©"Заметки по еврейской истории"
февраль  2012 года

Люсьен Фикс

Политические заключенные в путинской России

Фрагменты из книги мемуаров «В эфире Голос Америки»

Воспоминания ветерана русской службы

Фрагмент № 12

(фрагмент № 1 см. в № 7/2008, фрагмент № 2 – в № 3/2009, фрагмент № 3 – в № 6/2009,  фрагмент № 4 – в № 10/2009, фрагмент № 5 – в № 13/2009,  фрагмент № 6 – в № 20/2009, фрагмент № 7 – в № 3/2010,  фрагмент № 8 – в № 8/2010, фрагмент № 9 – в № 5/2011), фрагмент №10 – в № 9/2011). фрагмент №11 – в № 11/2011)

30 октября 1974 года политические заключенные мордовских и пермских лагерей провели голодовку, требуя, чтобы власти признали их именно политзаключенными, то есть людьми, пострадавшими за свои убеждения. Советская юридическая доктрина считала их уголовниками, а «политические» статьи в Уголовном кодексе такими же уголовными статьями, как, например, кража или мошенничество. Об акции узников мировая общественность узнала из пресс-конференции инициативной группы защиты прав человека, в которую входили Андрей Сахаров, Сергей Ковалев, Наталья Горбаневская и другие известные диссиденты. Именно на этой пресс-конференции 30 октября был объявлен Днём политзаключенного.

Через тридцать лет, 27 октября 2004 года, в Москве, в Независимом пресс-центре состоялось заседание «круглого стола» на тему «Политические заключенные в современной России». В нем приняли участие представители правозащитных организаций, политических партий, адвокаты. Один из организаторов мероприятия, исполнительный директор движения «За права человека» Лев Пономарев подчеркнул, что «круглый стол» был специально приурочен к 30-летнему юбилею.

Людмила Алексеева

Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева в своем выступлении объяснила, как работает современный механизм политических репрессий. Механизм очень прост: власть обвиняет тех, кто вызывает ее неудовольствие, в совершении уголовных преступлений. Причин же неудовольствия властей может быть множество: обличение коррупции, контакты с иностранцами, слишком явно выраженная политическая или экономическая самостоятельность. Имена некоторых современных «узников совести» уже хорошо известны: красноярский физик Валентин Данилов, сотрудник Института США и Канады Игорь Сутягин, профессор Бауманского университета Анатолий Бабкин, адвокат Михаил Трепашкин, предприниматель Михаил Ходорковский и другие. Казалось бы, при наличии независимого суда несправедливые обвинения должны рассыпаться, но суд в нашей стране не является независимым, он послушно оглашает приговоры, «спущенные сверху», при этом игнорируя нормы действующего законодательства. Даже проблему суда присяжных власти уже решили. В кресла присяжных заседателей просто сажают «нужных людей».

Именно это происходит на инициированных ФСБ так называемых «шпионских процессах». Физика Валентина Данилова обвинили в том, что он передал китайцам якобы секретные материалы. Суд присяжных дело рассмотрел и решил, что Данилов невиновен, поскольку материалы секретными не являлись. Но прокуратура решение опротестовала, и судебное разбирательство возобновилось. А в отношении присяжных власть сделала «оргвыводы».

Именно об этих «оргвыводах» и рассказали на «круглом столе» Анна Ставицкая и Борис Кузнецов – адвокаты сотрудника Института США и Канады Игоря Сутягина, который подготовил для американцев доклад о российском вооружении. Доклад был сделан на основании данных, содержащихся в открытых источниках (доступа к секретным материалам Сутягин не имел). Тем не менее, Сутягина признали виновным в шпионаже.

ДЕЛО ИГОРЯ СУТЯГИНА

7 апреля 2004 года Московский городской суд приговорил заведующего сектором военно-технической и военно-экономической политики Института США и Канады Игоря Сутягина к 15 годам лишения свободы по обвинению в государственной измене с отбыванием срока в колонии строгого режима. Сутягину вменялась в вину передача секретных сведений представителям британской фирмы Alternative Features, которая, якобы, была связана с военной разведкой США.

Игорь Сутягин

Доктор исторических наук Алексей Арбатов, в прошлом депутат Государственной думы, а ныне ведущий научный сотрудник Московского Центра Карнеги по вопросам вооружений, в беседе со мной высказал сомнение в виновности Сутягина в предъявленных ему обвинениях.

Алексей Арбатов

«Я не знаком очень детально с материалами дела, но для меня решающим фактором в этом является одно: Сутягин не имел доступа к секретным материалам. Следовательно, при всем желании никаких секретов он выдать не мог. Если Сутягин в своих научных изысканиях придумал нечто, что соответствует секретной информации, которую он не знал, за это его нельзя обвинять, а тем более, осуждать. Да, Сутягин связался с какими-то организациями, которые исчезли после его ареста. За это его можно было уволить с работы, но приговор к 15 годам заключения – слишком суровая мера, не соответствующая тяжести его ошибок».

Обвинение утверждало, что Сутягин передавал зарубежной разведке сведения о новейших системах вооружений, в частности, о создании ядерных подводных лодок нового поколения. Арбатов высказывает сомнение в компетентности юридических органов решать такие дела.

