©"Заметки по еврейской истории"
январь 2015 года

Владимир Янкелевич

Вокруг Израиля,

Или

Увядшие цветы толерантности


Январь 2015

Антиизраильские решения и резолюции международных институтов уже никого не удивляют, это уже просто привычное «общее место». То комиссия Шабаса по поручению ООН пытается изобрести военные преступления Израиля в операции «Несокрушимая скала», то, еще интереснее — террористы угрожают Израилю Международным уголовным судом в Гааге.

Но вот в канун Нового Года случилась некая осечка — провал абумазеновской инициативы в СБ ООН. Соединенным Штатам даже не пришлось применять право вето. Правда инициатива эта не последняя, но факт есть факт.

Что же произошло, как это вдруг ООН не поддержала арабов? А как же Европа? Она куда смотрела?

Она смотрела стандартно: Франция абумазеновскую инициативу привычно поддержала.

Небольшой экскурс к источникам французской (и вообще ЕС) любви к арабам

Европейская любовь к арабам имеет по историческим меркам не очень давние корни. С 1954 по 1962 год Франция пытались обуздать «Фронт национального освобождения Алжира». В общем-то, к 1960 году французская армия, по существу, одержала военную победу в Алжире, но проиграла ее в национальном сознании Франции. Пока шла война, французам была выгодна дружба с Израилем, который в достаточной мере связывал руки Египту на востоке, мешая оказывать действенную помощь Алжиру. Но давно известно: «И это пройдет!»

С 1962 года Франция перешла к новой политике — к дружбе с арабами, приправленной идеей искупления национальной вины, активно поддерживаемой СМИ и либеральными политиками. На все это наложил свой отпечаток и антиамериканизм де Голля со товарищи, настоянный на осознании унизительного положения «Свободной Франции» в рядах освободителей во время 2-й Мировой войны.

Де Голлю больше всего на свете хотелось «…восстановить честь Франции…», а для этого желательно было стать как бы освободителем Парижа, войти в него первым, раньше англичан и американцев. Правда сделать это предстояло на американских танках, ну и, само собой, предоставив честь разбить германские войска своим неприятным союзникам. А генерал Эйзенхауэр освобождать Париж особо не спешил, у него просто не хватало ресурсов снабжать такой большой город, а на «честь Франции» ему, в общем-то, было наплевать.

Излишнюю вежливость по отношению к англосаксам генерал Де Голль считал постыдной слабостью и грехом. Например, он отказался встретиться с Черчиллем во время его последнего визита в Алжир. Ну, а уж с каким-то там генералом Эйзенхауэром он тем более церемониться не стал, и попростy пригрозил ему, что отдаст через его голову приказ 2-й французской бронетанковой дивизии идти на Париж, все равно хочет того Эйзенхауэр или нет.

Б. Тененбаум. «Касабланка»

Париж освободили не восставшие парижане и не дивизия Леклерка, а общее поражение немцев, но де Голль в виде освободителя триумфально прошелся по Парижу и сказал пламенную речь. То, что «честь Франции» восстанавливалась генералом Леклерком на американских танках «Шерман» и американском горючем после ударов англо-американских войск по вермахту, для де Голля было дополнительным стимулом к антиамериканизму. Такое не забывается, очень хотелось реванша.

И вот во Франции родилась идея: если не удается самим стать доминантой в мировой политике, то может быть необходимо создать сборную команду, естественно при доминировании Франции, и командно стать мировым политическим тяжеловесом. Кандидатами в «сборную» были только арабы.

В итоге этой «новой политики» в конце шестидесятых французы в общих чертах разработали план взаимодействия Европы с арабским миром, где Европа, и в первую очередь Франция, должны были играть главную партию в новых отношениях с арабами и тем самым совместно с ними обрести достаточный политический вес и влияние. Это давало надежду на равных конкурировать с США в мировой политике, поставить зарвавшихся англосаксов на место, ну и заодно заручиться бесперебойными поставками ближневосточной нефти.

Инициативу назвали красиво: — “Евро-арабский диалог”, развивала который «Парламентская ассоциация евро-арабского сотрудничества». Арабы охотно шли на сотрудничество, они не видели во Франции сильного и опасного игрока — после ухода из Алжира от французов угроза уже не исходила.

