©"Заметки по еврейской истории"
январь 2015года

Иммануил Великовский

Века в хаосе

От Исхода до фараона Эхнатона

Том I

Предисловие и публикация Марины Воробьёвой

Иммануил Великовский и его наследие

Впервые книги по реконструкции истории древнего мира Иммануила Великовского я прочитала более 20 лет назад и с тех пор неоднократно к ним возвращалась. Чтение книг Великовского – это не просто чтение – это изучение материала. Причем чем глубже историческая база читающего и его умение ориентироваться в тексте ТАНАХа, тем интереснее читать, разбираться, удивляться и понимать значение сделанных Великовским открытий.

Недавно я познакомилось с дочерью Иммануила Великовского, Шуламит, с его внучкой, Ривкой. От них я получила право на публикации книг Великовского и... огромный заряд позитивной энергии. Я узнала историю этой удивительной семьи – достаточно сказать, что на данный момент у 90-летней Шуламит в Израиле живут 19 внуков и уже 30 правнуков... Сама Шуламит посвятила свою жизнь распространению идей Великовского, она перевела на иврит и издала многие книги своего отца. Благодаря Шуламит созданы сайты и форумы, посвященные идеям Великовского, например, этот.

Семья Великовского на момент начала Второй мировой войны находилась в Америке, после войны в Израиль возвращается только Шуламит. Дальнейшая ее история – это история становления страны – она защищала еврейский квартал Старого города от иорданского легиона, горела в пожарах войны за Независимость, вместе с мужем, ученым физиком Авраамом Коэном участвовала в создании военной промышленности Израиля, растила двоих детей и многочисленных внуков...

В свое время в Америку Иммануил Великовский уехал, чтобы работать с архивами, ему необходимо было найти материалы для подтверждения или опровержения своих идей. Результатом этой работы с архивами стала реконструкция всей истории древнего мира.

Вот что пишет сам Великовский во вступлении к книге «Века в хаосе»:

«Века в хаосе» были задуманы весной 1940 года. Именно тогда я осознал, что Исход происходил посреди некой природной катастрофы и что эта катастрофа может доказать наличие определенной связующей нити между израильской и египетской историей, если будут обнаружены египетские тексты, содержащие указания на подобное же событие. Я обнаружил такие указания и уже давно разработал план реконструкции древней истории от Исхода до завоевания Востока Александром Великим. Уже к октябрю этого года я пришел к пониманию природы и масштаба той катастрофы. В течение десяти лет после этого я работал одновременно над «Веками в хаосе» и «Мирами в столкновении», причем данная работа потребовала львиной доли трудов.

«Века в хаосе» в целом охватывают период, о котором идет речь и в «Мирах в столкновении» – восемьсот лет от Исхода израильтян из Египта до покорения Палестины Сеннахеримом в 687 году до нашей эры и еще три с половиной столетия до Александра Македонского – в целом двенадцать веков истории Древнего Востока. Но если первая работа концентрировалась на описании физической истории данного периода, то настоящая книга рассматривает его политические и культурные аспекты. Факт широкомасштабной природной катастрофы служит здесь лишь отправным пунктом для создания уточненной хронологии рассматриваемых эпох и государств.

В настоящий момент в Иерусалиме, в «студии Клик», готовится новое издание исторических книг Великовского.

На русском языке исторические книги Великовского издавались только один раз в 90-е годы ХХ века. На базе этих книг нами сделаны электронные книги, которые будут выложены в Интернет в свободном доступе. Конечно сделанные более 30-ти лет назад в России переводы книг (оригиналы на английском) нуждаются в исправлениях – мы будем рады любой помощи. Ваши замечания, исправления, критика, пожелания и соображения будут учтены и проработаны.

И еще немного истории семьи – выдержки из книги Иона Дегена «Иммануил Великовский»:

Основоположник витебской ветви Великовских – Шимон – знал свою родословную по материнской линии до сотого поколения. Она восходила до Эзры Коэна, восстановившего в Иерусалиме Храм после возвращения евреев из вавилонского плена.

У Великовских не было ни родового герба, ни титулов. Более того, у рода Великовских, как и у всех евреев в России, не было даже элементарных гражданских прав. Зато в библиотеке дома Яакова – отца Шимона – стояли книги, написанные Шимоном – отцом Яакова, и отцом Шимона – Иегудой, и Лейб-Ихиэлем – отцом Иегуды, и дедом Иегуды – Айзиком. Глубины талмудической мудрости содержали эти книги, написанные просто евреями, единственным фамильным «титулом» которых была ученость и глубокая вера. К несчастью, та библиотека пропала – сгорела во время большого пожара в городе Мстиславле Могилевской губернии в 1859 году.

Именно в этом городке, который оставался глухой провинцией на востоке Белоруссии, в 1860 году родился Шимон Великовский. Здесь он безвыездно жил до своего еврейского совершеннолетия, до бар-мицвы, и даже еще один год – до 14 лет. Здесь, в хедере на краю города, он сдружился со своим сверстником Шимоном Дубновым, будущим выдающимся историком.

В хедере реб Зелиг тяжелой линейкой «вбивал» знания в своих учеников. Только двум Шимонам – Великовскому и Дубнову – не доставались побои. <...>

Летом 1874 года четырнадцатилетний Шимон сбежал из дому, пешком пришел в местечко Мир, где находилась знаменитая ешива, и стал в ней заниматься. <...>

В Смоленске Шимон Великовский стал активным сионистом, что сделало его слишком заметной личностью. А потому полиция вскоре арестовала его и по этапу доставила в Могилев. Скитания в поисках работы, арестантский опыт, а главное – активная сионистская деятельность сделали умного и энергичного молодого человека настоящим бойцом. И это – не преувеличение! Только боец мог решиться после всех мук, пережитых им, приехать не просто за пределы черты оседлости, а в Москву, в самое запретное для еврея место, и здесь чудом стать на ноги.

Получив после подписания договора с крупнейшим финансистом Юлием Марком многолетний кредит во всех банках и коммерческих домах Москвы, Шимон Великовский становится видной фигурой финансово-коммерческого мира. Его сионистская деятельность приобретает еще большую весомость, чем прежде. Руководя московской организацией Хиват-Цион, Шимон Великовский в 1884 году направляет посланца в Эрец-Исраэль для покупки земли в пустыне Негев, возрождение которой к жизни было его давней мечтой. Впоследствии на купленной земле возник кибуц Рухама. Лично Великовский пожертвовал на это огромную по тем временам сумму – полтора килограмма золота...

Свою младшую дочь Иммануил назовет в честь этой первой купленной земли и кибуца – Рут (Рухама). Она жила в США и умерла несколько лет назад.

В феврале 1918 года ЧК арестовал группу московских сионистов. Шимона Великовского успели предупредить об опасности. Он не вернулся домой и уже никогда не видел ни дома, ни своего имущества, накопленного годами неустанного труда. Однако ему удалось избежать ареста... Он скрывался у надежных людей, прежде чем представилась возможность выбраться из Москвы с женой и младшим сыном – Иммануилом. Наиболее логичным путем в Палестину семье Великовских казался путь через Украину. Но о какой логике можно говорить во время революции и гражданской войны? Дорога на юг была сопряжена со смертельной опасностью. Кого только не было в тех местах! Немцы и поляки, белые армии Деникина и Врангеля, украинские гайдамаки и армия Петлюры, банды Григорьева и другие. У каждой из этих армий и банд была своя политическая платформа, своя программа. Но в одном они были едины – в оголтелом антисемитизме... Скиталась семья Великовских по пылающей Украине, пытаясь пробиться на запад. Иногда по нескольку дней оставались без куска хлеба. Иногда в течение одного дня подвергались опасности попасть в лапы трех сменяющих друг друга режимов, одинаково ненавидящих евреев.

С колоссальным трудом весной 1922 года Шимон Великовский с женой и младшим сыном достигли наконец земли обетованной... Семья Великовских никогда больше не видела своих старших детей.

Большая и дружная израильская часть семьи Великовских, во главе с Шуламит, много лет пыталась разыскать родственников, оставшихся в России, но безуспешно...

Получается, что все богатое наследие Великовского здесь, в Израиле, видно так и должно было быть...

Интересного и увлекательного Вам чтения и обязательно пишите отзывы!

Марина Воробьева

***

Предисловие

«Века в хаосе» были задуманы весной 1940 года. Именно тогда я осознал, что Исход происходил посреди некой природной катастрофы и что эта катастрофа может доказать наличие определенной связующей нити между израильской и египетской историей, если будут обнаружены египетские тексты, содержащие указания на подобное же событие. Я обнаружил такие указания и уже давно разработал план реконструкции древней истории от Исхода до завоевания Востока Александром Великим. Уже к октябрю этого года я пришел к пониманию природы и масштаба той катастрофы. В течение десяти лет после этого я работал одновременно над «Веками в хаосе» и «Мирами в столкновении», причем данная работа потребовала львиной доли трудов.

«Века в хаосе» в целом охватывают период, о котором идет речь и в «Мирах в столкновении» – восемьсот лет от Исхода израильтян из Египта до покорения Палестины Сеннахеримом в 687 году до нашей эры и еще три с половиной столетия до Александра Македонского – в целом двенадцать веков истории Древнего Востока. Но если первая работа концентрировалась на описании физической истории данного периода, то настоящая книга рассматривает его политические и культурные аспекты. Факт широкомасштабной природной катастрофы служит здесь лишь отправным пунктом для создания уточненной хронологии рассматриваемых эпох и государств.

Я исследовал одно за другим предания различных регионов, шел от поколения к поколению, черпая отовсюду намеки и ключи к разгадке, факты и доказательства. Поскольку я вынужден был добывать их и сопоставлять, эта книга написана на манер детективной истории. Хорошо известно, что в детективных историях неожиданные ассоциации часто основываются на мелких деталях: отпечатке пальца на металлической стойке, волоске на подоконнике, обгоревшей спичке в кустах. Некоторые детали археологического, хронологического или палеографического характера могут казаться ничтожными, но они являются своего рода отпечатками пальцев в расследовании, в которое непосредственно вовлечена история многих наций во множестве поколений. Подобные детали включены не для того, чтобы затруднить чтение: они необходимы, чтобы обосновать основные положения данной работы. Поэтому любая попытка прочесть эту книгу бегло будет заведомо бесплодным предприятием.

Правильная стратегия требует, чтобы плацдарм, раз уж он выстроен, был укреплен. Разумно ли вместо этого открывать второй фронт против нового противника?

После публикации «Миров в столкновении», книги, описывающей два акта небесной и земной драмы, воссозданной по следам коллективной памяти человеческого рода, мудрым и оправданным действием должно было стать укрепление моей позиции следующей книгой о геологических и палеонтологических свидетельствах тех же драматических событий в жизни Земли. А поскольку такой материал из залежей камней и костей вовсе не редок, а представлен в изобилии, такая задача, на первый взгляд, не была бы трудной. Поэтому для меня большим соблазном было продолжить то, чем закончились «Миры в столкновении», чтобы вновь и вновь, с новых позиций, доказывать, что катастрофы действительно происходили и нарушили ход постепенной эволюции как в неживой, так и в живой природе. И действительно, после выхода «Миров в столкновении» я посвятил себя обработке данных геологии и доисторического периода, чтобы дополнить литературные и исторические свидетельства о космических катастрофах и, работая над «Землей в перевороте», почти не замечал бури, поднятой моей первой книгой. Но я обнаружил, что аргументы, представ­ленные в той работе, не были внимательно выслушаны или даже по­просту прочтены именно теми, кто протестовал громче всех. Не полезно ли будет срочно представить еще одно свидетельство? Посоветовавшись с самим собой по поводу стратегии, я решил больше не медлить с «Веками в хаосе» – моим opus magnum.

Я назвал «Века в хаосе» вторым фронтом, потому что, нарушив благодушный покой в умах влиятельной группы астрономов и других составителей учебников, я вызываю здесь на главный бой историков. Два тома данной работы столь же возмутят историков, как «Миры в столкновении» возмутили астрономов. Вполне понятно, что историки испытают даже еще большие психологические затруднения, пересматривая свои воззрения и принимая последовательность древней истории, установленную в «Веках в хаосе», чем астрономы, постигающие историю космических катастроф в исторические времена. Один выдающийся ученый, который наблюдал за этой работой с момента ее первоначального плана в 1942 году, выразил ту же идею. Он сказал, что не имеет ни одного весомого аргумента против представленной здесь реконструкции истории, но что психологически почти невозможно изменить воззрения, приобретенные за целые десятилетия чтения, написания научных трудов и преподавания.

Попытка радикально реконструировать историю древнего мира, двенадцати столетий в жизни многих народов и государств, сама по себе беспрецедентная, столкнется с суровой цензурой тех, кто в процессе своей педагогической и научной деятельности уже глубоко проникся старой концепцией истории. И многие из тех, кто опираются на признанные авторитеты, выразят свое недоверие по поводу того, что истина так долго оставалась скрытой, и из этого сделают вывод, что все это не может быть истиной.

Стоит ли мне обращать внимание на проклятья, с которыми группа ученых-естествоиспытателей обрушилась на книгу «Миры в столкновении» и на ее автора? Не в силах доказать ложность этой книги или какой-нибудь из ее частей или сомнительность цитируемых документов, члены этой группы довольствуются вспышками неакадемической ярости. Они приостановили выход книги у первого издателя, грозя ему бойкотом всех публикаций его издательства, несмотря на то, что, когда она уже фактически печаталась, издатель согласился подвергнуть ее экспертизе трех известных ученых, и она прошла через эту цензуру. Когда новый издатель взялся за эту книгу, группа пыталась задержать ее выход и здесь, тоже действуя с помощью угроз. Они настояли на отставке одного ученого и редактора, которые открыто заняли объективную позицию, и таким образом вынудили многих сотрудников академических факультетов скрывать факт чтения «Миров в столкновении» и переписки с их автором. Стражи догмы и ранее и теперь стремятся уничтожить новое учение с помощью экзорсизма, а не с помощью аргументов, унижая ученую гильдию в глазах широкой публики, которая не считает, что цензура и запрет необходимы для защиты истины. А вот закон, с помощью которого можно выяснить, сомнительна или нет та или иная книга: никогда в истории науки сомнительная книга не вызывала бурю негодования среди членов научных сообществ. Но буря поднималась всякий раз, когда перелистывался очередной лист в книге знания. «Мы чаще злимся и возмущаемся, противодействуя какой-то идее, когда сами не слишком уверены в собственной позиции и внутренне готовы принять противоположную сторону»[1].

Научный подход требует, во-первых, чтения, во-вторых, обдумывания и исследования, а только в конце выражения мнения. В случае с «Мирами в столкновении» этот порядок постоянно переворачивался. Научное опровержение требует признания представленных фактов несостоятельными. Ничего подобного не было сделано в отношении «Миров в столкновении». На немногие высказанные аргументы – все, что могло быть собрано из многочисленных рецензий, – я ответил пункт за пунктом в дискуссии с профессором Дж. К. Стюартом, астрономом Принстонского университета, опубликованной в 1951 году в июньском выпуске журнала «Харпер», через четырнадцать месяцев после выхода книги. Ни одно возражение не осталось без ответа, и ничего нового с тех пор не появилось, хотя эмоциональные вспышки не утихали. В конце концов была применена новая стратегия: идеи, развернутые в «Мирах в столкновении», были растянуты по кускам теми, кто сначала им противился, хотя это было сделано не честно и открыто, а якобы с целью показать, как не прав автор этой еретической книги. До настоящего времени ни одна глава «Миров в столкновении» не нуждается в переработке и ни одно положение книги не опровергнуто.

Велики те изменения в политической истории Древнего Востока, которые представлены В «Веках в хаосе». Я заявляю свое право быть неточным в деталях и с готовностью принимаю конструктивную критику. Однако прежде чем заявить, что вся структура должна быть разрушена, потому что могут быть представлены возражения против того или иного положения, критику следует тщательно взвесить свое возражение по отношению ко всей схеме, составляющей целостность фактов. Историк, который позволяет себе сосредоточить все свое внимание на аргументе, направленном против частной детали при отсутствии общего взгляда на работу как на целое и на основные доказательства, на которых она покоится, продемонстрирует всего лишь узость своего подхода к истории. Он будет похож на того «добросовестного ученого», профессора Твиста из стихотворения Огдена Нэша, который отправился в экспедицию в джунгли, взяв с собой невесту. Когда однажды проводник принес ему известие, что ее съел аллигатор, профессор не смог удержаться от улыбки. «Вы хотите сказать, – заметил он, – крокодил?».

Я считаю, что факты, собранные в книге «Века в хаосе», подтверждают предложенную реконструкцию. Раньше или позже (это может произойти в любое время) какие-нибудь новые археологические открытия подтвердят главные положения этой книги, и тогда она станет очевидной даже ленивцу, принимающему как аргумент лишь исполнившееся пророчество.

Недавнее открытие двуязычных текстов – древнееврейского и хеттской пиктографии – и таким образом ключа к нерасшифрованным пиктографическим текстам Малой Азии и Сирии – обещает открытия безмерного значения.

И по этой причине мне не следовало больше откладывать нынешнюю публикацию. Разве не происходит так, что сначала новая идея не воспринимается как верная, а после, когда она уже принята, не кажется новой?

Публикация второго и заключительного тома «Веков в хаосе» должна произойти через несколько месяцев. Там читатель первого тома найдет окончательную трактовку драмы, в ходе которой столетия сместились на шкале времени.

Иммануил Великовский, февраль 1952

 

Посвящения

Эта работа посвящена моему покойному отцу. Я хочу в нескольких словах объяснить, кем был Шимон Ехиэль Великовский.

С того дня, когда в возрасте тринадцати лет он покинул родительский дом и пешком отправился в один из старинных центров тал­мудистской науки в России, и до того дня, когда в декабре 1937 года в возрасте восьмидесяти лет он закончил свои дни на земле Израиля, он посвящал свою жизнь, свое состояние, свой душевный покой, все, чем обладал, реализации того, что сначала явилось как идея – воз­рождению еврейского народа и его древней земли. Он способствовал сохранению языка Библии и развитию современного еврейского языка публикацией (под редакцией доктора Дж. Клаузнера) коллективных трудов по еврейской филологии и сохранению еврейской научной мысли посредством публикации с момента их основания «Университетских записок», в которых сотрудничали ученые многих стран, заложившие таким образом фундамент для Еврейского Университета в Иерусалиме. Он первый выкупил землю в Негеве, доме патриархов, и организовал здесь совместное поселение, которое он назвал Рухама: сегодня это самое крупное сельскохозяйственное предприятие в север­ном Негеве. Я не знаю, кого мне благодарить за интеллектуальную подготовку этой реконструкции древней истории, как не моего покойного отца Шимона. 

Благодарности

Составляя эту реконструкцию, я воздавал долг археологам, которые больше ста лет проводили раскопки во многих районах Древнего Востока, поколениям филологов, которые прочли древние текс­ты, и тем ученым, которые облегчили научный поиск сбором и классификацией материала.

