — всюду в переводе Мосад а-Рав Кук.

 


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:1
Всего посещений: 773




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2015/Zametki/Nomer5_6/Rivkin1.php - to PDF file

Комментарии:

Михаил Ривкин
Иерусал&, израиль - at 2015-09-17 09:38:29 EDT
Мои читатели несколько раз поправляли указанную мною датировку. Например, в Отношении текста из Ваикра Раба, главным героем которого является Йоханан бен Заккай, мне напоминали, что Йоханан бен Заккай жил не в пятом, а в первом веке Новой Эры. здесь имеет место типичная ошибка: датировку жизни персонажа путают с датировкой текста. Ясно, что это далеко не одно и тоже. Например, Наполеон и Александр Первый жили в первой четверти Х1Х века, но роман "Война и мир" был создан в третьей четверти. Я стараюсь всюду придерживаться датировки текстов, принятых в научном мире. На чём основана эта датировка. Во-первых, самые поздние по времени реалии и персоналии, упомянутые в тексте. Во-вторых, особенности языка. В-третьих - цитирование и кросс-цитирование. В четвёртых - общая предварительная информация об общественной и культурной жизни того или иного периода еврейской истории, о том, насколько было богато, или, напротив, бедно литературное творчество в тот или иной период, какие другие известные тексты были созданы в это время. Ваикра Раба содержит сотни мидрашей, созданных в течение первых четырёх веков Новой Эры. Но окончтельную общую редакцию этот текст получил несколько позднее, скорее всего - уже в пятом веке. Enciclopedia Judaica указывает 1-4 века, более поздние академические издания Ваикра Раба, в частности самое текстуально точное издание JTS 1993, которое сегодня принято для цитирования, даёт дату "пятый век Новой эры"
Элиэзер М. Рабинович
- at 2015-07-29 05:31:55 EDT
В этом мидраше много неявных, не проговоренных вслух допущений. Так, читателю сразу становится ясно, что уже в пятом веке н.э.

Небольшая ошибка - Йоханан бен Закай жил в 1-м а не 5-м веке н.э. Мне кажется, что его объяснение настолько просто и исчерпывающе, что дальнейшие рассуждения излишни. Откуда мы знаем, какой частью небесного действа является исполнение той или иной заповеди? Заповедь о Красной корове - яркий промер того, что хотя многие заповеди и могут быть объяснены, другие, как, например, кашрут, - нет; его косвенное объяснение - чтобы евреи не смешивались с другими за таким интимным действом, как общая трапеза, - не больше, чем толкование. Б-гу так нужно, и всё.

Акива
Кармиэл&, Израиль - at 2015-06-05 05:00:44 EDT
Многое из описанного выходит за пределы обычного понимания. По-моему, смысл их в том, что мы должны принимать наставления святых без обсуждения, даже тогда, когда суть явлкеия не объяснима.
Benny
Toronto, Canada - at 2015-06-02 23:17:06 EDT
По моему, мидраш Рабби Йоханана бен Закая о "красной корове" он довольно простой и однозначный. Я его понял так:

1) есть наш мир и в нём есть законы природы, которые мы можем рационально и эмпирически изучать и использовать в своих целях. Важно отличать "эмпирические закономерности" ("не понятно" но в пределах природы) от "магических ритуалов" и "колдовства" (сверх-естественно).

2) И иудаизм и идолопоклонство утверждают, что есть и другие "миры" (сверх-естественные), и в них тоже есть свои законы. Эти "миры" взаимно связанны с нашим миром, а их законы мы НЕ можем изучать рационально, но у людей есть частичная информация о этих законах и о их влиянии на наш мир. Эта информация получена людьми или эмпирически или в результате откровения сверх-естественных сил, и люди тоже могут её изучать и использовать в своих целях, то есть пытаться из нашего мира повлиять на другой "мир", чтобы он, в свою очередь, повлиял на наш и мы бы получили желаемый результат. Это "магические ритуалы" и "колдовство" - и это есть и в идолопоклонство и иудаизме (непонятные нам заповеди, кабала и т.д.)

3) На этом общее между иудаизмом и идолопоклонством заканчивается. Иудаизм утверждает, что у всех "миров" со всеми их законами есть один Создатель, который не просто их создал по чёткому изначальному плану, но и является причиной их существования в любой момент времени. Если Он сообщил евреям какую-то заповедь, которая не понятна нам и выглядит как "магический ритуал", то евреи её просто выполняют - потому что мы уверенны что это воля Бога и это добро (эти 2 понятия неотделимы в долгосрочной перспективе). Мы конечно можем попытаться понять эту заповедь, но мы изначально знаем, что в этом мире мы сможем это сделать только ОЧЕНЬ частично. Фактически, любое наше объяснение оно очень примитивно и является неверным. Также, в иудаизме цель исполнения практически любого "магического ритуала" совсем другая: НЕ ради немедленного результата в этом мире с помощью воздействия на другой мир (как у идолопоклонников), но ради исполнения прямой инструкции Создателя всех миров - и в конечном итоге это исполнение приведёт к добру.

