©"Заметки по еврейской истории"
сентябрь  2011 года

Сэм Ружанский

Благодаря Даниэлю я нашла себя в Израиле

Беседа с Ольгой Агур, членом общины Даниэля Освальда Руфайзена,

с приложением ее стихотворений

До сих пор все публикации о теперь широко известном русскоязычному читателю Даниэле Освальде Руфайзене, за незначительными исключениями, написаны практически на основе одних и тех же источников информации - интервью с самим Даниэлем, его знакомыми и родными. К тому же последние опять же, к сожалению, рассказывая о ключевых моментах его биографии – крещении и его жизни как священника и монаха-кармелита, в свою очередь пользовались сведениями, впрямую или косвенно полученными от самого Даниэля. Получалось, что мы с вами , дорогие читатели , как бы смотрели кино, в котором честный и добросовестный Даниэль и его друзья (опять же, на основе его сведений) рассказывали о том, что происходило за стенами монастырей, как в г. Мир, так и в Израиле . И не было у нас с вами никакой возможности самостоятельно или с помощью очевидцев заглянуть за экран! Этакое широкоэкранное, но еще не стереокино или, пользуясь современной терминологией, это было художественное полотно жизни Освальда, представленное в системе 2D ! А так хотелось бы лично узнать, что же все-таки происходило там, в заэкранье, или, пользуясь предложенной системой координат, мы жаждали увидеть более объемное полотно его жизни, но уже в обогащенной «красками» системе 3D!

То есть мы хотели, мы изо всех сил стремились попасть, как Алиса, в наше зазеркалье! Озабоченные этим желанием (интересом), мы вместе с моим коллегой Леонидом Комиссаренко занялись поиском источников, которые позволили бы заглянуть за «экран», т.е. внутрь обоих монастырей – найти и послушать рассказы о жизни «внутри» тех людей, которые были не только очевидцами, но и участниками упомянутых выше ключевых моментов жизни Даниэля.

И нам повезло. Сперва мы обнаружили в архивах краковской курии босых кармелитов мемуары Матери-настоятельницы (Игуменьи) Эйжебии Бартковияк, которая не только предоставила Освальду убежище на долгие 16 месяцев, но и была свидетелем и активным участником его крещения. Она была первым и наверное, единственным человеком, который помимо Даниэля, будучи очевидцем, рассказал своими словами о его жизни в монастыре. Она .... впрочем обо всем, что связанно с проживанием Даниэля в монастыре г.Мир и его обращении в христианство, Игуменья подробно рассказывает в своих воспоминаниями, с которыми можете ознакомиться в нашей с Л.Комиссаренко публикации: http://www.berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer8/Ruzhansky1.php

Продолжая поиски людей, которые могли бы пролить свет на жизнь Даниэля в Израиле, я совершенно случайно не только наткнулся на опубликованную в Интернете под ником «pisma-lane» (см. http://pisma-lane.livejournal.com/) интересную оценку книги Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик», но и познакомился с не меннее, если не более интересным автором этой заметки - Ольгой Агур, которая долгие годы была членом общины Даниэля.

Ольга любезно согласилась рассказать о своих встречах с Даниэлем. Ниже я привожу запись нашей беседы. Я надеюсь, что рассказ Ольги Агур позволит вам, дорогие читатели, воссоздать стереоскопическую картину (опять же в 3D!) жизни и деятельности Даниэля в Израиле.

Уважаемая Ольга, начнем с обычного вопроса : чем Вы занимались до приезда в Израиль?

Чем я занималась до Израиля? Жила и работала в Баку. Была журналистом, писала стихи, печаталась. В 89-м я уехала из распадающегося Советского Союза в Израиль, не зная о нем ничего. В ту пору я, дочка еврейских родителей, была человеком, близким к католичеству. Пришла я в католическую церковь в шестнадцать лет, в Литве.

В Израиле я пережила сильный кризис, в том числе и духовной идентификации: я себя чувствовала очень еврейкой и очень на месте в Израиле, и в то же время не знала, что делать со своим христианством, куда идти, где найти похожих по духу людей, … что исповедовать. И вот так, в поисках людей, которые могли мне помочь преодолеть этот кризис, я нашла Даниэля. Я о нем прочитала в русской газете начала 90-тых, которых в то время было полно, как грибов после дождя: есть такой человек, еврей из Польши – католический священник еврейской общины. И пошла по указанному в газете адресу. Так я разыскала Даниэля ... там было много таких людей, как я. Это был девяносто второй год.

1-ое отступление:

Почему Вы начали искать христианство? И как это связано с Литвой?

Я искала веру. К сожалению, о вере своих предков мне почти ничего не было известно – в 16 лет, в советском Баку… Людей, которые могли бы мне как-то помочь – не было, семья моя была крайне ассимилированной… А вот о христианстве можно было узнать намного больше, особенно в таком месте, как Литва. Я оказалась там в своих скитаниях по городам и весям и познакомилась с верующими людьми, прихожанами католической церкви. И то, что я услышала от них, было мне интересно и созвучно. Вот так произошло в юности. Это уже потом, благодаря Даниэлю, я узнала, что многое близкое мне в христианстве имеет происхождение в иудаизме, выросло оттуда.

Как вы оказались в Литве?

Поехала туда.

Учиться или просто так?

В юности я много путешествовала, искала всякие интересные места, интересных людей. Это еще в школе было, в десятом классе. Села на машину и поехала.

Сами за рулем?

Да нет, автостопом. Я жила тогда летом у бабушки в Белоруссии. Вот от нее я туда и добралась.

А что Вас привлекло в Даниэле?

В Даниэле, в Даниэле... Он был как ясное солнце. Посмотришь на него - и вот - как солнце встает, и повсюду свет – так и он. Один свет, и никакой тьмы.

Даниэль говорил по-русски, что тогда было для меня важно. На весьма специфическом, но при этом русском языке. Он меня сразу стал спрашивать, как я чувствую себя в Израиле, что со мной происходит, что мне интересно, чем он мне может помочь? Он сразу спросил - чем он может помочь. Я потом поняла, что так он со всеми людьми разговаривает. Он был настроен на то, чтобы люди просили помощи, и был готов эту помощь оказать. И мы начали разговаривать о жизни, об Израиле, о Боге. Я жила тогда в Афуле, это недалеко от Хайфы, час езды, - и сколько могла, ездила в Хайфу. Так было все годы, минимум раз в неделю, а то и чаще. Вот... Это он и Элишева (секретарь общины, помощница Даниэля. С.Р.) посоветовали мне пойти учиться на социального работника. Я поняла, что не смогу и не хочу больше продолжать в журналистике, которой я занималась в Баку, а после – в израильской русскоязычной прессе. Так я поступила в Хайфский университет, закончила две степени по социальной работе, затем – школу психотерапии. Последние восемь лет я психоонколог, работаю в хосписе.

Как быстро в разговоре с Даниэлем Вы перешли с русского на иврит?

Не знаю, года через два, наверное, это как-то незаметно произошло. Просто иврит постепенно становился все более и более доминантным…

Вот вы сказали, что вы почти каждую неделю Вы ездили к нему и о чем же вы говорили?

Раз в неделю Даниэль вел службу, молитву на иврите. Это была молитва, в которой сочетались христианское богослужение и еврейское, если такое возможно. Я не теолог и не очень хорошо в этом разбираюсь, да и не претендую как-то... но это была та молитва, которая мне была нужна. И можно было всегда приехать немножко раньше ... на эту молитву собирались люди, сначала это было в Латинской церкви в Хайфе, потом в общинном доме - когда Даниэль прекратил служить в церкви, еженедельная служба продолжалась в общинном доме. Там было принято после молитвы оставаться, пить чай, разговоры разговаривать - между собой и с Даниэлем. С ним можно было обо всем говорить. Хоть на самые простые бытовые темы, хоть о внутреннем поиске. И, конечно, о нашей стране, об Израиле. Здесь жить непросто, есть места куда более легкие, удобные, богатые, приятные для жизни, чем Израиль… Здесь надо понимать – зачем. И первые годы мои и многих моих друзей были годами привыкания, осмысления - жизни вокруг, своего места, своей дороги, профессиональной реализации, воспитания детей, общения с окружающими … Даниэль очень помогал. ... он видел какие-то важные вещи и расставлял их по своим местам. Например, он говорил нам не раз (нам - это мне и таким же, как я, новоприбывшим, молодым тогда еще совсем ребятам, семьям молодым, которые искали свой путь) - не собирайтесь в общину, т.е. не живите все вместе, не выстраивайте что-то свое замкнутое, живите в Израиле среди всех остальных людей, а не в своем гетто. Гетто - это очень сильное слово в устах Даниэля, он бы это слово не употребил без крайней необходимости, он не хотел отчуждения, замкнутого пространства… С ним можно было говорить о людях, о языке. Он очень любил говорить об иврите, любил отыскивать корни в словах и находить аналогии. Это были – ненароком - уроки лингвистики, а иногда истории и географии. Вот едешь с ним, он ведет машину, по северу страны или по дороге в Иерусалим, и всю дорогу он рассказывает, как акын. Видел из окна чего-нибудь - и тут же следовал рассказ об истории этого места. Надо было записывать за ним…

То есть он прекрасно знал историю и географию страны?

Но он же был экскурсовод, много-много лет! Он столько всего знал! А знаете, как на иврите "экскурсовод"? МорЭ дЕрех - учитель пути!… на самом деле Даниэль был не "переводчик", хоть товарищ Улицкая, его так назвала в своем романе, он был УЧИТЕЛЬ ПУТИ. Во всех смыслах.

Интересное и очень хорошее определение! Как я понимаю вас, он очень любил Израиль!

Он был частью Израиля. Он сам был - Израиль. Считается, что каждый еврей несет в себе весь еврейский народ, несет в себе Израиль, вот в нем это было ярко выражено.

Что вы можете сказать об отношение Даниэля к музыке, литературе и искусству?

Не знаю, честно говоря. Но когда я стала заниматься поэтическим переводом, то он меня поддерживал всячески и говорил, что это хорошее дело, и ему нравилась та поэзия, которую я переводила... Мне очень жаль, что я не успела показать ему мою вторую книгу, переводы из Йоны Волах. См. сайт http://www.port-folio.org/2006/part190.html

Он мечтал в юности быть ученым, заниматься наукой. Не сложилось... Он всегда говорил: «Если бы я не был тем, кто я есть, - был бы ученым»

Вот вы еще одну краску внесли в его портрет.

...о двух вещах он говорил – был бы ученым и еще… он не говорил об этом напрямую, но это ощущалось, особенно в его общении с детьми - он был бы прекрасным отцом…

То что вы говорите об этом я до этого нигде не читал и не встречал!

О Даниэле можно столько говорить... он неисчерпаем

Кстати, когда Улицкая была у Вас, о чем Вы говорили, что ее в основном интересовало? И долго ли она пробыла у Вас?

Больше суток. Это не так уж много времени. Мы встретились в Хайфе и поехали ко мне домой, я тогда жила на территории интерната, где и работала, - и там сутки проговорили.

А что ее интересовало? Она хотела понять, какой он был - Даниэль. У нее не создавался цельный образ… Это ее слова. Видимо, она пыталась сложить этот образ так вот, мозаично: из одного, другого, третьего источника. Вот за этим и ко мне приехала, я так понимаю...

И получилось ли у нее это? Сложился образ?

