©"Заметки по еврейской истории"
февраль  2012 года

Ион Деген

Урок словесности

Не смешно ли сейчас, в Израиле, отягченном таким количеством угроз существования страны, вдруг задуматься над причиной идиотского антагонизма между лётчиками и танкистами во время Великой отечественной войны? Мой личный опыт – опыт курсанта танкового училища в гарнизоне, в котором располагалось и училище авиационное. Уже после войны я выяснил, что наш гарнизон не был исключением в Красной армии. Оказывается, антагонизм между родами войск считался чуть ли не железобетонным правилом.

Пытаюсь понять, почему я должен был драться с курсантами авиационного училища? Какие претензии лично у меня имелись к этим курсантам? Чем они мне не угодили?

Как-то даже попытался проанализировать ген агрессивности и объяснить этот идиотизм. Ну не мог я, курсант, член курсантского коллектива, не принять участия в драке рядом с моими товарищами. Как бы они восприняли моё отсутствие? Правда причина для того грандиозного избиения лётчиков вроде имелась. Но причина ведь возникла на почве уже укоренившейся вражды.

Возможно, теперешними туманными рассуждениями я пытаюсь оправдать своё подленькое удовольствие от сцены, случайным наблюдателем которой привелось стать в конце лета 1944 года.

Не помню, почему три танка моего взвода оказались на опушке леса у перекрёстка дорог, одна из которых – продолжение просеки – шла на запад к переднему краю и дальше, уже в Восточную Пруссию. А вторая, перпендикулярная ей, с севера на юг, всё ещё на территории Литвы, была рокадной дорогой. Моя машина стояла почти у самого перекрёстка. Помню только, что мы (редкий случай!) никуда не торопились и не было никакой опасности. До переднего края относительно далековато. Изредка доносилась только работа нашей артиллерии и далёкие разрывы немецких снарядов. Наступление продолжалось. В бригаде ещё оставались танки. Следовательно, бригаду не вывели на формирование. Почему же мы оказались так далеко от боя? Должна была существовать какая-то причина. Не помню.

Экипаж, пользуясь передышкой, дремал в танке. Я высунулся из командирской башенки и подставил лицо дождю.

В центре перекрёстка стояла курносенькая девушка-сержант, флажками регулируя оживлённое движение транспорта.

Метрах в двух от танка, у края, выбравшейся из леса, дороги рядом с перекрёстком возникла фигура солдата, закутанная в тяжёлую промокшую плащ-палатку. Солдат оказался необычным. Под капюшоном пряталось женское лицо. Не то, что пожилое, но явно старше меня. Лет двадцати-двадцати пяти. Такая неопределённость, возможно, объяснялась маской многосуточной усталости и прилипшим к лицу капюшоном. Как в таких условиях судить о внешности этой солдатки?

Регулировщица – другое дело. Хорошенькая. Насквозь промокшие гимнастёрка и юбка очерчивали ладную фигуру. Мало вероятно, что девушке с такой внешностью удавалось удержать оборону от наступающих тыловых офицеров. И сапоги на ней ладные, не то что кирзовые говнодавы на ногах солдатки.

Солдатка оглянулась. Лицо показалось мне знакомым. Но где я мог увидеть её? Чепуха. Не мог. Под плащ-палаткой на левом плече угадывалась винтовка. Явно не из нашей бригады. А всё-таки откуда-то это лицо мне знакомо. Нет. Показалось. Мало ли похожих лиц?

Солдатка голосовала едущим на запад грузовикам, очень редким легковушкам и «виллисам». Никто не останавливался, чтобы подобрать какого-то неизвестного промокшего солдата.

К перекрёстку с севера приблизился бесконечный хвост неторопливых подвод. В тот же момент из леса на скорости вынырнул «студебеккер», и, заскрипев тормозами, резко застыл перед самым перекрёстком. В кузове на скамейках стройно разместились примерно тридцать младших-лейтенантов лётчиков, в кабине, рядом с шофёром – майор, тоже с лётными погонами. Наверное, вёз только что окончивших училище лётчиков. Но куда? Неужели так близко к передовой расположен полевой аэродром? Впрочем, наступление ведь продолжается.

Сержант-регулировщица всё ещё перекрывала дорогу грузовику, продолжая пропускать караван подвод.

