©"Заметки по еврейской истории"
январь  2012 года

Ион Деген

Пустячок

- Есть должности, занимая которые, личность должна быть абсолютно безупречной – без единого изъяна.

- Не знаю, как должности, но таких личностей не бывает. У каждого человека есть какой-нибудь недостаток. Пусть даже пустячок. Должность? Тут я ещё мог бы согласиться. Например, хирург со стерильными руками, даже падая, машинально старается не прикоснуться руками к чему-нибудь, чтобы не нарушить их стерильности. И ведь его никто на этот предмет не контролирует, не проверяет. Соблюдение стерильности у него уже в крови. В дополнение к этому он может быть прекрасным врачом. Но в личной жизни оказаться отъявленным сукиным сыном. А ты вообще говоришь о какой-то утопии, о безупречной личности без единого изъяна. Чушь!

- И всё же, сейчас я попытаюсь тебя убедить в том, что есть и такие должности, и такие личности. И главное не в каких-то высших сферах, Всего лишь в Армии Обороны Израиля. И не какие-нибудь генералы или старшие офицеры. Сейчас я это покажу тебе действительно на пустячке, на событии, происшедшем в армии, правда, в суперэлитном подразделении, когда солдат не оплатил завтрака.

- Что?! В армии?! В суперэлитном подразделении?! Платный завтрак?! Что ты несёшь… это… ахинею? Какая платная еда в армии?! Да ещё в суперэлитном подразделении?!

- И не просто в суперэлитном. В подразделении, в которое невероятно трудно попасть, так как отбор в него строжайший по интеллектуальным, моральным и физическим качествам. В подразделении, о солдатах которого начальник генерального штаба публично сказал, что они гордость Армии Обороны Израиля.

- Что значит трудно попасть? Ты говоришь загадками. Наши журналисты не устают вещать о диком падении мотивации у молодёжи, вообще не желающей служить в Армии Обороны Израиля, тем более, в боевых частях, а ты говоришь к тому же о какой-то суперэлитной части, то есть о части со значительным повышением опасности.

- Успокойся. Это обычное враньё наших так называемых либеральных гуманистов. Впрочем, возможно они пишут о том, что действительно наблюдают у своих отпрысков и вообще в своей среде. У большинства израильской молодёжи мотивация высока. Что касается части, о которой идёт речь, попасть в неё мечтают не десятки, не сотни, а тысячи блестящих юношей, с успехом окончивших школу. После двух тяжелейших физических отборов остаются примерно несколько сот отличных юношей, участвующих в конкурсе, в котором на одно место претендуют не менее десяти человек. Но даже зачисление в эту часть не гарантирует того, что солдат пройдёт в нём всю службу до самой демобилизации, если в его поведении или возможностях обнаружат пусть, казалось бы, незначительный изъян. А нагрузки у них, не только физические, но и моральные просто сверхчеловеческие.

- Не знал, что существуют такие части. Впрочем… Теперь, кажется, до моего сознания дошла сцена, которую однажды я наблюдал в заполненном автобусе. Понимаешь, зашел в автобус солдат, возможно, именно той части, о которой ты говоришь. В матерчатом прямоугольнике с символом, свисающим с левого погона, я не очень разбираюсь. Так что не могу ничего утверждать. Но на груди солдата с двух сторон крылышки парашютиста и ещё какие-то. На автомате оптический прицел. На поясном ремне пистолет. Не у офицера, а у солдата. У паренька был усталый вид. Я обратил внимание на то, с каким почтением на него посмотрели пассажиры. И очень удивился тому, что какой-то дядька лет сорока-пятидесяти вскочил с сидения и предложил солдату место. Это у нас, при нашей израильской деликатности! Солдат явно смутился. Но дядька сказал: «Садись, сынок. Я служил в твоей части. Я знаю, что значит посидеть несколько лишних минут». Пассажиры, было совершенно очевидно, отнеслись к этому с пониманием. По-видимому, потому, что каждый израильтянин – бывший солдат. Это я, не удосужившийся отслужить в израильской армии, не понял увиденного. Смысл этой сцены дошел до меня только сейчас, когда ты упомянул о конкурсе и о какой-то особой части. Возможно, я и сейчас не угадал, где именно служил этот солдат. И всё же не понимаю, о каком платном завтраке может идти речь. Абсурд! Абсолютный абсурд!

- Что касается твоего солдата, возможно, действительно он из той самой части. Есть несколько частей, к которым израильтяне относятся с пиететом. Но та, о которой идёт речь, действительно особая. А оплата завтрака… Ну, всё зависит от того, какой смысл вложен в этот термин. Разумеется, никто ни в каких частях не платит за завтраки ни шекели, ни доллары, ни евро, ни даже тугрики. Речь идёт о маленьком подразделении, в котором, не знаю с какой поры и почему, унаследована традиция – до завтрака сделать несколько трудных силовых упражнений, независимо от того, есть ли на это сила. Разумеется, о желании не может быть и речи. Причём, количество упражнений зависит от того, что солдат возьмёт на завтрак. За каждую дополнительную, скажем, баночку фруктового йогурта или какой-нибудь деликатес надо уплатить лишним упражнением. Снаряд, вид упражнения и количество их устанавливается самим солдатом. Всё это никем не приказывается и никем не контролируется. Всё это, как упомянутое тобой соблюдение стерильности рук хирурга.

- Забавно.

- Это и называется у них платный завтрак.

Так вот, однажды утром Ариэль заметил, что Томер не заплатил за завтрак. Ночь была ужасной. Устали они смертельно. Но не уплатить! Повести себя нечестно! В их подразделении такого быть не могло. Ариэль решил забыть об этом. Мало ли что случается. Но в следующее утро, и тоже случайно Ариэль вспомнил вчерашнее, потому что Томер снова не уплатил за завтрак. В свободную минуту Ариэль рассказал о своём наблюдении Бенци.

- Не может быть, - сказал Бенци. – Тебе показалось.

На следующее утро Ариэль, Бенци и оказавшийся рядом Гидеон уже целенаправленно незаметно наблюдали за Томером. Невероятно! За завтрак он не уплатил!

- Ребята, и это в нашем подразделении? Мы ведь пальцы одной кисти! Отсутствие доверия к товарищу – конец нашей боеспособности и значит самой жизни!

- Но, может быть, это действительно случайность?

Два следующих утра Ариэль, Бенци и Гидеон незаметно наблюдали за Томером. Всё повторялось. Томер не платил за завтрак.

- Ребята, - сказал Гидеон, - мне это ужасно не нравится. Надо доложить Моти.

Моти, лейтенант, командир подразделения. Пример, на который равнялись его подчиненные. Старше их всего лишь на три года, он представлялся им мудрецом, выкованным из особо прочной легированной стали. Самые тяжёлые физические нагрузки, казавшиеся за пределами человеческих возможностей, для него были обычными элементами армейской жизни. Такими его подчинённые мечтали стать к концу второго года службы, к моменту присвоения звания воина, к моменту появления на гимнастёрке в дополнение к крылышкам парашютиста крылышек их части. Когда солдаты доходили до предела физических сил, они всё-таки старались дотянуться до своего командира. А мудрецом он считался потому, что, помолчав (он вообще был молчуном) и подумав, находил решение, разумнее которого просто не могло быть. Но главное – Моти был вершиной справедливости. Ни разу с момента, когда, пройдя курс молодого бойца, они стали его подчинёнными, он не совершил, не сказал чего-нибудь, что противоречило бы истине в последней инстанции. А ведь это был второй год их службы.

- Постойте, ребята, - сказал Бенци, - может быть Томер болен и пытается скрыть своё состояние. Может у него что-то болит?

- Болит? – Ариэль задумался и посмотрел на друзей. – Не исключено. Сегодня у нас будет возможность это проверить. Вряд ли больной или даже слегка недомогающий выдержит то, что нам предстоит сделать. Он немедленно скиснет.

- Ариэль прав. Подождём до вечера.

- А может, стоит поговорить с Томером?

- Бенци, о чём говорить? Какой смысл в разговоре с ним? Если это физическое состояние, мы сегодня увидим. Но если это нечестность, то о чём говорить?

- Гидеон прав. Подождём до вечера.

К концу дня, когда каждый вдох и выдох был подобен подъёму тяжёлого груза, когда даже произношение каждого слова требовало физического усилия, когда следовало мобилизовать всю волю, чтобы не сдаться, чтобы пройти испытание до конца, ни о каком разговоре вообще не могло быть речи. А потом, обессиленные, в обмундировании, с которого потоком стекала вода, они лежали на песке пляжа. Томер случайно, а может быть, не случайно оказался между Ариэлем и Бенци.

- Ты здоров? - Спросил у него Ариэль.

- Не хуже тебя. - Удивлённо ответил Томер.

Уже перед самым отбоем Ариэль, Бенци и Гидеон рассказали лейтенанту о неоплаченных завтраках. Ребята заметили, что всей железобетонной выдержки командира не хватило, чтобы сдержать своих чувств. Он долго молчал. Наконец, выдавил из себя:

- Хорошо. Решение будет не моим, а подразделения. Завтра поговорим.

После завтрака уже все семнадцать солдат подразделения, так же как Ариэль, Бенци и Гидеон, предупреждённые о предстоящем разговоре, знали, что Томер и на сей раз забыл заплатить за завтрак. После вчерашнего испытания все семнадцать, как и Томер, не были в состоянии уплатить. Но не забыли ведь! Не уплатить – это нечестно. Такого не может быть в характере бойца этого подразделения. Понимаешь? Не может быть!

