©"Заметки по еврейской истории"
март  2012 года

Марк Фукс

Западная Галилея

 

 

Вместо вступления

Читатель любит путешествовать

и порой в силу тех или иных причин пускается в виртуальные путешествия по старой традиции советских времен, когда мы смотрели на мир глазами журналистов из списка, одобренного высшими инстанциями.

Во всяком случае, опыт показывает, что работы на эту тему принимаются читателем, как правило, со знаком плюс, не отягощают и без того не совсем простую жизнь и возможно даже расширяют его кругозор.

Настоящим мы вместе с потенциальным читателем предпринимаем попытку совершить несколько виртуальных путешествий по ближайшей округе.

А ближайшая округа наша: Мединат Исраэль - Государство Израиля.

Собственно, это продолжение путешествий, ведь по сути дела наши вояжи начались не сегодня.

Автор не претендует на всеобъемлющее раскрытие темы, но предполагает и надеется, полагаясь на свой опыт, что интересные для гостей минуты будут.

В ходе обсуждения опубликованных ранее путевых заметок наш уважаемый коллега Борис Э. Альтшулер, судя по всему, – человек не только разносторонних талантов, сохранивший способность удивляться и удивлять, проявил еще одно доброе качество: щедрость и широту души.

Его добрый совет:

«…Я бы только связал это (будущий очерк – М.Ф.) со Скитополисом/Бейт Шеаном - столицей ашкеназов-исраилитов-скифов, путешествием вокруг Кинерета/Тивериадского озера, а оттуда - на гряду Кармель и Хайфу с Храмом бахаев и, под конец, Акко и Рош һа-Никра»

грех не исполнить.

Действительно, только от щедрости души при планетарном масштабе личности можно так запросто посоветовать, одним махом накрыть путешествием треть страны, около десятка интереснейших объектов и по итогам написать кандидатскую, переходящую в докторскую.

Мысль, конечно интересная.

Я человек послушный, особенно, если советует врач но, принимая совет за план действий, осознаю, что мне придется осуществлять его поэтапно, маленькими шажками.

***

Дорогие читатели, прочтя мою историю более чем двадцатилетней давности, повествующую о легендарном месте «Чек пост» и о моих поисках своего места под солнцем и возле него, выразили желание узнать:

«…а что же было дальше?»

А дальше все было примерно как у всех. Мы расстались с вами на том, что мне вручили прекрасную рекомендацию и стандартное письмо об увольнении.

Делать было нечего. Начались поиски работы, поездки по потенциальным работодателям. Время, когда не знаешь, как начать день и как его окончить.

Я попытался получить от «Лишкат авода» («Бюро по учету и трудоустройству безработных») какой-либо курс.

Эта уловка помогает продлить время получения пособия и порой открыть новые горизонты.

Но не с нашим счастьем…

При очередном посещении «Бюро» как будто представилась возможность получить направление на курсы подготовки электромехаников по «Ксероксам».

К этому делу я в своей прошлой деятельности имел непосредственное отношение.

В семьдесят пятом в наше КБ в Ташкенте, волной прогресса, занесло пару «КСЕРОКСОВ».

До того нашим уделом были старомодные отечественные ЭРЫ и детище советской оборонки РЭМ.

Руководство КБ искало электромеханика, способного полистать руководство на английском языке и освоить новинку.

Я дал себя уговорить и вскоре приступил к новому для себя делу.

Работа оказалась мне «по зубам» и в силу моего давнишнего увлечения фотографией совершенно понятной и интересной. После месячных курсов на Казанском оптико-механическом заводе я окончательно осмелел и стал бодро крутить гайки, разбирать и собирать наши ксероксы.

В ходе своей деятельности на этом поприще я познакомился с тогдашним представителем фирмы «Ксерокс» в Москве, который оказался приятным рыжеватым, веснушчатым человеком средних лет. Хорошие швейцарские часы, необычный для нас парфюм и  длинная сигарета в зубах.

В ходе технического совещания с иностранным гостем, которое проходило в Ташкенте, последний пытался среди прочего продать мне еще пару новых аппаратов, на что я был не готов из-за отсутствия денег и полномочий. Иностранца сопровождал наш переводчик с офицерским юмором, но без погон. Когда в ходе разговора, я попытался сформулировать свою мысль на английском, гость радостно закивал, а сопровождающий встрепенулся, бросил на меня злой взгляд и яростно зашипел. По окончании планерки пили чай, англичанин угощал участников сигаретами и вручил визитные карточки руководству и мне, видимо сочтя меня за важную птицу.

Кусочек белого хром-эрзаца был заполнен с двух сторон: на русском и на английском, в верхней части красовалось Лого компании «КСЕРОКС», затем следовало имя и реквизиты владельца: «Уильям Кейн».

Карточку Билла я сохранил. Она дважды сослужила мне добрую службу. Через пару лет после описываемых событий, будучи в командировке в Москве, мы с коллегой направились на Красную Пресню, на выставку «Оргтехника». Приблизились к стенду фирмы «Ксерокс». Дорогу нам перекрыла служба безопасности. У стенда мой давний знакомый давал пояснения гостям, среди которых, возвышался летчик-космонавт генерал Береговой. Я, недолго думая, протянул одной из девочек у стенда, визитку Кейна. Она взяла её, прочла и поспешила к Биллу. Тот, оставив космонавтов на длинноногих девиц, расплывшись в улыбке, поспешил к нам и уделил максимум внимания. В свое время, осваивая новую для себя область, я приобрел замечательную книгу Р. Шафферта «Электрография».

Это своего была своего рода библия для специалистов, содержавшая не только обзор состояния рынка копировально-множительной техники на то время, но и основы теории электрографии, механизмы и кинетику образования скрытого изображения, проявки его, переноса на бумагу, словом это был совершенно необходимый материал для освоения ксерографии и работы в этой области.

Визитка представителя «Ксерокс» в Москве служила мне закладкой в этой книге и вместе с ней попала в Израиль.

На этот раз визитке Кейна было суждено вновь выручить меня.

Я пытался использовать ее как доказательство своей причастности к специальности и аргумент при получении направления на курс. Это сработало. Но самым неожиданным для меня образом.

Меня пригласили преподавать курс «Копировально-множительные машины» туда, куда я пытался попасть слушателем.

Моя преподавательская деятельность продолжалась около полугода. Мне пришлось изрядно потрудиться: освоить терминологию на иврите, детально познакомиться с парком аппаратов, применявшихся в Израиле.

