©"Заметки по еврейской истории"
сентябрь  2011 года

Геннадий Любезник

Германские выборы и суворовские фантазии

1. Вступление. Дела давно минувших дней. Выборы в рейхстаг, приведшие Гитлера к власти. Казалось бы здесь сейчас уже всё должно быть ясно, ведь тема изъезжена исследователями вдоль и поперек. А вот поди ж ты.

В последнее время интерес к этой теме подогрет построениями Виктора Суворова, согласно которым Сталин использовал Гитлера в качестве “ледокола”, чтобы, “разорив Европу руками Гитлера”, подготовить условия для её завоевания.

В рамках этой теории Суворов “доказывает”, что ответственность за приход Гитлера к власти лежит на Сталине, потому что германские коммунисты по приказу Сталина отказались образовать с социал-демократами парламентский блок, который, по мнению Суворова, преградил бы дорогу Гитлеру. В книге “Последняя республика” Суворов пишет1:

На выборах 1933 года Гитлер получил 43% голосов, социал-демократы и коммунисты - 49%. Но товарищ Тельман не пожелал выступить с социал-демократами единым блоком. Поэтому победил Гитлер.

Эти статистические данные фиктивны. На самом деле у коммунистов и социал-демократов было всего 31%, гораздо меньше, чем у Гитлера2. Кроме того, к моменту выборов 1933 Гитлер уже был у власти. Он стал рейхсканцлером ДО выборов. Образование блока коммунистов и социал-демократов ПОСЛЕ выборов не могло этому никак помешать.

Тем не менее, эта фиктивная статистика и гротескная логика до сих пор используются ведущими пропагандистами суворовской “школы”. Например, вот что сказала знаменитая журналистка Юлия Латынина в мае 20103, через пятнадцать лет после публикации "Последней республики":

На выборах 1933 года Гитлер получает 43% голосов, а социал-демократы и коммунисты вместе 49%. Если бы социал-демократы и коммунисты составили блок, то Гитлер просто не пришел бы к власти. Кто запретил коммунистам вступать в коалицию с социал-демократами? Сталин.

Проверка по Википедии – и сколько голосов получила какая партия, и когда Гитлер пришел к власти – занимает от силы пару минут. Но Латынина называет Суворова “гениальным историком”3 и верит этому гению на слово.

Этот и другие красноречивые факты от виднейших пропагандистов суворовской “школы” собраны в моей заметке “Свежие “изюминки” Виктора Суворова и его единомышленников”4, вокруг которой был организован круглый стол в 131м номере “Заметок”. Как деликатно сказано в моей заметке, эти факты бросают любопытный свет на качество аргументов, приводимых в пользу суворовской версии. В моей заметке также объяснено4:

Гитлер был назначен рейхсканцлером после ноябрьских выборов 1932 [на которых …. к]оммунисты и социал-демократы … набрали 37% голосов. А гитлеровская коалиция состояла из двух партий - нацисты (NSDAP) и националисты (DNVP), у которых совместно было 41% голосов. Это больше чем у коммунистов и социал-демократов вместе взятых. И если бы они составили блок, то на стороне гитлеровской коалиции всё равно было бы численное преимущество.

Итак, статистические данные не дают оснований думать, что после ноябрьских выборов 1932 блок коммунистов и социал-демократов [не допустил бы] Гитлера к власти; фиктивные статистические данные, на которые опираются Суворов и Латынина в цитированных отрывках, исправить невозможно.

2. Интеллектуальные игры при заранее заданном ответе. На ту часть моей заметки, где речь идет о германских выборах, ответил А. Клёсов в рамках круглого стола6. Его основная идея: Суворов по сути прав, хотя и допустил “дурацкую ошибку” в дате и статистике. А. Клёсов пишет6:

[К]оалиция была создана уже после того, как Гитлер стал канцлером. Или в результате того.

То есть, эта коалиция не могла помочь Гитлеру придти к власти (а без коалиции у нацистов не было численного преимущества над социал-демократами и коммунистами).

“Обосновывая” это мнение, А. Клёсов опирается на замечательную книгу Уильяма Шайрера о нацистской Германии7, но не сообщает своим читателям, что в ней идёт речь о

партии германских националистов, без чьей поддержки бывший австрийский ефрейтор не смог бы легально придти к власти. (стр. 201)

Поддержка выразилась в согласии националистов на коалиционное правительство во главе которого Гитлер был назначен канцлером. Президент Гинденбург категорически отказывался дать Гитлеру канцлерство без коалиции, как мы объясняем ниже, в части 4.

Мнение о правоте Суворова А. Клёсов выразил уже в давней (2004) статье5, где полностью игнорируются роль и само существование не только националистов, но всех политичеких партий Германии кроме нацистов, социал-демократов и коммунистов. В этом он следует Суворову, который в “Последней республике”1 не упоминает об этих других партиях, как будто они никогда не существовали. Между тем эти партии получили на ноябрьских выборах 1932 почти в два раза больше голосов, чем коммунисты, на которых Суворов возлагает вину за приход Гитлера к власти. Представим себе для сравнения, что вина за какое-то негативное явление возлагается на евреев, а гораздо более многочисленные участники даже не упоминаются.

И такое обращение с фактами вовсе не случайно. А. Клёсов подводит под него целую методологическую базу5,6:

[Ж]анр у Суворова такой. Интеллектуальные игры с опубликованными материалами и документами при заранее заданном неортодоксальном ответе.

Да, “жанр” несомненно такой: заранее фиксируется вывод, и под него подбираются аргументы. Знаменитый математик и философ Бертран Расселл метко выразил суть этого "жанра"8:

[O]тыскание аргументов для вывода, данного заранее, - это … система предвзятой аргументации.

