©"Заметки по еврейской истории"
январь 2014 года

Леонид Коган

Звягельские цадики

 

Возле еврейского кладбища на западной окраине города Новограда-Волынского (до 1795 г. – Звягель) [1] время от времени останавливается автобус с хасидскими паломниками.

По узкому дощатому мостику через ров заходят они в старую часть кладбища и далее поднимаются по тропинке на вершину холма, где под навесом стоят два старых памятника.

Местные евреи называли покоящихся здесь раввинов «гитэ идн» (буквально: «хорошие евреи») и «звилэр цадиким» (звягельские цадики).

В Звягеле известны две династии цадиков: Иш-Гурвиц и Голдман. Первая просуществовала лишь четыре поколения: цадик р. Мойше Иш-Гурвиц, его сын-магид р. Йегоше, внук р. Мойше и правнук р. Йегоше. Эта династия несла ответственность за назначение раввинов, шойхетов, хазанов и других служителей культа общины. Мордехай Бонэ хорошо запомнил удостоверение о приёме его отца Бинема-Вольфа Бибера на должность шойхета и контролёра. Этот документ выдал в 5530 г. [2] (1869-70) первый цадик династии Иш-Гурвиц – р. Мойше. Составлен он был на бумаге зелёного цвета и включал правила поведения шойхета и контролёра: погружение в микву, ежедневное изучение Мишны и Геморы, обследование ножа. Каждые три месяца шойхет должен был пройти своего рода переаттестацию. Сын р. Йегоше-первого, р. Мойше-второй, избрал для себя ремесло шойхета и контролёра, не захотел быть цадиком, снял с себя штраймл и уехал в Эрец-Исраэль. Умер он в 5640 г. (1879-80) и обрёл вечный покой на Масличной горе в Иерусалиме. В Звягеле существовала синагога р. Йегошелэ, исчезнувшая в пламени катастрофического пожара 1919 г. [3, с. 70]

Предшественники золотой династии

Предки Звягельской династии Голдман происходят из Восточной Галиции. Согласно преданию, в маленькой убогой избушке возле леса некогда обитал рэб Мойше из Свиржа [4]. Жил он отшельником, отрешённым от мирских дел. Для соседей-украинцев рэб Мойше был святым человеком, и они остерегались близко подходить к его хижине. По ночам оттуда прорывались наружу какие-то голоса, хотя никого из гостей возле хижины не видели. Говорили, что там гостили пророк Элиягу и серафимы. Когда слухи о рэбе Мойше дошли до местного пана, он велел слугам привести его к себе. Когда еврей предстал перед паном, тот обрушил на него весь гнев. Но рэб Мойше, мысли которого витали в высших мирах, никак на это не реагировал. Тогда пан приказал слугам истязать праведника, но ни стонов, ни мольбы о пощаде так от него и не дождался. У места истязания собралась толпа евреев со всей округи. В то время, как зрители содрогались от ужаса, рэб Мойше пел в религиозном экстазе дифирамбы Всевышнему. После того, как палачи проткнули тело жертвы колом, его невинная душа вознеслась на небеса. [5, p. 23-26]

Сына мученика р. Мойше звали Йосиф Справедливый. Однажды он узнал, что великий Баал-Шем-Тов собирается совершить алию в Эрец-Исраэль, и попросился к нему в попутчики, но получил отказ. Тогда р. Йосиф сказал Баал-Шем-Тову: «Ты поедешь туда как король, но не доберёшься. А я поеду как нищий и с Божьей помощью доберусь». И это пророчество сбылось. Корабль, на котором плыл Баал-Шем-Тов, потерпел крушение, и его пассажиры вынуждены были отправиться в обратный путь. А рэб Йосиф сидел себе на берегу моря, поглощённый чтением какой-то книги. Однажды плыл по морю корабль, владелицей которого была одна дама. Заметив на берегу загадочную фигуру, дама послала своих людей узнать, что это за человек. Когда посланцы доложили, что его зовут Йосиф Справедливый и что он хочет плыть в Эрец-Исраэль, она велела взять его на борт. Как оказалось, эта дама когда-то была служанкой в доме р. Йосифа. Однажды, в канун Йом-Кипер, христиане отказались его обслуживать. И только служанка, почитавшая своего хозяина-цадика, продолжала  работать. Получив за это благословение от р. Йосифа, она разбогатела и стала позже владелицей корабля. На этом корабле р. Йосиф прибыл на Святую Землю, где и обрёл вечный покой. [5, p. 26-28]