Ещё до обсуждения, которое должен был провести командир, начался обмен мнениями. Они оказались различными. Кто-то высказался, что Ариэль, заметив нарушение чести, должен был поговорить с Томером. Кто-то сказал, что вообще можно было не докладывать Моти. Правда, ему сразу же почти все возразили, выразив непонимание его позиции. Короче, к началу сбора у подразделения уже фактически не было противоречий в решении. Когда лейтенант собрал их и спросил, что делать с Томером, ответ был однозначным: Томер не может быть в нашем подразделении. Совесть, честность не контролируются. Они или есть без всякого контроля, или нет. А если нет, такому солдату не место среди них.

- Спасибо, - сказал лейтенант, - я не сомневался в вашем решении. Томер, ты, вероятно, будешь отчислен. Разумеется, это решение пойдёт по инстанции. Но я не сомневаюсь в нашем командовании. Многие из командования начинали солдатами в нашей части.

Во время всего короткого собрания Томер, вобрав голову в плечи, не проронил ни слова. А сейчас было видно, что комок слёз закупорил его гортань.

Лейтенант объявил: «Все свободны». Но солдаты не расходились. Командир понял, что им необходимо продолжить обсуждение. Он даже предвидел это. Он даже не сомневался, о чём пойдёт речь. И не ошибся.

Первым заговорил Дорон:

- Моти, я хотел бы тебя спросить, правильно ли в этой ситуации поступил Ариэль, а потом вместе с ним Бенци и Гидеон?

- Чего ты спрашиваешь меня? Решение о Томере вы ведь сообща преподнесли мне. Решайте и дальше.

Молчание. А затем:

- Ариэль должен был поговорить с Томером.

- Ну и что? Это изменило бы характер Томера?

- Три наших товарища оказались ябедами. Они обратились к Моти, когда мы ещё ничего не знали.

- Дайте сказать мне: - прервал шум голосов солдат в чёрной кипе, с бородой на юном лице и длинными пейсами, свисающими чуть ли не до самых погон. Шум прекратился. Мнения Цадока ребята обычно считали почти такими же правильными, как мнения самого командира. В части было несколько религиозных солдат. Даже в их подразделении – трое. Двое – в узорчатых вязаных кипах. То есть, относились к так называемым национально-религиозным. И только Цадок с чёрной кипой, хотя тоже был представителем этого лагеря, упрямо демонстрировал себя ортодоксальным евреем.

В тринадцатилетнем возрасте его вместе с родителями и семью братьями и сёстрами выбросили из поселения на севере Самарии во время операции «Размежевание». Тогда мальчик, сдерживая слёзы, – за несколько дней до этого он отпраздновал бар мицву, еврейское совершеннолетие, а совершеннолетний не смел плакать, – дал зарок, что никогда не будет иметь ничего общего с антиеврейским (так он считал) государством, силой выселяющим лучших своих граждан. Никогда ноги его не будет в армии этого государства, принимавшей участие в выселении. Но пять лет спустя Цадок решил, что не следует отождествлять любимую страну с преступным, как он считал, правительством. Преодолев все препятствия, пройдя все испытания и конкурс, Цадок попал в это элитное подразделение. Отличался от товарищей только одним – обязательными молитвами, когда на лоб и на левую руку надевал филактерии, а на плечи накидывал талит, и внешностью ортодоксального еврея. Сейчас его товарищи умолкли, ожидая, что скажет раби, как они, шутя, прозвали его. Дополнительное уважение подразделения объяснялось тем, что товарищи знали его непростую биографию.

- Ребята, вы продолжаете мыслить, как школьники. В школе в подобной ситуации Ариэля, Бенци и Гидеона можно было бы назвать ябедами. Но вы забываете, что мы уже не в школе. Я не могу объяснить, но это же так очевидно. В нашей семье, нет, больше, чем в семье, никто ничем не может отличаться от другого. И в каждом из вас я должен быть уверен, как в самого себе. Я проще просто не могу объяснить.

- Ладно. Я объясню, - сказал лейтенант. – Когда ты, Менахем, натёр ногу, боль поступила в твой мозг, а не в твою задницу. Так или не так? Мы единый организм, в котором каждый из вас орган. Но пока именно я мозг этого единого организма. И когда Аарону надо было поехать на похороны, он обратился именно ко мне, а не к каждому из вас. Ясно? У Ариэля, Бенци и Гидеона возникло сомнение в том, может ли Томер быть частью нашего организма. Не отличается ли он от нас. Такое же сомнение высказал каждый из вас. Противоречий между тремя и остальными четырнадцатью не было и нет. Так? Поэтому Ариэль, Бенци и Гидеон не ябеды, а правильные солдаты особого подразделения, разумно оценившие обстановку. Всё. Вы свободны.

Уже на следующий день в подразделении не было Томера. В армии тоже существует бюрократия. Но решение по инстанциям до самого командующего родом войск прошло с невероятной быстротой. Этому есть объяснение.

Ну, а различие мнений? Трудно сказать. В физическом и даже моральном отношении они равны, или почти равны. Но ведь даже у однояйцовых двойников существуют некоторые отличия. Ведь каждый из них, хотя и орган единого организма, личность.

Но дело не в этом. Просто небольшой пример, так сказать, пустячок, демонстрация существования должности и личности без изъяна. А ты посчитал это невероятным.

09.08.2011 г.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1432




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer1/Degen1.php - to PDF file

Комментарии:

Смотрящий
Иерусалим, Израиль - at 2012-02-08 12:50:58 EDT
Уважаемые участники дискуссии!
Замечания Сэма носят провокационный характер (упоминание о 4.11. 1995). Сдается мне, что все его предыдущие посты были только прелюдией к этому. Абсурдные утверждения, содержащиеся в них(аполитичность Амоса Оза), отсутствие интереса к обсуждаемому рассказу и его автору говорят исключительно о стремлении поскорее перейти к важной фазе полических обвинений.
С.

Анатолий
Тверия, Израиль - at 2012-02-01 13:10:51 EDT
Сэм, Ивана Андреича Крылова читали? Ай Моська, знать она сильна, и.т.д.
Лариса
Израиль - at 2012-01-22 15:49:33 EDT
Прочитала "Пустячок" Й. Дегена по следам разгоревшейся дискуссии. Анализу может быть подвергнута ситуация, описанная (или рассказанная) автором. Именно она и вызвала такое жаркое обсуждение. Все участники дискуссии в оценке описанного случая едины в одном: мораль и этика бывшего советского человека зиждется на понимании порядочности как покрывании проступка. Иначе говоря, на принципе круговой поруки. Нам не приходило в голову, что принцип этот – часть криминальной этики. Мы столкнулись в Израиле с совершенно другой оценочной шкалой. Чтобы согласиться с ней, принять её не как изъян психики и не как дефицит порядочности, нужно знать и принимать не формально, а "всем что ни есть в тебе", специфику этой страны. Я тоже пережила шок от первого столкновения с новой для себя точкой отсчёта. 18 лет назад в ежегодном походе параллели 11-х классов мы, дежурные учителя, делали вечерний обход домиков, проверяли наличие всех ребят. В одной комнате было очень шумно. На вопрос о причине громкого спора все замолчали, встал юноша, спокойно показал на товарища и пересказал его мнение, высказанное в процессе спора на актуальную политическую тему. Сказал, что такая точка зрения недопустима. Это и стало причиной жаркого спора. Не помню конкретно о чём шла речь, помню своё состояние.
-Но ведь они – друзья! – сказала я коллеге, когда мы вышли.
-Да, - спокойно ответила она.
-Как можно выдавать мнение друга? Это что, норма?
- А как же! - Она удивлённо посмотрела на меня.
За годы жизни в Израиле я смогла понять ущербность представлений, сложившихся в условиях коммунистического воспитания, где ложь и полуправда – составляющие понятия житейской мудрости, а любовь к стране – выражение квасного патриотизма

α-Pahan@bratva.ru
- at 2012-01-21 20:44:26 EDT
по моему скромному мнению отчисление бойца, нарушевшего понятия из спецподразделения - первое что необходимо сделать и быть может даже скорее чем это произошло в приведенном рассказе. Ибо взаимодействие в ответственных ситуациях происходит не только по уставу, но и по понятиям.
Однако столь же верным как и отчисление бойца, мне видится необходимость разобраться и поговорить с ним о причинах произошедшего. Во-первых, боеспособность не постарадает так как боец выведен из состава, во-вторых - теоретически у него могла быть причина или нет - можно попытаться разобраться и оставить за собой право решить когда вздумается или когда боец предоставит убедительные доказательства исключиутельности и неповторимости ситуации, в-третьих - такие информации необходимы аналитическо-психологическим отделам армии.

sava
- at 2012-01-21 19:13:32 EDT
Солидаризируюсь с мнением В. Янкелевича и ряда других комментаторов в оценке политической позиции Сэма.
Как - то неожиданно , помимо связи сюжета с политикой,госп. Сэм счел возможным втиснуть в процесс обсуждения темы рассказа свои критические замечания, замешанные на политических пристрастиях левого толка.
Убежден,что вредно и опасно для целостности и безопасности Израиля распространение ультра левой либеральной идеологии.
Упомянутые кумиры Сэма Амос Оз и Занд опаснейшие демагоги левого лагеря.Потому его мнение здесь не заслуживает понимания и доверия.

