©"Заметки по еврейской истории"
апрель 2014 года

Михаил Шапиро

Крым

(1925-1929 годы)[1]

Публикация и предисловие Лары Цинман (Шапиро)

Мой папа Михаил (Йехиэль) Шапиро родился в 1907 г. в Могилеве в ортодоксальной еврейской семье. Через пару лет после революции он вынужден был оставить родной город. Проникшись идеалами интернационализма и социализма, он постепенно порвал с религией. После окончания Баумановского училища в Москве он был послан на станкостроительный завод в Краснодаре. Сомнения в правоте советской власти начали закрадываться в его душу еще в конце тридцатых годов, во время Отечественной войны они превратились в процесс болезненного прозрения.

После войны семья жила в Ленинграде. Бытовало представление, что до 1948 г. в СССР не было дискриминации евреев. Папа, который, начиная с 60-х годов, регулярно посещал Публичную библиотеку, был убежден в противоположном: даже проект еврейских поселений в Крыму, вызвавший такое воодушевление евреев за границей, был вероломен, как и все другие шаги властей. Папа задумал серию книг по истории советских евреев.

Мы уехали в Израиль в 1971 г., собранные документы взять с собой было невозможно. Папа продолжал поиски материала в израильских библиотеках, в основном, в библиотеке Иерусалимского университета. Через два года его друг переправил часть документов через голландское посольство, представлявшее Израиль в СССР после разрыва дипломатических отношений в 1967 г. Над книгой «Земельное устройство евреев СССР и еврейская государственность» папа работал до последних дней. Он умер в 1978 году в возрасте 71 год и успел опубликовать только 1-ю главу своей книги: «Крым». В Израиле 1977 г. эта тема не смогла заинтересовать широкого читателя. Сейчас, когда слово «Крым» звучит актуально и остро, работа папы, мне кажется, может быть прочитана заново. Он был старательно-педантичным, ему можно верить.

Лара Цинман (Шапиро)

М.Шапиро в рабочем кабинете, Ленинград, 1960-е годы

В двадцатых годах у многих евреев СССР и за границей Крым ассоциировался с еврейским землеустроением и даже с еврейской государственностью (в особенности у евреев за границей).

Кто первый распространил слух, что «евреям дают землю я Крыму»: сами евреи (деятели Евсекций) или антисемиты? И те и другие, но по разным мотивам. Советской пропаганде такой слух был выгоден, он представлял Советскую власть в качестве первой и единственной в мире власти, обеспечивающей евреев землей. Эта пропаганда имела за границей значительный успех и привлекла к Советской власти многих доброжелателей, даже среди тех еврейских деятелей, которые до того критиковали ее.

Но было ли Советскому правительству выгодно выделять в Крыму значительное количество земли для еврейского землеустроения?

Напомним, что инициатива создания в Крыму еврейских земледельческих поселений принадлежит не Советскому правительству, не Евсекции, не тем более Комзету[2], созданному позже, а молодым евреям, членам сионистской организации «Гехолуц», готовившим себя к земледельческой деятельности в Палестине. Крым был избран ими потому, что по своим климатическим и другим условиям напоминал Палестину. В течение короткого времени при помощи «Гехолуца» удалось создать в северном Крыму ряд сельскохозяйственных коллективов и коммун.

В 1923 г. известный еврейский деятель А. Г. Брагин обратился к Советскому правительству с проектом создания на юге СССР еврейского земледельческого центра. Расшифровку слов «юг СССР» мы находим в книге А.Брагина и М.Кольцова[3]: это юг Украины, северный Крым и другие близлежащие районы. На данной территории Брагин предлагал даже создать Еврейскую Республику.

Брагин не был оригинален в выборе Крыма в качестве района еврейского земледелия. Ю.Ларин, в одной из своих статей 1929 года упоминая о создании в царской России еврейских крестьянских деревень на Украине и в Белоруссии, пишет:

«Интересно, что под впечатлением организации этих живых деревень в программу декабристов включен был перевод евреев на сельское хозяйство; районом для этого был намечен Крым»[4].

Вернемся к вопросу о том, было ли Советскому правительству выгодно, было ли ему желательно передать свободные земли северного степного Крыма именно евреям для землеустроения и создать еврейское земледелие в местах, так близко расположенных к основным республикам, откуда шло массовое переселение малоземельного крестьянства.

В середине 20-х годов (до возникновения Биробиджанского проекта) Советское правительство положительно относилось к идее выделения в северном Крыму территорий для еврейского землеустроения. Эта позиция диктовалась следующими причинами:

1. Пропагандистскими целями (что не требует пояснений).

2. Спецификой условий земледелия в северном Крыму.

3. Отношением Советского правительства к татарскому правительству Крыма.

4. Желанием получить значительные денежные средства для еврейского землеустроения от еврейских заграничных общественных организаций.

Рассмотрим эти причины подробнее.

Об условиях земледелия в северном, степном Крыму вот что писал М.И.Калинин в статье: «Еврейский вопрос и переселение евреев в Крым», напечатанной в газете «Известия» № 157 от 11 июня 1926 г.

ВОПРОС ТОВ. ОВЧИННИКОВУ

В числе прочих мест, куда расселяются евреи, оказался и Крым. Какая благодать евреям: люди ездят в Крым поправлять здоровье, говорят, что там всегда голубое небо, много роз, винограда и прочие блага, - как не позавидовать такому счастью, что евреев селят туда, а целые тысячи крестьян русских, украинцев, белорусов едут в Сибирь и дальше, через Сибирь на Дальний Восток. Известно - советская власть мирволит евреям.

Но, тов. Овчинников, я вам задам вопрос: почему же эти благодатные места не заняты до сих пор переселением? Ведь Крым был заселен гораздо раньше, чем Примосковский район. Тогда, когда во всем нашем Центрально-промышленном районе были только леса, болота и звери, в это время Крым был уже заселен не только сельским, а и городским населением. И почему же вдруг люди вырубали леса, осушали болота, а в Крыму огромные благодатные пространства оставались незаселенными? И сейчас тысячи крестьян самовольно, вопреки плану Наркомзема, идут в Сибирь и дальше и селятся, а заколдованные места Крыма, избранные советской властью для евреев, остаются свободными. Что представляет собою Крым как место для переселения?

