©"Заметки по еврейской истории"
март  2012 года

Эллан Пасика

Фарс без трагедии

Из истории фашизма в Австралии

80 лет назад, а именно 19 марта 1932 г., уже с самого утра толпы нарядной публики стали собираться в Сиднейской гавани. В этот день предстояло торжественное открытие моста через Сиднейскую бухту. Того моста, который позднее стал знаменит под именем Сидней Харбор Бридж. Хотя его габариты внушительны: полтора километра – длина, при ширине 49 м, и высоте над уровнем моря 134 м., он не является ни самым длинным, ни самым широким, ни самым высоким мостом. Хотя и считается одним из самых больших стальных арочных мостов в мире. Всё же он не так знаменит, как, например, Гудзонов мост в Нью-Йорке, или мост «Золотые ворота» – в Сан-Франциско. Вот только он красив необычайно - в ансамбле с Сидней Опера Хауз, прелестной береговой линией и снующими в порту Джексон яхтами и катерами. И в первую очередь, эта рукотворная красота, в сочетании с чудом природы, самой бухтой, заставляет считать Сидней одним из красивейших городов мира.

Правда, восхищаясь мостом, известный русский писатель Даниил Гранин назвал берега Сиднейской бухты «грязноватыми и скучными»… Всё же позвольте с этим не согласиться.

И, видимо, сейчас как раз время и место рассказать историю создания моста, которая началась в 1825 г. Когда первый сиднейский архитектор Гринвэй послал губернатору Нового Южного Уэльса (НЮУ) записку с предложением построить мост через бухту. Рассказать о том, что весит мост 53 тыс. тонн, и что в 1930-х только ещё начинали строить сварные мосты, но небольшие, а эта громадина вся на заклёпках. И их, этих заклёпок, два миллиона! А весят иные из них больше 3 кг. Конечно, не худо рассказать, что хотя мост был спроектирован и построен английской фирмой, руководил всем этим процессом австралийский инженер Джон Брэкфилд.

И неплохо напомнить, что именно под аркой этого моста, на виду у многотысячной толпы, пролетел знаменитый лётчик-бомбардировщик и пилот наведения на цель Питер Айзексон (Peter Isaacson), отбомбившись над городами Германии и Италии.

Всё же я не стану продолжать в этом духе описание и «отнимать хлеб» у всеми нами почитаемой Екатерины Дановой[1], а лучше остановлюсь на одном пикантном историческом событии, которое связано с его открытием. Так как корни этого события уходят на несколько лет назад, то с них и начну.

Здесь приходится взять в расчёт, что при описании событий, которые принято называть историческими, недостаточно просто представить основных героев, ибо в этом случае нам грозит свести описание на уровень «майсы». Поэтому пусть читатель простит автора, если параллельно, знакомя вас с героями этого действа, будет рассказано, очень кратко, об обстановке и событиях, предшествовавших торжеству открытия Сидней Харбор Бридж.

Если говорить о главных героях, то одним из них безусловно был Джек Ланг, Jack Lang (1876-1975) 23-й премьер НЮУ. Он вырос в трущобах Сиднея и самоучкой добился того, что стал хорошим финансистом. Настолько успешным, что в 1920 был назначен казначеем лейбористского правительства штата. А в 1925 он был избран премьером НЮУ.

Ещё в ранней молодости, работая на ферме, чтобы помочь своей семье, он мечтал облегчить жизнь бедным австралийцам. Теперь такая возможность представилась. Немало людей с возрастом забывают идеалы молодости, но Ланг к ним не принадлежал. Придя к власти, он ввёл много социальных программ, в том числе, пенсии для вдов с малолетними детьми, компенсацию для заболевших, или умерших работников, если это произошло в связи с их работой, добился введения закона о 44-часовой рабочей неделе взамен 48-часовой, освободил от уплаты за обучение учащихся средних школ. И добился всеобщих и равных выборов в местные советы штата, вне зависимости от имущественного ценза. Впервые во всей Британской империи! И за три года до того как это было сделано в Британской империи, он уравнял в правах женщин с мужчинами. Конечно, не лично он сумел всё это решить и сделать, ибо руководил исходя из демократических принципов в демократической среде. Но он умел убеждать, ибо был прекрасным оратором.