Солдатка опять проголосовала. Младший лейтенант у правого борта сразу за кабиной, этакий попрыгунчик-весельчак, немедленно отреагировал:

– Что … растёрла? А ты ножки расставь пошире и шажком, шажком.

Кузов дружно расхохотался. Кабина, майор и шофер не поддержала. Возможно, к ним не проникло остроумие младшего лейтенанта.

Но тут! Братцы! Вам приходилось находиться неподалёку от «катюши», когда залпом изрыгался грохот ракет? Когда казалось, что земной шар раскололся на мелкие осколки? Именно в таком звуковом обрамлении солдатка исторгла ещё ни разу не слышанный мною матюг.

За три с лишним года в армии я набрался матюгов, как сучка блох. Незадолго до того дня у нас в бригаде состоялся конкурс мата и помпотех нашей роты гвардии техник-лейтенант Верёвкин занял первое место. Он был виртуозом. Но ничего подобного я ещё не слышал. Прими эта дама участие в конкурсе, помпотех не увидел бы приза, как своих ушей.

«Студебеккер» онемел. И тут, словно дирижируя правой рукой продолжающиеся извергаться матюги, солдатка случайно сбросила плащ-палатку, повисшую за спиной на капюшоне. Обнажилась грудь, с двух сторон обильно увешанная орденами и медалями. И винтовка с оптическим прицелом. Господи! Так вот откуда мне знакомо это лицо! Пару раз видел её фотографию во фронтовой газете. Самый знаменитый снайпер! Рассказы о её подвигах гремели по всему фронту.

Забыл её фамилию. Запросить бы архивы. Думаю, что это относительно несложно. Но вряд ли эпизод у дороги что-то добавит к её подвигам. Она была самым лучшим снайпером Третьего Белорусского фронта. К тому времени уничтожила триста немецких солдат и офицеров. Мы всем экипажем, пять человек, пожалуй, не дотянем даже до половины её реестра. Речь, разумеется, идёт о живой силе. Но именно живая сила, а не танки и прочие пушки с пулемётами и миномётами самое главное для победы.

Неслыханные ранее матюги разбудили мой экипаж. Башнёр выбрался из люка на корму. За ним вылез лобовой стрелок. Из своего люка вывалился механик-водитель. Оттуда же и стреляющий.

Снайпер продолжала бушевать. Думаю, что из её матюгов можно было составить четырёхтомный словарь, объёмом со словарь Даля. Изысканный мат описывал пороки не только сидящих в кузове, но даже их далёких прапрапредков и потомков до десятого колена у тех, кто доживёт до победы. Именно до победы, а не до окончания войны. По-видимому, идеологические соображения даже в мате не казались лишними.

Мы наслаждались позором младших лейтенантов, вобравших головы в плечи.

Подводы уже прошли. По рокадной дороге изредка проскальзывали автомобили, а за «студебеккером» выстроилась солидная очередь машин. Но сержант-регулировщица не торопилась дать им дорогу. Может быть, она пользовалась случаем пополнить своё образование, захотела продлить урок словесности. Или, подобно нам, наслаждалась зрелищем посрамления ненавистных офицеров, представляя себе, разумеется, на месте этих младших лейтенантов тыловиков с большими звёздами на погонах с двумя просветами. Тех, с которыми ох как не хотелось ей уединяться в землянках. Или ощутила внезапную месть за бессонную ночь с каким-нибудь отвратным старым тыловым офицером, за форменное насилие. Во всяком случае, сержант не торопилась перекрыть рокадную дорогу.

Из кабины вышел майор и предложил снайперу занять своё место на сидении. Но она продолжала бушевать:

– Да пошли вы все на… Стану я мараться об это говно.

Я подумал о субординации. Погон не разглядеть под свисающей за спиной плащ-палаткой. Вспомнил, что она, кажется, старший сержант. И так матюгать майора! Впрочем, почему к субординации она должна относиться иначе, чем относятся к ней, правда, до определенной степени, в нашей отдельной гвардейской танковой бригаде? Как можно наказать за нарушение субординации? Если по уставу, то сержантов – штрафной ротой, а офицеров – штрафным батальоном. Ну и что? Чем эти штрафные отличаются от краткосрочного существования в отдельной гвардейской танковой бригаде?