Вот как нам пишут агрономы, посланные по обследованию крымских земель: «Нами производится теперь выбор мест под поселки. Приходится выбирать из всех зол наименьшее. Ни в одном месте нельзя с уверенностью ожидать достаточно воды и хорошего качества. На всех участках (кроме 59) можно делать только шахтные колодцы глубиной свыше 20 сажен, до 50. Артезианские воды большею частью в этом районе горько-соленые. На днях я вам вышлю материалы по каждому участку в отдельности. Пока восстановлен нами один колодец на 22-м участке в бывшей, ныне разрушенной, экономии Монтанай-Сырт, где предполагаем строить новый колодец. Заключили договор на два новых колодца: один - на 39-м участке (в районе Икора), другой - на 62-м участке. Подготовлен договор с другим колодезником на 2 колодца и на восстановление одного. Стоимость работы без материалов: до 20 сажен – по 50 руб., а свыше – по 75 руб. за сажень: на 71 участке колодцы в 45 - 48 сажень, и при этом со скверной водой. Проблема обводнения этих участков настолько серьёзна и сложна, что я должен перед вами снова поставить вопрос о возможности и допустимости заселения участков Евпаторийского района».

Как видно из этой выписки, на эту землю простых переселенцев посадить нельзя; чтобы их посадить, на каждую десятину надо уложить минимум пару сотен рублей; ни у советского правительства, ни у населения, переселяемого в Сибирь, этой суммы нет. Эта сумма может быть собрана только за границей, что евреи и делают.

К написанному Калининым 11 нюня 1926 г. добавим сказанное им же 17 ноября того же года по тому же вопросу в знаменитой речи на Первом Всесоюзном съезде Озета[5]:

«Советское правительство не рискнуло бы на большие расходы для переселения на эти земли русских, ибо мы сейчас русских, украинцев и белорусов переселяем десятками тысяч, а если бы стали переселять в Крым, то вместо десятков тысяч переселяли бы очень незначительное количество, потому что нужно было бы нести огромные расходы, которые уменьшили бы возможность увеличить переселение.

В смысле переселения евреев в Крым сочетались два идущих навстречу благоприятных обстоятельства. С одной стороны, мы в Крыму и около Крыма имеем в климатическом отношении подходящие для евреев земли, но они требуют громадных средств для их освоения и вложения значительного капитала, а между тем, советское правительство не может сейчас осуществить эту задачу целиком на свои средства. Но, с другой стороны, советское правительство не мешает, чтобы евреи-переселенцы в национальном отношении получали помощь даже от евреев-капиталистов, находящихся за пределами СССР, за границей, ибо у себя в СССР евреев-капиталистов мы в свое время благополучно ликвидировали (аплодисменты), не физически их ликвидировали, а ликвидировали их капиталы, поэтому они потеряли значение».

Заметим, кстати, что немало евреев-капиталистов, а еще больше евреев, которых советская власть считала капиталистами, были ею уничтожены физически. Но это тема для особого исследования.

Итак, вторая причина того, почему Советское правительство было заинтересовано передать евреям пустующие и запущенные земли северного Крыма, весьма убедительно разъяснена самим Калининым и в добавочных разъяснениях не нуждается.

Третья причина лежит во взаимоотношениях, существовавших между советской властью и крымскими татарами. Эти взаимоотношения можно выразить одним словом: недоверие. Это недоверие было взаимным, и Советское правительство было заинтересовано в изъятии части свободной земли из владения крымского татарского правительства, дабы уничтожить экономическую основу национальных устремлений крымских татар. Сказанное, разумеется, мы не можем подтвердить заявлениями официальных представителей Советского правительства или других официальных лиц. Полагаем, что такие открытые заявления вряд ли имели место. Только в советских декретных архивах можно, вероятно, найти документы, освещающие взаимные отношения, существовавшие между Советской властью и крымскими татарами. Поэтому мы вынуждены обратиться к историческому обзору положения крымских татар после завоевания Крыма Россией и их борьбы за национальное объединение и независимость.

Приведем выдержку из статьи в МСЭ, изд. 3, т. 5 (1959 г.), стр. 189.

КРЫМСКОЕ ХАНСТВО - татарское феодальное государство на территории Крымского полуострова, Прикубанья, Приазовья и Сев. Причерноморья (1449-1783). Татаро-монголы, вторгшиеся в Крым в 1-й четверти XIII в., разгромили города и нанесли тяжелый урон земледельческой культуре. С конца XIII - начала XIV вв. они стали закрепляться в Крыму. Ослабление и распад Золотой Орды в 1-й половине XV в. облегчили выделение самостоятельного Крымского ханства. В 1449 г. Хаджи-Гирей объявил об отделении от нее Крымского ханства. В конце XV в. турки распространили власть на все Причерноморье и поставили в вассальную зависимость Крымское ханство. После поражения Турции в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. по Кючук-Кайнар-джийскому договору Турция признала независимость Крымского ханства, в 1783 г. оно было присоединено к России.

«Присоединение» Крыма к России было таким же «добровольным», как «добровольное присоединение» балтийских республик к СССР» в 1940 г.

В течение 334 лет Крым был самостоятельным татарским государством. Даже тогда, когда Крымское ханство находилось в вассальной зависимости от Турции, оно во внутренних делах имело больше свободы, чем под властью царского и советского режимов. С захватом Крыма Россией татары потеряли не только свою государственность, но и национальную свободу. Татары Крыма подвергались гонениям со стороны царского правительства, именно этим можно объяснить тот факт, что с 1860 по 1865 гг. из Крыма эмигрировало в Турцию и на Балканы 190.000 татар (см. статью председателя Совнаркома КрымАССР Саметинова в журнале «Революция и национальности» за 1936 г., № 1, стр. 47-51). Действительное количество эмигрировавших татар за все годы нахождения Крыма под властью России было, вероятно, намного больше приведенной цифры.

Примирились ли татары Крыма с вечным подчинением России, с потерей государственности, с нахождением за пределами Крыма такого же примерно количества татар, как в Крыму? Факты говорят, что не примирились. Именно этим объясняется, что во время гражданской войны в Крыму (1918-1920 гг.) крымские татары воевали не на стороне советской власти.

После февральской (мартовской) революции 1917 г. татары Крыма, точно так же, как и многие другие угнетенные народности царской России, вероятно, почувствовали надежду на возможность приобретения самостоятельной государственности, на воссоединение с татарами-эмигрантами и т. п. Но Октябрьский переворот разрушил эти надежды.

Вспомним, что во время первой мировой войны 1914-1918 гг. Турция воевала на стороне Германии, была ее союзницей. Поэтому наступление германских войск на Украину могло возбудить у татар Крыма надежду, что в случае победы Германии татары Крыма получат независимость и что Германия поможет возвращению из Турции всех крымских татар. Все татары, а не только «татарские националисты», рассматривали советскую Россию как продолжателя колониальной политики царской России и не ожидали от нее национальной свободы и независимости. Действительно, после прекращения оккупации Крыма немцами в ноябре 1918 г. и объявления его Советской Социалистической республикой (а не Татарско-Советской кстати), Временное правительство возглавил не татарин, а русский большевик, брат самого Ленина, что не могло увеличить доверия крымских татар к Советской России.

Во время нахождения в Крыму деникинских, а затем и врангельских войск симпатии татар была на их стороне.

