©"Заметки по еврейской истории"
февраль  2012 года

Семен Резник

Даль или не Даль – гамлетовский вопрос или арифметика?

В статье «Ответ С.Е.Резнику»[1] А.А.Панченко заявил, что дискуссию об авторстве «Записки о ритуальных убийствах» он считает законченной, а после этого, со свойственной ему последовательностью, поместил в Гостевой книге портала еще дюжину постингов, продолжая что-то дообъяснять. Видя, что мне за ним не угнаться, я решил подвести итог спору в отдельной статье. Итог, конечно, не окончательный (тема-то оказалась вечной!), а такой, каким я вижу его сегодня.

Артур Штильман, один из поддержавших меня в дискуссии на портале, за что я признателен, напомнил, что в начале 1970 годов «Записка о ритуальных убийствах» с именем Даля на титульном листе была в Москве запущена в самиздат. Я об этом тоже хорошо помню. Хотя сам я ее тогда раздобыть не смог, но мои друзья читали и подробно пересказали ее содержание. Было мало сомнений, что это провокация КГБ. И, конечно, возник вопрос, действительно ли у Даля была такая работа?

Незадолго до этого в серии ЖЗЛ вышла книга о Дале Владимира Порудоминского[2], я был ее редактором. В.И. Порудоминский – наиболее авторитетный биограф Даля, автор четырех книг о нем. Он перепахал все материалы о Дале, опубликованные и архивные. Когда я его спросил, что он думает о появившейся в самиздате «Записке», он ответил, что никакого следа работы Даля над такой книгой не встречал. Он полагал, что она была приписана Далю задним числом.

Мои попытки найти дореволюционное издание «Записки Даля» долго оставались тщетными: в каталогах крупнейших библиотек она не значилась (если была, то в спецхране). Тем не менее, в ходе сбора материала для исторического романа «Хаим-да-Марья» (о Велижском деле) я наткнулся на нее, когда в газетном зале Исторической библиотеки просматривал подшивку газеты «Гражданин» за 1878 год. Начав читать, я почувствовал, что это та самая «Записка». Когда дочитал до конца, увидел имя автора: тайный советник Скрипицын.

Роман о Велижском деле я писал во второй половине 70-х годов. Тогда оно было прочно забыто, я его фактически заново открыл. Из историков и литераторов – знатоков той эпохи, с которыми я общался, никто о Велижском деле не слыхал. Только Натан Эйдельман, подумав, сказал: «Постой, постой, кажется, это как-то связано с графом Мордвиновым!» Эйдельман к тому времени написал книгу о декабристе Лунине, работал над книгой о Муравьеве-Апостоле, и такие личности, как Н.С.Мордвинов вызывали у него особый интерес. Мордвинов был единственным членом суда над декабристами, который выступил против смертной казни обвиняемых, хотя сам был на подозрении, так как в ходе следствия открылось, что заговорщики планировали включить его в свое правительство. Раскапывая материалы о Велижском деле и вокруг него, никаких данных об интересе к нему со стороны Даля я не обнаружил.

После эмиграции в Библиотеке конгресса в Вашингтоне, я нашел «Записку Даля» в издании 1913 года и убедился, что это тот самый текст, который был в «Гражданине» под именем Скрипицына. Более того, в этом расписались сами публикаторы. В предисловии, указав на то, что книга впервые появилась в 1844 году без имени автора, они сообщили:

«Почти без всяких изменений она в том же 1844 году появилась под другим названием: “Сведения о убийствах евреями христиан для добывания крови”. Сочинение ее приписывалось тайному советнику Скрипицыну (директору департамента иностранных исповеданий), исполнявшему эту работу “по распоряжению Министра Внутренних Дел графа Перовского, для представления Государю Императору Николаю I, наследнику цесаревичу, великим князьям и членам Государственного Совета”». (Следует ссылка на номера «Гражданина» 1878 года).

Анонимные издатели сознавали, что публикация в «Гражданине» уличает их в фальсификации. Они попытались упредить такое обвинение, выдвинув версию о двух работах, одной – Даля и другой – Скрипицына, но как-то переиначить текст, подделать его под стиль Даля не смогли или поленились.

Почему в 1878 году никто не оспорил авторство Скрипицына и не вспомнил о Дале? Мой оппонент попытался объяснить это тем, что те, кто считал Даля автором этой записки, возможно, ничего не знали о публикации в «Гражданине». Слабый аргумент. В то время на всю Россию гремело Кутаисское дело о ритуальном убийстве. Из-за этого и была вытащена из архива министерства внутренних дел рукопись Скрипицына. Профессор Хвольсон в большой статье показал чудовищное невежество автора. Были и другие рецензии. Прославленный адвокат П.А. Александров разносил труд тайного советника в кутаисском суде, его речи печатали и комментировали газеты по всей России. Трудно было об этом ничего не слышать.

Есть у Панченко другой аргумент: П.И.Бартенев и П.И.Мельников, полгавшие, что Даль был автором работы о ритуальных убийствах, не возражали против авторства Скрипицына, так как могли думать, что Даль написал какую-то другую работу. Вот это похоже на правду: тогда можно было так думать. Но в 1913 году именно эта работа появилась под именем Даля, никакой другой не существовало.

Приписывая мне селективное цитирование источников, мой оппонент забывает посмотреть в зеркало. Напомню, что в его работе об отражении кровавого навета в русской литературе множество ссылок на источники, но нет ни одного упоминания ключевых для этой темы работ В.Г.Короленко. Трактуя о Деле Бейлиса, он «забывает» не только про Короленко, но про труды В.Д. Набокова, В.Д.Бонч-Бруевича, воспоминания адвоката О. Грузенберга, П.Н. Милюкова, даже на трехтомную стенограмму процесса у него нет ни одной ссылки. Задним числом автор «объяснил», что-де писал только о периоде, предшествовавшем появлению романа Достоевского «Братья Карамазовы». Если бы так, то, во-первых, это было бы оговорено в самой статье, а, во-вторых, не было бы смысла вообще упоминать бы ни о деле Бейлиса, ни о Мултанском деле 1890-х годов, в котором выдающуюся роль сыграл тот же Короленко, ни о «Записке о ритуальных убийствах» под именем Даля, чье имя было пристегнуто к «Записке» только в 1913 году. Ведь первоначально, в 1844 году, она появилась без имени автора, в виде закрытого ведомственного документа; а фактом литературного процесса могла стать с 1878 года, когда была переиздана под именем Скрипицына. При чем же здесь Даль?

Впрочем, селективный подход характерен для «докарамазовской» части статьи А.А. Панченко так же, как и для «послекарамазовской». Так, в ней ни словом не упомянута драма молодого Лермонтова «Испанцы», написанная под влиянием Велижского дела. Не упомянуто и такое незаурядное произведение историко-публицистической литературы, как Записка адмирала Мордвинова по тому же Велижскому делу, поставившая в нем точку. Не упомянуты и опубликованные материалы Государственного совета по этому делу, хотя этими материалами пользовался автор «Розыскания». Классический труд Д.А. Хвольсона «О некоторых средневековых обвинениях против евреев» автору статьи знаком только в издании 1861 года, хотя ученый еще 20 лет продолжал разрабатывать эту тему и переиздал книгу в удвоенном объеме в 1880 году[3]. Д.А. Хвольсон – выдающийся историк, семитолог, гебраист, профессор Духовной академии, член-корреспондент императорской Академии Наук, крупнейший знаток истории иудаизма и христианства, лучший знаток истории Кровавого навета.

Первый исследователь авторства «Записки о ритуальных убийствах» Ю.И.Гессен держал в руках список трудов Даля, составленный им самим по просьбе известного литературоведа Я.К. Грота. В списке не было «Розыскания о убиении…», но А.А. Панченко этот важный для его темы факт селективно проигнорировал.

Такие тенденциозные умолчания не делает чести «селекционеру», позиционирующему себя жрецом чистой науки, далеким от мирской суеты.

Книга о Дале В.Порудоминского была написана более сорока лет назад. С тех пор вышло немало новых исследований о жизни и разных сторонах творчества Даля, но никаких следов того, что он писал «Розыскание», так и не обнаружено. Этого достаточно, чтобы утверждать, что эта работа была ему приписана произвольно, отнюдь не в научных, а в провокационных целях. Превозносить его за этот труд, как делают те, кого г-н Панченко называет «маргиналами», или уничижать, как это делает он сам, нет никаких оснований. Те, кто настаивает, что автором «Розыскания» все-таки был Даль, обязаны это доказать без сколько-нибудь резонных сомнений (without reasonable doubt). Бремя доказательств (the burden of proof) лежит на них. По принятым в цивилизованном мире правовым нормам и просто по совести, сомнения трактуются в пользу подсудимого. Даль в данном случае предстает перед судом истории, и на него распространяется презумпция невиновности.

С позиций презумпции невиновности рассмотрено предполагаемое авторство Даля в моих историко-документальных очерках «Кровавый навет в России»[4]. Показано, что ему должен быть вынесен вердикт: невиновен. Это не означало стопроцентной уверенности в том, что Даль не писал такой записки, а только то, что веских оснований приписывать ему ее авторство нет.