Диалог европейцы любят, любой диалог лучше войны.

Но если диалог идет с арабами, то Израиль в такой диалог никак не вписывается. Безизраильский диалог велся достаточно регулярно и был довольно представительным, на конференциях участвовало до 100 парламентариев, более или менее поровну между арабами и европейцами, присутствовали наблюдатели от ЕС, Лиги арабских государств и других международных организаций. Увлекались парламентарии разными проектами, в том числе и ревизией истории, например в виде «Вклада исламской цивилизации в европейскую культуру», что очень приветствовалось участниками «Диалога». Романо Проди в качестве главы Еврокомиссии учредил “Фонд поощрения диалога культур и цивилизаций”, откуда прошла финансовая подпитка проарабской, а, следовательно, антиизраильской пропаганды.

Интересно, что «Фонд диалога культур и цивилизаций» был основан Мохаммадом Хатами, бывшим в период 1997-2005 г.г. президентом Ирана. Он же выступил инициатором и ключевым спонсором акции ООН — провозглашение 2001 года «Годом диалога между цивилизациями».

Фонд декларировал стремление к терпимости, мирному сосуществованию, международному сотрудничеству и безопасности. Хатами успевал улыбаться Европе, рассказывая о стремлении к миру и диалогу, одновременно обеспечивая террористов ХАМАСа и Хизбаллы оружием и деньгами. Это такая разновидность «Диалога» по-евроирански.

В общем, вследствие такого взгляда на ислам, ворота Европы, и так не слишком плотно закрытые, широко распахнулись перед арабами.

Понятно, что у ЕС была надежда использовать арабов для большой политики, но тут уж кто кого переиграет. Переиграли европейцев, по крайней мере пока, арабы.

Законы неумолимы — рано или поздно наступает момент, когда европейцы начинают понимать, что управление так называемым «Диалогом» не в их руках. Да тут еще и арабский электорат… Что перевесит — благо Франции, (Нидерландов, Швеции etc.) или задачи очередных выборов? За все приходится платить.

О наступлении эры ислама в Европе предупреждала Жизель Литман, видный исследователь ислама, пишущая под псевдонимом Бат Йе'ор. В 2005 году в своей книге она выпустила в научный оборот термин «Еврабия», предупреждая о возможном поглощении Европы мусульманским миром.

— Понимаешь, — сказал Пэмп, — лорд Айвивуд очень увлекся.

Недавно, на цветочной выставке

 он говорил, что пришло время слить христианство и ислам воедино.

— И назвать хрислам, — угрюмо сказал Дэлрой.

«Перелётный кабак» Г.К. Честертон (1914).

Евросоюз не может не видеть остроту собственной арабской проблемы, отрезанные головы и расстрелянные граждане не позволяют этого сделать, но и решать что-либо упорно не хочется. Наиболее привычным тактическим ходом служит стремление понравиться исламу, регулярно поддерживая в международных институтах антиизраильские резолюции. Правда сегодня это помогает все меньше.

Для евреев ЕС, безусловно, выход есть. Он называется «Чемодан, вокзал, Израиль», но не все в Европе евреи, и население стало смещаться в своих политических симпатиях вправо. Для Франции это означает рост популярности Марин Ле Пен и возглавляемой ею правой националистической партии «Национальный фронт». Эта партия сегодня во Франции важнейшая по влиянию политическая сила. 5 мая 2014 года «Национальный фронт» одержал победу на выборах в Европейский парламент, впервые в истории Франции заняв первое место. Прорыв «Национального фронта» стал для Елисейского дворца «политическим землетрясением». Этот успех националистов знаменует собой не только начало реакции на арабское влияние в Европе, но и серьезный удар по Евросоюзу. Марин Ле Пен не скрывает антипатии к Евросоюзу и считает необходимым воссоздать свободную Европу, членами которой будут являться суверенные государства.

Ослабление позиций ЕС — тренд современности

Объединенная Европа, как и прежде, остается центральной фигурой в глобальной политической системе. Экономика ЕС является крупнейшей в мире, а Европа — центр мировой торговли, науки и культуры.