Все хорошее проходит быстро. Окончился и этот период моего интеллектуального труда: подошел к концу этот очень специфический курс, и моя деятельность в качестве преподавателя-инструктора в колледже подошла к концу, я подыскал себе работу в промышленности. Затем еще два раза сменил место работы по собственной инициативе и вот уже более десяти лет тружусь на стабильной работе, если в нашем мире и в наше время можно вообще говорить о стабильности.

Поскольку дальнейшее описание моей трудовой деятельности в уважаемой фирме может быть расценено как скрытая реклама, ограничусь сказанным.

Гораздо интереснее продолжить путешествия.

На этот раз Западная Галилея,

вернее маленький кусочек этой необыкновенной, (на самом деле!) земли.

Начнем с известного всему Израилю Чек Поста.

Я люблю начинать так:

рассчитав удобный момент, на зеленый, резко уйдем влево, вверх и стремительно без остановки, так, что закладывает уши, поднимемся на Кармель. Достигнув вершины, впишемся в поток машин, плывущий на Запад по Президентскому проспекту (Шдерот а-Наси) и у дома Пинхаса Рутенберга запаркуем машину. Усыпим бдительность гостей рассказом об этом необычном человеке, обойдем дом и… оставим гостей наедине с открывшимся вдруг видом на Бахайские сады, порт и море, простирающееся до горизонта.

На моей памяти не было людей, равнодушно взирающих на это великолепие.

Если повезет с погодой, то отсюда, на самом горизонте просматривается горная гряда на границе с Ливаном и белоснежная скала, уходящая в море.

Это Рош а-Никра. Нам предстоит попасть туда.

Вид на Рош а-Никра с горы Кармель в Хайфе

После того, как гости переведут дух от увиденного и получат ответы на свои вопросы, спускаемся вниз и через улочки старой Хайфы, выезжаем на новое скоростное шоссе, по которому мчим до Крайот.

В 1957 году я, десятилетний мальчик впервые в жизни увидел море «заболел» им.

Море называлось Черным, на самом деле было зелено-синим с белым и убегало далеко на Юг к берегам Турции.

Всю жизнь я мечтал жить на море, но судьба забросила меня в сухопутный Ташкент, скорее всего для того, чтобы создать некий фон и на нем, на фоне этого благословенного оазиса в пустыне, во второй половине жизни подарить мне бескрайний аквамарин, уходящий к горизонту.

Теперь, вот уже более двадцати лет я живу так, что по левую руку от моего дома красавица Хайфа, сбегающая вниз с Кармеля, впереди морской горизонт с кораблями, плывущими в гости к нам, а справа простирается долина Звулун – соседка Галилеи.

Корабли, плывущие в гости к нам

К великому счастью, у нас много друзей, которых судьба, в конце концов, определила в разные страны и уголки мира. Теперь мы рады и счастливы, встречать гостей из России, Литвы, Узбекистана, Германии, Америки.

Когда у дорогих гостей, укладываются первые впечатления от джентльменского набора экскурсий по Святой Земле, а мне удается выкроить маленький перерыв в работе, я усаживаю их в свой автомобиль, и вожу по тем местам, куда регулярные экскурсии попадают не всегда.

Так и сейчас.

Сегодня вы мои гости,

и я поведу вас за собой по некоторым замечательным местам Западной Галилеи.

К путешествию я приложу несколько фотографий. Они сделаны во время поездок по Эрец-Исраэль с нашими гостями и посещения описываемых мест, объедены пространством, но не временем. Скажем, сделаны на протяжении последних двух лет. Хотя кажется порой, что вчера. Время летит быстро.

Путь из центра страны в Западную Галилею пролегает, как вы понимаете, через знаменитый Чек Пост, на севере Хайфы и проходит через Крайот.

В нашем предыдущем очерке мы коснулись этой темы и рассказали немного об этом уголке Израиля, об этом городе, которого, строго говоря, нет на карте.

Крайот в долине Звулун – это своеобразная увертюра, вступление к освоению вами Западной Галилеи - Северной жемчужины Израиля.

Дорога, по которой мы едем, пересекает Крайот пополам с Севера на Юг. Город практически не прерывается до самого Акко и если Вы забыли или не успели позавтракать и захватить с собой пару бутербродов, то самое время остановиться и исправить этот недосмотр.

Ни в коем случае не останавливайтесь возле знаменитого Кирьона – торгово-развлекательного центра!

Эскалаторы унесут Вас в мир покупок и кофе, и Вы в суете потеряете главное: ритм путешествия. Остановитесь здесь на обратном пути. Израильская статистика утверждает, что фалафель, хумус, кофе и что-нибудь поосновательней этого в Кирьене никогда не иссякают и в дефиците не бывают.

Статистика утверждает, что в Кирьене фалафель и хумус никогда не иссякают

Успеете!

Несколько слов о Галилее.

Галилея – это Израильский Север. Само слово Галилея происходит от ивритского «Галь» - волна, не забывшие математику помнят, что от волны до круга совсем недалеко, они ближайшие родственники, отсюда «Галиль», «Глилон» - обод, колесо, сверток. Поверхность Галилеи действительно напоминает застывшее море. Волны слегка округлых гор, наращивая свою амплитуду, бегут на Север в Ливан.

Есть и другие версии происхождения слова «Галиль», например, от танахического «Глиль а-Гоим» или «Гола» - рассеяние (отсюда – «галут»), но мне по душе именно версия, связанная с морем и волной.

«Эрец а-Галиль» («Землю Галилейскую») подразделяют на Нижнюю и Верхнюю, а затем еще уточняют конкретней: Западная, Центральная и Восточная Галилея.

Мы с вами в Западной Галилее и напоминаю, покинув Крайот, движемся строго на север.

Сразу за жилыми кварталами Крайот начинается серьезная промышленная зона, уступающая место череде кибуцев, которую ограничивает на Севере государственная граница с Ливаном.

Из кибуцев остановлю Ваше внимание только на некоторых. Прямо к Крайот примыкает кибуц «Кфар Масарик».

Кибуц основали в 1934 году выходцы из тогдашней Чехословакии, затем к ним присоединились уроженцы Литвы и Польши. Было время, когда эта группа именовала себя даже «Кибуц Чехо-Лита». Кибуц вскоре сменил имя на «Мишмар Звулун» («Стража Звулуна»), а затем, в 1940 году взял имя первого президента Чехословакии Томаша Масарика, сочувствовавшего идеям сионизма и посетившим тогдашнюю еврейскую Палестину. После нескольких не совсем удачных попыток обосноваться в различных районах израильского севера, кибуц закрепился, наконец, на своем нынешнем месте.

Когда несколько лет тому назад, моему предприятию понадобились переводчики для обучения персонала, открывавшегося в Чехии филиала, то знатоки чешского были найдены именно там, в кибуце «Кфар Масарик».