Sava
- at 2012-01-21 13:42:28 EDT
В рассказанной истории показан образец совершенства взаимоотношений военнослужащих на примере элитного воинского подразделения.
Вполне понятны психология и мнение удалого и праведного Цадока, также как и уважительное к нему отношение товарищей по оружию, которых он сумел убедить в правильности принятого решения.
Должно быть так и только так, без всяких пустячков,возможно сохранить доблестному израильскому солдату высокую боевую готовность.

ВЕК
- at 2012-01-21 00:25:15 EDT
Борис Э.Альтшулер
Берлин, - Fri, 20 Jan 2012 20:36:10(CET)
Как же из элитного отряда исключили солдата БЕЗ заключения психолога и психиатра? Я этого, честно говоря, не понимаю.

Уважаемый доктор, с каких пор увольнение по служебному несоответствию должно быть санкционировано психологом или психиатром? Он не прошёл живой тест на надёжность и способность быть членом этой команды. Заключение психолога и психиатра на входе в элитное подразделение - понятно. Направлять к ним потому, что мальчику лень было отжиматься, выполняя взятое им самим на себя, но не прописанное в уставе обязательство? Тогда все мы, читающие на входе в гостевую "Обсуждаются мнения, а не личные качества", но плюющие на это, должны выстроиться в очередь к шринкам. Жаль, конечно, мальчика со слезами на глазах, но за всё надо платить, а слёзы означают, по крайней мере, что не всё потеряно и у него есть шанс в будущем справиться с этим ленивым хитрованом в себе. У него же не отняли возможность служить родине и умирать за неё - но пусть делает это там, где его маленькие хитрости не будут оплачиваться жизнями товарищей и угробленным заданием.

Янкелевич - Борису Э.Альтшулеру
Натания, Израиль - at 2012-01-20 23:31:39 EDT
Уважаемый Борис Э.Альтшулер, прошу понять, что у меня нет цели Вас в чем-то убедить, просто мне кажется, что имеет место обычное непонимание, видимо из-за вашего жизненого опыта.
Представьте себе, что Вы альпинист, а Ваш товарищ должен Вас страховать. Предположим Вы ему не верите, а психолог Вам скажет, что он ОК! Вас это удовлетворит? Нормальный ответ - вот пусть этот психолог и доверяет ему свою жизнь. Иначе просто не бывает, но это нужно не принять из рассказовЮ, а пережить лично. Это выше любого заключения любого психолога - я ему свою жизнь не доверю! И это будет истина в последней инстанции.
Знаете, новобранец получает на складе парашют, Ему говорят, дернете за это кольцо, он раскроется. - А если не раскроется? Тогда вот за это дополнительное кольцо. - А если все равно не раскроется? - Тогда придете, мы вам его обменяем.

V-A
- at 2012-01-20 20:44:23 EDT
Борис Э.Альтшулер
Как же из элитного отряда исключили солдата БЕЗ заключения психолога и психиатра? Я этого, честно говоря, не понимаю.


Видимо на заключения психолога-психиатора (кабана) не очень смотрят. Я знаю
случай, когда девушку призвали в армию, несмотря на
заключение кабана о негодности.
Девушка слабо знала иврит (не закончила из за этого школу),
не была гражданкой Израиля, не имела в Израиле никаких
родственников.

То, что у нее был сломан позвоночник (была на таблетках из-
за болей) я лучше артикулировать не буду, сказанного и так
выше крыши.


Правда и из тюрьмы куда она загремела второй раз за
дезертирство, её освободили только из-за заключения
психолога

Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2012-01-20 20:36:10 EDT
Янкелевич - Борису Э.Альтшулеру
Натания, Израиль - at 2012-01-20 15:35:08 EDT

жжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжжж

Уважаемый г-н Янкелевич,

я ж ведь совсем не о том. Непонятное Вам замечание было отзвуком на реплику БМТ. Просто во всём мире есть секретные службы, а у тех - неоходимость в бесконечной информации. IMHO, в Израиле потребность в повседневной оперативной информации, даже по мелочам, часто всеобъемлюща и оставляет неприятный привкус.
А Америку я просто в пример привёл. Лет десять назад хотел в Кармеле, Калифорния получить деньги по тревеллер-чеку на смехотворную сумму в 10$ или 20$, так от меня в банке потребовали отпечаток моего большого пальца. Через два дня был найн-илевен, зато в архиве госдепа уже была моя дактилография...
Но хватит об этом, вернёмся к Томеру. В ЦАХАЛ существует мощная прихологическая служба, в обязанности которой входит поддержка и психотерапия личного состава. Как же из элитного отряда исключили солдата БЕЗ заключения психолога и психиатра? Я этого, честно говоря, не понимаю.

V-A
- at 2012-01-20 19:55:16 EDT
Элиэзер М. Рабинович - дополнение
Я только сейчас понял, что ещё меня покоробило в ситуации: мы не слышали голоса Томера.


Иногда лучше жевать, чем говорить( Относится к Томару, не
к Рабиновичу)

Элиэзер М. Рабинович - дополнение
- at 2012-01-20 18:34:37 EDT
Я только сейчас понял, что ещё меня покоробило в ситуации: мы не слышали голоса Томера. Каково было его объяснение?Единственное, что есть:

"Во время всего короткого собрания Томер, вобрав голову в плечи, не проронил ни слова. А сейчас было видно, что комок слёз закупорил его гортань."

А его не попросили объясниться? Просто приняли "комок слёз" - честно говоря, не вполне подходящее физическое явление для элитного солдата.

Сэм
Израиль, - at 2012-01-20 18:10:44 EDT
Уважаемый г-н Аврутин!
Я высоко оценил Ваш сарказм, иронию и остроумие.
Когда мы встретимся на сайте Сноба, то вот тогда и узнаем наши подлинные имена.
Разница в наших ведьменных натурах очень простая: для Вас 04.11.95 свершился "Высший суд над преступником", для меня же – это день страшной трагедии нашего народа. Всё остальное вытекает из этого различия.

Виктор Каган
- at 2012-01-20 15:47:07 EDT
Марк Фукс
Израиль, Хайфа - at 2012-01-20 15:13:12 EDT
Может я, что-либо не понимаю? О чем собственно речь?

Кроме - Вы совершенно правы - укладки этики отношений в элитном воинском подразделении, где чих одного простудившегося может убить всех, на Прокрустово ложе этики отношений школяров на загородной прогулке, работают ещё две вещи: 1) на этику отношений в таком подразделении, которое, по определению, не имеет права не быть единым, целостным организмом, распространяются взгляды на отношения с властью в гражданском обществе - командир тогда оказывается в не командира, а смершевца и 2) на использовании рассказа с его сюжетом лишь как повода для собственного политического токования.
Во всех трёх случаях рассказ, по существу, остаётся не прочитанным. Калька с того, что происходило с знаменитым стихотворением И.Дегена "Мой товарищ ...". К сожалению ...

Янкелевич - Борису Э.Альтшулеру
Натания, Израиль - at 2012-01-20 15:35:08 EDT
Уважаемый Борис Э.Альтшулер,
Возможно я нечетко написал, попытаюсь еще раз. Во многих боевых частях действия и жизнь всех зачастую зависят от полного доверия друг другу. К таким относится описанное в рассказе подразделение, в большой степени - подводная лодка, и т.п. Вот собственно об этом я и писал. При чем здесь контрразведка? При чем здесь "пасли"? В рассказе описаны элитные войска, где основой их выживания является абсолютное доверие друг другу, человек не оправдывающий доверия ставит на грань гибели всех. От такого человека в таких обстоятельствах нужно избавляться, причем немедленно, а Вы про "перлюстрацию". Все это важно и интересно, но рассказ все же не об этом.
Как Вы смогли в рассказе найти "планонамеренно воспитывать молодых людей стукачами" - это осталось непонятным, но понятно, что это не для Вас. Если работать в НИИ или КБ, то там таких ситуаций нет, вот Вам и непонятно.

Ontario14
- at 2012-01-20 15:30:44 EDT
Господа, элитное подразделение это не исправительно-трудовая колония общего режима. Туда берут добровольцев и после тестов. Если туда случайно проникает "социомат"(как называют Томера на армейском слэнге), то это может стоить жизни многим, не дай Бог.
Марк Фукс
Израиль, Хайфа - at 2012-01-20 15:13:12 EDT
Дорогие друзья!
Может я, что-либо не понимаю?
О чем собственно речь?
Написан и представлен на суд публики, я полагаю, почти документальный рассказ.
Отстранимся на время от того, кто его написал, отойдем от разбора художественной ценности написанного. Разберем ситуацию.
Предположим следующее.
В подразделении ВМФ идет тщательная подготовка к точечной операции на территории противника. В тыл врага пойдут трое-четверо бойцов. За пару дней до предполагаемого срока высадки десанта, один из бойцов «С» потянул спину (оступился, подвернул ногу, поссорился с подругой и т.п.). «С» движимый самыми лучшими порывами души, чувством долга горит желанием пойти в бой. Он не извещает о своих бедах командира. Об этом знает его товарищ «М», но не предает огласке проблемы друга. Естественно никаких мер не предпринимается.
В условное время группа под покровом ночи десантируется. Приступают к выполнению задания. Через некоторое время выясняется, что «С» не может продолжать: как боец, он не функционирует, более того, от длительного переохлаждения в воде в ожидании удобного момента, его скрутило окончательно. Теперь группа скована, обременена: осталось только трое плюс один небоеспособный, нуждающийся в транспортировке с посторенней помощью. Группа попадает под огонь противника, но не может эффективно действовать. Все гибнут. Как вам такой сценарий?!
Если бы «М» сообщил бы о проблемах товарища, было бы это стукачеством?
Спроецируйте это на хирурга, оперирующего под действием наркотиков, или на недосыпающего водителя автобуса, или на недобросовестного авиатехника, обслуживающего ваш рейс и на его приятелей не подумавших о нас с вами.
Все приведенные примеры не гипотетичны, а из нашей повседневной жизни. Израильтяне знают, о чем я говорю.
Боевые уставы, правила техники безопасности пишутся кровью. Не стоит забывать об этом.
Я бы предпочел человеческим жертвам несколько неприятных минут объяснений с товарищами. Цена больно высокая...
Все остальное в рассказе – детали.
М.Ф.