Но у большого организма и болезни большие. Определенное благополучие Германии и Австрии вступает в противоречие с огромным уровнем безработицы в Испании, Португалии, Греции и Южной Европе в целом. Неспособность найти оплачиваемую работу — это только одна сторона медали. Вторая сторона — это желание зарабатывать, как в Германии, а работать, как в Греции. Там, в Греции, вообще стремятся решать свои проблемы «по Шарикову» — симпатии большинства греков на стороне левых, которые выступают за невыплату долгов страны Международному валютному фонду. Действительно, зачем платить — деньги уже получены, потрачены, новых давать вроде не планируют… Все это ставит под вопрос жизнеспособность Европейского союза.

Правительства национальных государства в силу собственного понимания и умения руководствуются благом своих граждан. Чиновники Евросоюза мыслят иначе, они руководствуется более «высокими» соображениями, чем блага граждан одной отдельно взятой страны. Их забота — неотъемлемые права человека, но без обязанностей. Правда «красивые права», зачастую вступают в противоречие с жизненными интересами национальных государств. В частности, растущие требования ограничения притока мигрантов в Европу вступают в противоречие с «правами человека» в трактовке ЕС. Небольшой итальянский остров Лампедуза превратился в перевалочный пункт для нелегальных иммигрантов из Африки, делая жизнь на острове невозможной. При коренном населении 6300 человек в 2008 году на остров на различных лодках прибыло более 23 тысяч нелегалов, еще и проводящих демонстрации протеста против условий содержания с требованиями свободы и помощи. При этом «права нелегалов» осуществляются за счет пренебрежения правами жителей острова.

В Великобритании набирает силу одна проблема ЕС — рост популярности Партии независимости Соединённого Королевства (United Kingdom Independence Party — UKIP). Эта партия требует выхода Великобритании из Евросоюза. На выборах в Европарламент 22 мая 2014 года UKIP сенсационно победила, получив поддержку 4 376 635 избирателей (27,49%), что принесло ей 24 места в Европарламенте. Вместе с Марин Ле Пен, UKIP представляет серьезную силу. Возможно поэтому премьер-министр Великобритании Кэмерон заявил, что намерен добиться большего суверенитета Великобритании от Евросоюза.

На фоне таких дезинтеграционных процессов в Европе нужно отметить то, что, в общем-то, в ЕС ничего не происходит. Давние экономические, политические и социальные проблемы Европы не решаются, а проблемы не согласны ждать, у них свои законы развития.

Пока европолитики думают над проблемами, Великобритания была вынуждена повысить уровень террористической угрозы до «Сильной». «Ядовитая идеология исламистского экстремизма является первопричиной террористической угрозы, — сказал Камерон, — Мы всегда будем действовать безотлагательно, когда это необходимо». А когда необходимо? Об этом он умолчал.

Франция максимально повысила боеготовность антитеррористических сил в декабре 2014, привлекая военных в помощь полиции. К такому же решению прибегла и Германия, где уровень боеготовности повышен до самого высокого с 1970-х годов уровня. Пока германские политики рассказывают о крахе мультикультурализма, движение PEGIDA ("Патриотические европейцы против исламизации Запада") набирает силу. В декабре только в Дрездене 15 тысяч граждан по призыву PEGIDA вышли на демонстрацию антиисламского характера. На неё съехались люди со всей Саксонии, а также из Мюнхена и Берлина. Правительству приходится реагировать, а это им сложно. Столько времени внушать, что ислам религия мира, и вдруг нужно от «мирного ислама» защищаться…

Но как не называй уровень террористической угрозы, назови ее хоть белой, хоть багровой, это не достаточно, это не решение. Для того, чтобы защищать своих граждан, что и составляет функцию государства, этого мало. А реально действовать сложно, нельзя во время войны быть одновременно с двух сторон линии фронта, итог не заставит себя ждать.

Пока писалась статья, 07.01.2015 в центре Парижа произошел очередной теракт два исламских террориста в масках, вооруженные автоматами Калашникова и ручными гранатами расстреляли редакцию сатирического еженедельника Charlie Hebdo. Теракт шел под крики "Аллах акбар!" и сопутствующие комментарии на чистом французском языке без малейшего акцента. Было убито 12 человек, в том числе двое полицейских (один из них мусульманин) и 10 редакционных работников. Оскорбленные недостаточной толерантностью, выразив жутким убийством свой протест, бандиты спокойно уехали на двух автомобилях.

