©"Заметки по еврейской истории"
июль  2013 года

Джонатан Сакс

Атеизм и варварство[1]

Перевод Бориса Дынина

Мне нравится замечание одного оксфордского профессора о его коллеге: "На первый взгляд он глубокий, но в глубине своей он плоский". Эта фраза постоянно приходит на ум, когда читаешь новых атеистов.

Будущие историки идей оглянутся с удивлением на странное явление новых атеистов XXI века, как будто образованных, но полагающих, что если они смогут показать, что первые главы книги Бытия не истины в буквальном смысле, что Вселенная старше шести тысяч лет, и радуга может быть объяснена иначе, нежели знак Божьего завета после Потопа, то весь свод религиозных верований человечества должен рухнуть как карточный домик, и мы унаследуем спокойный мир рациональных атеистов, превосходно сожительствующих друг с другом.

Что случилось с интеллектуальной глубиной серьезных атеистов, логикой Гоббса, страстью Спинозы, остроумием Вольтера, сокрушительной глубиной Ницше? Где виден хоть слабый признак того, что новые атеисты пытаются решить реальные проблемы, которые не имеют ничего общего с наукой и буквалистским прочтением Писания, но связаны с усвоением или потерей смысла человеческой жизни, данностью или отсутствием объективного нравственного порядка, истинностью или ложностью идеи человеческой свободы, способностью или неспособностью общества выжить без ритуалов, коллективной памяти, общинной жизни, которые создают и поддерживают социальную сплоченность?

Значительная сфера интеллектуального дискурса - условия человеческого существования sub specia aeternitatis («с точки зрения вечности») - была упрощённа до абсурда, опущена до уровня школьного дискуссионного клуба. Важно ли это? Не должны ли мы просто принять, что подобно тому, как есть люди без музыкального слуха или без чувства юмора, так есть и люди, которые просто не понимают, о чем говорит книга Псалмов, не знают чувства трансцендентности, не воспринимают чудо бытия, не видят человеческую жизнь как драму любви и прощения, не испытывают побуждения молиться в покаянии и благодарении? Некоторые люди религиозны, другие нет! Почему бы не оставить все как есть?

Не стоит ли согласиться с этим? Но нет, скажу я читателям The Spectator, потому что религия имеет социальное, культурное и политическое значение, и вы не можете ожидать, что при разрушении фундамента западной цивилизации ее здание останется нетронутым. Величайший из всех атеистов, Ницше, понимал это с ужасающей ясностью, но его новоявленные наследники не могут понять этого вообще.

В своих поздних работах Ницше пояснял снова и снова, что потеря христианской веры означает отказ от христианской морали. Нет больше "возлюби ближнего твоего, как самого себя", есть только воля к власти. Нет больше "ты не должен", есть только жизнь по закону природы: власть сильных и устранение слабых. «Говорить о праве и бесправии самих по себе лишено всякого смысла; сами по себе оскорбление, насилие, эксплуатация, уничтожение не могут, разумеется, быть чем-то "бесправным", поскольку сама жизнь в существенном, именно в основных своих функциях, действует оскорбительно, насильственно, грабительски, разрушительно и была бы просто немыслима без этого характера»[2]

Ницше не был антисемитом[3], но есть места, в его творчестве, которые подходят близко к обоснованию Холокоста.

Это не имело ничего общего с ним лично, но все с логикой Европа, теряющей свою христианскую этику. Уже в 1843 году, за год до рождения Ницше, Генрих Гейне писал: «В Германии будет разыграна пьеса, в сравнении с которой французская революция покажется лишь безобидной идиллией».[4] «Христианство — и в этом его величайшая заслуга — несколько ослабило эту грубую германскую воинственность, но искоренить ее не смогло, и если когда-либо сломится обуздывающий талисман, крест, то вновь вырвется наружу дикость древних бойцов, бессмысленное берсеркерское неистовство, о котором так много поют и рассказывают северогерманские певцы».[5]

Ницше и Гейне говорили об одном и том же. Исчезнет иудео-христианское освящение жизни как к святыне, и ничто не будет сдерживать злых людей, когда им представится шанс и повод.