Рабочий класс был готов носить Ланга на руках. Видимо, впервые в Австралии возникло явление, напоминающее культ личности. В газетах и на собраниях, особенно предвыборных, пестрели и звучали лозунги: «Ланг – прав!» и «Ланг – лучше Ленина!» Второй лозунг прост как мычание. Правда, в нём есть двойное дно: для человека сегодняшнего лучше быть, чем Ленин, нетрудно. Трудно стать хуже. Хотя следует сказать, что насчёт Ленина и Советской власти заблуждались многие великие умы Австралии. Достаточно вспомнить, что уже значительно позже крупнейший историк Австралии Маннинг Кларк, Manning Clark (1915-1991), посетив в 1960 г. Советский Союз, написал серию статей под общим названием «Встречи с советским человеком», где поставил Ленина в один ряд с Христом (?!), как одного из величайших людей всех времён. Там же этот историк отрицал гибель миллионов людей в СССР во время коллективизации.

Но вернёмся к Лангу и первому лозунгу, который в оригинале звучит так: Lang is Right! И здесь есть игра слов. Ибо английское слово Right, как и русское «прав», имеет два значения: и правый, то есть справедливый и правый, то есть на правом фланге. И понимать этот лозунг нужно, что Ланг справедлив, но не относится к левым. Хотя правительство Ланга, конечно же, было левым.

Да, эти лозунги были особенно популярны на митингах избирателей. Однако наёмные рабочие никогда не были в Австралии самым многочисленным и влиятельным классом. А средний класс и мелкие бизнесмены были недовольны Лангом, утверждая, что увеличение государственных расходов неминуемо повлечёт увеличение штатного долга. И что все эти популистские меры – не что иное как приманка «красного Джека», а вовсе не забота о трудящихся. Кличка «красный» утвердилась за Лангом. Хотя сам он коммунистов не жаловал и немало сделал для запрета компартии в Австралии. Всё это привело к тому, что на следующих штатных выборах, в октябре 1927, лейбористскую партию прокатили, и Ланг стал лидером оппозиции.

Экономический кризис 1929 г. в США, явившийся началом Великой депрессии (1929-35), привёл к отставке и Федерального правительства и правительства НЮУ. На волне народного недовольства Ланг стал премьером во второй раз. Однако при совершенно других обстоятельствах.

Когда разразился кризис, американцы срочно затребовали назад долги. Главным должником была Британия, которая, в свою очередь деньги эти ссудила своим доминионам и колониям. Теперь Британия стала требовать «должок». Австралия, находясь после Первой мировой войны «в долгах как в шелках», охотно продолжала брать в долг у метрополии, тратя деньги на развитие инфраструктуры и на создание рабочих мест. Теперь правительства, как Федеральное так и австралийских штатов, взмолились перед Англией об отсрочке выплаты долга. Для выяснения ситуации из Британии прибыл контролёр Британского казначейства и директор Английского банка Отто Нимейер. Посетив НЮУ, Нимейер схватился за голову, заявив, что Австралия живёт не по средствам и следует «подтянуть пояса», срезав зарплаты, и сделав экспортные товары более конкурентными.

В особенно тяжёлом положении находился НЮУ, чей внешний долг превышал долг всех других штатов вместе взятых. Это произошло из-за непомерных социальных расходов. Вдобавок, безработица в штате превысила 21 процент, далеко опередив другие штаты.

Ланг, однако, не думал урезать расходы, а предложил свой план, «План Ланга», по которому следовало урезать выплаты по внешним процентам, а сами выплаты отсрочить, расширить общественные работы для увеличения занятости и осуществить выпуск кредитных бумаг под гарантию товаров, а не золотого запаса. Средний класс сиднейского общества был этим возмущён. И не только тем, что Федеральное правительство и правительства всех остальных штатов отклонили этот план, грозивший банкротством. Большинство граждан НЮУ в то время чувствовали свою неразрывную связь с Британией и не могли примериться с такой чёрной неблагодарностью в отношении метрополии.