Сын р. Йосифа Справедливого, р. Ицхок, снискал себе славу как магид из Дрогобыча, моралист и чудотворец. Был случай, когда в первый вечер Сукойс в Дрогобыче шли проливные дожди и в сукках невозможно было сидеть. И только в сукке р. Ицхока было сухо, что дало возможность исполнить заповеди праздника. Крепкие духовные узы связывали Дрогобычского магида с Баал-Шем-Товом. Последний нередко гостил у р. Ицхока, а в письмах называл его «святым раввином-гаоном», «короной Израиля», «цадиком поколения» и пр. Стоило р. Ицхоку произнести перед сном слова: «В руку Твою отдаю на хранение дух мой» [6], – и он засыпал мгновенно. Но в одну из ночей его мучила бессонница. Он долго не мог понять, какой грех совершил, и, наконец, вспомнил. Однажды р. Ицхок слышал, как какие-то остряки насмехались над Баал-Шем-Товом, но не выступил против них, промолчал. Той же ночью Дрогобычский магид разбудил извозчика и велел ему ехать в Меджибож. Прибыв на место, он пошёл молиться в бес-медреш. Стоял в уголке, никем не замеченный. И вдруг услышал, как Баал-Шем-Тов вызывает его для чтения Торы. После чтения отрывка Баал-Шем-Тов сказал ему: «Ты проделал этот путь, чтобы помириться со мной?! Я давно простил, всей душой!» Рэб Ицхок служил даеном раввинского суда в Дрогобыче, проживал также в Бродах и Остроге, а в конце жизни – в Горохове. [5, p. 30-31; 7]

Cын р. Ицхока – Ихел-Михел – родился ок. 1726 г. в Бродах. В доме было очень много Торы, но постоянно недоставало хлеба. Сначала мальчик учился дома под руководством отца, а позже стал учеником и музыкантом самого Баал-Шем-Това. Именно р. Ихела-Михела считают автором знаменитой «Гэйлыкер нигн» («Священная мелодия»), которую Баал-Шем-Тов очень любил и называл «мелодией, вызывающей большую жалость».

Ноты «Гэйлыкер нигн»

Согласно преданию, Бешт перед смертью просил музыкантов исполнить для него эту мелодию. Когда просьба была выполнена, Бешт им сказал: «Вот что я вам возвещаю. Каждого, кто споёт мелодию, вызывающую жалость и покаяние, я выслушаю всюду и буду пробуждать жалость к нуждающимся в покаянии и милосердии». В ХІХ ст. «Гэйлыкер нигн» был очень популярен среди звягельских хасидов. Рэб Ихел-Михел был вначале магидом в Бродах, но после херема, объявленного хасидам бродскими миснагидами, вынужден был перебраться в Злочев [8]. С тех пор его стали называть Злочевским магидом. После смерти основателя хасидизма он стал приверженцем его преемника, Межиричского магида. Остаток жизни р. Ихел-Михел провёл в Ямполе, где скончался 25-го Элула 5546 г. (18 сентября 1786 г.) У него было пять сыновей, которых отец сравнивал с пятью книгами Торы. Они распространяли хасидизм в городах и местечках Волыни и Восточной Галиции: р. Йосиф стал раввином в Ямполе, р. Мордхе – в Кременце, р. Ицхок – в Радзивилове, р. Вэлвэлэ – в Збараже. А р. Мойше суждено было стать основателем династии звягельских цадиков. [5, p. 40-46, 54-55; 7; 9, с. 72; 10]

Первый звягельский цадик

Как известно, в ХVIII ст. у евреев Восточной Европы фамилий не было. Однако в начале ХІХ ст. их стали насильственно вводить. Рэб Мойше выбрал себе фамилию Голдман, по-видимому, в честь города Злочева («голд» на идиш – золото), в котором много лет жил его отец и в котором скорее всего родился он сам. После смерти отца он отказался идти по его стопам и занялся торговлей, но через некоторое время под влиянием ребе Леви-Ицхока из Бердичева и ребе Мордхе из Несхиза стал магидом. Этот титул он получил от своего духовного наставника, Межиричского магида. [5, p. 56; 11, p. 107; 12, с. 78] Мошко Михельович Голдман, как указано в одной из ревизских сказок, прибыл в город Новоградволынск в 1816 г. из местечка Межирича. В то время ему было 53 года, а это значит, что родился он около 1763 г. [13, л. 25об] С целью распространения хасидизма р. Мойшелэ объезжал десятки больших и малых еврейских поселений округи и своими яркими проповедями притягивал к себе массы приверженцев. В своём жилище он создал молельню. Там р. Мойшелэ молился весь год и только в «дни трепета» отдавал предпочтение Большой синагоге. Подобным образом поступали и его потомки. [9, с. 72]

Согласно одной из легенд, во времена р. Мойшелэ в Звягеле существовало сообщество цадиков под названием «хаврайа». Каждую пятницу вечером после трапезы они сходились в бес-медреше для совместного исполнения «Шир а-Ширим». Кроме них, туда больше никого не пускали, и стоявшая снаружи толпа слушателей с благоговением внимала доносившиеся до неё волшебные звуки. [14, с. 48-49]

По некоторым источникам, первый звягельский цадик скончался 10-го Ийара 5591 г. (23 апреля 1831 г.) [11, p. 107] А вот согласно одной из ревизий евреев Новоградволынска, умер он ещё в 1830 г. [15, л. 86об] М.Бонэ вспоминает о том, как в детстве в день 9-го Ава бывал на могиле цадика р. Мойшелэ на старом кладбище. Там стояла усыпальница с надгробием. Дата кончины, выгравированная на камне, соответствовала цифровому значению букв библейского стиха: «И умер Моше, раб Господень». [16] Но из каких конкретно букв слагалась дата, в памяти не сохранилось. [3, с. 70]