Я благодарен доктору Уолтеру Федерну из института Азии в Нью-Йорке, который всегда проявлял готовность помочь мне своими несравненными познаниями в египтологии. Я испытываю к нему особую признательность, потому что он никогда не опровергал моих идей. Ему понадобилось более шести лет, чтобы осознать, что общепринятая история выстроена вовсе не на незыблемых основаниях. Его аргументы стали для меня мощным стимулом для сбора все новых и новых доказательств, для все большей и большей связи исторического материала, пока книга не приобрела свой нынешний вид. Его критика всегда была конструктивной.

Я также обязан доктору Роберту X. Пфейферу, выдающемуся знатоку Библии. Руководитель гарвардских раскопок в Нузи, куратор музея семитской культуры в Гарвардском университете, профессор древней истории в Бостонском университете, издатель «Журнала библейской литературы» (1943-1947) и автор выдающейся и основополагающей работы о Ветхом завете, он, как никто другой, способен вынести приговор. Летом 1942 года, когда рукопись была еще в первом черновом варианте, он прочел «Века в хаосе» и предложил мне попробовать обосновать мои положения археологическим материалом. Я последовал его совету, и второй том этой книги содержит главы «Керамика и хронология» и «Металлургия и хронология» в добавление к множеству отдельных разделов, рассматривающих проблемы древнего искусства, палеографии и стратиграфической археологии. Позже он также прочитал наброски и выразил большой интерес к моей будущей работе. Не разделяя моей концепции и не отвергая ее, он сохранил непредвзятый взгляд, считая, что только объективная и свободная дискуссия может прояснить проблему.

Ни он, ни доктор Федерн, ни кто-нибудь еще не несут никакой ответственности за какие-либо идеи этой книги.

Профессор Дж. Гарстэнг, проводивший раскопки в Иерихоне, прочитал первую главу в черновике. Это он пришел к мнению, что египетские данные о бедствиях, представленные в этой книге, и библейские тексты, повествующие о «казнях», настолько сходны, что должны иметь общий источник.

Доктор И.Дж. Гелб и покойный доктор С.И. Фейджин, оба из Восточного института Чикагского университета, любезно ответили на обращенные к ним вопросы, не будучи в курсе основных положений данной работы. Доктор С. X. Гордон из колледжа Дропси также проявил достаточную любезность и ответил на множество вопросов, затрагивающих его область. Я выражаю им мою признательность.

Доктор Хорас М. Келлен, профессор и в течение некоторого времени заведующий аспирантурой Новой школы социальных исследований в Нью-Йорке, гуманист и гуманитарий, оказывал мне неизменную моральную поддержку на протяжении всех этих лет, потому что знал людей, против которых мне предстояло выступить, и противодействие, с которым мне придется столкнуться.

Мне выпало счастье получить помощь мисс Мэрион Кун, которая чрезвычайно тщательно и не один раз прошлась по рукописи и внесла многочисленные стилистические правки. Миссис Кэтрин Теббел, сотрудница «Даблдей», оказалась в высшей степени внимательным редактором, хорошо разбирающимся в Священном Писании.

Я не премину заметить, что пользовался полным пониманием со стороны мистера Уолтера Бредбери, главного редактора издательства «Даблдей и компания», который дал мне почувствовать, что все возможности этого солидного издательского дома в моем распоряжении.

Это не описательная история в обычном смысле слова. Это цепь глав, каждая из которых подобна судебному разбирательству, где вызванные для показаний свидетели должны опровергнуть подлинность старой и подтвердить верность новой концепции древней истории. Прежняя история человечества, до сих пор никем не оспоренная, объявляется здесь ошибочной, взамен представляется ее реконструкция. Исследуемый период охватывает более тысячи лет, заканчиваясь появлением Александра Македонского.

Когда историческая перспектива искажена, происходит много удивительных вещей. Чтобы понять пределы смещений в истории древнего мира, нужно представить себе хаос, который воцарился бы, если бы были написаны исторические обзоры Европы и Америки, в которых история Британских островов отстала бы лет на шестьсот. Таким образом, в Европе и Америке был бы 1941 год, а в Британии – 1341.

Поскольку Колумб открыл Америку в 1492 году, Черчилль 1341 года не мог бы посетить эту страну, но должен был бы посетить какую-то другую (ученые должны были бы спорить о местонахождении этой страны) и встретиться с ее правителем. Другой правитель, вовсе не Франклин Делано Рузвельт из Вашингтона, должен был бы войти в историю как лицо, подписавшее договор с Черчиллем из Британии 1341 года.

Но поскольку американские документы сообщали бы о Черчилле, который пересек океан в начале сороковых годов двадцатого столетия, в британской истории должен был бы появиться Черчилль II, живший спустя шестьсот лет после первого. Кромвель тоже должен был бы удвоиться в результате такого процесса. Ему полагалось бы жить на триста лет раньше Черчилля I, а также спустя триста лет после него, т. е. за триста лет до Черчилля II.

Первая мировая война должна была бы произойти дважды, так же, как и Вторая. Первая мировая война в своем втором варианте последовала бы за Второй мировой войной в ее первом варианте через пять с тремя четвертями веков.

Кроме того, развитие конституции, культурной жизни, прогресс техники и ремесел предстали бы в хаотическом смещении.

Ньютон в Англии стал бы ранним предшественником Коперника вместо того, чтобы быть его последователем. Жанна д'Арк возродила бы традиции суфражисток поствикторианской эпохи. Она была бы сожжена дважды с интервалом в шестьсот лет. Более того, в результате нарастающего смещения она бы вернулась на костер еще через несколько веков после нынешнего времени, чтобы пережить свою смерть снова.

В приведенном примере должна была бы удваиваться и смещаться не только история Британских островов, но и история всего мира. Разумеется, возникали бы трудности, но их смели бы, как помехи. Были бы предложены путаные теории, и если бы их приняли, они превратились бы в новые мощные препятствия правильному восприятию прошедшей истории.

Древняя история сместилась именно таким образом. Из-за нарушения синхронности многие фигуры на исторической сцене есть лишь «призраки», «половинки» или «двойники». События тоже часто удваивались; многие битвы – всего лишь отражения, многие речи – эхо, многие договоры – копии, даже некоторые империи – все­го лишь фантомы.

Первоначальная ошибка может быть обнаружена в египетской истории: из-за ретардации история Египта была исключена из реальных связей с историей других народов. События, в которых участвовали народ Египта и народы Ассирии, Вавилона или Мидии, вошли в историю этих народов из египетских хроник. Те же самые события были потом описаны в истории Египта второй раз, при этом источниками стали хроники этих других народов, участвовавших в событиях.

Таким образом, история Ассирии, Вавилона и Мидии прерывалась и искажалась, история «Хеттского царства» полностью вымышлена, греческая история микенского периода перемещена, история, предшествующая эпохе Александра, разорвана, и спартанские и афинские воины, даже с очень известными именами, еще раз появляются на исторической сцене как архаические пришельцы из тьмы веков.

Процесс приведения историй народов древнего мира к точной синхронности повлечет за собой некоторые неожиданности. Мы в новом свете увидим некоторые исторические документы, которые интерпретировались неправильно, когда представали в неверной исторической перспективе.

Мы прочтем историю «казней» дней Исхода, написанную египетским очевидцем и запечатленную на папирусе. Мы сможем установить, кем были таинственные гиксосы, а также определить местонахождение могущественного Авариса, вероятно, самой большой крепости древних времен. Мы прочтем записи царицы Савской о ее поездке в Иерусалим во времена Соломона и увидим иллюстрации, запечатлевшие это путешествие и изображающие жителей, животных и растения Палестины того времени. У нас перед глазами будут своего рода фотографии посуды, мебели и утвари Храма Соломона, выбитые на каменных барельефах каким-то художником тех времен. Затем мы обратимся к текстам писем, написанных еврейскими царями Иосафатом из Иерусалима и Ахавом, грешником из Изреэля, а также их военачальниками, подписанных теми самыми именами, которые нам известны из Священного Писания.

Еще более поразительны результаты пересмотра египетской, ассирийской и вавилонской истории, а также концепции прошлого Греции. Уточнение хронологии, не нарушая последовательности еврейской истории, значительно обогащает ее летописи. История Египта и следующая за ней история Вавилона, Ассирии, Мидии, Финикии, Крита и Греции меняют свою продолжительность. Архитектоника мирового прошлого, если заново ее выстроить, обнаруживает абсолютно соразмерную в пространстве и времени структуру. Обнаруживается, что цари были превращены в собственных прапраправнуков. Были описаны воображаемые царства, а открывшиеся музейные залы приглашают насладиться искусством государств, которых никогда не существовало: произведения искусства – это продукты других столетий, даже другого тысячелетия. Так произошло с Хеттским царством и его культурой. Так же обстоит дело с хурритами и их языком.

Усилиями ученых были достигнуты результаты, истинный смысл которых не был известен. Был расшифрован халдейский язык, но дешифраторы не знали, что они читают халдеев. Было написано пособие по карийскому языку, но ловкие филологи не знали, что такое Кария.

В коротком вступлении невозможно обозначить все, что предстает в новом свете, будучи правильно размещено во времени. Когда уровень мировой истории достигает должной высоты, факты, касающиеся народов и стран, их искусства и религии, войн и науки, сыплются как из рога изобилия. Разумеется, не один факт и не одно сопоставление, должно быть, упущены в этой книге, но это недостаток, от которого редко свободна новаторская работа. 

Глава I 

В ПОИСКАХ СВЯЗИ МЕЖДУ ЕГИПЕТСКОЙ И ИЗРАИЛЬСКОЙ ИСТОРИЕЙ

 Две земли и их прошлое

Палестина, одна из самых западных территорий Азии, и Египет, в северо-восточном углу Африки, – страны соседствующие. История Египта уходит в седую древность. Еврейский народ имеет историю, которая утверждает, что содержит описание самого начала пути этой нации через столетия. На заре своей истории израильтяне, кочевое племя, пришли из Ханаана в Египет. Там они превратились в народ, и там они к тому же несли ярмо рабства. Их па­мятный исход из Египта – наиболее важное воспоминание из их прошлого, и в их преданиях эта история пересказывается бесчисленное количество раз.

Египетские хроники, как нам говорили, не заключают никаких сведений о пребывании израильтян или об их исходе. Неизвестно, когда произошел этот исход и происходил ли он вообще. Некоторые ученые высказали мнение, что приход израильтян, их рабство и их уход являются мотивами мифологическими; отсутствие прямых указаний на эти события в египетских памятниках и папирусах, кажется, подтверждает это мнение. Однако высказывались замечания, что ни один народ не сочиняет легенд о рабстве, ибо они не укрепляют достоинство нации, и, следовательно, подчеркивалось, что должна существовать историческая основа для подобной легенды.

Историки не едины в определении даты Исхода, ими были предложены многочисленные гипотезы. Но уже более двух тысяч лет они согласны в том, что Исход происходил в период, называемый, в соответствии с современной терминологией, «Новым царством» Египта.

Египетское прошлое делится на следующие периоды:

1. Додинастический период, охватывающий главным образом эпоху неолита, или поздний каменный век.

2. Древнее царство, когда была выстроена большая часть пирамид: наиболее известны четвертая династия Хеопса и шестая династия Пепи.

3. Первое междуцарствие, когда страна погрузилась в хаос: верховная власть в это смутное время была упразднена. О династиях с седьмой по десятую почти ничего не известно.

4. Среднее царство, охватывающее одиннадцатую, двенадцатую и тринадцатую династии; феодальный Египет был объединен при двенадцатой династии, и египетская литература достигла такой высоты, на которую больше никогда не поднялась.

5. Еще один период хаоса, вызванный вторжением завоевателей, которые в Египте известны как аму и которых греческие авторы называли гиксосами[2]. Гиксосы были фараонами в период с четырнадцатой по семнадцатую династию и правили Египтом без всякого милосердия[3]. Не­известно, какой народ они представляли.

6. Новое царство. Гиксосы были свергнуты во время Аамеса (Амазиса I), который основал восемнадцатую династию, самую знаменитую, династию Тутмоса I: знаменитая царица Хатшепсут, Тутмос III, величайший из всех египетских завоевателей, Аменхотеп II, Тутмос IV, Аменхотеп III, строитель великолепных храмов в Луксоре и Карнаке, и Аменхотеп IV, который называл себя Эхнатоном, величайший еретик. За ними последовали эпигоны, среди которых наиболее известен молодой фараон Тутанхамон, но не великолепием своего царствования, о котором мало известно, а пышностью своего погребения, от­крытого недавно, в двадцатые годы нашего (XX) столетия, и таинственностью, которой было окутано место его захоронения.

Восемнадцатая династия пришла в упадок при обстоятельствах недостаточно известных, и история сообщает, что за ней последовала девятнадцатая династия, династия Сети Великого, Рамзеса II (Великого) и Мернептаха.

Период перехода от девятнадцатой к двадцатой династии известен плохо.

Среди фараонов двадцатой династии самым выдающимся был Рамзес III, это последний великий фараон Древнего Египта.

7. Фараоны с двадцать первой по тридцатую династию был ничтожными царьками, не оставившими после себя значимых событий, и их время называют «поздним периодом». Некоторые из этих фараонов, как нам известно, вели войны против Палестины и Вавилона. Однако свидетельства об этом сохранились не египетские, хотя большей частью письменные. Некоторые из этих династий были ливийскими или эфиопскими, более поздние находились под персидским игом (с 525 года до нашей эры); еще более поздние восстали против персов. Последний местный фараон был свергнут персами в 342 г. до нашей эры. В 332 году до нашей эры Египет был завоеван Александром Великим.

8. Династия Птолемеев, потомков Птолемея, одного из военачальников Александра, угасла со смертью Клеопатры в 40 году до нашей эры.

Данная работа охватывает период от конца Среднего царства до покорения Египта Александром (в соответствии с вышеуказанными обозначениями 5, 6 и 7), т. е. более тысячи лет в истории Древнего Востока.

Здесь уместно заметить, что разделение на «царства» является современным[4]; разделение на династии идет от Манефона, египетского жреца третьего века до нашей эры, который писал по-гречески; разделение фараонов на «первого», «второго», «третьего» – это классификация современных ученых.

Установлено, что начало Нового царства приходится примерно на 1580 год до нашей эры (изгнание гиксосов во времена Камеса и Аамеса); Эхнатон, должно быть, царствовал с 1375 по 1358 год до нашей эры, Рамзес II из девятнадцатой династии – с 1300 до 1234 года, а Минепта – с последнего указанного года. Рамзес III из двадцатой династии начал царствовать в 1200 году до нашей эры, или на несколько лет раньше. Эти даты рассматриваются в качестве важнейших для определения времени Исхода.

История Израиля со времен Исхода складывается из времени блуждания в пустыне, равного, согласно преданию, сорока годам, из эпохи Иисуса Навина и Судей, а также первого царя Саула, насчитывающей четыреста лет, и из эпохи царей из дома Давида. Давид основал свое царство в 1000 году до нашей эры. В течение примерно ста лет, на протяжении царствования Саула, Давида и Соломона, царство было неделимым. В эпоху наследников Соломона оно было разбито на две части: Израиль на севере и Иудея на юге. Около 722 года до нашей эры десять колен Израиля после захвата их столицы, Самарии, Саргоном II из Ассирии ушли в изгнание, из которого не вернулись. В 587 или 586 году до нашей эры Иудея после разрушения ее столицы Иерусалима Навуходоносором отправилась в вавилонское изгнание, откуда вернулись только небольшие группы представителей этого народа после того, как Вавилон был захвачен (в 538 году до нашей эры) персидским царем Киром. Другие группы вернулись в Палестину в течение следующего столетия. Александр Великий завоевал Палестину на своем пути в Египет в 333 году до нашей эры.

Хотя Египет и Палестина близко соседствующие страны, «очевидным фактом является то, что здесь, в Египте, осталось до странности мало свидетельств, которые бы прямо опирались на библейское повествование»[5]. Писание говорит о пребывании израильтян в Египте и об их Исходе, но никаких документов, относящихся к этим событиям, не обнаружено. Не существует письменных упоминаний о Египте в эпоху Судей. Однако в эпоху Царств Палестина постоянно вступала в контакт с Египтом, боль­шей частью потому, что ее все время осаждали армии фараонов в военных кампаниях, о которых фараоны с десятого по шестой век обычно забывали упоминать.

Странно, что нет какой-либо реальной связи между историями Египта и Палестины на протяжении многих сотен лет. Ведь Исход израильтян из Египта был событием, которое должно было принадлежать и той и другой истории и таким образом создать связующую нить. Поэтому мы попытаемся определить, в течение какого периода египетской истории произошел Исход.

Произошло ли это только за один-два века до Давида или за три, четыре, пять столетий до него, в зависимости от продолжительности периода блуждания в пустыне и эпохи Судей – другими словами, покинули ли израильтяне Египет в шестнадцатом, пятнадцатом, четырнадцатом, тринадцатом или двенадцатом веках – в любом случае это событие происходило в эпоху Нового царства. Никогда не было ни малейшего сомнения на этот счет: ученые расходились во мнениях только насчет того, кто именно был фараоном Нового царства, к периоду правления которого следует отнести Исход. Хотя, как было указано выше, в египетских исторических документах не обнаружено определенных фактов, прямо указывающих на Исход, возникли некоторые детали, которые требуют обсуждения. 

Что собой представляет историческое время Исхода?

Старейшая теория относит Исход к самой ранней дате: израильтяне были отождествлены с гиксосами, а сам Исход – с изгнанием гиксосов. Манефон, уже упоминавшийся жрец, писал, что гиксосы, будучи изгнанными из Египта, пришли в Сирию и построили там Иерусалим[6]. Иосиф Флавий, еврейский историк первого столетия, спорил с Апионом, грамматиком, и выступал против Манефона, его предшественника, но принимал и поддерживал мнение о том, что израильтяне были гиксосами. Юлий Африканский, один из отцов церкви, писал, основываясь на Апионе, о том, что в эпоху Аамеса евреи восстали под предводительством Моисея[7]. Евсевий, еще один из отцов церкви, в свой «Канон» включил примечание к имени Сенхера, одного из последних фараонов восемнадцатой династии (его личность неизвестна): «Примерно в это время Моисей вывел евреев из Египта»[8].

Это расхождение во мнениях сохранялось на протяжении девятнадцати веков, хотя современные ученые, вероятно, не всегда сознавали, что они повторяют старый спор. Пренебрежение ранними христианскими источниками казалось оправданным: разве не Августин сделал Моисея и Прометея современниками?[9].

Отождествление израильтян с гиксосами много раз принималось[10] и так же часто отвергалось. Даже ныне группа историков настаивает, что Исход происходил в самом начале правления восемнадцатой династии и что сама история Исхода – это отзвук изгнания гиксосов[11]. Однако имея в виду рабство израильтян в Египте и обращение Египта в рабство гиксосами, отождествление мучеников-рабов и жестоких тиранов следует признать весьма натянутым. Тогда был предложен еще один вариант, согласно которому израильтяне никогда не жили в Египте. Там жили гиксосы, которые затем ушли, а израильтяне, слыша предания о каком-то неизвестном народе, применили их к истории своего собственного прошлого.