Наконец, в ноябре 1920 г Крым окончательно стал советским, но почему-то только через год был объявлен автономной Советской Социалистической республикой. Что же происходило в течение этого года? По этому поводу БСЭ сообщает:

«Крымревком совершил ряд ошибок по таким основным вопросам политики, как национальный и аграрный». Данную фразу следует понять так: в течение года (с ноября 1920 по 18 октября 1921 г.) в Крыму был военный режим, возглавляемый революционным Комитетом (ревкомом), который, с одной стороны, ущемлял национальные права татар, а, с другой стороны, отнимал у них землю, которую они сохраняли на случай возвращения крымских татар из Турции.

Ленин понял опасность такой политики Крымревкома, и 18 октября 1921 г. ВЦИК и СНК РСФСР вынесли постановление: "Об автономной Крымской Советской Социалистической Республике», которое было опубликовано в «Известиях ВЦИК» № 234 1921 г. (СУ 1921 г.). В данном постановлении не говорится, что Крымская АССР является или должна являться ТАТАРСКОЙ. Возможно, что это было сделано из-за того, что к тому времени уже существовала Татарская АССР на Волге (созданная 27.5.1920 г.), но, скорее всего, по другой причине: существование в пределах РСФСР автономной республики крымских татар дало бы формальный повод как крымским татарам Крыма, так и их соотечественникам в Турции, требовать реэмиграции их в Крым. С таким требованием Советское правительство никак не могло бы согласиться, так как оно удвоило бы татарское население Крыма и усилило бы его борьбу за национальную независимость.

Тем не менее, татары Крыма добились некоторой победы. Они добились не только привлечения трудящихся татар к активному советскому строительству и к переводу делопроизводства на татарский язык, но и того, что Крым стал фактически татарской советской республикой, возглавляемой татарами.

Второй большой победой татар было официальное признание прав татар-эмигрантов, выселенных (а не эмигрировавших, как писал в 1936 г. Самединов) царским правительством после Крымской войны 1853-1856 гг., на возвращение в Крым и получение земли.

Это право правительство КрымАССР, возглавляемое татарами, ревниво и бдительно охраняло от чьих бы то ни было посягательств. Такими «посягателями» на незанятые земли северного Крыма, по иронии судьбы, оказались евреи.

Летом 1922 г. «Гехолуцу» удалось приобрести в Северном Крыму хозяйство, называвшееся «Немецкий Бяганчик». Первоначально представители «Гехолуца» намеревались приобрести имение «Калимбат», но этому воспротивился Комиссариат по земельным делам Крым АССР, возглавляемый татарами.

В связи с созданием Комзета (лето 1924 г.) и намерением Советского правительства предоставить евреям землю в Крыму в широких масштабах, правительство Крыма усмотрело в этом начало посягательства на земельные запасы Крыма, полагая, что вслед за евреями в Крым хлынут русские (а также украинцы и белорусы) в гораздо большем количестве, чем евреи. (Так оно в действительности и получилось, что наглядно видно из данных о динамике национального состава населения Крыма).

Правительство Крыма решило упорно сопротивляться выделению в Крыму земли гражданам других республик, в том числе и евреям. В намерение правительства Крыма входила ликвидация еврейских сельскохозяйственных коллективов, созданных в 1922- 1924 годы «стихийными» еврейскими переселенцами.

М.Шапиро на отдыхе в Васкелово, пригороде Ленинграда

Еще до создания Комзета будущие деятели его решили заручиться поддержкой крымских властей в вопросе выделения земли еврейским переселенцам. Вот что рассказывает об этом один из первых инициаторов и организаторов еврейского земледелия в Крыму Ю. Гольде в статье, посвященной пятилетию создания Комзета, напечатанной в газете «Дер Эмес» № 198 от 29 августа 1929 г.

«В мае 1924 г. была создана временная Комиссия под председательством тов. Смидовича. По поручению Комиссии тов. Мережин и я еще в мае месяце ездили в Харьков и Крым для выяснения возможности выделения свободных земельных фондов для еврейского переселения. 17 мая в Симферополе было принято первое решение об устройстве еврейских переселенцев в Крыму».

Гольде не пишет, кем было принято упомянутое решение: правительством Крыма или другим официальным органом. Мы считаем, что ответом на данный вопрос является заметка, напечатанная в газете «Гехолуц» (органе легального движения «Гехолуц», издававшемся в Москве) № 4-5 за 1924. г., стр. 20.

ХРОНИКА

Постановление Крымского Областного Комитета РКП (б).

1) Считать возможным поселение евреев в Крыму с целью заселения свободных земель Крымской Советской Социалистической Республики.

2) Выяснение количества потребной земля провести совместно с Комитетом по предоставлению земли трудящимся евреям.

На основании данной заметки можно почти с полной уверенностью считать, что Мережин и Гольде совещались в Симферополе не с представителями правительства Крыма, возглавляемого крымскими татарами, а с представителями Обкома партии, возглавляемого наверняка русскими. Приведенное выше постановление Крымского Обкома РКП (б) и явилось результатом этого совещания.

Крымский Обком партии знал, что переселение евреев в Крым является не личной инициативой Мережина и Гольде и даже не Комитета, а партийной директивой, которую он обязан выполнить. Обкому партии было нетрудно выполнить директивы сверху, если он возглавлялся русскими. Больше того, Обком партии считал вероятно своей обязанностью содействовать переселению в Крым возможно большего количества людей извне. С 1925 г. в Крыму начинается выделение земель Комзету для еврейского землеустроения, которое хронологически происходило следующим образом.

Согласно первому плану Комзета в 1925 г. в Крым должно было быть переселено 1.000 еврейских семей. В связи с этим, Комзет, по-видимому, обратился в Наркозем КрымАССР с просьбой выделить землю. Наркомзем Крыма возглавлялся У. Ибрагимовым (братом Вели Ибрагимова, председателя ЦИК КрымАССР), который также был членом Комзета. Дальнейшее развитие событий описывает следующая заметка в газете «Дер Эмес» от 14 января 1925 г., стр. 2.

В КОМЗЕТЕ

На заседании Комзета 8-го сего месяца под председательством тов. Смидовича был заслушан доклад члена Комзета, Наркомзема Крыма тов. Ибрагимова относительно землеустройства трудящихся евреев в Крымской Советской Республике.

Было постановлено принять предложение тов. Ибрагимова о выделении в Крыму в порядке трудового землепользования 40.000 дес. земли для устройства в 1925 г. 1.400 семей еврейских переселенцев и расселенцев.

Комитет принял к сведению сообщение тов. Ибрагимова о том, что на 13.000 дес. земли в Джанкойском районе уже проведено землеустройство, и она может быть уже использована для поселения 500 еврейских переселенческих семей из других районов СССР. Относительно остальных 27.000 дес. земли будет выяснено, и она будет подготовлена к 1-му марта с.г.