В ХІХ ст. жил в Звягеле некто Зуся Радзивилер. Говорили, что в молодости он был меламедом у сына цадика р. Мойшелэ. Однажды в его присутствии цадик стал браниться с ребецн. Последняя хотела уйти из дому, но разгневанный р. Мойшелэ схватил качалку для теста и погнался за супругой. Зуся преградил ему дорогу и забрал качалку. Тогда цадик благословил его на долголетие за то, что тот удержал его от греха. После кончины р. Мойшелэ, когда Зуся Радзивилер болел, в усыпальницу цадика посылали людей молиться за выздоровление больного. И каждый раз состояние больного улучшалось ещё до возвращения посланцев с кладбища. Так Зуся Радзивилер дожил до 107 лет. [14, с. 47-48]

По воспоминаниям Осадчук Зои Адольфовны, жившей на ул.Коцюбинского рядом со старым еврейским кладбищем, усыпальница цадика р. Мойшелэ представляла собой небольшое кирпичное здание, на дверях которого были изображены львы. Лежавшая внутри «штибэлэ» надгробная плита напоминала крышку гроба. В конце 1940-х – начале 1950-х гг. застройщик дома №20 по ул. Коцюбинского, на участке которого стояла усыпальница, разрушил её и построил на этом месте летнюю кухню, несмотря на протесты и предостереждения стариков-евреев. Как оказалось, предостережения имели под собой почву. Через некоторое время застройщик скоропостижно скончался. Члены его семьи тоже рано ушли из жизни.

В 2004 г. на средства живущих в Израиле потомков звягельских цадиков рядом с упомянутой выше летней кухней был установлен памятник с надписью на иврите: «Здесь погребён святой раввин рэб Мойше из Звила (да защитит он нас – аминь!), сын р. Ихела-Михела, магида из Злочева (да защитит он нас – аминь!). Комитет усыпальниц цадиков».

А в 2011 г. была сооружена новая усыпальница цадика, внутри которой установлено новое надгробие из более прочного материала.

Второй звягельский цадик

В 1816 г. вместе с цадиком р. Мойшелэ в Звягель прибыл его 28-летний сын Михелэ, или Ихел-Михел (родился ок. 1788 г.), названный в честь своего знаменитого деда. [13, л. 25об] После смерти отца он стал вторым звягельским цадиком. Его жена Двера была правнучкой знаменитого Межиричского магида. У них было трое сыновей и трое дочерей. Рэб Михелэ любил простоту и скромность, был близок простому народу и стремился облегчить страдания обездоленных. В его характере сочетались хасидский экстаз и наивная весёлость. Как и его дед, р. Михелэ был музыкально одарённым. Без устали плясал он на субботних и праздничных вечеринках, напевал мелодии из репертуара цадиков предыдущих поколений, прежде всего «Гэйлыкер нигн». Датой его кончины считается 12-е Тишрей 5616 г. (24 сентября 1855 г.), хотя одна из ревизий указывает, что он умер ещё в 1854 г. [5, p. 76; 9, с. 71-72; 17, л. 139об]

Могила второго звягельского цадика расположена на новом еврейском кладбище на ул. Коростенской. Эпитафия на его надгробии гласит: «Знаменитый хасидский раввин, светочь благочестивый, святый и аскетичный, милый и приятный, добрый к небесам и людям, страшащийся греха ... святая и чистая родословная ... раввин, наш учитель р. Ихел-Михел, сын цадика ... нашего учителя р. Мойше (да будет память праведника и святого благословенна в мире грядущем) ... Умер 12-го Тишрей 5616 г. Да будет его душа вплетена в узел жизни».

Третий звягельский цадик

Следующим цадиком Звягельской династии стал р. Мордхелэ, сын р. Михелэ Голдмана, родившийся около 1824 г. (в 1834 г. ему было 10 лет). [15, л. 91об] По воспоминаниям современников, он был невысокого роста, тощим, часто хворал. Однако физическая слабость не мешала ему заниматься общественными делами. Рэб Мордхелэ был постоянно сосредоточен на служении Господу, любил уединение, мог часами стоять, опираясь на пюпитр и погрузившись в размышления, а хасиды не осмеливались его тревожить. Деньги были ему ненавистны. «Квитэлэх», которые подавали ему, он брал за края, чтобы не прикасаться к деньгам. Всю выручку распределял среди бедных. Рэб Мордхелэ любил детей и порицал тех меламедов, которые использовали в своей практике жестокие телесные наказания. [5, p. 82,91; 9, с. 73; 12, с.78]

Приверженцы р. Мордхелэ верили в чудотворные способности своего цадика и стремились получить от него благословение. Один бездетный хасид много раз обращался к нему за благословением и использовал любой случай, чтобы находиться поблизости от ребе. Однажды перед праздником Пейсах рэб Мордхелэ черпал воду для выпечки мацы. Во время этой церемонии присутствовали дети цадика и бездетный хасид. Вдруг один ребёнок упал и больно ударился. Ребёнка подняли. Нужно было срочно занести его в дом ребе. «Трог аэйм дос кинд, – сказал р. Мордхелэ бездетному хасиду, – ун бэ-эзрес а-шем вэт дайн вайб ойх трогн ...» («Неси ребёнка домой, и с Божьей помощью твоя жена тоже понесёт ...») [5, p. 86-87] И благословение сбылось!