Помимо того, что невозможно отождествить гиксосов с израильтянами, тиранов с угнетенными, существует еще одна трудность, связанная с тем фактом, что в эпоху преемников Аамеса, похоже, не было подходящего момента для завоевания Палестины израильтянами, покинувшими Египет. Фараоны, следовавшие за Аамесом, были сильными монархами, и считается установленным фактом, что Палестина находилась под их владычеством.

Тот же самый аргумент использовался для защиты теории, согласно которой Исход произошел в 1580 году до нашей эры, во время изгнания гиксосов.

«Если изгнание гиксосов (1580 г. до н. э.) – слишком ранняя дата для Исхода, то где в истории могущественной восемнадцатой династии можем мы обнаружить подходящий момент для события, подобного легендарному Исходу, причинившего беды и тяготы Египту в царствование Эхнатона?»[12].

Во времена сильных фараонов израильтяне были неспособны вступить в Палестину; но как бы они смогли сбросить ярмо рабства в эпоху столь же сильных фараонов?

Большая группа ученых считает, что еще один момент может стать ключом для определения времени Исхода. В 1880-х гг. в долине Нила, на месте, которое археологи назвали Тель-эль-Амарна, была обнаружена переписка на глиняных табличках, которая датировалась временем Аменхотепа III и его сына Эхнатона. Часть ее составляют обеспокоенные письма из Иерусалима (Урусалима), предупреждающие фараона о вторжении «хабиру (кабиру)»[13], приближающихся со стороны Заиорданья. Если допустить, что хабиру – это евреи, то Исход должен был происходить на одно-два поколения раньше[14]. Письменное подтверждение (3-я Книга Царств 6:1) о том, что Храм Соломона был выстроен через четыреста восемьдесят лет после Исхода, могло бы указывать на середину пятнадцатого столетия, и были произведены расчеты, указавшие на 1447 год до нашей эры как на год Исхода. Этот год должен был приходиться на царствование Аменхотепа II, и завоевание Палестины в 1407 году как будто совпадает с датой писем из эль-Амарны. Точка зрения, согласно которой хабиру были еврейскими завоевателями, была подтверждена результатами раскопок в Иерихоне, где в стенах старого города были обнаружены следы землетрясения и признаки пожара, которые отнесены археологами к 1407 г. до нашей эры или около этого времени, т. е. к периоду переписки эль-Амарны[15]. Это землетрясение могло быть причиной падения стен Иерихона, когда израильтяне, перейдя через Иордан, осадили город.

Было также предложено своего рода сочетание первой и второй точек зрения: израильтяне покинули Египет во время изгнания гиксосов и достигли Палестины, в качестве хабиру, в период царствования Эхнатона. Но эта гипотеза влечет за собой признание периода странствований в пустыне в двести с лишним лет, а не в сорок, как указано в Писании, и потому считается неправдоподобной[16]. С другой стороны, Исход во времена Аменхотепа II не представлял особой трудности и, кажется, согласуется с хронологией Библии. Однако, по мнению египтологов, время Аменхотепа II едва ли было подходящим для подобного рискованного предприятия. «Отнесение Исхода к царствованию Аменхотепа II в целях согласования его с традиционными датами кажется историкам Египта очень маловероятным»[17].

Упор также делается на тот факт, что Палестина находилась под египетским правлением во время волнений 1358 года до нашей эры, положившим конец царствованию Эхнатона. «Иисус Навин не сталкивался с египетским игом во время своих завоевательных войн»[18]. Конец царствования Эхнатона и закат восемнадцатой династии при Тутанхамоне и Аи были временем, благоприятным для мятежа и бегства рабов из Египта. Не обнаружено никаких упоминаний, которые можно было бы интерпретировать даже как намек на Исход во время междуцарствия после восемнадцатой и перед девятнадцатой династиями, и только сама оценка данной ситуации как возможной для совершения Исхода поддерживает эту гипотезу. Эта идея нашла продолжение в работе психолога, который, следуя за некоторыми историками[19], пытался показать, что Моисей был египетским принцем, учеником Эхнатона, что Эхнатон был основателем монотеистического идеализма, что когда Эхнатон прекратил править, и его учение подверглось осуждению, Моисей сохранил это учение; распространив его среди рабов, с которыми покинул Египет.

Следующая теория отодвигает время Исхода дальше: ее краеугольным камнем стало надгробие Минепты, на котором фараоном девятнадцатой династии записано, что Палестина – «вдова» и что «семя Израиля сокрушено». Считается, что это самое раннее упоминание об Израиле в египетских документах. Минепта не погиб в море и не пострадал от поражения; очевидно, он нанес удар по израильтянам и захватил Палестину. Эти события не соответствуют известным преданиям Израиля, но поскольку это первое упоминание об Израиле, Минепта рассматривается многими как фараон времен Исхода (около 1220 до нашей эры), а Рамзес II, его предшественник, как фараон-угнетатель[20]. Однако другие ученые считают, что упоминание об израильтянах в Палестине в эпоху Минепты не подтверждает, а опровергает теорию, согласно которой Минепта является фараоном времен Исхода. Они заявляют, что если он уже нашел израильтян в Палестине, то он не мог быть фараоном времен Исхода[21].

Было также высказано еще одно возражение против того, чтобы относить Исход к царствованию Минепты. Если он действительно был фараоном во времена Исхода, то тогда израильтяне должны были вступить в Палестину по крайней мере на одно поколение позже, около 1190-1180 гг. до н. э. В соответствии с этой теорией оставалось только столетие до событий периода Судей. «Отнесение Исхода к царствованию Минепты (1220 до н. э.) до сих пор принимается главным образом как вероятное предположение, но всегда вызывает упреки в том, что время указывается почти недопустимо позднее»[22].

Некоторые ученые утверждают, что Исход проходил последовательными волнами[23]. Соединение «теории хабиру» с «теорией Минепты» располагает события в следующем порядке: «Когда евреи вошли в Ханаан, израильтяне находились еще в Египте... Все израильтяне были еврея­ми, но не все евреи были израильтянами. Таким образом, пока израильтяне, или колена Иакова, находились в Египте, другие еврейские племена стучались в двери Ханаана»[24]. Ученые, стремящиеся к примирению, предложили следующее решение: «Некоторые евреи остались в Египте после Исхода их основного количества»[25].

Еще позже Рамзес III из двадцатой династии вел войну против «пуросата» (или пелесета) в Палестине. Эти народы были определены как филистимляне. Так как в детальных сообщениях об этой войне не было ни одного упоминания об израильтянах, многие ученые предполагают, что они еще не достигли Палестины. Считалось, что они должны были покинуть Египет в царствование Минепты (хотя на его памятнике израильтяне уже упоминаются как жители Ханаана), но они появились в Палестине только после захвата ее филистимлянами, с которыми сражался Рамзес III[26]. Следовательно, захват Палестины филистимлянами произошел через пятьдесят лет после Исхода и за несколько лет до завоевания Ханаана израильтянами.

Приход израильтян в Палестину при Минепте или, что еще менее вероятно, во времена Рамзеса III, после того, как он вел здесь войну в 1186 году до н. э., не оставляет места для событий эпохи Судей, которые правили наро­дом в течение четырехсот лет до Саула и Давида (1000 г. до н. э.), но группа историков настаивает на этой теории: «Приход... не мог состояться раньше последней войны египтян на этой территории при Рамзесе III в 1186 г. до н. э. ...Здесь исключается всякая неопределенность»[27]. Для поддержания этой точки зрения были представлены археологические данные. Раскопки в Бейт-Эле в Палестине, как было заявлено, обнаружили многочисленные первоначальные поселения, предшествующие израильскому завоеванию в 1200 году до н. э. Отсюда был сделан вывод, что дата вторжения израильтян в Палестину «не может быть ранее обозначенной»[28].

Расхождение мнений даже еще более значительно. Нам говорили, что Исход в царствование Минепты – это «невероятно поздняя дата», но один ученый бросил вызов всем представлениям, заставив израильтян не выйти из Египта, а войти в Египет в царствование Минепты[29]. На протяжении этого периода азиаты пересекали границу и регистрировались местными властями как иммигранты.

Изгнание гиксосов, вторжение хабиру, поражение Израиля во времена Минепты – таковы три события, на которых различные исторические школы выстраивают соответствующие теории. Бесполезно пытаться связать заведомо несочетаемое. Каждая группа отмечает извращение фактов, допущенное ее оппонентами. Двести лет блуждания в пустыне разрушают одну теорию; сто лет эпохи Судей – хоронят другую, и т. д. Всем им приходится преодолевать одно и то же препятствие: «При любой системе хронологии, которая может быть принята, время вторжения и обоснования израильтян приходится на период (1500-1100 гг. до н. э.), когда страна находилась под властью Египта как часть его Сирийской империи»[30]. Но если это так, как могли израильтяне покинуть Египет и, покинув Египет, как могли они войти в Палестину? Более того, каким образом книги Иисуса Навина и Судей, которые охватывают период в четыреста лет, не сообщают о власти Египта и даже вообще о Египте не упоминают?

Было найдено объяснение того факта, что израильтяне ушли из Египта в эпоху сильных фараонов, но никак не объяснялось странное молчание книг Иисуса Навина и Судей. Фараоны были очень сильны, а Исход – это всего лишь дневной переход бедуинов через египетскую границу. Когда израильтяне подошли к границе в год засухи, их пропустили, но они должны были выполнить какую-то полезную для государства работу, чтобы заплатить за гостеприимство, которым пользовались они и их стада. Когда они покинули Египет, чиновник дал им разрешение на отъезд, и могло случиться, что он зафиксировал их отъезд. Но это было слишком пустячное и обычное событие, чтобы сразу сделать о нем запись. «Исход из Египта, по-видимому, был ничтожным историческим событием того времени, настолько ничтожным, что народ, наиболее заинтересованный в нем после евреев, египтяне, никогда не давал себе труд обозначить его в летописи»[31]. «Просто-напросто следовало иметь в виду, что означало или скорее не означало для Египта это событие»[32].

Если эта точка зрения верна, тогда археологи имеют мало шансов обнаружить в Египте параллель к книге Исхода, а историки не имеют основы, которая позволила бы определить время события, не имеющего значения.

Если народ Египта не счел нужным зафиксировать Исход израильтян, подобный поиск того, что прошло не­замеченным для современников, может быть только напрасной тратой времени и труда.

Бедствия и знамения

Библейская история не представляет уход из Египта как будничное событие, но скорее как событие, сопровождавшееся бурными природными катаклизмами.

Мрачные и зловещие события предшествовали Исходу: тучи пыли и дыма затмили небо и окрасили воду, в которую они падали, кровавым цветом. Пыль раздирала кожу человека и животных; в знойном мраке плодились рептилии и черви, которые заполняли воздух и землю; дикие звери, пораженные песком и пеплом, тянулись из пустынных ущелий к жилищу человека. Ужасный поток камней и бешеный огонь обрушились на землю; порывы ветра несли с собой полчища саранчи, которая застилала свет; ветер, насыщенный золой, дул волнами, день и ночь, ночь и день, и сумрак превращался в затянувшуюся ночь, а чернота убивала каждый луч света. Затем наступила десятая и самая таинственная казнь: «Ангел Господень «прошел мимо домов сынов Израилевых... когда поражал египтян, и домы наши избавил» (Исход 12:27). Рабов, спасенных ангелом разрушения, умоляли посреди рева и слез покинуть этот край в ту же ночь. В серо-пепельном рассвете толпа двинулась, оставив позади себя покореженные поля и руины на том месте, где еще несколько часов назад жили горожане и крестьяне.

Существуют два научных подхода к истории «казней», описанных в Исходе в главах 7-11[33]. Одни считают ее сказкой[34]. История эта была рассмотрена сама по себе, изолированно, и было обнаружено, что первоначально легенда рассказывала о смерти наследного принца; затем история смерти одного человека превратилась в «казнь», обрушившуюся на всех первенцев[35]. Позже одна казнь превратилась в три; но рассказчики, все еще не удовлетворенные, стали раскручивать свою сказку, пока не полу­чили историю из десяти эпизодов. При этом с точностью разделялось авторство «елогистов» и «яхвистов».

«Ни одна группа легенд не имеет никакого исторического источника в своем основании. Казни – это более поздняя замена древних чудес. Однако чудеса никогда и нигде не происходили»[36]. «И поскольку ни казни, ни чуде­са не имеют исторического характера, не может быть сделано вывода о времени Исхода»[37].

А когда был применен чисто прагматический анализ, он выявил изощренную технику повествователей: «Это обдуманные детали: градом были уничтожены только лен и ячмень, потому что они уже были убраны, но уцелели пшеница с рожью, так как их обычно убирают позже. Это замечание было добавлено, чтобы при следующей казни саранче было что пожирать (etwas zu fressen haben)»[38]. Иногда бдительность подводила составителей историй, как это явно видно в истории с нарывами: «Чумные нарывы не летают, подобно пеплу, в воздухе и однако... Моисея заставили бросить пепел из печи «к небу»[39].

Сторонники другой позиции пытались найти естественное объяснение казней. В Египте сирокко дует осенью и весной; горячий ветер также называют «хамсин», что означает «пятьдесят», потому что в течение пятидесяти дней это дыхание пустыни приносит тучи пыли. Были созданы картины, чтобы показать темнеющее небо в дни, когда дул «хамсин». Ветер пустыни может приносить тучи саранчи; она покрывает небо, словно щитом, так что во время ее движения солнечный диск затемнен. Коричневатый цвет вод Нила, особенно перед его разливом, хорошо знаком всем туристам, а некоторые специальные наблюдения над нильскими разливами были описаны в деталях[40].

Вши, блохи и лягушки современного Египта были предметом тщательного изучения весьма уважаемых авто­ров. Не раз указывалось, что порядок казней, описанных в Книге Исхода, точно соответствует порядку ежегодных неудобств, вызванных климатом и насекомыми Египта при турецком правлении, и в целом все это сохраняется до наших дней.

Подобный подход к проблеме «казней» превращает их в своего рода ежегодные происшествия. В этом случае неудивительно, что они были восприняты египтянами так же, как ежегодный приход и уход бедуинов со своим скотом.

В течение столетий тысячи ученых отдавали дань истории казней. Если они были благочестивы, то вопросов не задавали; будучи просвещенными, они отстаивали текст, доказывая, что все эти чудеса всего лишь обычные явления; если они были критичны, то отвергали всю эту историю, объясняя ее как миф довольно позднего происхождения.

Таким образом, Книга Исхода пытается рассказать, как израильтян преследовала армия фараона, сожалевшего об их бегстве. Их заманили в ловушку между горами и морем. Эта ночь была ужасной. Тяжелая туча закрыла небо, которое озарялось бесчисленными молниями. Ураган бушевал всю ночь, и на рассвете море расступилось, воды разрезала двойная волна чудовищной силы. Рабы прошли через море, преследователи устремились за ними в колесницах, но воды сомкнулись, и египтяне вместе со своим фараоном, столкнувшись с ними, нашли смерть в волнах.

Делались попытки объяснить эту историю как естественное явление. По-видимому, трудно довериться чуду, но столь живое описание этой ночи, урагана и волн вели­чиной с гору предполагало, что в действительности произошло некое событие, память о котором впоследствии была облечена в фантастические домыслы[41]. Постоянное возвращение памяти евреев, на протяжении столетий, к некоему соприкосновению с морем также предполагает, что не вся эта история была вымышлена. Историки солидарны в том отношении, что самая ценная часть преданий этого народа родилась на берегах Ям-Суф, или, в привычном переводе, Красного моря.

Расступившиеся река или море – часто повторяющийся в фольклоре мотив. Преследователи, вероятно, потерпели какое-то бедствие не из-за расступившегося моря, а из-за прилива, вызванного штормом.

Но объяснение, в основе которого явления отлива и прилива, заведомо беспомощно. Было ли море Перехода Суэцким заливом, или Акабским заливом в Красном море, или озером Сирбонис (Сербон)[42], связанным со Средиземным морем, или с каким-то другим озером, Крокодиловым, Соленым, через воды которого ныне корабли попадают из Средиземного моря в Красное – на этих водных поверхностях нет очевидных признаков отлива и прилива, так же, как и в Средиземном, и в Красном морях, и, разумеется, во внутренних морях (озерах).

Для наиболее правдоподобного объяснения следовало бы исключить приливы и удовольствоваться штормом. Некоторые колесницы преследователей-египтян утонули в море, когда большие волны обрушились на берег. Тогда израильтяне запели свою песнь в честь освобождения или преисполнились вдохновения, из которого впоследствии родилась гиперболизированная картина этой катастрофы. Как могла она быть не гиперболизированной, если египетские летописи ничего не ведают о море, поглотившем фараона и его колесницы, в то время как потомки бежавших от царского рабства восславили себя историей чудесной бури, которая египтянами не засвидетельствована?

Есть ли смысл стараться доказать, что сильный восточный ветер, дувший с вечера до рассвета, мог заставить море отступить, и что изменение в направлении этого ветра могло сокрушить армию, шествующую по суше? В самом деле, странно то упорство, с которым израильский народ цеплялся за эту историю, превращая ее в начало и в то же время в самый драматический эпизод своей национальной истории.

Беглецы после избавления вошли в пустыню, безлюдную землю. Книга Исхода повествует, что облачный столб двигался перед ними днем, а столб огня – ночью. Было найдено простое объяснение этого знамения: во главе блуждающего каравана обычно высоко несли факел, чтобы указать путь тем, кто шел. Из-за дневной жары караван предпочитал двигаться ночью, и дымящийся смоляной факел должен был не дать кому-либо потеряться и отпугивать диких животных пустыни[43].

Хотя такое объяснение принято и его можно обнаружить в многочисленных библейских словарях, оно слишком просто. Столб дыма и огня произвел глубокое впечатление на израильтян; говорилось, что это должен быть Ангел Божий. Разве израильтяне не знали о порядке и обычаях караванов, путешествующих по пустыне, и разве были бы они так потрясены привычными вещами и настолько жаждали бы чуда, чтобы факел в руке вождя стал для них ангелом?

Но облачный столб и столб огня не могли быть только иллюзией и фантазией сказителей.

В прошлом веке англичанин по имени Чарльз Бик, охваченный более чем странной идеей, опубликовал памфлет под названием «Mount Sinai a Volcano»[44]. На титульном листе он поместил эпиграф из двух предложений, один из Книги Исхода, другой из греческого поэта Пиндара. Стихи 13:21 из Исхода гласят: «... Господь же шел пред ними днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им...». Строки из Пиндара (лат. текст стр. 17, абзац 2) описывают Этну: «Днем раскаленный поток дыма, а ночью красное клубящееся пламя». Начиная с этой параллели и двигаясь к библейскому описанию дня законоположения, Бик пришел к поразительному выводу, выраженному в названии его памфлета. День законоположения описан следующими словами: «На третий день при наступлении утра, были громы, и молнии, и гус­тое облако над горою, и трубный звук; и вострепетал весь народ, бывший в стане... Гора же Синай вся дымилась... и восходил от нее дым, как дым из печи, и вся гора сильно колебалась... Весь народ видел громы и пламя, и звук трубный, и гору дымящуюся; и, увидев то, народ отступил и стал вдали»[45].