М. Аврутин Сэму
- at 2012-01-20 14:32:32 EDT
Сэм
Израиль, - at 2012-01-20 13:25:54 EDT
"... на этой тусовке идёт... охота на ведьм. Ведьм иной политической ориентации".

Уважаемый коллега, обращается к Вам некий (ваше выражение) г-н Аврутин с просьбой изложить свои политические взгляды. Возможно, мы окажемся "ведьмами одинаковой ориентации".
Насколько я понимаю, "леваков" в Израиле никто не травит. Скорее, наоборот, правые, опасаясь, тщательно скрывают свои адреса и "явки". Вот и Вы скрываетесь под ником.
Меня, действительно, интересует ваш взгляд на арабо-израильскую проблему: историю её возникновения и возможные пути решения.

Сэм
Израиль, - at 2012-01-20 13:25:54 EDT
Уважаемый г-н Янкелевич!
1. У меня с русским языком всё ОК как и со способностью понятно излагать свое мнение. Подтверждении чему - реакция на написанное мною в этом обсуждении. Достаточно многие все всё прекрасно поняли. Так что вопрос не в написании, а в понимании прочитанного. В чём же состоит моя клевета в этом моём посту, на который Вы ответили так эмоционально, я в свою очередь не понял. (В израильской школе есть даже такой специальный предмет – понимание прочитанного, но мы с Вами, увы, учились в другой школе. Отсюда, возможно, и некоторые проблемы.) Так вот, в чём она, моя клевета и на кого? В моём вопросе? Так он был скорее риторическим. И в любом случае, отсутствие ответа на него – это тоже ответ.
2. Я проверил свою память. Амос Оз написал на подаренной им книге: "Это история - наша история, надеюсь, вы прочтете и поймете нас, как мы понимаем вас. Надеюсь увидеть вас.. на свободе исполненным мира. С уважением, Амос Оз". Я неверно передал в свеем посту написанное Озом?
На мой взгляд, мир наступит у нас тогда, когда у палестинцев появится свой Шалом Ахшав или Мерец.
3.Как то там не было, написанное Вами только подтверждает,
что на этой тусовке идёт не обсуждение литературного произведения, а повторюсь, такая привычная в русскоязычном израильском интернете охота на ведьм. Ведьм иной политической ориентации.

Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2012-01-20 12:52:05 EDT
Уважаемый г-н Янкелевич,

спасибо за Ваше внимание к моему постингу.

Вопросы каждодневной рутинной работы секретных служб обычно удел разборок в специальных комиссиях парламентов Запада. Речь не идёт о говорении по-русски или на иврите. Тот, кто когда-то испытал определённые ощущения, когда его "пасли" в СССР, имеет не паранойю, а просто интуицию того, кто им интересуется. Конрразведка имеется в каждой стране и помогать и отвечать на вопросы - долг каждого. А вот просто стучать из любви к искусству - нет. В США, кстати, нет регистрации места жительства и всё-таки секретные службы работают очень хорошо.
Должен сказать, что мне в этом отношении относительно симпатична работа соответствующих органов в Германии: письма, конечно же, перлюстрируются, мэйлы и денежные потоки контролируются - и всё практически бесшумно, не вызывая у граждан негативной реакции. Правда, последнее время и здесь были провалы в работе Verfassungschutz (так здесь называется эта контора - Учреждение по защите Конституции). Оказалось, что в течение долгих лет, больше 10, в Германии свободно разгуливало и убивало людей организованное нацистское подполье.
IMHO, тут должен быть определённый подход, чувство такта. В том же Израиле 10% арабов и друзов, мусульман, идут добровольно служить в ЦАХАЛ. Это показывает силу израильской демократии. А планонамеренно вопитывать молодых людей стукачами - это не для меня.

Янкелевич - Сэму
Натания, Израиль - at 2012-01-20 09:44:53 EDT
г-н Сэм,
Вы пишете, что "Зато вот бывший моряк, (кстати, г-н Янкелевич, Вы по Средиземному морю на "Дельфине" плавали или марка Вашей ПЛ немного другой была?) подтасовывает. Амос Оз "не братался" с Баргути, а послал ему свой замечательный "Повесть о любви и тьме" – пронзительно чистую историю родившегося в Палестине и выросшего в Израиле, в Иерусалиме, в километре от границы, человека. Послал с призывом понять живущих на этой земле евреев."
В этой связи я вынужден Вам заметить, что основатель «Танзима» Маруан Баргути, один из лидеров «интифады Аль-Акса», был приговорен израильским судом к пяти пожизненным заключениям за убийства израильтян и участие в подготовке многочисленных терактов. Именно этому убийце, находящемуся в камере лишь из-за моратория на смертную казнь и дарит Амос Оз книгу "снабдив ее дарственной надписью с выражением надежды на взаимопонимание и «скорую встречу в условиях мира и свободы». Слово братание не нужно понимать, как юридическую процедуру братания, я это объсяняю, потому что очевидно Ваше непонимание написанного. Преступления Баргути были расследованы, убийства доказаны, пять пожизненых сроков им получено, но Амос Оз надеется на скорую встречу с ним "в условиях мира и свободы"? Может быть он имел ввиду "иной мир"? Тогда я не против.
Понять Ваш пост можно двояко. В первом варианте вы просто не понимаете русского языка. Ну забыли, с кем не бывает, тогда все нормально, учите и обрящете. Во втором варианте - вы клеветник и стоит извиниться. Но, предполагаю, Вам такой вариант не подойдет.

Сэм
Израиль, - at 2012-01-20 08:05:28 EDT
Г-ну V-A
Ну вот, и Вы про лагеря. Ещё раз в подтверждение, что литература в этом обсуждении не при чём. Вам не понравился моё "Вот именно и такие рассказики как Ваш и привели", а я повторю, да, именно такие И привели. Не только такие, не именно рассказики и не на русском, но привели. И что характерно, мне Вы поспешили возразить, а г-ну, написавшему "признан преступником Высшим судом" – нет. Не Вы, ни никто другой. Молчание, знак согласия?
Зато вот бывший моряк, (кстати, г-н Янкелевич, Вы по Средиземному морю на "Дельфине" плавали или марка Вашей ПЛ немного другой была?) подтасовывает. Амос Оз "не братался" с Баргути, а послал ему свой замечательный "Повесть о любви и тьме" – пронзительно чистую историю родившегося в Палестине и выросшего в Израиле, в Иерусалиме, в километре от границы, человека. Послал с призывом понять живущих на этой земле евреев.
Повторяю, хотя и понимаю, что бесполезно - откройте г-да, свои глаза и уши, нет в Израиле "сэмиподобных микробов" и "преступных правительств" (прав г-н Э.Рабинович), а есть люди, не меньше вас всех любящих эту страну, но видящих мир не так как вы. Нет, и не может быть тут эксклюзива.

Янкелевич - Борису Э.Альтшулеру
Натания, Израиль - at 2012-01-20 02:24:34 EDT
Уважаемый Борис
Ваш зпизод с бабушкой вполне реален, на то и командиры более высокого ранга, чтобы разобраться. Возможен Ваш эпизод - безусловно, он что-то доказывает - ничего.
Я думаю, что налицо непонимание ситаации. Речь идет о спецподразделении, я в нем не служил, но я служил в подводной лодке, в прочном корпусе, как говорили. Строго говоря - действия одного - это судьба всех. Если есть проблемы с доверием, то их нужно решать немедленно, Завтра - уже поздно, как учил спец во всем В.И.Л.

Теперь о стукачестве. Такое, как Вы пишете "стукачество", оно и не стукачество вовсе. Ситуация не оставляет выбора. О тех, кто считает инача потом скажут на процедуре похорон, он был хорошим солдатом и погиб их-за ложного понимания "что такое хорошо, и что такое плохо"

Вы написали прочустваванный фрагмент о интеллигенции "но сегодня в Израиле есть целая плеяда писателей-кудесников и среди них Оз, Иегошуа, Канюк и многие другие. Израильские кинематографисты создают фильмы-шедевры на мировом уровне и т.д. Интеллигенция - но не Занд - она для того, чтобы в свободное время разобраться в своей голове и сердце. Эти люди служили в армии, живут в Израиле и хотят счастья. Их можно где-то понять: ведь не всем дано прожить жизнь памятником."
Понять можно, и посему Амос Оз братается в тюрьме с бандитом, можно понять и Самира Кунтара - он сидел не очень далеко, понять можно все, что угодно, например страдающую душу Демьяна Карлика... Только вот зачем?
Потому, что они слыжили в армии, живут в Израиле и хотят счастья? Самир Кунтар тоже хотел счастья, такого, как он понимал. Есть поговорка, сто "сундук боцмана плавает с боцманом 30 лет, но так и остается сундуком" 30-летний стаж плавания - не сделал его объектом внимания и не вывел его к микрофону, чтобы мы что-то поняли в себе. Нет, он остался сундуком.
Вы пишете, что "Интеллигенция - но не Занд - она для того..." А почему, собственно в раздел исключений попал лишь Занд? А чем Амос Оз лучше? Наличием литературных премий? И что? И Арафат с Обамой тоже лауреаты премии мира, что ничего не говорит о премии, но много говорит о тех, кто их дает... Кстати один ерусалимский профессор призвал разбивать головы поселенцам, свою он при этом предусмотрительно оставил дома - чтобы не разбили... Не надо "Их где-то понять", понимая мх не выполнишь свою миссию на земле.