Проблема в том, что жертвами становятся не инициаторы “Евро-арабского диалога”, не те, кто выкручивает руки Израилю, заставляя его создать еще один террористический анклав… Ну а соболезнования — они не дорого стоят, как например соболезнование Турции, горячего сторонника ХАМАСа. Газеты Турции одновременно с соболезнованием МИДа поддержали теракт: газета Yeni Akit заявила, что это «Атака на журнал, который спровоцировал мусульман», а газета Türkiye, близкая к правительству Эрдогана, сообщила о теракте так: "Нападение на журнал, который оскорбил нашего Пророка".

Есть и еще соболезнования, которые стоит процитировать.

Итальянская Redazione ANSA цитирует слова Премьер-министра Италии Маттео Рензи по поводу теракта в Париже: «Насилие всегда проиграет против свободы и демократии».

Как красиво звучит!!! Только свобода и демократия не закон всемирного тяготения. Те, кто расстреляли людей в редакции именно таким образом и реализовали свое понимание свободы просто иная культура, «культура калашникова». Они могут ничуть не менее выразительно сказать: «Насилие (Франции, поддержавшей действия против ISIS) всегда проиграет против свободы (воинов ислама)». Уж кто-кто, а Премьер-министр обязан знать, про то, что смысл существования института государства, его важнейшая функция обеспечение правопорядка с помощью институированного насилия, что, в общем-то, не вяжется с его заявлением. Можно, конечно, сказать, что высказывание вырвано из контекста, но контекстом является не статья в Redazione ANSA, а вся деятельность правительств Италии по развитию так называемого «Евро-арабского диалога», в котором нет места Израилю, но зато есть место Ирану.

Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер также отреагировал на резню в Париже.

"Я глубоко потрясен жестоким и бесчеловечным нападением в редакции Charlie Hebdo, — подчеркнул он. — Это невыносимый варварский акт, который направлен против всех нас". Эти слова плохо согласуются с реальными действиями ЕС. Верховный комиссар ЕС по вопросам внешней политики Федерика Могерини после вспышки исламского террора в Иерусалиме поблагодарила Абу Мазена за его «усилия по улучшению условий жизни секторе Газа, в Восточном Иерусалиме или на Западном берегу». Она выразила уверенность, что ЕС может рассчитывать на правительство Абу Мазена в деле предотвращения дальнейшей эскалации насилия и любых провокаций. «Нам необходимо палестинское государство. — заявила она — Создание Фалястын — это наше ультимативное требование, это позиция всех стран Евросоюза».

Могерини и Жан-Клод Юнкер полагают, что терроризм в Израиле легитимен, а вот в Париже бесчеловечен. Такая мысль, что если бы для них теракты в Израиле были бы не менее ужасны, чем в Париже, то разгром в редакции можно было бы предотвратить, как-то остается в стороне. Им сложно понять, что «террорист, убивающий девочку в Иерусалиме, и террорист в Париже, это тот же самый террорист исламский фундаментализм»[i]. Они надеются, «что крокодил съест их последними»[ii], но забывают, что в Европе нет реальных границ, что она, Европа, лежит на тарелочке с голубой каемочкой, трогательно беззащитная… Но все же рассчитывают уцелеть вдруг повезет! Не повезет, если оставить крокодила на свободе.

Напряжение просто витало во французском воздухе, чтобы разрядить обстановку и не дать французам броситься в объятия Марин Ле Пен, Франсуа Олланд исполнил 15 декабря свой вариант концерта «Старые песни о главном», в котором решил впервые за 2,5 года своей каденции высказаться по болезненной для французов проблеме иммиграции. В своем выступлении он вполне ожидаемо сказал: «Сознательно взращивается страх перед одной религией исламом. Его неприемлемым образом некоторые представляют как религию, несовместимую с нашей Республикой, тогда как Республика всегда уважала религию, а верующие всегда были способны понять ценности, которые надо уважать. Новое во всем этом то, что дурные тенденции усиливаются. Поэтому нам снова необходимо им противостоять, вступить в борьбу и поставить перед ними заслон».

То есть бороться нужно с негативным отношением к росту исламского влияния, а те, кого так опасаются французы, они «всегда были способны понять ценности, которые надо уважать».

Ну и о допуске исламистов во Францию: «Это значит откатиться назад, восстановить границы каждого государства. Мы должны отстаивать этот принцип», принцип Европы без внутренних границ».