Сложно сказать. Я думаю, что-то получилось. Получилось передать, как мне кажется, вот эту солнечность Даниэля. Важность самого факта его присутствия среди людей... С другой стороны, я, наверное, последний человек, который может говорить о впечатлениях, потому что я, читая, вижу не то, что она написала, а то, что у меня внутри - мои воспоминания, чувства накладываются на текст, видится Даниэль, как я его знала… Книгу должен прочесть человек со стороны, который с Даниэлем не был знаком, он создаст свой образ, образ из текста. А мне текст мешает, заслоняет человека, приукрашивает, изменяет.. Не говоря уже о том, что в книге многие факты изменены, искажены ( чтобы не сказать - перевраны). На мой взгляд - это неуважение к памяти Даниэля, к его жизни, такой, как она была.

ВНИМАНИЕ: Вставка текста из Живого Журнала! С соблюдением формата!

Дорогие читатели, вы, конечно, помните кто стоит за ником, приведенным ниже!

[info]pisma_lane wrote:

даниэль штайн, переводчик и даниэль руфайзен,на всех языках

Nov. 24th, 2007 at 12:21 AM

я знаю, чего я хочу, хоть это и несбыточно

я не хочу обсуждать достоинства и недостатки столь популярной книги улицкой людмилы евгеньевны, милого человека и признанного писателя, в конце концов, для меня главное в этой книге - это факт ее появления, она получила признание. люди узнали о даниэле. спасибо. большое спасибо. дай Бог всех премий и т.д. а теперь, пожалуйста, не менее публично, в печати, сети и с экрана: - никто и никогда не отлучал даниэля от церкви и не запрещал ему служить, - он умер не в 1995 и не в автокатастрофе etc. неважно, это все частности, скажут мне, - художественная литература! израиль! польша! россия! противостояние этих с теми! тех с этими! христиане! коммунисты! террористы! религиозные сионисты! полотна истории! великая судьба! важно, граждане. нельзя пользоваться реальными письмами, выдержками из дневника и т.д. (даже имя не поменять. назвала бы теодором, что ли), кусками жизней, в конце концов и при этом их обстругивать согласно замыслу. как-то это м-да. я бы посмотрела, как в книге об александре мене назвали бы его александром далем, сделали бы из его жены веселую девочку с трех вокзалов, предали бы его церковной анафеме, придумали бы ему беседу с горбачевым, а умер бы он, спрыгнув с самолета, терпящего крушение. а все остальные детали в точности. да еще поплакались бы что, мол, все как-то шире и собирательней, чем в жизни... думаю, что автору по крайней мере в москве легко бы не было. и еще - когда даниэль рассердился: 1996-й, на русский с немецкого перевели книгу пастора дитера корбаха о даниэле, (выдержки из этой книги органично так влились в "штайна") хайфа, страшная жара, мы сидим над переводом. я читаю по-русски вслух, даниэль построчно сверяет с немецким текстом три часа кряду. даниэль от усталости какой-то лиловый. пытаюсь сказать - неважно, мелочи, главное, что смысл передали. как это - неважно?! - возмущается даниэль. - это ж люди прочтут! они прочтут, что я сказал вот так! что вот так я думаю! что вот здесь я был, вот это сделал! нет, так дело не пойдет. лучше тогда уж вообще никаких фактов не писать, а так, придумать что-нибудь... а о книге, насколько она живая, трогательная и т.д. пусть говорят не знавшие даниэля. все имеют право.

Вы знакомы с книгами Тэк, Корбаха и Улицкой, какая из них ближе к Даниэлю?

О книге Улицкой нельзя сказать "ближе к Даниэлю", тут о реальном Даниэле речи нет. Роман, на мой взгляд, весьма проблематичен – именно потому, что это не художественное произведение и не документальное, а непродуманно устроенное нечто. Улицкая, видимо, хотела объять необъятное... Книга распадается на куски. Обилие персонажей и запутанные сюжетные линии не способствуют ее художественной завершенности. Разбавление действительной фактографии "фактографией" ложной, выдуманной так, как это удобно автору и отвечает его идее, пространные несвязные вариации автора на интересующие его темы говорят сами за себя. Попытка Улицкой забежать вперед взгляда читателя и объяснить неудачи и несуразности текста путем "честного" заявления о таковых - не оправдывающий себя прием. Вот и получился такой коллаж, не художественное произведение и не документальное, а некий довольно небрежно слепленный опус из разнородных материалов. Выстроилась ли сюжетная линия? Если читатель приложит усилие, пожалуй, сможет связать концы с концами. Хорошая ли это литература? На мой взгляд – нет, но это дело вкуса, наверное, есть люди, которым книга понравилась. Рассказала ли она о Даниэле? Отчасти. Я думаю, это произошло потому, что личность Даниэля – мощное энергетическое образование, и эта энергия в какой-то степени наполнила образ, созданный Улицкой.

Книга Нехамы Тэк - серьезное документальное историческое исследование. Мне кажется, что профессор Нехама Тэк очень добросовестна в передаче информации. Что касается последней главы книги, рассказывающей о жизни и труде Даниэля в поздний период, - я знаю что Даниэль все читал, проверял, и если у него это не вызвало возражений, то значит, так оно и есть. Может быть, эта книга несколько суховата и не расцвечена яркими красками, но это исследование социолога, историка Катастрофы. Если в Израиле именно эту книгу перевели на иврит, то, наверное, в этом есть смысл! А книга Дитера Корбаха - это книга священника, написанная с позиций современного человека церкви: открытого, дружелюбного честного и пораженного феноменом Даниэля… мне кажется, что это чувствуется в книге. Там есть приятие и любовь. Мне трудно сказать насчет фактографической точности, но думаю, что книга достаточно достоверна. Даниэль видел и читал ее, был знаком с Дитером Корбахом, многое обсуждал с ним. Он хорошо отзывался о книге.(речь идет об издании на немецком языке! С.Р.)

2-ое отступление

Мне хотелось бы познакомить наших читателей с вашими стихотворениям, особенно с одними посвященными Даниэлю, не могли бы Вы прислать несколько на Ваш выбор?

С удовольствием.

Стихи Ольги Агур приводятся в приложение.

Уважаемая Ольга, и еще один вопрос: Вот Нехама Тэк утверждает, что Даниэль – единственный человек, у которого абсолютно отсутствуют отрицательный черты, а вы что думаете?

Вы знаете, я, как человек, который много лет работает с людьми и занимается, как может, миром их мыслей и эмоций, не могу с ней согласиться. У каждого из нас есть то, что называется отрицательные черты, то, что психологи называют – Тень, и если мы не будем принимать свою Тень, стараться понимать свои отрицательные черты, то они вырвутся наружу и нас сожрут. Я думаю, что у Даниэля, как у любого нормального человека, были свои "скелеты в шкафу". Много тяжелого, много страданий, много неоднозначных ситуаций. Чего он только не пережил… Были компромиссы, на которые ему приходилось идти, когда он работал у немцев, было много всего, что болело, и он говорил, что – болит… Другое дело, что он не считал возможным эмоционально нагружать собеседника. Нужно было очень и очень долго и настойчиво его спрашивать, чтобы он мог себе позволить говорить о своей боли. Я знаю, например, что когда он ездил в 90-х годах в Англию на процесс над фашистом (начальником белорусской полиции г. Мир Серафимовичем - С.Р.), - ему было очень тяжело. Чувства его были сложными и неоднозначными, было трудно свидетельствовать – очень многое переплелось. Несколько раз на моей памяти он ездил на этот процесс, по-моему, всегда вместе с Элишевой, и каждый раз он возвращался мрачнее тучи, чернее черного, и ему требовалось какое-то время, чтобы прийти в себя. Думаю, что он переживал в одиночку, внутри себя, очень многое и предъявлял к себе самый серьезный счет, о котором на иврите говорят «счет души» (хешбОн нЕфеш.) Не так все просто, ведь Даниэль не был лубочной картинкой, книжным персонажем.

В чем была тяжесть поездок в Лондон?

Видимо он видел в этом Серафимовиче не только фашиста - негодяя и убийцу, но еще и человека, которого он лично знал, с которым у него были какие-то отношения, и вот перешагнуть через это, свидетельствовать, "несмотря на" ему было очень тяжело. Это мои предположения.

В литературе об этом имеется совершенно разная информация, начиная от того, что он вообще отказался ехать в Лондон, до того, что он поехал, но ему повезло – Серафимовича признали невменяемым и Даниэлю не пришлось свидетельствовать....?

Нет, это было уже после нескольких, как минимум, двух, поездок Даниэля в Лондон. Это не сразу произошло.

То есть ему приходилось свидетельствовать?

Да.

Неужели чувства человеческого гуманизма мешали ему быть жесткими или я ошибаюсь?

В Даниэле была любовь, он был ею наполнен. Он мог быть жестким, но прежде всего в нем была любовь.

3-е отступление

Я правильно понял вас, что тем, кто хочет прочитать книгу о настоящем Даниэле, вы рекомендуете книгу Тэк, в частности, для израильтян на иврите?

Да, наверно. Для тех же, кто владеет английским, немецким и русским, полезно бы прочитать все упомянутые ранее книги.

Как вы относитесь к коммерциализации имени Даниэля израилькими туристскими компаниями?

Видите ли, здесь есть две стороны. Ну, чье только имя не превращено в бизнес, и не только в нашей стране! От царя Давида и до Иисуса Христа! Дело не в этом. Я думаю, то, что люди знают и говорят о Даниэле - замечательно. То, что экскурсоводы, многим из которых он был учителем, обучал их профессии, рассказывают о нем - это прекрасно. Но говорить надо правду, а не пересказывать роман Улицкой. Возмутительно, натыкаешься на рекламное объявление экскурсовода "Мы посетим места службы отца Даниэля, героя романа…" Даниэль – не герой романа, он – не выдуманный персонаж, в конце концов… Впрочем, неудивительно, не раз я сталкивалась с тем, что экскурсоводы, вместо того, чтобы показать людям христианский Иерусалим, показывают им Иерусалим булгаковский… Я, разумеется, не сравниваю два романа, это смешно.

Что изменилось в Вашей жизни? Что Вы приобрели от дружбы с Даниэлем и что Вы потеряли с его уходом?

Благодаря Даниэлю я нашла себя в Израиле, и для меня это чрезвычайно важно. По-моему, большего и не бывает. Я полюбила Израиль через любовь Даниэля. Это как родители вводят ребенка в мир - вот он маленький, вот он растет, ему объясняют: это твой дом, твои мама и папа, деревья, улица, небо… и так он познает мир, именно такой, какой открывают ему его родители. Для меня Израиль вот так пришел через Даниэля. Он был моим отцом в этом мире. Он помог мне разобраться с собой: что мне действительно нужно, во что я верю, где и как происходит мой поиск. Он научил меня ориентироваться на пути из внутреннего мира моих мыслей и чувств в мир внешний, мир поступков, окружения, действия. Думаю, результатом этих лет и явилось то, что нет во мне сегодня никакой потребности в церкви или синагоге для того, чтобы проходить свои внутренние процессы. Нет потребности во внешней рамке. Есть повседневность, и каждый ее час, каждый миг взвешен на весах – и только от тебя зависит, будет ли он найден очень легким, или же наполнен живым присутствием.