Теперь как раз пришло время оставить в покое Джека Ланга и свести вас с другим героем этой повести, Эриком Камбэллом, Eric Campbell, (1893–1970). Он родился в семье адвоката и получил домашнее образование. В юности был кадетом, членом Коронационного Контингента. Позднее, уже работая клерком в адвокатской фирме отца, в 1914 г. поступил добровольцем в Австралийскую Полевую Артиллерию. В 1916 в чине лейтенанта он отплыл в Европу и участвовал в составе войск Австралии в сражениях против немцев во Франции и Фландрии. В битве на Сомме был в составе войск, подвергшихся газовой атаке. В чине майора и награждённый Эрик вернулся в 1919 домой, где завершил своё юридическое образование. Вместе с братом организовал успешную адвокатскую контору в провинции и женился. В 1931 это был преуспевающий бизнесмен и адвокат. Увлекаясь гольфом и теннисом, был членом престижных спортивных и общественных клубов и масонской ложи. Эрик по-прежнему любил армию и состоял в 9-й Полевой Артиллерийской Бригаде. В 1924 г. ему присвоили звание подполковника.

У Эрика чесались руки, когда он смотрел на забастовщиков и снисходительно относившихся к ним властям. Его привлекало участие в полувоенных формированиях, и в 1925 г., вместе с приятелем-майором, он, не привлекая внимание властей, сформировал из ветеранов войны отряд в 500 человек. Этот отряд в 1925 г. попытался сорвать забастовку моряков. После повторного избрания Ланга премьером два крупных бизнесмена и политика решили создать из ветеранов войны, бизнесменов и скотоводов, организацию, получившую позднее название Старая Гвардия. По примеру штурмовиков в Германии их целью должно было стать обуздание левых устремлений правительства штата. Эрик охотно примкнул к ним. Однако быстро разочаровался в Старой Гвардии ввиду её «мягкотелости», и покинул её.

На митинге в клубе ветеранов войны (Imperial Service Club) в Сиднее в феврале 1931 Эрик Камбэлл выступил с призывом вступать к нему в военизированный отряд, который он назвал «Новой Гвардией».

Новая Гвардия при полной лояльности к Британской империи ставила себе целью сплотить «здоровые элементы общества» вне зависимости от классовой принадлежности; оздоровить органы власти; подавить деморализованную часть общества, включая правительство и промышленность, вплоть до депортации коммунистов. Важной частью своей задачи Новая Гвардия считала борьбу с «машинной политикой», когда, например, главари профсоюзов организовывали рабочих голосовать за лейбористскую партию. Кстати, машинная политика широко взята на вооружение путинским режимом, когда целые заводы, университеты и научные учреждения вынуждены были вступать, сперва в «Единую Россию», а позднее в «Общероссийский народный фронт», ОНФ.

Многое в Новой Гвардии напоминало о фашизме. Военизированные отряды, сплочение «здоровых элементов общества», угрозы и стычки на улицах с представителями левых и коммунистами. Его некоторые так и называли 80 лет назад. И сейчас можно встретить статьи, где это движение называют австралийским фашизмом. Всё же можно и поспорить с таким названием. Скорее, это была правая партия с радикальным уклоном. И не только потому, что в её программе отсутствовал антисемитизм.

Важным, хоть и последним пунктом программы этого движения было «Обеспечение индивидуальной свободы», а индивидуальная свобода и фашизм несовместимы. Фашизм – явление тоталитарное, в нём нет места индивиду, а есть только вождь и толпа, жадно внимающая каждому его слову, будь это коричневый Гитлер, красный Сталин, или совсем бесцветный Ким Чжон Ын. Фашизм и коммунизм - разновидности одного и того же явления, где есть только винтики и нет отдельной личности. Есть линия Партии, и если у кого-то - колебания, то «только с линией партии».

Совсем другое дело австралийцы с их британским индивидуализмом. Камбэлл при всей своей брутальности это понимал и ценил. Перефразируя Черчилля, можно сказать, что англичане потому не могут стать фашистами, что они слишком большие индивидуалисты. В фашизме всё же главное не повязка со свастикой, не военизированные отряды, а подчинение многих единому мнению. Без попытки даже выразить мнение своё собственное. Впрочем, в этом случае чаще всего это индивидуальное мнение если и есть, то запрятано так глубоко, что человек его едва ли осознаёт. Эйхман совершенно искренне удивлялся, не понимая, что от него хотят. Ведь он только выполнял указание фюрера! Фашизм начинается тогда, когда люди своё личное мнение подчиняют, не смея даже возразить, мнению Совета, Политбюро или Комитета.

Вы можете возразить: Выходит, что «корпоративное мышление» тоже можно назвать фашизмом? – «Нет, отвечу я, – это ещё не фашизм, но элемент фашистского мышления, несомненно!