«Ни наши присяжные, ни прокуратура не подготовлены к таким вопросам. Им покажите одну ракету или подводную лодку, и у них сразу глаза лезут на лоб – ах, какая тайна! Они не представляют себе, какой огромный обмен военной информацией идет между Россией и США, и Западом вообще на совершенно официально уровне. У нас очень просто обвинить человека. Один тот факт, что Сутягин черпал свою информацию из открытых источников, что он не имел доступа к секретной информации и что нет ни одного лица, которое было бы им завербовано, напрочь отвергает возможность передачи им каких-то секретов».

Дело Игоря Сутягина в интервью со мной обсуждал также бывший коллега Сутягина Павел Подвиг, директор исследований в Центре международной безопасности и сотрудничества Стэнфордского университета в Калифорнии.

Павел Подвиг

«Приговор, конечно, никак не соответствует тому, что делал Сутягин. Я убежден, что он невиновен в преступлении, в котором его обвиняло ФСБ. Любой срок был бы неуместен. Но 15 лет заключения свидетельствует, что приговор призван дать всем понять, что с ФСБ не стоит бороться. ФСБ предлагало Игорю сделку – признай себя виновным и будешь отпущен. Они очень настаивали на этой сделке. ФСБ было важно, чтобы Сутягин признал себя виновным, но Игорь не хотел этого делать, он настаивал на своей невиновности. Он был уверен, что если у него будет шанс на честный процесс, он убедит присяжных в своей невиновности. К сожалению, шанс на честный процесс не удалось реализовать. Чрезвычайно жестокое наказание было вынесено за неуступчивость. Это очень четкий сигнал, что если человек не хочет играть по тем правилам, которые ему навязывают, он получит по полной программе».

Как сообщила мне по телефону из Москвы адвокат ученого Анна Ставицкая, защитники считают, что в ходе процесса были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального кодекса. В частности, по словам Ставицкой, была произведена необоснованная смена состава суда присяжных. В ходе процесса суд рассматривал недопустимые с точки зрения защиты доказательства. Кроме того, отметила адвокат Анна Ставицкая, перед судом присяжных были поставлены вопросы, выходившие за пределы предъявленного Сутягину обвинения.

Верховный Суд Российской Федерации оставил в силе приговор ученому Игорю Сутягину к 15 годам лишения свободы с отбыванием срока наказания в колонии строгого режима.

Игорь Сутягин отсидел 11 лет. Сидел бы он и дольше, если бы не арест в США десяти российских агентов-нелегалов, которые способствовали его освобождению. Это первый подобный случай после окончания холодной войны, который поможет Москве и Вашингтону отодвинуть в прошлое шпионский скандал, омрачающий потепление во взаимоотношениях. Быстрое завершение шпионского дела помогло США избежать судебного процесса, который некоторые наблюдатели считали нелегким, а также сохранить в тайне тактику контрразведки.

Вот подробности заключенной между сторонами сделки. 8 июля 2010 года в федеральном суде в Нью-Йорке 10 "спящих" агентов назвали свои подлинные имена и признали себя виновными в заговоре. Все 10 были приговорены к сроку тюремного наказания, который они фактически уже отбыли после задержания, и должны были быть переданы под охрану российских властей. В тот же день их отвезли в аэропорт близ Нью-Йорка и отправлены самолетом в Вену.

Через несколько часов после судебного заседания в Нью-Йорке Кремль объявил, что президент Медведев помиловал четырех человек, которых Россия считала шпионами, после того, как все они подписали заявления о признании своей вины. Согласно заявлению Кремля, эти люди - ученый Игорь Сутягин, полковник военной разведки РФ Сергей Скрипаль, бывший сотрудник СВР Александр Запорожский и майор КГБ в отставке Геннадий Василенко. Обмен состоялся на летном поле венского аэропорта. В отличие от трех российских шпионов, Сутягин отказывался подписывать документ о помиловании, утверждая, что это было бы признанием вины. Но в конце концов он, вероятно, решил, что лучше быть на свободе, чем в сталинского типа ГУЛАГе близ Архангельска. Правозащитная организация Amnesty International и Государственный Департамент США считают Сутягина политическим заключенным.

Это не первый обмен между Москвой и Вашингтоном. Таких обменов было три. Первый – обмен американского разведчика на советского; второй – обмен советского диссидента на восемь советских шпионов; и обмен американского журналиста на советского шпиона.