Что я потеряла, когда Даниэль ушел? Ну, что говорить... кусок жизни потеряла. Близкого человека потеряла. То, что он дал мне, то, что я пережила, находясь рядом с ним - никуда не ушло, оно есть, оно живет и дышит, оно существует. А близкий любимый человек ушел… И это продолжает болеть.

Вот я не помню, откуда у меня такая информация что в Израиле есть уроки о Даниэле, так ли это?

В Израиле говорят о Даниэле на уроках обществоведения, но учат только одну специфическую вещь, касающуюся его обращения в Верховный Суд Израиля о получении гражданства и статуса нового репатрианта.

И только эту часть?

Да, этот суд создал прецедент. Даниэль очень переживал из-за этого. Он не выиграл суд и считал, что тем самым осложнил жизнь многим людям. Он переживал, я это хорошо знаю, но, тем не менее, он ни от чего не отказывался, ни от одной страницы своей жизни. Он об этом мог много говорить, он часто встречался со школьниками, он разговаривал с туристами, с солдатами, с профессорами университетов, то есть он говорил, выражал себя, был готов к диалогу на самых разных уровнях – от Папы Иоанна Павла II, с которым встречался неоднократно, до первоклассников…

То есть он им всем рассказывал свою жизнь?

Да, да. Он был немножко как мудрый волшебник Гэндальф из "Властелина Колец". Помните, Гэндальф общается с малышами и устраивает для них салют и действует и присутствует на разных уровнях: он и и сказитель, и волшебник, великий маг, и полководец - и вместе с тем может вымыть посуду и проследить, чтобы дети не баловались… Никакой надутости, никакого ощущения собственной сверхценности… Вот такой был Даниэль.

Значит, я так понимаю, что его встречи не были направлены на то, чтобы привлечь в свою паству?

Никогда. Никогда Даниэль не занимался никакими миссионерством. Он этого не принимал и не понимал по отношению к любой религии.

Это очень важная информация!

Согласна. Люди его искали, да. Самые разные люди. И он всех принимал и никому не отказывал, но никого не привлекал и не искал, креститься не звал. Наоборот, он говорил, если ты еврей и находишься в Израиле, прежде всего, пойми, для чего ты здесь. Он людей креститься, можно сказать, отговаривал.

Да, я об этом читал. Что первый год еще кого-то крестил, а потом стал отговаривать...

Он считал, что это не нужно, если человек живет в Израиле.

Я знаю, что Даниэль выступал еще на ТВ. Вам не довелось выступать вместе с ним?

Нет, ни разу. Но я могу Вам рассказать эпизод о том, как его должна была снимать группа, по-моему, английская, для ТВ. И он должен был ехать к ним в Иерусалим, была страшная жара, как у нас бывает летом, где-то 42 градуса. Дышать нечем, а он говорит - завтра надо быть в Иерусалиме. Ему уже было за семьдесят, вести машину три часа – очень тяжело… и я говорю ему: «Даниэль, ну неужели они не могут приехать в Хайфу! Ну, что ж это такое, почему это ты должен ехать!» И тут он вдруг рассердился. Впервые я его таким увидела. Стал очень серьезным и говорит ядовитым таким голосом: «Ты что думаешь, я должен сесть на трон и свесить ножки, и все вокруг меня должны плясать? Нет, моя дорогая, я еще живой, я не памятник сам себе!» И я, конечно, замолкла на полуслове. Да... вот это был Даниэль. Он себе скидок не давал.

А они сняли ТВ?

Наверное. Судя по тому, что он поехал в Иерусалим, и пробыл там целый день и вернулся ночью.

А Вы сами снимали?

Да.

А где ж это видео?

Дома у меня.

Большое видео?

Да нет, это такая домашняя съемка. У меня родилась дочь, ей было наверное, дней двадцать, и Даниэль приехал на нее посмотреть. Это был единственный раз, когда мне удалось затащить его к себе домой больше, чем на 5 минут. Он и до этого был у меня несколько раз, но это всегда было, чтобы забрать меня и куда-то отвезти. А тут он приехал и просидел весь вечер, разговаривали на разные темы; это осталось на любительской пленке.

Знаете, любительские пленки часто отличаются приятной информативностью.

Был праздник Шавуот, праздник дарования Торы (Пятидесятница в христианской традиции). Мы все праздники праздновали – еврейские и христианские… Даниэль говорил про смешение языков в эпоху Христа так, как будто это было вчера-позавчера, в соседнем квартале… Поэтому слушать его было невероятно интересно, как будто он сам там был, и вот вернулся и рассказывает. Он как будто там присутствовал, а жил настоящим.

Я рада, что он успел моего ребенка на руках подержать. Ровно через месяц он ушел.

Это печально... вы же провели с ним целых 6 лет!

Это были такие насыщенные, интересные годы, мне даже не верится, что их было всего шесть, кажется, по крайней мере, в два раза больше.

У вас не было желать написать о нем свой большой рассказ, вы же журналист?

Я еще и пишущий стихи человек. Я написала на иврите большое стихотворение или небольшую поэму – памяти Даниэля.

http://forum.souz.co.il/viewtopic.php?p=1488566&sid=5ab3d4826763ae22b824e3a8823dae57

ПАМЯТИ ДАНИЭЛЯ РУФАЙЗЕНА

перевод с иврита автора – Ольги Агур

Двое идут себе горней тропой

словно братья, в руке рука,

друг другу они говорят:

вкуса нет в вине, и крошится хлеб,

и не в силах понять человек,

что бессилье бессилью рознь.

Все равно продолжаешь жить,

не пришло еще время твое

отдохнуть.

Брат на брата глядит.

Улыбается брату брат:

мы вместе с тобой, ты и я,

из одного местечка,

отовсюду, куда раскидало.

Снег. Снег над крышами Польши идет,

снег на Вильнюса крыши ложится

и на крыши в местечке Мир, с после войны – белорусском.

(Это явно ошибка. Нет белого – русского,

русское – красно, ныне и присно,

кто не знает – заплатит. Всеми оттенками красного).

Снег идет, оседая на крышах

замков, домишек, церквей,

синагоги... нет, там его нет –

нет крыши на здании том, да и здания нет –

все на небе. Все, кого на земле уже нет –

на небе все собрались, и ждут, что Господь не забудет,

примет и пожалеет, и никто голодать не будет,

и каждому каждый скажет: ну, что я тебе говорил?

Доброе утро, Бог!

Доброе утро, дети! Как вы там? Что вы делаете?

Что у вас за игра, дети?

Как вы друг с другом ладите?

Что сказать тебе, Боже?

Вместе нам тошно, врозь скучно, а по-другому не можем.

Игры наши жестоки.

И никто не учит уроки.

И внемлет Господь безмолвно. И внемлет Господь. И внемлет.

Болью болят небеса.

Слезами, солью исходят.

Соль всей боли на свете.

Боль всей неволи. Да сбудется воля Твоя.

Дождь в Израиле. Дождь над крышами Хайфы,

крышами синагог и церквей,

богаделен, судилищ, правилищ...

(Это явно ошибка. Но как же сказать – мест для правды,

мест, где праведника найдешь?

Нет таких мест, и праведник дома лишен,

и наверно, еще хорошо,

если хоть где-то можно позволить себе

отдохнуть...)

Дождь в галилейском (будет ли доброе что в Галилее?)

крошке-селеньи Бустан-а-галиль.

Брат на брата глядит.

Что ж ты наделал,

На кого нас оставил,

Скажи нам, скажи хотя бы:

СПАСИ-СОХРАНИ-ПОМИЛУЙ

Там, где ты сейчас, лучше слышно.

Дождь в Израиле. Скользко жить. Полно дорожных аварий,

терактов, армейских ошибок, просчетов правительств,

обид, размолвок, несчастий, непониманья.

"Все, что осталось – любви твоей малость" -

Дождь словно голос немолодого певца,

по-своему честного до конца,

до никому не известного срока.

И нет на моей земле иного пророка.

Всегда казалось: ну мы-то – мы тебя любим.

Сейчас узналось – все они тебя любят,

все они: дети, солдаты, бомжи, эмигранты,

поломойки, киббуцники, профессура,

все они - виды и классы, пары и одиночки,

все соплеменники Ноя, заселенцы ковчега,

и все, кому там не хватило места,

и все, кто боялся туда подняться,

и все, кто о нем и слыхом не слышал,

и все, кто не понял, еще не понял,

что мы дышим водой. Вообще не дышим.

И я. Я тоже.

Брат на брата глядит.

Дождь на еврейской земле. Радуга над землею.

Это значит – двое идут себе горней тропою,

Говорят друг с другом.

Не оставь нас. Дай нам руку – подняться.

Дай нам... ладно, уже не важно.

Брат твой живет в нас, а мы только тем и живы.

"Ныне отпущаеши раба Твоего с миром..."

И внемлет Господь безмолвно

Я правильно понял вас: надо строить храм в самом себе, а уж потом искать дорогу к храму?

Именно так. Храмов много, всегда можно найти по душе что-то, но если нет храма внутри себя, то все будет только внешне, а значит, лишено смысла.

Что бы вы хотели пожелать читателям?

Я хотела бы пожелать, чтобы они прислушивались к себе и искали собственную внутреннюю правду, как это делал Даниэль, как это пытаются делать те, кто хотел у него учиться, был счастлив находиться рядом с ним. Быть честным самим с собой…

Это нелегкое, может быть, пожелание но мне кажется, это самое главное

Уважаемая Ольга спасибо за Ваше терпение к моим многочисленным вопросам и искренние и четкие ответы на них. Зная, что недавно Ваша Бабушка отметила свое 98-летие, прошу передать ей мое и редакции самое сердечное пожелание крепкого здоровья и до 120!

В заключение, дорогие читатели, предлагаю Вашему вниманию несколько стихотворений Ольги Агур, которые, я надеюсь, своим содержанием внесут дополнительные краски к ее собственному портрету.

ИЗ ПОЭЗИИ ОЛЬГИ АГУР

Справка об авторе: Родилась в 1961 году в России. С детских лет и до отъезда в Израиль в 1990 году жила в Баку. Автор книги стихов "Легкое небо" (Тель-Авив, 1995) и книги поэтических переводов "Творенье любви" - поэзия Йоны Волах в переводах Ольги Агур (Москва, Э.Ра, 2005). Публиковалась в антологиях, в т.ч. электронных ("Сто двадцать поэтов русскоязычного Израиля" "Антология израильской поэзии"); журналах, альманахах и пр. Живет в Хайфе. Психотерапевт.

Израильские праздники

 

1. Песах

 

На праздник Песах я уже была,

я теплый камень трогала, зажмурясь,

я каплю из бокала отпила -

на дне дрожало ожерелье улиц,

закрученное в нескольких часах

гортанной речи, не привычной горлу.

Сверкают новой жизни голоса,

звенящий жар, в ослепшем солнце город,

и неуютно сердцу моему,

как будто на часок зашла к соседям,

и вот, усталый гость в чужом дому,

пытаюсь поучаствовать в беседе,

как будто можно что-нибудь понять

среди чужих портретов и пеленок!

Но если это – Родина моя,

то я – ее детдомовский ребенок.

Не по ее, не по моей вине,

ни ей, ни мне от этого не легче.

Крошится хлеб, и вкуса нет в вине,

и время только давит, а не лечит.

- Ты где? - Я здесь. - Откликнись! - Не могу:

я не ищу ни умысла, ни сходства,

я снова у грядущего в долгу

за равнодушье моего сиротства.