Вниманию дам, участвующих в поездке!

Проезжая мимо кибуца «Кфар Масарик» желательно отвлечь мужчин разговором и указать на что-нибудь примечательное по левую сторону от шоссе, т.к. на правой, в эвкалиптовых рощах кибуца расположился пейнтбольный клуб. Мужчины, завидев это чудо, впадают в детство и юность и сворачивают с дороги, попадая к строгим и умелым инструкторам, прошедшим огонь и воду в рядах израильской армии.

Если в машине рядом с Вами находятся израильтянки, то по отношению к ним следует предпринять совершенно аналогичные действия, ибо удивить еврейскую девушку автоматической винтовкой, танком или самолетом трудно, а вспомнить годы службы в ЦАХАЛь для нее может даже интереснее чем для некоторых представителей «сильного» пола.

Итак, мы приближаемся к легендарному Акко. Город расположился слева от нас и заслуживает отдельного рассказа, что мы и сделаем в будущем.

А пока, главная дорога ведет нас на Север. Мы минуем еще череду кибуцев, среди которых - кибуц «Лохамей а-Гетаот» («Борцы гетто»), знаменитый своими музеями, международным учебным центром, галереей Моше Купермана - художника, лауреата Государственной премии Израиля и гостиницей «Байт ве кайт», где можно славно отдохнуть в пасторальной сельской обстановке.

Слева появляется сине-зеленая полоска моря, виллы поселка Шавей Цион и, наконец, белоснежная красавица Нагария.

Если в сводке последних известий вы услышали о том, что Глава Правительства или Президент отдыхают на морском побережье, на Севере страны, то можете быть уверены, что это именно здесь.

Сюда мы заедем на обратном пути, а сейчас, миновав город, мы почти у цели.

Остановка первая: «Ночь мостов»

Наш читатель в большинстве своем вырос при советской власти и историю Великой Отечественной войны должен помнить.

Осенью сорок третьего на огромной территории, оккупированной немцами, силами партизанских соединений Белоруссии, Украины и России была проведена крупная операция по разрушению железнодорожных коммуникаций, получившая название «Рельсовая война».

Партизаны сорвали поставки техники и живой силы, надолго парализовав движение немцев. Эта акция способствовала успешному проведению и завершению Курско-Белгородской операции и наступлению на Харьковском направлении.

Пример Красной Армии в годы борьбы за независимость вдохновлял еврейских бойцов. Ветераны ПАЛЬМАХа, воевавшие с Британией, рассказывали мне, что в отрядах даже была должность, обозначавшаяся русским словом «политрук».

Руководство еврейского ишува (так называли еврейское население Британской подмандатной Палестины до провозглашения государства Израиль) приняло решение о тотальном разрушении транспортных коммуникаций, которыми пользовались англичане. Согласно плану подпольщиков, 16 июня 1946 года, следовало разрушить все мосты, ведущие за пределы территории Еврейской Палестины, блокировав, таким образом, связь со всеми окружающими частями этого региона.

Уничтожению подлежало более десятка мостов на дорогах, ведущих в Рабат-Аман, Каир, Бейрут.

На реализацию грандиозного плана для тогда еще совсем маленького ишува были брошены все силы ПАЛЬМАХа.

В общем и целом еврейские бойцы добились успеха на всех участках, за исключением одного.

Мы с Вами подъезжаем к этому злополучному месту. Здесь, пересекая ручей Кзив, впадающий в Средиземное море, на узком участке почти параллельно, на расстоянии в сотню метров одна от другой, проложены две дороги, идущие от Хайфы в Бейрут.

Именно тут еврейским бойцам предстояло в ту летнюю ночь сорок шестого взорвать оба моста: железнодорожный и шоссейный.

Удача отвернулась от подпольщиков. Англичане обнаружили их приближение, и окрыли шквальный огонь. Был убит один из бойцов, Йехиаям Вейц, остальные попытались укрыться от огня под сводами железнодорожного моста, но в результате попадания пули в ранец с взрывчаткой и последовавшего за этим взрыва, погибли. Мост был разрушен, британский караул уничтожен, но не стало и тринадцати еврейских бойцов. Оставшаяся в живых группа прикрытия взорвала шоссейный мост и ретировалась.

Сегодня здесь сооружен мемориал.

Именем Йехияма Вейца назван один из кибуцев Западной Галилеи, и мы с Вами там побываем сегодня.

 

 

Мемориал в память бойцов ПАЛЬМАХА

Осмотрев мемориал и по еврейской традиции, возложив камушки на мраморные плиты мацевот, не спешите к машинам. Обойдите комплекс и по мощенной камнем тропе пройдите сквозь заросли. Перед вами заброшенное и поросшее травой полотно железной дороги на Бейрут.

Старая железная дорога на Бейрут

Рядом, на берегу моря в старинной гавани Ахзив расположился национальный парк с прелестным пляжем и остатками крепости крестоносцев - излюбленное место отдыха.

 

В национальном парке Кзив

Скоро мы с вами доберемся до самой северной точки средиземноморского побережья Израиля и осмотрим железнодорожный туннель, пробитый сквозь меловые горы.

Еще немного терпения.

Дальше на север по правую сторону от шоссе располагаются многочисленные турбазы, кемпинги, ресторанчики, а прямо против них, у самой кромки воды – величественный монумент.

На бетонное основание установлен стальной фрагмент морского судна.

Это памятник жертвам нелегальной эмиграции, погибшим в море в годы второй мировой войны. Британцы охотились за суденышками, доставлявшими евреев-беженцев из пылающей Европы в Эрец-Исраэль, разворачивали их назад, обрекая на верную смерть.

Монумент в память жертвам нелегальной эмиграции

Еще один маленький бросок на север и мы в Рош а-Никра

Обычно я с гостями начинаю путешествие к Рош а-Никра на Кармеле, в Хайфе, так как описал ранее.

Район Рош а-Никра во все времена служил перевалочным пунктом, узлом связи между странами и народами региона, вместе с тем, и документы свидетельствуют об этом, это была естественная северная граница еврейских территорий.

Впереди Рош а-Никра

Это место упоминается в библейских источниках и у Иосифа Флавия под названием «Сулям а-Цор» т.е. «Лестница в Тир». Действительно в свое время существовала ступенчатая каменная тропа от этой меловой скалы до древнего ливанского Тира.

Покорив это место, арабы дали ему название «А-Навкир» - гроты, позднее - «Рас а–Накура». Теперь вы, наверное, уже уловили, что-то знакомое? Правильно. «Рас» - «Рош» - голова, глава, а «Накура» - это наше еврейское «Никра» - расщелина, разрыв, расселина.

