©"Заметки по еврейской истории"
август  2013 года

Марина Воробьева

В сердце земли Танаха

 

Иудея - юг Хевронского нагорья *

Иудея... Надел колена Иеѓуды... Из этого колена происходит большинство современных евреев, так что здесь мы гуляем по местам, где жили и умирали наши самые что ни на есть прямые родственники, наши пра-пра-пра бабушки и дедушки.

Чисто еврейские поселения дожили здесь до девятого и даже десятого веков новой эры: еврейская жизнь в районе Хевронского нагорья продолжалась и при римлянах, и при Византии, и при мусульманах.

 

 

Дорога из Иерусалима по шоссе «Квиш hа-минѓарот», на въезде в поселение Неве-Даниэль можно задержаться и свернуть вслед за указателем на сохранившейся здесь отрезок древней дороги Праотцев...

За окном машины мелькают поселения блока Гуш-Эцион, въезд в Кирьят-Арбу... И только тут мы понимаем, что такое Иудейская пустыня – юг Хевронской горы.

 

 

 

Библейские пейзажи, не тронутые временем - здесь жили наши праотцы, где-то здесь Авраам смотрел на обреченный Содом.

На дорожных указателях – библейские названия. Упомянутые в Танахе, при распределении земли между коленами – Зиф, Маон, Кармель, Юта (библейская Ятта); Бáни Наúм – библейский город Аним...

Почему же евреи покинули эти места? Засуха и голод? Эпидемия? Гонения? Насильственная исламизация?

А может быть – добровольное изгнание и мистическая вера в то, что для возвращения необходимо исполнение пророчества Исайи (Исайя, глава 6, стих 11):

«И сказал я: доколе, Господи? И Он сказал: доколе не останутся города без единого жителя, и дома – без людей, и доколе земля не опустеет, превратившись в пустыню. И удалит Господь людей, и велико будет запустение в этой стране».

И сегодня здесь почти пустыня – лишь камни и крошечные еврейские поселения, жители которых верят, что с них, с этой горстки, начинается возрождение еврейской жизни Хевронского нагорья.

Первая наша остановка – тель Зиф. Сегодня здесь лишь армейская сторожевая башня, развалины...

– и история длиной в три с лишним тысячи лет.

Впервые Зиф упомянут в книге Иисуса Навúна как один из городов колена Иеѓуды; бывал здесь и Давид – жители города дважды предали его, и будущий царь едва не попал в руки преследовавшего его царя Шауля – это описано в первой книге пророка Шмуэля. А уже после разрушения Храма здесь жил и учил раби Ишмаэль, один из таннаев, ведущий законоучитель иешивы в Явне.

Мы спускаемся с холма мимо древнего колодца и продолжаем наш путь на юг.

Проезжаем мимо поселений Кармель и Маон и сворачиваем на узкую дорожку, известную не каждому GPS-навигатору и ведущую в поселение Мицпе-Авигайль.

Не убирайте Танах далеко: там же, в первой книге Шмуэля, мы найдем рассказ об «умной и красивой видом» женщине по имени Авигайль, жившей здесь и ставшей женой Давида – в честь нее названо это поселение.

В центре поселка – детская площадка и синагога, там мы и остановимся.

Отчаянный дух первопроходцев-халуцим, создававших страну сто лет назад из пустынь и болот, витает здесь и сегодня. Десятилетиями жить и растить детей в караванах, не имея возможности построить каменный дом, в постоянном ожидании решения суда о сносе форпоста, во враждебном арабском окружении, рядом с благополучным, развитым и спокойным центром Израиля... Для этого действительно нужно быть идеалистом, уверенным в правильности выбранной миссии.

Во время печально известного размежевания 2005 года живущие здесь считанные еврейские семьи в нескольких поселениях удержали юг Хевронского нагорья от передачи его Палестинской автономии, в Иудее благодаря им не случилось того, что случилось в северной Самарии, где были уничтожены два еврейских поселка – Санур и Хомеш; вся северная Самария была отдана арабам и, как результат, стала недоступна не только для израильтян, но и для туристов.

Из поселения Мицпе Авигайль прекрасно виден большой курган древнего города Маон.

 

 

 

На раскопках в библейском Маоне в древней синагоге нашли полутораметровую Менорý из белого мрамора, украшенную львами – символами колена Иеѓуды. Эту находку можно видеть сегодня в музее Израиля. Поразительно, что эта Менорá сделана на границе шестого и седьмого веков новой эры.