Я понимал, что мои очерки не остановят новых изданий «Записки Даля», ибо на такую продукцию в России (и не только) имеется устойчивый спрос. Но то, что «Розыскание», без всяких оговорок, войдет в Собрание сочинений Даля на сайте Петрозаводского университета, что ссылки на него появятся в трудах, претендующих на научность, я не ожидал. Но они появились, например, в трудах А.А. Панченко. В его книге «Христовщина и скопчество в историко-культурном контексте», изданной в 2002 году и переизданной в 2004, сказано:

«В XVIIIXIX вв. обвинения евреев в ритуальном убийстве преимущественно сохранялись в Польше и на западных окраинах восточнославянского ареала» и дана сноска № 241: «Даль В.И. Розыскание о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их // Кровь в верованиях и суевериях человечества. С. 402—413». В той же книге, в сноске № 246, он сообщил о содержании этого источника: «в “Розыскании...” используются отечественные и западные публикации XVIIXIX вв., а также следственные материалы по велижскому делу». Тут же «справедливости ради» отмечено: «Ю. Гессен полагал, что “Розыскание...” написано не Далем», но, не переводя дыхания, заявлено: «аргументы Гессена нельзя признать достаточно вескими»[5].

«Справедливости ради» А.А.Панченко не упомянул, что авторство Даля никем и никогда не было доказано – ни до, ни после Гессена. Не сказано в его книге и о том, что «Розыскание» – компиляция недоучившегося дилетанта, как он характеризует этот опус теперь. Да и странно было бы опираться на такую компиляцию как на солидный источник историко-научных сведений.

Как я писал выше, доказывать авторство Даля должны те, кто ему это авторство приписывает; пока не доказано, он не автор. Однако, «специалисты», вспоминающие о справедливости, когда это им выгодно, и забывающие о ней, если не выгодно, встречаются в научном мире не реже, чем в любой сфере жизни. Поэтому я решил заново подойти к проблеме авторства Даля: с позиций презумпции виновности. Для этого надо было сопоставить текст «Розыскания» с произведением Даля, сходным по жанру и близким по времени и целям написания. К счастью, такое произведение есть. Это «Исследование о скопческой ереси», написанное в том же 1844 году по заданию того же министра внутренних дел Л.А.Перовского.

Но прежде чем говорить о результатах сопоставления этих двух текстов, я должен сделать небольшое отступление.

В 2000 году в Москве некий А. Сидорченко выпустил книгу, в которую включил работу под названием «Евреи в СССР и будущей России». Она была датирована 1965-1968 годами, а авторство приписано А.И. Солженицыну. Газета «Московские новости» взяла интервью у Солженицына, в котором эта публикация была названа «фальсификацией», «провокацией» и «выходкой психически больного человека». Три года спустя, после появления второго тома книги «Двести лет вместе», я детально сопоставил тексты и показал (without reasonable doubt!), что Солженицын был автором их обеих работ[6]. К такому же выводу, хотя и без детального анализа, пришли Н. Пропирный, Г. Костырченко и покойный В. Каджая. Солженицын бурно возмущался, что посмели обсуждать работу, опубликованную без его санкции, но вынужден был признать, что это его черновая рукопись. А ведь между написанием этих двух работ прошло больше тридцати лет, и у автора были все основания закамуфлировать их сходство. Он и пытался это сделать (что тоже показано в моей работе), но – не вышло!.. И не могло выйти, потому что, при пристальном изучении достаточно объемного текста, автора можно узнать с такой же точностью, как преступника по отпечаткам пальцев. Нужно только иметь образцы его отпечатков!

Вернемся к нашей теме. 1844 год. Даль по заданию министра Перовского пишет две сходные «сектоведческие» (по определению А. Панченко, но об этом ниже) работы. Как можно успеть в один год создать две столь трудоемкие книги, я спрашивать не буду: допустим, то была его Болдинская осень. Отмечу только, что никаких причин маскировать свое авторство у Даля не могло быть. Значит, при сопоставлении этих двух текстов одна и та же рука должна обнаружиться множеством разных способов. Либо стилистическое и смысловое сходство есть, и тогда автор один, либо его нет, и тогда это работы двух разных авторов. Как дважды два равняется четырем. Однако, как заметил не без сарказма один британский философ, если бы кому-то было нужно, чтобы дважды два не равнялось четырем, то этот вопрос до сих пор оставался бы спорным.

Я уже писал, что приступал к этой работе не без внутреннего трепета – ведь результат я не контролировал. Если бы, вопреки моему ожиданию, отпечатки пальцев совпали, пришлось бы признать Даля виновным, все издания «Записки о ритуальных убийствах под его именем – аутентичными, а себя – односторонне пристрастным. Удовольствие ниже среднего, но истина превыше всего.

Опровергать самого себя мне не пришлось. Сравнительный текстологический анализ показал, что между «Исследованием» и «Розысканием» нет ничего общего. Различия в стиле, подходе, в широте кругозора, способе мышления, в степени добросовестности авторов оказались куда более разительными, чем я ожидал. Вопрос был решен вполне однозначно, without reasonable doubt: Даль не был автором «Розыскания».

На этом можно было бы поставить точку. Но поскольку есть люди, которым нужно, чтобы дважды два не равнялось четырем, я не стал жалеть патронов и решил произвести контрольный выстрел. Это оказалось возможным благодаря тому, что на портале филфака Петрозаводского университета «Словарь» Даля был снабжен особым аппаратом поиска, который позволял отыскивать слова не только по заголовкам статей, но во всей его толще. Так, оказалось, что кроме статьи «КРОВЬ» в «Словаре» Даля это слово встречается еще в 157 статьях. Отыскать их все, листая тома тяжелых фолиантов, практически невозможно, а при помощи указанного поискового механизма все упоминания отыскивались в считанные минуты. Это касается любого слова, вводимого в поисковую систему.

Сопоставление показало, что из «Исследования о скопческой ереси» в «Словарь» Даля вошли целые пласты текста. Достаточно было посмотреть статьи ЕРЕСЬ, РАСКАЛЫВАТЬ, БЕСПОПОВЩИНА, СКОПИТЬ, чтобы в этом убедиться. А вот на убиение евреями христианских младенцев в «Словаре» не отыскалось ни одного хотя бы косвенного намека. А, например, слово СИНАГОГА в «Словаре» имеет два значения: «молитвенный дом евреев, жидовская молельня» и «совокупность ученых раввинов, их толкование и учение»; тогда как в «Розыскании» оно употребляется в третьем значении: дом учения, школа. Даль этого значения не знал! Таким же образом «Словарь» был прочесан по таким словам, как ЕВРЕИ, ЖИДЫ, РАВВИН, ТАЛМУД, КАББАЛИСТИКА, МАЦА и по ряду других.

Автор предисловия к моей книге профессор СПб университета, доктор исторических наук С.Л.Фирсов констатировал: «Только в этой работе впервые проведен сравнительный филологический и исторический анализ текстов и безусловно доказана непричастность писателя [В.И.Даля] к “ритуальному” творчеству»[7]. В послесловии к книге другой профессор СПбУ, доктор филологически наук П.И. Бухаркин подчеркнул «глубокое неприятие [автором] ксенофобии во всех ее формах», указав в то же время, что «работа Семена Резника проникнута духом толерантности и уважения к другому – а в этом и состоит одна из важнейших задач филологии».[8] А вот мнение еще одного профессора и доктора филологии, а также талантливого литературного критика, поэта, переводчика Анатолия Либермана: «“Запятнанный Даль” – абсолютно убедительное опровержение легенды, будто Даль сочинил гнусную “Записку о ритуальных убийствах”»[9]. Таковы мнения трех профессоров и докторов наук – историка и двух филологов.

А.А.Панченко теперь уверяет, что сравнительный текстологический анализ ничего не доказывает, но сам он еще недавно думал иначе. В его работе об отражении кровавого навета в русской литературе приведена таблица параллельных текстов из тех же трех трудов: «Исследования о скопческой ереси», «Розыскания о убиении евреями…» и из «Толкового словаря». Этой таблицей он демонстрировал их неотразимое сходство, которое должно было свидетельствовать, что все эти произведения принадлежат одному автору. Так что в доказательности такого сопоставления он не сомневался. (О том, у кого заимствована методика, автор с научной дотошностью не упомянул, ну да это мелочевка: сочтемся славою, ведь мы свои же люди).

Таблица оказалась очень куцей: по две фразы из «Розыскания» и «Исследования» и три словосочетания из «Словаря». Это все, что мог наскрести г-н Панченко. И сделал поворот если не на 180 градусов, то эдак градусов на 120, предложив версию, что «Розыскание» – это сборная солянка текстов многих авторов, Далю-де принадлежат только малые фрагменты[10].

Шаг в правильном направлении? Увы, поворот в никуда. Ибо «Розыскание» вполне логично выстроено: каждая следующая главка вытекает из предыдущей, «ритуальные убийства» расположены в хронологическом порядке и пронумерованы. Материал могли поставлять разные люди, но сводила его воедино одна рука. Это показано в моей статье «Зачем же снова пятнать В.И. Даля?»[11] После этого А.А.Панченко признал, что автор «Розыскания» был один. Но если так, то почему таблица «параллельных» мест оказалась столь куцей? Этого он не объяснил, а просто «забыл» о таблице[12]. И правильно сделал, ибо никакой параллельности в текстовых фрагментах, в нее занесенных, не оказалось. Это показано в той же моей статье[13].