Бик объяснил облачный и огненный столб как раскаленный столб пепла и пара, вырвавшихся из вулкана. Он цитировал примеры ситуаций в вулканических районах, доказывающие, что извержения вулканов могут выбрасывать черные тучи пепла, которые заволакивают небо и иногда распространяются на очень большие расстояния. Извержения обычно сопровождаются грохотом, доносящимся из недр земли. Землетрясения и извержения вулканов – часто соседствующие явления. Землетрясения, сотрясающие дно моря, создают приливные волны, которые могут отступать от берегов, а потом возвращаться, затопляя землю, оставляя на своем пути разрушения. Согласно этому объяснению, землетрясение произвело хаос в районе моря Перехода, и упоминание о колесницах, которые не могут двигаться (Исход 14:25), имеет параллели в описании землетрясения, которое сопровождалось извержением Везувия в 79 году, когда погибли Помпея и Геркуланум, описании, сохранившемся в письме Плиния Младшего Тациту (лат. текст стр. 18 абзац 1): «Мы стояли на фоне опасного ужаснейшего зрелища. Повозки, которым было приказано нас сопровождать, на совершенно ровном месте кидало в разные стороны; несмотря на подложенные камни, они не могли устоять на одном и том же месте. Мы видели, как море отходит назад; земля, сотрясаясь, как бы отталкивала его».

Интерпретация удивительных событий на море Перехода и на горе Синай как сейсмических и вулканических явлений природы встретила самое решительное противодействие и насмешку высших церковников. «Хорошо известно, что в пустыне не имеется никаких вулканических явлений, соответствующих этим признакам. В действительности все обороты, используемые в священных текстах, – это те самые обороты, которые использовались в Священном Писании для описания грозы»[46].

Бик не рассматривал горные вершины Синайского полуострова как гору Синай из Священного Писания. Он еще раньше опубликовал работу, где выступал против ошибочного положения о том, что Мицраим из Священного Писания – это не Египет, а какое-то исчезнувшее царство на Синайском полуострове. Израильтяне, покинув эту страну, пересекли верхнюю точку залива Акаба и подошли к его аравийскому берегу. Он заявил, что ставит на карту свою репутацию путешественника и исследователя Библии и что, пользуясь общественной поддержкой, он готов отыскать Синай в Хара Раджла, «поскольку раньше этот вулкан был активным, а теперь бездействует в течение многих лет». Будучи стариком, он шел, как он считал, по стопам пророка Илии, который также совершил паломничество на эту гору в пустыне.

Когда он вернулся, объявив, что гора Синай – это Хар-Нур. (Гора Огня), к востоку от Гора, пик, который, подобно многим другим, окружен сиянием, но, похоже, никогда не был вулканом, он написал, что совершил «вопиющую ошибку в отношении вулканического характера горы Синай»[47]. Его исповедь была опубликована посмертно в томике с золотым обрезом, весьма несхожим внешне с книгой «Mount Sinai а Volcano». Здесь содержался от­чет об этом путешествии: «Итак, я вынужден признать, что заблуждался в отношении физической природы горы Синай и что внешние признаки, о которых упомянуто в Писании, имеют столь же малое отношение к вулканической деятельности, как и к буре»[48].

Тридцать лет спустя теория вулканического характера Синая была принята одним ученым[49], десять лет спустя еще несколькими[50], а недавно идея о том, что Иегова был местным божеством вулкана, стала повторяться весьма часто; принимая ее, некоторые ученые, однако, продолжают отрицать историческую достоверность посещения странствующими евреями горы Синай[51]. 

Переворот

Если мы не ограничимся несколькими отрывками из Книги Исхода, которые цитируются для подтверждения вулканической природы горы Синай, активность которой потрясла израильтян, а обратим внимание на множество других отрывков в различных книгах Священного Писания, относящихся к Исходу, мы скоро ощутим необходимость высказать невероятное предположение о том, что если понимать написанное буквально, то картина катастрофы намного превосходит по своим масштабам разрушения, которые могут быть вызваны извержением одного вулкана. Вулканическая активность распространялась вдаль и вширь, а гора Синай была лишь точкой в огромном дымящемся пространстве.

В катастрофе участвовали земля, море и небо. Море залило землю, лава вырывалась из растрескавшейся земли. Священное Писание так описывает ярость разбушевавшихся стихий: «... потряслась и всколебалась земля, дрогнули и подвиглись основания гор... поднялся дым... огонь... угли сыпались... и явились источники вод, и открылись основания вселенной»[52].

При крупной геологической катастрофе дно моря опускалось, и воды устремлялись в расщелины. Земля дрожала, вулканы выбрасывали дым и огонь из недр земли, горы сдвигались, расплавленная порода устремлялась в долины, суша становилась морем, недра гор издавали стоны, а не­беса беспрерывно грохотали.

«Молнии его освещают вселенную: земля видит и трепещет. Горы, как воск, тают...»[53].

Смещались тектонические пласты. От мощных перемещений менялся рельеф местности.

«Он передвигает горы... Он перевертывает их в гневе Своем; сдвигает землю с места ее»[54].

Эта сейсмическая и вулканическая активность постоянно соотносится с тем временем, когда израильтяне покинули Египет.

«...земля тряслась... Горы таяли... даже этот Синай»[55].

Последняя цитата взята из песни Деворы – одного из древнейших фрагментов Писания.

Религиозное воображение воспринимает эти преувеличения только как метафоры. Критический анализ тоже не видит в них ничего, кроме безудержного экстаза. Не было ли за этим какого-то реального опыта, который мог облечься в метафоры? Не является ли следующий отрывок описанием наводнения и прилива в соленых топях Египта: «...и явились источники вод, и открылись основания вселенной»?[56]. Фольклор не тяготеет к такой расплывчатости.

Эти описания геологических изменений, постоянно повторяющиеся, как было показано выше, и многие другие отрывки, связанные с временем Исхода, должны были опираться на какой-то опыт, который осмысливался и переосмысливался в фольклоре. Этот опыт, согласно Священному Писанию, был так значителен и ужасен, что даже на протяжении долгой цепи поколений он не мог быть забыт.

«Припоминаю песни мои в ночи... Неужели навсегда отринул Господь?... Неужели навсегда престала милость его?... Буду вспоминать... о чудесах Твоих древних. ... и вострепетали бездны. ... молнии освещали вселенную: земля содрогалась и тряслась... Как стадо, вел Ты народ Твой рукою Моисея и Аарона»[57].

Сочинителя этого псалма осенило видение прошлого, когда удивительное зрелище разворачивалось на небе и в пустыне на глазах народа, бежавшего из рабства.

Смятение и беспорядок в природе привели беглецов, находившихся в пустыне, в состояние экзальтации:

«Ты потряс землю, разбил ее: исцели повреждения ее, ибо она колеблется.

Ты дал испытать народу Твоему жестокое, напоил нас вином изумления»[58].

Ночи под разбушевавшимся небом пустыни, разрываемым бесконечными молниями, когда пылающая лава стекала с тающих гор, были незабываемыми. В течение долгих лет, когда израильтяне уже жили на своей земле, они никогда не забывали о содроганиях пустыни, о пылающих горах, о ярости вод. События этих недель или месяцев, когда поверхность земли подверглась резким изменениям в своей тектонической структуре, стали самым значимым преданием этого народа.

Библейское сказание настаивает на том, что, прежде чем израильтяне покинули Египет, его территория подверглась бедствиям, предвестникам грандиозных разрушений, причиненных разбушевавшимися стихиями. Когда израильтяне уходили из Египта, они заметили на море гигантские волны прилива; дальше, в пустыне, они наблюдали толчки земной поверхности и значительную вулканическую активность, когда лава вырывалась из трещин земли, внезапно открывающиеся пропасти[59] и исчезающие или приобретающие горький вкус ручьи[60].

Здесь необходимо задать логический вопрос: являются ли эти свидетельства полностью ложными? И если это не свод обманчивых выдумок, то как могло случиться, что ничего этого не заметили египтяне? Если их земля пострадала от разрушения, то не находимся ли мы на верном пути в своих поисках синхронного момента еврейской и египетской истории? Пустыня, примыкающая к Египту, содрогалась от земных толчков. Могли ли эти сейсмические волнения значительной мощности сосредоточиться на сравнительно маленькой территории? Упоминалось ли вообще о землетрясении в египетских летописях?

Обычные исследования по египетской истории не содержат упоминаний ни о землетрясении, ни об одном из бедствий.

Тем не менее нам бы хотелось настаивать на поставленном вопросе. В этом упорстве мы руководствуемся соображением, что на карту поставлено нечто грандиозное. Если мы поможем этому свидетелю – летописям древнего Египта – вспомнить о некоей масштабной катастрофе, мы можем получить в руки ценный ключ к весьма туманной проблеме, на подступах к которой все споры, длящиеся уже более двух тысяч лет, остались неразрешимыми. 

Египетский свидетель подтверждает «казни»

В этом суде над историей приговор будет зависеть от нижеследующего заявления и его проверки посредством перекрестного допроса.

Имела место грандиозная природная катастрофа, по­следствия которой ощущались в течение долгих лет. Впечатление, произведенное ею, не изгладилось, и ее история передавалась от поколения к поколению, отзывалась в Священном Писании и в других текстах. Нельзя ли найти упоминания о ней в египетских документах?

Или, быть может, Исход на самом деле был забытым и малозначащим переходом через кордон сборщиков царских налогов на границе государства? Если это так, то как он стал самым волнующим воспоминанием целых поколений еврейского народа? Откуда появились видения катастрофы, охватившей землю и море? Неужели этот хаос, охвативший землю с ее реками, море и пустыню, нельзя обнаружить в египетских текстах? Неужели исчезло вся­кое о нем воспоминание?

Зная, что в работах по истории Египта о каких-либо природных катастрофах не упоминается, мы предпочли исследовать древние источники.

Неизвестно, при каких обстоятельствах был найден папирус, содержащий речи Ипувера. По сведениям, исходящим от его первого владельца (Анастази), он был найден в «Мемфисе», что скорее всего подразумевает близость к пирамидам Сахары. В 1828 году папирус был приобретен Лейденским музеем в Нидерландах и занесен в каталог как Лейден 344.

Папирус заполнен с обеих сторон. Лицевая (recto) и обратная (verso) стороны различаются характером волокон ткани; история Ипувера записана на лицевой стороне, а на обратной – гимн божеству. Факсимильная копия обоих текстов была опубликована в солидных изданиях этого музея вместе с другими египетскими документами[61]. Текст Ипувера ныне складывается в книгу из семнадцати страниц, большинство из которых содержит четырнадцать строчек иератических знаков (беглое письмо, которым пользовались писцы, совершенно отличное от рисованных иероглифов). На первой странице сохранилась только третья строка – остаток или окончание одиннадцати строчек; страницы с 9 по 16 находятся в очень плохом состоянии – сохранилось лишь по несколько строк вверху и в конце страницы; а от семнадцатой страницы осталось только начало первых двух строк.

Первое толкование текста Ипувера было представлено во вступлении к факсимильному изданию[62]. Было указано, что восемь правых страниц были пословицами или изречениями, а следующие страницы, как предполагалось, скорее всего, являются главой из философского труда.

При следующей попытке перевести этот текст (только первые десять страниц) автор понял его как собрание пословиц и устных изречений, объединенных с дидактической целью[63]. Еще один исследователь[64] назвал папирус собранием загадок.

В начале нашего столетия была сделана попытка перевести текст Ипувера целиком[65]. Речи Ипувера были интерпретированы как пророческие: египетскому народу предсказывалось время зла. Пророк мог быть вдохновлен какой-нибудь сходной политической ситуацией из прошлого, до вступления на престол двенадцатой династии.

В 1909 году текст, переведенный заново, был опубликован Аланом X. Гардинером под названием «Предупреждения одного египетского жреца согласно иератическому папирусу из Лейдена»[66]. Гардинер убеждал, что все заключенные в тексте факты указывают на исторический характер ситуации. Египет был в упадке; социальная система пришла в состояние дезорганизации; насилие заполонило землю. Захватчики грабили беззащитное население; богатые лишались всего и спали под открытым небом, а бедные завладевали их имуществом. «Здесь описаны не просто местные неурядицы, но великое и широко распространившееся национальное бедствие»[67].

Гардинер, следуя за Ланге, интерпретирует текст таким образом, будто слова некоего мудреца, по имени Ипувер, адресовывались какому-то фараону, осыпаемому упреками за бездействие, которое приносит смуту, беззащитность и страдания его народу. «Всемогущий», к которому адресуется Ипувер, – это обычное обращение к великим богам[68]. Поскольку вводные абзацы папируса, где скорее всего должны были быть упомянуты автор и его слушатели, отсутствуют, присутствие фараона, внимающего мудрецу, устанавливается на основе традиционной формы некоторых других литературных источников эпохи Среднего царства. В соответствии с этой интерпретацией папирус, содержащий речи Ипувера, получил название в издании Гардинера «Предупреждения одного египетского мудреца».

Египет в момент потрясения.

Папирус Ипувера – это не собрание пословиц (Lauth, Chabas) или загадок (Brugsch); это и не литературное пророчество (Lange), и не предупреждение, касающееся глубоких социальных перемен (Gardiner, Sethe). Это египетская версия великой катастрофы.

Папирус – это запись стенаний, описание разрушений и ужаса.

 

Папирус

2:8: «Поистине земля поворачивается, как гончарный круг.

2:11 Города разрушены. Верхний Египет стал сухой (пустыней?).

3:13 Все сокрушено!

7:14 Дворец перевернулся за минуту.

4:12... Годы шума. Нет конца шуму».

Что означает «шум» и «годы шума»? Переводчик писал: «Здесь явственно происходит какая-то игра словом hrw (шум), смысл которой нам неясен». Означает ли это «землетрясение» и «годы землетрясений»? По-еврейски слово raash означает «шум», «смятение», так же, как и «землетрясение»[69]. Землетрясения часто сопровождались громкими звуками, подземным грохотом и ревом, и этот акустический эффект дает название самому разрушитель­ному явлению.

Похоже, что толчки возвращались вновь и вновь, и страна превратилась в руины, государство пришло к неожиданному упадку, и жизнь стала невыносимой.

Ипувер говорит:

Папирус 6:10: «если бы на этой земле прекратился шум, и не было бы больше буйства (криков)».

Шум и буйство производила земля. Царская резиденция могла быть перевернута «за минуту» и превращена в развалины только мощным землетрясением. Катастрофа, вероятно, вызвала хаос на поверхности моря, где корабли затянуло в водовороты; в том отрывке, где говорится, что «города разрушены», сказано также, что корабли были пущены по воле волн.

Папирус Ипувера содержит сведения о какой-то природной катастрофе, сопровождавшейся землетрясением, и свидетельствует о подлинном характере явлений, происходивших в то время.

Я сравню некоторые отрывки из Книги Исхода и из этого папируса. Поскольку до публикации «Миров в столкновении» и «Веков в хаосе» параллелей между Библией и текстом папируса Ипувера не проводилось, переводчик папируса не мог находиться во власти желания приблизить свой перевод к библейскому тексту[70].

Папирус 2:5: «Мор по всей земле. Всюду кровь».

Исход 7:21: «... и была кровь по всей земле Египетской».

Это была первая «казнь».

Папирус 2:10: «Река превратилась в кровь».

Исход 7:20: «... и вся вода в реке превратилась в кровь».

Вода стала на вкус отвратительной, и люди не могли пить ее.

Папирус 2:10: «Люди содрогались, пробуя ее – существа человеческие жаждали после этой воды».

Исход 7:24: «И стали копать все Египтяне около реки, чтобы найти воду для питья, потому что не могли пить воды из реки.

Рыба в озерах и реках погибла, а черви, насекомые и рептилии быстро множились».

Исход 7:21: «... и река воссмердела».

Папирус 3:10–13: «Это наша вода! Это наше счастье! Что мы теперь будем делать? Все погибло!»

Гибель полей описана следующими словами:

Исход 9:25: «... и всю траву полевую побил град, и все деревья в поле поломал»[71].

Папирус 4:14: «Деревья поломаны».

6:1: «Не нашли ни плодов, ни трав».

Это знамение сопровождалось испепеляющим пожаром. Огонь охватил всю землю.

Исход 9:23–24: «... и огонь разливался по земле. ... и был град и огонь между градом, град весьма сильный».

Папирус 2:10: «Ворота, колонны и стены были поистине сожраны огнем.

Огонь, который охватил землю, не был зажжен человеческой рукой, но падал с неба»[72].

В этой лавине разрушения, согласно Исходу:

Исход 9:31-32: «...лен и ячмень были побиты, потому что ячмень выколосился, а лен осеменился.

А пшеница и полба не побиты, потому что они были поздние».

Именно после этой «казни» поля опустели. Подобно книге Исхода (9:31–32 и 10:15), папирус сообщает, что ни один долг не мог быть возвращен казне за пшеницу и ячмень и, как и в Исходе 7:21 («И вся рыба в реке погибла»), не было рыбы для царских кладовых.

Папирус 10:3-6: «Нижний Египет льет слезы... Дворец остался без всяких доходов. Ему принадлежат (по праву) пшеница и ячмень, гуси и рыба».

Поля полностью опустошилась.

Исход 10:15: «...и не осталось никакой зелени ни на деревах, ни на траве полевой во всей земле Египетской».

Папирус 6:3: «Поистине зерно погибло повсюду».

5:12: «Поистине погибло то, что вчера еще видели. Земля предана усталости, словно сжатая серпом».

Утверждение, что урожай на полях погиб за один день («что вчера еще видели»), исключает засуху – обычную причину плохого урожая; только град, огонь или саранча могли оставить поля словно «сжатыми серпом». Эта казнь описана в Псалтыри 104:34-35 следующими словами: «... и пришла саранча, и гусеницы без числа; и съели всю траву на земле, и съели плоды на полях их».

Папирус 6:1: «Ни одного плода, ни одной травинки не найти... голод».

Скот находился в плачевном состоянии.

Исход 9:3: «... рука Господня будет на Скоте твоем, который в поле... будет моровая язва и весьма тяжелая».

Папирус 5:5:. «Все животные страждут в сердце своем. Скот стонет...»

От града и огня испуганный скот бежал. Исход 9:19: «... пошли собрать стада твои и все, что есть у тебя в поле...».

21: «А кто не обратил сердца своего к слову Господню, тот оставил рабов своих и стада свои в поле».

Папирус 9:23: «Смотри, скот оставлен блуждать, и некому согнать его в стадо. Каждый хватает себе тех, на которых клеймо его имени».

Девятая казнь, согласно книге Исхода, покрыла Египет глубокой тьмой.