…Но праздник Песах подтвердит исход,

перелистнет сожженную страницу,

волной меня на берег отнесет,

коль время не захочет расступиться.

А будущее – где? Есть только крик,

мгновенной боли сигаретный привкус.

Я буду в ночь глотать по десять книг.

Я научусь. Я постепенно свыкнусь.

И обретет дитя твои черты,

и назову субботу воскресеньем

в звенящем море красной пустоты,

где впереди не видно Моисея.

 

2. Рош-а-Шана (Новый Год)

 

В жаре – отыскивать точку поверх голов,

уставясь в нее, спросить про свою отгадку.

Но ракурс, дай ему власть, сместиться готов,

дрожат слова, и день плывет по порядку:

нахальные лапы гуляющих воробьев,

и небо, прежде – скорлупка, сегодня – всмятку.

 

Теперь так будет: дешевая эта синь,

текущая мне в ладони, глаза и уши,

и щелочь по пятницам, и мокрая муть простынь,

и полная беззащитность в сломанном душе,

и ныне, и присно, во веки веков, аминь,

пока не окажешься этой судьбы снаружи.

 

И тут припомнится все, что не сберегла:

и шепот волос, и вкус сигарет, и дождик.

и улицы, избегающие угла,

и черные ягоды под ногами прохожих,

и на асфальте – смола, и по крышам – смола,

и в горле – смола. И в детских складочках кожных.

 

Не верь, что мир неровен, а глаз - дурной:

сладка земля, на яблоке – капли меда.

И дети, возникшие из воздуха за спиной,

сменили кровь за три с половиной года.

И остается то, что зовется мной:

три строчки, твой взгляд, неправедная свобода.

 

3. Ханука (Почти Новый Год)

 

В мокром воздухе, продвигаясь по декабрю,

повтори себе, задыхаясь: еще люблю.

В каждой капле дождя, видишь, горит свеча:

это наша зима, я не стану о ней кричать,

потому что - не докричаться: в горле вода.

заболеешь – уже не ищешь, кому подать.

Продохни, сглотни, сквозь снег надыши тепла

на моем окне, в черноте моего стекла.

Облака, облака, стосвечники, блики лиц,

в новогодних блестящих бусинах кипарис,

запах корочки, но без горечи, дым без слез,

над землей плывет по дождичку дед-мороз.

Подари мне "хануке гелд" и еще – волчок,

закрути четыре буквы в пустой зрачок,

и по комнате прорисуется мокрый след

в центре елочной крестовины, которой нет.

Это Ханука. Повторяй же: декабрь, свеча,

парко в поле, холодно в доме, птенцы пищат.

Дай нам Бог пережить все это в Его земле

и остаться светом, растаять светом,

отраженьем света, дождинкой света –

в черноте, на чужом стекле.

 

4. Йом-Кипур (Судный день), Москва

 

В день, когда я вернулась, убили еще четверых.

До свидания, новых таможен, тележек, тунгусов,

впрочем, диких и ныне. Стал островом твой материк.

На рябиновых листьях – следы комариных укусов,

проступает по ягодке осень, мороз достает

до застежек на лифчике… дальше идти разучилась.

До свидания, новых заслуг перед жизнью, холодных щедрот,

принимаемых мной сгоряча за последнюю милость.

Впрочем, неудивительно. Редечный дождик сквозит,

под салями кассеты вопят о любви и разлуке,

и отечества запах, дешевый поместный транзит,

протрезвеет, несвежей газетой испачкает руки.

Нас с пути не свернешь! До чего хороши облака!

Проплывают, гляди, над говяжьим, с подливочкой, храмом.

Золоченую крепкую луковку тронет Господня рука

и простит, и помилует, с ложки накормит – за папу, за маму,

и пока что живой, ты отыщешь пельменную, в ней – уголок,

над безгрешной тарелкой вздохнешь о чеканке устава

и, склонившись над тенью, столовским ножом ее срежешь у ног

и в соборных лесах отмахнешься от римского права.

Пусть себе говорят! Пусть плеснется на сонный асфальт

и коньяк за лимон, и омоновский кукольный пристав,

и четвертой волны торопливый скрипичный дискант,

и компьютерный вирусный кашель в домах оптимистов.

Я запомню все это, я милую долю с ладони сглотну,

я и капли не дам темноте сентября на затравку.

До свидания, новых зарубок, себе оставляю одну –

в честь кленовых венозных прожилок

на красном листе,

укрывавшем московскую травку.

 

5. Шавуот (Пятидесятница)

 

Все то же самое, что в двадцать пять, что в сорок:

неделя рассыпается на ворох

бессмысленного яркого тряпья.

И, в зеркале покачиваясь, я

не узнаю себя, да зеркало ли это,

или на темной стенке блики света

застыли… а светило пронеслось,

и нет его, и мы по жизни врозь.

 

Так ласточка беззвучно гнезда лепит,

и высыхает глина, пережив

себя, насельников, чуть слышной жизни лепет,

тепла мгновенный перелив.

И я, сестра моя, и я леплюсь к стене,

и я боюсь и холода, и жара,

и шва меж ними, и борьбы теней

под крыльями, и бархатного жала

соседей по судьбе и суете,

их резких песен, их молекул меда,

их траектории в зрачках детей,

привычных мелким нарушеньям кода.

Прости меня, ты во сто раз смелее.

Склонив крыло над лепесточком глиняным,

душа запомнит медный привкус клея

и не утратит собственного имени.

Спасение созвучно благодати.

Прости, когда мне воздуха не хватит.

 

6. День независимости, он же Праздник Кущей

 

Мне таинства с чужими не творить,

на потолке не сочинять узора,

в кромешном небе не искать зари,

не морщиться от запаха лизола,

на ощупь сигарету не делить,

на вкус не различать свое дыханье,

из простыни не сотворять талит,

из каждого вставанья – расставанье.

Не знаю, кто накладывал печать

на розовое, влажное, живое –

мне было легче в темноте сличать

две жалобы, исчерканные воем,

в чужой воде не пробовать крючок,

вернуть свободу плаванья улову

и, засыпая, опознать плечо –

твое плечо. Но о тебе ни слова.

Что линии – излишество-изгиб,

что лихорадке – лакомство прелюдий?

Уходит ветер, сосчитав шаги,

иди пешком – и к старости прибудешь,

уходит ветер, в мареве горят

обрывки дней, и вязнет воздух долгий.

Чего ж ты хочешь, музыка моя,

от чьей победы отделяешь дольки?

…Над нами город руки простирал,

стелил ступеньки, притворялся сонным,

и вечера сухая пастила

разламывалась надвое балконом.

Отчаливало облако, боясь,

что на него глазеть не перестану.

луна зевала. Ветка в дверь рвалась.

Носок с прищепкой вместе падал в ванну.

И дом, обжитый сорок лет назад –

семь слоников, графин, камейный Пушкин –

песчинкой детства застревал в глазах

и, засыпая, гладил две макушки.

Уходит ветер, куст плывет вослед

по августу, над паркой злой землею,

и сквозь листву дрожит неяркий свет,

и я дрожу, и меньшего не стою,

но к таинству чужому не влекусь:

мы эту землю обживали сами.

Уходит ветер, затихает куст,

исход у лета и хамсин в нисане.

Затянет днем изнанку волшебства,

покинет птицу голос человечий.

о чем еще? Апрель. И я жива.

И ты живешь. А прочее – при встрече.

Внимание: Всем тем, кто хочет ознакомиться с другими произведениями Ольги Агур, я рекомендую посетить сайт:  http://www.port-folio.org/authors/agur.htm, а еще лучше самостоятельно провести поиск в Интернете. Успеха Вам!

Рочестер, США


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 989




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer9/Ruzhansky1.php - to PDF file

Комментарии:

Felix Spektor
Konstanz, Deutschland - at 2011-09-30 08:11:42 EDT
"Благодаря Даниэлю я нашла себя в Израиле. Беседа с Ольгой Агур, членом общины Даниэля Освальда Руфайзена, с приложением ее стихотворений" № 144
"Портрет Освальда Руфайзена (Ака брат Даниэль) глазами его спасительницы и крёстной матери Игуменьи EUZEBIА BARTKOWIAK" № 143
"Правда об Освальде Руфайзене (брате Даниэле). Интервью с профессором Нехамой Тэк"
Евреи рубятся между собой,забыв о чем идет речь.А речь идет о том,что г-н Ружанский три номера подряд протаскивает идеи "иудеоешкинианства".Они ему глубоко симпатичны,он пишет о них с восторгом,захлебываясь от восхищения.Вы не забыли,г-н Ружанский и г-н Рабинович-КТО был основным помощником инквизиции-верно,выкресты...А вы говорите-диалог,диалог...
Гмар хатима това!Цом каль!

Элиэзер М. Рабинович - В. Янкелевичу, часть 2
- at 2011-09-29 21:49:34 EDT
В-третьих:
Вы утверждаете, что БАГАЦ руководствуется не законами, а политической целесообразностью (открыть ящик Пандоры). Откуда Вы это взяли? Суд принял решение по "Закону о возвращении", и Вам это известно. Тогда почему нужно подгонять факты под свою концепцию?

В том-то и дело, что суд НЕ МОГ здесь решать чисто по Закону. У меня нет времени искать текст, но насколько я помню по Закону о возвращении немедленное гражданство получал человек, у которого хотя бы один из четырёх бабушек-дедушек был евреем, т.е. куда шире Галахи, но включая её. Там не было ни слова исключения людей, сменивших религию. Поэтому Даниэль подходил по всем критериям, включая и такой: «Я еврей, потому что Гитлер назвал меня евреем» (проф. Гомбрич). Поэтому цель обращения Даниэля в суд было именно установить прецедент, что крещение, которое не защищало еврея от действия Нюренбергских законов, не исключит еврея и из Закона о возвращении. Суд отказался создать такой прецедент. Но это совсем не было очевидным решением, и один из членов суда с ним не согласился.

Элиэзер М. Рабинович - В. Янкелевичу, часть 1
- at 2011-09-29 21:48:42 EDT
Уважаемый Владимир,
Мне трудно Вам отвечать, потому что в данном вопросе Вы, in my very humble opinion (ИМХО-ИМХО), вышли за пределы своей компетентности. Вам недостаёт и прямой информации, и такой, какая может быть получена только на пути выстраданного сочувствия.

Цетром Ваших рассуждений оказалось неприятие человека в силу его крещения, а всё остальное уже основано на этом неприятии. И мне кажется, что не при Вашем уровне религиозности, как я себе этот уровень представляю хотя бы на основании того, что мы переписываемся в праздник, быть таким категоричным в осуждении.

Во-первых, Вы не потрудились прочитать моё сообщение внимательно, приняв мою цитату ВАШИХ слов по поводу отца Даниэля, как МОИ слова по отношению к Вам, обиделись и обвинили меня в «Лашон ра»:

Ваши слова:
Владимир Янкелевич - Б. Дынину
at 2011-09-29 02:22:22 EDT
...Почему тот или иной человек ушел с пути, по которому шли его предки тысячи лет даже не потрудившись понять что к чему, вот это совсем неинтересно.


Мои слова, цитируя Вас, о Даниэле:
Вы пишете о крупном человеке, что он даже не потрудился понять, что к чему в еврействе, а узнать подробности о нём Вам "совсем неинтересно".