1 мая 1960 года. Фрэнсис Гарри Пауэрс, тридцатилетний американский летчик поднял в воздух со взлетной полосы Пешаварского аэродрома в Пакистане самолет У-2 и направил его к советской границе. Это было началом операции "Оверфлайт. Полет должен был закончиться через 8 часов на расстоянии 6 тыс километров от точки старта - в аэропорту Буде, на территории Норвегии. Почти 5 тысяч километров маршрута пролегали над советской территорией, полет все время проходил на высоте не ниже 20 тыс метров. У-2 был шпионским самолетом, оборудованным фото- и радиоаппаратурой, магнитофонами, радарами. Основной задачей Пауэрса было сфотографировать военные базы на Урале. Он сфотографировал закрытый "атомный" город Челябинск-40. На расстоянии 20 миль к юго-востоку от Свердловска. Пауэрс изменил курс, повернув на 90 градусов. Его следующей целью был Плесецк. Однако самолет был сбит советской ракетой. Пауэрс выбросился на парашюте. Американский летчик был заключен в тюрьму и 108 дней содержался без права переписки. Ему было предъявлено обвинение по статье "шпионаж". Он признал себя виновным. Процесс продолжался три дня. 19 августа 1960 года был оглашен приговор: десять лет лишения свободы с отбытием первых трех лет в тюрьме. 10 февраля 1962 года, согласно достигнутой правительствами СССР и США договоренности, Пауэрс был обменен на советского разведчика Рудольфа Абеля, он же Вильям Генрихович Фишер, на мосту Глиникер-Брюкке в Германии.

Но это был обмен американского разведчика на советского.

А вот эпизод явно демонстрирующий всю суть советского режима.

Это арест диссидента активиста за репатриацию советских евреев в Израиль Анатолия Щаранского. 14 июля 1978 года он был приговорен к 13 годам лишения свободы по обвинению в измене Родине и антисоветской агитации и пропаганде с отбытием первых трех лет в тюрьме, а последующих — в колонии строгого режима. Как утверждало обвинение, он занимался шпионской деятельностью по заданию иностранных разведывательных служб. Отбыв 9 лет заключения Щаранский был освобожден из тюрьмы 11 февраля 1986 года, лишен советского гражданства и на мосту Глиникер-Брюкке, на границе Западного и Восточного Берлина, обменян на восемь шпионов, арестованных американцами.

30 августа 1986 года средь бела дня в центре Москвы, в районе Ленинских гор, был арестован американский журналист Николас Данилов (Daniloff), корреспондент журнала U.S. News and World Report. Он только что встретился со своим «другом» и получил от него пакет со тарыми газетами, в котором оказался документ с грифом «Совершенно секретно». Его взяли с поличным. В Лефортовской тюрьме, куда его доставили сразу после ареста, следователь объявил Данилову: вина его перед Советским Союзом так велика, что не исключена высшая мера. Это была явная провокация в ответ на арест советского агента Григория Захарова, застигнутого при передаче тысячи долларов информатору. В результате Захарова обменяли на Данилова.

Возвращаясь к арестованным в США агентам-нелегалам следует отметить, что здесь состоялся обмен русских на русских. Одни были высланы из Америки в Россию, а другие из России на Запад. Похоже на комедию абсурда.

Быстрая развязка этого дела пробуждает воспоминания о сделках в стиле холодной войны, но подчеркивает новый тип российско-американских отношений. Несмотря на потепление отношений между Москвой и Вашингтоном создается впечатление, что холодная война не закончилась.

***

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) удовлетворил иск бывшего российского ученого Игоря Сутягина, осужденного за шпионаж в пользу США. Согласно обнародованному 3 мая 2011 года вердикту, истец получит 20 тыс евро в качестве возмещения морального ущерба. ЕСПЧ постановил, что Россия нарушила право Сутягина на свободу, безопасность, а также на справедливое судебное разбирательство. Сутягин не торопится возвращаться домой из Великобритании, аргументируя это тем, что и после страсбургского вердикта ситуация с его делом в России не изменится.

ДЕЛО ГРИГОРИЯ ПАСЬКО

Имя Григория Пасько широко известно международной общественности. Капитан второго ранга, корреспондент газеты «Боевая вахта», Григорий Пасько был арестован 20 ноября 1997 года, обвинен в государственной измене в форме шпионажа и осужден на четыре года лишения свободы с отбыванием срока наказания в колонии строгого режима. Ему вменялась в вину публикация материалов по проблемам радиационной безопасности в местах базирования атомных подводных лодок. В частности, материалов об опасности, которую представляют приходящие в негодность корабли российского Тихоокеанского флота и его подлодки, а также видеосъемки сбрасывания российским военным танкером радиоактивных отходов и боеприпасов в Японское море.

Григорий Пасько

Пасько провел в заключении три с половиной года, из них два года в одиночной камере. В 2002 году международная правозащитная организация «Amnesty International» объявила Григория Пасько узником совести. В январе 2003 года он был освобожден условно, а летом 2004 года ему был выдан заграничный паспорт.

В 2005 году по стипендии Галины Старовойтовой Григорий Пасько несколько месяцев проводил исследовательскую работу по проблемам прав человека и разрешения конфликтных ситуаций в Институте перспективных русских исследований имени Джорджа Кеннана при Международном научном центре поддержки ученых имени Вудро Уилсона в Вашингтоне.

Григорий Пасько не только журналист, но и юрист. Он закончил юридический факультет Московского государственного университета. В интервью в студии «Голоса Америки» он уделил основное внимание не истории борьбы за свои права, а введению в России новых законов, которые идут вразрез с демократическими принципами.