Б.Тененбаум-Б.Э.Альтшулеру
- at 2012-01-20 02:03:40 EDT
Теперь о стукачестве. Я против того, чтобы еврейское государство становилось поголовно оруеловским государством ШАБАКа, хотя это также популярно и в США. Был я там в ресторане в Атлантик-Сити и разговорился с официанткой по-русски, так ко мне сразу подсел мужичок и начал ласково выспрашивать откуда я

Уважаемый коллега, в связи с историей, рассказанной вами (см.выше) могу рассказать вам еще две:

1. Не так давно я имел удовольствие принимать в Новой Англии, в Сэйлеме, Элеэзера Мееровича с женой и их друга - и мы пошли погулять по городу Сэйлему, и зашли в частности, в тамошний музей. Мы все говорили, разумеется, по-русски, и в частности, поболтали и со служащими музея, и они тоже у нас спросили, откуда мы. И я им обьяснил, что вот у нас русско-говорящие гости -ну, и так далее ... Мои соседи в кафе "Панера" - турки, и мы вежливо раскланиваемся с албанцем, который в кафе работает. Он немного говорит по-гречески, и охотно это демонстрирует клиентам-грекам - и они тоже спрашивают его, где это он так навострился ...

2. Совсем недавно один человек, живущий в скромной субсидированной квартире и говорящий по-русски, пожаловался, что за ним следит ФБР: его подслушивают через лампочку в прихожей. Насколько я знаю, его даже не госпитализировали, обошлись успокаивающим ...

Далее - в городке Линн, который начинается за углом моего дома, есть камбоджийский храм буддистов, и недавно появился еврейский центр, обосновавшийся в бывшем здании какой-то церкви. А по набережной в хорошую погоду гуляет много арабов.

A eсли вы серьезно думаете, что разговор по-русски привлекает внимание "... ласковых мужичков из служб безопасности ...", то это у вас своего рода мания величия ...

Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2012-01-20 01:23:17 EDT
Дорогой Ион Лазаревич,

спасибо, что отметили в своём ответе.

Моё мнение я выразил в своём предыдущем постинге: командир был обязан поговорить со своим солдатом и выявить причину. Мне довелось как-то познакомиться с историей солдата саерет ями, который стал дезертиром. Парень этот был сиротой, воспитывался с малолетним братом у бабушки, а она - возьми и умри. Молодой командир не отпустил его домой в краткий отпуск, вот он и убежал. Молодые офицеры не обладают опытом жизни пожилых и иногда незаслуженно жестоки. Поскольку Ваши рассказы обычно на документальной основе, то я могу предположить, что там была, возможно, похожая история. Хороший боец не становится с одного дня на другой лохом.

Теперь о стукачестве. Я против того, чтобы еврейское государство становилось поголовно оруеловским государством ШАБАКа, хотя это также популярно и в США. Был я там в ресторане в Атлантик-Сити и разговорился с официанткой по-русски, так ко мне сразу подсел мужичок и начал ласково выспрашивать откуда я. Конечно же, в отношении того, что связано с защитой и безопасностью государства - немедленная информация - это святое.

Мы с вами примерно одинаковых политических взглядов, но сегодня в Израиле есть целая плеяда писателей-кудесников и среди них Оз, Иегошуа, Канюк и многие другие. Израильские кинематографисты создают фильмы-шедевры на мировом уровне и т.д. Интеллигенция - но не Занд - она для того, чтобы в свободное время разобраться в своей голове и сердце. Эти люди служили в армии, живут в Израиле и хотят счастья. Их можно где-то понять: ведь не всем дано прожить жизнь памятником.

Всего Вам самого доброго

P.S. Был Вам знаком мой анекдот от танкистах?

V-A
- at 2012-01-19 21:43:29 EDT
Сэм
Вот именно и такие рассказики как Ваш и привели, в переносном смысле, конечно, к чёрному для Израиля вечеру 04.11.95.


Ну знаете, это уже все-таки перебор. А Деген крепко режет, хотя я с ним и в разных политических
лагерях.

Е. Майбурд
- at 2012-01-19 20:18:36 EDT
Элиэзер М. Рабинович
- at 2012-01-19 19:27:01 EDT
...а потому я бы не поступил так, как поступили его товарищи. Я не верю и думаю, что мудрецы Талмуда не верили в такую неисправимость молодого человека, что попытка разговора с ним считалась бы априори бесполезной.
000000000000000000000000

Уважаемый Элиэзер, позволю себе вмешаться, чтобы объяснить то, чего вы очевидно не поняли в рассказе, хотя автор уже это объяснил в своем отклике на отзывы и несмотря на то, что это было ясно из самого рассказа.
В той ситуации не стоял вопрос об исправлении или исправимости парня. Все свелось к соответствию его кодексу того коллектива, куда он попал. Он не ошибался, он хорошо знал, что нарушает этот кодекс. О чем с ним было разговаривать? Оставлять в коллективе сознательного нарушителя было нельзя ни при каких обстоятельствах. Поэтому его дело прошло все инстанции молниеносно.
Мне кажется, на языке Торы его поведение звучит так: он не смог найти в себе силы противостоять своему йецер га-ра - что требовалось от всех этих парней.

Сэм
Израиль, - at 2012-01-19 19:55:48 EDT
По ошибке попал я в тесную компашку знакомцев, соревнующихся друг с другом в комплиментах Вашему творчеству,попал, думая по наивности, что идёт речь об обсуждении литературного произведения. Ошибся – ничего страшного.
Г-н Иона Деген! С Вашего позволения оставлю за собой право решать, когда заканчивать разговор. Ваш возраст и моё воспитание, которым обычно и отличаются люди, идеологию которых я разделяю, не позволяет мне использовать те метафоры, сравнения и эпитеты, которые пришли мне в голову, когда я прочёл Ваши сравнения с "микроорганизмами, желающими разрушить Ваш дом". Так что, судя по всему, фраза про "преступное правительство" это не слова героя, а Ваши мысли.
И единственно на что я надеюсь, так это на то, что Ваш друг Радуцкий пренебрежёт Вашей оценкой творчества Оза, сравнением с которым пристало гордиться, и продолжит свои переводы творчества этого выдающегося израильского писателя.
Уже собираясь нажать на Enter, заметил реплику одного из Ваших поклонников, некоего г-на Аврутина. Вот именно и такие рассказики как Ваш и привели, в переносном смысле, конечно, к чёрному для Израиля вечеру 04.11.95.

Элиэзер М. Рабинович
- at 2012-01-19 19:27:01 EDT
Глубокоуважаемый Ион Лазаревич!
Я благодарю Вас за Ваше внимание и Ваш комментарий. К сожалению, он ничего не меняет в том отношении, что мои папа и мама не одобрили бы такого моего поведения в отношении Томера, которого он удостоился в своей части, а потому я бы не поступил так, как поступили его товарищи. Я не верю и думаю, что мудрецы Талмуда не верили в такую неисправимость молодого человека, что попытка разговора с ним считалась бы априори бесполезной.

В тринадцатилетнем возрасте его вместе с родителями и семью братьями и сёстрами выбросили из поселения на севере Самарии во время операции «Размежевание».

Вы, конечно, знаете, что моё искреннее и глубокое уважение к Вам не означает принятия той политической позиции, при которой размежевания с арабами быть не должно. Я глубоко огорчён тем, что, как я это вижу, националистический лагерь ведёт страну к объединённому с арабами государству и к балканизации. Я не буду искать термина в противоположность «прекраснодушию», чтобы оценить такую ситуацию.

Мне бы очень хотелось увидеть Вас, г-н Рабинович. на месте тринадцатилетнего мальчика в тот момент, когда его выбрасывали из дома, в котором он родился.

Ведь тринадцатилетие – это совершеннолетие, не правда ли? Мы должны уже слышать речь и суждение не мальчика, но мужа, не так ли? Вам бы хотелось увидеть МЕНЯ в этом возрасте? Что ж, Вы можете получить хотя бы слабое представление обо мне в этом возрасте – в 1950 г. – из моей статьи «Трое из раздавленного поколения». Хотя, в отличие от Вашего персонажа, я не имел преимущества прохождения через официальное совершеннолетие – о бар-мицве и речи быть не могло, – думаю, что уже тогда мой жизненный опыт был глубоко не сопоставим с опытом Цадока и уже тогда мысль о преступном израильском правительстве была для меня такой же невозможностью, как свежевыпавший чёрный снег. Остаётся такой же невозможностью и сейчас.