Кончина р. Мордхелэ в канун праздника Сукойс 5661 г. (7 октября 1900 г.) повергла в уныние евреев Звягеля. В тот день были закрыты все магазины и мастерские. Толпы людей устремились к дому цадика, чтобы проводить его в последний путь. [9, с. 73; 12, с.78] Вечный покой р. Мордхелэ нашёл рядом со своим отцом р. Михелэ.

В Звягеле существовал обычай проведывать могилы цадиков после утренней молитвы в канун Йом-Кипер. Женщины-праведницы измеряли нитками могилы цадиков и сплетали из них фитили. Этим же утром посетители кладбища приобретали фитили у праведниц для изготовления особых восковых свеч в честь праздника. [18, с. 50]

Во время строительства Новоград-Волынского укрепрайона в 1930-х гг. возле нового еврейского кладбища появилось несколько ДОТов (долговременных огневых точек).

7-8 июля 1941 г. занявшие здесь оборонительные позиции советские войска вели ожесточённые бои против наступавшей на город 14-й танковой дивизии вермахта. Следы этих боёв до сих пор хорошо видны на территории еврейского кладбища в виде двух воронок и повреждений лицевой части многих надгробий. На надгробиях цадиков остались вмятины от пуль и осколков снарядов. Больше всего не повезло памятнику р. Мордхелэ, верхняя часть которого отбита.

Поэтому эпитафия на нём сохранилась не полностью: «.......... 5661 г. Здесь покоится ... в Торе, почитании и большой скромности ... в его чистосердечности, в учении истины и служении целыми днями и ночами своими возвышенными поступками, деяниями божественными, свершенными воистину и честно ... Его тело и душа много постились, и был он назван святым и чистым с юности ... раввин р. Мордхе, сын раввина р. Ихела-Михела блаженной памяти».

Примерно в 1991 г. памятники второго и третьего звягельских цадиков были покрашены и обнесены оградой. В 2003 г. на средства живущих в Израиле потомков цадиков над этими могилами был установлен навес, а к ограде прикреплена табличка с текстом на иврите: «Цадики Звягельской династии. Это святое место упорядочено комитетом усыпальниц цадиков под руководством р. Исраэля-Меира-габая (да сохранится имя его)». Тогда же был проложен мостик со стороны шоссе на Коростень. 

Четвёртый звягельский цадик

После смерти цадика р. Мордхелэ его место занял младший сын, р. Шлёмке, родившийся в 5629 г. (1868-69) [11, p. 111] Дом, в котором он проживал со своей семьёй, находился в еврейском квартале Варшавня, на перекрёстке улиц Варшавской и Троицкой (ныне – улицы Октябрьская и Воинов-интернационалистов). Это был двухэтажный кирпичный дом, крытый жестью. В одной половине, состоящей из 6 комнат и 2 кухонь, жила семья Шлёмы Голдмана, другая половина принадлежала семье Шихмахер. Адрес здания в 1927 г. – ул. Троицкая №19. [19, л. 2,11об] К сожалению, это здание не сохранилось.

В свой дом р. Шлёмке каждый день приводил учащихся Звягельской ешивы и содержал их за свой счёт. Большим был его авторитет среди евреев-ремесленников и жителей окружающих сёл. [9, с. 73; 12, с.78] «И если, не дай Бог, в семье случалось горе, сельские евреи ехали в Звягель ... к цадику р. Шлёмке, который тоже был святым и мог помолиться за еврея, нуждающегося в милосердии и Божьей помощи, – писал Яаков Леви. – После дачи «выкупа» и ободряющих слов ребе они возвращались домой со спокойной душой и твёрдой верой в то, что всё закончится благополучно. И если на самом деле приходило спасение, полное или частичное, не было и тени сомнения в том, что это заслуга ребе ... Еврей снова торопился в город одарить ребе мешком картошки, парой кур, а также мелкими деньгами.» [20, с. 44]

Рэб Шлёмке обладал даром ясновидения. Как-то привёл к нему один еврей юношу, за которого собирался выдать свою дочь, и попросил ребе высказать своё мнение о женихе. Ребе после долгих раздумий неожиданно спросил: «Он накладывает тфиллин? Проявляет самоотверженность в исполнении этой заповеди?» Этот вопрос цадик повторил несколько раз и затем сам же на него ответил: «Да». Когда гости ушли, молодой человек признался будущему тестю, что во время службы в армии зачастую пренебрегал исполнением заповедей. Но после того как у него пропал тфиллин, юношу стали терзать душевные муки. С большим трудом нашёл он тфиллин и с тех пор регулярно накладывал его. [5, p. 173-175]