Сообщение Ибрагимова о том, что 13.000 дес. земли для 500 семей уже подготовлены, оказались обманом. В статье агронома А. Фридмана «Еврейское земледелие в Крыму», напечатанной в журнале «'Еврейский крестьянин» за 1926 г., мы читаем следующее:

«Протоколом заседания СНК Крыма от 10 марта 1925 г. был утвержден отвод Комзету 8000 дес. для переселенцев евреев извне Крыма. Ко времени прибытия переселенцев фонд не был землеустроен. Всего на указанном фонде в 8.000 дес. насчитывается 13 коллективов с общим количеством едоков 1.648 при 306 семьях...»

Итак, через два месяца после упомянутого заседания Комзета СНК Крыма отказался от обещания Ибрагимова.

Слова: «из других районов СССР» или «извне Крыма» писались не зря. Официально татарские власти Крыма сопротивлялись не выделению земли для евреев, а лишь для евреев, живущих вне Крыма.

15 января 1925 г. У. Ибрагимов послал на имя ЦИК РСФСР Докладную записку, в которой писал, что на заседании Комзета он был принужден согласиться на выделение 12.829 дес. земли для 500 семей как на крайнюю меру, а остальные 27.171 дес. он предполагает назначить для 4.500 евреев самого Крыма, если найдутся желающие поселиться на землю. Комиссариат земледелия Крыма не видит возможным поселение в Крыму евреев из других районов Советского Союза, даже если вся свободная земля не будет использована евреями Крыма и их число будет меньше 4.500 человек.

Однако, подлинной причиной отказа правительства Крыма в предоставлении земли евреям, проживающим вне Крыма, было желание сохранить земельные запасы Крыма для крымских татар-реэмигрантов. Правительство Крыма не скрывало этого, а заявляло о своих мотивах открыто.

Из выделенных 12.829 дес. Комзет получил всего 8.140 дес., земли, найденной годной к обработке, несмотря на ее низкое качество. Комзет был вынужден отложить получение остальной земли, находившейся на побережье Сиваша, вследствие ее высокой солености.

Эта земля была исследована вмешанной комиссией из представителей Комзета и Наркомзема Крыма и была найдена годной только для пастбищ.

Наркомзем Крыма отказался выделить взамен другую землю, утверждая, что отказ Комзета получить землю на побережье Сиваша сам по себе уменьшает площадь земли, предназначенной для еврейского поселения. Таким образом, Наркомзем отказался от выделения остальных 31.860 дес. земли Комзету.

Содержание Докладной записки Ибрагимов передал представителю газеты «Красный Крым», и оно было напечатано в № 21 от 27 января.

В ответ на Докладную записку Ибрагимова Комзет направил Докладную записку Совнаркому РСФСР, озаглавленную «О выделении 40.000 дес. земли в степном районе Крыма для нужд евреев Советского Союза, проживающих вне Крыма», в которой он опротестовал отказ Наркомзема Крым АССР от выполнения Постановления Комзета от 8 января.

«Политика Наркомзема Крыма, препятствующая выделению земель гражданам, проживающим вне Крыма, является иррациональной с точки зрения общих интересов Советского Союза, так как она приводит к замедлению развития сельского хозяйства Крыма и потребует больших средств (включая переселение татар юга и возвращение потомков татар из-за границы).

В противоположность этому, заселение Крыма евреями поспособствует быстрому развитию, вольет струю энергии и интеллектуальной способности для интенсификации хозяйства в целом.

Наркомзем Крыма рассматривает евреев, стремящихся заселять Крым, в качестве чуждого элемента на крымской земле. В результате такого недружественного отношения затрудняется создание в Крыму еврейских поселений. В соответствии с «Земельным законом РСФСР» каждый гражданин, желающий обрабатывать землю, может это делать в любом районе РСФСР без исключения. Противное является нарушением закона.

Для еврейского землеустроения в Крыму наиболее подходящими районами являются районы Джанкоя и Евпатории. Комзет просит для еврейского поселения не лучшие части Крыма, а места, в которых имеется свободная земля и большие резервы».

Мы привели лишь небольшую часть Докладной записки Комзета Совнаркому РСФСР.

Как видно, Комзет в своей Докладной записке отразил общегосударственные интересы Советского Союза (каким и является еврейское переселение в Крым), но пренебрег национальными интересами крымских татар, их стремлением к возврату в Крым изгнанных соотечественников.

Советское правительство в начале 1925 г, считало политически нецелесообразным прямо отклонить довод правительства Крыма о необходимости сохранения свободной земли Крыма для реэмигрантов крымских татар. Вот что пишет об этом Чемерисский:

«По первоначальному плану было предложено выделить в Крыму 40.000 десятин земля. Но вследствие протеста Крымского Наркомзема данный вопрос был пересмотрен Президиумом ВЦИКа, который постановил отложить выделение остальных 31.680 десятин до 1 июля 1926 года и, таким образом, данная площадь земли была исключена со счета».

ВЦИК на сей раз уступил требованиям Наркомзема Крыма, а не Комзета и задержал выделение земли Комзету на 1 год и 4 месяца.

Выше мы упомянули, что в намерения правительства Крыма входила также ликвидация еврейских сельскохозяйственных коллективов, созданных в Крыму в годы 1922-1924. Вот что сообщается об этом в, статье, напечатанной в газете «Дер Эмес» № 101 от 6 мая 1925 г., стр. 2. Приводим полностью эту статью.

В КОМЗЕТЕ

В последнее время происходили трения между правительством Крыма и еврейскими земельными коллективами, созданными в Крыму еще до того, как Комзет начал работать там в годы 1922-1924, которые в большей своей части состоят из евреев, ранее не проживавших в Крыму. Крымское правительство рассматривало их в качестве незаконных переселенцев, так как Крым, согласно параграфу 223 земельного Кодекса, закрыт для переселенцев, проживающих вне Крыма. 27 февраля с. г. Крымский Совнарком образовал комиссию по проверке положения в указанных коллективах. Эта комиссия однако не ограничилась изучением положения в коллективах, а отдала также ряд распоряжений отдельным коллективам, основанных на том, что коллективы, состоящие из некрымских жителей, являются незаконными.

В марте месяце член Президиума Комзета тов. А. Мережин, будучи в Крыму, подал ЦИКу Крымской автономной республики протест против выводов как правительства Крыма и самого ЦИКа, так и комиссии, созданной Совнаркомом Крыма. Протест основывался на том, что параграф 223 должен применяться только в отношении тех переселенцев, которые получают землю для трудового землепользования, но желают пользоваться также привилегиями переселенцев. Данный параграф однако не имеет никакого отношения к коллективам, получившим землю в порядке аренды и не пользующимися никакими переселенческими привилегиями. Исходя из указанных положений и анализируя отдельные конкретные распоряжения, тов. Мережин указал в протесте от имени Комзета, что распоряжения комиссии являются незаконными и нетактичными.