«Начало 90-х годов характеризовалось принятием массы законов в Российской Федерации. Были приняты замечательные законы – закон об охране среды обитания, закон о государственной тайне, закон об экологической экспертизе, закон о средствах массовой информации и так далее. Сейчас мы видим, что практически все эти законы изменяются, в них вносятся поправки, причем такие, которые позволяют, например, мне, и не только мне, судить о том, что наша страна, моя страна, движется отнюдь не в сторону демократии».

В качестве примера Григорий Пасько привел закон о замене льгот на денежные компенсации, который всколыхнул всю Россию, и поправки к налоговому кодексу, в результате которых резко сократился приток в Россию денег грантодателей, что означает явную смерть многих общественных организаций. Общественные организации, как отметил Григорий Пасько, это единственный общественный институт, который остался не встроенным в вертикаль власти.

«Я не могу назвать ни одного примера, где бы в России было все хорошо. Вся Россия живет как на пороховой бочке. Дубровка ничему не научила, Беслан тоже. Я не знаю, когда возник миф о том, что чекисты – профессионалы. Я их наблюдал изнутри. Тех, кто знает, чем заниматься – считанные единицы. Сейчас они заняли все руководящие посты в руководстве страны и считают, что все хорошо. Вся эта общая атмосфера не должна расслаблять западных политиков, которые почему-то считают, что Россию нужно оставить в покое: пусть сама решает свои проблемы и не мешает нам заниматься нашими делами. Политика дружеского похлопывания Путина по плечу ни к чему хорошему не приведет. Дружеское поругивание Путина ни к чему не обязывает. Гораздо больше, к примеру, обязывает резолюция Парламентской Ассамблеи Совета Европы. Российские проблемы нужно постоянно держать под прицелом открытости, гласности. Чтобы понимать эти процессы, их нужно знать, о них нужно постоянно говорить, их нужно отслеживать. Только тогда можно надеяться, что Россия станет демократическим государством».

В заключение нашего интервью, касаясь свободы печати, за что Григорий Пасько дорого заплатил, он сказал: «Где есть гарантия того, что если сегодня журналист напишет что-то неугодное власти, завтра его не выгонят с работы или не посадят?»

ДЕЛО МИХАИЛА ХОДОРКОВСКОГО

25 октября 2003 года по требованию Генпрокуратуры Басманный суд Москвы выдал санкцию на арест главы нефтяной компании «ЮКОС» Михаила Ходорковского. Главу «ЮКОСа» задержали в Новосибирске и доставили в Москву на допрос. О деле Ходорковского много писали, но мне хотелось бы остановиться на том, как на это шитое белыми нитками дело отреагировали на Западе.

Михаил Ходорковский

28 октября 2003 года группа американских и канадских юристов «ЮКОСа» выпустила пресс-релиз, касающийся действий российских властей. В пресс-релизе, в частности, говорилось: «В России ведется ничем не обоснованная, политически мотивированная кампания против нефтяной компании «ЮКОС» и её главных вкладчиков. Проводя эту кампанию, российские правоохранительные органы нарушили ряд российских и международных процессуальных правил и правовых норм и продемонстрировали полное неуважение к власти закона».

В тот же день три иностранных юриста российской нефтяной компании «ЮКОС» – Джон Паппалардо (John Pappalardo), Роберт Амстердам (Robert Amsterdam) и Сэнфорд Сондерс (Sanford Saunders) собрали в Вашингтоне пресс-конференцию, на которой говорили о незаконных действиях российских властей:

«Мы несколько раз посещали Россию специально по делу «ЮКОСа», беседовали со свидетелями и юристами и составили себе ясное представление о том, что против «ЮКОСа» и его руководителей ведется целенаправленная кампания травли».

Канадский адвокат Ходорковского Роберт Амстердам в начале своего выступления сделал следующее заявление:

«Михаил Ходорковский сегодня сидит в тюрьме потому, что прокуратура и те, кому она служит, ведут против него целенаправленную политическую кампанию. Он был арестован в Новосибирске, где мог бы предстать перед судьей, чтобы ему объяснили мотивы его задержания. Но его привезли в Москву в Басманный суд, который российские юристы называют «карманным судом», потому что он находится в кармане у прокуратуры. И пусть ни у кого не будет сомнений в политической мотивировке этого дела».

После этой пресс-конференции я связался с матерью Ходорковского, Мариной Филипповной, и попросил её поделиться своими мыслями о расправе российских властей над её сыном:

Марина Филипповна Ходорковская

«Я на сто процентов согласна с мнением адвокатов. И не потому, что он мой сын. Если бы это был совершенно посторонний человек, я бы сказала то же самое, может быть даже ещё резче».

Что Марина Филипповна думает о причинах ареста её сына?

«Тут много разных версий. Если я буду все их высказывать, то я буду сидеть рядом с ним. Поэтому я скажу то, что я могу сказать. Я считаю, что по каким-то причинам господин Путин и его окружение, что я особенно подчеркиваю, испугались, что он может войти в большую политику. Это, пожалуй, самое главное. Кроме того, имеет большое значение личная неприязнь господина Путина к Михаилу Борисовичу, потому что мой сын относится к тем людям, которые говорят, что думают. Это сейчас у нас не приветствуется».