Не помню, в те дни или уже позже посадили к нам на танки десант, штрафной батальон – командиров Красной армии, попавших в плен в начале войны и освобождённых в ходе операции «Багратион». После атаки чудом уцелевшая женщина-врач по-матерински посмотрела на меня и сказала: «Ну ладно, мы штрафники. А вас за что?».

Клаксон «студебеккера», тысячекратно перекрывая шум дождя, просил, требовал, умолял. Время от времени к нему присоединялись голоса разнообразных гудков из леса. Регулировщица, похоже, не слышала их.

К продолжающей материться снайперу подошел пожилой старшина, что-то сказал, взял её под руку и повёл к стоявшему у самой опушки «вилиссу». Регулировщица подняла флажки и дала путь идущим на запад машинам.

Вот и всё.

Прошло больше шестидесяти семи лет, но эта картина внезапно возникла в моём сознании с такой чёткостью, что я даже ощутил запах хвои, промытой хоть и летним, но довольно холодным дождём. И увидел два мокрых выцветших флажка регулировщицы, два флажка когда-то бывших красными. И услышал злобные матюги измученной героической женщины, которая тогда показалась мне пожилой, а сейчас моя внучка явно старше. Чётко вспомнил восторг, радость от посрамления ненавистных летчиков. И такую же радость членов моего экипажа.

Сейчас подумалось, будь в «студебеккере» не лётчики, а, скажем, пехотинцы, не говоря уже о танкистах, испытал ли бы я такие же чувства?

Не знаю. Не могу ответить.

И главное – не могу ответить на вопрос о причине антагонизма лётчиков и танкистов. Впрочем, точно так же не могу ответить на вопрос, почему сейчас существует нелепый антагонизм в фактически однородном обществе? Должна же быть какая-то причина…

05.01.2012 г.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1533




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer2/Degen1.php - to PDF file

Комментарии:

Анатолий
Тверь, Россия - at 2012-03-20 12:14:43 EDT
Великолепная зарисовка. А какой русский язык! Теперь не успокоюсь, пока не прочту все, написанное Ионом Дегеном - все, что смогу найти.

Еще и еще раз думаю - какая огромная, невосполнимая потеря для России - эмиграция евреев. Понятно, что среди уехавших были и "так себе" экземпляры, но процент людей славных, талантливых, толковых, причем не менее русских по культуре, чем мы, безусловно, среди евреев высок, как и прпоцент людей с высшим образованием. Сколько врачей, инженеров, ученых... сколько музыкантов, литераторов, кинорежиссеров... сколько нобелевских лауреатов и таких самородков, как Ион Деген... могло бы составить славу России. Они и прославили - но не ту страну, где сами родились и где могилы их предков, а Америку, Израиль и т.д. Убежден, что виноваты в этом позоре - столетнем исходе евреев из России - только мы. С нашими идиотскими, доисторическими понятиями о национальности. Да, конечно, они (вы) - евреи. Но и русские тоже! Ну ничем не менее русские, чем полу-шотландец Лермонтов, четверть-эфиоп Пушкин, полу-татарин Карамзин или немцы-императоры Всея Руси.

Если эту чудесную зарисовку Дегена опубликовать в России под псевдонимом "Иванов", убрать из нее мимолетное упоминание об Израиле - ну кто под каким микроскопом разглядит, что написал еврей? Наоборот, многие скажут: так ладно да славно, так "по-нашенски" мог написать только истинно русский человек.

В США все граждане - американцы. Кроме тех, кто сам не желает быть таковым. Нет "коренных" и "некоренных". И в нашей империи должно было быть так же. Кто русский по воспитанию, языку, культуре - тот русский. А ежели ему еще охота сохранить какие-то духовные связи с культурой (религией) дедов-прадедов - да на здоровье. Американцем с канадцами это не мешает - и нам не должно мешать. Вот как должно было бы быть. Эх, эх...