Исход 10:22: «...и была густая тьма во всей земле Египетской...».

Папирус 9:11: «На земле не было светло...».

«Не было светло» у египтян имеет значение «без света» или «темно». Но возникает вопрос, насколько эти две фразы соответствуют друг другу. Описывалось, что годы блужданий в пустыне проведены в сумраке, под покровом густых облаков[73]. Еврейское письменное предание утверждает, что в течение многих лет после Исхода солнечный свет был затемнен облаками. Вряд ли эта библейская «тьма смертная» аналогична приведенной нами цитате из папируса. Египетская параллель к казни непроницаемой тьмой будет обнаружена на следующей странице; «тень смертная» также будет иметь дополнительные параллели. 

Последняя ночь перед исходом

Согласно Книге Исхода, последняя ночь, которую израильтяне провели в Египте, была ночью, когда внезапно обрушилась смерть, заполучившая жертвы из каждого египетского дома. Смерть столь многих людей за одну-единственную ночь, даже в одно и то же время, т. е. в полночь, не может быть объяснена эпидемией, которая не поражает в одно и то же время разные места и которая явно длится дольше часа. История последней казни должна показаться мифом; она стоит особняком в цепи других казней, которые могут быть истолкованы как естественные явления.

Казни были описаны здесь как предвестники катастрофы, которая достигла апогея у Jam-Suf (у моря Перехода). Явления в пустыне были последующими спазмами земной коры. Поиск свидетельств о землетрясении по египетским источникам проводился с целью установить наличие синхронного момента в египетской и еврейской истории. Когда факты были обнаружены, они заключали гораздо больше аналогий и демонстрировали большее сходство с библейским повествованием, чем я ожидал. Похоже, что мы уже располагаем показаниями египетского свидетеля казней.

После внимательного прочтения папируса выяснилось, что рабы еще находились в Египте, когда произошел по крайней мере первый сильный толчок, разрушающий дома, жизни и судьбы. Он вызвал массовое бегство населения из городов, в то время как другие казни, вероятно, повлекли их из деревень назад в города.

Библейские свидетельства были еще раз перечитаны. Стало очевидным, что они не упустили этого самого заметного события: это была десятая казнь.

В папирусе сказано: «Дворец перевернулся за минуту»[74]. На предыдущих страницах подчеркивалось, что только землетрясение может перевернуть и за минуту разрушить царский дворец. Внезапная и одновременная смерть могла быть навлечена на многих людей только природной ката­строфой.

Исход 12:30: «И встал фараон ночью сам и все рабы его, и весь Египет; и сделался великий вопль в земле Египетской; ибо не было дома, где не было бы мертвеца».

Огромное количество людей лишилось жизни в результате одного сокрушительного удара. Дома были разрушены бешеным ветром.

Исход 12:27: «(Ангел Господа) прошел мимо домов сынов Израилевых в Египте, когда поражал Египтян, и домы наши избавил».

Слово nogaf, которое переводится как «поражает», имеет в виду сильный удар, например, для обозначения удара, который наносит рогами бык[75].

Царский дворец и дворцы богачей расшвыряло по земле, а вместе с ними и дома простых граждан и темницы узников.

Исход 12:29: «В полночь Господь поразил всех первенцев в земле Египетской, от первенца фараона, сидевшего на престоле своем, до первенца узника, находившегося в темнице...».

Папирус 4:3, а также 56: «Воистину княжеских детей швырнули об стены».

6:12: «Воистину княжеские дети были изгнаны на улицу».

Вид княжеских детей, распластанных на мостовых темных улиц, проклятых и мертвых среди руин, тронул сердце египетского свидетеля. Но никто не видел агонии в темницах, ямах, вырытых в земле, куда были заключены узники, когда их засыпало обвалом.

Папирус 6:3: «Тюрьма разрушена»[76].

С чего это вдруг в библейский текст включены «первенцы»? Объяснение последует позже.

В папирусе (2:13) написано:

«Он, который поместил своего брата в землю, пребывает повсюду».

Этому соответствует текст Исхода (12:30):

«...не было дома, где не было бы мертвеца».

В Исходе (12:30) написано:

«...сделался великий вопль в земле Египетской».

Этому соответствует папирус (3:14):

«Стон стоял по всей земле, смешанный с жалобами».

Статуи богов падали и разбивались на куски[77]: «А я в сию самую ночь... и над всеми богами Египетскими произведу суд» (Исход 12:12).

Книга Артапана, ныне не существующая, в которой цитировался неизвестный древний источник, и которая в свою очередь цитировалась Евсевием, повествует о «граде и землетрясении в ночь (последней казни), так что те, кто бежал от землетрясения, были убиты градом, а те, кто пытался укрыться от града, были уничтожены землетрясением. В это время обрушились все дома и большинство храмов»[78].

Земля была так же безжалостна к мертвым в их могилах: захоронения открывались, и сгоревшие извергались из них.

Папирус 4:4, также 6:14: «Воистину те, кто пребывали забальзамированными на своем месте, были положены на земную возвышенность».

Одна из легенд была представлена в Хаггаде[79]: в последнюю ночь, когда земля Египта была разрушена, гроб Иосифа был найден на земле, поднявшийся из своей могилы.

Подобные последствия мощных землетрясений время от времени наблюдаются и в настоящее время[80].

Будущее, печалится Ипувер, вошло в вечную жизнь, они увидели конец света.

В Мидраше Рабба написано по поводу Исхода:

«Даже беременные женщины, готовые родить, выкидывали, а потом умирали сами, потому что Разрушитель шествовал повсюду и уничтожал все, что встречал»[81]. 

«Первенец» или «избранный»

Библейская история последней казни явно неправдоподобна в том отношении, что все первенцы и только первенцы были убиты в ночь кары[82]. Землетрясение, уничтожившее только первенцев, непостижимо, потому что события никогда не достигают такой степени совпадения. Такому преданию никак не стоило бы доверять.

Или история последней казни, в ее канонизированной форме, является вымыслом, или она таит в себе искажение текста. Прежде чем объявить все это странной сказкой, поздней интерполяцией, было бы разумнее задать вопрос: искажена ли в ней только неправдоподобная ее часть. Может быть, слово «первенец» поставлено вместо какого-то другого слова?

Книга Исайи 43:16: «Так говорит Господь, открывший в море дорогу, в сильных водах стезю...».

20: «... Я в пустынях дам воду, реки в сухой степи, чтобы поить избранный народ Мой».

В Книге Исхода сказано, что Моисею было велено:

Исход 4:2-223: «И скажи фараону: так говорит Господь:

Израиль есть сын Мой, первенец Мой.

...а если не отпустишь его, Я убью сына твоего, пер­венца твоего».

«Избранные» названы здесь «первенцами». Если Израиль был первенцем, местью Египту должна была стать смерть его первенцев. Но если Израиль был избранным, то местью Египту должна была стать смерть его избранных.

«Израиль, мой избранный» – Israel bechiri, or bechori.

«Израиль, мой первенец» – это Israel bekhori[83].

Это первый корень, который должен определить отношения между Богом и его народом. Следовательно: «В полночь Господь поразил всех первенцев в земле Египетской» (Исход 12:29), – нужно было бы читать «всех избранных Египта», как некоторые бы выразились, «весь цвет Египта» или «всю силу Египта». «Израиль – мой избранный народ: я поражу всех избранных Египта».

Естественная смерть обычно выбирает слабых, больных, старых. Землетрясение действует иначе; стены обрушиваются одинаково и на сильных, и на слабых. Мидраш указывает, что «погибло по меньшей мере девять десятых населения»[84].

В псалме 134 моя идея иллюстрируется употреблением обоих корней в тех случаях, когда следует ожидать двух слов одного корня:

«Ибо Господь избрал себе Иакова, Израиля в собственность Свою... Он поразил первенцев Египта...».

В псалме 77 история Исхода рассказывается еще раз:

Псалтырь 77:43: «Когда сотворил в Египте знамения Свои...».

51: «Поразил всякого первенца в Египте...».

52: «И повел народ Свой...».

56: «Но они еще искушали и огорчали Бога Всевышнего...».

31: «Гнев Божий пришел на них, убил тучных их, юно­шей Израилевых низложил».

Были ли первенцы уничтожены, когда гнев обратился против Египта, и были ли уничтожены избранные, когда гнев обратился против Израиля?

Книга Амоса 4:10: «Посылал Я на вас моровую язву, подобную Египетской: убивал мечом юношей (избранных) ваших...».

В дни raash (потрясения), во время царствования Узии избранные и цвет еврейского народа погибнут, как погибли избранные, сила Египта, – таким было пророчество Амоса.

Возможно, что царский первенец умер в ночь катастрофы. Смерть принца могла явиться решающим доводом для изменения текста. Внутренняя причина связана с тем самым основанием, в результате которого история Исхода прервалась в самый напряженный момент – после того, как дома египтян были разрушены – следующими фразами:

Исход 13:2: «Освяти Мне каждого первенца, разверзающего всякие ложесна между сынами Израилевыми, от человека до скота: Мои они».

13: «... и каждого первенца человеческого из сынов твоих выкупай».

Иеремия свидетельствует, что принесение жертв огнем и жертвоприношения как таковые не предписывались на момент выхода израильтян из Египта.

Книга Иеремии 7:22: «Ибо отцам вашим Я не говорил и не давал им заповеди в тот день, в который Я вы­вел их из земли Египетской, о всесожжении и жертве».

Это противоречит тексту Исхода 12:43 до 13:16. Освободить народ от этого рабства было задачей Амоса, Исайи и Иеремии.

Амос 5:22: «Если вознесете Мне всесожжение и хлебное приношение, Я не приму их и не призрю на благодарственную жертву из тучных тельцов ваших».

24: «Пусть, как вода, течет суд, и правда – как сильный поток!».

«Приносили ли вы Мне жертвы и хлебные дары в пустыне, в течение сорока лет, дом Израилев?». 

Мятеж и бегство

Я сделал попытку найти в египетских источниках упоминание о некоей природной катастрофе. Описание разрушений в папирусе Ипувера, если сравнить его с библейскими описаниями, явно создает впечатление, что оба источника рассказывают об одних и тех же событиях. Следовательно, вполне естественно стремление поискать упоминаний о мятежах среди населения, о бегстве жалких рабов из этой страны, подвергшейся бедствию, и о катастрофе, в результате которой погиб фараон.

Хотя в плохо сохранившемся папирусе нет точных сведений об израильтянах и их вождях, три факта, являющиеся последствиями потрясения, описаны вполне четко: бунт среди населения, бегство бедняков, гибель фараона при необычных обстоятельствах.

Если, в дополнение к весьма близкому параллельному описанию казней, я попытался бы извлечь из данного папируса больше, чем эти три факта, я бы обрек себя на обвинение в том, что использую плохое состояние документа для подтверждения заведомо предвзятых идей. Но упоминания о катастрофе и о населении, которое восстало и бежало, вовсе не двусмысленны: значение ясно и не допускает превратного толкования. Следовательно, когда в следующих параграфах я пытаюсь провести дополнительные параллели определенных отрывков, я действую обдуманно. Папирус поврежден и во многих фрагментах неясен. Если то или иное сравнение неполно или произвольно, оно может ничего не добавить, но и ничего не убавит в установленном здесь факте, состоящем в том, что в Египте произошла серия землетрясений и других природных явлений, сопровождавшихся бедствиями, вызывающими гибель людей, животных, растений и водных источников.

Первые знамения приближающейся катастрофы вызвали волнение во всей стране, и пленники возымели желание бежать на свободу. Папирус повествует, что «люди пытались восстать против Уреуса» (эмблема царской власти) и что магические заклинания, связанные со змеем, возвещали (6:6-7 до 7:5-6), что золото и драгоценности «надеты на шею рабынь» (3:2-3; сравните с Исходом 11:2: «чтобы каждый у ближнего своего и каждая женщина у ближней своей выпросили вещей серебряных и вещей золотых»).

Разрушение каменных сооружений, мертвые и раненые в развалинах, упавшие статуи многих богов внушали смятение и ужас; все это рассматривалось как деяния Бога рабов.

Исход 12:33: «И понуждали Египтяне народ, чтобы скорее выслать его из земли той; ибо говорили они: мы все помрем».

Египтяне вынуждены были обращаться к еще более горьким словам. Когда бедствия повторились, они больше не переживали боль и страх смерти, но взывали к ним в речах, подобной этой:

Папирус 4:2: «Воистину мал и велик говорят: я хочу умереть».

5:14: «Неужели это не конец, человечества, конец зачатия и рождения! О, пусть на этой земле утихнет шум и не будет больше буйства!».

Следующие строчки говорят о населении, убегающем от бедствия: «Люди бегут... Они построили шалаши, как обитатели гор» (Папирус 10:2). В Книге Исхода сказано, что израильтяне покинули страну «в спешке» (Исход 12:33) и «не могли медлить (12:39). Нет сомнения, что участь беглецов, живущих в рукотворных шалашах, разделило большинство уцелевших, как это случалось много раз, когда где-нибудь происходила ужасная катастрофа, опустошающая города; новый удар пугал тех, кто убежал, спасая свою жизнь.

«Множество разноплеменных» египтян присоединилось к израильским рабам и вместе с ними поспешно направилось в сторону пустыни (Исход 12:38). Их первая короткая остановка произошла в Сокхофе (13:20), что по-еврейски означает «хижины».

Беглые рабы спешили к границам страны. Днем перед ними в небе шел облачный столб, ночью – столб огненный. Исход 13:21: «... днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем и ночью».

Папирус 7:1: «Смотри, огонь поднялся на высоту. Его пламя движется вперед против врагов земли».

Переводчик добавляет следующее замечание: «Здесь «огонь» оценивается как нечто разрушительное».

После первых признаков надвигающейся катастрофы египтяне попытались навести порядок на своей земле. Они вышли на след своих бежавших рабов. Беглецы «заблудились в земле сей, заперла их пустыня» (Исход 14:3). Они повернули к морю и стали при Пи-Гахирофе. «И погнались за ними Египтяне. Египтяне идут за ними». Ураган бушевал всю ночь, и море отступило.

От большого притока воды «море возвратилось в свое место», и «Египтяне бежали навстречу воде». Море поглотило колесницы и всадников, фараона и все его войско.

Папирус Ипувера (7:1-2) упоминает только о том, что фараон погиб при необычных обстоятельствах, «которые никогда не случались прежде». Египтяне запечатлели свои жалобы, и даже в оборванных строчках они впечатляют:

... плач ... земля ... повсюду... плач... 

Гиксосы завоевывают Египет

В Египте долго не было царской власти. За последовавшие недели города подверглись ограблению. Правосудие прекратило свою деятельность. Чернь перекапывала обломки и государственные документы, в которых регистрировались контракты, долговые обязательства и права реальной собственности. Грабители рыскали среди развалин царских складов.

Папирус 6:9: «Воистину законы правосудия отброшены. Люди попирают их в общественных местах».

10:3: «Царский амбар стал достоянием каждого».

Папирус содержит информацию о том, что произошло после этого. Земная кора несколько раз содрогалась от яростных судорог («годы шума»). Дороги стали непроходимыми – «вязкими» и «затопленными» (Папирус 12:11). Государство опустело, и Ипувер скорбит о «недостатке людей». Дворец фараона превратился в груду развалин. Государственные чиновники полностью рассеялись. «Смотрите, правители земли ушедшей» (8:14); «Смотри, нет власти на своем (положенном) месте, как испуганное стадо без пастуха» (9:2). «Бедняки», которые убежали, странствовали по пустыне. Рабы, оставшиеся в Египте, поднимали головы.

Папирус 6:7: «Воистину государственные учреждения открыты, и листы с переписями унесены».

Тогда появились захватчики из глубин пустыни; они пересекли границу и вторглись в разоренную землю.

Папирус 3:1: «Воистину вся земля стала пустыней. Номы обезлюдели. Чужое племя от границы пришло в Египет».

Катастрофа, сделавшая Египет беззащитным, была сигналом для племен Аравийской пустыни.

Папирус 15:1: «Что случилось? – через это азиаты узнали о положении страны».

14:11: «Люди – Они сами приготовили собственный конец. Не нашлось ни одного, чтобы выстоять и защитить себя».

Ошеломленные природными потрясениями, египтяне не защищались. Неясно, является ли «миллион человек» в следующем предложении количеством погибших или количеством захватчиков.

Папирус 12:6: «Сегодня страх – больше миллиона человек. Не видно – враги – вошли в храмы – плач». Ко всем предшествующим казням добавилась еще и эта: за грабежами последовали разрушения, убийства и изнасилования.

Двойная катастрофа – причиненная природой и захватчиками – уничтожила все высшие сословия и привела на грань социальной революции. «Смотри, благородные дамы голодают». «Смотри, он, который спал без жены, по желанию находит самых знатных». Он, «который провел ночь в грязи», поднял голову. «Она, созерцавшая свое лицо в воде, – владелица зеркала».

Это была анархия. Никто не работал. «Смотри, не трудится ни один ремесленник». «Человек избивает своего брата, сына своей матери». «Люди сидят (за) кустами, пока не появится ночной (странник), чтобы ограбить его». «Смотри, человек совершает насилие против другого... Если три человека путешествуют по дороге, оказывается, что их двое; большинство убивает меньшинство... Земля стала как сорная трава, которая уничтожает людей».

«Как это все ужасно. Что мне делать? – сетует Ипувер. – Горе мне из-за несчастий этого времени!».

Несколько выражений Ипувера указывают на то, что текст папируса был составлен сразу после главной катастрофы; последствия и остаточные природные аномалии еще не закончились.

Отправной пункт данного исследования состоял в следующем: Исход из Египта произошел во время грандиозной природной катастрофы. Чтобы определить время Исхода в египетской истории, мы должны были отыскать какие-то упоминания о катастрофе в физическом мире. Эти упоминания содержатся в папирусе Ипувера.

Многие фрагменты папируса утрачены. Начало и конец, несомненно, содержащие детали, возможно имена, погибли. Но того, что сохранилось, вполне достаточно, чтобы убедить нас в конкретном факте: перед нами не просто история катастрофы, но египетская версия «казней».

Было удивительно обнаружить в папирусе, в добавление к истории «жителей болот» и «бедняков», которые бежали с земли, терзаемой казнями, сетования по поводу захватчиков, которые пришли из азиатской пустыни, захватили дезорганизованную страну и стали ее жестокими угнетателями. Аму, или гиксосы, были теми завоевателя­ми, которые правили Египтом на протяжении столетий, отделяющих период Среднего царства от эпохи Нового царства. В следующем разделе будут представлены раз­личные точки зрения на дату возникновения папируса Ипувера.

Пи-Гахироф

В шестидесятых годах прошлого столетия в эль-Арише, городе на границе между Египтом и Палестиной, внимание одного путешественника[85] привлекла усыпальница (naos) из черного гранита, исписанная по всей поверхности иероглифами. Она использовалась местными арабами как корыто для скота. Отчет об этой гробнице и частичный перевод текста были опубликованы в 1890 году[86].