В пик своей активности, в начале 1932 г., численность членов Новой Гвардии превысила 50 тыс. человек. Новогвардейцы срывали собрания коммунистов и избивали их, поносили лейбористов и задирались с ними. Камбэлла особенно возмущало желание Ланга, этого «тирана и негодяя», самому перерезать ленту при торжественном открытии движения через мост. Обычно для такой церемонии приглашали кого-либо из королевской семьи, или это делал Генерал-губернатор. Ланг же решил, что сделает это сам, и тщеславно смаковал, как впоследствии будут каждый раз отмечать юбилеи и цитировать его речь.

Камбэлл пообещал сторонникам, что не допустит этого. И тут следует познакомить читателя с третьим героем этого опуса.

Капитан Френсис (Франк) де Грут, Francis Edward de Groot (1888-1969) родился в столице Ирландии Дублине. В ранней юности он некоторое время был моряком торгового флота, а затем несколько лет работал учеником у дяди-антиквара. Одновременно он принимал участие в учениях ирландской территориальной конницы. В 1910 г. он эмигрировал в Австралию, но в 1914 г., посетив Ирландию, поступил в 15-й Гусарский полк. В первую мировую войну Франк воевал в составе своего полка на Западном фронте, где был награждён церемониальной саблей.

Оставим на время саблю, которая «висит на стене», но непременно ещё сыграет свою роль. А пока отставной капитан вернулся в Австралию, где занялся продажей антиквариата и производством мебели. Видимо, дела у него шли неплохо, если одним из его клиентов несколько позже стал Генерал-губернатор Айзек Айзекс (Isaac Isaacs), для офиса которого тот сделал церемониальное кресло.

Привыкший плавать в море свободного бизнеса Грут с неодобрением относился к заигрываниям левого правительства Ланга с профсоюзами и росту сверх всякой меры государственных расходов штата.

Именно поэтому Франк охотно вступил в Новую Гвардию, где вскоре стал командиром одного из отрядов и неоднократно участвовал в уличных стычках. Однако он широко стал известен не как один из шефов сиднейских штурмовиков, а совсем по другой причине. Для этого вернёмся к торжественному открытию Сидней Харбор Бридж.

В тот момент, когда на южной стороне моста в присутствии несметных толп народа были произнесены уже все речи, а премьер НЮУ Джек Ланг собирался разрезать золотыми ножницами ленту, на вышколенном коне появился одетый в военную форму импозантный всадник с саблей в руке и прогарцевал к ленте. На виду у всей изумлённой публики он прокричал, что «во имя славного и уважаемого народа НЮУ» он объявляет мост открытым. При этом он, нагнувшись с коня, ловко взмахнул саблей и разрубил ею ленту. Полицейские тут же стащили виновника инцидента с седла и арестовали . И хотя ленту тут же восстановили, и Ланг разрезал её опять, торжественность церемонии была безнадёжно скомкана.

В следующие дни в городе да и во всей Австралии только и говорили об этом инциденте, а газеты захлёбывались от статей и фотографий. Тем более, что объективы всех «леек»[2] громадного города в тот момент были наведены на место инцидента. Между тем Франка обвинили в незаконном ношении оружия и военной формы, но он доказал, что имел на это право. Всё же его сабля была конфискована, но он обжаловал решение суда, и она была ему возвращена.

Вмешательство Френсиса Грота в церемонию открытия моста постепенно обрастало легендами, песнями и анекдотами, что немало способствовало процветанию его антикварного бизнеса. «Фашистское» прошлое не помешало в годы войны стать Франку комендантом армейского военного лагеря Грета в НЮУ и получить звание майора. Под конец жизни Франк уехал в Ирландию, где позаботился, чтобы его знаменитая сабля вернулась назад в Сидней.

А между тем Федеральное правительство, ответственное за внешний долг НЮУ, вынуждено было сделать очередной взнос, намереваясь компенсировать оплату из банка НЮУ. Тогда Ланг пошёл на экстравагантный шаг, забрав все наличные деньги, около миллиона фунтов, из банка, и лишив Федеральное правительство доступа к наличности штата. В мае 1932 г., убедившись в незаконности такого шага премьера, губернатор НЮУ, осуществляющий законодательную власть в штате, уволил Ланга, назначив новые выборы правительства штата. Как и на федеральном уровне, это единственный случай, когда представитель короля или королевы имеет реальные, а не церемониальные полномочия: снять главу правительства, который сам того назначил. И этот случай на штатном уровне произошёл только однажды. Подобный инцидент на федеральном уровне случился тоже только однажды через сорок с лишним лет после этого.

