©"Заметки по еврейской истории"
август  2012 года

Павел Нерлер

Понары

В 1941 году Маша Рольникайте, 14-летняя узница Виленского гетто, написала несколько стихотворений на идише.

Я попытался перевести их на русский язык. Попытка, по ряду причин, не увенчалась успехом – строгий автор сочла результат слишком уж удалившимся от оригинала-подстрочника и не признала стихи своими.

Так этот текст сменил идентичность и стал моим собственным стихотворением, навеянным не столько конкретным подстрочником, сколько всем строем книги Маши Рольникайте и ее личностью. Стихотворением, посвященным ей.

Понары (по-литовски Панеряй) – юго-восточный пригород Вильнюса, в то время примерно в 10 км от города. В лесу близ одноименной железнодорожной станции проводились массовые расстрелы. Здесь нашли свою смерть многие десятки тысяч евреев.

Маша Рольникайте выжила в гетто, выжила в рижских лагерях, выжила в Штутхофе. Выжила – и сберегла свои дневниковые записи о пережитом.

Все последующее только закаляло ее характер. Ее дневниковая книга «Я хочу рассказать…» стала одной из самых первых и наиболее известных книг о Холокосте, вышедших на русском языке (впервые – в 1965 году). Осенью 2012 года эта книга, переведенная на 18 языков, выходит новым – и впервые освобожденным от следов советской цензуры – изданием. Увы, не в серии «Свитки из пепла: документы о Холокосте», для которой она готовилась, а отдельным изданием в екатеринбургском издательстве «Гонзо». Эта работа и эта история потребовали от Марии Григорьевны немало сил и нервов.

21 июля 2012 года ей исполнилось 85 лет.

Доброго ей здоровья и радости от новых книг.

Павел Нерлер

Павел Нерлер

 

Понары

 

(по мотивам чужого подстрочника)

 

Марии Григорьевне Рольникайте

 

В тот полдень обыденный, солнечный, сочный

Украсилась почва фатою цветочной,

И птицы звенели в небесной купели,

И пыльные камни сквозь травы блестели…

 

Идет по дороге детей вереница.

Ошпарены страхом прекрасные лица.

А сзади несет свое грузное тело

Литовский эсэсман на грязное дело.

 

Кровавое действо уже предвкушая,

Он смотрит в затылки Рахильки и Шая.

Достичь совершенства в искусстве расстрела –

Его, патриота, первейшее дело.

 

 «Куда ты ведешь нас, лесная дорога?» -

Спросила у ели Рахиль-недотрога.

Ответил, осклабясь, эсэсовец строю:

«Местечко вам бог присмотрел неплохое».

 

И шуткой своей чрезвычайно довольный,

Затвор передернул он, двоечник школьный.

Катаются жилы по шее по бычьей –

Счастливый палач со своею добычей.

 

Куда ты, дорога? - В предместье Понары.

По нары и тачки? – По пули и яры!

…И дети идут, разобравшись по парам,

Понурой шеренгой навстречу Понарам.

 

…Кричит им палач: «Жидовня, раздевайтесь!

Мы все здесь свои, сосунки, не стесняйтесь!»

И сняли одежду, и обувь разули –

Чтоб хилые тельца подставить под пули.

 

А ров уж заполнился наполовину -

Родимые лица, и руки, и спины,

Любимые мамы к обрыву подходят

Хлопок – и их нет, и уж новых подводят.

 

Вот встала к обрыву и мама Рахили

- краса из красавиц, каких народили.

Одежду сняла и косу распустила,

И с вызовом смотрит в глаза крокодильи.

 

Убийце не выдержать этого взгляда

- отводит глаза, не отводит приклада.

Услышав «Огонь!», он спускает курок, -

И пот утирает отважный стрелок…

 

И все – никого не осталось от группы.

Землею присыпаны свежие трупы.

Гадюка ползет по кровавой росе.

В Понарах, в Понарах расстреляны все!

 

О том, что свершилось у них на глазах,

Деревья и птицы шептались в слезах.

Лес негодовал в оскверненной красе:

В Понарах, в Понарах расстреляны все!

 

И будто бы реквием в небе звучит.

- то ветер по соснам дремучим стучит

И ноты скрипучие сходу берет… 

Но кто их услышит? Кто в песню сведет!?..

2011


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1878




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer8/Nerler1.php - to PDF file

Комментарии:

Semen
Hannover, Deutschland - at 2012-08-29 23:04:44 EDT
Спасибо тебе, дорогой Павел.
Соня Тучинская
- at 2012-08-13 18:09:13 EDT
Совершенно невозможно оценивать эту балладу с точки зрения поэтического мастерства. Над ней можно только склонить голову и молча заплакать.
Спасибо Вам.

То, что делали с евреями литовцы - украинцам и полякам было не догнать. Так как они, не одни "соседи" больше не лютовали.

Роза Левит
Toronto, Canada - at 2012-08-13 03:10:42 EDT
Спасибо Вам,Павел.


В Понарах погибли мамины старшие братья Генех, Иосел и Лейбл Лапидус.Моя мать, Анна Лапидус выжила гетто в Ошмянах, выжила в Штутхофе.

Я родилась в Ошмянах, Беларусь окола ВильнюсаOnly the human heart can be broken and whole at once.-


Люди сильнее деревьев.

Если срезать больше трети ветвей, дерево погибает.

Таков закон природы.

Eсли у человека на его семейном дереве остаётся одна ветвь,

то она часто расцветает и даёт плоды.

Такова сила природы человека.


У памятника в Бортеле


Собрались четыре еврея,
Дети послевоенного времeни
Над ними небо, внизу река
В руках листок
В глазах слеза
Не зная иврита,
Kак им кадиш читать

Если в местечке моём
Для миньяна есть сегодня четыре еврея
И пятый, больной Гриша Шацман
Зачтутся те, кто не родился,
И те кому было бы семьдесят лет сейчас
Всего четыре еврея
И пятый, больной Гриша Шацман
Все остальные не могут встать,
А кадиш дело святое, нельзя закон нарушать.







Спите спокойно мои родные
Здесь в поле вдали от людей
Мало кто знает сегодня,
Как ваша жизнь оборвалась

На небосклоне
Сменяется светила,
Луна на солнце,
Ночь на день.
Пурга на оттепель весны.
Здесь осень в золоте стоит
Какой наряд, а мне в листве,
Как штампы, звёзды жёлтые горят.
Мне кажется, что с лета сорок первого
Oни на небе стали багроветь.


Окликнет эхом в месяце Элуле,
Всю боль мою взметнёт на небеса.
Здесь нас всего лишь несколько евреев
А кажется, что с нами вся родня.


...Звезда к звезде
И солнечные блики
В деревьях разметнулись по листве
Я здесь прощаюсь с памятью моей...


Спите спокойно мои родные
Здесь в поле вдали от людей
Мало кто знает сегодня,
Как оборвалась ваша жизнь
До Иерусалима,
Ваша дорога ещё далека.