13 апреля ЦИК Крымской республики представил Президиуму ВЦИК отчет о своей общей деятельности. Чтобы разобраться в отдельных претензиях различных органов и Наркоматов, Президиум ВЦИКа создал специальную комиссию. Эта комиссия обсуждала также претензии Комзета, защищаемые тт. Смидовичем и Мережиным. Крымское правительство представлено было в этой комиссии председателем ЦИК Крыма тов. Вели Ибраимовым и заместителем председателя Совнаркома Крыма тов. Богдановым.

Комиссия ЕДИНОГЛАСНО, т. е. ТАКЖЕ ГОЛОСАМИ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ КРЫМА, приняла следующее решение:

Предложить ЦИК Крыма закрепить за сельскохозяйственными коллективами в порядке трудового землепользования землю по существующим в Крыму земельным нормам, которую они уже получили от земельных органов и устраивают на общих основах.

Принять к сведению заявление тов. Ибрагимова, что ЦИК Крыма отменил незаконные распоряжения комиссии, созданной Совнаркомом Крыма 27 февраля 1925 г.

Президиум ВЦИКа на своем заседании от 21 апреля утвердил данное постановление комиссии. Итак, в вопросе о старых еврейских коллективах правительство Крыма вынуждено было уступить. Но в вопросе выделения новых земель для еврейского внекрымского землеустроения правительство Крыма продолжало сопротивляться.

Вот что рассказал об этом сопротивлении Председатель ЦИК КрымАССР Тархан на III сессии ЦИК КрымАССР 20 февраля 1932 г.:

«Необходимо отметить, что осуществление этой задачи у нас в Крыму протекало в условиях ожесточенной классовой борьбы. Когда перед Крымским правительством была поставлена задача о выделении специального фонда из излишков земельных массивов для переселения трудящихся евреев на эти земли, был поднят целый вой со стороны кулачества и их агентуры, со стороны националистов, вели-ибраимовщины и проч. классовых врагов.

Об этом вопросе заговорил также лидер контрреволюционной националистической партии «Милли-фирка», бывший военный и премьер-министр крымского национального буржуазного правительства Джафер Сеит Амет, уцелевший до сих пор, эмигрировав за границу. В начале 1926 г. в турецкой печати появилась его статья под заголовком «Крым или новая Палестина» (эта статья была перепечатана в органе «Крымобкома и Крым-ЦИКа «Ени-Дунья» от 13.2.1926 и, как это ни странно, без всяких комментариев).

Заголовок достаточно красноречиво говорит о содержании данной статьи, поэтому считаю излишним полностью зачитывать ее, а приведу лишь отдельные выдержки. Так, например, он пишет: «Если речь идет о наделении еврейских переселенцев темя излишними земельными фондами, которые были и должны быть предназначены для переселения самого татарского населения, то это во всяком случае будет несправедливо; это будет вместо уничтожения гнета бывшей царской России восстановлением этого гнета».

Продолжая и защищая выдвинутое положение контрреволюционера Джафер Сент Аметова, Вели Ибраимов в газете «Ены-Дунья» пишет:

«От нас требуют земли на переселение в Крым 8.000 еврейских хозяйств, однако как я выше сказал, наши излишки не удовлетворяют даже своих внутренних нужд, а поэтому крымское правительство нашло невозможным удовлетворение данного требования. Недавно мы этот вопрос поставили в Москве и надеемся, что он будет разрешен в нашу пользу».

Вот, товарищи, какое отчаянное сопротивление было оказано со стороны классового врага переселению евреев на землю».

Надо полагать, что Тархан выбрал самое «контрреволюционное» место из статьи Джафер Сеит Аметова, но читаем мы в ней настоящую заботу о дальнейшей судьбе крымских татар. Об этом же заботился и Вели Ибрагимов, которого Тархан называет «классовым врагом», вместо хотя бы «националистическим врагом».

Изменение в политике правительства СССР по вопросу о земельных запасах Крыма произошло летом 1926 г. 30.VII.1926 г. Президиум ЦИК СССР утвердил закон, признающий Северо-Крымские фонды землями всесоюзного назначения, отводимыми для переселенческих нужд СССР, а не оставляемыми в распоряжении местных органов.

Данное постановление указывает на значительный поворот в отношениях Центрального правительства к правительству КрымАССР, возглавляемому татарами. Правительство Крыма было лишено возможности распоряжаться земельными резервами северного Крыма по своему усмотрению. Видимо, к этому времени до Москвы дошли сведения, вызвавшие подозрение к правительству Крыма. Для дальнейшего расследования деятельности Ибрагимова и его коллег в октябре 1926 г. в Крым был послан Ю. Ларин, который был горячим сторонником еврейского сельскохозяйственного поселения в Северном Крыму и еще более горячим сторонником официальной линии партии. Все, что Ларин видел и узнал в Крыму, он рассматривал с точки зрения интересов партии и советской власти, а не переселенцев-евреев. Виденное и услышанное в Крыму привело его к определенному выводу о роли и деятельности Ибрагимова, о чем он немедленно доложил Президиуму ЦКК и ЦК партии. Об этом Ларин публично заявил в 1928 г., а еще подробнее в 1929 г., когда Ибрагимов и его группа были уже ликвидированы, но в конце 1926 г. в своем отчетном докладе на Первом Всесоюзном съезде Озет, Ларин ни словом не обмолвился о деятельности Ибрагимова.

Отрицательное отношение правительства Крыма к еврейскому переселению вызвало беспокойство ряда делегатов съезда Озет. Они не постеснялись высказать это в прениях по докладу Ларина. (В стенограмме съезда эти выступления отсутствуют, но о них говорит А.Мережин в своем докладе). Если судить по стенограмме съезда, не Ларин в своем заключительном слове ответил критикам (так, наверное, и было), а секретарь Комзета и член ЦБ Евсекции А. Мережин. В качестве самого активного деятеля Комзета А.Мережин безусловно знал о докладной записке Ю.Ларина, но в ноябре 1926 г. об этом было рано говорить, а необходимо было успокоить до поры до времени всех тех, кто требовал принятия немедленных мер против крымского руководства.

Приведем выдержку из начальной части доклада А.Мережина:

«Товарищи, прежде чем перейти к непосредственной теме моего доклада (о комплектовании переселенцев), должен сделать небольшое предисловие, уклоняясь несколько в сторону от темы доклада. Я должен это сделать как представитель Комзета.