Во времена Александра Македонского, по его приказу здесь пробили туннель, которым активно пользовались при военных походах вплоть до времен крестоносцев.

В годы Первой мировой войны англичане проложили здесь шоссе и соорудили таможню.

Во время Второй мировой войны возникла стратегическая необходимость в сквозном железнодорожном сообщении через весь регион и британцы стали тянуть дороги с Чек Поста в Хайфе на восток, в нынешнюю Иорданию и на Север, на Бейрут.

Доведя северную ветку до меловых скал на современной северной границе с Ливаном, при строительстве туннеля английские военные инженеры обнаружили сказочные гроты.

Расселины и гроты – результат вымывания морем мягких меловых пород скалы и активных геологических и биологических процессов.

Гроты образуют лабиринты, сообщающиеся между собой. Протяженностью лабиринтов около двухсот метров.

До относительно недавнего времени доступ к гротам был возможен только со стороны моря. Сейчас же это увлекательное путешествие можно совершить, воспользовавшись подвесной канатной дорогой, а старым способом со стороны моря пользуются аквалангисты при своих тренировках и подводных путешествиях.

Над гротами, на скале – израильская военная зона с пограничным переходом, а чуть ниже замечательный туристический объект, который не пропускают все знающие об его существовании. Во всяком случае, я считаю своим долгом познакомить гостей с ним.

Вид со скал Рош а-Никра на юг.

 

Гроты Рош а-Никра

Зимой 1991 года, в Шереметьево, среди многочисленных родственников и друзей, нас провожал вплоть до таможенного контроля мой ташкентский друг Витя Иванцов.

Вот как недавно я вспоминал наше расставание с ним в своих воспоминаниях:

«…О начале «Войны в заливе» мы узнали в поезде, подъезжая к Куйбышеву.

Друг Витя Иванцов, сопровождавший нас до Москвы, спокойно допил коньяк и совершенно трезво сказал:

- Разворачиваемся. Будете жить у нас. Устроимся.

- Обратной дороги нет – заключил я. «…Пейте и закусывайте. И пусть Вас этих глупостей не волнует».

В Москву, со всего Союза, на проводы съезжались друзья и родственники. Господи! Как раскидало нас!

Таможенники обнаруживают перебор юбилейных олимпийских рублей и мою, недавно полученную медаль «Ветеран труда». Удостоверения к медали нет. Все документы, кроме виз и утвержденного перечня, перевозимых для бабушки лекарств ушли диппочтой через «Представительство».

Начинаю, никому не нужное, объяснение с таможней.

Нервы не выдерживают.

Хватаю в горсть медаль и рубли и швыряю за перегородку, назад в Россию.

Не оглядываясь, прохожу вперед к стеклянным витринам «Дьюти Фри».

Наступает успокоение и безразличность.

- Ты обратил внимание, - говорит мне жена, Витя стоял и плакал…»

За истекшие годы, Виктор поменял место жительства на Подмосковье. Несколько лет тому назад, как только для российских граждан ввели безвизовый режим, мы пригласили его к нам. Он человек глубоко верующий, православный (и был таким всегда, даже во времена Комсомола) прежде всего, интересовался христианскими святынями Святой Земли и эту задачу решили туристические фирмы, я же знакомил его со всем остальным, чем страна наша умеет удивить и принять гостей.

В первый же день пребывания в Израиле мы повезли его в Рош а-Никра.

Рош а-Никра. Меловые скалы, уходящие в море

Гостя удивляло все: отношение людей, яркие цвета, поразительные виды, незнакомая еда, звуки нового для него языка в котором он не улавливал ни одного знакомого слова, солдаты ЦАХАЛа, несущие службу по охране границы рядом с многочисленными туристами, необычного вида автоматы, дружелюбие воинов и их готовность поддержать контакт с нами.

Гроты Рош а-Никра

На самой границе

Солдаты ЦАХАЛ, несущие службу в Рош а-Никра с московским гостем

Примерно так реагируют почти все, кого Всевышний дарит нам в гости.

Мне всегда трудно расставаться с этим уникальным по своей красоте местом, но у нас впереди еще много дел.

Впереди пещера «Кешет»,

расположенная к востоку от Рош а-Никра. Собственно мы продвигаемся вдоль границы немного южнее ее. Дорога вьется серпантином, начинается стремительный подъем на высоту в четыреста восемьдесят метров, еще несколько минут и мы на территории национального парка «Адамит», вплотную примыкающего к государственной границе.

Национальный парк «Адамит» был разбит «Керен Каемет Исраэль» (Национальным фондом Израиля) на месте руин древнего, времен Византии, поселения «Хурват Адамит» рядом с одноименным кибуцем в пятидесятые года прошлого века. Впервые я попал сюда лет двенадцать тому и застал высадку саженцев хвойных деревьев в маленькие лунки прямо в скале. Трудно было поверить в то, что предстает перед нами сейчас. Судите сами по фото.

Вид на Шломи с Адамит

На Север от Адамит – граница с Ливаном

Сейчас самое время сообщить нашим гостям, а заодно и читателям, что «Кешет» - на иврите «дуга», «радуга». И сейчас вы поймете почему «Пещера-Дуга» и все станет на свои места.

Паркуем машину на стоянке, оборудованной всем необходимым и начинаем спуск по вполне комфортабельной, проложенной в скале и помеченной указателями, тропе. Около сотни метров и перед нами потрясающий вид на городок Шломи, окружающие его мошавы и кибуцы.

Вот, наконец, и сама пещера.

В далекие времена это была обычная пещера, в горах, таких здесь много, но со временем, под действием природы южная часть пещеры обнажилась, верхние своды разрушились и пали.

Осталась над пещерой лишь переброшенная природой огромная каменная арка-мост.

Пещера «Кешет»

Здесь часто тренируются юные альпинисты, а счастливые новобрачные, стоя на арке, спешат запечатлеть себя для потомков.

С обзорной площадки перед нами, на почти двухсотметровой глубине открывается огромное плато, простирающееся вплоть до кромки моря, ухоженные плантации и вьющиеся дороги.

Любители пеших переходов могут пройти по «Тропе Амира», названной в честь подполковника Амира Мейталя, командира одного из батальонов бригады «Голани», погибшего в 1988 году неподалеку от этих мест во время зачистки террористов в соседнем Ливане.

Вообще места эти часто становились в прошлом и становятся в настоящем местом ведения боевых действий. Нет-нет, да постреливают ракетами со стороны Ливана, где практически власть давно уже перешла к Хезболле, управляемой Ираном.