Моих аргументов А.А. Панченко не оспорил, о своих снова «забыл». Вместо этого он воспользовался архивными ссылками Ю.И. Гессена и переписал в свою новую статью[14] документы, из которых наш с ним предшественник сделал вполне корректные выводы еще сто лет назад. Ничего нового публикацией этих документов сказать в пользу авторства Даля было нельзя, А.А. Панченко и не попытался этого сделать. Вместо этого он объявил Гессена подтасовщиком[15].

Мою «защиту Даля» кто-то считает слишком страстной. На это я хочу сказать вот что. Я с Владимиром Ивановичем, как говорят в России, детей не крестил, он мне не брат, не сват, не двоюродный дедушка. Судя по его сочинениям, к евреям он был равнодушен, а в чем-то и предубежден против них. Никакой личной выгоды отмывать его от приписанного ему мракобесия у меня нет. Мой интерес один – поиски истины. В этих поисках я действительно страстен, но вполне беспристрастен. В отличие от моего оппонента, который пишет бесстрастно, зато очень пристрастно.

Г-н Панченко настойчиво повторяет, что «Розыскание» – не антисемитский пасквиль, а «сектоведческий дискурс». Но вот незадача: никто не перепечатывал в 1913 году сектоведческое «Исследование о скопческой ереси», никто не переиздавал его и следующие сто лет, если не считать размещения на портале в составе Полного собрания сочинений Даля. Перепечатывают и распространяют «Розыскание о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их». Из самого названия видно, какое это сектоведение. А если заглянуть под обложку, то можно прочитать, например, такое: «Талмуд, составленный из разных преданий и дополненный в первые века христианства, дышит такою злобою против всех иноверцев, и в особенности против христиан, что нет злодейства, которого бы он относительно их не допускал». Это тоже сектоведение? Из стенограммы процесса Бейлиса можно узнать, что прокурор Виппер, произносивший погромные речи о еврейских злодействах, время от времени оговаривался, что имеет в виду не весь еврейский народ, а только тайную секту, остальным евреям можно не беспокоиться. Общественность знала цену прокурорской политкорректности, евреи ждали погромов. А сто лет спустя, когда дело Бейлиса основательно забыто, российские «маргиналы», в их числе писатели вроде Станислава Куняева, куда более читаемые, чем г-н Панченко, публикуют пространные рассуждения о том, что Бейлиса-то оправдали, но то, что убийство Андрюши Ющинского было совершено евреями, суд якобы подтвердил.

В «Розыскании» пару раз упоминается «секта хасидов». Но только упоминается. В чем особенность учения этой «секты»? Кто и когда ее основал? В какой местности она распространена, какова численность ее приверженцев? Ничего этого автор «Розыскания» не знал и не пытался выяснить. Что же касается В.И. Даля, то он, похоже, и слова хасид не знал: в «Словаре» его нет ни в одном из вариантов возможного написания.

В Германии и некоторых других странах Западной Европы считается преступлением не только отрицание Холокоста, но и его тривиализация. Полагаю, что тривиализация кровавого навета заслуживает столь же решительного осуждения, если не уголовного, то морального.

Докторская степень и официальные посты А.А. Панченко (не следует путать с покойным академиком А.М.Панченко, его отцом) оказывают магическое действие на некоторых участников дискуссии. Как и аналогичные регалии сына главного раввина Италии, итало-израильского профессора Ариэля Тоаффа, автора лженаучного трактата «Кровавая пасха». Сей труд был жестко осужден еврейскими и христианскими лидерами, но с экстазом воспет в российско-еврейском журнале «Лехаим». Об этом трудно объяснимом порыве самоненависти я писал более двух лет назад[16].

Весьма знаменательно, что некоторые участники дискуссии, поддержавшие моего оппонента, поставили рядом с ним Ариэля Тоаффа. Не знаю, насколько г-ну Панченко уютно в такой компании. Юрий Табак, с пиететом относящийся к профессорскому званию А. Тоаффа, селективно забывает о том, что его скандальная книга была опровергнута Ватиканом, решительно осуждена раввинатом Италии во главе с его собственным отцом, вызвала скандал в Кнессете. Молчит Юрий Табак и о ряде заявлений Ариэля Тоаффа о том, что его неправильно поняли, что он никогда не утверждал, будто евреи убивали христианских младенцев для употребления крови, что это средневековый миф, не имевший ничего общего с реальностью. Может быть, Ю. Табак лучше понимает книгу Тоаффа, чем сам автор?

Интересно наблюдать за метаморфозами, какие происходят с некоторыми людьми. Еще недавно Юрий Табак не робел перед учеными знаниями и начальственными постами. Об этом можно судить по его содержательному сборнику рецензий «Сумерки шовинизма», изд-во Academia, 2008, где под огнем критики оказались и академик Шафаревич, и губернатор Кондратенко, и целая галерея докторов и кандидатов наук. В том же издательстве, при поддержке того же Московского бюро по правам человека, через два года вышла моя книга «Сквозь чад и фимиам». В нее включены и «Запятнанный Даль», и статья о российско-еврейских апологетах Тоаффа, заболевших проказой само-ненависти[17]. Похоже, что эта зараза достала и Юрия Табака. Поначалу он этого стеснялся и защищал от меня наукообразное мракобесие Тоаффа и его апологетов под ником Г.Еремеев, но теперь уже не стесняется, выставляет напоказ свои язвы. Мне остается пожелать ему поскорее излечиться от этой болезни.

Прошу извинить за банальность, но ученые звания и занимаемые посты не всегда соответствуют истинному весу в науке их носителей. То же в литературе, искусстве, в любой сфере жизни. Борис Пастернак считал, что «стыдно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех», но любители не быть, а слыть встречаются на каждом шагу.

Более десяти лет я работал редактором серии «Жизнь замечательных людей» в период ее наивысшего расцвета. Книги, которые мы издавали, относились к научно-художественной литературе, от авторов требовалось органичное сочетание научной глубины и художественной выразительности. Издаться в серии было престижно, вокруг редакции роились доктора разных наук, профессора, кандидаты, лауреаты, как и «рядовые» литераторы. Один из первых авторов, с которым мне пришлось иметь дело в 1963 году, был доктор биологических наук А.Н. Студитский. Он принес толстую рукопись об академике И.П.Павлове. Пером он владел, в литературном отношении рукопись была написана очень недурно. Однако повествование было подчинено одной идее – показать главного героя поборником теории управления наследственностью, то есть «мичуринского» (фактически лысенковского) учения. Пришлось в этом разбираться. Выяснилось, что Павлов однажды опубликовал статью о передаче по наследству условного рефлекса. Она была основана на опытах начинающего аспиранта, поставленных методологически неверно. Когда это выяснилось, Павлов, как подобает ученому, опубликовал письмо, в котором дезавуировал свои ошибочные выводы и заявил, что не является сторонником теории наследования приобретенных признаков. В рукописи Студитского все это было сфальсифицировано. У автора были могущественные покровители, академик Лысенко был в полной силе, так что отбояриться от настырного доктора наук было непросто. Мне удалось выставить его за дверь вместе с его рукописью.

Предпочтение мы отдавали другим авторам. Даниил Данин, не имевший научных регалий, написал ряд блестящих книг о физике и физиках, любую из них он мог бы защитить как докторскую диссертацию по истории науки, но ему это было ненужно. Научные степени по истории науки при желании могли получить и Яков Кумок, и Борис Володин, и Владимир Порудоминский (за книгу о Пирогове), и другие наши авторы. В.И. Порудоминский написал целую серию глубоких, талантливых книг о художниках, каждая была событием в искусствоведении. Его книга о Дале могла стать докторской диссертацией по истории, филологии или/и литературоведению.

Не берусь судить о других трудах А.А. Панченко, но его творения о кровавом навете и Владимире Дале прочитаны мною очень внимательно. Никаких аргументов в пользу того, что Даль был автором «Розыскания», у него нет, а честно это признать, как подобало бы настоящему ученому, он не может. Вместо этого он пытается дискредитировать всех, кто его не устраивает: В.И. Даль – недоучка и дилетант, крупнейший историк Ю.И. Гессен – подтасовщик, С.Е. Резник – дилетант и журналист. «Маргиналу», от которого ему нужно отмежеваться, он ставит диагноз умалишенного. По психиатрии у него тоже докторская степень?

Кажущаяся объективность и академическая бесстрастность суждений доктора филологии, одобряемая некоторыми участниками дискуссии, это иллюзия, вызванная его напряженными отношениями с русским языком. Вот одна его фраза: «Вопрос о конвенционности понятия литературы в ретроспективе литературоведения можно счесть тем более парадоксальным, что при учете проблем, существующих внутри литературы, их изучение до известного времени игнорировало проблему самой литературы». Вот другая: «Если согласиться с тем, что появление самой литературы в истории культуры непредставимо вне определенного личностного и социального выбора (например – в случае фольклора или вероучительной традиции), то и сама история литературы видится в этом отношении историей тех преимуществ, которые представляются таким выбором обществу и составляющим его людям». Вот третья: «Уже прояснение медиальной специфики литературы, как, впрочем, и определение ее социально-антропологических функций, неизбежно подразумевает постоянное сопоставление различных форм и способов вербальной репрезентации коллективного воображения, будь то художественный текст, устные повествовательные практики или, скажем, религиозная словесность». Вот четвертая: «Разумеется, уровней рецепции и репрезентации кровавого навета было довольно много, и функции подобных легенд не следует редуцировать исключительно к религиозным потребностям “первичных” социальных образований»[18].