Беленькая Инна
- at 2015-06-01 09:13:34 EDT
Я далека от мысли вступать в теологический спор, да еще по такому вопросу, который является предметом обсуждения на протяжении многих веков: в чем смысл ритуала Красной Коровы. Можно согласиться с тем, что «ритуалы Торы кардинально отличаются от практикуемых язычниками магических ритуалов и от колдовства, при всём их внешнем сходстве». Действительно, рудименты древних сказаний, пережитки мифологических представлений, свойственных языческим верованиям, встречаются на каждом шагу в библейской литературе. Но создатели Танаха, наполняли их новым смыслом и содержанием. Поэтому такими категоричными звучат уставы закона, которые заповедовал Господь к исполнению. Однако на самом деле магическое мышление проявляло себя и в ЕГО повелениях и заповедях, начиная с заповеди «не вари козленка в молоке матери его» до повеления Моше «сделать медного змея» для исцеления сынов Израилевых.
Как в действиях Моисея мы видим совершение магического ритуала, так и в заповеди «не вари козленка…» нашло отражение древнее верование в магическую, «тайную симпатию» или мистическую сопричастность между всеми предметами и явлениями. Племя масаи в Африке до сих пор остерегается продавать молоко коровы чужеземцам из-за боязни, что при его кипячении это может смертельно отразиться на самой корове.

Нельзя безоговорочно принимать и оскверняющий контакт с мёртвым телом, о чем говорит Раши : «Мертвец — праотец праотцев Тумы». В Ветхом Завете говорится, что мертвец, случайно брошенный в могилу Елисея, воскрес от прикосновения к костям пророка.
Автор пишет: «Очень немногие понимают язык Б-жества. То же самое относится и к любым обрядам и ритуалам, заповеданным Б-гом человеку».
Но предыстория многих из них уходит в такую глубь веков, что их доподлинная реконструкция представляется сложной. Может, поэтому на них лежит тот отпечаток загадочности и иррациональности, что находит свое отражение и в установлении законов о рыжей телице, которые считаются наиболее загадочными и не поддаются рациональному объяснению. Необходимость обязательно рыжего цвета телицы пытаются связать с красным цветом земли или крови, которую эта телица олицетворяет.
Как уже говорилось, Ветхий Завет в своем повествовании не раз убеждает в проникновении древних культов, обычаев, верований в религиозно-мифические воззрения древних евреев.
Известно, что в древнем Египте человеческие жертвоприношения олицетворяли борьбу двух сил: бога производительных сил Осириса и Сета – бога пустыни и засухи. Позднее в жертву стали приносить преимущественно животных с рыжей шерстью, особенно быков. Рыжие волосы были атрибутом Сета, и, следовательно, с Сетом отождествлялось любое животное рыжего цвета, которое затем можно было заколоть и тем самым отомстить за Осириса. Ритуальное убийство рыжих собак и лис - все это, по мнению шведского ученого Люнгмана, произошло непосредственно или косвенным образом от принесения в жертву животных, олицетворяющих Сета.
Автор очень подробно останавливается на значении слова טומא , которым « обозначается некая особая онтологическая субстанция, которую можно обозначить как Абсолютное, «беспримесное» Зло. Достаточно точным эквивалентом в русском языке является понятие «скверна», и именно этот термин следовало бы использовать для перевода слова טומא во всех случаях». Но ратовать за это нет необходимости, т.к. טומא с давних пор и переводится как «оскверняться в нравственном и религиозном смысле», «осквернить святыню» и т.п.

Еще раз повторю, что я не имею ничего против толкования автором ритуала жертвоприношения рыжей телицы. Мои замечания касаются только некоторых противоречий: с одной стороны в заповедях Всевышнего - запрет на идолопоклонство, а с другой стороны, в нарушение их - уступка магическим ритуалам.

Борис Дынин - поправка
- at 2015-06-01 03:50:25 EDT
в 2002 году (а не в 2003)
Борис Дынин
- at 2015-06-01 03:48:50 EDT
Прочел с интересом. По существу ничего дополнить или вопросить не могу. Вот только наряду с указанным автором " парадоксом Красной Коровы, состоящим в том, "что её пепел, будучи сильнейшим средством очищения всего осквернённого, сам оскверняет каждого, кто на той или иной стадии сжигания и последующей обработки к этому пеплу прикасается", мне кажется также парадоксом практическая невозможность найти красную корову. Последняя "претендентка" была забракована в 2003 г. (насколько я знаю), а в очень старые времена было найдено и сожжено всего несколько таких коров (4-5?). Как будто Б-г предупреждает очищение (от смерти?) евреев.
Ася Крамер
- at 2015-06-01 03:19:54 EDT
Ритуал сожжения Красной коровы. Очень похоже на магию, но не магия. Бедные толкователи! Нелегко им приходится. Но нет таких крепостей... Вот читаем:

Позитивисткие объяснения ритуала строятся на известных нам законах трёхмерной материальности, на допущении, что очищающий субстрат должен как-то абсорбировать или нейтрализовать טומא. Эту модель можно выразить (очень условно, разумеется) такой формулой (+2) + (-2) = 0. Берём «концентрированную Смерть», добавляем к ней «концентрированную Жизнь»...

Попробуем решить задачу по-другому. Возьмём (-2) и умножим на другую отрицательную величину, или, скажем, возьведём в квадрат. Тогда мы получим +4, т. е. Некую величину со знаком плюс. Мы совершили как бы «взлёт по параболе», к такой полноте Жизни, которая была немыслима, пока мы не прошли через Смерть.

Разумеется, все арифметические примеры это самая грубая и примитавная иллюстрация глубинных, мистических процессов, в которых нет, и не может быть никакой механической закономерности, ибо в каждый отдельный момент в этих процессах напрямую проявляется результат нашего непонимания или недостаточного знания...

И, кстати, с падежами плохо.