Это все на фоне существующих целых мусульманских районов во Франции, куда полиция старается не заходить. Французский обыватель сыт по горло «культурным многообразием» и хочет жить в своей Франции, в той культуре, которая составляет суть его страны.

Менее чем через две недели защищаемые Олландом исламские террористы перебили редакцию журнала, они правильно поняли Президента. На следующий день из автоматического оружия застрелили двадцатипятилетнюю полицейскую и инспектора муниципалитета. Стрелявший был в бронежилете. Вот такое «культурное многообразие».

Предсказать, что Олланд толкает избирателя в объятия Марин Ле Пен несложно, тем более, что ждать осталось недолго, уже в марте текущего года, в 27 департаментах Франции пройдут очередные местные выборы, многое станет ясным.

Правда предполагать, что Марин Ле Пен, поднимающаяся в своей политической карьере на противодействии мусульманам, терроризирующим Францию, будет другом и союзником Израиля слишком оптимистично, ну так не все сразу.

Непонятно, способен ли ЕС справиться с террористическим вызовом, или эта проблема в рамках ЕС неразрешима. Пока, во всяком случае, никаких признаков улучшения нет.

Возможный развал Евросоюза, который многим кажется невероятным, ничего плохого Израилю не несет, израильскому МИДу будет проще решать вопросы с национальными государствами, чем с ЕС.

Распад ближневосточной конструкции Сайкс-Пико

Сегодняшняя разваливающаяся конструкция Ближнего Востока была заложена британским дипломатом Марком Сайксом и французским дипломатом Франсуа Жорж-Пико. Они разработали «Соглашение Сайкса-Пико» проект раздела региона между Средиземным морем и Персией, — который должен был последовать после поражения Османской империи в Первой мировой войне. В общих чертах это выглядело так: неразумные дети игрались в ближневосточной песочнице, пришли взрослые и серьезные дяди и нарисовали им границы. Были придуманы такие страны, как Ливан, Сирия и Ирак, позже — Трансиордания.

Из каких соображений «взрослые дяди» рисовали границы? Понятно из каких — исходя из соображений собственного удобства. Но это работает, пока в «песочнице» с этими соображениями считаются.

Есть такой «Личный представитель Генерального секретаря ООН по вопросу о диалоге между цивилизациями» г-н Пико (не родственник ли знаменитого соавтора «Соглашения Сайкса-Пико»?) Открывая конференцию «Диалог между цивилизациями» в Нью-Йорке в сентябре 2000 г. он, в частности, сказал следующее: «Увеличивающиеся контакты и взаимодействие между людьми является результатом не только информационных технологий и глобализации экономики. Это еще и следствие добровольных или недобровольных перемещений людей, индивидуально или группами, через границы всех видов, и, в связи с этим, передачи и распространения идей».

Очень оптимистичный взгляд. Следствием проникновения людей через прозрачные границы всех видов стало участие в джихадисткой войне в Сирии и в ISIS добровольцев из разных стран в качестве волонтеров, а не рассвет технологического прогресса. Прозрачные границы и неконтролируемая миграция породили теракты в Париже, Брюсселе, Лондоне, ну а волонтеры — они скоро, уже обстрелянными, вернуться домой, в Европу. Вероятно Пико не имел ввиду джихадистские идеи, но «передача и распространение» именно их через неконтролируемые границы и создало проблему «Западных» добровольцев в войсках ISIS.

Сегодняшние события в Сирии и Ираке напоминают события в Ливане поколение назад: центральное правительство страну не контролирует, власть на местах осуществляют полевые командиры, происходит фрагментация стран в соответствии с совершенно иными принципами. Игнорируя признанные международные границы, идет фрагментация по религиозно-этническим анклавам, ну и, естественно, основным аргументом является калашников. Ливан пока держится, но происходящее влияет и на внутриливанские группировки.

Как процесс пойдет дальше? Насколько развалится карта региона, установившаяся после Первой мировой войны? Как далеко зайдет фрагментация?