Надеялась ли Марина Филипповна Ходорковская на то, что её сына оправдают?

«Я на это не надеялась потому, что хорошо себе представляю, что сейчас творится в верхних эшелонах российской власти».

О большом сроке заключения Ходорковского его мать сказала:

Если заместитель главного прокурора господин Колесников до начала процесса озвучил фразу – “Больше десяти лет, к сожалению, дать нельзя“, – то это было настолько мощным давлением на суд и на прокуратуру, что после этого ожидать чего-либо другого было бы наивно».

13 июля 2005 года в Комиссии Соединенных Штатов по Безопасности и Сотрудничеству в Европе состоялись слушания на тему «Дело ЮКОСа и его последствия для политики и бизнеса в России». С показаниями выступил Леонид Невзлин, совладелец «ЮКОСа» и владелец контрольного пакета акций группы «Менатеп».

Открывая слушания, сопредседатель Хельсинкской комиссии Соединенных Штатов конгрессмен Кристофер Смит сказал, что взяв на себя председательство в Большой Восьмерке, он считает, что вопрос власти закона и отношения российских властей к бизнесу и политике принимает особое значение.

Конгрессмен Кристофер Смит

Дело «ЮКОСа», как можно судить, основано на преследовании, с предубеждением и с нарушением всяких процессуальных норм. Я был удивлен тем, что приговор Ходорковскому был не более, чем подтверждением обвинения, выдвинутого прокуратурой. Это напоминает о судах над диссидентами в советский период. Я хочу видеть Россию процветающим государством, членом международного сообщества и партнером в борьбе с международным терроризмом. Но чтобы Россия стала таким государством, она должна соблюдать определенные стандарты, которые пользовались бы доверием и были бы проведены в жизнь».

Член Хельсинкской комиссии, конгрессмен Том Лантос, рассказал присутствовавшим на слушаниях, что в день вынесения приговора Ходорковскому он был в Москве, но в зал суда его не пустили. После этого он созвал пресс-конференцию перед зданием суда, на которой высказал свое мнение о том, что происходит в путинской России. На слушаниях в Хельсинкской комиссии он констатировал:

Конгрессмен Том Лантос

«В России нет независимой судебной власти. Происходящие абсурдные судебные процессы сродни сталинским судам 1930-х годов. Последствия, возможно, не такие тяжелые, но в России сегодня нет уважения к власти закона так же, как и в те времена, и, что самое важное, в России перестала существовать, как было при Ельцине, гарантия свободного и открытого общества и независимых СМИ. Именно в таком климате успешный российский промышленник Михаил Ходорковский, который находился в авангарде создания открытого гражданского общества в России, приговорен к 9 годам заключения. Этот срок может быть продлен предъявлением ему дополнительных абсурдных обвинений».

Приехавший из Израиля Леонид Невзлин через переводчика зачитал заявление, которое было распространено прессе. Привожу его в сокращении:

Леонид Невзлин

«Господин председатель. Я благодарен за возможность выступить перед Хельсинкской комиссией Соединенных Штатов с целью обсуждения сегодняшней ситуации в России и испытываемой всеми нами озабоченности в связи с деятельностью путинского режима.

Во-первых, я хочу подчеркнуть ценность мандата Хельсинкской комиссии Соединенных Штатов и заявленных критериев, предназначенных для содействия соблюдению фундаментальных норм гражданского общества в России и других бывших советских республиках.

Во-вторых, те из нас, кто лично наблюдал за этим издевательством над правосудием в России, глубоко признательны за озабоченность, выраженную сопредседателями Хельсинкской комиссии в связи с ненадлежащим ведением российскими властями процесса по делу «ЮКОСа» и с вынесением приговора Михаилу Ходорковскому и его коллегам. Ваше официальное заявление для мировой прессы, что «данное дело представляется миру правосудием, направляемым политикой», и что «избирательное судебное преследование, такое, каким, судя по всему, является данный процесс, посеет хаос в правовой системе России», свидетельствует о том, что у сопредседателей этой комиссии сложилось верное представление о судебном процессе над Ходорковским и об ослабленном состоянии правовой системы в России.

В-третьих, принципиально важно, чтобы Хельсинкская комиссия Соединенных Штатов продолжала наблюдать за выполнением положений Хельсинкских договоренностей 1975 года применительно к России и сообщать о результатах широкой общественности. В то время как администрация Белого Дома США и лидеры Конгресса США вынуждены искать равновесия в рамках двусторонних отношений с Россией, у Хельсинкской комиссии имеется четкий мандат – обеспечить соблюдение находящимися в её юрисдикции странами прав человека и основных свобод.

В результате злоупотреблений Кремля пострадали и многие другие люди, не входящие в число акционеров «ЮКОСа». 19 марта 2006 года заместитель начальника правового управления ОАО «ЮКОС-Москва» Светлана Бахмина, мать двоих малолетних детей, была приговорена к семи годам лишения свободы по обвинению в расхищении имущества и активов «Томскнефти», дочерней компании «ЮКОСа».