Именно с минометно-ракетного обстрела, лежащего под нами Шломи, нападения на израильский патруль и похищения трех израильских солдат в июле 2007 года и началась Вторая Ливанская война.

Если читателю интересно вспомнить подробности и детали событий тех тридцати трех суток 2007 года, то я позволю себе отослать его к подробной публикации в уважаемом портале Олега Грановского.

Со своей стороны могу заметить, что мой завод, расположенный в пригороде Нагарии, несмотря на непосредственную близость к границе и ракетные обстрелы, всю войну продолжал работать в три смены, снабжая население страны продовольствием.

Если Вас заинтересуют мои личные воспоминания об этом времени, то прошу на форум.

Авиация ЦАХАЛ работает в небе Западной Галилеи

Сейчас рядом с пещерой «Кешет» и смотровой площадкой в начале тропы Амира разбит мемориальный комплекс с памятниками захваченным и погибшим в начале той войны солдатам Армии Обороны Израиля.

Мемориал захваченным и погибшим солдатам ЦАХАЛ

«Мицпе Манот» и что у него общего со старинным танцем

Смотровая, обзорная площадка на иврите – «мицпе». На карте Израиля вы найдете множество географических названий, включающих это слово, например Мицпе Рамон в Негеве или Мицпе Ямим над Кинеретом. Современное «мицпе» - это общинное поселение, с населением до двух-трех сотен жителей расположенное на господствующей стратегически важной высоте и служащее в случае необходимости опорной точкой и наблюдательным пунктом. Жители «мицпе» очень строго относятся к подбору своих соседей, ведь помимо всех остальных качеств, они должны соответствовать определенным требованиям: быть надежными и верными товарищи в критической ситуации.

«Мицпе Манот», куда мы заедем по пути в крепость Йехиям, на минутку попить кофе у друзей, возникло в 1980 году на месте «Хурват Менуэт» - старинного поселения крестоносцев, которые по преданию в свободное от основных занятий время танцевали здесь менуэт.

Со временем, в ивритской транскрипции «Менуэт» превратилось в «Манот» и теперь знают об этом не все.

Наш добродушный хозяин, мой коллега по работе Морис, один из пионеров «Мицпе Манот», уроженец Марселя, рассказывает, что когда, при основании поселения, они закладывали свои первые дома, то предполагали, что в округе есть множество пещер и гротов, но случайно обнаруженное несколько лет тому назад превысило все ожидания.

В самой непосредственной близости от поселения, на его границе с естественным лесом при прокладке дороги обнаружилась огромная сталактитовая пещера необыкновенной красоты и размера. После того, как специалисты провели экспертизу и оценили потенциал находки, вход в пещеру закрыли до тех времен, когда найдутся деньги для освоения этого подарка природы и организации безопасного посещения его людьми.

О пещере в Манот промелькнуло сообщение на ТВ. Местные жители во время подготовки телевизионного репортажа украдкой успели сделать несколько снимков. С любезного согласия наших коллег я предоставляю их вам. Эксклюзивный материал!

 

Сталактитовая пещера в Манот. Фото Мориса Лугаси

Мицпе Манот – излюбленное место отдыха жителей мегаполисов, прибывающих сюда в циммеры на «соф шавуа» - «конец недели».

Можно только предполагать, насколько сталактитовая пещера увеличит и без того высокий рейтинг этих мест. Но и без этого, если вам надоела суета большого города, запах плавящегося асфальта и ослепляющие глаза витрины магазинов, то Манот ждет вас и гарантирует тишину, чистый воздух и здоровый сельский завтрак по утрам.

В Западной Галилее много замков-крепостей – свидетелей бурной истории этих мест. Самые значительные из них замок крестоносцев «Монфор», где в 1230-1271гг. располагалась резиденция великих магистров Тевтонского ордена и замок тамплиеров «Йехиям» («Калаат Джиддин»).

Наш путь сейчас в Йехиям.

Спускаемся в долину, уходим на восток, пару спусков и подъемов и вскоре

въезжаем на территорию кибуца Йехиаям

Время идет к обеду. В свое время в старинном замке оборудовали итальянский ресторан, и я полон предвкушения душистого домашнего хлеба и всего остального к нему.

Кибуц Йехиям основали в 1946 году выходцы из Трансильвании, к ним примкнули старожилы ишува.

Мы начинали пушествие с описания операции Пальмаха против мандатных властей в июне 1946 года. Вот по имени одного из павших бойцов Йехияма Вейца и назвали кибуц.

Поначалу убежищем и жилищем кибуцникам служили стены той самой крепости Калаат Джиддин, которую мы собираемся посетить. В Войну за независимость они выдержали в ней полугодовую осаду.

С окончанием военных действий, кибуцники стали строить дома в непосредственной близости к крепости.

Кибуц Йехиям – вполне успешное хозяйство с развитым сельскохозяйственным производством.

Основатели кибуца – уроженцы Венгрии знали толк во вкусной еде и основали в хозяйстве завод по производству копченостей и колбас, изделия которого отличаются отменным вкусом и высоким качеством.

Кибуц Йехиям

Позднее в кибуце построили небольшое, но оснащенное по последнему слову техники производство эксклюзивного пива.

При обоих производствах действуют магазины, можете посетить.

Теперь наш путь в крепость.

Крепость построили в 12 веке тамплиеры, через некоторое время она перешла в руки тевтонов. В 1265 году крепость покоряет и разрушает султан Египта и Сирии мамлюк Байбарс. В восемнадцатом веке замок частично восстанавливают и заселяют. В 1834 году Ибрагим-паша во время Сирийского похода против Османской империи, массированным артиллерийским огнем нарушает идиллию и доводит строение до того вида, который предстает перед нами сейчас.

Вид с крепости на долину Бецет

 

В крепости

В крепости всегда людно

Как видите, виды замечательные и заслуживают внимания.

Прощаемся с Йехиямом. Сейчас у нас по плану, Нагария.

«Naharija bleibt deutsch!»

(«Нагария остается немецкой!»)

- плакат такого содержания вывесили «еке» из Нагарии во времена очередного противостояния с арабскими соседями. Так, во всяком случае, утверждал Эфраим Севела в своем выступлении перед американскими иммигрантами.

Это вводное предложение нуждается в некоторых пояснениях.

С Э. Севелой надеюсь все ясно.

«Еке» - (от немецкого «Да, Да…- Е, Е…») шутливое обращение израильтян к репатриантам – выходцам из Германии.

А вот, что такое Нагария и почему останется немецкой, мы сейчас выясним.

Честно говоря, прибывшему в Израиль воздухом через аэропорт имени Давида Бен-Гуриона попасть в самый северный город израильского средиземноморского побережья Нагарию проще всего.