Гробница тогда все еще использовалась как корыто. В нашем веке камень был доставлен в музей Измаилии, и была предпринята новая попытка перевести этот текст[87].

Со времени открытия монолит из эль-Ариша упоминался только иногда, и его странный текст рассматривался как преимущественно мифологический, хотя в нем названы цари, их дворцы и географические пункты и описано нашествие захватчиков. Имена божеств, появляющиеся в тексте, – это прозвища фараонов. Описание относится к эпохе Птолемеев, или эллинизма, но события, о которых рассказано, охватывают гораздо более ранний период царствования Тона и его наследника. В этом описании имя царя Тона написано королевским картушем – деталь, указывающая на историческую основу текста.

Этот текст, как будет показано, заслуживает внимательного изучения и нового точного перевода. Даже последовательность текста еще до конца не установлена. В поврежденном тексте есть такие строки: «Земля пребывала в страшном бедствии. Зло пало на эту землю... Дворец пострадал от страшного удара... Ни­кто не выходил из дворца в течение девяти дней, и в продолжение этих девяти дней сотрясений была такая буря, что ни люди, ни боги не могли видеть лиц своих соседей».

Подобное упоминание о темноте, которая длилась несколько дней, что удерживало всех во дворце и сопровождалось ужасными толчками, и которая была столь плотной, что нельзя было различить лица соседа, обнаруживается в Книге Исхода в истории девятой казни:

Исход 10:22–23: «... и была густая тьма по всей земле Египетской три дня. Не видели друг друга, и никто не вставал с места своего три дня».

Египетский текст отличается от еврейского в том отношении, что отсчитывает девять дней темноты[88]. О сильном ветре в Писании упоминается в связи с приходом пред­шествующей казни – саранчи. Она была принесена «восточным ветром» и «покрыли лица всей земли, так что земли не было видно» (Исход 10:15), и ее унес «очень сильный западный ветер»:

Исход 10:19: «И воздвигнул Господь с противной стороны западный весьма сильный ветер, и он понес саранчу и бросил ее в Чермное море».

Сразу вслед за этим наступила девятая казнь – сплошная темнота.

В историю тьмы египетской, как говорилось в старинных книгах Мидраша, добавлены некоторые дополнительные детали. Казнь темнотой длилась семь дней. В продолжение первых трех дней люди еще могли передвигаться; в остальные три дня они не могли сойти с места. Раввинские источники, таким образом описывающие казнь темнотой, многочисленны[89]. Иосиф Флавий[90] и Филон Александрийский[91] в первом столетии нашей эры также придерживались того, что может быть названо раввинскими писаниями. Соединение этого материала представляет следующую картину:

«...чрезвычайно сильный западный ветер... длился семь дней. Все это время земля была окутана мраком... Темнота была такая, что ее нельзя было рассеять искусственными средствами. Свет огня... или гасился бешеным ветром, или становился невидимым и поглощался плотным мраком...

Никто не мог ни говорить, ни слушать, никто не пытался принимать пищу, но все лежали пластом... их внешние ощущения пребывали в трансе. И так они оставались, переполненные скорбью...»[92].

Последний, седьмой, день тьмы охватил землю, когда израильтяне находились у моря Перехода[93]. В Книге Исхода сказано, что «были туча и тьма», так что лагерь египтян не мог приблизиться к лагерю израильтян «всю ночь». «И гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь».

Предание исчисляет время от десятой казни, которая последовала сразу же за казнью темнотой, до перехода через море в шесть дней и несколько часов. Исход, который последовал за ночью десятой казни, увековечен в первом дне Пасхи (пятнадцатый день месяца нисана), а переход через море – последним, седьмым, днем Пасхи (двадцать первый день месяца нисана).

Еврейская версия казни темнотой не похожа на египетскую; это была не абсолютная тьма – бешеный ветер нес с собой мелкий пепел. «Темнота пришла из ада, и ее можно было ощутить»[94]. В этой буре и тьме, которая продолжалась много дней и ночей, трудно было различить время; люди, подавленные несчастьем, были неспособны вести точный отсчет времени. В подобных обстоятельствах незначительное расхождение между текстом на камне (девять дней[95] темноты) и преданием Мидрашима (семь дней темноты) можно не принимать в расчет.

Еврейские сказания повествуют, что города опустели в этой тьме и многие израильтяне оказались мертвыми после девятой казни[96]. Земля пережила упадок и разрушение.

«Зло пало на землю... земля в великой скорби... большое волнение во дворце» – таковы фрагменты на надгробии, описывающие десять дней темноты и бури, когда никто не мог ничего различить и не мог покинуть дворца.

Посреди разгула природных сил «его величество Шу» собрал своих ангелов и приказал им следовать за ним в тот край, где, как он обещал, они вновь увидят свет: «Мы увидим нашего отца Ра-Характи в сверкающем краю Бахи».

Под покровом темноты захватчики из пустыни приблизились к границам Египта. «...его величество Шу отправился на битву против сторонников Апопа». Апоп был свирепым божеством тьмы. Царь и его войско так и не вернулись: они погибли.

«Теперь, когда великий Ра-Хармашиса (Характи?) сразился со злодеями в этом озере, в месте Водоворота, злодеи не одержали победу над его величеством. Его величество прыгнул в так называемый Водоворот»[97].

А в Книге Исхода рассказывается:

Исход 14:27:28:. «... вода возвратилась в свое место; а египтяне бежали навстречу воде. Так потопил Господь Египтян среди моря.

И вода возвратилась, и покрыла колесницы и всадников всего войска фараонова, вошедших за ними в море».

И фараон тоже погиб:

Исход 15:19: «Когда вошли кони фараона с колесницами его и с всадниками его в море, то Господь обратил на них воды морские».

История тьмы египетской, представленная в еврейских и египетских источниках, очень сходна. Смерть фараона в водах водоворота также сходна в еврейских и египетских источниках, и это сходство тем важнее, что в обеих версиях фараон погибал в водовороте во время или после пери­ода густой тьмы и ужасного урагана.

Однако это удивительное сходство не есть идентичность. Предмет двух сообщений может считаться идентичным только в том случае, если в обеих версиях, еврейской и египетской, может быть обнаружена определенная деталь, которую нельзя приписать случайному совпадению.

Путь фараона с его войском связан с описанием сильного удара, сокрушившего дворец, и бури, погрузившей землю во тьму. Он прибыл в место, которое точно названо:

«Его величество... нашел на этом месте, называемом Пи-Кироф».

Несколькими строками ниже сказано, что «он был отброшен какой-то мощной силой. Он был брошен водоворотом высоко в воздух. Он отправился в небеса. Он больше не был жив».

Объяснение переводчика текста, связанное с данным географическим названием «Пи-Кироф», состоит в следующем: «... неизвестно, кроме данного примера»[98].

Предпринятая здесь идентификация темы двух версий, еврейской и египетской, вовсе не ошибочна, если место, где погиб фараон, было местом моря Перехода.

Исход 14:9: «И погнались за ними Египтяне, и все кони с колесницами фараона ... и настигли их расположившихся у моря, при Пи-Гахирофе (Кирофе)».

Пи-Кироф – это Пи-Гахироф еврейского текста[99]. Это одно и то же место. Это одна и та же погоня. Ошибочным был вывод о том, что это название не встречалось нигде, кроме как на надгробной плите.

Надпись на надгробии повествует, что через некоторое время объявился сын фараона «его величество Геб». «Он просил донесений». Очевидцы из прилегающих местностей «дали ему информацию обо всем, что происходило с Ра в Ат Небесе, о битвах царя Тоума».

Все, кто сопровождал царевича, были уничтожены ужасным ураганом, а царевич, «его величество Геб», получил ожоги перед возвращением из экспедиции, куда он отправился на поиски своего погибшего отца.

Захватчики, приближавшиеся со стороны Ат Небеса, вошли в сумрачный и подавленный Египет. «Дети Апопа, мятежники, которые пребывали в Ушеру (не идентифицировано, имеет пометку «сухой», означающую «пустыню») и в пустыне, приблизились со стороны Ат Небеса и обрушились на Египет, когда на него упала тьма. Они завоевали его, чтобы разрушить... Мятежники эти пришли с гор Востока со стороны Ат Небеса»[100].

Царевич отступил перед захватчиками. Он не вернулся в Гелиополис: «Он не пошел в Оно с (или «как») подручными похитителей скипетра»; у него похитили его наследство. Он уединился в загородной резиденции Хи-Тауи, «в земле, где растет henou слово. стр. 44, абзац 6». Отсюда он предпринял попытку, совершенно безуспешную, связаться с «чужеземцами и аму», чтобы они покинули страну. Пребывая в полной беспомощности, он вспоминал, как его отец, утонувший в водовороте, в лучшие дни сражался со всеми мятежниками и «уничтожал детей Апопа». Спустя некоторое время «воздух стал холодным, и все вымерло».

Неизвестно, что произошло с несчастным царевичем. Конец его, несомненно, был печальным. Египет был опустошен ураганом и сметен огнем. Дворец был захвачен аму. Надпись на надгробии в эль-Арише сообщает, что имя фараона, погибшего в водовороте, было Том или Тоум. Любопытно, что Пи-Том означает «жилище Тома». Пи­том был одним из двух городов, выстроенных израильскими рабами для фараона-угнетателя[101]. У Манефона фараон, в царствование которого «удар небесного гнева» обрушился на Египет перед нашествием гиксосов, назывался Тутимаус или Тимайос[102].

Вопрос, который задается уже в течение столетий или даже тысячелетий о том, где находилось море Перехода, может быть решен с помощью этой надписи на надгробии. В соответствии с определенными указаниями в данном тексте, Пи-Гахироф, где развернулись события, находился на пути от Мемфиса к Писапти[103].

Папирус Эрмитажа

Текст папируса, хранившийся в Эрмитаже в Ленинграде и обозначенный в каталоге этого музея как «номер 1116 б ректо»[104] – это литературное эхо тех роковых дней, когда египетская империя погибала и земля ее стала добычей завоевателей-кочевников. В этом папирусе рассказывается та же самая история, которая нам известна из папируса Ипувера, но несколько иначе.

Природные катастрофы и последующий захват Египта племенами пустыни упомянуты здесь, но не как события прошлого или настоящего, а как то, что должно произойти. Очевидно, это связано только с выбором литературной формы предсказания.

Мудрец, по имени Неферох, спрашивает своего царственного собеседника, хочет ли тот услышать о событиях прошлого или будущего. «И сказал его величество: «Нет, о событиях будущего». Пророк «размышлял над тем, что должно произойти в его отечестве и молил о благополучии Востока в том случае, если придут азиаты (Аму) в своей мощи и с разъяренными сердцами... И он сказал: «Горе мне и оплакивай эту землю, над которой ты возвышаешься».

«Земля окончательно погибла и ничего не осталось. Погибла эта земля... Солнце закрыто, и свет его не виден людям. Никто не может жить, если солнце закрыто тучами...». «Река Египта (даже река) высохла». «Южный ветер столкнется с Северным ветром». «Земля подвергнется опустошению... Бедуины заполняют эту землю. Ибо враги находятся на востоке (в стороне, где восходит солнце), и азиаты придут в Египет». «Животные пустыни станут пить из рек Египта... Земля подвергнется потрясениям...». «Я покажу тебе перевернутую землю, такое, что никогда (еще) не случалось...». «Люди смеются смехом горьким. Нет никого, кто оплакивает смерть». «Никто не знает, день ли наступил; его (солнца) тень не рассеивается. Оно не сверкает, когда на него смотришь... В небе оно подобно луне»...

Из этого описания изменений в природе мы можем узнать то время, когда израильтяне бродили по пустыне под облачным небом, в «земле тени, тени смертной»[105]. Столетия спустя, Иеремия сетовал: «И не сказали: «где Господь, Который вывел нас из земли Египетской, вел нас по пустыне, по земле пустой и необитаемой, по земле сухой, по земле тени смертной ...» (Книга пророка Иеремии 2:6). В других многочисленных фрагментах Священного Писания эта «тень смертная» тоже упоминается: во время многолетних скитаний по пустыне небо было затянуто облаками, которые висели над пустыней[106]; все жизненные процессы были нарушены, и потому этот сумрак назывался «тьма смертная». Казнь темнотой, последствием которой, как я утверждаю, была «тень смертная», описана в книге «Миры в столкновении», которая исследует физическую сторону данной катастрофы.

Представив картину природной катастрофы, сопровождающейся политическим порабощением Египта, совершенным аму, пророк Неферох предсказывает освобождение с помощью царя, который должен родиться от нубийской женщины и зваться Амену – «Аму падет от его меча». После этого «будет воздвигнута «Царская стена», чтобы преградить Аму путь в Египет».

Возникает вопрос: является ли Амену историческим лицом. В связи с некоторыми предположениями относительно его личности, папирус датировался эпохой Древне­го царства или временем, следующим сразу за ее окончанием; очевидно также, что этот текст имеет много общего с папирусом из Лейдена. Однако эпоха гиксосов (аму) в Египте последовала за окончанием Среднего царства. Имя Амену может относиться к Аменхотепу I, одному из первых царей Египта после его освобождения от гиксосов; в момент освобождения он был царевичем. Обычно он изображался чернокожим[107], что также должно согласовываться со словами «рожден от нубийской женщины». Позже он удостоился особого почитания.

Литературный памятник, который непосредственно близок к Папирусу Эрмитажа 1116 б ректо – это пророчество на глиняном сосуде эпохи царя Аменописа (Аменхотепа). «Безводный Нил наполнится, сместившаяся зима вернется в свой сезон. Солнце возобновит свой путь, и ветры утихнут. Ибо во времена Тифона солнце закрыто тучами». Это пророчество сохранилось на папирусе, написанном по-гречески и представляющем перевод с более древнего египетского текста[108]. Имя фараона указывает на одного из Аменхотепов эпохи Нового Царства[109] и, как я считаю, относится к тому же самому Амену или Аменхотепу I. 

Два вопроса

Возникают два вопроса, которые требуют ответа.

Первый состоит в следующем: каковы были природа и масштабы этой катастрофы, точнее этой серии катастроф, сопровождавшихся бедствиями, о которых мы имеем очень сходные свидетельства в египетских текстах и Священном Писании? В следующей главе мы рассмотрим также аналогичные предания коренных жителей Аравийского полуострова. Ответ на этот вопрос влечет за собой изучение не только истории, но и многих других сфер знания. Работа, содержащая исследование природы грандиозных катастроф прошлого, предшествует данному тому.

Оставляя здесь в стороне проблему масштаба и характера указанной катастрофы, мы обращаемся к другому вопросу. Когда случилось это бедствие? Что касается еврейской истории – ответ под рукой: в дни Исхода. Что касается истории египетской, то мы должны первым делом выяснить, когда возник текст папируса Ипувера.

Ученые, которые уже исследовали этот папирус, едины в том, что данный документ является копией более древнего папируса: «Переписчик воспользовался папирусом, который был на несколько столетий старше»[110]. Копия была сделана примерно в эпоху девятнадцатой династии, но «буквенное написание в целом соответствует литературному тексту Среднего царства, если толковать это понятие достаточно свободно»[111].

Вопрос: «Когда возник первоначальный текст?», – становится чрезвычайно важным, если иметь в виду представленные здесь параллели с Книгой Исхода.

Установлено, что вопрос о возрасте текста «весьма неоднозначно связан с проблемой исторической ситуации, которую подразумевал автор (Ипувер)»[112]. Текст говорит одновременно о гражданской войне и об азиатской оккупации дельты Нила. «Существуют два периода, которые могут соответствовать условиям данного текста: один – это темные века, разделяющие шестую и одиннадцатую династии (или Древнее царство от Среднего); другой – это эпоха гиксосов (между Средним и Новым царством)». Мнения специалистов по папирусам (Гардинера и Зете) разделились по вопросу о том, к какому из двух этих периодов принадлежит текст упомянутого папируса? Первый период не содержал каких-то определенных сведений о нашествии азиатов (аму) в промежутке между Древним и Новым царством. Следовательно, имея в виду историческую основу папируса, следует впервые подтвердить с помощью данного папируса факт такого вторжения[113]. «Точка зрения Зете не связана с подобными трудностями»: он утверждал, что описанное время – это время гиксосов. Отметив это, Гардинер добавил: «Мнение о том, что наш папирус из Лейдена содержит указание на гиксосов, лучше всего обосновано с исторической точки зрения». Но филологические соображения «заставляют нас отодвинуть дату его создания на возможно более дальний срок». Было обнаружено, что язык, без сомнения, относится не к эпохе Нового царства, а к гораздо более ранней. «К тому же текст содержит некоторые указания на устройство «Больших Домов» (придворных судов), которые перестали существовать или в период Среднего царства, или сразу после его окончания».

Нам стоит вспомнить, что эти Большие Дома описаны в папирусе как разрушенные: по ним шагали толпы, роющиеся в руинах. Эта деталь, как мне кажется, даже еще более точно указывает на время, когда потерпело крах Среднее царство, и на этой основе данный папирус не может рассматриваться как литературный документ, состав­ленный в эпоху, предшествующую гиксосам. С точки зрения стиля и языка, как предположил Гардинер, «вполне возможно, что этот текст был создан, когда гиксосы еще не покинули данной территории».

Дискуссия о том, описан ли в данном тексте период между Древним и Средним царствами или между Сред­ним и Новым царствами, была прекращена сторонниками первой точки зрения следующим образом: «Без сомнения, разумнее будет сейчас оставить этот вопрос открытым».

Я возвращаюсь к этому вопросу. Исторической ос­новой является факт вторжения гиксосов (Зете). Филологические исследования показывают, что данный текст имеет все признаки литературного памятника Среднего царства (Гардинер)[114]. Если соединить исторические и филологические доказательства, все указывает на конец Среднего царства и самое начало вторжения гиксосов. Стиль может, разумеется, сохранять особенности эпохи Среднего царства, потому что в течение нескольких месяцев после завершения этой великой эпохи никаких изменений в языке и форме поэтических произведений произойти не могло. На протяжение веков, проведенных под гнетом гиксосов, литературная деятельность в Египте не существовала. Кроме того, вполне очевидно, что Ипувер оплакивает трагедию своего времени, а не прошлых веков.

В споре между Гардинером и Зете Гардинер прав в своей филологической аргументации того факта, что самым поздним периодом, от которого можно вести происхожде­ние данного текста, является эпоха гиксосов. Однако он ошибался, заявляя, что текст описывает события темного периода между Древним и Новым царствами, а Зете приводил убедительные исторические аргументы в пользу того факта, что описанные события есть по существу вторже­ние гиксосов после падения Среднего царства. С другой стороны, Зете ошибался, когда относил составление текс­та к эпохе Нового царства. Он был создан сразу после падения Среднего царства, в самом начале эпохи гиксосов. И исторические и филологические аргументы вполне согласуются с этим выводом.