Преследованию со стороны российских властей подвергается не только «ЮКОС». Как сообщила Ирина Ясина, руководитель фонда «Открытая Россия», некоммерческой организации, созданной Ходорковским с целью содействия укреплению демократии в России, некоммерческие организации испытывают «непосредственное давление и угрозы со стороны МВД, Генеральной прокуратуры, ФСБ». Минюст приостановил деятельность Нижегородского общества и заморозил счета Общества российско-чеченской дружбы.

Не стоит ни на минуту подвергать сомнению мотивы президента Путина в расчленении НК «ЮКОС» и захвате государством основного добывающего подразделения компании. Энергетика – дело крайне прибыльное и, учитывая, что крупнейшие промышленные компании зависят от импорта энергии, по сути своей, политическое. Цель Кремля заключается в том, чтобы контролировать российский энергетический сектор и доминировать на мировом рынке энергии.

Михаил Ходорковский приветствовал и принимал западные ценности, как лично, так и в качестве главы компании «ЮКОС», ставшей образцом корпоративного управления и прозрачности. Он обратился к американским компаниям и институтам с целью развития сотрудничества и укрепления наших двусторонних отношений. Тем самым он создал угрозу для тех в Кремле, кто с подозрением относится к Западу.

Что касается гражданского общества, то практически все, чего удалось добиться в плане развития демократических институтов в России при Ельцине, исчезло при нынешнем режиме. Основные принципы демократии, как они нам известны, сегодня в России практически отсутствуют. Сегодня государство владеет или контролирует все СМИ, суды не являются по-настоящему независимыми, нет жизнеспособной политической оппозиции. Результатом стало появление новой формы коррупции на высших уровнях государственного аппарата России. Эта коррупция грозит размыть основы российского государства до такой степени, что это создаст риск для российской безопасности, стабильности и долгосрочного экономического благосостояния российского народа. Такое мнение о российских властях разделяю не только я.

Господин председатель, я сожалею о том, что Россия движется в направлении противоположном западным ценностям и традициям. Это должно тревожить Америку».

После отклонения последней кассационной жалобы бывшего главы «ЮКОСа» Михаила Ходорковского травля его адвокатов продолжалась. Генпрокуратура просила Министерство Юстиции лишить адвокатского статуса всех защитников Ходорковского. А тем временем, канадский адвокат Ходорковского Роберт Амстердам был выслан из Москвы.

Роберт Амстердам

Я связался с ним по мобильному телефону, когда Амстердам спускался по трапу самолета в лондонском аэропорту. Вот, что он мне рассказал 26 сентября 2005 года:

«В ночь с четверга на пятницу около часа ночи ко мне в номер в отеле «Арарат Парк-Хайат» вломились пять милиционеров и провели досмотр личных вещей и документов и отняли мой паспорт. Они удалились, но пришли снова через несколько часов и сказали, чтобы я покинул Москву в течение 24 часов. На мой вопрос, на каком основании, они не дали мне вразумительного ответа. Их действия в середине ночи я характеризую как чистой воды беспредел. Я понимаю, что российские власти недовольны моими действиями в защиту Ходорковского и моей резкой критикой находящейся у власти хунты».

Роберту Амстердаму приказали убраться из Москвы в течение 24 часов 25 сентября 2005 года, несмотря на то, что срок его визы истекал в июле 2006 года. Официальный представитель Госпрокуратуры Наталия Вишнякова на пресс-конференции сказала, что Генпрокуратура не располагает информацией о лишении Амстердама визы. На это Роберт Амстердам ответил так:

«Один из аспектов российского режима, помимо авторитаризма, это полная некомпетентность. Их поступок в отношении меня – вопиющее злоупотребление властью. Эта система не соблюдает принцип власти закона, а применяет то, что я бы назвал, вульгарной коррупцией власти, и близость к власти – это единственный способ оставаться в относительной безопасности в обществе, где закон применяется произвольно в угоду Кремлю».

Комментируя события, связанные с преследованием Ходорковского, эксперт Московского фонда Карнеги Николай Петров в беседе со мной сказал:

Николай Петров

«Реагируя на то, что случилось с главой «ЮКОСа», некоторые иностранные инвесторы свернули свои планы инвестирования в Россию. Для бизнеса в первую очередь важна не столько демократичность, сколько четкость и определенность и неизменность правил игры. Этого, к сожалению, в России нет. Сейчас уже речь идет не столько о том, насколько демократичны и прозрачны те процедуры, которые определяют политический процесс, сколько о том, насколько эффективна способность Кремля управлять, насколько выдерживаются правила игры. Подозрения и негативная реакция бизнеса связаны как раз с тем, что правила игры не определены и постоянно меняются».

Преследования бывших сотрудников «ЮКОСа» продолжаются. Генеральная прокуратура РФ добивается выдачи Леонида Невзлина, обвиняя его в организации убийства в интересах НК «ЮКОС». Авторитетные российские и зарубежные правозащитные организации называют эти обвинения политически мотивированными.

В настоящее время Невзлин проживает в Израиле. В ноябре 2003 года он получил израильское гражданство. 1 августа 2008 года Московский городской суд заочно приговорил Невзлина к пожизненному заключению.