Вы отвечаете, приняв огонь на себя своими же пулями:
...но вы пишете что МНЕ НЕИНТЕРЕСНО, что к чему в еврействе. Откуда Вы это взяли? А слова "даже не потрудился понять, что к чему в еврействе" - напрасные слова в канун Йом Кипура, и они в еврействе называются "Лашон А Ра". Право, не стоило.

Я не напишу «Право, не стоило», потому что вижу, что это результат невнимательного чтения.

Во-вторых, Ваши слова об индульгенции (термин-то христианский!):

Я это говорил по конкретному эпизоду - по нежеланию свидетельствовать на судебном процессе нацистского преступника из этических соображений. именно это я и назвал предательством погибших. Вы же утверждаете, что этот эпизод перекрывается тем, что он во время войны спасал людей с риском для жизни. Это парадоксальная логика. Ничего ничем нельзя перекрыть. Спасая людей во время холокоста не получаешь индульгенции.

Да, получаешь, уважаемый Владимир. За дела такого масштаба – получаешь. И совсем далёкий от идеала Шиндлер получил. Вы не знаете о соображениях Даниэля по поводу процесса, на котором он всё-таки свидетельствовал, о степени виновности того человека, и назвать его за это предателем погибших, тогда как он стольких людей своими руками из гибели вытащил - это искажение всякой морали. Если бы отец Даниэль был жив и читал нашу Гостевую, ему от Вас полагалось бы извинение.

Лидера венгерских евреев Кастнера в Израиле обвиняли, в частности, в помоши эсесовцу Бехеру избежать правосудия. Тот отвечал, что считал своим долгом помогать после войны тем немцам, которые помогали евреям, а Бехер в конце войны – очень помог. Низший суд отклонил все обвинения против Кастнера за исключением только этого, потом Кастнер был убит, потом БАГАЦ и пункт насчёт Бехера решил в пользу Кастнера.

Элиэзер М. Рабинович - Б. Дынину и ВЕКу
- at 2011-09-29 20:06:16 EDT
Борис Дынин - Э. М. Рабиновичу, В. Кагану
- Thu, 29 Sep 2011 06:58:04(CET)

Каждый спасённый сам отвечает перед Б-гом за состояние своей души. "Айека", - вопрос сугубо индивидуальный.

==================================================
Я думаю, что слова Элиэзера о сугубой индивидуальности ответа еврея перед Б-гом сказаны не в духе ни Торы, ни истории евреев. Это христианизация отношения человека к Богу.


Спасибо, уважаемый Виктор, за поддержку, Шана това вам обоим.

Уважаемый Борис, посмотрите, как не то толкование одного слова меняет картину до противопложности. Я написал:

" "Айека" - вопрос сугубо индивидуальный."

Так разве из этого вытекает "СУГУБАЯ индивидуальность ответа еврея перед Б-гом", которая, по-Вашему,"не в духе ни Торы, ни истории евреев. Это христианизация отношения человека к Богу"? Я этого не имел в виду совершенно.

В Йом-Кипур мы читаем "Видуй", где все буквы алфавита использованы для обозначения наших грехов. Возможно, мы с Вами лично совершили за год не все из них, но там и не говорится "я", а говорится "мы", и это символ нашей коллективной ответственности друг за друга. А с другой стороны, свобода воли, "Айека" - СУГУБО индивидуальный вопрос, как разъяснил Залман Шнеур коменданту Петропавловской крепости.

Если Вы, как и мы, сейчас вернулись из синагоги, то там Вам, конечно напомнили, что ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ приговор записывается сегодня и скрепляется печатью в Йом-Кипур. Но после перечесления всех страшных казней следует:
"Но раскаяние, молитвы и ДОБРЫЕ ДЕЛА могут отменить самый суровый приговор." Даже после Йом-Кипура.

Это ли не правильная смесь чувства локтя путём коллективной ответственности и индивидуальная ответственность за себя?

Янкелевич - Felix Spektor
Натания, Израиль - at 2011-09-29 12:00:32 EDT
Уважаемый Felix,
Вы пишете, "Могут ли евреи вести ДИАЛОГ с теми,кто своей открытой-скрытой целью ставит уничтожение еврейства,как такового?"
Я думаю, что вести диалог не надо. Люди приняли что-то за истину, и не существует аргументов, которые могут это что-то изменить. Все их аргументы не выдерживаю критики и нарушают принцип "Бритвы Оккама". Не надо выдумывать новые сущности, от иудаизма убежали многие, какждый как-то это обосновывал Мне кажется, что вполне ярко, в соответствии с талантом, делал это Мандельштам. Это их путь, и я им не судья.
Дело вообще не в этом. А вот в чем: "И вот был такой раввин Факкенгейм, который сказал: «Не дадим Гитлеру посмертных побед». Неужели Гитлер уже после своей смерти может сделать так, чтобы народ ушел от Традиции, от религии, от того, чем он держался многие века? Этого нельзя допустить". (Феликс Кандель). Евреев можно уничтожить двумя путями - путем Гитлера или отходом от веры и традиции. Итог будет один, евреи исчезнут, как сарматы или скифы. Это можно не осознавать, но это не влияет на существо вопроса.

В.Янкелевич - М.Аврутину
Натания, Израиль - at 2011-09-29 11:34:32 EDT
Уважаемый Марк,
Прежде всего - Хорошего и сладкого года!
Вы пишете про второй мой тезис, что не можете согласиться. Давайте обсудим.
Вы пишете "Вспомните хотя бы себя". Вспоминаю. Мало. Я демобилизовался в 1991 году, а в 1992 организовал первую (после закрытия синагоги большевиками) еврейскую общину Во Владивостоке. Одновременно учился у раввина Адина Штайнзальца, у прекрасного специалиста по иудаизму раввина Шаи Гиссера, и не только у них. Так что "Много ли Вы могли знать об иудаизме в советские времена, да ещё будучи офицером?" - совсем не ведет к однозначному выводу.
Вы пишете, что "Путь, по которому шли его предки тысячи лет" был ему неведом, как и большинству из нас - советских евреев." Все так. И не так. Перефразируя фразу евангелия от Матфея, скажу - учитесь и обрящете.

Владимир Янкелевич - Б. Дынину
Натания, Израиль - at 2011-09-29 11:18:45 EDT
Уважаемый Борис,
Вы пишете, что "те две детали, которые Вы упоминаете – несколько в стороне от моего замечания". Совершенно верно, я хотел сказать, что они дополняют, на мой взгляд, ваш текст.
Но я не могу согласиться с тем, как вы трактуете мой текст о "непорочном зачатии". Я не говорил о чудесах, о возможности зачатия каким-то иным способом, я говорил, что порока в зачатии нет по определению. Поэтому сказали об этом в Талмуде еврейские мудрецы: "тот, кто отказывается выполнить эту заповедь, - подобен убийце, проливающему кровь". Христианство смотрит на это принципиально иначе. И это не единственный вопрос такого плана. Я писал именно об этом, о разных подходах к миру.

Владимир Янкелевич - г. Элиэзеру М. Рабиновичу
Натания, Израиль - at 2011-09-29 11:02:53 EDT
Продолжение:
Вы пишете, что "для него было принципиальным показать, что еврей, крестившись, остаётся евреем, а потому он требовал гражданства по Закону о Возвращении. Согласиться с ним - было бы для Верховного суда равносильно открытию ящику Пандоры, и суд ему отказал."
Из Вашего текста следует, что он боролся ради доказательства, что еврей, принявших христианство, ислам, буддизм, или, не дай Б-г, сатанизм, остается евреем. Тогда Вам нужно было бы заметить, что в своем посте я спрашивал, в чем, собственно говоря, еврейство, не в формуле ли крови или генах? И сказал, что это мы уже проходили, но Вы предпочли проигнорировать этот текст, так как он ставил Вас в неудобное положение, надо что-то писать по существу. Кроме того, Вы утверждаете, что БАГАЦ руководствуется не законами, а политической целесообразностью (открыть ящик Пандоры). Откуда Вы это взяли? Суд принял решение по "Закону о возвращении", и Вам это известно. Тогда почему нужно подгонять факты под свою концепцию? Если факты не соответствуют, то тем хуже для фактов!
Вы пишете, что "В Талмуде сказано, что тот, кто спасает одну душу, спасает мир. Вы можете возразить, хотя такое возражение будет в духе иных людей на этом портале, а не в духе нерелигиозного человека, что спасши еврейские тела, он загубил много душ. Я с этим подходом несогласен."
Во первых данным утверждением вы спорите сами с собой, опровергаете то, что сказали сами. Этого в моем тексте нет и не надо мне это приписывать.
Вы пишете, что "душу не спасти, если не спасти тело. Даниэль Руфайзен спас много тел, которые сами себя спасти не могли бы". Это вполне возможно делает его Праведником мира, уважаемым человеком, но никак не влияет на совершенно другой факт - отход от еврейства.
Вы пишете, что "женщина, о которой рассказывает автор этой статьи, говорит, что Даниэль и не пытался быть миссионером". Вполне возможно, что он не выступал активно, к примеру по телевидению, но сам он таки да, был миссионером фактически, даже если молчал по этому поводу.
И, в завершение, прошу меня простить, если я чем-то Вас обидел ненароком.

Владимир Янкелевич - г. Элиэзеру М. Рабиновичу
Натания, Израиль - at 2011-09-29 10:45:08 EDT
Уважаемый Элиэзер,
Ваше пост требует обстоятельного ответа.
Вы пишете, что "Вы так сильно неправы, на мой взгляд, потому что берётесь за категорическое суждение в вопросах религии, будучи сам нерелигиозным и просто не образованным в этих вопросах - Вы вдруг оказываетесь на крайне ортодоксальных позициях, да ещё и обсуждаете вопросы теологии. Далее, судя по всему Вы очень мало знаете по существу дела. Вы пишете о крупном человеке, что он даже не потрудился понять, что к чему в еврействе, а узнать подробности о нём Вам "совсем неинтересно".
1. О необразованности - откуда Вам это известно? Почему Вы считаете себя экспертом еврейской образованности? В иудаизме есть много всякого, от реформизма до ортодоксии, да и в той много направлений. Вы выбрали для себя одно, это Ваше дело, но у Вас нет истины в последней инстанции. Не так ли?
2. Если Вы мое высказывание считаете "обсуждением вопросов теологии", то я думаю, это говорит о том, что Вы не знаете, что такое обсуждение вопросов теологии и никогда в этом не участвовали.
3. Вы пишете "даже не потрудился понять, что к чему в еврействе, а узнать подробности о нём Вам "совсем неинтересно". Во первых мне неинтересны подробности как еврей стал христианином, но вы пишете что мне не интересно, что к чему в еврействе. Откуда Вы это взяли? А слова "даже не потрудился понять, что к чему в еврействе" - напрасные слова в канун Йом Кипура, и они в еврействе называются "Лашон А Ра". Право, не стоило.
Вы пишете, что "не надо говорить, что он предаёт тех, кто не могут постоять за себя". Я это говорил по конкретному эпизоду - по нежеланию свидетельствовать на судебном процессе нацистского преступника из этических соображений. именно это я и назвал предательством погибших. Вы же утверждаете, что этот эпизод перекрывается тем, что он во время войны спасал людей с риском для жизни. Это парадоксальная логика. Ничего ничем нельзя перекрыть. Спасая людей во время холокоста не получаешь индульгенции.
Вы пишете, что "Это был человек наверняка достойный, и он был прав по Галахе". Я не дискутирую на тему достойный он человек или нет. Я для этого недостаточно знаю его. Априорно я считаю его достойным человеком. Но Вам должно быть понятно, что репатриация в Израиль происходит не по Галахе, а по Закону о возвращении, чем и руководствовался суд. Так что Ваш тезис, что "Отказ ему судом не был однозначно правильным решением" - просто говорит о непонимании темы. Вполне возможно, что он мог претендовать на звание "Праведника мира", и тогда бы закон был бы на его стороне. Но тем, кто априори прав - это же безразлично, не правда ли?