Оставьте в покое лифты и эскалаторы, берите чемоданы, идите прямо, вопросы задавайте по-русски и вы без проблем попадете на платформу Еврейской железной дороги. Садитесь в поезд «Бен-Гурион – Нагария» и не покидайте кондиционированный вагон до конца путешествия. Дальше Нагарии не уедете. Как мы уже поясняли: об этом позаботился Пальмах в сорок шестом.

Десятого февраля 1935 первые две семьи немецких евреев, бежавших из Третьего Рейха, поселились в устье маленькой, но строптивой реки Гаатон.

Этот день официально считается днем основания Нагарии.

Река на иврите – «нагар», отсюда - город «Нагария».

В действительности, история началась на несколько лет раньше, в 1933 году, когда крупные землевладельцы из Бейрута клан Туани выставили на продажу несколько участков земли между железной дорогой Хайфа-Бейрут и морем, по обе стороны от речки Гаатон.

Клан Туани оценил свои владения в этом месте в сумму равную двум с половиной миллионов долларов (в пересчете по нынешнему курсу).

Необходимые для приобретения земли деньги организовали энтузиасты заселения Западной Галилеи инженер Иосеф Леви, агроном доктор Золиг Соскин, инженер Шимон Райх и финансист Генри Коен.

Г. Коен выколачивал кредиты, З. Соскин готовил бизнес-план сельскохозяйственного развития района, а И. Леви и Ш. Райх занялись планированием инфраструктуры и строительства.

В середине мая тридцать четвертого И. Леви и его товарищи расплатились за землю, и она перешла в еврейскую собственность. Вместе с землей евреям досталось и единственное здание стоявшее на ней, дошедшее до наших времен и используемое для муниципального музея города.

Муниципальный музей г. Нагария

Проект И. Леви во многом был новаторским и, прежде всего в том, что он подразумевал организацию будущего города по капиталистическому типу. Земельные участки, нарезанные на купленных площадях, подлежали продаже частным владельцам, на них подразумевалось развитие частных аграрных хозяйств и производств.

Здесь я хочу обратить ваше внимание на два важных момента:

- все эти капиталистические мероприятия проводились в то время, когда в ишуве считалось правильным идти по социалистическому пути организации хозяйства, путем организации кибуцев и кооперативов.

- земли были выкуплены, деньги были заплачены, сделка оформлена в соответствии с действующим законодательством.

Последнее замечание особенно важно. На нынешней территории Государства Израиль евреями земли не конфисковывались и не экспроприировались, а приобретались Земельным фондом Израиля или частными лицами.

В связи с тем, что продаваемые участки были малого размера, агроном, доктор З. Соскин разработал ряд методов интенсивного земледелия специально для небольших угодий. Полностью оценить его новаторскую работу смогли через шестьдесят лет, когда большинство его технологий были внедрены в израильское сельское хозяйство.

Отдельного доброго слова заслуживает Иосеф Леви.

Выпускник Берлинского университета, инженер-строитель Иосеф Леви ступил на землю Еврейской Палестины в 1913 году и посвятил себя строительству и проектированию Тель-Авива и Хайфы. Правда, с началом Первой мировой войны ему пришлось отлучиться со Святой Земли и повоевать за Кайзера Вильгельма.

В двадцатом году он возвращается и одержимый идеей освоения Эрец Исраэль использует любую предоставлявшуюся возможность для приобретения земель и закладки еврейских городов.

В 1925 году ему удается приобрести заболоченные земли в районе реки Кишон в долине Звулун, впоследствии на этих осушенных землях и возникли Крайот.

Таким образом, помимо многочисленных градостроительных проектов в Тель-Авиве и Хайфе, мы обязаны Иосефу Леви основанием двух городов на Севере Израиля: Крайот и Нагарии.

С приходом к власти нацистов, началась интенсивная алия из стран, попавших под пяту Гитлера.

Вот, когда пригодился проект И. Леви!

Евреи Германии, Австрии, Чехословакии и Венгрии устремились с Еврейскую Палестину. Имущие и дальновидные, успевшие приобрести здесь земельную собственность получали Британский иммиграционный сертификат и без особых проблем приступали к новой жизни. Остальные прибегали к нелегальной эмиграции, пытаясь высадиться на дикий берег севернее Гаатона. И кибуцники и англичане готовились к встрече с ними и от того, кто успевал раньше, зависела жизнь сотен людей. Памятник, посвященный этим событиям, мы с вами посетили ранее.

Вот так начинался город. Участки были быстро раскуплены, в тридцать четвертом появились первые бараки, а уже в тридцать пятом началось настоящее строительство поселка.

Молодой поселок подвергался постоянным разбойным набегам соседей и был вынужден создать отряд самообороны. Несколько лет Нагария и возникшие рядом другие поселки находились в кольце блокады, постоянно отражая атаки террористов.

Вот тогда и возник лозунг «Naharija bleibt deutsch!»

Блокаду прорвали в мае 1948 года.

Статус города Нагария получила в 1961 году.

Практичные и предприимчивые германоязычные Оле из Нагарии не только построили город, а и основали с нуля несколько направлений коммерческой и индустриальной деятельности Израиля, например основу пищевой промышленности Израиля – компании «Штраус» и «Зогловек». Они заложили основы современных израильских курортов и деревенского туризма.

 

Нагария

С Нагарией связано имя Стефа Вертхаймера.

Компания «Искар» и ее основатель Стеф Вертхаймер – живая легенда Израиля.

Этот уроженец Киппенхайма бежал в тогдашнюю Палестину с родителями в 1937 году. Здесь он получает образование, как оптик, и в шестнадцать лет начинает работать в качестве оптика-механика, затем продолжает образование у профессора Эммануэля Гольдберга. В войну (1943), он вступает в Британские ВВС и занимается там ремонтом и техническим обслуживанием оптических систем авиации.

С сорок пятого Стефан вступает в ПАЛЬМАХ, а затем в 1947 – в ХАГАНУ.

После Войны за независимость до пятьдесят второго года, он работает в корпорации РАФАЭЛЬ, а затем, взяв в аренду маленькую слесарную мастерскую возле своего дома в Нагарии, основывает нынешний гигант и мировой лидер по производству карборундового инструмента концерн «Искар» с оборотом более миллиарда долларов. Сегодня «Искар» располагает филиалами в 50 странах мира и на его предприятиях работают более шести тысяч человек.

В 1969 году, после Шестидневной войны, когда Франция ввела эмбарго и прекратила поставку лопастей турбин к своим «Миражам», находившимся в израильских ВВС и выработка ресурса двигателей не позволяла пилотам подымать самолеты в воздух, Стеф Вертхаймер создает собственное производство лопастей.