С неизменным и глубоким к Вам уважением.
Элиэзер М. Рабинович

Марк Аврутин - Иону Дегену
- at 2012-01-19 18:03:56 EDT
Нет, дорогой Ион Лазаревич, не могу согласиться с вашим выводом: «…жаль что именно этот рассказ не получился». Кто-то что-то не так понял или совсем не понял, каких-то положений не принял, вокруг рассказа возникли споры, да ещё по таким серьезным вопросам, как, например, коллаборационизм, - это, напротив, говорит, мне кажется, о достоинстве рассказа. Уважаемый коллега Элиэзер «органически не выносит разговоров о преступном израильском правительстве». Но тринадцатилетний мальчик ведь вполне может отождествить преступные действия даже одного главы правительства со всем правительством, а став старше, он уже понял разницу. А тот глава правительства был признан преступником Высшим судом. Моральная оценка коллаборационизма вообще сложнейшая вещь, требующая, как минимум, учитывать с какими именно властями и ради какой цели сотрудничаешь. И в заключение хочу напомнить о том, что, сколько лет уж спорят о «Мастере…» Булгакова, пытаясь «мастера» понять.
Либерал - Иону Дегену
- at 2012-01-19 17:58:47 EDT
Г-н Ион Деген!

Ваш рассказ это интересно изложенный, расширенный афоризм о неписанном, но беспрекословно соблюдаемом кодексе чести одного элитного подразделения израильской армии. Подобные неписанные кодексы чести существовали в элитных подразделениях многих армий, включая легионы древнего Рима, вплоть до наших дней. Некоторые из этих подразделений — военные герои. Но были и такие, которые, несмотря на кодекс чести, снискали себе очень дурную славу. Вам, как заслуженному ветерану войны, это, я думаю, лучше, чем другим, известно.

Я понимаю Ваше восхищение этими доблестными израильскими солдатами, как таковыми. Вопрос же здесь, всё-таки, скорее не о кодексе чести, а о том, в рамках какой политики, имеющей какие шансы и какую перспективу на успех, этих солдат так сказать задействуют? Ответ на этот вопрос имплицитно содержится в Вашем афоризме. А отсюда и вывод о Вашей политической позиции, выходящей за рамки афоризма. О доблести и чести солдат, отвлечённо от политики, спору нет. Политика же — это вопрос очень спорный.

Ион Деген
- at 2012-01-19 17:08:41 EDT
Доброжелатели обратили моё внимание на то, что после моего ответа на отзывы, появились дополнительные. Посмотрел и отвечаю.
Г-н Сэм! Ваше имя написал со строчной буквы. А сэмами со прописной, так как это множественное число слова подобного сэмоподобным. Патогенные микробы – сравнение. Мне кажется, что человек, правильно объясняющий разницу между мной и писателем (за что приношу благодарность), должен иметь понятие о таких деталях как метафора, сравнение, эпитет. Переводчик Амоса Оза Виктор Радуцкий – мой старый друг. Он знает моё мнение об этом писателе, которого ВСЕГО прочёл в оригинале. И объяснил Виктору, почему. Однажды друзья выдающегося дегустатора вин, определяющего не только сорт вина, но даже с какого оно виноградника, решили разыграть его и в бокал налили мочу. Дегустатор посмотрел на бокал и сказал: «Моча». «Да ты что?» - артистически возмутились разыгрывающие. Пригубил. «Моча». То же возмущение. В конце концов выпил всё до дна. «И что не говорите, но это моча». А от себя могу добавить, что реклама – великое дело. Всё. Простите, с Вами разговор окончен.
Дорогой В.Янкелевич! Очень дорог понимающий отзыв профессионального военного, да ещё обладающего таким аналитическим талантом и таким пером.
Многоуважаемый коллега Б.Альтшулер! Спасибо большое за оценку моего прошлого. Этим Вы дипломатично ушли от отрицательной оценки «Пустячка». Пустячок, но мудро. А всё же напрасно. Настоящая критика мне на пользу.
Дорогой Ontario 14! Спасибо! Надеюсь,Вы сомневаетесь в том, что мне известны детали?
Дорогие Любовь и Михаил Гиль! Даже напиши я форменную чушь, ВЫ бы её одобрили. Но я ВАМ очень благодарен и отношусь к ВАМ так же, как ВЫ ко мне.
Дорогой талантливый Марк Фукс! Надеюсь вскоре выразить мою благодарность лично.
Дорогой Е.Майбурд! Это для меня честь печататься радом с Вами.
Лорогой Кашиш, который для меня пацан, а не старик. Я Вас тоже люблю.
Многоуважаемый Э.Рабинович: «… я органически не выношу разговоров о преступном израильском правительстве…». Между прочим, это слова не автора, а Цадока. Имел ли он право произнести то, что не нравится некоторым прекраснодушным? Мне бы очень хотелось увидеть Вас, г-н Рабинович. на месте тринадцатилетнего мальчика в тот момент, когда его выбрасывали из дома, в котором он родился. Первое Ваше замечание, о том, что Вы бы поговорил с Томером, это свидетельство того, что мне не удалось ясно изложить идею рассказа. Здесь Вы правы. Свидетельство это, к сожалению, подтверждается тем, что и многоуважаемый Э.Бормашенко не понял, что в этом подразделении речь не может идти о перевоспитании. По-видимому, во время тестирований до зачисления в часть не заметили такого п у с т я ч к а, как дефект честности. И если весьма понятливый человек Эдуард Бормашенко не понял этого, значит мой рассказ – полнейший провал. Впрочем, именно Э.Бормашенко должен был заметить деталь: Томера отчислили из подразделения с невероятной скоростью. Но… жаль что именно этот рассказ не получился.

Сэм
Израиль, - at 2012-01-18 22:25:42 EDT
Уважаемый Кашиш!
Ну наконец то разговор перешёл в нормальную плоскость. Самое интересное, что я, когда думал какие примеры привести в подтверждении моей мысли о вредности для писательского таланта путаницы творчества с политикой, то вначале и хотел привести в качестве примера это стихотворение Пушкина. Но потом решил, что Маяковский – нагляднее. Моих знаний не достаточно, чтобы понять, на основании чего Вы сослались на Льва Толстого, но что касается и Пушкина и Достоевского – нахожу Ваши примеры весьма удачными. Сравните "Я помню чудное мгновенье.." и " О чем шумите вы, народные витии?".
Или "Идиота" с "Дневником писателя" или "Бесами".
Впрочем о вкусах не спорят.

Кашиш
- at 2012-01-18 21:55:24 EDT
Достопочтенный Сэм,
Вы высказали глубокую мысль: "По моему мнению писатель должен отделять своё творчество от своих политических взглядов, иначе он из писателя становится политпропагандистом. Настоящий писатель всегда выше своих политических убеждений." Она заставила меня задуматься, правильно ли я до сих пор оценивал статус отдельных корифеев русской литературы. Ну, с Достоевским и Львом Толстым всё ясно: эти менторы и резонёры – никакие не писатели, а явные политпропагандисты. Другое дело – Антон Павлович Чехов! А вот с Пушкиным трудно разобраться. Читаю, скажем, "Повести Белкина" или Капитанскую дочку" – настоящий писатель! А "Клеветникам России"?! Не-а, монархист, черти бы его побрали... А всё-таки люблю его, гада! Как и Дегена...

Сэм
Израиль, - at 2012-01-18 19:17:38 EDT
Я вообще-то не собирался продолжать своё участие в этой дискуссии. Я не настолько знаком с творчеством автора, чтобы оценить правомерность спетых здесь в его адрес дифирамбов. Буду рад , если они окажутся правомерными.
Не собирался, но всё-таки пишу. Увы,несколько господ позволили себе перенести на этот сайт, который я, очевидно по наивности своей, считал свободным от той вонючей пены, которой заполнены всевозможные русскоязычные дискуссионные площадки, перенести свою ненависть к инакомыслящим, свою готовность оскорблять каждого, принадлежащего по меткому определению автора к разъедающим страну микробам.
Г-да! Я не собираюсь повторять то, что написал дважды и на что ни один, издавший без помощи рта в мою сторону звук осуждения, не возразил. Я хочу только сказать, что лизание одного и ненависть к другому говорит не объекте, а о субъекте лизания и ненависти.
И г-н Гиль! Я Оза читал и по моему скромному мнению, (мне его позволено иметь и оно может отличаться от вашего?) он находится в несколько другой лиге, Высшей лиге, чем уважаемый автор. Которому я вторично желаю всевозможных творческих успехов и благожелательной критики. Совершенствованию ведь пределов нет. И до 120.

Е. Майбурд
- at 2012-01-18 16:23:34 EDT
Марк Фукс
Израиль, Хайфа - Wed, 18 Jan 2012 14:48:49(CET)

Дорогой Й.Л!
Для нас, почитателей Вашего писательского таланта – великая честь печататься рядом с Вами, быть Вашими коллегами по порталу, получать Ваши замечания, выговоры, но порой и скупые похвалы.
0000000000000000000

При всем моем старании, не мог бы сказать лучше Марка.
До 120!

Элиэзер М. Рабинович
- at 2012-01-18 16:18:18 EDT
Наверно, было бы лучше промолчать, поскольку писать в отношении глубокоуважемго Иона Лазаревича что-нибудь. кроме бескомпромиссной хвалы, не принято. Но рассказ выглядит несколько схематичным, и есть два элемента, с которыми я не согласен.

Первое: как бы я поступил сам? Я бы прежде всего поговорил с Томером один, возможно, вдвоём-втроём с приятелями. Предупредил бы его, что если он не исправится, то придётся сообщить начальству. Та процедура, которая описана, мне неприятна и кажется анти-элитно аморальной.

Я бы без колебаний донёс о приготовлении теракта даже враждебному мне Советскому правительству. Я бы не допустил убийства Шатова в "Бесах", если бы имел знание для его предотвращения.

Второе: я органически не выношу разговоров о преступном израильском правительстве и о праве солдата отказаться от выполнения приказа в израильской армии. Это неприемлемая для меня политическая позиция. Не было и нет преступного израильского правительства.