Ричард Докинз, которого я уважаю, частично это понимает. Он часто говорил, что дарвинизм является наукой, а не этикой. Обратите естественный отбор в кодекс поведения, и вы получите катастрофу. Но если спросить, откуда произошла нравственность, если не из науки и не из религии, новые атеисты начинают заикаться. Они, как правило, утверждают, что этика является чем-то очевидным, чем она на самом деле не является; или что этика является естественным достоянием человека, чем она явно не является. И в конечном итоге новые атеисты туманно намекают, что это не их проблема. Пусть кто-нибудь другой побеспокоиться об этом.

История Европы с восемнадцатого века была историей последовательных попыток найти альтернативу Богу как объекту поклонения: в национальном государстве, в расе, в Коммунистическом манифесте и т.д. Это стоило человечеству две мировые войны, холодную войну, сто миллионов жизней. Ужаснувшись этой цене, мы обратились к более мирным формам идолопоклонства: к рынку, либеральному демократическому государству и обществу потребления и т.д., И все это побуждает нас думать, что нет морали за пределами личного выбора, если только ваш выбор не вредит другим людям.

Тем не менее, цена, которую мы платим за эту уверенность, растет. Уровень доверия упал по всему Западу после того, как одна группа за другой - банкиры, руководители корпораций, звезды массовой культуры, работники средств массовой информации, парламентарии – оказываются замешанными в скандалах. Брак разрушается как институт. 40 процентов детей рождены вне брака. 50 процентов браков заканчивается разводом. Число депрессий и синдромов, связанных со стрессом, резко возросло, особенно среди молодежи. Недавний опрос показал, что подписчики Facebook в возрасте от 18 до 35 лет в среднем имеют 237 друзей. Когда их спросили о том, сколько у них друзей, на которых они могли бы рассчитывать в условиях кризиса, средним ответом было «два». Четверть опрошенных ответили «один», каждый восьмой – «ни одного».

Ничто из этого не должно нас удивлять. Таким стало общество, принявшее материализм, индивидуализм и моральный релятивизм. Оно максимизировало личную свободу, но не без потерь. Как отметил Майкл Уолцер: "Эта свобода, как она есть, возбуждающая и захватывающая, оказалась глубоко разрушительной и создала громадные трудности для индивидов найти устойчивую социальную поддержку, а для общин рассчитывать на ответственное участие ее членов в ее жизни. Это обезоруживает одиноких мужчин и женщин перед воздействием наименьшего общего знаменателя – коммерческой культуры»[6].

В течение моих лет на посту Главного раввина я наблюдал две весьма важные тенденции. Во-первых, родители чаще, чем раньше, стали посылать своих детей в религиозные школы ради воспитания детей в свете принципов этики ответственности и сдержанности. Во-вторых, религиозные люди, особенно евреи, теперь более обеспокоены будущим, чем раньше. Наша поляризованная культура стала гораздо менее терпимой, чем старая, мягкая христианская Британия.

В одном отношении новые атеисты правы. Угрозы западной свободе в двадцать первом веке исходят не от фашизма или коммунизма, а от религиозного фундаментализма, соединяющего ненависть к другим, стремление к власти и презрение к правам человека. Но идея, что он может быть побежден индивидуализмом и релятивизмом предельно наивна. Человечество уже была здесь раньше. Предшественниками новых научных атеистов были грек Эпикур в третьем веке до нашей эры и римлянин Лукреций в первом веке. Они жили во времена, когда эти две великие цивилизации были на грани упадка. Утратив веру, заметил Бертран Рассел: «Итальянцы попали, подобно грекам, под господство наций, менее цивилизованных, чем они сами, но не в такой мере лишенных общественной связи».[7] Варвары побеждают. Они всегда побеждают.