 

 

 

Благодаря археологам мы знаем, что здесь, в Иудее, еврейская жизнь и еврейское присутствие продолжались еще много столетий после разрушения Храма: хотя основной центр еврейской мысли и творчества сместился тогда в Галилею, тем не менее традиционные, типично еврейские поселения оставались в Иудее до восьмого и даже десятого веков новой эры.

 

 

 

В византийский период и в период раннего ислама населявшие юг страны набатеи переходят в веру победителей, в христианство и ислам, о чем свидетельствуют построенные в их городах церкви и мечети, а еврейский Маон остается верен иудаизму! В поселке нет никаких других культовых зданий, кроме синагоги, среди исследованных органических остатков, найденных в Маоне, нет свиных костей – жители соблюдали кашрут.

Давайте продолжим движение на юго-восток. Наша следующая остановка – форпост Мицпе Яир. И здесь, как и в Мицпе Авигайль, нет ни одного каменного дома, все жители (всего одиннадцать семей!) уже больше десяти лет живут во временных караванах.

Отсюда открывается потрясающий вид на восток, на пустыню и Мертвое море.

В двухстах метрах южнее поворота на Мицпе Яир – поворот на древнюю Сусию.

Современная Сусия – центральное поселение Хевронского нагорья, там проживает сегодня 160 семей. Рядом раскопки древнего поселения, которое было гораздо больше – около трех тысяч жителей. Это был чисто еврейский город, просторный и хорошо организованный, с широкой главной улицей, лавками, мастерскими, общественными зданиями и общинной жизнью.

 

 

 

Он возник как результат политики римских властей, запретивших евреям жить в Иерусалиме и его ближайших окрестностях.

О том, что город был еврейским, говорят множество свидетельств: миквы, в большом количестве найденные при раскопках, многочисленные еврейские надписи и символы, углубления для мезуз в дверных косяках, а главное –  древняя синагога с потрясающей мозаикой.

 

 

 

Интерьер синагоги Сусии частично воссоздан и в музее Израиля.

Несмотря на малое количество выпадающих здесь осадков, жители древней Сусии занимались всеми видами сельскохозяйственных работ, для точности археологи добавляют, что только рыболовства в Сусии не было. В городе найдены многочисленные подземные помещения, водосборники, гончарные мастерские, прессы для масла и винограда.

 

 

 

Синагогу и поля за городом соединял потайной подземный ход, сегодня им с удовольствием пользуются все гости национального парка Сусия.

...Минула тысяча лет с тех пор, как исполнилось пророчество Исайи и опустела Иудея. Сегодня пришло время исполнения иных пророчеств – пророчеств о возвращении.

Усыпальница патриархов в Хевроне **

Главной достопримечательностью Хеврона, города праотцев, безусловно является «двойная пещера» или на иврите «Меарат а-Махпела».

 

Монументальное строение над пещерой построено 2000 лет назад царем Иродом и полностью сохранилось до наших дней. Размеры усыпальницы 100 х 50 м, количество полуколонн повторяет количество столбов Скинии Завета.

Внутри, в зале Авраама, на полу имеется один маленький круглый камень, обозначающий центр пещеры, вероятно, иродианские строители хотели отметить самое святое место мавзолея и положили этот круглый камень прямо над двойной пещерой с настоящими захоронениями, сегодня мы гуляем на высоте 8 метров над уровнем скалы, то есть по крыше иродианской постройки.

 

Кенотафы, поставленные на крыше здания, стоят здесь с 1267 года, со времен Бейбарса, запретившего под страхом смерти входить внутрь здания. Но и до Бейбарса, крестоносцы, завоевавшие город в 1099 году, 10 лет ищут вход в здание и найти не могут. Помогло землетрясение: случайно простукивая пол, один из рыцарей услышал глухой звук, подняв один из камней пола крестоносцы обнаруживают туннель, куда они спустились на веревках, в дальнейшем построив там 15 крутых ступеней, дальше длинный (25 метров), узкий и низкий (метр с небольшим) проход, который привел их в круглую комнату, где крестоносцы находят кувшин с костями.