Марк Фукс
Израиль, Хайфа - at 2012-01-18 14:48:49 EDT
Дорогой Й.Л!
Я уже имел честь поздравить Вас с присуждением уникальной для нашего портала награды. Такое происходит впервые за десять лет, причем по свидетельству Редактора, Вам голоса были отданы единогласно.
Казалось бы, что эта скромная награда может прибавить к Вашим орденам, званиям, к тому высокому рейтингу, которым Вы заслуженно располагаете уже много, много лет?!
Мне кажется, что она, эта награда все же, согреет Ваше сердце. Для нас, почитателей Вашего писательского таланта – великая честь печататься рядом с Вами, быть Вашими коллегами по порталу, получать Ваши замечания, выговоры, но порой и скупые похвалы.
«Чётко понимаю, что премия присуждена мне не за моё литературное творчество.» - пишете Вы.
Й.Л!
Это не так.
Вы не красна девица, комплиментов Вам не надо.
Только констатация факта.
Вы получаете читательское признание, уважение и любовь в ходе заслуживающей восхищения и подражания литературной работы, в бескомпромиссной борьбе с серостью и непониманием, в ходе борьбы за свои убеждения, в ходе воспитания своим примером.
Ваш последний рассказ, обсуждение которого идет, показателен.
Вы не обращаетесь к своему боевому прошлому, Вы в настоящем, Вы препарируете морально-этическую проблему сжатого, в кулак, маленького армейского коллектива, где попытка игнорирования недостатка, попытка избежать анализа и реакции на происшествие способно поставить под вопрос дело выполнения долга, и может обернуться невосполнимыми потерями. Мне кажется, на самом деле дилеммы никакой нет: организм должен отвергнуть больные клетки, преодолеть болезнь и продолжить рост и развитие. Слава создателю, силы для это в коллективе есть.
С наилучшими пожеланиями,
М.Ф.

Бормашенко
Ариэль, Израиль - at 2012-01-18 14:27:35 EDT
Рассказ Иона Дегена, затрагивает весьма болезненную для выходцев из бывшего СССР тему сотрудничества с властями предержащими. В России всякий коллаборационизм с властями был абсолютно зазорен. Напомню, небезызвестный диалог между двумя весьма значимыми с русской культуре фигурами, обсуждавшими, допустимо ли сообщить властям о готовящемся теракте. И сошлись в том, что, пожалуй, недопустимо. По приезде в Израиль я поражался тому, что буквально с детского сада детей приучают доносить. Поначалу это меня изрядно коробило. Потом я начал привыкать к тому, что власть предержащую представляющий полицейский, не непременно бандит и взяточник. Что армейский полковник не непременно алкоголик и антисемит. Что сотрудничество с властями порой совершенно необходимо. Эту тему глубоко обсуждал Воронель, показавший, что в демократическом обществе сотрудничество с властью иногда требует большего мужества чем противостояние власти (такое мужество годами проявлял гениальный физик, отец американской водородной бомбы Эдвард Теллер, бывший фигурой non grata в леволиберальных кругах), и, по-видимому, избавивший США от больших неприятностей. А гиперлевизна порой следует попросту из застарелой привычки власти противостоять и спорить с ней по любому поводу. И все же, для меня вопрос рамок сотрудничества с властями остается открытым и не простым (может быть, срабатывают стереотипы советского детства). И решать его надо всякий раз заново. Тонкое это дело...
Михаил Гиль
Беэр-Шева, Израиль - at 2012-01-18 09:31:16 EDT
сэм,
Ваша рекомендация Иону Лазаревичу поучиться у А.Оза напоминает мне известную из басни Крылова рекомендацию соловью поучиться пению у петуха.
Вы,наверное, не читали Оза. Более ярко выраженных левых взглядов, чем у него, трудно найти.Возможно за это и дают Озу всевозможные премии.
Неуважающиий Вас, Михаил Гиль.

Любовь и Михаил Гиль
Беэр-Шева, Израиль - at 2012-01-18 07:29:09 EDT
Дорогой Ион Лазаревич!
Ваш рассказ тронул нас до глубины души. Огромное СПАСИБО
Вам!

Ontario14
- at 2012-01-18 05:19:02 EDT
И всё же, сейчас я попытаюсь тебя убедить в том, что есть и такие должности, и такие личности. И главное не в каких-то высших сферах
***********
От высших сфер ожидать уже ничего не приходится. Туда без изъянов не пробиться, наверное. То дела, то суды, а недавно еще и вполне официальное признание того, что происходило с Рабином перед шестидневной войной:

иврит
http://wp.me/pLAcT-13q

Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2012-01-17 21:54:01 EDT
Дорогой Ион Лазаревич,

позвольте и мне присоединится к хору Ваших поклонников.
Когда я смотрю на Вашу юношескую фотографию красивого еврейского мальчика в шлеме, то испытываю гордость за моих Давидов, уничтоживщих десятки фашистских танков и ставших легендами.
В отношении документального рассказа - IMHO, командир был обязан СРАЗУ поговорить со своим солдатом, а не тянуть резину. Честно говоря, стукачество мне всегда было противно, в том числе и в Израиле. Но это так, стрих.
Когда вновь читаю о Ваших подвигах, вспоминается старый русский, армейский анекдот, который Вы, конечно же, знаете.

"Командир танка проводит занятия с экипажем и спрашивает: - Что особенно важно когда сидишь в танке.
Один отвечает, пушка, другой - мотор, третий - состояние гусениц.
А командир головой покачал и говорит:
- Нет, мужики! Когда сидите в танке, самое главное - не дрейфить, а то сразу полные штаны наделаете. Убирать-то за вами некому."
Все, кто когда-то сидел в танке, знают какой ратный подвиг Вы сотворили. А потом в своей гражданской жизни проводили реплантации и писали стихи.

До 120 Вам, гигант!!!

Анатолий
Тверия, Израиль. - at 2012-01-17 20:30:36 EDT
сЭМ, судя по вашему последнему отзыву, вы не просто представитель областного центра, вы большой представитель областного центра.
Янкелевич - Иону Дегену
Натания, Израиль - at 2012-01-17 19:52:11 EDT
Дрогой Ион, Ваш рассказ на меня произвел огромное впечатление. Большое спасибо.
В этой связи мне вспомнился случай, произошедший в нашей подводной лодке примерно сорок лет назад. Так произошло, что мы в подводном положении столкнулись с другой лодкой. В время аварийной тревоги каждый должен оставаться там, где его застала тревога, там и бороться за живучесть. Но как только прозвучала тревога, замполит, капитан третьего ранга, пулей вылетел из второго отсека в третий, причем так, что сбил с ног радиометриста, который должен был загерметизировать переборку. Другая армия – другие нормы. Возможно, я перегрузил пост техническими терминами, но суть осталась.
Еще раз спасибо Вам.

Сэм
Израиль, - at 2012-01-17 19:25:44 EDT
Уважаемый Иона Деген!
Несмотря на то, что Вы написали меня с прописной буквы, желая, очевидно, если не оскорбить, то по крайней мере высказать своё презрение не только ко мне, но и ко многим, многим израильтянам, мнение которых я разделяю, я повторю то, что написал вначале: По моему мнению писатель должен отделять своё творчество от своих политических взглядов, иначе он из писателя становится политпропагандистом. Естественно, абсолютно не обязательно разделять эту мою точку зрения, но ничего криминального в ней нет. И представляется, что приведи я в пример не Амоса Оза, а какого-нибудь другого писателя с другой политической ориентацией, (только вот где их найти в Израиле?), то реакция Вашего незваного защитника была бы не такой бурной.
Впрочем это всё холоймес.
А вот Ваши инвективы в адрес "левых разрушительных микроорганизмов Израиля" НЕДОПУСТИМЫ.
Ни Ваша биография, какой бы заслуженной она не была, ни Ваше творчество, каким бы замечательном оно не было, не даёт Вам право на оскорбления.
Очень хочется верить, что Вы поймёте это.
Желаю всего наилучшего и до 120!