В НЮУ, в соответствии с конституцией, в середине 1932 г состоялись досрочные выборы. Отряды Новой Гвардии Эрика Камбелла были полны решимости ни в коем случае не допустить Ланга опять к власти. В случае победы на выборах его собирались устранить физически. Но Джеку Лангу повезло, он потерпел поражение, и не только остался жив, но и дальше смог продолжить политическую деятельность. Только премьером больше не стал. Как тут не вспомнить строки Бориса Пастернака: «…и пораженье от победы ты сам не должен отличать!».

Ещё перед выборами, чтобы нагнать на левых страха, восемь новогвардейцев ворвались в дом одного из главных соратников Ланга, секретаря профсоюзов Джона Гардена. И хотя два сына с собаками отстояли отца, но австралийцы возмутились. Они снисходительно смотрели на уличные выходки парней в униформе, но нарушать знаменитое австралийское «прайвеси»…это уже слишком!… Весы симпатии общества качнулись в другую сторону. А после выборов движение Новая Гвардия быстро скукожилось. Как дырявый воздушный шарик. Всё же Камбэлл ещё успел в середине 1933 г. посетить нацистскую Германию как вождь Новой Гвардии. По возвращении он похвалил гитлеровский режим за порядок, патриотизм и чёткость. И впервые не удержался от антисемитского выпада, правда, устами редактора своей газетки «Либерти». В июне 1933 там утверждалось, что нет существенных доказательств покушений на жизнь немецких евреев, и хотя «обвинения в преследованиях евреев произвели в газетах всего мира эффект разорвавшейся бомбы, при оценке этой реакции следует учитывать, кто контролирует и владеет вообще газетами». Так «Либерти», клеветнически, тонко намекала на тот факт, что все газеты находятся под еврейским контролем.

Покинув поле политики, в дальнейшем Эрик Камбелл успешно продолжил адвокатскую деятельность; и общественную – на муниципальном уровне. Его самолюбие тешили воспоминания о времени, когда он сумел приобщиться к большой политике.

Когда-то Гегель сказал, что все события мировой истории свершаются дважды: сперва как трагедия, а потом как фарс. В Австралии создание движения, напоминавшего фашистское, завершилось фарсом без трагедии. И в этом сказалась зрелость молодой австралийской демократии.

И в довершение рассказа хочется опять вспомнить про юбилейный мост. Известно, что богатую и удачную свадьбу далеко не всегда вершит счастливая жизнь. И наоборот. Вот уже 80 лет Сидней Харбор Бридж, по поэтическому выражению восхищённого Даниила Гранина, «вздымается над заливом как глубокий вздох».

Январь 2012, , Мельбурн

Примечания

[1] Известная мельбурнская писательница-краевед и радиожурналист

[2] Лейка – популярный в те годы портативный плёночный фотоаппарат немецкого производства


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1644




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer3/Pasika1.php - to PDF file

Комментарии:

Эллан, Мельбурн
Австралия - at 2012-03-16 08:39:31 EDT
Буквоеду.Спасибо за существенную поправку.

Рудольфу. Я имел в виду указать и "эту" причину тоже. но не сделал этого. А это - ист.факт, то, что многие австралийцы не могли простить предательство русских в 1918. И это не мелочь!

Михаилу по п.2. Википедия утверждает, что фашизм авторитарен. И корпоративное мышление тоже авторитарно. Вы не можете, следуя ему,выразить своё мнение,вы должны следовать авторитету. Даже если это противоречит истине. То есть, корпоративное мышление, это насилие над личностью, хотя ещё не тотальное. А фашизм просто тотальное насилие.
А вообще тема эта ещё требует детального обсуждения.

И, конечно, всем, оставившим отзывы, большое спасибо.

Марк Фукс
Израиль, Хайфа - at 2012-03-15 07:33:20 EDT
Михаилу (Мельбурн)

Позвольте не согласиться с утверждениями относительно аппаратов «Leica».
К описываемому автором времени выпуск аппаратов приблизился к 40000 шт. в год.
К тому времени основная тогдашняя модель «2» располагала съемной оптикой и дальномером.
В Советском Союзе уже в 1934 году был налажен лицензионный выпуск ее клона – ФЭДа. (http://www.photoline.ru/history/leica.htm)
М.Ф.