При такой глухоте к звучанию русского языка, слепоте к его цветовой гамме и пластике можно не удивляться, что Владимир Даль для г-на Панченко всего лишь «трудолюбивый лексикограф», «посредственный этнограф», «заурядный литератор».

А вот Сергей Баймухаметов считает Даля иконой русской словесности[19]. Я добавлю, что его имя – символ русской культуры и просвещения. Значение этого символа с годами растет. Мне прислали из России ноябрьский номер журнала «Библиотечное дело». Почти половина номера посвящена В.И. Далю – в связи с ежегодным Праздником энциклопедий и словарей, приуроченным ко дню его рождения, 22 ноября. «Есть праздники восходящие и нисходящие. Нисходящий – 7 ноября, день Октябрьской революции. Восходящий 22 ноября, день Словарей и энциклопедий», пишет филолог и культуролог Михаил Эпштейн[20], заслуженный профессор теории культуры и русской литературы одного из американских университетов.

К празднику готовятся загодя – по всей России: в библиотеках, школах, культурных центрах. Школьники пишут о Дале сочинения, отыскивают различные материалы о нем и его деятельности, ставят спектакли. Надеюсь, что не из этих школьников вырастают нацболы и скинхеды. Но поручиться за это нельзя: если не все доктора филологии хотят признать, что дважды два равняется четырем, то что должны думать сбитые с толку библиотекари, учителя, школьники?

«Мы, в наш словарный день, 22 ноября… могли бы задуматься, и о том, как нам повезло с Далем, – пишет М.Эпштейн. – Словарь Даля – это книга словопроизводства, а не только словоописания… Это словарь не столько для справочного использования, сколько для пробуждения вкуса и творческой способности к языку… День словарей и энциклопедий – это день памяти В.И. Даля и возрастающей роли словарей, наших лоцманов и маяков в ширящемся океане информации»[21].

Да, всем говорящим и пишущим по-русски, очень повезло с Далем. А вот Далю не повезло с некоторыми исследователями его творчества. Я надеюсь, что библиотекари, прочитавшие если не мою малотиражную книгу, то обстоятельную рецензию на нее в их профессиональном журнале[22], уберут «Записку о ритуальных убийствах» с полок, на которых стоят сочинения В.И. Даля. Но – написанное пером не вырубишь топором. «Записка Даля» гуляет по долинам и по взгорьям необъятной России, отравляя сознание доверчивых читателей ненавистью. А доктор филологии Панченко пытается легитимизировать прошлые и будущие издания этого подлога псевдонаучными изысканиями, ничем не подкрепленными, кроме авторитета его ученого звания, которое он – намеренно или нет – путает с авторитетом самой науки. Он забывает, что в науке нет патрициев и плебеев, вещающих и внимающих. Наука демократична, она признает только авторитет точно установленных и проверенных фактов.

 

Примечания



[1] А. Панченко. Ответ С.Е.Резнику.  Статья является «ответом» на статью: С.Резник. Профанация с атрибуцией.

[2] В. Порудоминский. Даль, М., «Молодая гвардия», 1971, 384 стр.

[3] Подробнее см. мою статью.

[4] С.Резник. Растление ненавистью: кровавый навет в России (М., 2001). Интернет-версия: сайт журнала «Вестник», 1999, №№ 22 (229) -26 (233); 2000, №№ 1 (234)-4 (237).

[5] Вот интернет-версия этой книги.

[6] См. С.Резник. «Лебедь белая и шесть пудов еврейского жира». Приложение в книге С.Резника «Вместе или врозь? Судьба евреев в России. Заметки на полях дилогии А.И.Солженицына», М., «Захаров», 2005, стр. 641-685. Интернет версия на сайте ж-ла «Вестник». См.:  архив, 2003, № 11 (322)-12 (323).

[7] С.Л. Фирсов. «К слову о “Запятнанном Дале”, или Старые страсти как новые вызовы». В кн. С. Резник, Запятнанный Даль, Филфак СПБ университета, Спб., 2010, стр. 7. Первая редакция книги.

[8] Там же, стр. 125.

[9] «Мосты», 2011, №32, стр. 345.

[10] А.А.Панченко. К исследованию «еврейской темы» в истории русской словесности: Сюжет о ритуальном убийстве. НЛО, № 104, стр. 79-113.

[12] А.А. Панченко. Владимир Даль и кровавый навет, НЛО, № 111.

[13] См. прим. 12.

[14] См. прим. 12.

[16] См. С.Резник. «Москва слезам не верить». В кн. С.Резник. Сквозь чад и фимиам, М. Academia, 2010, стр.233-157. Она же в «Заметках». Об этой работе была острая дискуссия в Гостевой.

[17] Там же.

[18] «Новое литературное обозрение», № 104, стр. 60-61, 85 и др.

[20] М. Эпштейн. «Навстречу словарному празднику: 22 ноября – День Словарей и Энциклопедий». «Библиотечное дело, 2011, № 20 (стр. 2).

[21] Там же, стр. 3.

[22] Виктор Жук. «В защиту В.И.Даля: К вопросу об авторстве “Записки и ритуальных убийствах”», там же, стр. 9-13.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 2213




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer2/SReznik1.php - to PDF file

Комментарии:

Националкосмополит
Израиль - at 2012-03-04 09:38:39 EDT
Уважаемый Семен!
Вас – исследователя творчества Солженицына не удивляет тот факт, что Нобелевская премия по литературе присуждена Александру Исаевичу не за самое знаменитое его произведение Архипелаг ГУЛАГ, и даже не за «Ивана Денисовича», а «по совокупности трудов»?
Разве есть еще хоть один лауреат Нобелевской премии по литературе не за конкретное литературное произведение?!

Моя версия заключается в том, что Нобелевский Комитет решил дать премию Солженицыну, разумеется за его книгу Архипелаг ГУЛАГ – самую эффективную из всех антисоветских книг, когда – либо изданных по своему воздействию на интернациональное общественное антикоммунистическое и анти сталинистское мнение.
Скорей всего они уже провели за это голосование большинством голосов, не имеющее обратной силы, но еще не оповестили мир о его результате.
Далее выяснилось, что Архипелаг ГУЛАГ однозначно плагиат малоизвестных «Путешествий в страну зека».
Тогда, что бы и не нарушать своих правил, и избежать скандала Нобелевский Комитет принял беспрецедентное решение - дать премию по литературе автору, а не его конкретному произведению.

Почему всем на эти скандальные нескладушки наплевать до сегодняшнего дня, мне категорически не понятно.

Семен Резник
Вашингтон, - at 2012-02-27 21:20:45 EDT
Уважаемый Националкосмополит!

Я не «позиционирую себя специалистом по анализу текстов». Большинство моих книг относится к научно-художественной литературе. Главный герой всех моих произведений, «который всегда был, есть и будет прекрасен, -- правда» (Л.Н.Толстой). Для очищения правды от нечаянной или злонамеренной лжи мне приходилось углубляться в историю биологических дискуссий, в тонкости личного и философского противостояния И.И.Мечникова и Л.Н. Толстого, в перипетии Велижского дела, в накал общественной борьбы вокруг дела Бейлиса, пытаться противостоять кампании по «разоблачению международного сионизма» в эпоху Брежнева и т.д. К сопоставительному анализу текстов приходилось прибегать в тех случаях, когда авторство какого-то произведения является спорным.
Книга Юлия Марголина «Путешествие в страну зека» -- это, безусловно, одно из первых и наиболее значительных произведений о ГУЛАГе. К сожалению, в свое время она не имела того резонанса, какого заслуживала. Вполне возможно, что Солженицын знал книгу Марголина и в какой-то мере использовал ее; было бы странно, если бы не использовал. Он также использовал свой собственный лагерный опыт и опыт сотен зэков, которые писали ему и общались с ним после выхода «Ивана Денисовича», но Вы ошибочно полагаете, что он пользовался архивными документами КГБ: они и после ХХ съезда оставались за семью печатями, да и сегодня открыты не полностью.
Солженицын написал вредную, лживую книгу о евреях в России, но из этого не следует, что нужно перечеркивать все его творчество.

Националкосмополит
Израиль - at 2012-02-26 10:28:18 EDT
Уважаемый Семен!
Вы позиционируете себя, как специалист по анализу текстов.
Хочу предложить вам сравнить два текста, один из которых знаменит, двух авторов - Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» и Юлия Марголина
«Путешествие в страну зе-ка».
У меня есть серьезное подозрение, что Александр Солженицын совершил плагиат.
Книга Марголина написана в 1946 году.
Она имеет название – смысловой синоним названию книги Солженицына.
Марголин не просто описывает свою жизнь в качестве заключенного ГУЛАГа с 1939 по 1945 годы, а делает концептуальный тотальный анализ Сталинского режима.
На мой взгляд этот анализ по всем смыслам совпадает с анализом книги Солженицына.
Создается впечатление, что Солженицын имел на руках текст книги Марголина, сидел в открытых после 20ого съезда архивах КГБ, и наполнял книгу Марголина архивными документальными подтверждениями, не меняя концептуальной и смысловой структуры текста Марголина.
Семен!
В вас я вижу человека, способного эту мою версию доказать или опровергнуть.
Уверен, что ваше критическое отношение к Солженицыну не лешит вас объективности в экспертизе «Архипелага ГУЛАГ» на плагиат.