25 октября 2008 года в Музее и общественном центре имени Сахарова в Москве прошло собрание общественности, посвященное пятилетию ареста Ходорковского. Среди организаторов мероприятия были – Московская Хельсинкская группа, движение «За права человека», фонд «В защиту прав человека», фонд «В защиту прав заключенных, центр «Гражданское содействие, Фонд Андрея Сахарова, фонд «Защиты гласности» и Комитет защиты ученых.

К пятой годовщине ареста Ходорковского правозащитники опубликовали заявление, в котором, в частности, говорится, что именно с дела «ЮКОСа» началась эпоха «басманного правосудия» и новый период в новейшей истории России, отмеченный циничным использованием правосудия, поточной фабрикацией политических процессов, ликвидацией демократических принципов».

Самое главное, убеждены авторы послания, не конкретные причины начала дела Ходорковского, а то, что «власти впервые со сталинских времен осмелились на полноценный показательный политический процесс». По их словам, в этом деле «как будто в страшном реалити-шоу» впервые были открыто показаны все этапы и детали российской судебной системы.

Практика захвата имущества осужденных примененная к Ходорковскому, сравнивается в заявлении с опричниной. В нынешней России «власти выдают ярлык на право быть бизнесменами, политиками и общественными деятелями, а о законности и правосудии говорить всерьёз просто смешно».

Авторы заявления считают такое положение вещей недопустимым. «Наша страна должна начать трудный путь к восстановлению права», - считают они. Главным требованием на сегодняшний день является прекращение преследования инакомыслящих».

Адвокаты Ходорковского и Лебедева называют новое судебное преследование политическим и "необоснованным с точки зрения права". Наблюдатели усматривают в новом процессе доказательство зависимости российской юстиции, остерегаясь выносить вердикт по существу обвинений.

Главный интерес в ходе этого сверхполитизированного процесса представляют даже не сами обвинения, а подковерная борьба кремлевских кланов. Первое дело против владельца ЮКОСа, некогда крупнейшей и наиболее успешной частной нефтяной компании в России, стало вехой для политики президента Владимира Путина, а новый процесс стал своего рода "лакмусовой бумажкой" для его преемника Дмитрия Медведева, молодого юриста, провозгласившего укрепление правовой системы приоритетом своего президентства.

30 декабря 2010 года по так называемому «второму делу» Хамовнический суд Москвы приговорил экс-главу ЮКОСА Михаила Ходорковского и бывшего главу МФО МЕНАТЕП Платона Лебедева к 13,5 года колонии общего режима, признав их виновными в хищении нефти у дочерних компаний ЮКОСа и отмывании денег на сумму около 30 миллиардов долларов. В совокупности с первым приговором, вынесенным в 2003 году, Ходорковский и Лебедев проведут в заключении в общей сложности 14 лет. Новое наказание исчисляется с февраля 2003 года. Адвокат защиты Юрий Шмидт, с которым я неоднократно беседовал по первому делу Ходорковского, заявил, что решение суда стало результатом политического давления со стороны российского премьер-министра Владимира Путина. А бывший заключённый лагеря смерти Освенцим Эли Визель назвал приговор Ходорковскому и Лебедеву политически мотивированным.

В результате злоупотреблений Кремля пострадали и многие другие люди, не входящие в число акционеров ЮКОСа. 19 марта 2006 года заместитель начальника правового управления ОАО «ЮКОС-Москва» Светлана Бахмина, мать двоих малолетних детей, была приговорена к 7 годам лишения свободы по обвинению в расхищении имущества и активов «Томскнефти», дочерней компании ЮКОСа.

Светлана Бахмина

Длительное время по просьбе своей подзащитной адвокаты Бахминой не сообщали публично, что экс-юрист ЮКОСа просит об УДО. Они предали эту информации гласности только после того, как Зубово-Полянский суд отказал Бахминой в освобождении во второй раз. К тому времени мать двух несовершеннолетних сыновей была на седьмом месяце беременности.

После того, как ситуация, сложившаяся вокруг дела экс-юриста ЮКОСа была предана гласности, развернулась широкая общественная поддержка в ее защиту.

Под давлением общественного мнения обстоятельства, в которых находилась Светлана Бахмина, были смягчены. Из мордовской колонии ее перевели сначала в больницу для заключенных, потом в гражданскую больницу ФСИН, а затем и в одну из московских клиник.

Преследованию со стороны российских властей подвергается не только ЮКОС. Как сообщила Ирина Ясина, руководитель фонда «Открытая Россия», некоммерческой организации, созданной Ходорковским с целью содействия укреплению демократии в России, некоммерческие организации испытывают «непосредственное давление и угрозы со стороны МВД, Генеральной прокуратуры, ФСБ». Минюст приостановил деятельность Нижегородского общества и заморозил счета Общества российско-чеченской дружбы.

Не стоит ни на минуту подвергать сомнению мотивы президента Путина в расчленении НК ЮКОС и захвате государством основного добывающего подразделения компании. Энергетика – дело крайне прибыльное и, учитывая, что крупнейшие промышленные компании зависят от импорта энергии, по сути своей, политическое. Цель Кремля заключается в том, чтобы контролировать российский энергетический сектор и доминировать на мировом рынке энергии.