Михаил
Мельбурн, Австралия - at 2012-03-15 04:45:15 EDT
Третий пункт моих замечаний касается употребления слова "леек". Лейку придумал Оскар Барнак в 1914, и ее начали продавать только в 1925, потому массовой к открытию моста, да еще и в Австралии, она стать не могла. К тому же тогда она не имела сменной оптики. Пресса тогда снимала на пластинки 9х12 или 6х9 зеркальными камерами типа Ментор или похожими, или широкопленочными ролькассетами с теми же камерами на пленку кодак. Но эта тема больше подходит для журнала "Советское Фото" ;) или для фотоклуба.
Михаил
Мельбурн, Австралия - at 2012-03-14 11:55:08 EDT
Прочитал с интересом и обратил внимание на два утверждения.
1.И неплохо напомнить, что именно под аркой этого моста, на виду у многотысячной толпы, пролетел знаменитый лётчик-бомбардировщик и пилот наведения на цель Питер Айзексон (Peter Isaacson), отбомбившись над городами Германии и Италии.
Я правильно понял текст: Где-то взлетев, он пробомбил города Германии и Италии, после чего в том же полете пролетел под мостом над Сиднейской бухтой.
Или имелось ввиду что-то ;) иное?
2. У автора: Вы можете возразить: – Выходит, что «корпоративное мышление» тоже можно назвать фашизмом? – «Нет, –отвечу я, – это ещё не фашизм, но элемент фашистского мышления, несомненно!
Позволю себе не согласиться с этим утверждением в принципе.
Я разделяю точку зрения, подобную приведенной в википедии:
«Большинство учёных согласны, что фашизм авторитарен, но не каждый авторитарный режим фашистский. Таким образом, авторитаризм является определяющей характеристикой, однако у фашистского и авторитарного режима много различий.»
Корп. мышление не имеет ничего общего с авторитаризмом. Это два разных принципа организации группы. В одном случае группа подчиняется воле одного – авторитара, в другом случае главенствует воля корпорации.
Опасаюсь, что оба утверждения автора могут дезориентировать некоторых читателей..

Марк Фукс
Израиль, Хайфа - at 2012-03-14 09:27:39 EDT
Признательность и благодарность за интересный и полезный рассказ, изложенный великолепным языком.
М.Ф.

Рудольф Хайкин
Мельбурн, Австралия - at 2012-03-14 08:58:46 EDT
Мне очень понравилось эссе Эллана Пасики "Фарс без трагедии". В нем правильно отражены полические предпочтения в австралийском обществе конца 20-х годов прошлого столетия.Думаю, что автор поступил правильно не приравняв, нараждающий немецкий фашизм и радикальное правое политическое течение, возглавляемое Кемпбеллом в Австралии.
Есть еще один аспект его успеха, не отмеченный автором.
Кемпбеллу удалось собрать под знамена "Новой Гвардии" много еще молодых тогда австралийцев - участников первой Мировой войны, которые были ярыми противниками большевистского режима в СССР, не столько по понимвнию сути коммунистического режима, сколько из-за предательства большевистского правительства союзников по Антанте своим подписанием Брестского мира с немцами. Тогда многие австралийцы, теперешние новогвардейцы, потеряли своих боевых товарищей, так как немцы смогли укрепить, хотя и не надолго, свой Западный фронт. В мире в те годы (мирового экономического кризиса), благодаря усилиям Коминтерновских пропагандистов, распространялось и было популярным среди социалистов мнение, что большевистская модель - идеальна для трудового народа. Можно полагать , что и лейборист Ланг был особенно неприятен Кемпбеллу и его товарищу из-за их ненавмсти к русским коммунистам.

Буквоед (поправка)
- at 2012-03-13 22:29:26 EDT
Когда-то Гегель сказал, что все события мировой истории свершаются дважды: сперва как трагедия, а потом как фарс
=============
Это не Гегель сказал, а Маркс в 18 брюмера Луи Бонапарта: "Гегель где-то отмечает, что все великие всемирно-исторические события и личности появляются, так сказать, дважды. Он забыл прибавить: первый раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса".

Самуил
- at 2012-03-13 21:28:47 EDT
Спасибо автору. Любопытные факты, о которых я ничего, естественно, не знал. И в Австралии тоже, тот же универсальный тренд.