Новые варвары – это фундаменталисты, стремящиеся навязать свою истину всему плюралистическому миру. Хотя многие из них представляют себя преданными Богу, они, на самом деле, преданны воле к власти. Чтобы победить их, необходима самая решительная защита свободы, но сильным обществом может быть только нравственное общество. Это не значит, что оно оно должно быть теократическим. Это просто значит, по словам историка Уильяма Дюранта: «В истории до нашего времени нет ни одного значительного примера общества, успешно поддерживавшего нравственную жизнь без помощи религии».[8]

У меня нет желания обратить других в мою религию. Евреи не делают такого рода вещи. Не верю я также, что вы должны быть верующим, чтобы быть нравственным человеком. Но замечание Дюранта указывает на проблему нашего времени. Я еще не нашел секулярной этики, способной поддерживать в долгосрочной перспективе сильные общины и крепкие семьи, с одной стороны, альтруизм, добродетель, сдержанность, честь, ответственность и доверие, с другой. Цивилизация, потерявшая душу, через сто лет потеряет свободу тоже. Это должно быть заботой нас всех, верующих и неверующих.

Примечания

[1] Опубликовано в http://www.spectator.co.uk/features/8932301/atheism-has-failed-only-religion-can-fight-the-barbarians/. 15 June 2013. Ссылки на цитируемых авторов снабжены переводчиком.

[2] Ницше, «К генеологии морали» http://www.nietzsche.ru/works/main-works/genealogia/

[3] В той же книге Ницше пишет в ответ на злобный антисемитизм Е.Дюринга: «Еще раз напомню читателям, имеющим уши, о том берлинском апостоле мести Евгении Дюринге, который в нынешней Германии неприличнейшим и мерзким образом изводит на потребу моральную шумиху, Дюринге, первом моральном горлопане из подвизающихся нынче, даже среди собственной братии, антисемитов». (Прим. переводчика)

[4] Генрих Гейне. Собрание сочинений, т. 6. Гос. изд. худ. лит. 1958. С. 138.

[5] Там же, с. 137.

[6] M. Walzer, Citizenship and Civil Society, Rutgers, N. J., Series on the Culture of Community, Oct. 1992, pp. 11-12.

[7] Бертран Рассел, История западной философии. Введениею - http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/Rassel/IstFil_intro2.php 

[8] Will Durant, “Humanism in Historical Perspective,” The Humanist, Jan./Feb. 1977, p. 26


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 2124




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2013/Zametki/Nomer7/Dynin1.php - to PDF file

Комментарии:

Игорь Ю. - М.С. Тартаковскому
- at 2013-10-14 19:42:39 EDT
"Значит ли это, что нам во имя нравственности следует верить в Создателя - даже если мы давно уже перестали в Него верить?"
***
Вообще-то говоря, логически следует, что можно попробовать. А потом посмотреть - будет ли хуже, лучше или останется как было.
В борьбе с идолами, если они уже есть (а куда простому человеку от них деться?), на мой взгляд, очень помогает конкуренция между самими идолами. Или - дискуссия, если следовать мыслям Сакса.
К сожалению, в современном западном обществе даже вспоминать о религии, не говоря уже об упоминании какой-то пользы от религиозного воспитания и разнообразия взгляда на мир в результате такого воспитания, стало дурным вкусом. Высмеивать - сколько угодно. Если говорить об Америке, то отцы-основатели наверняка ужаснулись бы от такого непредвиденного ими результата общественной борьбы между религиозным и атеистическим взглядом на развитие общества. Еще в 1950-е такого не было и в помине. Но за последующие 50 лет общество как-то чересчур стремительно, я бы сказал - революционно, отвергло 350 летний опыт существования народа на этой земле. Общественные революции такого уровня и такой стремительности редко заканчиваются успехом.