Игорь-Наблюдателю
усть-каменогорск, казахстан - at 2012-02-24 09:52:20 EDT
сознайтесь в НЛП(проще целевом словоблудье)тут практикуетесь?
Еще хотел у участников поинтересоватся,может кто знает где есть сканированый вариант Розыскания,с пометками?,прошу указать источник.

Наблюдатель
- at 2012-02-22 11:21:19 EDT
Юрий Табак написал: «Я рад, что некоторые авторы комментариев нашли пользу в моих разъяснениях. Для них и писал.» Хочу поблагодарить Юрия Табака, т.к. являюсь одним и таких читателей.

Некоторые, и Семен Резник тут не одинок, считают себя компетентными в тех областях, которые знают поверхностно и приблизительно, не имея при этом базовой подготовки. Им ничего не докажешь. Они верят, что грубо нарушая основные методологические принципы гуманитарного знания, заслоняясь трескучей фразой, можно доказать недоказуемое. Именно они творят антиисторию, не только находя, но и воспитывая нетребовательного читателя. Именно благодаря их усилиям историческая наука превращается в инструмент политиканов...

Полемизировать с подобными «исследователями» бесполезно, однако необходимо, чтобы антинаука не восторжествовала окончательно...

Борис Дынин
- at 2012-02-21 18:04:40 EDT
Юрий Табак
Москва, - at 2012-02-21 16:49:31 EDT
=======================================
Вы правы, уважаемый г-н Табак. Я подчеркнул, что не знаю источников и целью моего постинга было, прежде всего, обратить внимание на необходимость, так сказать, анализа "анализа источников" в книге проф. Тоафа при критике ее. Серьезность замечания о пытках не снимает эту проблему, а вопрос о возможных эксцессах религиозного сознания (во всех конфессиях) и практики интересен и важен, особенно, если речь о религии (народе), не имевшей политической силы и подвергавшейся гонениям.

Юрий Табак
Москва, - at 2012-02-21 16:49:31 EDT
Борис Дынин
- at 2012-02-21 04:30:47 EDT

Уважаемый г-н Дынин,
Да, предположение интересное, конечно. в связи с франкистами, но мне кажется, очень уж смелое. Там все неясно. По слухам, франкисты. реализуя тридцать шесть керитот, предавались сексуальным оргиям, паролем у них служило поедание тука, и пр., и что их за это отлучали раввинские авторитеты, но, с другой стороны, есть, например, известное письмо Бера Биркенталя из Борохова, где он пишет о встречах в юности с польскими поздними саббатианцами, пересказывает эти слухи. но пишет, что большинство этим слухам не верит, поскольку саббатианцы образованы, не спят по ночам, скорбят Храме, изучают святой Зогар. Кроме того, сами франкисты в 1758-59 гг. в письме к архиепископу Львова, а потом на диспуте обвинили раввинистических евреев в употреблении крови. Теоретически, конечно, возможно, что они могли дойти до предела греха, т.е. употребления крови, но данных об этом уж совсем, кажется, никаких нет. Любопытно, кстати, что есть единичные источники, которые те же оргии приписывают уже хасидам Бешта, причем там тоже можно найти историческую логику в разных вариантах. 1) Хасиды Бешта отталкивались в известной мере от ашкеназских хасидим старой волны, с присущим тем аскетизмом и самоистязанием, страстно славили Б-га, кувыркались, пили водку. 2) Есть крайняя концепция (ее разрабатывал Исайя Тишби), что хасиды вообще произошли в результате раскола саббатианства. 3) Не исключены и контакты хасидов и соответствующее влияние, с сектантами, бежавшими в Речь Посполитую из России - скопцами и пр. Хотя здесь оргиастические проявления, если и были, то имели, скорее, другую идеологию

Юрий Табак
Москва, - at 2012-02-21 14:30:36 EDT
Старый одессит
Одесса, Украина - at 2012-02-21 13:02:41 EDT

Уважаемый г-н Старый Одессит,
Собственно, никто еще и не полемизировал, речь-то пока шла о наклеивании ярлыков без всякого обсуждения существа дела.
Что касается, "неисчерпаемости и спекулятивности" темы - ну да, в известном смысле это так, но что же поделать, многие исторические реконструкции носят глубоко спекулятивный характер. Такова специфика исторического исследования - моделирование в условиях неполных или отсутствующих данных. По крайней мере, тема "кровавых наветов", их возникновения и бытования в разных аспектах сейчас стала вновь рассматриваться целым рядом исследователей. Если обсуждать ее цивилизованно - почему бы и нет?
С той же самой Евхаристией - конечно, ее возникновению, символизму и генезису посвящены сотни и тысячи книг. Некоторые противники христианства видели, а некоторые и сейчас видят в этом христианском таинстве отзвуки каннибализма. Когда-то древних христиан обвиняли в каннибализме, до того и евреев (Апион, например). Однако давно сложился некий научный мэйнстрим, в котором такая гипотеза о происхождении Евхаристии из каннибализма решительно отвергается. Но если кто-то приведет убедительные исторические свидетельства, найдет источники, а не будет придумывать что-то из чисто идеологических, антихристианских убеждений - почему бы и не рассматривать их? То же самое касается и нынешнего возрожденного интереса к изучению истории происхождения "кровавых наветов". Этот интерес американских и израильских исследователей касается почти исключительно периода XI-XV в., поскольку сохранилось много любопытнейших еще не исследованных источников, которые дают богатый материал. Тоафф, приводя документы итальянских общин XV в., обсуждая протоколы инквизиции и пр., идет еще дальше и заключает, что имели место локальные проявления ритуальных убийств (в весьма ограниченный период) у маргинальных еврейских групп, в порядке мести христианам за гонения. Другое дело, насколько его аргументы убедительны? Мне они таковыми не кажутся. На мой взгляд, он совершает слишком резкий и не обоснованный документально скачок от конструируемой им сектантской идеологии к ее практическому воплощению, но документы он приводит очень интересные. Гораздо более обоснованной мне представляется перекликающаяся по теме книжка Исраэля Юваля о средневековом ашкеназийстве, где он очень подробно исследует происхождение обвинений евреев в "кровавом навете", но отрицает, в отличие от Тоаффа, возможность реальных предпосылок к таким обвинениям, даже в порядке маргинальных случаев.

М. Аврутин
- at 2012-02-21 14:09:48 EDT
Старый одессит
Одесса, Украина - Tue, 21 Feb 2012 13:02:41(CET)

«В связи с этим хочу обратить внимание на главный обряд у христиан - Причастие. Еще в эпоху Просвещения указывали на явные признаки каннибализма, принявшие символические свойства. Тем не менее, во времена первых веков христианства и преследований, во времена Рима множество христиан обвинялось в каннибализме и обрекалось на смертную казнь.
А сегодня может ли кто-то уверенно утверждать, как этот обряд формировался на первых этапах христианского движения в разных общинах, разбросанных на территории огромной империи».
……………………………………………………………………
Если я Вас правильно понял, уважаемый Старый одессит, Вы ставите вопрос о возникновении этого обряда. Возник он из описания «Тайной вечери», приведенного в Евангелиях, которые писались в эпоху императора Нерона. Тогда христианство уже перешло к язычникам, а римляне их по-прежнему отождествляли с иудеями и подвергали жестоким преследованиям. Перед евангелистами стояли цели: отмежеваться от евреев и показать, что у основоположника их религии не было конфликта с римлянами. Даже Понтий Пилат хотел его освободить, а вот злые евреи…

Анализ всех четырех Евангелий приведен в моей статье «Непротивление злу по Толстому» в разделах «Евангелия в контексте времени» и «Евангельские рассказы: правда и ложь» http://7iskusstv.com/2010/Nomer12/Avrutin1.php

Старый одессит
Одесса, Украина - at 2012-02-21 13:02:41 EDT
Юрий Табак
Москва, - Tue, 21 Feb 2012 10:51:29(CET)

Г-н Майбурд,
я не наталкивался на первый Ваш постинг касательно "апологии кровавого навета", можете сбросить ссылку. И если там есть вопросы по существу, то постараюсь ответить. Но я в этом сомневаюсь, судя по тону и лексике Вашего письма. Хочу заметить, что использование полублатных, и полубазарных оборотов типа "прикидывается шлангом", "мерзопакостный", "вонючая субстанция", "еврейчики", упоминание фамилии оппонента во множественном числе (не в фельетоне даже, а в рамках прямой дискуссии)...
///////////////////////////////\\\\\\\\\\\\\\
Уважаемый Ю. Табак!
Я, как и Вы, считаю абсолютно недопустимым использование подобных эпитетов даже в виртуальном общении между людьми.
Ведь в прямом общении человек, увидев, кто перед ним, хорошо подумает прежде чем станет употреблять подобные выражения...
По обсуждаемому вопросу, мне как обыкновенному читателю, понятны доводы Панченко, Ваши и Семена Резника.
Когда я их медленно читаю, то соглашаюсь с каждым. Хотя утверждения С. Резника кажутся мне более предпочтительными, если отбросить вполне понятный, но, на мой взгляд, излишний публицистический тон.
То есть, собственно, обсуждаемая тема по Далю остается открытой на уровне выстроенных на недостаточных материалах утверждений, дополненных правдоподобными дедуктивными рассуждениями.
Учитывая саму деликатность этой темы "кровавого навета", вполне понятна трудность подобных исследований...