Непримирим был р. Шлёмке к нарушителям заповедей. Некоторые состоятельные евреи посылали своих детей на учёбу по субботам. Все усилия, предпринятые раввинами, были напрасными. Тогда р. Шлёмке собрал габаев всех синагог города и раздал им списки нарушителей. Он запретил вызывать осквернителей субботы для чтения Торы и брать у них угощения. Испытав на себе бойкот, богачи, привыкшие к почёту в синагоге, подняли шум. Но это им не помогло. Затем р. Шлёмке собрал водовозов и запретил им обслуживать богачей. Последние пытались воздействовать на водовозов подкупом и угрозами, но те не осмеливались нарушить приказ ребе. Через некоторое время р. Шлёмке вызвал членов погребального братства и запретил им хоронить умерших осквернителей субботы и членов их семей. И вот у одного из богачей умер сын, но его отказывались хоронить. После этого случая сопротивление осквернителей было сломлено. [5, p. 118-125]

У р. Шлёмке был старший брат, р. Михелэ. В его доме, расположенном возле Большой синагоги, была устроена молельня. [21] О большом авторитете братьев-раввинов Голдман свидетельствует их избрание в совет еврейской общины 28 апреля 1918 г. [22, л. 7]

Тяжкие испытания выпали на их долю в 1919 г. После захвата Звягеля повстанцами в городе несколько дней бушевал погром, жертвами которого стали несколько сотен евреев. В эти дни цадики р. Шлёмке и р. Михелэ в составе делегации от еврейской общины, рискуя жизнью, направились со свитком Торы и хлебом-солью в штаб повстанцев и сумели убедить их руководство остановить кровопролитие. Вскоре повстанцы потребовали от евреев выдать им авантюриста Китай-Бабу, которого обвиняли в связях с большевиками. В противном случае они грозились массовыми убийствами. Когда евреи обратились за советом к р. Шлёмке, тот в ответ процитировал заповедь из Талмуда «Умереть, но не преступить», которая, в частности, запрещает выдачу иноверцам на погибель одного из сыновей Израиля. К счастью, повстанцы сами нашли Китай-Бабу и повели его во двор Большой синагоги. На место казни они привели р. Михелэ и велели ему расстрелять арестованного. Однако раввин, несмотря на угрозы и побои, отказывался брать винтовку. Неизвестно, чем бы закончилась эта история, если бы раввина не выручил грузчик Хуна, расстрелявший Китай-Бабу. [5, p. 113-116; 12, с. 78-79; 23, с. 268-269; 24, с. 278]

После того, как Звягель перешёл в руки большевиков, р. Шлёмке остался в городе, а его брат р. Михелэ переехал в Корец, где вскоре и умер. [9, с. 73]

Однажды большевики провели обыск в доме р. Шлёмке и конфисковали мешок муки, предназначенный для бедных. Придя домой, ребе узнал о случившемся и тут же направился к местному начальству, несмотря на уговоры домашних. Функционер, в чей кабинет зашёл р. Шлёмке, происходил из знатной хасидской семьи и с юных лет почитал звягельского цадика. Не в силах устоять перед харизмой ребе, он велел своим подчинённым вернуть муку. [5, p. 131-136]

Инициатором репатриации р. Шлёмке в Эрец-Исраэль был его внук Мордхелэ. Как-то встретили его на улице евреи-комсомольцы. Они стали дразнить юношу, дёргать за пейсы. Придя домой, Мордхелэ решил действовать. Втайне от родных он написал в главный раввинат Эрец-Исраэль письмо, в котором просил прислать сертификаты для себя и деда. К его радости, сертификаты через некоторое время прибыли. Узнав об этом, р. Шлёмке три дня пребывал в раздумье. С одной стороны, жаль было покидать своих приверженцев-хасидов. С другой стороны, из-за преследований со стороны большевиков распространение Торы в городе становилось невозможным, а у его внука Мордхелэ в этой стране не было будущего. В итоге р. Шлёмке решил поддержать внука. В день отъезда их вышли провожать толпы опечаленных горожан. На Святую Землю дед и внук прибыли в день поста Гедалии 5686 г. (21 сентября 1925 г.) [5, p. 191-199,204]

Поселившись в наёмной квартире в Иерусалиме, р. Шлёмке вёл скромный образ жизни и в течение трёх лет хранил молчание о своём происхождении. Почти каждый день он ездил автобусом до Стены Плача и молился там среди простонародья. Ребе также часто сидел в ешиве «Хай Олам», углубившись в чтение священных книг. Никто из учащихся ешивы не знал, кто он такой. Но однажды туда зашёл один бывший звягельский еврей, который узнал своего знаменитого земляка и раскрыл присутствующим его тайну. Позже р. Шлёмке построил небольшой домик в квартале Бет-Исраэль, двери которого были открыты для всех. [5, p. 11,205-206,212-215,217,221,233-237]

Классы ешивы в бывшем домике р. Шлёмке в Иерусалиме.