Дальнейшая история кувшина и костей неизвестна точно, но уже тогда найденные мощи были приписаны праотцу Яакову (последний из трех патриархов, который был здесь похоронен). Не очень разбираясь в стилях еврейских захоронений разных времен, крестоносцы увезли «мощи Якова» в Европу. Однако чьи же кости в кувшине? Вероятно, это еврейские кости, так как такой вид захоронения свойственен был евреям в конце периода Второго Храма и далее, причем именно в южной части Святой Земли. В Галилее уже перешли на саркофаги, а в Иудее продолжали хоронить по старинке. Еврейское присутствие в южной части Хевронского нагорья продолжается до Х века включительно, то есть найденные кости могли принадлежать еврею, который на 2500-3000 лет младше, чем Яаков, которому эти кости приписали.

Над обнаруженным проходом крестоносцы строят портик и делают крутую лестницу вниз. В 1187 году Салах-ад-Дин, отвоевавший у крестоносцев Хеврон, строит свой портик прямо над круглой комнатой. Между четырьмя колонами портика сделан мраморный колодец диаметром 25-30 см, крышка которого приподнята над полом на несколько сантиметров. Мусульмане до наших дней донесли традицию опускать в колодец масляную лампаду, видимо, чтобы освещать тоннель, соединяющий наш земной мир и мир небесный. Хеврон в переводе с иврита – это соединение, недаром Авраам покупает здесь пещеру и хоронит умершую Сару, традиция говорит, что Авраам увидел, что здесь похоронен первый человек Адам и его спутница жизни, Ева.

В 1267 году султан Бейбарс закрыл вход вниз для всех, даже для мусульман, то есть закрыл спуск по лестнице крестоносцев.

500 лет сюда никто не спускался, вплоть до 1967 года, до времен Моше Даяна. Вместо светильника с лампадой Моше Даян опускает в мраморный колодец 12-летнюю девочку, дочь одного из офицеров, она благополучно прошла по коридору до лестницы крестоносцев, сфотографировала круглую комнату и вышла. Раскопки и исследования запрещены ВАКФом, ключи от Меарат а-Махпела, так же как и ключи от Храмовой горы, до сих пор находятся в руках исламской администрации, так что все обследования нужно было хранить в строгой тайне. Поиски другого входа в пещеру не дали никакого результата, хотя из Иосифа Флавия известно, что над 6-ю могилами праотцев построены шикарные мраморные кенотафы. Упоминание этих кенотафов есть и у исследователя древностей времен английского мандата. Вместе с армией генерала Алленби Мангер Цаген входит в пустой Хеврон и беспрепятственно входит на первый этаж мавзолея, там он видит 6 мраморных надгробий... Повторить ему это не удалось, так как пришедшие в себя арабские жители Хеврона тут же исправили допущенную оплошность – знакомая дверь оказалась закрыта наглухо. Видимо, находится эта потайная дверь внутри арабской пристройки к зданию Ирода с юго-западной стороны, причем именно в этой части пещеры пол двойной, то есть выход с первого этажа на второй, специально был закрыт дополнительным слоем пола.

В 1981 году во время арабского праздника еврейские поселенцы воспользовались моментом и подняв камень над лестницей крестоносцев, проникли внутрь. Дойдя до входа в круглую комнату, о существовании которой они знали, они заметили узкий лаз под ступенькой, ведущей из тоннеля в круглую комнату. С трудом протиснувшись в этот проход, еврейские смельчаки поняли, что они ползут под потолком большой пещеры, заваленной мягкой землей. Сначала своды пещеры расширялись, затем сужались и затем снова расширялись, образуя восьмерку. В самом названии пещеры – Маарат а-Махпела, есть намек на удвоение, в переводе «удвоенная пещера» и это точно соответствовало тому, что они увидели! Благополучно выбравшись из пещеры в узкий и низкий коридор, а оттуда по лестнице крестоносцев обратно в этот мир, еврейская молодежь уже строила планы дальнейших исследований, но по Хеврону пополз слух, что евреи осквернили древнее захоронение, что мертвые будут мстить жителям... Менталитет арабский диктует его носителям верить в собственные сказки, как результат, с 1981 года, вот уже 30 с лишним лет никто вниз не заглядывал...

А как же шесть красивых мраморных надгробий, о которых писал Иосиф Флавий и через 2000 лет после него англичанин Мангель Цаген? На этот вопрос нет точного ответа, вполне вероятно, что евреи совместно с мусульманами (тогда с мусульманами отношения гораздо лучше чем с христианами), ожидая крестоносцев, заваливают землей двойную пещеру и прячут все следы от входа в мавзолей, так что 10 лет крестоносцы не могут найти спуск, а то, что находят в итоге, то, что сегодня известно и нам – это галахическое требование к любой еврейской могиле, так называемый «выход для души». Невозможно поверить, что найденный крестоносцами вход – это единственный вход в пещеру, предположим из найденной под полом круглой комнаты пещеры, будет убрана вся земля, которой завалена пещера, узкий лаз тогда окажется под потолком пещеры и будет недоступен, так где же вход и выход? Как входили в пещеру Авраам, Ицхак и Яаков?