Марк Аврутин - Владимиру Янкелевичу
- at 2011-09-29 10:16:13 EDT
Владимир Янкелевич - Б. Дынину
Натания, Израиль - at 2011-09-29 02:22:22 EDT

Совершенно согласен с Вами, уважаемый Владимир, что"те кто пытается совместить иудаизм и христианство не понимают невозможности такого гибрида... Названное выше совмещение (современные иудео-христиане) напоминает немыслимую амальгаму право-левого уклона, когда-то придуманного Сталиным".
Действительно, такое совмещение возникло не в еврейской голове, а в голове человека, одинаково ненавидевшего иудаизм и христианство, язычника и поклонника римской античности. Таким человеком-сатанистом был, как известно, Адольф Гитлер.

А вот со вторым вашим положением я согласиться не могу.
"Почему люди порвавшие с еврейством пытаются стать израильтянами, да еще апеллируют в БАГАЦ? Это вообще за гранью. Но только объяснять им ничего не надо. Почему тот или иной человек ушел с пути, по которому шли его предки тысячи лет даже не потрудившись понять что к чему, вот это совсем неинтересно. Уходя - уходи".
Попытайтесь взглянуть на эту проблему в контексте времени. Вспомните хотя бы себя. Много ли Вы могли знать об иудаизме в советские времена, да ещё будучи офицером? Для Руфайзена спасение было чудом, после которого он начал "искать Б-га". Единственным путем, открывшимся ему, был путь через Иисуса, предложенный ему в монастыре. "Путь, по которому шли его предки тысячи лет" был ему неведом, как и большинству из нас - советских евреев.

Борис Дынин
- at 2011-09-29 07:33:58 EDT
Перед сном:-)
Христианизация, о которой я говорю, коренится в словах ап. Павла: "Нет больше ни иудея, ни эллина" (о чем напомнила Элла, указав на идею здесь "общего человека"), и в представлении, что человек стоит перед Б-гом один (о чем сказал Элиэзер), а не (говоря о еврее) вместе с Израилем (раньше, по слову Торы, святым, а сегодня, в силу истории, и с секулярным)

Борис Дынин
- at 2011-09-29 07:11:58 EDT
В связи с моим последним замечаним позволю себе повторить слова Эллы из Гостевой

Элла Борису Дынину
- Wed, 28 Sep 2011 09:41:59(CET)

Все Ваши соображения правильные, но... очень многим из нас, чтобы дорасти до них и услышать голоса, подобные Вашему, необходимо было пройти через христианство. Понимаете, если тебе с детства твердят об "общечеловеческом" как единственно возможной основе морали, надо сперва преодолеть этот барьер, понять, что не безнравственно размышлять об этом.

Борис Дынин - Э. М. Рабиновичу, В. Кагану
- at 2011-09-29 06:58:04 EDT
Элиэзер М. Рабинович - В. Янкелевичу
- at 2011-09-29 06:23:55 EDT
Каждый спасённый сам отвечает перед Б-гом за состояние своей души. "Айека", - вопрос сугубо индивидуальный.

ВЕК
- Thu, 29 Sep 2011 06:45:39(CET)

Элиэзер М. Рабинович - В. Янкелевичу
- Thu, 29 Sep 2011 06:23:55(CET)
Спасибо, уважаемый Элиэзер! (Я) имел в виду именно это, говоря "быть людьми", хотя и не мог обосновать это так, как сделали Вы. Шана Това!
==================================================
Я думаю, что слова Элиэзера о сугубой индивидуальности ответа еврея перед Б-гом сказаны не в духе ни Торы, ни истории евреев. Это христианизация отношения человека к Богу. Поэтому я и ответил Виктору Ефимовичу. Это не обвинение, а убеждение. Раскрытие его опять же можно найти в "Рабби беседует с Иисусом" (но, конечно, не только там) Шана Това

Борис Дынин - В.Янкелевичу
- at 2011-09-29 06:47:03 EDT
Уважаемый, Владимир! Спасибо за отклик. Но я думаю, что те две детали, котооры Вы упоминаете – несколько в стороне от моего замечания. Элиэзер ответил Вам на одно из них. Я прокомментирую другое.
Иудаизм (Тора) знает чудеса. Дело другое, что не в них заключается суть нашей веры. Главное в Торе - путь жизни еврея, его сотворчество Б-гу. Мне помнится, Маймонид сказал: «Вера в сотворение мира делает возможной веру в чудеса». Иудаизм – не деизм, признающий Творца, но при этом признающий, что после творения Он не может (не должен) вмешивается в мир. Сказать, что позволить «непорочное зачатие» в биологическом смысле невозможно для Б-га, значит сказать, что Он подчиняется природе, подчиняется здравому смыслу! Это не иудаизм. Дело опять же другое, что даже если иудаизм и может признать возможным такое чудо, он не увидит в нем тот смысл, который придает ему христианство – условие боговоплощения, появление Спасителя, заменяющего собой Тору (пусть и с заявлением, что он пришел ее исполнить). В этом суть, о чем можно прочитать в «Рабби беседует с Иисусом» («Заметки», №136-138) Так, что надо быть осторожнее с противопоставлением иудаизма христианству на почве биологического отрицания возможности «непорочного зачатия». Во-первых, не о том у меня была речь, во-вторых, ходят разговоры, что в будущем женщины или мужчины смогут рожать друг без друга, из клеток кожи или чего иного :-)

Элиэзер М. Рабинович - В. Янкелевичу
- at 2011-09-29 06:23:55 EDT
Владимир Янкелевич - Б. Дынину
Натания, Израиль - at 2011-09-29 02:22:22 EDT
...Первая деталь - это то, что те кто пытается совместить иудаизм и христианство не понимают невозможности такого гибрида, так дело не в вере (или неверии) в мессианство Йешу, а принципиально разном взгляд на мир. Об этом можно много писать, но вот для примера можно привести термин "непорочное зачатие"... Почему люди порвавшие с еврейством пытаются стать израильтянами, да еще апеллируют в БАГАЦ? Это вообще за гранью. Но только объяснять им ничего не надо. ...Уходя - уходи. Но что нельзя принять, так это стремление этих людей взять тебя за пуговицу и попытаться тебе что-то по этому поводу объяснить, или вообще уговорить составить им компанию.
Особый интерес вызвал у меня эпизод о страданиях героя по поводу необходимости свидетельствовать на процессе нацистского преступника. Тонкая душа героя не могла так огрубеть, чтобы сделать все возможное, чтобы негодяй не ушел от ответа, причем автор подает это как особую чуткость. Лично у меня такой человек, предающий тем самым тех, кто уже не смогут постоять за себя,... ...Хорошо, что герою не дали израильского гражданства,..


Я не собирался писать на эту тему, если бы не Ваш комментарий, уважаемый Владимир. Редко я видел Вас так сильно неправым. На мой взгляд, конечно.

Вы так сильно неправы, на мой взгляд, потому что берётесь за категорическое суждение в вопросах религии, будучи сам нерелигиозным и просто не образованным в этих вопросах - Вы вдруг оказываетесь на крайне ортодоксальных позициях, да ещё и обсуждаете вопросы теологии. Далее, судя по всему Вы очень мало знаете по существу дела. Вы пишете о крупном человеке, что он даже не потрудился понять, что к чему в еврействе, а узнать подробности о нём Вам "совсем неинтересно".

Я слышал о громком "Деле отца Даниэля" задолго до моей эмиграции в 1974 г. Перед гражданским Верховным судом предстал человек, спасший много еврейских жизней во время войны, с безусловным риском для своей жизни, ибо немцы всё равно его посчитали бы евреем, - так что не надо говорить, что он предаёт тех, кто не могут постоять за себя. Это был человек наверняка достойный, и он был прав по Галахе. Отказ ему судом не был однозначно правильным решением.

С другой стороны, стоял вопрос о причине его обращения в суд. Для него это был важный религиозный вопрос. Дело в том, что он к тому времени уже жил в Израиле достаточно долго, чтобы получить мгновенное гражданство по закону о натурализации. Но для него было принципиальным показать, что еврей, крестившись, остаётся евреем, а потому он требовал гражданства по Закону о Возвращении. Согласиться с ним - было бы для Верховного суда равносильно открытию ящику Пандоры, и суд ему отказал. После этого он просто натурализовался, т.е. стал гражданином.

В Талмуде сказано, что тот, кто спасает одну душу, спасает мир. Вы можете возразить, хотя такое возражение будет в духе иных людей на этом портале, а не в духе нерелигиозного человека, что спасши еврейские тела, он загубил много душ. Я с этим подходом несогласен.

Во-первых, душу не спасти, если не спасти тело. Даниэль Руфайзен спас много тел, которые сами себя спасти не могли бы. После этого начинает действовать важнейший принцип
иудаизма о свободе воли. Каждый спасённый сам отвечает перед Б-гом за состояние своей души. "Айека", - вопрос сугубо индивидуальный.

Во-вторых, женщина, о которой рассказывает автор этой статьи, говорит, что Даниэль и не пытался быть миссионером.

Владимир Янкелевич - Б. Дынину
Натания, Израиль - at 2011-09-29 02:22:22 EDT
Уважаемый Борис, я получил, скажем так, удовольствие с удовлетворением от Вашего комментария. Но есть две детали, ка мой взгляд важные, которые осталась не названными. Я далее не буду писать "на мой взгляд", так как все, что я пишу, именно на мой взгляд.
Первая деталь - это то, что те кто пытается совместить иудаизм и христианство не понимают невозможности такого гибрида, так дело не в вере (или неверии) в мессианство Йешу, а принципиально разном взгляд на мир. Об этом можно много писать, но вот для примера можно привести термин "непорочное зачатие". Такой термин возникнуть в еврейской голове не может, так как зачатие порочным не бывает, это исполнение заповеди. И далее, в связи с этим, отношение к целибату. Много писать об этом не имеет смысла, это общеизвестно, примеров очень много, можно исписать тома. Названное выше совмещение (современные иудео-христиане) напоминает немыслимую амальгаму право-левого уклона, когда-то придуманного Сталиным.
А вторая деталь в том, что так и осталось непонятным, в чем автор и герой книги видят свое еврейство. Возможно они считают, что оно в формуле крови? В этом есть что-то страшно знакомое.
Почему люди порвавшие с еврейством пытаются стать израильтянами, да еще апеллируют в БАГАЦ? Это вообще за гранью. Но только объяснять им ничего не надо. Почему тот или иной человек ушел с пути, по которому шли его предки тысячи лет даже не потрудившись понять что к чему, вот это совсем неинтересно. Уходя - уходи. Но что нельзя принять, так это стремление этих людей взять тебя за пуговицу и попытаться тебе что-то по этому поводу объяснить, или вообще уговорить составить им компанию.
Особый интерес вызвал у меня эпизод о страданиях героя по поводу необходимости свидетельствовать на процессе нацистского преступника. Тонкая душа героя не могла так огрубеть, чтобы сделать все возможное, чтобы негодяй не ушел от ответа, причем автор подает это как особую чуткость. Лично у меня такой человек, предающий тем самым тех, кто уже не смогут постоять за себя, свидетельствовать на процессе, ведь пепел кричит беззвучно, вызывает чувство глубокой личной неприязни. И автор, выдающий это за высокую мораль, тоже не далеко ушла. Хорошо, что герою не дали израильского гражданства, жаль только, что поэтессе удалось обмануть консульские органы и это гражданство обманом получить.

bronepoezd
- at 2011-09-28 16:27:10 EDT
to sto tut mogno tschitat vsjakii bred , s etim sve svikliis -andako davat forum vikrestam ne sleduet !
Б.Тененбаум-Суходольскому :)
- at 2011-09-28 15:02:31 EDT
Суходольский
- at 2011-09-27 23:37:06 EDT

Во-первых, сказанное вами - сказано замечательно.
Во-вторых, мне лично доставляет большое удовольствие найти наконец пункт, в котором наши с вами точки зрения полностью совпадают :)

Наш уважаемый коллега, Борис Дынин, действительно написал "рецензию", которая "... стоит хорошей книги ...".