Фото 2000 г.

Ежедневно к нему приходили за советом и помощью. Он не жалел денег для беспризорных детей, бедных учеников ешив и вдов, хотя сам часто голодал и ходил в изношенной одежде. В 5699 г. (1938-39) ребе основал в Иерусалиме ешиву «Бет-Мордехай», названную в честь своего отца р. Мордхелэ. Каждую неделю через своего помощника р. Шлёмке выдавал учащимся ешивы денежное пособие для освящения субботы, но никто из них не знал имени мецената. Свеча четвёртого звягельского цадика погасла 26-го Ийара 5705 г. (9 мая 1945 г.) Толпы людей, среди которых были выдающиеся раввины, главы ешив и простые хасиды, провожали его в последний путь на кладбище на Масличной горе. [5, p. 243-244, 335, 339-343,347-348; 11, p. 111]  

На его надгробии высечены такие слова: «Здесь погребён адмор [25], святой раввин-цадик р. Шломо из Звила, блаженной памяти праведник, сын адмора, святого раввина-цадика р. Мордехая, четвёртое поколение после адмора, святого раввина-цадика р. Ихела-Михела, Злочевского магида. Душа его вознеслась 26-го Ийара 5705 г. Да будет его душа вплетена в узел жизни».

Пятый звягельский цадик

После репатриации р. Шлёмке в Эрец-Исраэль в Звягеле остался его сын, раввин Гдали-Мойше Голдман, примерно 1887 г.р.

 

Жил он в переулке, ранее соединявшем улицы Варшавскую и Гутинскую (адрес в 1925 г. – ул. Большая Варшавская №7). 26-28 октября 1926 г. в Коростене состоялся съезд раввинов Житомирского, Коростенского и Шепетовского округов, в работе которого участвовал также р. Гдали-Мойше из Звягеля. В 1929 г. он был арестован за нелегальное содержание хедера и сослан на 7 лет в Сибирь. В 1937 г. ему удалось репатриироваться на Святую Землю. После смерти отца в 1945 г. р. Гдали-Мойше стал пятым звягельским адмором. Умер он 24-го Хешвана 5710 г. (16 ноября 1949 г.) [11, p. 114; 26, л. 24; 27, p. 119-120]

Новые поколения звягельских цадиков

Следующим звягельским цадиком стал р. Мордхелэ (Мордехай-второй), сын р. Гдали-Мойше, репатриировавшийся в Эрец-Исраэль вместе со своим дедом р. Шлёмке. Как и его предки, он был равнодушен к почестям и вёл себя как простой человек.

Адмор р. Мордхелэ и его внук Гдали-Моше, ок. 1977 г.

По его инициативе была расширена ешива «Бет-Мордехай», открыты талмуд-тора и книгоиздательство, созданы фонды помощи нуждающимся.

Звягельская ешива в Иерусалиме. Фото 2000 г.

Улица, на которой расположена ешива – Admor Rabi Shlomo mi-Zvil – названа в честь его деда. Адмор Мордехай Голдман (ок.1906-1979) был последним звягельским цадиком, родившимся в Звягеле. [5, p. 367]

На смену ему пришёл сын, адмор р. Авраам Голдман (1933-2009).

 

С его именем связано строительство новой талмуд-торы «Звил» на ул. Рапопорта в Иерусалиме.

Старший сын р. Авраама, раввин Гдали-Моше Голдман, некоторое время был руководителем ешивы и талмуд-торы. [11, p. 116] Сейчас он возглавляет религиозную общину «Звил» с бес-медрешами и учебными заведениями в Иерусалиме (ул. Шмуэль га-Нови) и Бейтар-Илит (ул. Пахад Ицхак). Другой сын, р. Шломо Голдман, стал после смерти отца звягельским адмором.

Раввин Янкель-Сруль Корф и его потомки

В начале ХХ ст. в Звягель прибыл раввин Янкель-Сруль Корф (ок.1883-1952), предками которого были знаменитые цадики разных династий.

 

Он женился на Гитель Голдман, дочери цадика р. Михелэ, несколько лет находился на иждивении у тестя и занимался изучением Торы. А в 1907 г., когда умер звягельский духовный раввин р. Мойше-Шмуль, раввин Корф занял эту должность. В 1914 г. он приобрёл часть дома на Гутинской улице и с тех пор проживал там со своей семьёй. В 1919-21 гг. Я.-С.Корф стал также общественным раввином. В августе 1919 г., когда город захватили большевики, раввин узнал от ксёндза Кучинского о готовящемся аресте. По совету ксёндза, раввин Корф несколько дней скрывался в с. Ярунь. Не застав раввина дома, обозлённые большевики пытались выведать у ребецн Гитель место его нахождения и, не добившись желаемого результата, убили её.