М. ТАРТАКОВСКИЙ - Игорю Ю.
- at 2013-10-14 19:05:21 EDT
Игорь Ю. - Б. Дынину:
Идолы, о которых в статье ( в том числе, антирелигиозный современный либерализм и основанное на нем современное государство) довольно жестко вытесняют идола-конкурента - религию. Нравственность изменилась - это реальность. Например, в современном корпоративном мире, из которого "исчезла протестантская этика". Лучше от этого не стало, это точно.

::::::::::::::::::::МСТ::::::::::::::::::::

Значит ли это, что нам во имя нравственности следует верить в Создателя - даже если мы давно уже перестали в Него верить?

Борис Дынин
- at 2013-10-14 16:24:50 EDT
Игорь Ю. - Б. Дынину
- Mon, 14 Oct 2013 08:57:45(CET)
Идолы, о которых в статье ( в том числе, антирелигиозный современный либерализм и основанное на нем современное государство) довольно жестко вытесняют идола-конкурента - религию. Нравственность изменилась - это реальность. Например, в современном корпоративном мире, из которого "исчезла протестантская этика". Лучше от этого не стало, это точно.
================================
Признать подчеркнутое - признать проблему. Возвращает ли это к религии? Не обязательно, но создает напряжение в сознании, побуждает задуматься об идолах, кому поклоняешься, побуждает к диалогу атеистов и верующих в разных областях жизни. Возможно, он недостаточно глубок, но важно, чтобы не утихал. Именно это оценило английское общество в трудах и деятельности рабби, профессора философии, лорда Дж. Сакса. А будущее, неизвестное мне, творится в таких напряжениях.

Насчет "религии-идола". Всякий феномен человеческой жизнедеятельности может быть идололизирован, или выражаясь философским языком, противопоставлен человеку, отчужден от него. Надо тут же подчеркнуть, что вопрос об отчуждении был поставлен задолго до Маркса, уже Гоббсом и Локком, не говоря уже о Гегеле. Он был искажен ранним Марксом сведением к экономике и не случайно исчез из его внимания позже, уступив место "естественным законам истории". Вот пример превращения науки в идола в признании существования законов, решающих проблемы человеческого существования независимо от его сознания и воли людей.

Такого отчуждения не в монотеизме, ибо отношение верующего е Богу определяется его сознанием и воли. Он может подчинить их храмовой иерархии, и тогда, действительно, религия может стать идолом. Но, неизбежно, это сотрясает саму эту иерархию, что и продемонстрировала история религии. Но меня больше заботит иудаизм. Синагога никогда не была подобна церкви как иерархия, побуждающая верующего передать свое сознание и волю клирикам, хотя человеку свойственно перекладывать свои проблемы на чужие плечи, будь то клирик, рабби, профессор, чиновник, партийный босс и пр. Но иудаизм проникнут диалогом между человеком и Богом (о чем так ярко говорит Дж.Сакс в своих лекциях). А в атмосфере диалога идолы чахнут. Не будем оптимистами, но не потеряем и надежду. И если мир склонен к идолопоклонству, тем ценнее с сознанием и волей оставаться евреями.

Игорь Ю. - Б. Дынину
- at 2013-10-14 08:57:45 EDT
Интересно, потеряла ли уже цивилизация (наша, западная) душу после событий 20 века? Или все еще не полпути к потере? От какого времени отсчитывать 100 лет, вот практический вопрос?
Церкви в Европе пусты, урбанистская часть США следует в том же направлении, существующие конфессии часто представляют из себя "клубы по интересам", зачастую полностью идеологизированные. То же - и реформистские синагоги. Призыв Сакса понятен и очень актуален, но не видно, чтобы общества западных стран откликнулись. Религиозность становится несущественной общественной нишей буквально на глазах. Идолы, о которых в статье ( в том числе, антирелигиозный современный либерализм и основанное на нем современное государство) довольно жестко вытесняют идола-конкурента - религию. Нравственность изменилась - это реальность. Например, в современном корпоративном мире, из которого "исчезла протестантская этика". Лучше от этого не стало, это точно. Или все же где-то существуют заметные процессы противостояния иили "надежда умирает последней"? Кто может найти и описать процессы сопротивления выдавливанию религии в современном, например, европейском обществе, кроме весьма условному "увеличению количества детей в религиозных школах"? Вот интересный вопрос.