Всвязи с этом хочу обратить внимание на главный обряд у христиан - Причастие. Еще в эпоху Просвещения указывали на явные признаки каннибализма, принявшие символические свойства.
Тем не менее, во времена первых веков христианства и преследований, во времена Рима множество христиан обвинялось в каннибализме и обрекалось на смертную казнь.
А сегодня может ли кто-то уверенно утверждать, как этот обряд формировался на первых этапах христианского движения в разных общинах, разбросанных на территории огромной империи. Ведь до нынешних времен юстиция Рима может считаться образцом для подражания.

Считаю, что чем раньше прекратится здесь эта полемика, тем лучше будет для всех, потому что эта тема неисчерпаема и спекулятивна.

Справка из Вмкипедии:
Евхари́стия (греч. ευχαριστία — благодарение), Свято́е Прича́стие — главнейший, признаваемый всеми христианскими вероисповеданиями обряд; у православных, католиков, лютеран, англикан — Таинство, при котором по вероучению большинства христианских церквей христиане вкушают Тело и Кровь Иисуса Христа Искупителя и, таким образом, соединяются с Богом. Совершение его составляет у православных, католиков, дохалкидонитов, лютеран, англикан, старокатоликов и некоторых других конфессий основу главного христианского богослужения: Литургии.

Юрий Табак
Москва, - at 2012-02-21 10:51:29 EDT
Г-н Майбурд,
я не наталкивался на первый Ваш постинг касательно "апологии кровавого навета", можете сбросить ссылку. И если там есть вопросы по существу, то постараюсь ответить. Но я в этом сомневаюсь, судя по тону и лексике Вашего письма. Хочу заметить, что использование полублатных, и полубазарных оборотов типа "прикидывается шлангом", "мерзопакостный", "вонючая субстанция", "еврейчики", упоминание фамилии оппонента во множественном числе (не в фельетоне даже, а в рамках прямой дискуссии), свидетельствуют о невысоком интеллектуальном и образовательном уровне пишущего. И это предположение подтверждается самой логикой Ваших возражений. и "опровержений". Ну сколько раз я должен повторять, что я только кратко изложил содержание книги Тоаффа?. Написанное мной носило ДЕСКРИПТИВНЫЙ (если Вам неизвестно это слово - "описательный") характер. Я не давал нигде содержательной оценки книги. Однако Вы вместе с г-ном Резником упорно приписываете мне идеологическую общность с проф.Тоаффом. Создается ощущение, что Вы не можете адекватно воспринять написанное, причем самого простого свойства.– и я, в Вашем же духе, мог бы назвать Вас "тупым", но я стараюсь избегать соответствующих определений.
То же подтверждается и странными претензиями к моим "аналогиям". Я написал, что очень часты случаи давления общественности, религиозных кругов на авторов книг. Примеров тому множество - это Тито Саррацин, Салман Рушди, израильские авторы-историки, это Давид Ассаф, многие другие. Давление происходит и внутри еврейского сообщества. Ицхака Шапиро в Израиле в тюрьму посадили, обвинив в расизме, а он заявил, что четко следовал в своей книжке Галахе. До сих пор жгут книги порой, и в Израиле и в России. Я не оцениваю содержание книг, а только утверждаю, что их содержание может вызвать гонения и травлю со стороны религиозных и общественных кругов, которые никак не связаны с научными или художественными качествами книги, а носят идеологический характер. При этом я не оцениваю идеологию - хорошая она или плохая. А Вы фактически заявляете, что одни гонения правильные, а другие - нет. Прочитывайте написанное адекватно.
Касательно пыток я также объяснил, что имел в виду Тоафф. Я не оценивал его выводов. Причем тут суды? Историки много спорят относительно разных исторических сведений на предмет их достоверности, когда они были получены в специально созданных трудных условиях, будь то пытки или страх пыток, шантаж, угрозы близким, сильнейшее психологическое давление. Почитайте, например протоколы допросов декабристов и их оценки. И я уже упоминал о специальных исследованиях на эту тему , посвященных именно пыткам инквизиции. Это и сейчас актуальная проблема. В Канаде, например, в 2010 г. правительство приказало спецслужбам принимать к сведению информацию, полученную с применением пыток - в том случае, если от нее зависит безопасность населения. В 1987 году Израиль сформировал специальную комиссию по вопросу о возможности применения "ограниченного физического давления" на следствии. В Америке постоянные споры относительно целесообразности применения пыток. Только не приписывайте мне сразу, в Вашем стиле, что я страстный сторонник пыток. Это - сведения.
И не "некий" профессор "открыл истину", а очень известный автор, проф. Эллиот Горовиц написал книгу, которая вызвала серьезную полемику, не выходящую за рамки научной, получила одобрительные отзывы от целого ряда известных еврейских ученых, а от других - критику. И это все абсолютно нормально. Вы просто не в курсе, и науку хотите превратить в какое-то местечковую свару, с обвинениями в непорядочности и антисемитизме и требованиями, с требованиями, о чем заведомо писать нельзя, а о чем – можно. А в сваре мне участвовать не хочется, мне интереснее обсуждать реальные вопросы в кругу интеллигентных людей.

Семен Резник
Вашингтон, - at 2012-02-21 05:57:40 EDT
Уважаемый г-н (или г-жа) Coucy.

То, что Даль был противником «народной грамотности», -- расхожий штамп, хорошо известный его биографам, но порой выплескивающийся в более широкую аудиторию. Вы почерпнули эти «сведения» из Википедии. Не знаю, откуда почерпнул их сотрудник журнала «Новое литературное обозрение», через которого шли мои публикации в этом журнале, но мое короткое упоминание, что Даль был «просветителем», вызвало с его стороны саркастическое замечание: «Хорош просветитель, который в нескольких статьях доказывал, что крестьян не следует обучать грамоте». Я ответил: «Это ложь «прогрессистов» и «реакционеров», которые вырастили «грамотных» нечаевцев, ленинцев, народовольцев, черносотенцев, уголовников и просто бессовестных обывателей. Даль доказывал, что обучение народа грамоте (то есть чтению и письму) должно сопровождаться мерами по его нравственному и умственному развитию, иначе вырастет поколение хамов, которые перестанут бояться гнева Божия и отринут всякие нравственные запреты. Эту позицию Даля, вопреки «прогрессистам» типа Добролюбова и вопреки «реакционерам» типа К. Аксакова, высоко ценил Лев Толстой. В своих собственных проектах по обучению крестьянских детей Толстой использовал идеи Даля и его произведения «для народа». Так называемые поборники грамотности не заботились о создании таких произведений, об этом заботился Даль, а после него – Толстой. Даль знал простой народ и предвидел то, о чем «прогрессисты» понятия не имели. Думаю, не надо объяснять, кто оказался более прав. Если захотите глубже познакомиться с этим предметом, прочтите статью В. Порудоминского в его книге «О Толстом» («Алетейя, 2005) или в ВОПЛЯХ, 2001, № 6». После этого замечание было снято. Надеюсь, что этот ответ удовлетворит и Вас.

Теперь второе. Вы пишите: «Даль жил в антисемитской стране, при антисемитском начальстве, был другом антисемитов – какие тут сомнения. Не писал... Но вполне мог бы и написать». Деление целых стран и народов на антисемитские и не антисемитские для меня неприемлемо. Антисемитов более чем достаточно в любом народе, но есть и люди, активно противостоящие ненависти и ксенофобии. Были они в царской России, были и в совдепии, есть и теперь. Я лично до эмиграции знал таких людей, многим обязан их поддержке. Без нее я не смог бы ни учиться, ни издаваться, ни работать в издательстве, ни стать членом Союза писателей и т.д. И потом – а Вы сами не из той ли страны? Из этого ведь не следует, что Вы написали «Записку о ритуальных убийствах» или более модные в поздне-советское время труды по «разоблачению международного сионизма». Я знал людей, которые кропали такие труды, и знал тех, кто был глубоко возмущен этим безобразием. Так что не надо всех красить одним цветом.

Борис Дынин
- at 2012-02-21 04:30:47 EDT
Е. Майбурд
- at 2012-02-21 01:47:46 EDT

Проф. Тоаф изучает показания, полученные под пыткой – флаг ему в руки. Затем он принимает эти показания как объективные свидетельства и выносит суждение. Вот чего нормальные люди не могут ему позволить. Зная его предпосылку, его книгу можно не читая охарактеризовать как ненаучную – независимо от наличия там высоконаучных рассуждений и терминологии ученого жаргона.
===========================
Я надеюсь, никто здесь не заподозрит меня в готовности принять на веру возможность тех или иных исторических фактов только на том основании, что "Все возможно" или "Почему бы нет" или в том же духе. Но я хочу спросить близких мне по духу отрицателей "научности" исследований проф. Тоафа, основательно ли их отрицание только по ссылке на пытки и на известные беспочвенные и кровавые наветы против евреев среди христиан.