Сегодня это производство «Лаавей Искар» поставляет свои лопасти Ролс-Ройсу, Пратт энд Витни, Дженерэл Электрик, и т. д., и т. д.

Стеф Вертхаймер был отцом идеи и основателем модели Промышленных парков в Израиле. Это совершенно уникальное явление и тема отдельного рассказа.

Заметим только, что в основанном им Промышленном парке в Тефене, в горах недалеко от Нагарии действует музей германского еврейства.

Теперь самое время пройтись по Нагарийской набережной, погреться на солнышке и перекусить.

Нагария

 

Нагария

Нагария приняла все волны алии и давно уже перестала быть только «немецкой», ее население сейчас превысило 60000 человек, что по израильским понятиям совсем не мало, но чистота и порядок, продуманность во всем по сей день являются ее отличительными качествами.

Нагария

Немецкая алия оставила заметный след в истории Израиля.

Многие немецкие слова вошли в современный разговорный язык израильтян. Мне среди них особенно нравится слова «апфельштрудель» и «шварц кафе»… Беда: я неравнодушен к сладкому.

Мы покидаем Нагарию, пересекая невидимую линию «кав а-имут» - линию противостояния, проходящую сразу за южными кварталами города, и ложимся на обратный курс.

Наше сегодняшнее путешествие подходит к концу. Программа выполнена.

Пора возвращаться домой.

Нас ждет обмен впечатлениями, беззаботная болтовня, творожный пирог и кофе.

Брухим абаим ле Исраэль!

Словарь

«Ксерокс», РЭМ, ЭРА – электрографические аппараты

Кфар – деревня, село

ЦАХАЛЬ – «Цва агана ле Исраэль» – Армия обороны Израиля

ПАЛЬМАХ – (плугот махац) – ударные роты

НАГАНА – (Оборона, защита) – военная организация еврейского ишува

АЛИЯ – подъем, репатриация евреев в Эрец Исраэль

«Кав а-имут» – линия противостояния (в пределах этой линии введены особые условия и льготы для населения)

РАФАЭЛЬ – концерн, лидер оборонной промышленности Израиля.

Хурва – развалины (например: Хурват Менуэт – развалины Менуэт)

«Брухим абаим ле Исраэль!»- «Благословенны приходящие в Израиль!» (Добро пожаловать в Израиль!)


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1896




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer3/MFuks1.php - to PDF file

Комментарии:

Е. Майбурд
- at 2012-03-15 13:45:29 EDT
Марк, спасибо за ответы.
По последнему вопросу: я попытался намекнуть на опечатку в статье. В общем, мелочь, но забавно.
Написано там, что фотографии ОБЪЕДЕНЫ.

Марк Фукс
Израиль - at 2012-03-15 06:48:57 EDT
Отвечаю на вопросы и уточняю.
Е. Майбурду:
- Если Вы путешествуете в будние дни, то вопросов с кашрутом не возникает ( только избегайте «русские» и арабские магазины и кафе, любая торговая точка должна располагать удостоверением о кашерности), если Вы пустились в поездку в субботу, то вопрос о кашруте отпадает автоматически.
- Изделия кибуца «Йехиям» кашерны, не путать с кибуцем «Мизра»!
- Снимки объединены общим местом, пространством – Западная Галилея, а по времени делались в несколько заходов. Это действительно так. Солдатский - во время визита моего московского друга В. Иванцова (обратите внимание на автоматы «Тавор»), пещера «Кешет» - во время экскурсии вместе с моим кузеном из Мюльхайма Анатолием, и. д.
- Относительно портрета самого автора, то я Ваших «восторгов» не разделяю, и с каждым божьим днем все больше и больше.
Игреку:
- «французы», усиленно скупают жилье также в Натанье и во многих «мицпе» Западной Галилеи, например семья Г. Шалита – в Мицпе Йяла.
Спасибо за добрые слова.

М.Ф.

Е. Майбурд
- at 2012-03-15 03:32:34 EDT
Наконец добрался до очерка и... до Сев. Галилеи. Согласен целиком и полностью - будто побывал здесь живьем. Фотографии классные, с продуманной композицией (ну, кроме группового снимка солдат, но тут другой цимес)
Написано простенько, но с большим вкусом.
Теперь вопросы:
Как там на маршруте с кошерной едой? Кошерны ли копчености того кибуца? Наконец, почему фотографии "объедены пространством"? Я еще понял бы, если бы временем объедены :)
Ладно, получил огромное удовольствие от рассказа, снимков, авторской интонации и фотографии самого автора в начале.
Спасибо.

Игрек
- at 2012-03-15 02:49:56 EDT
Лучше позже, чем никогда: наконец добрался до севера Западной Галилеи. Не был севернее Крайотов и Кармиэля, но очень много хорошего слышал. Теперь - увидел. Спасибо, Марк. Похоже, надо присмотреться к ценам на дома, пока немецкие евреи все не скупили, как французские в Ашдоде и Ашкелоне.
Марк Фукс
Израиль, Хайфа - at 2012-03-14 06:43:44 EDT
Всем, удостоившим мои заметки вниманием – низкий поклон и благодарность.
Отдельная благодарность приславшим отзывы по личной переписке.
Заметки пишутся для Вас, друзья, и если они Вам понравились, то это мною воспринимается как заявка на продолжение.

В отношении толкования выражения «еке» («екке»), то я знаю о существовании различных версий происхождения этого слова: от коротких пиджаков-жакетов, которые носили просвещенные немецкие евреи в отличие от традиционных лапсердаков обитателей польских местечек и до имен собственных. Я изложил версию, которую услышал непосредственно от еке и подтвержденную известным краеведом, дипломированным экскурсоводом и гидом Юрием Полтораком:

«Вернёмся, однако, на Адар (район Хайфы – М.Ф.). С приездом немецких евреев начинается интенсивное развитие этого района. Он застраивается новыми шикарными домами, в первых этажах которых располагаются многочисленные конторы и магазины. Так формируется здесь улица, получившая впоследствии имя М. Нордау – еврейского философа, известного немецкого писателя и общественного деятеля, одного из основателей Всемирной сионистской организации. На ней селятся сотни бывших немецких евреев, благодаря чему улица была прозвана в народе «еки-рхов» — «улица для еки» (выходцев из Германии, на многие вопросы привычно произносивших «е-е», т. е. «да-да», дразнили «еками»).» (http://haifa.israelinfo.ru/news/7651?print).
Кстати для любителей словесности должен заметить, что, что употребляемое порой продолжение обращения к «еке» имеет также несколько толкований и некоторые считают его абревиатурой от «Парень Особой Ценности».
Элле спасибо за внимательное прочтение и разъяснение относительно лозунга «Naharia bleibt deutsch». К сожалению, я этого не знал, можно было бы обыграть.
С уважением и признательностью,
М.Ф.