Григорий
Москва, Россия - at 2013-10-13 20:42:31 EDT
Эти "новые" атеисты зацикленные на "науке и буквалистском толковании (святых книг ).Автор не вполне понимает особенности "новых" атеистов- первых ласточек ,возвращающихся к разуму, после безумия социальных экстремистов,отбивших охоту понимать у масс задавленных страхом реванша.В устах иудея,верующего в вечную значимость каждой буквы Торы, "буквализм" звучит смешно. Верить и надеяться - безопасно.Это подходящее состояние для не очень сильных.
Ontario14
- at 2013-07-16 21:26:02 EDT
Вопросы для тех, кто помнит еврейский анекдот "про апикойреса":
Так что же случилось (и почему) с интеллектуальной глубиной серьезных атеистов-"апикойресов" ?
Когда появились первые новые атеисты-"идиоты" ?
Тема интересная. Атеизм не спасает от варвартва, атеизм мешает противостоять варварству, пишет р. Сакс. Все так. Но у нас есть еще теории, которых, может, коснусь выбирая что бы перевести ...

Исак Кран
Израиль - at 2013-07-16 21:19:57 EDT
Исак Кран - Борису Дынину

Уважаемый Борис. Конечно, вы правы. Атеисты нужны для контраста. Поверьте, для Гостевой (ИМХО) больше подошел бы: "Зачем Ему нужно так много ортодоксов?". Поиски честного ответа именно на этот вопрос привели бы к весьма интересным результатам. А вообще-то, с житейской (с еврейской) точки зрения – наверное, выгоднее быть верующим. Пока нет мирового консенсуса относительно Его бытия, можно бить себя в атеистическую грудь. А вдруг Он таки есть? Зачем же выпячиваться со своим атеизмом?

Борис Дынин - Исаку Крану
- at 2013-07-16 15:40:34 EDT
Исак Кран
Израиль - Tue, 16 Jul 2013 10:47:51(CET)

"Цивилизация, потерявшая душу, через сто лет потеряет свободу тоже. Это должно быть заботой нас всех, верующих и неверующих". Но, если ничего в мире не происходит без Его ведома, то напрашивается вопрос: "Зачем это Ему надо?"
=====================================
Ув. Исак! Вы имеете в виду: "Зачем Он создал атеистов?"

""Вы верите, – ученик спросил раввина, – что Бог создал все с целью?" "Да, верю!" – ответил раввин. Тогда ученик спросил: «Хорошо! Для чего Бог создал атеистов?" После минутного размышления раввин ответил мягким голосом, в котором чувствовалось напряжение: "Иногда мы, верующие, верим слишком сильно. Мы видим в мире жестокость, страдание, несправедливость в мире и говорим: “Такова воля Б’га!” Мы принимаем то, чего не должны принимать. Б’г посылает нам атеистов, дабы напомнить нам, что не все, что выдается за религию, есть религия. Иногда то, за что мы сражаемся от имени Б’га, должно быть отвергнуто во имя Б’га» " (Дж. Сакс)

Без оппонентов мы склоны становиться фанатиками. Это верно и в религии, и в политике, и даже в Гостевой!

Националкосмополит
Израиль - at 2013-07-16 11:48:21 EDT
Прочел статью с интересом.
Недавно поссорился со своим давним другом – биофизик, живущий в США уже 20 лет.
Он обвинил меня – секулярного Авраамео – Буддиста в религиозном фанатизме, а себя позиционировал, как убежденного атеиста, при этом считая, что в этом он похож на Спинозу и Альберта Эйнштейна.
С чего вы взяли, что Ницше был атеистом?
Ницше призывал уйти от семитских Авраамических религий в «Здоровый Европейский Буддизм».
Отсюда и Буддистский Знак на флаге Гитлеровского националсоциализма.