Радикальный ислам, нравится нам это или нет, является долгоиграющим фактором в регионе, и он представляет реальную угрозу пока не затронутым конфликтом важным региональным государствам, прежде всего Иордании, Саудовской Аравии, и, естественно, Египту. Египет очень серьезно взялся за «Братьев-Мусульман» и Газу, Саудовская Аравия надавила на Катар, и тот решил прекратить финансировать ХАМАС. Иордания пока маневрирует, ее понять можно — как-никак 55% населения называют себя палестинцами, а сколько из них сочувствует ISIS — учету не поддается. В целом все это положительно влияет на отношение Лиги арабских государств к стабильному и сильному Израилю.

Естественно, важным фактором является и динамика цен на нефтяных рынках. Меньше «нефтедолларов» — меньше терроризма.

Наступила эпоха перемен, причем мир меняется настолько быстро, что масштабы изменений и взаимосвязь событий не дают целостной картины. Безусловное зло ISIS — сегодняшняя реинкарнация Аль-Каеды, — угроза Саудитам, но уничтожение этой угрозы усилит Иран. ХАМАС наблюдал за сближением Катара с Египтом, но, скорее всего не мог даже предположить прекращения финансирования, ведь они обстреливают «общего врага исламского мира». Могли ли террористы ХАМАСа или даже аналитики Израиля предположить, что Египет начнет создавать километровою стерильную зону на границе с Газой, спокойно снося дома и сооружения по свою сторону границы. Но что-то изменилось в арабском мире. Отношение к террористам в Египте более адекватное, чем во Франции, Англии, Швеции etc.

Меняется и Европа. Складывается впечатление, что арабский терроризм толкает ранее толерантных жителей Европы в объятия националистических партий, правда политики типа Олланда, пытаются повторять старые мантры, но люди как-то не хотят погибать ради красивых иллюзий левых социалистов. Но если не принимать мер, повторять вслед за Олландом бессмысленные заклинания и поучать Натанияху, что в противостоянии арабскому терроризму Израиль оказался на «неверной стороне истории» («historiquement tort»), то сирийский сценарий может перекинуться в Европу. Это кажется невероятным, диким утверждением, но не более диким, чем книга Мишеля Уэльбека «Подчинение», появившейся на книжных полках Франции в день теракта 7 января. Его обвинили писателя в разжигании исламофобии и назвали рассистом. Он ошибался, но не в сути, а в дате. Уэльбек считал, что описанное в книге наступит через семь лет, но все пришло раньше, в день публикации книги.

Те, кто остаются в плену привычных представлений, обречены на поражение, наступает время новых союзов, новых взаимоотношений, основанных не на «общеарабском деле», не на «мнении мирового сообщества» — такого просто не существует, а на собственных государственных интересах.

Израиль сегодня трясет политическая буря. Правые-левые, светские-религиозные, социалисты-капиталисты, все кипит, бурлит, но нужно задаться вопросом, что изменилось вокруг Израиля, каковы новые реалии, в чем состоят стратегические и национальные интересы страны, остальное отбросить.

Как будут развиваться события в Израиле, и как на эти события будут влиять изменения в мировых приоритетах, предсказать невозможно. Очень многое будет зависеть от результатов предстоящих выборов. Накал страстей, все усиливающийся день ото дня, новые и новые «рояли в кустах» — все это говорит о серьезности ситуации. В целом — общество сдвигается вправо, и это не может нравиться тем, кто сделал своей целью противоположный тренд.

Опасность войны на севере по сравнению с 2014 годом возрастает, но гораздо более Израилю угрожают внутренние распри, любовь к иллюзии достижения мира с палестинскими арабами путём подписания какого-либо договора, односторонних уступок территории. Это опасное заблуждение.

Понятно, что всем надоели обстрелы и теракты, нелегальные мигранты, отравляющие жизнь в стране, нерешенные социальные проблемы и многое другое. Ситуация такова: фигуры на доске расставлены, положение Израиля достаточно устойчивое, нужно не нервничать и играть спокойно и умно. Внутренние проблемы в наших, израильских руках, но и исламское окружение никуда не делось.

Ислам сегодня — это не некая однообразно темная сила, без каких-либо проблесков. Пусть временно, но в противостоянии джихадистам у Израиля появились исламские партнеры. Исламисты так раскачивают ситуацию в странах Европы, что, пусть не в полной мере, но появилась вероятность более взвешенного взгляда на палестино-израильский конфликт и со стороны Европы. Расслабляться нет оснований, но нужна консолидация, единение страны, и тогда мы со всеми проблемами справимся.