P.S. Копирайт на приведенное суждение принадлежит Игреку :)

Буквоед - Суходольскиму
- at 2011-09-28 14:23:49 EDT
Суходольский
- at 2011-09-27 23:37:06 EDT
Борис Дынин (прочтя отклики, и специально Виктору
- at 2011-09-27 22:34:09 EDT

Если бы на этом сайте ничего больше не было бы написано, то указанных слов Бориса Дынина достаточно, чтобы на века оправдать существование портала!
========
Замечательные слова! Полностью присоединяюсь

Суходольский
- at 2011-09-27 23:37:06 EDT
Борис Дынин (прочтя отклики, и специально Виктору
- at 2011-09-27 22:34:09 EDT


Если бы на этом сайте ничего больше не было бы написано, то указанных слов Бориса Дынина достаточно, чтобы на века оправдать существование портала! Жаль, если такие слова затеряются в архивах. Может быть, Борису написать отдельную работу об этом? В любом случае - полнейший респект!

Борис Дынин (прочтя отклики, и специально Виктору
- at 2011-09-27 22:34:22 EDT
Я хочу сказать, что, быть может, в отличие от других народов, ответственность еврея оказывается двойной: перед Богом, путь к которому не определишь логически (общая проблема), и перед историей евреев, тех, от кого не хочет отказываться Ольга, но чья судьба не нуждается в логике, чтобы помнить ее. И в итоге, «быть людьми» для евреев во многом означает оставаться евреями не только по ссылкам на родителей, но и по отказу принимать веру других народов, помня как эта вера позволяла им обращаться с евреями как с нелюдьми. Можно пытаться отделить «истинную веру» (того же христианства) от ее реального, якобы искаженного, воплощения. Но ответственно ли для еврея претендовать быть бОльшим христианином, чем сами христиане? Не более ли ответственно, стать иудеем или даже оставаться просто неверующим евреем, нежели отделять «истинного» Христа от Христа истории. В этом свете я и думаю об о. Мене, о. Даниэле, Ольге Агур, Улицкой и т.д. Среди них есть хорошие, умные, образованные люди, но (для меня) они не оказались на высоте духовной и интеллектуальной ответственности, даже при том, что и на их долю выпадали испытания, от которых они не отвернулись. Так что не в осуждении их я пишу, но чтобы подчеркнуть, что «еврейский вопрос» и здесь оказывается особым, и сказанное выше я бы не распространял на другие народы без оглядки на их истории и духовные традиции, не стал бы призывать их обращаться в иудаизм. Их человеческое лицо проявляется в отношении к евреям - скорее не в любви к ним, а в том, до какой черты их может довести нелюбовь к евреям. У них нет двойной ответственности евреев. Легко сказать: «быть людьми», но не легко быть человеком-евреем. В современном мире все размывается в свете секулярно-морализующих тенденций, но возможно, в душе Ольги звучит тревожная нота накануне Рош а-Шана. Быть может она, прислушавшись к звуку шафара, увидит, что ее Бог - не в Церкви (к слову, помните историю Франца Розенцвейга). Вместе с тем, я не желаю ни ей, ни кому другому беспокойства, и всех евреев поздравляю с Новым Годом.
Борис Дынин (прочтя отклики, и специально Виктору
- at 2011-09-27 22:34:09 EDT
Виктор Каган
- at 2011-09-08 03:10:09 EDT
Живые свидетельства об этом замечательном человеке важны и интересны. Едва ли нам дано понять кого-то - и Даниэля Руфайзена в частности - до конца, но пытаться понимать, задумываться и думать надо, если хотим быть людьми.
=========================================.
Виктор Ефимович! Мне кажется, я один из самых толерантных людей на этом сайте, имея в виду тех, кому не пОфигу быть ли еврею иудеем, христианином или чукчей: мол, лишь бы человек был хороший. И все таки накануне Рош а-Шана мне хочется откликнуться на Ваше замечание. Конечно, хорошо, желать нам быть «людьми», но Вы ведь не «чукча» в философии, чтобы не понимать, что отсылка к « быть людьми» не имеет смысла, если Вы не конкретизируете, что это значит. Будучи также психологом и психиатром, Вы, я уверен, знаете, что «всеобщей конкретности» здесь не найти, да и на нашу интуицию не станете ссылаться. И все-таки есть нечто, что, если не определяет, то конкретизирует представление о том, что значит «быть людьми». В результате истории этим нечто оказалось (оставим в стороне, единствено ли) отношение к евреям как неевреев, так и самих евреев внутри истории цивилизации, столь долго пытавшейся найти «стандарт человека». Ни в коем случае я не говорю о необходимости любить евреев. Их можно и не любить, но в отношении к ним других народов с их религиями или идеологиями проявлялось и все еще обнаруживается то, что можно назвать «не быть людьми».

Вот, несомнено, хороший человек - Ольга Аргур. Ее спросили:
Почему Вы начали искать христианство? И как это связано с Литвой?

Ответ характерен:
Я искала веру. К сожалению, о вере своих предков мне почти ничего не было известно – в 16 лет, в советском Баку… Людей, которые могли бы мне как-то помочь – не было, семья моя была крайне ассимилированной… А вот о христианстве можно было узнать намного больше, особенно в таком месте, как Литва. Я оказалась там в своих скитаниях по городам и весям и познакомилась с верующими людьми, прихожанами католической церкви. И то, что я услышала от них, было мне интересно и созвучно. Вот так произошло в юности. Это уже потом, благодаря Даниэлю, я узнала, что многое близкое мне в христианстве имеет происхождение в иудаизме, выросло оттуда.

Христианство выросло из иудаизма (но не только!), как и ислам. Конечно, это может утешать человека, не могущего сбросить с себя факт рождения в еврействе, но не видящего в этом ценности, кроме той, что находит он/она в христианстве, исламе и т.д.. Пусть будет так, но о христианстве Ольга узнала в Литве. При серьезных поисках веры Ольга могла бы поинтересоваться замечательными духовными традиции еврейства именно в Литве. Это было не так уж недоступно. Или она ничего не слышала о Катастрофе? Тогда ли или по приезде в Израиль, должна была услышать. Еврейская община была разрушена! Но кто ее разрушил? Какое участие в этом приняли христиане (пусть только по воспитанию до и во время обращения в нацистов и их пособников)? Да, да,! Среди них были люди (для нас), спасавшие евреев. Но ведь могла бы Ольга поставить перед собой вопрос: «Почему христианство не предупредило христианские народы и тех же литовцев-христиан от падения в пучину зверства по отношению к евреям?». И тогда поиски веры должны были побудить жаждущую её еврейку остановиться и почувствовать ответственность перед самим Б-гом и своими предками, увидеть, что христианство не только уводит ее от них, но, возможно, и от самого Него. Здесь человек стоит перед выбором и не должен ссылаться на обстоятельства (мол, в Литве легко было придти в церковь и поговорить со священником, возможно, душевным человеком).

Felix Spektor
Konstanz, Deutschland - at 2011-09-27 09:33:25 EDT
В 1962 г. Освальд Руфайзен, более известный как брат Даниэль, католический монах и еврей по рождению, пожелал в соответствии с Законом о возвращении получить израильское гражданство. Когда ему было отказано на основании «процедурных распоряжений» от 1.01.1960, Руфайзен подал апелляцию в Верховный суд Израиля (дело 72/62, Освальд Руфайзен против министра внутренних дел).В своей апелляции брат Даниэль добивался признания за ним права на репатриацию в Израиль на основании того, что он является евреем — если не по религиозной принадлежности, то по праву рождения от еврейской матери. По его словам, несмотря на то, что он является верующим христианином, в «национальном плане» он чувствует себя евреем. Галаха также видит в нём еврея.В ходе обсуждения этого дела выяснилось, что Освальд Руфайзен родился в 1922 году в еврейской семье. Он воспитывался как еврей и был активистом молодёжного сионистского движения. Во время войны принимал участие в акциях по спасению евреев. Скрываясь от нацистов, в 1942 году он попал в монастырь, где не только добровольно крестился, но и стал монахом. Брат Даниэль не скрывал, что перешёл в христианство по искреннему и глубокому убеждению, однако настаивал на своей принадлежности к еврейскому народу.Верховный суд признал, что Галаха считает выкрестов евреями,но не признал Галаху частью израильских законов. Верховный суд постановил, что в связи с отсутствием писанных законодательных норм и исходя из светского характера Закона о возвращении, понятие «еврей» следует толковать не в строго галахическом смысле, а ориентируясь на субъективное мнение большинства народа: согласно тому, «как это слово звучит в наши дни в устах народа» (формулировка судьи Берензона), «так, как мы, евреи, понимаем его» (формулировка судьи Зильбера), или просто в соответствии с мнением простого еврея «с улицы». Тем самым, по мнению Верховного суда,еврей это тот, кого другие евреи считают евреем.Судьи также добавили, что, поскольку ни отцы сионизма, ни любой еврей никогда бы не сочли евреем верующего христианина, Закон о возвращении не распространяется на лиц, рождённых евреями, но добровольно сменивших вероисповедание. Такой человек не может считаться евреем согласно Закону о возвращении и ему не положены ни автоматическое израильское гражданство, ни права новых репатриантов. На этом основании иск брата Даниэля был отвергнут.С мнением большинства не соглашался судья Хаим Коэн, возражая против субъективно-коллективного критерия (мнение большинства народа) в пользу субъективно-индивидуального (собственное желание истца), но остался в меньшинстве.
Felix Spektor
Konstanz, Deutschland - at 2011-09-19 14:14:03 EDT
Прекратили ли христиане миссионерство в отношении евреев?
http://ru-judaizm.livejournal.com/1070637.html

Felix Spektor
Konstanz, Deutschland - at 2011-09-13 08:28:57 EDT
г-ну Аврутину
А вы прочитайте,прочитайте...То что вы почуствовали интуитивно,это из раздела "Мойша напел".Сама г-жа Улицкая тоже из выкрестов,на всех форумах и по ТВ разрывается от криков-я христианка,ребяты,имейте меня такой!А путь "рава" Даниеля-вполне логичен-от одной рукотворной "религии" к другой.Это его личное дело до того момента,когда он начал,как и г-жа Агур,уводить от верного выбора других евреев.До слез прошибает фотография с папашей из Рима.Плакаль!!!
И еше одно.На этом форуме соавторы восхваляют друг друга(Ружанский-Комиссаренко и т.д.).Нехорошо-с,господа!Мерзко!