Известно, что пещера была среди поля, то есть вход в нее был с уровня земли. Видимо, во времена Ирода, над природной пещерой было поставлено двухэтажное здание, вход в саму пещеру был с первого этажа этого здания, в которое мы сегодня не можем попасть, но в Хевроне живут арабы, которые хранят тайну входа в мавзолей, но сами никогда в него не войдут, опасаясь мести спящих там еврейских праотцев. Так что же видел Мангель Цаген? Дело в том, что средневековый город существовал за счет Пещеры Праотцев, дома обступали Пещеру со всех сторон и кормились от паломничества к святой Пещере. В начале ХХ века, когда Мангель Цаген входит в Хеврон, в Пещеру, он даже не понимает, куда вошел, так как к стенам Пещеры вплотную построены дома жителей.

 

Меарат а-Махпела. Художник Ш.Мучник

Сегодня мы видим большую площадь с деревьями перед входом в Пещеру, средневековые развалюхи сносит еще иорданский король Хусейн, а деревья – это уже заслуга «израильской оккупации». Кстати, посмотреть на то, как выглядел Хеврон в начале ХХ века можно на въезде в город со стороны Кирьят-Арбы. Возможно, сами евреи в древности скрыли вход в Пещеру к могилам праотцев в ожидании римского нашествия, так же, как ессеи в Кумране прячут рукописи? И тогда Иосиф Флавий, подыгрывая собственному народу в его попытке обмануть римлян, пишет о построенных кенотафах на первом этаже Пещеры, как о настоящих захоронениях? В этом случае Иосиф Флавий и Мангель Цаген описывают одни и те же гробницы. Или во времена Иосифа Флавия надгробные мраморные кенотафы находились там, где и должны были быть, то есть в самой пещере, сегодня заваленной землей. Тогда Мангель Цаген не мог их видеть, а что же он видел на первом этаже Пещеры? Видимо, то, что для отвода глаз оставили следующим завоевателям те, кто засыпал пещеру землей и в круглой комнате оставил еврейские кости в кувшине... Из истории мы знаем, что случилось это не позже Х века нашей эры, уже крестоносцы столкнулись с трудностями при поиске входа.

Есть еще один вариант объяснений того, что увидел Мангель Цаген: очень знающий христианин, протестант, знавший наизусть не только ТАНАХ, но и труды Иосифа Флавия, он ясно представлял себе то, что должен увидеть... А что, если ему эти шесть надгробий просто приснились? Тогда вопросов будет меньше, но все они все равно останутся без ответов до тех пор, пока Израиль не распространит государственный суверенитет на Иудею и Самарию и не возьмет в свои сильные руки все наши попытки разгадать тайны Пещеры.

 

* В сердце земли Танаха (Иудея– юг Хевронского нагорья)

** Путешествие по Иудее и Самарии часть 3 
 


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 51




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2013/Zametki/Nomer8/Vorobjeva1.php - to PDF file

Комментарии:

Владимир Евгеньевич Бершадский
Беэр-Шева, Израиль - at 2013-08-11 12:18:03 EDT
Это хороший знак, что напечатана такая статья.
Советую всем прочитать в Библии книги 36-37 Иезикииля.

Ефим Левертов
Петербург, Россия - at 2013-08-11 09:45:22 EDT
Большое спасибо, уважаемая Марина, за интереснейший рассказ об Иудее - центре еврейской жизни с древнейших времен! Действительно, совершенно непонятно, почему сегодня евреи должны отсюда уйти?
Маленькую поправку я хотел бы все-таки внести. Вы пишете: "в Иудее еврейская жизнь и еврейское присутствие продолжались еще много столетий после разрушения Храма: хотя основной центр еврейской мысли и творчества сместился тогда в Галилею". Мне кажется, что после разрушения Храма центр еврейской жизни переместился на берег Средиземного иоря,в Явне, а после восстания Бар-Кохбы - в Галилею.
Эта поправка не умаляет значения и интереса к Вашей статье. Спасибо!