Ребецн Гитель Корф

Через некоторое время раввин Корф женился на Ите Голдман, сестре покойной жены, которая стала матерью его детей. В 1921 г. раввину удалось нелегально пересечь советско-польскую границу и прибыть в местечко Корец. А в 1924 г. он вместе с семьёй эмигрировал в США и поселился в Бостоне, где возглавил хасидскую общину «Адат Яаков» в микрорайоне Дорчестер. Я.-С.Корф похоронен в усыпальнице на кладбище «Бет-Исраэль» в соседнем с Бостоном городке Эверетт. [11, p. 112; 28, сс. 100-101; 29, лл. 72об-73; 30, p. 5; 31, p. 2]

Эпитафия на усыпальнице гласит: «Здесь погребён А.А.М.О.Р. [32], гаон-цадик, раввин р. Яаков-Исраэль, сын раввина-цадика р. Мордехая-Бенциона, блаженной памяти праведника, председатель раввинского суда из Звила, потомок святых цадиков Бешта, Межиричского магида, Злочевского магида, Чернобыльского магида и р. Аарона Великого из Карлина. Душа его вознеслась на рассвете в воскресенье, в канун Йом-Кипер 5713 г. Да будет его душа вплетена в узел жизни».

После смерти Я.-С.Корфа его место занял сын, раввин Шмуль-Ицхок Корф (ок.1913-1974). Сын последнего, раввин Ицхак-Аарон Корф, возглавляет ныне звягельско-меджибожскую общину в Бостоне. [11, p. 116; 33] Богослужения проводятся в бес-медреше «Звил-Межбуж» (Скул-стрит). [34]

Ещё один звягельский ребе, Шломо Голдман, сын адмора Мордехая, служит раввином в Юнион Сити, пригороде Нью-Йорка. [33] Таким образом, в США возникли ответвления Звягельской династии цадиков.

* * *

Потомки звягельских цадиков слыхали от своих родных воспоминания и предания о Звягеле и живших там предках. Они мечтали увидеть этот город собственными глазами, но долгое время не могли это сделать из-за «железного занавеса». Впервые их мечта осуществилась летом 1991 г., когда в Звягель приехала группа хасидов во главе с раввином Гдали-Моше Голдманом из Иерусалима. Гости провели совместное богослужение с местными евреями, побывали на могилах звягельских цадиков на новом и старом еврейских кладбищах. Свои воспоминания об этой поездке раввин Гдали-Моше опубликовал в журнале «Yalkut Wolyn». [35, сс. 24-27] В 2001 г. звягельские хасиды из Израиля вновь побывали на родине предков.

Встреча в Новоград-Волынской синагоге звягельских хасидов из Израиля с членами местной общины в 2001 г. Второй слева: раввин Гдали-Моше Голдман

В 1994 г. Звягель посетил раввин Борух Корф из США, сын раввина Янкеля-Сруля Корфа, родившийся здесь в 1914 г. и потерявший в пятилетнем возрасте во время погрома свою мать. Сопровождавший его племянник Пол Гасс разместил в интернете описание этого визита[36].

Борух Корф (справа) и Пол Гасс у могил звягельских цадиков

В августе 2013 г. на родине предков побывал нынешний звягельский адмор, р. Шломо Голдман из Иерусалима.

Звягельские хасиды во главе с адмором р. Шломо (второй слева) молятся у могил звягельских цадиков

Несколько лет назад могилы звягельских цадиков на новом кладбище были внесены в Свод памятников истории и культуры города Новограда-Волынского. [37, сс. 183-184].

А во время проведения футбольного чемпионата Евро-2012 их вместе с другими туристическими объектами обозначили на информационном стенде «Открой для себя Новоград-Волынский», установленном в центре города.

Источники

[1] После переименования города местное население продолжало называть его по-старому: Звягель на славянских языках и Звил на идиш. Было предпринято несколько попыток вернуть городу историческое название Звягель, но они не имели успеха. И сейчас это название пользуется популярностью у горожан. Поскольку местная династия цадиков именуется Звягельской, в данной статье даётся предпочтение старому названию города.

[2] Во многих источниках даты указаны только по еврейскому календарю.

[3] Бонэ (Бибер) М.  Тора, хасидизм и Гаскала.

 //мемориальная книга «Звил /Новоградволынск/» (на иврите). – Тель-Авив, 1962.

[4] Свирж – село в Перемышлянском районе Львовской области. Некогда имело статус города.

[5] Ha-Rav ha-kadosh Rabi Shlomo mi-Zvihil; edited by Z. Kolin. (на иврите). – Jerusalem, 5755 (1994-95).

[6] Тегилим, 31:6.

[7] http://www.rebbe.org/rebbes.html

[8] Злочев (ныне – Золочев) – город во Львовской области.

[9] Гешури М.-Ш.  Звягель – город хасидизма. //«Звил» (на иврите).

[10] http://www.yivoencyclopedia.org/article.aspx/Yehiel_Mikhl_of_Zlotshev

[11] Alfasi Y.  Ha-Hasidut mi-Dor le-Dor. – Vol. 1. – Jerusalem, 5755.

[12] Ури А.  Личности и события. //«Звил» (на иврите).

[13] Государственный архив Житомирской области (ГАЖО). – ф.118 оп. 14 д. 172.