Марк Аврутин
- at 2011-09-12 18:22:11 EDT
Я не читал роман Л. Улицкой, хотя много о нем слышал, а вот читать не хотелось, просто так, интуитивно.

Статью же прочитал с большим интересом. Очень четко показано, что Руфайзен в свои 20 лет не переходил из иудаизма в христианство. Поменял он не религию, а сознание – нерелигиозное, атеистическое на религиозное. Стал верующим, а верой его по обстоятельствам стало христианство. Посвятив же себя священнической деятельности, он познал и воспринял иудаизм. В результате христианство, которое он исповедовал, кажется, содержало в себе черты самого раннего христианство, когда христианская община сплошь состояла из соблюдающих евреев.

Очень ценной частью статьи считаю удавшееся интервью с Ольгой Агур и её стихи.

Felix Spektor
Konstanz, Deutschland - at 2011-09-09 13:08:04 EDT
Не хочется себе настроение перед субботой портить,но,как говорится,получил очередной номер газетки Центрального совета евреев В Германии (предлог В-самый цимес,патаму что не немецкие мы,явреи).В тему,статья наиглавнешего яврея Германии-г-на Дитера Граумана(родители нарекли его,вообще говоря Давидом,но он очченно обижается,если его так кличут).Статья называется "Уважение,доверие и тесное сотрудничество".Даже этот монтек просекает-никакого миссионирования а ля "рав" Даниель.Намек понятен?
Вот я хотел бы спросить мудрецов-конструкторов-литераторов:А зачем нам христиане?Почему мы нужны сильно-сильно им-предельно ясно,надеюсь,что и вам,а нафига нам идолопоклонники?...
Шаббат шалом!

Felix Spektor
Konstanz, Deutschland - at 2011-09-09 10:22:22 EDT
г-ну Суходольскому
1.Вы ничего не поняли.
2.Я живу в Германии,в городе Констанце,КонстанцА-в Румынии.Подучите матчасть.
3.Мид Израиля может предлагать молиться хоть с Хамасом и папашей римским-это политика,что почти всегда грязно.
4.Очевидно вы живете в Израиле или я ошибаюсь?Тогда вы имеете такое правительство,какое имеет...
По существу дела вы ничего не сказали,любезный...

Суходольский
- at 2011-09-09 09:06:34 EDT
Felix Spektor
Konstanz, Deutschland - Fri, 09 Sep 2011 08:11:53(CET)
И не надо заигрывать с идолопоклонниками,вводя термины иудеохристианская цивилизация.
Ам Израиль хай!


Я давно заметил, что самые горячие патриоты Израиля живут в Австралии или Констанце. Ваша позиция понятна. А вот что думают сами израильтяне:

МИД Израиля: пусть евреи молятся с христианами
В рамках подготовки к голосованию Генеральной Ассамблеи ООН по вопросу о палестинской независимости МИД Израиля разослал в заграничные дипломатические представительства нашей страны телеграмму с требованием организовать совместные публичные молебны евреев и христиан в знак солидарности с Израилем.

Как сообщает корреспондент «Едиот Ахронот» Итамар Эйхнер, МИД рассчитывает, в первую очередь, на помощь христиан-евангелистов, известных своими произраильскими позициями. С помощью публичных совместных молебнов МИД надеется создать впечатление массовой общественной поддержки Израиля, что должно оказать давление на правительства различных стран, пишет Эйхнер.


Видите, МИД Израиля, видно, хуже понимает интересы евреев, чем горячий парень из Констанцы.

Felix Spektor
Konstanz, Deutschland - at 2011-09-09 08:24:34 EDT
Вот это и есть мерзость "рава" Даниэля,притягательность зла,расстление евреев изнутри.Мне просто интересно,как могла эта католичка въехать в Эрец Исраэль по закону о возращении?Утаила?И она помогала и помогает расстлевать евреев.
Felix Spektor
Konstanz, Deutschland - at 2011-09-09 08:11:53 EDT
г-ну Суходольскому
Причем здесь горячий или холодный?Если эта поэтесса пишет стихи-это одно,если г-н Ружанский пишет о нет-это одно,но если она
...исповедует евреев-это полный пипец.У этой дамы не все в порядке с психическим здоровьем,поэтому она и нуждается...в исповедовании,эдакая психвампирша.
Кто опаснее-ВСЕ,хотя идеологически к иудаизму ближе младшие братки(мусульманство почти скалькировано с иудаизма).
Не надо ЛЮБИТь евреев,оставьте нас в покое!И не надо заигрывать с идолопоклонниками,вводя термины иудеохристианская цивилизация.
Ам Израиль хай!

Суходольский
- at 2011-09-08 18:49:51 EDT

Felix Spektor
Konstanz, Deutschland - Thu, 08 Sep 2011 17:48:37(CET)
Здесь не может быть никакого компромисса-эти люди ДОБРОВОЛьНО порвали с иудаизмом,приняв "веру"(они и позиционируют себя-НЕ
ЕВРЕЯМИ!) не просто чужую нам,но и враждебную нам.Здесь не может быть и капли толерантности


Ух, какие горячие парни живут в Констанце! А кто опаснее для евреев - христиане типа героев Ружанского или мусульмане? Кто "враждебнее"? Или ни с кем не может быть компромисса? Ни с кем диалога быть не может? Раз еврей, то и говори только с евреем!

Felix Spektor
Konstanz, Deutschland - at 2011-09-08 17:48:37 EDT
"Хотелось бы найти рациональный компромисс"
"надо пытаться понимать, задумываться и думать, если хотим быть людьми"
Здесь не может быть никакого компромисса-эти люди ДОБРОВОЛьНО порвали с иудаизмом,приняв "веру"(они и позиционируют себя-НЕ
ЕВРЕЯМИ!) не просто чужую нам,но и враждебную нам.Здесь не может быть и капли толерантности,не случайно по выкрестам читался
поминальный кадиш.И обратите внимание,г-жа Авгур использует псевдоиудейскую символику(Рош ха-Шана,Йом-Киппур...),но в ее стихи(талантливые,кто спорит) каплями яда вкраплены идеи паулинизма .Эти люди нуждаются в том,чтобы евреи восхищались ими,иначе их "мессия"выглядит просто двоечником.Евреи должны подтвердить откровения мамзера.Поэтому она и рвется исповедовать.Жаль ее,г-на Ружанского и подобных им.Любимая фраза подобных евреев-В этом что-то есть-абсолютно гнила.В ЭТОМ НИЧЕГО НЕТ!!!

Симановский В.
- at 2011-09-08 14:59:19 EDT
Виктор Каган прав: надо пытаться понимать, задумываться и думать, если хотим быть людьми. Почему многие агрессивно отвергают Улицкую: за её роман или из-за её высказываний об Израиле, о дискриминации там христиан, неприятия «выкреста» Даниэля, о.Александра Меня, и ...
Не совсем понятно, почему выкрест в кавычках и что означает многоточие в конце фразы: (Арбатову? Быкова? Израиля Шамира? Галича? Или «и других»? Или «и автора отзыва»?). Но ясно, что позиции Виктора Кагана и, например, Владимира Вайсберга – противоположны. Хотелось бы найти рациональный компромисс хотя бы на этом сайте.

Felix Spektor
Konstanz, Deutschland - at 2011-09-08 14:39:45 EDT
Г-ну Когану
Спасибо,что разрешили.Буду сам.
Тематика раздела-иудейско-христианский диалог(хорошо еше что в этом порядке...) так?
Могут ли евреи вести ДИАЛОГ с теми,кто своей открытой-скрытой целью ставит уничтожение еврейства,как такового?
И то,что на сайте,посвященном ЕВРЕЙСКОЙ ИСТОРИИ,агрессивно относятся к воспевающим выкрестов,ставших ими ПО СВОЕЙ
ВОЛЕ,а не по принуждению,так евреям и не нужно заботников о нас-у нас параллелельные пути,барух Хашем...
Г-ну Комиссаренко
Не надо выдавать желаемое за действительное,лгать-никакого бана не было.

Л. Комиссаренко - Виктору Кагану
- at 2011-09-08 12:38:22 EDT
Виктор Каган
- Thu, 08 Sep 2011 12:01:33(CET)
=========================================
Уважаемый Виктор!

Не обращайте внимания на этого деятеля. За злокачественный бред, который он здесь периодически несёт, модерация уже неоднократно обещала ему бан. Что-то там у них не срабатывает. А жаль.

Виктор Каган
- at 2011-09-08 12:01:33 EDT
Felix Spektor
Konstanz, Deutschland - at 2011-09-08 11:21:14 EDT
Это не диалог,а монолог,как и свойственно "уверовавшим" выкрестам. Давайте отделим поэтессу от исповедницы-психотерапевта.Стихи-прекрасные,все остальное-полный бред.И упоение г-на Когана,я думаю,относится к первому..


Чтобы, не дай Бог, Вас не обидеть, использую Вашу форму: сказанное о стихах верно, всё остальное полный бред. Буду признателен, если впредь будете бредить соло, не привлекая меня к дуэту.

Felix Spektor
Konstanz, Deutschland - at 2011-09-08 11:25:51 EDT
Это не диалог,а монолог,как и свойственно "уверовавшим" выкрестам.
Давайте отделим поэтессу от исповедницы-психотерапевта.Стихи-прекрасные,все остальное-полный бред.И упоение г-на Когана,я думаю,относится к первому.

Felix Spektor
Konstanz, Deutschland - at 2011-09-08 11:21:14 EDT
"В Израиле я пережила сильный кризис, в том числе и духовной идентификации: я себя чувствовала очень еврейкой и очень на месте в Израиле, и в то же время не знала, что делать со своим христианством, куда идти, где найти похожих по духу людей, … что исповедовать. И вот так, в поисках людей, которые могли мне помочь преодолеть этот кризис, я нашла Даниэля."
Это не диалог,а монолог,как и свойственно "уверовавшим" выкрестам.Давайте отделим поэтессу от исповедницы-психотерапевта.Стихи-прекрасные,все остальное-полный бред.И упоение г-на Когана,я думаю,относится к первому.

Виктор Каган
- at 2011-09-08 03:10:09 EDT
Большое спасибо. Живые свидетельства об этом замечательном человеке важны и интересны. Едва ли нам дано понять кого-то - и Даниэля Руфайзена в частности - до конца, но пытаться понимать, задумываться и думать надо, если хотим быть людьми.

При всей важности мнения Ольги Агур о романе Улицкой - кстати, очень обоснованного и взвешенного - подчеркну лишь одно: я встречал и в жизни, и на этом сайте крайне агрессивное отвергание романа Улицкой вовсе не потому, о чём говорит Ольга Агур, а как раз из-за непринятия "выкреста" Даниэля, как и о.Александра Меня, и ... И это ещё одна вещь, о которой имеет смысл задуматься.

Спасибо Вам и за статью, и за хорошие стихи Ольги, а редакции - за возможность прочитать это.