Михаил Ходорковский приветствовал и принимал западные ценности, как лично, так и в качестве главы компании ЮКОС, ставшей образцом корпоративного управления и прозрачности. Он обратился к американским компаниям и институтам с целью развития сотрудничества и укрепления наших двусторонних отношений. Тем самым он создал угрозу для тех в Кремле, кто с подозрением относится к Западу.

Что касается гражданского общества, то практически все, чего удалось добиться в плане развития демократических институтов в России при Ельцине, исчезло при нынешнем режиме. Основные принципы демократии, как они нам известны, сегодня в России практически отсутствуют. Сегодня государство владеет или контролирует все СМИ, суды не являются по-настоящему независимыми, нет жизнеспособной политической оппозиции. Результатом стало появление новой формы коррупции на высших уровнях государственного аппарата России. Эта коррупция грозит размыть основы российского государства до такой степени, что это создаст риск для российской безопасности, стабильности и долгосрочного экономического благосостояния российского народа.

***

После выхода в свет моей книги «В эфире Голос Америки» в 2008 году в издательстве «Эрмитаж» произошли следующие события:

21 апреля 2009 года Преображенский суд Москвы удовлетворил прошение об условно-досрочном освобождении бывшего юриста нефтяной компании «ЮКОС» Светланы Бахминой. До заключения у Бахминой было двое детей. В лагере она родила третьего ребенка.

Европейский суд по правам человека вынес решение по делу "ЮКОС" против России". Судебное разбирательство по делу "ЮКОСа" признано несправедливым. 24 мая 2011 года Мосгорсуд смягчил экс-главе "ЮКОСа" и бывшему руководителю "Менатепа" наказание на один год. Теперь Ходорковский и Лебедев могут выйти на свободу в 2016 году, если приговор не удастся обжаловать в Верховном суде.

21 декабря 2011 года Совет по правам человека при Президенте России огласил выводы доклада по второму приговору Ходорковского и Лебедева. На основании заключений независимых экспертов Совет рекомендовал приговор отменить.

Продолжение следует


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 932




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer2/Fiks1.php - to PDF file

Комментарии:

София
Нью-Йорк, Н-Й, США - at 2012-02-22 00:21:14 EDT
Добрый день, Люсьен!
Прочитала все с удовольствием. Некоторые подробности о Пасько и Ходорковском узнала в первый раз.
Все очень подробно и правдиво.
Буду ждать новых сообщений.

Борис Дынин
- at 2012-02-21 23:31:05 EDT
В начале 90-х не думал я, что придется читать новую "хронику текущих событий". Но вот в начале 10-х уже нового столетия читаю. Не то постоянтсво, что радует! А автору спасибо за фрагменты новой хроники.
Люсьен
Вашингтон, - at 2012-02-21 22:05:21 EDT
Уважаемый Михаил,
Во всемирную паутину легче попасть, чем из неё выпутаться. Изложу всё по порядку.

20 января этого года я получил от главного редактора "Заметок" Евгения Берковича электронное послание следующего содержания:
"Уважаемые господа, доброго времени суток.
Я работаю в газете "Факты и комментарии" (Украина, Киев). Готовлю материал к 65-летию начала вещания "Голоса Америки" на русском языке. С интересом прочла на вашем интернет-ресурсе мемуары нашего соотечественника, бывшего сотрудника этой радиостанции Люсьена Фикса. Подскажите, пожалуйста, как с ним можно связаться? Может быть, у вас есть его электронная почта?

С уважением,
Ирина Голотюк.
"Факты и комментарии".

Я ответил на запрос Ирины, и у нас завязалась переписка. Она прислала мне ряд вопросов, на которые я постарался ответить. После незначительной правки с моей стороны, я посчитал интервью законченным. Однако, редакция газеты, учитывая её формат и знание читательской аудитории, значительно сократила интервью, хотя и не исказила его содержания.

Хочу отметить, что "Заметки по еврейской истории" пользуются огромным успехом во многих странах мира, чему свидетельствует тот факт, что через них можно не только узнать много интересного, но и связаться с авторами, которые в них печатаются.

До того, как в газете было опубликовано моё интервью,я о её существовании ничего не знал.

Михаил
Киев, Украина - at 2012-02-21 20:40:32 EDT
Уважаемый Люсьен!
Прочёл в номере от 18 февраля издаваемой в Киеве на русском языке большим тиражем газете "Факты и коментарии" ваше интервью, посвященное 65летию открытия вещаний "Голоса Америки" на русском языке. А сегодня очередной отрывок из вашей книги "В эфире Голос Америки".
Вашу книгу могу назвать летописью событий, которые перевернули мир. Вы собрали воедино многие исторические события, о которых Вы рассказывали в ваших передач, особенно аналитическом обзоре "События и размышления" на протяжении многих лет.
Меня интересует вопрос, как случилось, что редакция "Фактов и комментариев" обратилась именно к Вам за интервью в годовщину начала передач "Голоса Америки" на русском языке?