[14] Зецер Ш.-Ц.  Мысли и картины. //«Звил» (на идиш).

[15] ГАЖО. – ф.118 оп. 14 д. 181.

[16] Дварим, 34:5.

[17] ГАЖО. – ф.118 оп. 14 д. 197.

[18] Шлаен Й.  Тальновская синагога. //«Звил» (на иврите).

[19] ГАЖО. – фр. 1126 оп. 1 д. 726.

[20] Леви Я.  Звягель и его близкие окрестности. //«Звил» (на идиш).

[21] Схематический план города. //«Звил» (на иврите).

[22] Центральный Государственный Архив Высших Органов Власти и Управления

Украины (ЦГАВОВУ). – ф. 1277 оп. 1 д. 122.

[23] Анцелевич Д.  Погромы в Звягеле в 1919 году. //«Звил» (на иврите).

[24] Ставит Б.  Хуна-грузчик и Кашук. //«Звил» (на иврите).

[25] Адмор (аббревиатура ивритского словосочетания «адонэну морэну вэ-рабэну» – «господин, учитель и наставник наш») – титул цадиков.

[26] ГАЖО. – фр. 128 оп. 1 д. 930.

[27] Shoshilta. – Issue 1. – Jerusalem, 2010.

[28] Бонэ (Бибер) М.  Рэб Шая-Фишл-даен и другие. //«Звил» (на иврите).

[29] ГАЖО. – ф. 49 оп. 1 д. 562.

[30] Архив «Джойнт» в Нью-Йорке, коллекция 1919-1921 гг., дело №233. – протокол №23. (на идиш).

[31] Grand Rabbi Korff dead. – Boston Sunday Advertiser. – Sept. 28, 1952.

[32] А.А.М.О.Р. – (аббр. «адони ави мори вэ-раби» – «господин, отец, учитель и наставник мой») – один из титулов цадиков

[33] http://en.wikipedia.org/wiki/Zhvill (Hasidic_dynasty)

[34] http://www.rebbe.org/beismedrash.html

[35] Голдман Г.-М.  Впечатления от посещения Звягеля. (на иврите) //Yalkut Wolyn. – №49. – Тель-Авив, 1992.

[36] http://www.paulgassfamily.com/prologue/prologue1.htm

[37] Пам’ятки і пам’ятні місця історії та культури на Житомирщині. Міста Коростень,

Новоград-Волинський. Випуск 11. – Житомир, 2008.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 2184




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer1/LKogan1.php - to PDF file

Комментарии:

Дмитрий Гольдман
Вилминг&, Делавер, США - at 2016-05-02 20:06:15 EDT
С интересом прочитал статью. Особое внимание вызвала часть где описывается что реббе Корф переждал Звильский погром в Яруни. Ведь именно там в то время жила моя семья Гольдман. Мой пра-прадед Ошер/Ушер Гольдман (рожденный примерно в 1850г) родился в Звиле и в молодости переехал в Ярунь, где уже появились на свет его дети - Хаим, Брух, Израиль, Яков, и Гитель. Принимая во внимание что от опасности бегут обычно туда где есть родственники, и то что в Яруне похоже была всего одна семья Гольдманов, интересно возможно ли что Ошер был еще одним братом Михеля и Шлемке? С уважением, Дмитрий.
Леонид Коган
- at 2014-05-01 19:32:09 EDT
Уважаемая Эстер, в мемориальной книге "Звил" есть статья об Элике-Ушере Шлаене. Там упоминаются некоторые из его детей. Есть фото элика-Ушера и его сына Шмуля. Если Вы не читали книгу "Звил" в русском переводе, можете её скачать по данной ссылке: http://yadi.sk/d/idVU2nojHgYiw
В статье об Э.-У.Шлаене написано, что он умер в конце месяца Нисан 5678 г., т.е. в первой половине апреля 1918 г. На эйлык-орт (еврейском кладбище) в Звиле сохранились мацейвы, начиная с 1855 г., но далеко не все. Многие исчезли во время немецкой оккупации. С 2006 г. я регулярно исследую эпитафии старых мацейв. Пока мацейву Э.-У.Шлаена не видел. В конце мая и в июне собираюсь снова побывать в Звиле, хочу продолжить обследование эйлык-орт. Не сохранилось ли у Вас фотографий, связанных с мишпухэ Шлаен и Звилом? Можете написать мне на эл.почту: koganzvil@yandex.ru

Эстер Сара
Днепропетровск, Днепропетровская, Украина - at 2014-05-01 13:35:35 EDT
Спасибо за интересную статью!

А насколько хорошо сохранились надгробные плиты? Мечтаю поехать и найти могилы родных. Реб Ушер-Эли Шлаен, тоже является моим родственником

Абрам Торпусман
Иерусалим, - at 2014-01-18 21:35:29 EDT
Cпасибо автору и редактору за очень интересную информацию. Я жил в Новоград-Волынском в 1946 -1969 годах, там много поколений родни со стороны матери похоронено на кладбище недалеко от того места, что на фотографии. И историей города интересовался, но то, что раскопал автор, мне почти не известно.