Ко мне обратился с запиской представитель польского ОРТа д-р Зильберфарб, который спрашивает: «Правда ли, что напечатано в какой-то заграничной еврейской газете (которую я не читал) от вашего имени, что в Крыму можно поселить 250.000 человек?» На это я должен, как от своего имени, так и от имени Комзета, ответить следующее: принципиально вопрос о Крыме решен в положительную сторону. Это вам известно из сегодняшнего выступления т. Калинина. Вам также известно, что фактически до настоящего времени мы получили уже в Крыму около 60 тыс. десятин. Сколько же еще можно будет поселить в Крыму? Тов. Ларин в своем докладе вычислил, что там можно будет поселить около 100.000 евреев, что вообще там можно поселить 200.000 человек, из коих должно быть 100.000 русских и украинцев. Фактически вопрос обстоит так. Положительное решение о Крыме имеется. Вопрос о размере отводов должен быть предварительно обследован Комиссией, которая посылается Президиумом ВЦИК в Крым в составе одного представителя Комзета, одного представителя крымского правительства и Председателя по назначению Президиума ВЦИК. Когда эта комиссия обследует и выяснит все стороны вопроса, она потом доложит Президиуму ВЦИК, и только тогда будет принята окончательная цифра...»

Отвечая Брагину по вопросу о взаимоотношениях между евреями и неевреями в Крыму, А.Мережин говорит:

«Поэтому я уполномочен от имени Комзета заявить решительно, что нет никаких трений между еврейскими переселенцами в Крыму и остальным населением (бурные аплод.). Там существуют братские, по-настоящему братские отношения между трудящимися. Они друг другу помогают, ходят друг к другу на торжества и т. п., и нет серьезного основания говорить о трениях.

Точно также нет серьезного основания говорить о враждебном отношении Крымского правительства к еврейским переселенцам в Крыму. Я утверждаю обратное, что правительство помогает им устраиваться, их процветанию (аплод.). Без каких бы то ни было хлопот и напоминаний еврейские школы принимаются на местный бюджет, а еврейским переселенцам оказывается необходимая        помощь (аплод.). Сколько еще евреев можно поселить в Крыму - этот спор Комзета с Крымом будет решен в том же порядке, как и все споры, которые у нас имеются между различными органами и организациями. И с этой точки зрения я считаю также неуместным сделанное здесь обращение к съезду о необходимости принять меры к снятию с постов работников в Крыму. Я считаю это неуместным и бестактным. Я считаю, что Коммунистическая партия и Советская власть знают, какие методы им нужно употреблять для проведения своих решений. Рекомендовать же отсюда какие-то экстраординарные методы я считаю неуместным и думаю, что такая рекомендация и такое обращение к съезду принесут только вред».

Приведенный отрывок из доклада Мережина показывает, что ко времени съезда существовало принципиальное решение о еврейском переселении в Крым (почему-то Калинин в своем выступлении на съезде не счел нужным говорить об этом). Возможно, что такое решение было принято Президиумом ЦИК СССР 30.VII. 1926 года, когда он постановил считать северо-крымские фонды землями всесоюзного значения, но в распоряжении партии и правительства еще не было необходимых материалов для открытого выступления против крымского правительства, поэтому Мережину было поручено успокоить «бунтовщиков».

Как протекало дальше «дело Ибрагимова», или «Ибрагимовщина», мы узнаем из книги Ю. Ларина:

«Примером подобной кулацкой агитации может служить поведение Вели Ибраимова, бывшего в 1926 и 1927 г. председателем ЦИК Крымской республики. Побывав в Крыму в октябре 1926 г. и ознакомившись с речами и выступлениями в печати Ибраимова по поводу начавшегося вселения еврейских трудовых земледельцев на свободные крымские земли, я писал 28 октября 1926 г. в Президиум ЦКК и ЦК между прочим следующее: «Президиум ЦИК СССР 30.УП.1926 г. утвердил закон, признающий северо-крымские фонды землями всесоюзного назначения, отводимыми для переселенческих нужд СССР, а не оставляемыми в распоряжении местных органов. Президиум Всесоюзного переселенческого Комитета 1.IX.1926 г. утвердил оперативный план союзного переселения на сезон 1927 г., в который вошло переселение 3.000 семей евреев в Евпаторийский район Северного Крыма в течение 1927 г.

Ибраимов, едва вернувшись из Москвы, дал в симферопольской газете «Красный Крым» от 26.IХ.1926 г. интервью, в котором пытался восстановить против еврейских переселенцев темную часть татарской массы. Такого рода агитация в печати по злостности подтасовок и по натравливающе-погромной сути и объективному значению является беспримерным в нашей партии открытым проявлением злостного буржуазного шовинизма и не может быть терпима. В Крыму имеется много реально свободных, ненужных местному населению земель, на которых можно поселить не менее полутора-двухсот тысяч украинских крестьян и евреев из Украины, Белоруссии и РСФСР. Такое расширение переселения в Крым и на крестьян украинской национальности политически весьма целесообразно, и возможность для этого в смысле земельного простора вполне имеется. Нынешнее противодействие имеет характер охраны кулацких интересов на юге Крыма (кулаки хотят выселения бедноты в Северный Крым вместо раздела земель - в Крыму ещё ее было внутриселенного землеустройства или революционного поравнения - а беднота не хочет ехать) и службы националистически-шовинистическим чаяниям ориентирующейся на другое государство части татарской буржуазии».

Заявление это имело последствием возникновение соответственного дела и длительную проверку действительного положения вещей в Крыму. Полностью оправдался установленный мною факт кулацкой линии Ибраимова и отсутствие в Крыму внутридеревенского революционного передела земли. Подтвердилась и связь с националистически-шовинистической буржуазией, средством для служения целям которой была, в частности, и развивавшаяся Ибраимовым агитация по поводу вселения в Крым еврейских земледельцев. В итоге решено и опубликовано было о проведении в Крыму земельной реформы, которая должна удовлетворить бедноту и отнять у кулаков сотни тысяч гектаров земли (подробности в моей статье в № 3 журнала «На аграрном фронте» за 1928 г.). Ибраимов был смещен и затем расстрелян за выяснившуюся связь его с кулацкой бандитской шайкой. Кулаки не хотели отдавать излишков своих земель татарской бедноте, желали принудительно выселить ее на свободные земли государственного запаса Северного Крыма и потому не хотели допустить занятия этого запаса еврейскими земледельцами. А для того, чтобы повести за собой всю татарскую массу, прикрывали это заботой о недопущении «денационализации Крыма», т. е. потери им татарского характера».