Те, кто пытались совместить Исход с последовательностью событий египетской истории, никогда не осмеливались относить его дальше промежутка времени между Средним и Новым царствами (время гиксосов) и, разумеется, никак не к периоду между Древним и Средним царствами. Не только нашествие аму (гиксосов) является исторической основой Предсказаний, но также физическая катастрофа и бедствия, и все это имеет аналоги в эпохе Исхода. И этот факт несомненно подтверждает, что о самой ранней дате – между Древним и Средним царствами – не может быть и речи. И даже самая поздняя дата представляется довольно сомнительной, так как является слишком ранней для Исхода.

Есть ли какие-нибудь физические данные, которые могли бы указать на некоторые значительные изменения, происшедшие в геологической структуре Египта в какой- то момент времени после эпохи Среднего царства?

Лепсиус наблюдал удивительное явление, когда уро­вень Нила в Семне в эпоху Среднего царства достигал такой высоты (в том месте, где река проходит через горный туннель), которая на двадцать два фута превышала самый высокий сегодняшний уровень[115]. Теоретически падение уровня воды на двадцать два фута может быть объяснено или изменением количества воды в Ниле со времени Среднего царства или изменением горных структур Египта[116]. Если в Ниле до катастрофы было так много воды, многие дворцы и храмы должны были бы полностью покрыться водой. Скорее всего, уровень Нила в Семне указывает на то, что происходили какие-то резкие изменения в структуре горных пород Египта в конце Среднего царства или чуть позже.

Среднеминойский период, который является периодом критской культуры, современной эпохе Среднего царства в Египте, также пришел к завершению в результате ужасной природной катастрофы, как показывают раскопки в Кноссе[117].

Существует важная египетская надпись периода царицы Хатшепсут, пришедшей к власти через два или три поколения после изгнания гиксосов, в которой записано:

«Жилище госпожи Кеми превратилось в руины, земля поглотила ее прекрасный жертвенник и детей, играющих на крыше ее храма... Я вычистил и восстановил его заново. Я восстановил то, что лежало в руинах, и закончил то, что осталось незаконченным. Ибо в Дельте и в Аварисе пребывали аму, и орды чужеземцев разрушили древние памятники; они царствовали, не ведая бога Ра»[118].

Эти строчки содержат упоминание о том, что храмы были поглощены землей[119], и что гиксосы (аму), которые завладели страной, не стремились восстанавливать руины и даже добавляли новые разрушения. Гиксосы разрушали, но они не погребали здания в земле. «Означает ли это, что храм исчез во время землетрясения?»[120]

Во всех трех цитировавшихся египетских документах – папирусе из Лейдена, надписях на камне в эль-Арише и папирусе из Ленинграда, а также в надписи Хатшепсут, природная катастрофа и вторжение аму описаны как события, следующие одно за другим. И поскольку естественная катастрофа представляла собой серию толчков и сотрясений, вторжение народа из Азии произошло до того, как стихии успокоились.

Со времен древности ученые разных эпох отождествляли израильтян с гиксосами (аму); другие авторы связали приход израильтян с периодом правления гиксосов в Египте, а Исход израильтян – с царствованием одного из фараонов восемнадцатой династии. Большинство исследователей, однако, считает, что пребывание израильтян имело место в гораздо более поздний период. Они относят появление израильтян к некой временной точке периода восемнадцатой династии, период угнетения – к правлению Рамзеса II из девятнадцатой династии, а Исход – ко времени правления его преемника Минепты.

Я пришел к совершенно иным результатам. Израильтяне покинули Египет в момент разгула грандиозной природной катастрофы. Аму, которые вторглись в Египет и стали хозяевами земли сразу вслед за этим, несомненно, не были израильтянами. Предания израильтян совершенно определенным образом связывают уход из Египта с тем временем, когда земля, небо и море соревновались в ярости и разрушительной силе, но не содержат никакой информации о прибытии израильтян в Египет в дни катаклизма.

«Жители болот» или «бедняки» покинули страну именно при таких обстоятельствах; это, должно быть, были израильтяне и множество египтян, которые сопровождали их в Исходе[121]. Амугиксосы достигли египетской земли, которая сделалась их добычей, вскоре после катастрофы.

Если вышеприведенные параллели и сделанные на основании их выводы верны, значит, Исход израильтян произошел на несколько дней или недель раньше, чем вторжение гиксосов.

Примечания

[1] Thomas Mann, Buddenbrooks.

[2] Имя «гиксос», означающее «правитель чужих земель», обнаружено в египетском тексте Туринского папируса и на некоторых фигурках скарабеев.

[3] Семнадцатая династия обычно рассматривалась как местная династия наследных принцев, которые сначала были подчинены, а потом восстали против фараонов шестнадцатой династии гиксосов. Но в списке Манефона, представленном Юлием Африканским и Евсевием, семнадцатая династия является последней династией гиксосов.

[4] Разделение, на царства является современным, но сами египтяне имели сходные представления о своем прошлом. Сравн: H. Ranke in Chronique d’Egypte, VI (1931), 277-86.

[5] T. E. Peet, Egypt and the Old Testament (Liverpool, 1922), p. 7.

[6] Манефон, хотя и превративший гиксосов, изгнанных из Египта, в строителей Иерусалима, рассказал и другую историю, которую он отнес к более позднему времени, в которой поведал, что прока­женные, создавшие сегрегацию в Аварисе на восточном побережье Египта, захватили власть в Египте с помощью солемитов (народа Иерусалима) и отличались крайней жестокостью и что их предводитель Осарзиф принял имя Моисея и повел их в Палестину, откуда они были изгнаны. Иосиф не разграничил эти две истории Манефона.

[7] Julius Africanus, «Chronography», in The Anle-Nicene Fathers, ed. A. Roberts and J. Donaldson (New York, 1896), VI, 134. Здесь он путал Аамеса I, первого фараона Нового царства, с Аамесом II (у Геродота Амазисом), последним фараоном перед завоеванием Египта Камбисом, персианином. Но в своем «Каноне», содержащем перечень династий, сделанный Манефоном, он добавил такое пояснение к списку фараонов восемнадцатой династии: «Первым из них был Амос (Аамес), в царствование которого Моисей вышел из Египта, как я указывал; но в соответствии с убедительными данными современного летоисчисления отсюда следует, что в период этого царствования Моисей был еще молодым». Manetho (trans. W. G. Waddell; Loeb Classical Library, Cambridge, Mass., 1941), p, III.

[8] Георгий Синселл, византийский историк, который переписывал Евсевия, добавил: «Только Евсевий относит к этому царствованию Исход Израиля под предводительством Моисея, хотя у него нет ни одного аргумента, но все его предшественники, как он свидетельствует, придерживаются противоположной точки зрения».

[9] Augustine, The City of God, Bk. 18, Chap. 8.

[10] Cf., for instance, A. T. Olmstead, History of Palestine and Syria (New York, 1931), p. 128.

[11] H. R. Hall. «Israel and the Surrounding Nations», in The People and the Book, ed. A. S. Peake (Oxford, 1925), p. 3; Sir E. A. W. Budge, Egypt (New York, 1925), p. 110; A. H. Gardiner, in Etudes Champollion, 1922, pp. 205ff.; Journal of Egyptian Archaeology, X (1924), 88.

[12] Hall, in The People and the Book, ed. Peake, p. 7.

[13] Ученые, пишущие по-английски, не имеют единой системы транскрипции гортанных букв семитских языков. В «Кембриджской древней истории» выявились подобные несообразности: в одних случаях придерживаются установленного произношения имен по-английски, в других – предпочитают максимально близкие фонетические эквиваленты.

[14] Eduard Meyer, .Geschichte des Altertums, Vol. 2, Pt. II (2nd ed.; Stuttgart, 1931), p. 214.

[15] John Garstang, The Foundations of Bible History (New York, 1931). «Израильское нашествие... совпало с периодом апатии при фараоне Аменхотепе III».

[16] Peet, Egypt and the Old Testament, pp. 74-75.

[17] Hall, in The People and the Book, ed. Peake, p. 7.

[18] Sir W. M. Flinders Petrie, Palestine and Israel (London, 1934), p. 56.

[19] S. Freud, Möses and Monotheism (New York, 1939). Compare Strabo, The Geography, XVI, 2, 35.

[20] Эта точка зрения представлена в R. Lepsius, «Extracts from the Chronology of the Egyptians», in his Letters from Egypt, Ethiopia and the Peninsula of Sinai (London,- 1853), p. 449. Даже до открытия надгробия Минепты не так уж мало ученых считали его фараоном времен Исхода, потому что его предшественник Рамзес II считался фараоном-угнетателем. Эта роль была приписана Рамзесу II из-за упоминания о городе Рамзеса в книге Исхода. Приверженцы теории хабиру не рассматривают это как весомый аргумент. «Многие историки, обратившие внимание на то, что эти города (Рамзес и Питом) предшествовали Рамзесу II, считают, что строительство их могло быть предпринято каким-то фараоном из восемнадцатой династии». «Plu­sieurs historiens remarquant que ces villes (Ramses and Pithom) sont anté­rieures à Ramsés II estiment que les travaux en question ont pu être or­donnés par un roi de la XVIII Dynastie». P. Montet, Le Drame d’Avaris (Paris, 1941), p. 144.

[21] «Если израильтяне не покинули Египет до начала царствования Минепты и если они провели около сорока лет в пути, идя в Палестину, то как мог Минепта нанести им поражение в Палестине в третий год своего царствования?» S. A. Mercer, Tutankhamen and Egyptology (Milwaukee, 1923), pp. 48ff.

[22] Hall, in The People and the Book, ed. Peake, p. 7.

[23] В надписи Рамзеса II, а также в надписи одного из его предшественников, Сети, есть упоминание об Ашере в Палестине, который был названием одного из двенадцати колен. Это упоминание и другие подобные случаи привели ученых к предположению о том, что Исход проходил последовательными волнами.

[24] S. А. В. Mercer, Extra-Biblical Sources for Hebrew and Jewish History (New York, 1913). Он считает хабиру евреями, а фараона времен рабства – Рамзесом II, жившим сто лет спустя.

[25] Peet, Egypt and the Old Testament, p. 124, ссылающаяся на теорию Драйвера и других.

[26] Cf. W. F. Albright, The Archaeology of Palestine and the Bible (New York, 1932), p. 144, где Исход относится к началу XIII века до н. э. Однако Олбрайт соглашается признать пребывание израильтян в Египте во времена гиксосов.

[27] Petrie, Palestine and Israel, p. 58.

[28] Олбрайт, которого цитировал Петри Palestine and Israel, p. 57. Бейт-Эль пал «примерно в первой половине тринадцатого века, как считал Олбрайт», .thus Wright, «Epic of Conquest», Biblical Archaeologyst,, III (1940), p. 36.

[29] B.D. Eerdmans, Alttestamentliche Studien (Giessen, 1908), II, 67.

[30] Garstang, The Foundations of Bible History, p. 51.

[31] S. W. Baron, A Social and Religions History of the Jews (New York, 1937), 1, 16.

[32] Hugo Winckler, Kritische Schriften (Berlin, 1901–7), I, 27. Cf. also Peet, Egypt and the Old Testament, p. 21: «Это пребывание могло иметь столь малое значение, что египтяне никогда не считали его достойным упоминания».

[33] Вариации в последовательности казней обнаруживаются в псалмах с 78 по 105.

[34] Конкретные детали этой истории должны рассматриваться как мифологические, подобно деталям Творения, о которых повествует Книга Бытия» А. Н. Gardiner, in Etudes Champollion, 1922, p. 205.

[35] Эдуард Мейер говорит, что единственной казнью в ранней версии этой легенды была казнь саранчой (Die Israeliten und ihre Nachbarstämme [Halle, 1906], p. 30). Он также говорит: «История казней не имеет фольклорных истоков. Она является целиком творением рассказчика» (Ibid., р. 31).

[36] Н. Gressrnann, Mose und seine Zeit (Göttingen, 1913), p. 107.

[37] Там же, с. 108.

[38] Там же, с. 73.

[39] Там же, с. 92.

[40] Ванслеб (1677) наблюдал, что вода в Ниле меняла свой цвет от зеленого до охряно-красного. «Когда Нил начинает подниматься, к концу июня, красный известняк с абиссинских гор окрашивает его в темный цвет, который мерцает в лучах заходящего солнца, как кровь». А.Н. Sayce, The Early History of the Hebrews (London, 1897), p. 168.

[41] Gressmann, Mose und seine Zeit, p. 117: «Картина нарисована с такой графической четкостью, что каждая деталь ясно предстает взору, и человек почти готов поверить в реалистическое описание исторических событий, а не в чудеса. Эта живость описания также является признаком саги».

[42] So А. Н. Gardiner, Etudes Champollion, 1922, pp. 205ff.; Journal of Egyptian Archaeology, X (1924), 82f.

[43] См., например, S. R. Driver. The Book of Exodus in the Revsed Version (Cambridge, England, 1911), p. 113: «... широко известен обычай нести перед караваном странников жаровню с дымящимися углями».

[44] London, 1873.

[45] Исход 19:16, 18; 20:18.

[46] Dean Arthur P. Stanley, Lectures on the History of the Jewish Church (New York, 1863-76), I, 167.

[47] Charles Веке, Discoveries of Sinai in Arabia and of Midian (London, 1878), p. 561.

[48] Там же, р. 436.

[49] H. Gunkel, Deutsche Literaturzeitung, 24 (1903), col. 3058f.

[50] Meyer, Die Israeliten und ihre Nachbarstämme, pp. 69ff.; H. Gressmann, Der Ursprung der israelitisch-judischen Eschatologie (Göttingen, 1905), pp. 31ff.; also Gressmann, Mose und seine Zeit, pp. 417ff. А. Муэиль отождествлял гору Синай с потухшим вулканом аль-Бедр.

[51] Meyer, Geschichte des Altertums, Vol. II, Pt. 2 (2nd ed.), p. 210: «So kann kein Zweifel bestehen, dass der Sinai in einem der zahlrei­chen jetzt edoschenen Vulkane der Harra‘s zu suchen ist»; compare ibid., p. 205: «Вполне возможно, что сказание (о синайском испытании) принадлежало сначала какому-то племени на Синайском полуострове, а затем было переосмыслено израильтянами как великое деяние Иеговы».

Грессман (Mose und seine Zeit, р. 418) также отрицал посещение израильтянами горы Синай.

[52] Псалтырь 17:8–9, 16.

[53] Там же, 96:4–5.

[54] Книга Иова 9:5–6.

[55] Книга Судей 5:4–5

[56] Псалтырь 17:16.

[57] Там же, 76.

[58] Псалтырь 59:4-5.

[59] Числа 16:32

[60] Исход 15:23; Псалтырь 106:26-27.

[61] С. Leemans, Aegyptischa Monumenten сап het Nederlandsche Museum von Oudheden te Leyden (Leiden, 1846), Pt. 2, Face: Plates 105-13.

[62] By F. Chabas, reprinted in Bibliotheque egyptologique, X (Paris, 1902), 133ff., especially 139-40.

[63] F.J. Lauth, «Altaegyptische Lehrsprüche», Sitzungsberichte der Bayerischen Akademie der Wissenschaften, Philosophisch-philologische und historische Classe (1872).

[64] H.K. Brugsch, cited by Lange (see note 5).

[65] H. O. Lange, «Prophezeiungen eines aegyptischen Weisen», Sit­zungsberichte der Preussischen Akademie der Wissenschaften, 1903, pp. 601-10.

[66] Издан в Лейпциге.

[67] Gardiner, Admonitions, note to 1:8.

[68] «Er steht vor dem Allherscher, was sonst ein Epotheton der grossen Goelter ist, hier aber wohl den König bezeichnet». Lange, Sitzungsbe­richte der Preussischen Akademie der Wissenschaften, 1903, p. 602.

[69] Еще одно еврейское слово, обозначающее «шум»,  shaon также означает «землетрясение». См.: S. Krauss, «Earthquake», The Jewish Encyclopedia (New York, 1901-6).

[70] Цитаты из Библии даются по каноническому изданию.

[71] В Псалтыри 104:33 эта казнь описана так: «И побил (град) виноград их и смоковницы их, и сокрушил дерева в пределах их».

[72] См. примечания к тексту Гардинера Admonitions, with a reference to Papyrus Leiden 145 recto, 1.3.3.

[73] Книга пророка Иеремии 2:6.

[74] Гардинер сопровождает перевод слова «перевернуть» примером: «перевернуть стену».

[75] J. Levy, Wörterbuch über die Talmudim und Midrashim (Vien­na, 1924).

[76] В своих примечаниях к другому отрывку Гардинер переводит слово «storehouse» как «тюрьма».

[77] Eusebius, Preparation for the Gospel (trans. E.H. Gifford; Ox­ford, 1903), Book IX, Chap. xxvii.

[78] Там же.

[79] Cf. Louis Ginzberg, Legends of the Jews (1925), III, 5-6.

[80] Сравн. С.S. Osborn. The Earth Upsets (Baltimore, 1927), p. 127, по поводу землетрясения в Вальпараисо в Чили в ночь на 15 августа 1906: «Я прибыл на место событий, как только успел добраться. Гробы торчали из могил на кладбищах, расположенных на склоне гор, которые от толчка открылись».

[81] Midrash Rabbah (English trans, edited by H. Freedrnan and M. Simon; London, 1939); 10 vols.

[82] Согласно преданиям Хаггады, не только первенцы, но большинство населения Египта было убито во время десятой казни.

[83] Bechor – выбирать, отделять, предпочитать; bachur – молодой человек, имеет тот же корень. Bekhor – быть ранним, давать первые плоды, созревать первым. Levy, Wörterbuch über die Talmudim und Midraschim.

[84] Ginzberg, Legends, II, 369.

[85] V. Guérin, Judée (Paris, 1869), II, 241.

[86]  F.L. Griffith, The Antiquities of Tell el Yahudiyeh and Miscel­laneous Work in Lower Egypt during the Years 1887-1888 (London, 1890) (published with Naville, The Mound of the Jew and the City of Onias).

[87] Georges Goyon, «Les Travaux de Chou et les tribulations de Geb d’après le Naos 2248 d’Ismailia», Kémi, Revue de philologie et d’archéolo­gie égyptiennes et coptes, VI (1936), 1-42.

[88] A. S. Yahuda, The Accuracy of the Bible (London, 1934), на стр. 84 мы находим следующий отрывок: «В «Мифе о Богах-Царях», который так же древен, как сам Египет, сказано, что мир был заполнен мраком, и текст продолжает дословно: «ни один из людей и богов не мог видеть лица другого восемь дней». Еврейский автор не в такой мере склонен к фантазии и преувеличениям, как его египетский предшественник, и потому сократил 8 дней до 3. Этим замечанием автор «назв. по лат.» и удовлетворился.

[89] Ginzberg, Legends, II 359-60; V, 431-39. Among the sources are Midrash Shemoth Raba, Midrash Shir Hashirim Raba, Targum Yerushalmi, Midrash Tanhuma Hakadom Hajashan, Sefer Hajashar, Sefer Mekhilta Ishmael.

[90]  Jewish Antiquities, II, 14, 5.

[91] Vita Mosis, I, 21.