Ион Деген
- at 2012-01-17 18:30:34 EDT
Дорогой Евгений Беркович, многоуважаемые члены жюри!
От всей души благодарю ВАС за честь, оказанную мне. Чётко понинаю, что премия присуждена мне не за моё литературное творчество. Тем значительнее моя благодарность.
А теперь по поводу рассказа «Пустячок».
Сердечно признателен за хорошее отношение ко мне М.Аврутину, А.Штильману, Акиве, Илье (Москва), Моше Бен Цви,Анатолию (Тверия), Vitah”у,Б.Дынину. (Перечислил в порядке поступивших отзывов). Из списка выделил несколько человек, которым я тоже благодарен, но выделение следует объяснить.
Многоуважаемый Vasja! Спасибо за комплемент. Спасибо за то, что Вы знаете, что значит саерет ЦАХАЛ. Догадываюсь, что и о разнице между разными подразделениями у Вас есть представление. Я был достаточно физически сильным пацаном. Но очень далеко не уверен в том, что был бы способен вынести нагрузки, которые выносили восемнадцать (первоначально), а потом семнадцать описанных мною мальчиков. Речь идёт пока только о физических нагрузках.
Уважаемая Мария! К сожалению, Вы не поняли, о чём идёт речь. Вероятно, это моя вина. Огромно отличие украденной бутылки кока-колы от морального состояния сверхособой воинской части. Старый одессит мог бы сказать: «Две большие разницы»
Виктор Каган, один из многоталантлевейших людей, которых я встретил в на своём пути, Вектор, которого я люблю, в Отзывах совершил две ошибки. Первая, на которую указал Ремарка В.Кагану. Вторая – он забыл, что я умею держать удар Сэму, вероятно, ответил бы сам. Написал бы, что в 1945 году, по недомыслию железобетонный коммунист, читал в Москве литераторам эти самые стихи, которые он оценил положительно. Но литераторы за эти самые стихи обвинили меня в очернительстве Красной армии, в трусости и мародёрстве. А я ведь был уверен в том, что просто, как и положено коммунисту, описываю увиденное, Не сомневался в том, что коммунист должен говорить только правду. Сейчас я несколько поумнел и уже не так наивен. Но и сейчас пишу только правду, которая сэмами воспринимается, как мои стихи литераторами в 1945 году. Я израильтянин. Я люблю свою страну со всеми её недостатками и пороками. Я не испытываю добрых чувств к тем, кто вредит ей. Даже, к большинству называющих себя левыми, но считающих, что они правы. Эти прекраснодушные напоминают мне патогенные микроорганизмы, которые, вероятнее всего, тоже не знают, что они могут убить человека. Это их форма существования. В отличие от них, я не хочу разрушения моего дома. Здесь мой сын, которым я горжусь за то, что он делает для моей страны. Здесь мои внуки, которыми мне тоже есть основание гордиться. (См. выступление премьер-министра Б.Натанияху в Кнессете 11.05.2010 г. и его речь на церемонии в Танковом музее 29.09.2010 г. Старый чайник, не могу дать линки).
Кажется, не забыл никого, оставившего свой отзыв.
Всем доброго здоровья.

Ремарка-В.Кагану
- at 2012-01-17 07:03:02 EDT
Нужно очень "удачно" выбрать время для того, чтобы поучать его как писать: между присуждением ему Почётного Приза года и 21 января, когда в 1945-ом расстрелянный в упор из вражеского танка он умирал на снегу,....
*************************************************
А вот это уже не дозволенный прием, Вам не кажется, уважаемый Виктор Каган? Даже при всем пиетете к Иону Лазаревичу.

Мария - Wasja
Хайфа, Израиль - at 2012-01-17 06:34:59 EDT
Закладывать или не закладывать товарища? Может, в армии это и решается однозначно, но вот на "гражданке" совсем другой раклад получает эта животрепещущая проблема.
В одной газете раввин в своей колонке обсуждает вопрос, должен ли человек, заметивший воровство покупателя в супермаркете, донести на него администратору. Ответ раввина: не должен, так как он не знает всех мотивов его поведения. Но это в теории , а на практике....
Мой сын не прошел собеседование в компании по доставке бутылок кока-колы. Его спросили, если он заметит в воровстве бутылок своего напарника, доложит ли он об этом хозяину. Сын ответил: нет. А мне сказал: в худшем случае я бы дал ему по морде. Действительно, почему бы не сказать в начале: эй, братан, ты чего делаешь, а не рубить с плеча?

Wasja
- at 2012-01-16 23:38:31 EDT
Рассказ не плохой, но слишком уж плакативный.
Сам автор был юным героем-мальчиком ещё в другую страшную вону в середине 20-го века.
Сегодняшная атмосфера в саерет ЦАХАЛ - она всё-таки иная и лишь частично передана в повествовании.
В любом случае - прекрасный повод для дискуссии.

Борис Дынин
- at 2012-01-16 22:59:49 EDT
Трудно иной раз понять, как и чем живет Израиль в эти дни, когда только и слышно о спорах между израильтянами, о пост-сионизме и пр. Вам дано, многоуважаемый Ион Лазаревич, дать читателю возможность услышать сердцебиение страны. Я не врач, но доверяю Вам как воину, врачу и писателю: пульс не замирает. Огромное спасибо!
Виктор Каган
- at 2012-01-16 22:25:39 EDT
Сэм
Израиль, - at 2012-01-16 20:01:59 EDT

Не вижу в своём постинге перехода на Вашу личность. Если Вы его видите, то Вам придётся согласиться с тем, что он не больше Вашего перехода на личность Иона Дегена.

Нужно не знать или не понимать или не хотеть знать и понимать творчество Дегена, чтобы снисходительно похлопать его по плечу: "автор, написавший в своё время очень неплохое военное стихотворение".

Нужно очень "удачно" выбрать время для того, чтобы поучать его как писать: между присуждением ему Почётного Приза года и 21 января, когда в 1945-ом расстрелянный в упор из вражеского танка он умирал на снегу, а чудом спасённый - живёт после этого такую жизнь, трудности которой да не снятся никому в страшных снах, а счастье которой дай Бог, чтобы было достижимо хотя бы для немногих.

Так что, если говорить о затрагивании Вашей личности, то Вы сами выставляете её в очень дурном свете. Но ... личность Ваша, не смею мешать. Больше мне с Вами обсуждать нечего.

vitakh
- at 2012-01-16 22:24:58 EDT
Всегда получаю удовольствие, читая рассказы Иона Дегена. В них есть именно то, что люблю. И литературно (не основной мой приоритет) они хороши, а иногда просто - жемчужины.
Сэм
Израиль, - at 2012-01-16 20:01:59 EDT
Виктор!
Почему Вы сразу переходите на личности? В данном случае - мою, скромную. Существуют разные подходы к привязке творчества и политики. Один пример такой привязки мы все знаем - Маяковский. Писал прекрасные стихи пока не "приравнял перо к штыку". Мне такое не нравится, о чём я и написал. И уж никак не более менторским тоном, чем Вы -мне.

Анатолий
Тверия, Израиль - at 2012-01-16 19:48:22 EDT
СЭМ, Вы представитель областного центра, сокращенно: П-Ц.
Виктор Каган
- at 2012-01-16 18:58:59 EDT
Сэм
Израиль, - at 2012-01-16 18:47:29 EDT

Прежде чем рассказывать настоящему писателю, что такое настоящий писатель, неплохо бы толком прочитать рассказ, попытавшись понять - о чём он, чтобы не выдавать своё неумение или нежелание понимать за откровение и впадать на этом основании в менторство.

Сэм
Израиль, - at 2012-01-16 18:47:29 EDT
Очень жаль, что автор, написавший в своё время очень неплохое военное стихотворение, в своём теперешнем творчестве ассоциирует себя с определённым политическим лагерем. Настоящий писатель всегда выше своих политических убеждений. Пример - Амос Оз.
Моше бен Цви
- at 2012-01-16 10:11:51 EDT
Замечательный рассказ. Здесь всё до деталей - правда, и вместе с тем это - литература. Это сочетание правды и литературы, когда совершенно стирается грань между "взятым из жизни" и "не взятым из жизни" - одна из отличительных черт прозы Иона Дегена.

В очередной раз, дорогой Ион - спасибо за доставленную радость общения с Вами и Вашими героями!

Илья
Москва, Россия - at 2012-01-16 08:14:52 EDT
Прекрасно! Мудрый Деген.
Акива
Кармиэль, Израиль - at 2012-01-16 08:08:43 EDT
По моим наблюдениям Деген не придумывает рассказы, он черпает их из жизни. Семнадцать солдат, семнадцать мальчишек, воспитанных в разных семьях, разных дворах, разных школах, в разных частях страны, в семьях с разными достатками, с разной ментальностью. Поразительная согласованность в нравах, взглядах на честность и порядочность. Мне, советскому, этого не понять. Отношу это на счет своей ограниченности. Небольшим, несущественным недостатком считаю не включение в списочный состав солдата из последней алии, или родившегося в Израиле из русскоговорящей семьи, а может быть и эфиопа. Дорогой Ион Лазаревич, у меня нет слов для "высказать" свое восхищение ВАМИ. Будьте здоровы. Пишите Ваши прекрасные рассказы. Всего Вам доброго.
A.SHTILMAN
New York, NY, USA - at 2012-01-16 01:04:47 EDT
Этот рассказ И.Л.Дегена мне кажется самым еврейским из всего, что я у него читал. Почему? Потому что у его героев очень еврейский путь мышления. Если кто-нибудь хоть когда-то открыл одну из книг Талмуда, тот поймёт о чём идёт речь. Это - поиск истины.Причём коллективный поиск. Слова лишь выражают то, что ясно каждому, но что каждый может выразить только по-своему. А нужно выразить общее - это и есть самое трудное.Приглашён человек, которому все как-то инстинктивно доверяют - единственный ортодокс. И он выразил, то есть сформулировал общее мнение. Интересна деталь - сам "герой", не плативший за завтрак, так и не сказал ни слова. Но когда все сомнения о его нездоровье отпали ни у кого не нашлось вопроса к нему - потому что в их среде ТАК не делают, ТАК не поступают, а следовательно ему не место среди них. Замечательный рассказ-притча!Мои поздравления дорогому Иону Лазаревичу по поводу присуждения премии "Заметок"!
М. Аврутин
- at 2012-01-15 23:58:53 EDT
"Тогда мальчик, сдерживая слёзы, дал зарок, что никогда не будет иметь ничего общего с антиеврейским (так он считал) государством, силой выселяющим лучших своих граждан. Никогда ноги его не будет в армии этого государства, принимавшей участие в выселении. Но пять лет спустя Цадок решил, что не следует отождествлять любимую страну с преступным, как он считал, правительством".

Хочется надеяться, что "мальчики" и дальше будут также поступать, а правительство перестанет проводить преступные акции против своих граждан.

Спасибо, дорогой Ион Лазаревич.