М. Аврутин
- at 2012-03-13 22:28:51 EDT
Многоуважаемый мой тезка, как всегда, с большим удовольствием прочитал ваши путевые заметки. И вот, что я Вам скажу. Мне кажется, Вы себя, как нельзя лучше, уже подготовили к переходу на пенсию. Издать прекрасно написанный иллюстрированный путеводитель, который станет лучшей рекламой, и эксклюзивные экскурсии по Израилю для VIP-клиентов. Жаль, что мне не удастся попасть в их число. А впрочем, никогда не говори никогда.
יהודי קש
- at 2012-03-13 19:18:20 EDT
"«Еке» - (от немецкого «Да, Да…- Е, Е…») шутливое обращение израильтян к репатриантам – выходцам из Германии."

едва ли.

מקורו כנראה במילה Jeck או Jecke בדיאלקט של דרום גרמניה (וכן בכמה ניבים של יידיש), שפירושה "משוגע" או "מוזר"[1][2] (ויש שהתלוצצו שהביטוי הוא נוטריקון - יהודי קשה הבנה).

Мои друзья, из "немецких" семей, придерживались того мнения, что это - вышеуказанный акроним, и, по крайней мере отчасти, это было связано с реакцией жителей ишува на плохо ориентирующихся иммигрантов: "тупые" евреи, с трудностями в понимании. Впрочем, я встречал версию, что это не "евреи" а "дети" (ילדים)

Элла
- at 2012-03-13 18:21:57 EDT
Маленькое дополнение про Naharia bleibt deutsch: это издевательский перепев лозунга нацистов в конце Второй мировой - Berlin bleibt deutsch.
Самуил
- at 2012-03-13 17:42:50 EDT
Спасибо за увлекательную экскурсию.
Ontario14
- at 2012-03-13 16:51:53 EDT
Великолепный рассказ человека, любящего Родину.
Как в песне поется - "Встань, исходи эту землю в длину ее и в ширину[, ибо тебе дам ее]" (Берешит 13:17)

http://www.youtube.com/watch?v=15P9X1tKj24

Только одно маленькое уточнение - 2-я Ливанская война была в 2006 году.

Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2012-03-12 13:40:29 EDT
Чудесная статья, изумительные фотографии крохотного Израиля и прекрасной Галилеи. Я до сих пор ношу с собой из моей молодости удивительный запах цветущих апельсиновых плантаций по дороге в Цфат. Дорогой Марк открывает нам гдаза на обыденное и вечное в этой дивной крохотной стране Израиль, полной веры, мистики, истории и чудес.
Одно удовольствие читать такие путевые заметки.

Суходольский
- at 2012-03-12 09:01:30 EDT
Отличный очерк и превосходные фотографии! Искренняя благодарность от преданного читателя. Единственное замечание: автору следовало бы "тщательнее" перечитать готовый текст и обратить внимание на правописание. Тогда не появились бы такие фразы, как "Это своего была своего рода библия для специалистов". А количество не там поставленных запятых просто зашкаливает. Вот только пара примеров навскидку:

На этот раз Западная Галилея, вернее маленький кусочек этой необыкновенной, (на самом деле!) земли. (одна запятая лишняя, другая пропущена)

Когда у дорогих гостей, укладываются первые впечатления (лишняя запятая)

Англичане обнаружили их приближение, и окрыли шквальный огонь. (лишняя запятая)

Таких примеров в статье буквально десятки!
Понятно, что редакция должна была бы подключить корректора, технического редактора и еще кучу персонала и вычитать текст. Но и ответственность автора никто не отменял. Автор не должен такой сырой с точки зрения грамматики материал представлять в редакцию. Еще не поздно, нужно только распечатать текст, отключить телефон, закрыть дверь в комнату и, взяв карандаш, спокойно пройтись по тексту и исправить ошибки. Потом прислать список исправлений в редакцию и заняться новой статьей :)

А вообще отрадно, что в журнале сложился сильный блок израильских авторов, которые с разных сторон отражают жизнь в Стране. И Марк Фукс - один из ярких авторов в этом блоке.

Татьяна Разумовская
- at 2012-03-12 08:30:58 EDT
Спасибо! Была не везде, а тут приобщилась :)
Борис Дынин
- at 2012-03-12 04:28:58 EDT
Глоток чистого израильского воздуха. Читаешь и дышится легко и от того, что видит автор, и от того, как он видит. Спасибо!
Соплеменник
- at 2012-03-12 03:57:37 EDT
Вкусно!
Юлий Герцман
- at 2012-03-11 22:01:09 EDT
Спасибо за замечательную экскурсию. Бул в Израиле много раз и места эти видел неоднократно, а как будто - впервые.
Б.Тененбаум
- at 2012-03-11 19:10:50 EDT
Марк, полное впечатление, что мне повезло, я приехал в Израиль и попал наконец к вам в гости. Спасибо вам, и за гостеприимство, и за рассказ "исторой из жизни", и за прекрасную экскурсию.
Лорина Дымова
Иерусалим, - at 2012-03-11 18:05:47 EDT
Не было времени сесть и не спеша прочитать эссе, поэтому решила просто взглянуть, а читать - потом, вечером. Но, "взглянув", уже не смогла отрваться и, отложив все дела, прочитала все до последней строчки.
Увдекательно, живо, интересно, великолепный язык, любовь не только к этой земле, но и к читателю.
Марк, спасибо за удовольствие!

ВЛАДИМИР ВАЙСБЕРГ
КЁЛЬН, ФРГ - at 2012-03-11 11:14:50 EDT
Прочитал вновь и вновь и побывал в Стране Обетованной в сопровождении талантливого, энциклопедически образованного экскурсовода. Автора эссе отличают любовь к родной земле, любовь к её обитателям, наблюдательность, генпальная память, талант рассказчика, высокий художественный вкус, талант аналитика и строгая требовательность к каждому написанному слову. Всё это предопределило высочайшее качество его произведений и данного эссе, в частности. Отдельно следует подчеркнуть большой и выразительный талант фотографа - художника. Читать и смотреть - что может быть лучше и интересней? ОСОБЕННО,ЕСЛИ РЕЧЬ ИДЁТ О НАШЕЙ СТРАНЕ, вне зависимости от места твоего проживпния.
Желаю от всей души и от всего сердца автору больших творческих успехов на радость всем нам!