[92] Ginzberg. Legends. II, 359–60.

[93] Там же.

[94] Там же.

[95] См. выше сноску 1.

[96] Josephus, Jewish Antiquities, II, 14, 5. Ginzberg, Legends, II, 345.

[97] Griffith, The Antiquities of Tell el Yahudiyeh, р. 73

[98] «N’est connu que par cet exemple: sans doute peu éloigné de Saft el Henneh ou sur la route de Memphis à Pisoped». Goyon, Kémi, VI (1936), 31, note 4.

[99] «Га» в названии Пи-Гахироф – это еврейский определенный артикль. Он стоит между Пи и Хирофом. Гласные в переводе с египетского текста были версией переводчика; название может читаться как Пи-Кироф.

[100] Goyon, Kemi, VI (1936) 11 (text) and 27 (translation).

[101] Государственные здания Питома были открыты Э. Невиллом в 1885 году в Тель-эль-Макхуте и идентифицированы с помощью надписей. Название другого города, Рамзеса, дало повод отождествлять Рамзеса II из Девятнадцатой династии с фараоном-угнетателем. Полезно вспомнить, что «второй» в нашем современном отсчете царей, и Рамзес из Девятнадцатой династии могли иметь некоторых предшественников с тем же самым именем из династий, предшествующих гиксосам. Рамзес мог также быть городом, названным по имени его божества. Возможно также, что название города Рамзес (Исход 1.2:37) – это более позднее название местности; подобным же образом мы называем эль-Амарной исторический Ахет-Атон. Ссылка на город Рамзес часто использовалась в качестве аргумента против отождествления хабиру с израильтянами.

[102] Gutschmidt and Reinach read the name Tyatoc, See: Josephus, Againsi Apion (trans. H. St. Thackeray; London, New York, 1926), I, 75, note.

[103] N’est connu que par cet example: sans doute peu éloigné de Saft el Henneh ou sur la rouie de Memphis à Pisoped.» Goyon, Kémi, VI (1936), 31, note 4.

[104] A. H. Gardiner, «New Literary Works from Ancient Egypt», Journal of Egyptian Archaeology, I (1914), 100-6.

[105] Сравн.: Псалтырь 22:4; 43:19; 106:10, 14; Книга Исайи 9:2; 51:16; Книга Иеремии 13:16; Книга Амоса 5:8; Книга Иова 24:17; 28:3; 34:22, и т. д.

[106] Плотный облачный покров над пустыней постоянно упоминается в Священном Писании, а также в Талмуде и Мидрашиме.

[107] Однако изображение его черным могло быть связано с почитанием его как умершего святого.

[108] Литература, касающаяся этого пророчества, представлена в работе – G. Manteuffel, De opusculis graecis Aegypti... (Warsaw, 1930); Mélanges Maspero, II (1934), 119-27.

[109] Н. Ranke in Gressmann, Altorientalische Texte (Tübingen, 1909), pp. 207-8: «Der Name Amenophis weist jedenfalls auf einen der Amenhotep der XVIII Dynastie».

[110] Gardiner, Admonitions, с. 3.

[111] Там же, с. 2.

[112] Gardiner, Admonitions, с. 17.

[113]  В данном случае «аму» может обозначать не только племя гиксосов, но вообще азиатов.

[114] И Зете и Гардинер считают, что текст не относится ко времени описываемых событий, но, споря о возрасте данного текста, Сет увидел в нем описание событий эпохи гиксосов и счел временем его создания начало Нового царства; Гардинер считал, что временем со­здания было Среднее царство или, возможно, эпоха гиксосов.

[115] Lepsius, Letters from Egypt, Ethiopia and the Peninsula of Sinai, pp. 19-20: «Семне. Нил здесь сжат до ширины, составляющей только около 1150 футов между высокими скалистыми берегами... Мы нашли многочисленные надписи эпохи Двенадцатой и Тринадцатой династий... Многие из них призваны были указывать самый высокий уровень подъема Нила на протяжении многих лет, особенно в период царствования фараонов Аменхотепа III и Себекхотепа I, и, сравнивая их, мы получили поразительный результат: около 4000 лет назад Нил обычно поднимался на уровень, превышающий нынешний на двадцать два фута».

[116] Уровень Нила был невысок, по крайней мере в течение определенного периода после катастрофы, «как свидетельствуют иноземные завоеватели, вплоть до пересыхания. Нил и затянутое тучами или затемненное солнце» – «характерные атрибуты египетских пророчеств». Gardiner, Journal of Egyptian Archaeology, I (1914), 101.

[117] Sir Arthur J. Evans, The Palace of Minos (London, 1921-35), III, 14.

[118] Inscription at Speos Artemidos. W. M. Flinders Peine, A History of Egypt: During the Seventeenth and Eighteenth Dynasties (7th ed.; London, 1924), II, 19. Breasted, Records, II, 300ff., differs in translati­on. A new translation was published by Gardiner, journal of Egyptian Archaeology, XXXII (1946), 46f.

[119] В древнем Мидраше рассказывается, что стены Питома и Рамзеса упали и были частично поглощены землей и что многие израильтяне при этом погибли. Если место, которое Эдуард Нэвил определил как Питом (The Store-City of Pithom and the Route of the Exodus [2nd ed.; London, 1885]) – это место, упомянутое в Книге Исхода, более глубокие раскопки коры (Нэвилл исследовал слой Девятнадцатой династии, так как относил Исход к этому времени) мо­гут показать, является ли упоминание в Мидраше только легендой.

В целом поглощение целых городов и деревень землетрясением – вполне достоверный факт.

[120]  «Нелегко понять, что имела в виду царица... Я перевожу, как и Голенищев, «земля, которая поглотила святилище». Означает ли это, что храм исчез во время землетрясения?». Edouard Naville, «The Life and Monuments of Hatshopsitu» in The Tomb of Hatshopsitu by Theodore M. Davis (London, 1906), p. 69.

[121] Исход 12:38.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:10
Всего посещений: 6404




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2015/Zametki/Nomer1/Vorobjeva1.php - to PDF file

Комментарии:

Маркс ТАРТАКОВСКИЙ.
- at 2016-01-17 11:35:38 EDT
Пэлп Лидия Ивановна ведёт сайт «Наш Создатель» - посредник между цивилизацией нас создавшей и нашей дочерней цивилизацией:
«Цивилизация, взявшая на себя всю ответственность за всё, что происходит с нами, с окружающим нас МИРОМ, обратилась к нам - к своим детям: " НАСТУПАЕТ ВРЕМЯ ТЯЖЁЛЫХ ИСПЫТАНИЙ. Мы - цивилизация вас создавшая, хотим быть УСЛЫШАННЫМИ И ПОНЯТЫМИ всеми, кто хочет быть СПАСЁН. Спасти можно всех, кто сможет принять нашу помощь, УСЛЫШАВ И ПОНЯВ НАС. НАЧИНАЯ с 20 часов 24 августа 2014 года МЫ ВКЛЮЧАЕМ СИСТЕМУ ПОМОЩИ ДЛЯ ВСЕХ, КТО СТАНЕТ ЧИТАТЕЛЕМ ЭТОГО САЙТА. ПОМОЩЬ будет дана как при разрешении многих сложных жизненных проблем, так и проблем со здоровьем. Для получения помощи надо попытаться понять информацию, что мы дали и будем давать в будущем. Это необходимо для спасения вас от тех сложных проблем, с которыми скоро придётся встретиться всем».
Лидия Ивановна готова ответить на все ваши вопросы.

пелп лидия ивановна
санкт-пе, россия - at 2016-01-16 23:07:06 EDT
Сейчас, когда цивилизация,нас создавшая, вышла на контакт с населением нашей планеты, появилась возможность узнать истину из первоисточника. Для этого создан сайт, работающий как информационная площадка для общения нашего Создателя со здравомыслящим населением планеты. Все вопросы можно отправить по E-mail nashsozdatel@yandex.ru ответы будут даны на сайте https://sites.google.com/site/nassozdatel/
Семен
СПб, РФ - at 2015-02-25 13:20:11 EDT
Манасе Германи& - at 2015-02-15 09:58:06 EDT
Я уже писал, Тора не история Тора тайна которую надо понимать, небыло исхода,это метод передачи знаний которые надо понять каждую казнь можно найти в откровении от Иоана или откровениии Даниила и Иезекиля вы говорите пророчества а я говорю откровение.
Вы сначала разберитесь, какие книги входят в ТОРУ, а какие в ТАХАХ, куда и ТОРА входит. ТОРА, да, дана Вс-ним, но остальные книги ТАНАХа, нет. И нет в ТАНАХе откровения от Иоана". Иоанна тоже. Я не берусь судить о сокровенных смыслах ТОРЫ (и ТАНАХа вообще), конечно есть, но писать, что того, о чем пишется в ТАНАХе не было, мягко говоря, перебор. Это история с сокровенными смыслами, современными и сегодня. Еще это и единственная хронологическая история древнего мира. Не может ТОРА врать про события прошлого. Хотя, да, смысл событий глубже.

Семен
СПб, РФ - at 2015-02-17 06:59:54 EDT
Басовская про время Хатшепсут минус XVI - минус XI век с 12 минуты. http://www.youtube.com/watch?v=M4AcxwDcHEE
Ион Деген
- at 2015-02-16 15:01:42 EDT
Исправление опечатки.

С душевной болью сообщаю, что сегодня на девяностом году скончалась старшая дочка Иммануила Великовского Шуламит. Я имел счастье познакомиться с этой героической, интеллигентной, образованной, мудрой женщиной без малого тридцать лет назад в её доме в поселении Северной Самарии. Шуламит родилась в Иерусалиме первого февраля 1925 года. С 1946 года она непрерывно жила на земле Израиля. Нет ничего необычного в том, что она вместе с мужем известным профессором физиком стали поселенцами Северной Самарии. Этими людьми мог гордиться Израиль.
Благословенно память святого человека!

Семен
СПб, РФ - at 2015-02-16 08:39:31 EDT
Ася Краиер - at 2015-02-15 08:29:02 EDT Собираю материал, но сложно мало информации по последним археологическим раскопкам в общем доступе. Но общий тренд в сторону Великовского у независимых ученых Пример: "Три царицы Древнего Египта". Лекция профессора, доктора исторических наук, заведующего кафедрой всеобщей истории Историко-архивного института РГГУ Наталии Ивановны Басовской. И время Хатшепсут минус XVI - минус XI век. До этого она говорила, как все: "скорее всего 15 века до н.э., примерно за 100 лет до Эхнатона". Еще сто лет в -10 век и аналогия с царицей Савской (Маке-ра = Маке-да).
Семен
СПб, РФ - at 2015-02-16 06:50:13 EDT
http://www.slavpro.co.il/assets/אריאל-קרנסה-זל.gif
Ион Деген
- at 2015-02-15 21:58:52 EDT
С душевной болью сообщаю, что сегодня на девяностом году скончалась старшая дочка Иммануила Великовского Шуламит. Я имел счастье познакомиться с этой героической, интеллигентной, образованной, мудрой женщиной без малого тридцать лет назад в её доме в поселении Северной Самарии. Шуламит родилась в Иерусалиме первого февраля 1925 года. С 1946 года она непрерывно жила на земле Израиля. Нет ничего необычного в том, что она в месте с мужем известным профессором физиком стали поселенцами Северной Самарии. Этими людьми мог гордиться Израиль.
Благословенно память святого человека!
Простите, что поместил это печальное объявление в отзывах.

Манасе
Германи& - at 2015-02-15 09:58:06 EDT
Я уже писал, Тора не история Тора тайна которую надо понимать, небыло исхода,
это метод передачи знаний которые надо понять каждую казнь можно найти в откровении от Иоана или откровениии Даниила и Иезекиля вы говорите пророчества а я говорю откровение.

Ася Краиер
- at 2015-02-15 08:29:02 EDT
Семен Моисеевич, я читала вашу замечательную работу о Великовском, , о гиксосах-амалекитянах. Продолжаете ли вы работать в этом направлении? Было бы интересно (очень! интересно!) почитать.
Семен
Санкт_Пе, РФ - at 2015-02-15 07:05:59 EDT
Сильвия - at 2015-02-06 19:56:15 EDT "У Фоменко в его альтернативной истории тот же аргумент. Ни на что не намекаю…"
Намекаете. Абсолютно ничего общего.
Ася Крамер - at 2015-02-06 00:21:55 EDT "Великовский положил жизнь, чтобы доказать другую хронологию".
Никакой "альтернативной" истории, никакой другой хронологии. Великовский отстаивает существующую хронологию ТАНАХа. Другой непрерывной хронологии, того же Древнего Египта, нет. Каждый фараон вновь начинал отсчет от своего правления. А опираться на Манефона.......

Семен
Санкт_Пе, РФ - at 2015-02-15 06:56:05 EDT
Почему Великовский.
http://samlib.ru/editors/z/zusmanowich_s_m/velicov.shtml
Знакомство с Великовским для меня началось с книги-сборника "Загадки еврейской истории". Там была статья о Великовском и З. Фрейд "Этот человек Моисей". Оба психоаналитики. И было интересно сравнить их выводы об Исходе. После долгих поисков нашел исторический блок книг Великовского.
Хочу обратить внимание на что опираюсь, я, поддерживая хронологию Великовского.
1. Главное она не противоречит хронологии ТАНАХа.
А хронология ТАНАХа вступает в противоречие с хронологией Египта Манефона.
2. Историю пишут победители. А изучают историю по последствиям.
3. Откуда появились планетарные боги, почему, даже евреи отходили к ним. В беседе с Великовским, Эйнштейн упомянул свое кресло Юпитера. Контрвопрос был - почему Юпитера, Вы сможете найти на небе Юпитер, Марс, Венеру. Я, в военно-морском училище, изучал морскую астрономию, но сделаю это с трудом.
4. Великовский приводил мнение почти всех своих оппонентов, вообще уважителен к источникам Точно цитировал источники (что мог проверил). (Он жил без ПК, а "нарыл" гору инфы) . Точен в цитировании.
5. Видел весь процесс в целом (история, психология, астрономия, геология, палеонтология.....)
6. Ни один историк не нашел у него ошибок - один довод против - не могли же тысячи историков до него ошибаться... .
7. Все его предсказания сбылись - для многих это главное.

Ontario14
- at 2015-02-08 01:31:22 EDT
Сильвия
- at 2015-02-06 19:56:15 EDT
В псалме 77 история Исхода рассказывается еще раз: 31: «Гнев Божий пришел на них, убил тучных их, юно¬шей Израилевых низложил».

Еврейский псалом 78: 31: может быть переведен как "…убил тучных/жирных (видимо, богатых) их И избранных Израиля низложил." Что мне кажется ...

**************
Когда кажется, надо сами знаете что делать. Перевод "юношей Израиля" однозначно правильный.
В Теhилим 78:31 используется слово "бAхУрей Исраэль". Огласовка следующая: וּבַחוּרֵי יִשְׂרָאֵל

Сильвия
- at 2015-02-06 19:56:15 EDT
Из-за нарушения синхронности многие фигуры на исторической сцене есть лишь «призраки», «половинки» или «двойники». События тоже часто удваивались; многие битвы – всего лишь отражения, многие речи – эхо, многие договоры – копии, даже некоторые империи – все¬го лишь фантомы.

У Фоменко в его альтернативной истории тот же аргумент. Ни на что не намекаю…

[83] Bechor – выбирать, отделять, предпочитать; bachur – молодой человек, имеет тот же корень. Bekhor – быть ранним, давать первые плоды, созревать первым. Levy, Wörterbuch über die Talmudim und Midraschim.

Неверно. Выделять/выбирать בחר– корень:бет, хет, реш. Созревший первым/старший בכר– корень: бет, каф(хаф), реш. Бахур בחור – сущ.-парень; причастие–избранный (Эвен-Шошан "Новый словарь")

В псалме 77 история Исхода рассказывается еще раз: 31: «Гнев Божий пришел на них, убил тучных их, юно¬шей Израилевых низложил».

Еврейский псалом 78: 31: может быть переведен как "…убил тучных/жирных (видимо, богатых) их И избранных Израиля низложил." Что мне кажется более логичным , т.к. непонятна связь между "тучными" и "юношами", но с "избранными" яснее.

Кушнер
Израиль, - at 2015-02-06 11:02:38 EDT
Очень интересно! Жду продолжения!
Ася Крамер
- at 2015-02-06 00:21:55 EDT
Главное в трудах Великовского - это кропотливая работа над синхронизацией исторических событий. Сейчас в древней истории царит невнятица: где-то существует древний Египет, и все его войны и другие события нигде и ни с чем не синхронизируются. Где-то сама по себе греческая история. Где-то библейская история, цари Саул, Давид, Соломон и - по историческим данным - никакого взаимодействия с соседним Египтом. Великовский положил жизнь, чтобы доказать другую хронологию. Именно для этого он описывает не просто природные, как вы говорите, а космические катаклизмы. Он уверен, что такого масштаба явления должны быть запечатлены и в других источниках. И он нашел этому многочисленные доказательства. Это и синхронизирует историю. А таинственные пустые века, о которых якобы просто не сохранилось свидетельств, на самом деле - исторические приписки. Одна эта работа, опубликованная Мариной Воробьевой, не дает достаточного представления о направленности работ Великовского. Видимо, появятся и другие, за что Марине Воробьевой - огромная благодарность.
Авраам Ягель
Иерусал - at 2015-02-05 23:03:22 EDT
Мариночка, здравствуйте!
Вы делаете большую мицву. Я начал читать главу. много слышал о Великовском, но кроме книги Дегена ничего не читал о нем. Такой вопрос: это перевод? Если да, то кто переводчик и с какого языка.

Беленькая Инна
- at 2015-02-05 07:41:06 EDT
Недавно я познакомилось с дочерью Иммануила Великовского, Шуламит, с его внучкой, Ривкой. От них я получила право на публикации книг Великовского и...
______________________
Из предисловия я поняла, что эта книга не была опубликована, и,надо полагать, после первой главы "Заметки" будут печатать продолжение. Я, так сказать, "не в материале" и судить не берусь, потому что о Великовском была много наслышана раньше, но книг его мне не попадалось. По прочтении этой первой главы - первое впечатление: опять нетрадиционный подход и опять врач. Что за тропность у врачей такая?
Но если серьезно, то идеи Великовского убедительны, находят основание в исторических документах, знаменитом папирусе, других источниках. Великовский говорит о Катастрофе(землетрясение? извержение вулкана?), стихийных бедствиях, потрясших Египет и повлекших за собой Исход евреев. Все десять египетских казней получают у него объяснение в природных явлениях. Он разобрался " с первенцами", которые, оказывается, вовсе были не младенцы, с "рабами", именовать которыми евреи себя никак не могли, и т.д. и т.п. Если принимать идеи Великовского, то в сухом остатке получаются одни природные катаклизмы. Вот это все очень смущает и напрашивается вопрос : не выхолащивает ли это саму идею Исхода? И не только Исхода. Откуда же вышло тогда величайшее творение на Земле, как Библия7