В приведенном отрывке еврей Ларин (Лурье) выступает в роли ... русского или русско-украинского колонизатора Крыма, стремящегося заселить Крым русскими, украинцами, а также евреями, с тем, чтобы исключить возможность возвращения в Крым крымских татар, изгнанных царским правительством. Как истинному марксисту-ленинцу, Ларину было чуждо само понятие воссоединения всех крымских татар на своей Родине, он не принимал борьбы татарских руководителей Крыма за воссоединение со своими братьями из-за границы как национальную борьбу крымских татар. Ларин тем более не принимал стремления крымских татар к большей независимости от центрального правительства, воспринимаемого ими как правительство русских и в этом смысле мало отличающегося от старого царского правительства. Ларин не принимал права татар самим распоряжаться собственной судьбой и собственной землей, а, главное, стремления к установлению татарского большинства в Крыму вместо русского или русско-украинского большинства. По переписи населения 1926 г. татарское население Крыма составляло 25,1%, а русско-украинско-белорусское население - 53,6% всего населения. Если же сопоставить данные переписи населения Крыма 1926 г. с данными переписи 1897 г., то на протяжении почти 30 лет имело место увеличение русского, украинского и белорусского населения Крыма с 247.624 чел. в 1897 г. до 382.645 чел. в 1926 г., т. е. рост на 54,5%, а в процентном отношении ко всему населению Крыма с 45,3% до 53,6%. За этот же период татарское население Крыма, уменьшилось с 186.212 чел. в 1897 г. до 179,094 чел. в 1926 г., т. е. на 7.118 чел. или на 4%, а в процентном отношении ко всему населению Крыма - с 34,1% до 25,1%.

Приведенные цифры убедительно доказывают обоснованность опасений татарского правительства Крыма, которое предвидело угрозу детатаризации своей республики, подтверждают справедливость их национальной борьбы. Однако Ларин усматривал в этой национальной борьбе классовое сопротивление татарских кулаков проведению земельной реформы, направленной, по сути, на изъятие у татар всех их земельных резервов, Ларин не мог понять и не принимал примата национальной борьбы над классовой. Всякое проявление национальной борьбы крымских татар Ларин расценивал как шовинизм клики Ибрагимова (Ибраимова). Взгляды Ларина привели его к тому, что объективно он стал невольным доносчиком на Ибрагимова и предателем национального движения крымских татар в интересах, главным образом, русских и украинцев.

Мы уже знаем, что Ибрагимов (наверно не он один) был расстрелян, - конечно, не за «связь с кулацко-бандитской шайкой», а за то, что осмелился вести открытую (наверное, также и скрытую) национальную борьбу за права крымских татар.

Приведенные выше материалы убедительно доказывают, что сопротивление Ибрагимова выделению земли в Северном Крыму еврейским переселенцам в больших размерах не было актом, направленным только против евреев, т. е. актом антисемитизма, а актом, направленным против переселения вообще. Именно в переселении людей извне Крыма в Крым Ибрагимов усматривал главную опасность детатаризации Крыма. Евреи были первыми организованными переселенцами, для которых Комзет (центральное правительство) требовал выделять землю. Против этого требования стал бороться Ибрагимов. Он писал: «От нас требуют земли на переселение в Крым 8.000 еврейских хозяйств...», т. е. около 40.000 человек. Не еврейских переселенцев боялся Ибрагимов. Он считал, и вполне обоснованно, что стоит только согласиться на передачу земли в государственный фонд, как в Крым нахлынут сотни тысяч русских и украинцев, что означало конец всем чаяниям о возвращении в Крым татар из-за границы. Опасения Ибрагимова полностью оправдались, что видно из слов работника крымской Рабоче-крестьянской Инспекции П. С. Коршунова (в книге «Еврейское переселение в Крыму», 1929 г):

«В Крым переселяются не только евреи, но и украинцы, великороссы и др. из малоземельных мест нашего Союза, а переселяются потому, что в Крыму имеется наличие переселенческого фонда, образованного в результате проведенного землеустройства из земельных излишков, оставшихся после наделения местного трудового крестьянства».

Если мы продолжим рассмотрение таблицы национального состава населения Крыма, то убедимся, что и после 1926 г. русско-украинское население Крыма бурно увеличивалось за счет внешнего переселения, в то время как татарское население в 1936 г. численно немного выросло, но в процентном отношении уменьшилось. Из таблицы также видно, что рост еврейского населения Крыма не мог вызвать опасения татар. Это подтверждает наше предположение, что сопротивление Ибрагимова выделению земли евреям не являлось актом антисемитизма. В связи со сказанным интересно отметить появление в газете «Красный Крым» статьи Ибрагимова: «Искореним отрыжки антисемитизма! Поможем землеустройству еврейской бедноты!» (Статья перепечатана в журнале «Трибуна» 3, за 1927 г., стр. 5). Приведем две выдержки из этой статьи:

Антисемитизм враждебен рабочим и крестьянам.

К сожалению, нам еще до сих приходится встречаться с отрыжками антисемитизма, т. е. травлей евреев. Рассадником этого старого, изощренного способа борьбы с революцией является, главным образом, кулачество, выбитое вихрем Октября, помещики, отставные генералы, бывшие чернорубашечники и «истинно-русские люди», примазавшиеся к нашему соваппарату...

Из черты оседлости - к землепользованию.

В настоящее время бешеную злобу и остервенение «бывших людей», кулаков и др. нечисти, вызывает переход еврейской бедноты на здоровый производительный труд. Кое-где эта свора брюзжит: «Почему дают евреям землю! Дело евреев торговать, а не заниматься земледелием».

В той же газете напечатана также статья Наркомзема Крым АССР Маметова. В обеих статьях отмечается количество земли, выделенное крымским правительством для еврейского землепользования. Возможно, что обе статьи появились в результате обвинения этих руководителей в антисемитизме, но трудно предположить, чтобы можно было заставить антисемита написать статью против антисемитизма. В приведенном отрывке интересен намек Ибрагимова, что настоящими антисемитами являются «истинно-русские люди».

Нам кажется вероятным, что если бы татарские руководители могли быть уверены, что за переселением в Крым нескольких тысяч евреев-земледельцев не последует массовое переселение русских и украинских крестьян и, если при этом татарам было бы разрешено вернуть своих соотечественников из-за границы, то они не стали бы возражать против переселения евреев извне Крыма. Повторяем, не переселение в Крым ограниченного количества евреев представляло опасность для татар, а массовое переселение русских и украинцев. С национальной и духовной точек зрения евреи также были более близки татарам, нежели русские и украинцы. Однако, главное состоит в том, что татары хорошо знали, что со стороны евреев им не угрожает опасность стать угнетенными.

Закончим рассмотрение третьей причины следующим.