P.S.

Сайт islamnews.ru поведал «городу и миру», что Леонид Ивашов, генерал-полковник в отставке, профессор кафедры международной журналистики МГИМО, специалист в области геополитики, конфликтологии, международных отношений (etc.) прокомментировал теракт в Париже. По его мнению, за терактом во Франции стоят США и Израиль. Конечно, можно предположить, что сайт и автор статьи Вера Ильина исказили слова генерал-полковника, но пока не последовало опровержения, будем статье верить.

Что в этой ситуации делать? Не много посочувствовать России, в которой выросли такие специалисты генерал-полковники, и, естественно, МГИМО[iii], у которого такие профессора.




Примечания

[i] Н. Беннет http://www.isra.com/news/180580

[ii] У. Черчилль. «Миротворец, это человек, скармливающий соседей крокодилу, в надежде, что тот съест его последним»

[iii] МГИМО - Московский государственный институт международных отношений.

 


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:6
Всего посещений: 1034




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2015/Zametki/Nomer1/VJankelevich1.php - to PDF file

Комментарии:

Моше Крейдерман
Хайфа, Израиль - at 2015-02-09 06:33:02 EDT
"Ислам сегодня — это не некая однообразно темная сила, без каких-либо проблесков. Пусть временно, но в противостоянии джихадистам у Израиля появились исламские партнеры."

Вот как? "...у Израиля - ? - появились - ?" Вопреки вышеизложенному, из-за горизонта забрезжила заря НБВ? Со времени публикации известного киплинговского прогноза человечество сочинило много эвфемизмов, но они не продвинули его к "эре милосердия". О чем убедительно свидетельствуют жаркие морозы "арабской весны", украинского "предзимья" и африканского постколониального "ледникового периода".

Шансы нашего народа невелики. Наше счастье, что неизбывная окрестная свара разобщает врагов Израиля.

Benny from Toronto
- at 2015-02-04 17:16:40 EDT
Б.Тененбаум: Мне кажется, что изменения политической доминанты в каждой стране - своего рода "геологический" процесс, и все зависит не столько от тех или иных конкретных решений, а от множества мелких неконтролируемых изменений
------------------
Это действительно очень медленный процесс, но МУДРЫЕ конкретные решения политиков могут на него кардинально повлиять - но только в ДОЛГОСРОЧНОЙ перспективе.
Огромная проблема современного Западного общества в том, что оно утратило свою мораль - и поэтому политикам НАПЛЕВАТЬ на долгосрочную перспективу.

По поводу самой статьи - мне нечего добавить или возразить. Я бы суммировал статью такой цитатой:

"Опасность войны на севере по сравнению с 2014 годом возрастает, но гораздо более Израилю угрожают внутренние распри, любовь к иллюзии достижения мира с палестинскими арабами путём подписания какого-либо договора, односторонних уступок территории. Это опасное заблуждение.
Понятно, что всем надоели обстрелы и теракты, нелегальные мигранты, отравляющие жизнь в стране, нерешенные социальные проблемы и многое другое. Ситуация такова: фигуры на доске расставлены, положение Израиля достаточно устойчивое, нужно не нервничать и играть спокойно и умно. Внутренние проблемы в наших, израильских руках, но и исламское окружение никуда не делось.
Ислам сегодня — это не некая однообразно темная сила, без каких-либо проблесков. Пусть временно, но в противостоянии джихадистам у Израиля появились исламские партнеры."

Б.Тененбаум
- at 2015-02-02 22:37:51 EDT
Мне кажется, что изменения политической доминанты в каждой стране - своего рода "геологический" процесс, и все зависит не столько от тех или иных конкретных решений, а от множества мелких неконтролируемых изменений (экономика/демография/внешние-угрозы/внутренние-фобии/и-т.д., и т.п.).
Кому могло придти в голову, что мусульмане станут второй, после католицизма, религией во Франции - по-моему, протестантов они уже оставили за флагом ?

P.S. Кстати, Володя - насчет "... Франции-всадника с кем-нибудь в качестве лошади ..." - первой такой лошадью была избрана Германия. Особые отношения, то да се - и союз, при котором экономику обеспечивала ФРГ, а политику - Франция. И действительно, какое-то время работало ...