Валерий
Германия - at 2012-02-27 20:12:37 EDT
Каюсь,дорогой Ион Лазаревич,пропустил это Ваш,прелестный рассказ,фронтовую зарисовку.
Дышу вашими,часто трагическими,но как этот веселыми,рассказами,как чистым кислородом,правды,ума,искренности.
Что же касаеться антагонизма между родами войск,вспоминаю моего сослуживца,поведовшего мне о грандиозной драке между
моряками и солдатами,когда комендант станции выстрелил в воздух и важно прокричал,-Пусть будет тихо,на станции Джанкой!
Вижу в этом комплексы маленького человека,стремящегося хоть в чем -то возвыситься,как у одного известного на нашем форуме господина.
Спасибо Вам!

Б.Тененбаум-Акиве
- at 2012-02-26 19:16:40 EDT
... мне ни капельки не жаль ни пассажиров "Густлова", ни перемещенных эвакуированных немцев, ни изнасилованных немецких женщин, ни немцев раненных и контуженных от бомбардировок, ни даже погибших, и покалеченных немецких детей ...

Автор рассказа, на полях которого мы с вами ведем нашу дискуссию, в другом своем произведении пожалел подопытную собаку, и я думаю, сделал это вполне искренне.

"Воевать" с детьми да с ранеными нормальный человек не должен, потому что есть разница между войной и истреблением беззащитныx, и как раз эту разницу нацисты в своей "... борьбе за Великую Германию ..." не ощущали.

По-моему, коллега, вам должно быть стыдно.

Акива
Кармиэль, Израиль - at 2012-02-26 19:04:11 EDT
Г-н Соплеменник, Вы конечно правы. Я с Вами полностью согласен. Но тем не менее, и пусть меня за мой цинизм окатят презрением и прочим негативом читатели. Но мне ни капельки не жаль ни пассажиров "Густлова", ни перемещенных эвакуированных немцев, ни изнасилованных немецких женщин, ни немцев раненных и контуженных от бомбардировок, ни даже погибших, и покалеченных немецких детей. Мне очень жаль, что таких снайперов и Маринесок было до обидного мало.
Ион Деген
- at 2012-02-26 13:59:28 EDT
Многоуважаемые мои читатели!
Как правило, я отвечаю каждому, отреагировавшему на очередной мой рассказ. Но сейчас обратили моё внимание на то, что в отзывах отсутствуют некоторые весьма уважаемые мною читатели, комментарии которых здесь отсутствуют, но есть в Гостевой. А я, к сожалению, вхожу в Гостевую редко. Поэтому, прежде всего, прошу прощения у тех, кого я не назову..
Благодарю за добрые отзывы многоуважаемых Соплеменника, Марка Фукса, Самуила, В.Янкелевича, Б.Альтшулера, Э.Рабиновича, Татьяну Разумовскую, Александра (Лод), Любовь Гиль, Акиву, Манасе, Sava, Igor Meriminsky, Михаила Бродского, М.Аврутина.
Ничего не могу добавить в дискуссию Акивы, Б.Тененбвума и Соплеменника. Вероятно, каждый из них прав по-своему.

Михаил Бродский
Днепропетровск, Украина - at 2012-02-22 22:12:59 EDT
Спасибо за очерк: так и вижу эту женщину-снайпера. По ассоциации вспомнил учившуюся после войны в ВИИЯ женщину, командовавшую нафронте штрафной ротой... А начальником учебной части на факультете была Гельман, Герой Советского Союза, летчица полка ночных бомб. Кстати, Янкелевич ошибается: сокращение ЛАУ - это Лен. артучилище (ЛАУ1 и ЛАУ2, последнее - на ул. Воинова). Ион Лазаревич, хотелось бы услышать ваше мнение об "отдельной регистрации" (Акива) и о подвиге Маринеско (Тененбаум привел меня в недоумение).
Спасибо. Пишите и зайт гезунд.

Igor Mereminsky
Northborough, Massachusetts, USA - at 2012-02-21 23:16:35 EDT
Уважаемый Ион Лазаревич!
Пожалуйста, больше таких зарисовок, даже без какого-либо видимого сюжета!
Через всё это и видится настоящая, страшная и правдивая картина той войны.

Б.Тененбаум-Акиве
- at 2012-02-21 19:00:23 EDT
Немцев на войне и в тылу погибло 3 миллиона. Евреев 6 миллионов, т.е. один немец убил 2-х евреев. Убив 300 немцев, снайпер сохранила жизнь 600 евреев. В том же смысл отдельной регистрации.