После ликвидации группы Ибрагимова Советское правительство желало гарантировать себя от возможных рецидивов появления новых претендентов со стороны татар на свободные земли. Первым актом Правительства СССР в этом направлении был Закон Президиума ЦИК СССР от 30.VII.1926 г., по которому северо-крымские земли перешли в фонд всесоюзного значения. Но земля оставалась еще не занятой (и даже не полностью выявленной). Эту землю невозможно было передать русским и украинским крестьянам, потому что это потребовало бы от государства вложения громадных денежных средств, и еще потому (если не главным образом), что изъятие земель у татар и передача ее русским или даже украинцам означало бы колонизацию Крыма и могло вызвать политический скандал. Передача этих земель Комзету для еврейского землеустроения означала «решение еврейского вопроса». Отметим, что передача свободной земли Комзету еще не означала передачи ее еврейским переселенцам. Так, из примерно 300.000 гкт. земли, переданных Комзету за годы 1927-1930, еврейские переселенцы получили около 200.000 гкт. Более 100.000 гектаров земли было затем изъято у Комзета. Всего Комзету было передано земли за все годы переселения около 340.000 гкт. Татары Крыма потеряли всякую надежду на возвращение своих соотечественников из-за границы.

Во время второй немецко-русской войны (1941-1945 гг.) Турция, формально нейтральная, фактически была на стороне немцев. При победе немцев у крымских татар могла появиться надежда не только на получение независимости, но и на то, что немцы помогут им вернуть из Турции крымских татар. Это могло служить стимулом к тому, что какая-то часть крымских татар желала победы немцев и поражения русских. Вполне возможно даже, что во время оккупации Крыма немцами с мая 1942 г. по май 1944 г. часть татарского населения сотрудничала с ними.

Во время войны автор этих строк служил в 157 стрелковой дивизии, дислоцированной в начале войны в Новороссийске. С середины сентября дивизия воевала в Одессе и довольно успешно. Когда в начале октября 1941 г. дивизия неожиданно получила приказ эвакуировать Одессу и отправиться в Крым; то в Севастополе дивизия была направлена на оборону Перекопского перешейка, однако сумела добраться лишь до железнодорожной станции Воинка (вторая станция от Перекопа), ибо сам перешеек и первая железнодорожная станция от него - Армянская - находились уже у немцев. Нам сказали, что Перекоп сдала немцам 156 стрелковая дивизия, состоявшая из крымских татар. Эта дивизия была расформирована.

Крым был освобожден от немцев 12 мая 1944 г., а уже 18 мая по приказу Сталина крымские татары были полностью изгнаны со своей Родины, где проживали в течение семи веков. Это был варварский поступок, даже если считать, что часть татарского населения сотрудничала с немцами. Нельзя наказывать целый народ за вину части его. Действительно ли сотрудничала часть крымских татар с немцами - тема для историков. Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 5 сентября 1967 г. с крымских татар было снято обвинение в измене Родине, однако, в Крым не разрешают им вернуться. По нашему мнению, главной причиной этого является опять недоверие к крымским татарам, опасение, что они не отказались от своих национальных чаяний: быть независимыми и воссоединенными со своими братьями за границей.

Публикатор выражает благодарность Нелли Портновой за помощь в подготовке текста к публикации.

Примечания

[1] «Наша Страна», 25 III; 1, 8, 15, 22 IV 1977.

[2] Комзет - Комитет по земельному устройству трудящихся евреев.

[3] А. Брагин‚ М. Кольцов. Судьба еврейских масс в Советском Союзе. М.‚ 1924.

[4] См. книгу Когана «Еврейский вопрос в движении декабристов по архивным материалам».

 (По сообщению А.Мелихова http://berkovich-zametki.com/2006/Starina/Nomer6/Melihov1.htm  книга пока не  опубликованна - Л.Ц.)

[5] Озет - Общество по земельному устройству трудящихся-евреев.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 2263




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer4/MShapiro1.php - to PDF file

Комментарии:

Александр
Реховот, Израиль - at 2016-06-22 06:55:36 EDT
Спасибо, работа очень интересная.
О ряде фактов я читал или слышал из других источников,
в частности от стариков из Севастополя и Симферополя лет 50 назад.

Аким
- at 2015-09-19 21:48:30 EDT
Статья хитрая. Якобы сочувствие татарам, а на деле ложь о ь157-й дивизии и прочее. И смешно читать о караимах. Главное - крымские татары наследуют все народы и племена, заселявшие Крым с древнейших времен. В ком гены тавров, скифов, готов, гуннов, печенегов, кипчаков? - в караимах или в славянах?
Валерия Оперштейн
Афины, Джорджия, США - at 2014-05-10 15:46:55 EDT
Спасибо за удивительно глубокую публикацию.
Она, действительно, чудом сохранилась!
И как современна!
Надеюсь, что эта кропотливая и сложная,но очень чужная работа
будет продолжена!
Лора

Gary .B
Glen Mills, Pa, USA - at 2014-05-08 21:37:32 EDT
Very interesting historical facts and politically very timely.
Looking forward to next chapters...

Флят Л.
Израиль - at 2014-05-04 08:07:43 EDT
Грибоедов - Изумленному
Изумлённый
- Sat, 03 May 2014 17:37:52(CET)

Реб Лейзер Рабинович! А как же Шабес? Или вы уже не соблюдаете???
=====================================================
Все врут календари!

Флят Л.
Израиль - at 2014-05-04 07:50:13 EDT
Фотоиллюстрация к статье: http://www.eleven.co.il/templ/photo_view.php?id=1613
Вейцман, Мережин, Ларин, Вайнштейн.

Александр Штейнберг
Раанана, Израиль - at 2014-05-03 14:59:19 EDT
Очень интересно. Написано на основе документов.
Помогает понять не только историю еврейского землеустроения в СССР, но и сложную историю Крыма в целом.
Был бы очень рад увидеть публикацию и других глав книги Михаила Шапиро.

Avi Charnis
K. Yam, Israel - at 2014-05-03 12:35:54 EDT
Excellent.
Националкосмополит
Израиль - at 2014-05-03 12:18:41 EDT
Еще до нашествия татаро – монгол и создания Величайшей Евразийской Империи Чингизитов в Крыму жили Караимы.
Это часть колена Иуды, которая не приняла не только Талмуд, но и «Пророков» и «Писание».
Только Тору – Книгу Бога чтили Караимы – «читающие».
От слова «Караим» происходит само название этого полуострова – «Крым».
Читая труд вашего отца, становится понятным, почему евреев так мистически упорно тянуло в Крым, и за это их чуть было не выслали в Еврейскую Автономную Область в 1953 году.
Но и сами Крымские Татары, похоже, произошли от Караимов или Хазар.
Ведь это Хазарский Хан, исповедующий Иудаизм пригласил в Херсонес Кирилла и Мефодия переводить Библию со Святого Языка на Кириллицу.
Да и Караимы разговаривают на татарском языке.
Жаль, что ученые этими вопросами не занимаются.

Марк Зайцев
- at 2014-05-01 00:43:59 EDT
Очень актуальная сейчас тема. И следует сказать спасибо авторам этой работы, что не поддались на приманку дешевой привлекательности.