Я не понимаю, неужели нельзя в светских школах хотя бы всех развитых государств заставить детишек проштудировать Четыре Книги Четырех Мировых Религий и Культур, что бы потом они оказавшись в различных конфессиях, партиях, других социальных группах не считали друг друга смертельными врагами, а находились бы в комплементарном глобальном полиалогическом дискурсе.

Исак Кран
Израиль - at 2013-07-16 10:47:51 EDT
"Цивилизация, потерявшая душу, через сто лет потеряет свободу тоже. Это должно быть заботой нас всех, верующих и неверующих". Но, если ничего в мире не происходит без Его ведома, то напрашивается вопрос: "Зачем это Ему надо?"
При всем уважении к автору, он – бывший главный раввин, поэтому, наверное, он делит человечество всего на две части. Хотя, возможно, ответа на поставленный вопрос следует ожидать от тех, кто верит в Бога, но религию считает бизнесом вокруг Бога. Только представители этой категории полагают, что Создатель сопроводил Творение инструкциями (как и любой инженер!) по использованию. Неживые объекты получили свои правила поведения (их называют физическими законами). Живые субъекты – 10 заповедей. Может быть упомянутая потеря свободы нужна Ему дабы ткнуть людей в необходимость координированного использования обоих типов инструкций? Тем более, при таком количестве жертв религиозных (читай - коммерческих) разборок.

Борис Дынин
- at 2013-07-16 01:24:13 EDT
Некоторая статистика к статье Дж. Сакса "Атеизм и варварство::
Из книги: The Great Big Book of Horrible Things. The Definitive Chronicle of History´s 100 Worst Atrocities by Matthew White, 2011 («Поражающая большая книга ужасных вещей. Ультимативная хроника 100 худших злодеяний в истории»).

Религия против религии:

Восточные религии протии христиан – 3 миллиона
Иудеи против язычников – 2 миллиона
Мусульмане против китайцев – 2 миллиона
Мусульмане против мусульман – 2 миллиона
Человеческие жертвоприношения в Индии – 2 миллиона
Человеческие жертвоприношения в Мексике – 1 миллион
Ритуальные убийства в Риме – 1 миллион
Мусульмане протии индусов – 1 миллион
Манихейцы против даосистов – 1 миллион

Далее идут жертвы христианских религиозных войн в Европе и столкновения в разное время в разных частях мира с численностью жертв меньше одного миллиона. В итоге статистика жертв в религиозных конфликтах доходит до 49 миллионов.

Общее число жертв: 455 миллионов Среди них:

Войны: 315 миллионов, включая 49 миллионов солдат и 266 миллионов гражданских лиц (85% в среднем – мирные жители). Сюда включаются жертвы нацизма во время 2-й мировой войны

Государственные преследования: 141 миллионов

Идеологические столкновения: 142 миллионов. Среди них:
1. Религиозные - 49 миллионов
2. Коммунизм – 67 миллионов
3. Гражданские войны: - 26 миллионов
4. Разные идеологические конфликты – 2 миллиона

Этнические столкновения – 74 миллиона
Жертвы экономических катастроф – 154 миллиона

Автор обсуждает трудности классификации конфликтов, а также определения точных цифр жертв. Лично мне кажется, что его классификация нуждается в уточнениях и более четких разграничениях. Но материал, изложенный на 550 страницах и поддержанный сотнями источников, в общем, заслуживает внимания. В сноске к приведенной таблице (стр. 554) сказано, что автор уверено может утверждать, что число жертв религиозных конфликтов равняется приблизительно 10% от общего числа жертв неистовства людей по разным причинам.