Вспомним Барухия Руссо, саббатианца, внука отца последней жены Саббата Цви, сына Якоба Керидо, основателя секты дёнме, признававшей необходимость для мессии опуститься на самое дно греха на пути исполнения своей миссии. Барухия Руссо учил, что в мессианские времена многие запреты Торы из категории керитот (наказуемые) превращаются в позитивные деяния, среди них сексуальные запреты, оргии и инцест, потребление некошерной пищи и пр. Его последователем был Яков Франк, другой лже-мессия, "контрталмудист", учивший о "бездне, в которую мы все должны сойти" как о пути к избавлению через попирание стыда и моральную деградацию человека, потому что тот, кто опускается на самое дно, скорее других уведет свет. "Я пришел избавить мир от всяких законов, существовавших до сих пор".

В таком случае можно допустить как рабочую гипотезу, что в еврейском сектантстве, у тех же франкистов, были случаи использования крови в ритуальных целях, и в свете некоторых показаний, даже под пытками, можно поставить вопрос об этом. Такие показания не должны приниматься в расчет в суде, но это не означает, что все в них полная историческая ложь априори. Живая вера, рождающая сектантство в ответ на преступления окружающего мира против этой веры, слишком сложна и драматична, чтобы априори исключать эксцессы. Дополнительный интерес возникает логика этих эксцессов, например, перехода многих упомянутых сектантов «контрталмудистов» в ислам и христианство. Также возникает вопрос, когда история сектантов перестает быть историей евреев.

Должен повторить еще раз. Я не знаю источников по данному вопросу и не знаю книгу проф. Тоафа. Я реагирую на разговоры о ней здесь на уровне «этого не было, потому что это клевета под пытками». Проблема серьезная, и без разъяснения нам здесь, в чем и как проявилась научная безответственность профессора, не стоило и вспоминать его. Он мог быть безответственен ради сенсации, но мне хотелось бы познакомиться с анализом источников.

V-A
- at 2012-02-21 02:24:50 EDT
Семен Резник
Борис Пастернак считал, что «стыдно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех», но любители не быть, а слыть встречаются на каждом шагу.


Вообще-то то был Шекспир, Пастернак просто переводил.

Е. Майбурд
- at 2012-02-21 01:47:46 EDT
Юрий Табак
Москва, - Mon, 20 Feb 2012 15:05:07(CET)

привел пример проф. Тоаффа. На последовавший недоуменный вопрос я в двух словах пересказал содержание книжки, которую все страшно ругают, но никто не читал. Добавив при этом, что краткий пересказ содержания книжки не означает, что я согласен с ее автором.

Все же, скорее всего, таковы его научные убеждения, пусть, возможно, и ошибочные, что бывает сплошь и рядом.

Просто в отличие от г-на Резника, я не сваливаю все в одну кучу, но стараюсь писать по сути дела. Те сведения, которые приводит г-н Резник, не имеют отношения к научному содержанию книги Тоаффа,

Книга вызвала оживленную и резкую дискуссию... что вполне естественно. Это случается нередко с научными изданиями авторов, особенно в последнее десятилетие.не имеют отношения к научному содержанию книги Тоаффа,

Как все это называется? Думаю, это легитимация книги Тоаффа и тривиализация кровавого навета. У кого другое мнение?

Ну да, в Кнессете осудили. И у нас депутаты Госдумы направили письмо в прокуратуру насчет "разжигающей межнациональную рознь" книжки "Кицур Шулхан-Арух".


Нет, он не сваливает все в одну кучу. Оба парламента неправы, так? Или оба правы? Что за аналогию вытащил г-н Табак?
Может, «у них» депутаты осудили «Разыскание» и приписывание В.Далю авторства? Они написали о книге законов еврейской жизни, до которой им вообще нет никакого дела, как нам не дела до многих постовлений церковных соборов, запрещающих христианам общаться с евреями. Они оклеветали наш народ.
И Кнессет принял резолюцию о книге, клевещущей на наш народ.

Что, Ватикан должен был поддержать книжку Тоаффа, чтобы потом раввинами всего мира в очередной раз быть обвиненным в антисемитизме? Обратились итальянские раввины с требованием осудить, ну они и осудили совместно.

Только поэтому, а так ничего особенного...

Я рад, что некоторые авторы комментариев нашли пользу в моих разъяснениях. Для них и писал. А глупые и неинтеллигентные выпады – ну что ж… Каковы времена, таковы и

Мой постинг «Апология кровавого навета на портале Заметок» («глупые и неинтеллигентные выпады») был реакцией на первое явление г-на Табака в Гостевой.

Нынешний мой постинг уместно назвать «Отмирание совести». Товарищ не понимает простых вещей или прикидывается шлангом?

Ему было указано, что ни в одной цивилизованной стране суды не принимают свидетельства, полученные под пыткой. Наверное, этому есть какие-то причины? Одна из них угадывается без малейшего напряжения умственных способностей, сколь бы скудными они ни были. Суд должен установить истину - пытка скорее всего искажает правдивость показаний и удаляет суд от истины.
Проф. Тоаф изучает показания, полученные под пыткой – флаг ему в руки. Затем он принимает эти показания как объективные свидетельства и выносит суждение. Вот чего нормальные люди не могут ему позволить. Зная его предпосылку, его книгу можно не читая охарактеризовать как ненаучную – независимо от наличия там высоконаучных рассуждений и терминологии ученого жаргона.

Г-н Табак предпочитает игнорировать такие доводы, списывая их на «глупость и неинтеллигентность» критиков, и продолжает твердить о «научном содержании» мерзопакостной книги, в которой науки меньше, чем в рулоне туалетной бумаги.

В прошлом своем появлении в Гостевой этот г-н поведал нам, что еще некий профессор открыл истину в средневековых обвинениях об осквернении гостии. И к этому г-н Табак также относится серьезно – наука! Доживем, уже недолго ждать, когда другие еврейчики докажут, что – да, евреи отравляли колодцы и распространяли чуму, и - да, «Протоколы сионских мудрецов» - доподлинные протоколы доподлинного собрания. К этому все идет. А табаки «разнесут по людЯм» вонючую субстанцию.

Не право иметь свое мнение под вопросом, но интеллектуальная и просто человеческая порядочность в отстаивании оного. Кто найдет эти качества в позиции г-на Табака?

Юрий Табак
Москва, - at 2012-02-20 15:05:07 EDT
Господа,
Я уже не хотел было вмешиваться в бесплодную дискуссию, в т.ч. отвечать на ту чепуху, которую написал г-н Резник касательно Тоаффа и моей скромной персоны в своей последней статье. Но поскольку имя мое продолжает склоняться, все же отвечу.
Если отвлечься от винегрета (почему-то занявшего почетное место в полемике г-на Резника с проф. Панченко относительно авторства Даля) из "сборника рецензий", "ника", "губернатора Кондратенко", "заразы", "язв" и печальной картины моего морального падения, то в остатке отвечаю на следующие положения г-на Резника:
1. Я не знаком лично ни с Тоаффом, ни с Панченко, и не "робею". То, что я их поставил в "одну компанию" – плод неистощимого воображения г-на Резника, в чем легко убедиться. Просто когда одна из участниц дискуссии (г-жа Ashkuza) заявила, что все разделяют мнение о кровавых наветах как клевете, я уточнил "не все" и привел пример проф. Тоаффа. На последовавший недоуменный вопрос я в двух словах пересказал содержание книжки, которую все страшно ругают, но никто не читал. Добавив при этом, что краткий пересказ содержания книжки не означает, что я согласен с ее автором. А также предположив, что вряд ли можно объяснить "самоненавистью" или вдруг открывшимся антисемитизмом появление этой книги у автора, много лет живущего в Израиле, сына главного раввина Рима, профессора Бар-Илана, который 35 лет занимается исследованиями, написал пять известных и признанных книг по итальянскому еврейству и до того не замеченного в антисемитских прявлениях. Все же, скорее всего, таковы его научные убеждения, пусть, возможно, и ошибочные, что бывает сплошь и рядом.
2. Ничего я "селективно" не забываю и ни о чем не умалчиваю. Просто в отличие от г-на Резника, я не сваливаю все в одну кучу, но стараюсь писать по сути дела. Те сведения, которые приводит г-н Резник, не имеют отношения к научному содержанию книги Тоаффа, потому я их и не касался. Я реагировал на те конкретные положения по существу дела, которые были высказаны в ходе полемики.
Но теперь я остановлюсь и на этом, раз у несведущих господ возникла иллюзия точек над "i". Книга вызвала оживленную и резкую дискуссию в академических кругах и негодование со стороны раввината в т.ч. и родного отца, и общественности, что вполне естественно. Это случается нередко с научными изданиями авторов, особенно в последнее десятилетие. В Кнессете комиссия во главе с Мариной Солодкиной, которая много сделала для "русской улицы", но вряд ли глубоко разбирается в жизни итальянских еврейских общин XV в., негодовала по поводу и Тоаффа, и целой группы т.н. израильских "новых историков". Ну да, в Кнессете осудили. И у нас депутаты Госдумы направили письмо в прокуратуру насчет "разжигающей межнациональную рознь" книжки "Кицур Шулхан-Арух". Ватикан тоже много что осуждал – и Тоаффа, и Дэна Брауна, и сотни других книг. Еще совсем недавно существовал ватиканский "Индекс запрещенных книг". Тоже мне, аргумент…Что, Ватикан должен был поддержать книжку Тоаффа, чтобы потом раввинами всего мира в очередной раз быть обвиненным в антисемитизме? Обратились итальянские раввины с требованием осудить, ну они и осудили совместно.
Да, Тоафф приостановил распространение книги, начал оправдываться – ну и что? На него оказывалось сильнейшее давление с разных сторон. Вполне возможно, он испугался за научную карьеру, дорожил отношениями с отцом, да мало ли почему – вот он сдался и покаялся, хотя раньше заявлял, что "пусть меня распнут, но я не откажусь от научной истины". Цитируемый ниже г-ном Резником Борис Пастернак, между прочим, отказался от Нобелевской премии. При чем тут содержание "Доктора Живаго"? Мало ли кто каялся на проработках в ходе партсобраний? И подвергнуться мощному давлению в Израиле – тоже не шутка. Опять, причем тут содержание и качество книги Тоаффа, будь она хорошей или плохой?
Я рад, что некоторые авторы комментариев нашли пользу в моих разъяснениях. Для них и писал. А глупые и неинтеллигентные выпады – ну что ж… Каковы времена, таковы и

Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2012-02-20 02:11:36 EDT
Очередная блестящая и очень аргументированная статья Семёна Резника.
Особенно отрадно, что автор походя поставил точки над i и по поводу постингов Юрия Табака в Гостевой, он же Г.Еремеев, в отношении скандальной публикации А.Тоаффа об якобы употреблении евреями крови в пищу.
Как писал Бертольд Брехт "Der Schoß ist fruchtbar noch aus dem es kroch" (Лоно, из которого (ЭТО) выползало, ещё плодородно). Особенно печально когда в этом вонючем лоне ковыряются евреи и потомки евреев. И особенно отрадно когда им даётся такая блестящая отповедь.
Спасибо за это!

Марк Беленький - Coucy
- at 2012-02-19 20:06:01 EDT
Уважаемый г-н Coucy,

не знаю, нуждается ли Даль в адвокатах или не нуждается, но: работы Семёна Резника по проблеме атрибуции "Розыскания" не имеют, как мне кажется, ничего общего с "адвокатской деятельностью", но представляет образец научного анализа высокого уровня, причём в сложной культуролого/филологической задаче.

Далее, Вы пишете: "Даль жил в антисемитской стране, при антисемитском начальстве, был другом антисемитов -- какие тут сомнения. Не писал... Но вполне мог бы и написать."

С первым предложением я бы - почти - мог согласиться (до - "был другом антисемитов" - тут надо привести доказательства, иначе будет то, что я уже писал по поводу "Ответа" Панченко). Но вот с положением: "Не писал... Но вполне мог бы и написать." - как говорится м-да-а. Тут - не обижайтесь, пожалуйста - у читателя невольно возникает аналогия со знаменитым чекистским "А мог бы" - ассоциация, на которую Вы, конечно, не рассчитывали. А что Россия-"созданный волей народов" и его встающая с колен наследница заражены зоологическим юдофобством - да, тут уж ничего не поделаешь.

Марк Беленький
- at 2012-02-19 19:39:54 EDT
Прочёл с огромным удовольствием - от чёткости формулировок, ясности доказательств (которым противопоставить, как мне кажется, нечего) и совершенства стиля. До этого прочёл я и книгу "Запятнанный Даль", и могу только поздравить автора, соединившего научную доказательность с увлекательностью художественного детектива.

Участвуя в обсуждении "Ответ"а А. Панченко Семёну Резнику, я прочёл этот Ответ, что называется, с карандашом в руке. К сожалению, ничего, кроме бездоказательных утверждений типа "как очевидно", "ясно, что", и т.п., из которых делаются дальнейшие, столь же бездоказательные выводы, я в ответе Панченко не нашёл - если, конечно, не считать "проходов" по поводу Резника (незабываемый перл просто не могу здесь не привести: "Пропагандистская деятельность С.Е. Резника ведет нас совсем в другую сторону и вряд ли может способствовать разумному подходу к проблеме." - знакомое дыхание почившего в не-бозе "созданного волей народов"). Отвечая мне на этот постинг, автор, вместо ответа, указал "читай меня там-то и там-то". Что я и сделал.

Увы! - к моему разочарованию от "Ответа" добавилось и недоумение от (долженствующей быть чисто научной) статьи, на деле же являющей urbi et orbi противоречия в утверждениях, бездоказательность, активно перемежаемую фехтовальными "выпадами" в отношении по поводу неодолимого оппонента по имени Семён Резник.

Статья производит грустное - внеличное по отношению к А. Панченко - впечатление: похоже, что снижение стандартов науки в наследнице "великого и нерушимого" - снижение, о котором можно часто прочесть в различного рода постингах/статьях - действительно имеет место быть.

Прочесть на фоне этого статью Резника - большое удовольствие.

Абрам Торпусман
Иерусалим, - at 2012-02-19 13:03:48 EDT
Толково, страстно, убедительно! Спасибо, г-н Резник!
Coucy
USA - at 2012-02-19 02:34:54 EDT
Дорогой Семен:

Лучшего адвоката, чем Вы, Далю не сыскать.

"Я добавлю, что имя его --символ русского просвещения. Значение этого символа с годами растет."

Однако не надо увлекаться:

" Живя в Нижнем Новгороде, Даль много повредил себе в глазах общества «Письмом к издателю А. И. Кошелеву» и «Заметкой о грамотности», в которых он высказался против обучения крестьян грамоте, так как оно «без всякого умственного и нравственного образования … почти всегда доходит до худа…». На страницах журнала «Современник» ему резко возразили Е.П. Карнович, Н.Г. Чернышевский, Н.А. Добролюбов." (Wikipedia)

Что же это за символ?

Даль жил в антисемитской стране, при антисемитском начальстве, был другом антисемитов -- какие тут сомнения. Не писал... Но вполне мог бы и написать.

Марк Авербух
Филадельфия, Пенсильвания, США - at 2012-02-18 19:38:42 EDT
Даже на фоне всех предыдущих блистательных работ Семена Резника это страстное эссе: "Я защищаю честь и достоинство человека, который уже себя защитить не может!" выделяется и возвышается качественно, штучно. Убедительная, убийственная аргументация своей позиции: научной,гуманистической, публицистической, эмоциональной, саркастической - все это воедино есть эталон жанра. Спасибо, дорогой Семен
A.SHTILMAN
New York, NY, USA - at 2012-02-17 06:42:06 EDT
С удовольствием ознакомился с интересной и прекрасно аргументированной статьёй.Эта, как и все мне известные работы автора, отличаются не наукообразием, а реальными понятиями литературоведения и стремлением к объективности на одном лишь объективном основании - исследовании текстов.
Я,как читатель, далёк от мысли подозревать г-на Панченко в вере в кровавый навет,но совершенно уверен - автор - ВПЗР Солженицын - сам уверил читателей в своей бескомпромиссной вере в кровавй навет.
Ну, а если такой большой писатель, как Солженицын верил,хотя и оговаривал как тот бейлисовский прокурор - "отдельными группами" употребление евреями крови в ритуальных целях / как видно для ВПЗР проф. Коковцев тоже авторитетом не был/, то что уж говорить о редакторе "Нашего современника"...
Проф. Панченко написал:
«Однако история написания и атрибуция "Розыскания" позволяют лучше понять, как именно легенда о еврейском ритуальном убийстве была адаптирована в русской культуре 19 века»
Хорошо была адоптирована, на основании исторического опыта мы в этом совершенно уверены.Была "адаптирована",можно сказать, ещё до своего появляения!Потому, что на неё был спрос!Но интересно, что в данном случае имеется под словом "культура"? Именно спрос и был подхвачен тем самым "чёрным самиздатом", который распространял по Москве середины 70-х этот опус под именем Даля. Почему всё же Даля? Да потому, что для обычных читателей это имя значит многое в так сказать конвенционной русской культуре. Использовать для столь ценного документа другие имена - совсем не тот эффект! Вот так это пошло на практике.А спрос, как видно, не угасает.В заключение интересное высказывание: во времена трагедии Бабьего Яра Сергей Булгаков, профессор Православного Богословского института, священник, живший в оккупированном фашистами Париже, сформулировал в своем религиозно-философском исследовании «Расизм и христианство» закон непобедимости и несокрушимости еврейства:
«Жизненные силы еврейства таковы, что выдерживали, выдерживают и, конечно, выдержат испытания, и если какой-либо земной властитель думает победить непобедимое и сокрушить несокрушимое, то он собирает лишь горящие уголья на свою собственную голову, обрекает себя на неизбежное падение – в этом законе истории мы еще убедимся в наши дни...»