Мы с вами, коллега, явно друг друга не понимаем. Женщина-снайпер, о которой идет речь в рассказе д-ра Дегена, была на фронте, воевала, и стреляла в вооруженных врагов своей страны. Она все-таки не забавлялась тем, что отстреливала с какой-нибудь удобной горочки беженцев, правда ?

Далее - я не знаю, сколько немцев погибло на войне, но число их гражданских потерь, по-моему, исчисляется в два с половиной миллиона человек. Из нох примерно 500-600 тысяч человек убили бомбежки, в основном английские. А еще два миллиона - наступление Красной Армии через германскую территорию и его последствия, связанные с переселением примерно 10-12 миллионов человек на запад. Из Пруссии, Силезии, Судет, и так далее.

Это факт, столь же неоспоримый, что и лагеря уничтожения, устроенные нацистами.

Транспорт, который утопил Маринеско, был военной целью. Он не был защищен Красным Крестом, с которым скорее всего, никто бы и не посчитался. Корабль был забит беженцами и ранеными, забит под завязку, как банка сардин. Считалось, что наилучший способ эвакуации - это морем. Советские подлодки чуть ли всю войну не могли выйти из Финского Залива, и в войне на Балтике практически не участвовали. Сейчас считается, что эвакуация населения Германии на запад морским путем была одной из необыкновенно успешных операций, удалось вывезти огромное количество людей, и без особых помех.

Где-то уже весной 1945 условия поменялись, и один корабль с беженцами был потоплен - как раз тот самый "Густлов". Вот и все. Такая же трагедия войны, как и уничтожение Дрездена, например.

Акива
Кармиэль, Израиль - at 2012-02-21 17:50:34 EDT
Тененбауму: 14 тысяч это больше тысячи, так что в мою формулу это вмещается. Соплеменнику, смысл в том, что каждый убитый немец приближал победу, а значит сокращал еврейские жертвы. Немцев на войне и в тылу погибло 3 миллиона. Евреев 6 миллионов, т.е. один немец убил 2-х евреев. Убив 300 немцев, снайпер сохранила жизнь 600 евреев. В том же смысл отдельной регистрации.
Sava
- at 2012-02-21 16:56:33 EDT
1. Дерутся между собой молодые люди, и не только солдаты и матросы. Причины разные и не всегда понятные.Таковы особенности мальчишеской психологии. Они пытаются самоутвердиться посредством силы и удали.
2.Короткие фрагменты прифронтовых будней воспринимаются в рассказе как зарисовки с натуры, передающие психологическую сущность напряженного события.
Описанная картина стихийного общения уже бывалых и еще не обстрелянных юных бойцов на пути к передовой передает ощущение
сокрытой тревоги перед предстоящим боем, для многих из них-последним.( Так и напрашивается куплет известной песни:
"А я в Россию, домой хочу,
Я так давно не видел маму...")
3.А смачный мат-естественное и специфически российское проявление возбужденного состояния человека.
Нередко он оказывает облегчающее воздействие на душу, давая выход накопившимся отрицательным эмоциям.Материтесь на здоровье, граждане.
Еще раз браво, уважаемому И. Дегену!

Соплеменник
- at 2012-02-20 12:18:55 EDT
Акива
Кармиэль, Израиль - at 2012-02-20 11:14:56 EDT
... такие личности как эта снайпер, убившая более 300 немцев, Маринеско, убивший их же более тысячи, и другие такие люди должны быть известны нам, евреям, и для них должна вестись отдельная регистрация...
============================
Уважаемый Акива!
Пожалуйста, поясните: в чём смысл и ценность такой регистрации?

Манасе
Германия - at 2012-02-20 12:16:33 EDT
Ион Деген: спасибо за ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ ,не у каждого есть!
Б.Тененбаум-Акиве
- at 2012-02-20 11:53:12 EDT
снайпер, убившая более 300 немцев, Маринеско, убивший их же более тысячи, и другие такие люди должны быть известны нам, евреям, и для них должна вестись отдельная регистрация
Маринеско убил не "... больше тысячи ...", а около 14-и тысяч. Может быть, и больше - не все, бывшие на "Густлове", прошли при посадке регистрацию. Примерно тысяч 10-12 - точно никто не знает - были гражданские лица, беженцы, которых эвакуировали морем. Из числа военных, погибших после торпедирования, примерно две трети составляли раненые, которых тоже эвакуировали. Сообщаю на всякий случай. Поскольку вам это может быть интересно, и вы внесете его имя в отдельную регистрацию ?

Акива
Кармиэль, Израиль - at 2012-02-20 11:14:56 EDT
Дорогой Ион Лазаревич. Пользуюсь случаем еще раз без всякого повода поприветствовать Вас. Вообще-то такие личности как эта снайпер, убившая более 300 немцев, Маринеско, убивший их же более тысячи, и другие такие люди должны быть известны нам, евреям, и для них должна вестись отдельная регистрация. В неприязни разных родов войск пусть разбираются психологи. Такие противоречия в российской армии, мы, евреи, надеюсь, переживем.
Любовь Гиль
Беэр-Шева, Израиль - at 2012-02-20 07:05:58 EDT
Дорогой Ион Лазаревич!
"Почему существует нелепый антогонизм в фактически однородном обществе?"
Этот вопрос, поставленный Вами, не дает и мне покоя уже много лет. Ваш "Урок словесности" - прекрасный аккомпанимент этому, нарушающему гармонию жизни, явлению.

Александр
Лод, Израиль - at 2012-02-18 23:45:51 EDT
Спасибо Ион Лазаревич за приятный вечер:)
здесь в Израиле тоже самое. Пример небольшой.
В Тель авиве в день независимости раньше часто выставляли бронетехнику. Как только мэром стал лётчик танки как ветром сдуло. Больше они там не появлялись.

Татьяна Разумовская
Иерусалим, - at 2012-02-18 07:20:05 EDT
Уважаемый Ион Лазарович!

Спасибо за прекрасный рассказ! Теперь эта картинка будет и у меня стоять перед глазами.

Соплеменник- В.Янкелевичу
- at 2012-02-18 04:17:52 EDT
Янкелевич
Натания, Израиль - at 2012-02-17 23:12:35 EDT
...
У меня нет ответа на вопрос, в чем причина, но то, что это сложнее, чем думают некоторые, то я в этом уверен.
===================
Уважаемый Владимир!
В данном случае скромность ни к чему.
Ваш ответ вполне и точно сформулирован далее:
"...Я предполагаю, что это в культуре (ментальности) среды, из которой вышли эти бойцы, а потому изменение ситуации - вопрос воспитания нации.
Но пока такие, как Шевченко - член Президентского совета, у России шансов что-то изменить нет..."
Только так. Единственно, что м.б. можно добавить, явление это - первая производная и от культурного и от материального уровня.

Элиэзер М. Рабинович
- at 2012-02-18 03:18:50 EDT
Прекрасный маленький рассказ. Спасибо автору.
Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2012-02-18 02:00:37 EDT
Прекрасная натуралистическая зарисовка фронтовых будней Великой войны.
Янкелевич
Натания, Израиль - at 2012-02-17 23:12:35 EDT
Спасибо за прекрасный рассказ. Написано так, что ты на время как бы оказываешься на этой дороге войны, слышишь и видишь и снайпера и молодых жеребцов-шутников, которым еще нужно дожить, еслиполучится до Победы.
Но о противопоставлении родов войск г-да коментаторы пишут по-моему не верно. Военные строители тут не при чем. Да и отребьем я бы не стал их называть ни при каких условиях.
Дело было примерно в 1965-66 году, не помню точно. Я учился в Военно-морском училище в Петродворце. Там же, в Петродворце, располагалось и общевойсковое (пехотное) училище. Было принято смотреть на них с высока. Причем не только мы, даже девушки, что приходили на танцы к нам в училище ни при каких условиях не появлялись у армейцев. И вот как-то раз между моряком и армейцем произошла драка. Побитый пришел в казарму (я не помнь, кто это был) собрал группу и отправился мстить обидчикам. Лупили всех, кого встретили. тогда побитые побежали в свою казарму и так далее лавинообразно. Обстановка стала такая, что выходили гулять с девушкой, а в женской сумочке лежала килиграмовая гирька, чтобы было чем отбиться. Нас моряков было больше, а армейцы были лучше подготовлены - мы были все же инженерным училищем, а у них спортивная и боевая подготовка были на первом месте. так и воевали, кто числом, кто умением. Прекратить пытались это всеми правдами и неправдами начальники любых уровней и званий, но бесполезно. Как-то раз я возвращался в училище и увидел, как несколько моряков лупили армейца. Когда я подошел, то моряков уже не было. Я помог ему подняться, попытался как-то его почистить, но слух тогда был хорошим, и я услышал топот сапог сзади. Даже не оглядываясь я бросился бежать и в последнюю минуту успел запрыгнуть в КПП. Уже достаточное количество ребят лежало в госпиталях. Завершилось это так. Курсанты самого старшего курса (старики) договорились встретится с такими же старшими курсантами армейцами. На этой встрече они решили, что нужно положить конец этому безобразию, а курсант старшего курса для младших был суперавторитетом, вот они эту вакханалию и прекратили.
Это был не единственный случай. Года за два примерно тоже самое происходило у наших курсантов с ЛАУ (Ленинградским арктическим училищем). Поскольку ЛАУ - не военное училище, то делом занималась и млиция, замять было сложнее.
У меня нет ответа на вопрос, в чем причина, но то, что это сложнее, чем думают некоторые, то я в этом уверен. Я предполагаю, что это в культуре (ментальности) среды, из которой вышли эти бойцы, а потому изменение ситуации - вопрос воспитания нации.
Но пока такие, как Шевченко - член Президентского совета, у России шансов что-то изменить нет.

Самуил
- at 2012-02-17 19:46:22 EDT
Прекрасный рассказ. И автор еще отказывается считать себя писателем:

Прошло больше шестидесяти семи лет, но эта картина внезапно возникла в моём сознании с такой чёткостью, что я даже ощутил запах хвои, промытой хоть и летним, но довольно холодным дождём. И увидел два мокрых выцветших флажка регулировщицы, два флажка когда-то бывших красными.

К слову, хочу (как бывший офицер ВСО) поправить уважаемого Соплеменника. Антагонизм между родами войск (и не только летуны против танкистов; а десантура против пехотуры? а морячки против всех армейских?) он совсем другого свойства, чем презрение настоящей армии (и флота) к военным строителям, которые и родом войск-то не были, и вообще к войскам касательства не имели, а были реинкарнацией трудармий Троцкого — отрядами дешевых рабов, практически неотличимых от зеков, бесправных, безгласных, забитых, только что одетых (для дешевизны же) в военную форму. И офицеры ВСО себя офицерами почти не ощущали, чему способствовали дискриминационные правила в выслуге лет, присвоении званий и т.д. Недаром в армии говаривали: «хуже стройбата только дисбат».

Марк Фукс
Израиль, Хайфа - at 2012-02-17 15:34:40 EDT
И.Л!

Спасибо за Ваши воспоминания.
Нет им цены. Это подлинные свидетельства, детали, которые могут быть известны только непосредственным участникам событий. Это бесценная характеристика отношений во время войны, штрихи и полутени, выявляющие общую картину и делающие ее рельефной.
Антагонизм между родами войск – вещь характерная для русской армии (а возможно и для некоторых других армий?), мне кажется, это явление при царе даже культивировалось сверху. Во всяком случае, в середине шестидесятых, когда я служил на Северном Урале, у нас краснопогонников были очень специфические отношения с чернопогонниками – шпалоглотами (так мы называли соседей – из железнодорожного батальона).
Мне все хочется спросить у Вас об отношении к фильмам о Вашей войне.
Мне кажется, что немногие ленты могут претендовать на правдивость в той степени, как ваши рассказы. Я бы выделил «Живые и мертвые» А.Столпера и еще две-три ленты.
Я ошибаюсь? Воспринимаете ли Вы фильмы о той эпохе в цвете?
Лучшие пожелания. Здоровья и спокойствия.
М.Ф.

Соплеменник
- at 2012-02-17 04:23:29 EDT
Уважаемый Ион Лазаревич!
Уже лет сорок, как объектами неприязни стали не "летуны", а "чернопогонники", т.е. сапёры. Даже не сапёры, а солдаты т.н. военно-строительных отрядов. До развала их формировали из не владеющих русским языком и просто отребья, которому нельзя было доверить оружие.
http://lib.ru/PROZA/KALEDIN/strojbat.txt