У. Шайрер, будучи добросовестным хронистом, не задаётся заранее никакими ответами, а констатирует те выводы, на которые указывает совокупность фактов. Неудивительно, что его оценка роли националистов противоположна мнению А. Клёсова.

Но националисты - лишь одна из партий, которые, по правилам “жанра”, полностью игнорируются в “Последней республике” Суворова1 и в статьe А. Клёсова5. В настоящей заметке мы более подробно освещаем это хорошо забытое старое. Все эти партии после выборов в рейхстаг в 1932 так или иначе поддержали Гитлера. Коммунисты и социал-демократы не могли противопоставить ничего существенного этому прогитлеровскому большинству.

3. Кто как и с кем не объединялся. На ноябрьских 1932 выборах в рейхстаг голоса распределились так9:

Нацисты (NSDAP) 33.1%

Социал-демократы (SPD) 20.4%

Коммунисты (KPD) 16.9%

Центристы (ZP) 11.9%

Националисты (DNVP) 8.5%

Баварцы (BVP) 3.1%

Остальные семь партий 6.1%

Из этих данных видно, что у социал-демократов и коммунистов вместе было 37.3% голосов. Это больше, чем у нацистов, но далеко не большинство.

Но если бы все партии, кроме нацистов и коммунистов, объединились в блок вокруг социал-демократов, то у этого блока было бы 50% голосов. Это не только больше, чем у нацистов, это почти большинство!

Если бы всего две из этих партий, центристы и националисты, образовали блок с социал-демократами, то у такого блока было бы 40.8% голосов. Это хоть и не большинство, но больше чем у социал-демократов и коммунистов, и подавно больше, чем у нацистов.

Наконец, если бы центристы и баварцы, эти католические Schwesterparteien (т.е братские партии), образовали блок с социал-демократами, то у этого блока было бы 35.4% голосов. Это меньше, чем у социал-демократов и коммунистов, но всё равно больше, чем у нацистов.

Согласия Сталина ни на один из этих блоков не требовалось. Но ни один из них образован не был. С социал-демократами вообще никто не желал объединяться. Ни одна партия.

Зато желающих объединиться с Гитлером было достаточно.

Националисты стали коалиционными партнерами Гитлера, без чего этот “бывший австрийский ефрейтор не смог бы легально придти к власти".

Центристы “вели переговоры с нацистами, чтобы дать Гитлеру канцлерство, пока их не опередили Папен и националисты” (Шайрер, стр. 186). После чего центристы повели переговоры о присоединении к гитлеровской коалиции, чтобы дать ей абсолютное большинство в рейхстаге (см. ниже, часть 4).

23 марта 1933 центристы проголосовали за Закон о чрезвычайных полномочиях, позволивший Гитлеру, который к тому времени уже был канцлером, совершенно легально превратить Германию в тоталитарное государство10. Этот закон вносил изменения в конституцию и потому для его принятия простого большинства было недостаточно. Требовалось большинство в 2/3 голосов, которое и обеспечили центристы. Если бы центристы проголосовали против, закон не был бы принят. Но они единогласно проголосовали за. И все остальные политические партии, кроме социал-демократов и коммунистов, тоже голосовали за, и тоже единогласно.

Из всех партий только социал-демократы и коммунисты не делали ни того, ни другого, ни третьего – в коалицию с Гитлером не вступали, переговоров о вступлении в оную не вели, за Закон о чрезвычайных полномочиях не голосовали.

4. Прогитлеровское большинство в рейхстаге. В этой части мы освещаем ключевые шесть месяцев начиная с 31 июля 1932 (когда нацисты стали самой крупной партией в рейхстаге) до прихода Гитлера к власти.

Последнее германское правительство, опиравшееся на большинство в рейхстаге, рухнуло в 1930. Следующие три канцлера – Брюнинг, Папен и Шляйхер возглавляли президентские кабинеты, которые так назывались потому, что опирались не на большинство, а на чрезвычайные конституционные полномочия президента. И после того, как нацисты в июле 1932 стали самой крупной партией в рейхстаге, не имея в нём абсолютного большинства, Гитлер требовал для себя канцлерства с такими же чрезвычайными полномочиями, как у Брюнинга, Папена и Шляйхера.

Но президент Гинденбург резонно возражал, что чрезвычайные полномочия в руках Гитлера приведут к диктатуре (Шайрер, стр. 173). И потому,

Гинденбург назначил Гитлера возглавлять кабинет не президентский, а опирающийся на большинство в рейхстаге. (Шайрер, стр. 188-9)

Только идиот мог назначить Гитлера на такую должность при отсутствии в рейхстаге необходимого большинства. Гинденбург не был идиотом. Большинство имелось в наличии. Оно образовалось задолго до 23 марта 1933, когда все партии, кроме социал-демократов и коммунистов, единогласно проголосовали за Закон о чрезвычайных полномочиях. Три самые крупные партии этого прогитлеровского большинства были нацисты, националисты и центристы, совместно набравшие 53.5% голосов на ноябрьских выборах 1932.

Партия националистов была традиционным союзником нацистов. Как пишет У. Шайрер (стр. 186-7), у Гитлера и германских правых, которые голосовали за националистов, были общие цели - ликвидация республики и воссоздание авторитарного строя во внутренней политике, а во внешней - разрыв оков Версаля и воссоздание мощной армии, которая вернёт Германии её место под солнцем. Во втором туре президентских выборов в апреле 1932 националисты поддержали Гитлера (Шайрер, стр. 159).

Центристы, в отличие от националистов, не были традиционными союзниками Гитлера и не желали ликвидировать республику. На президентских выборах в апреле 1932 они поддержали не Гитлера, а Гинденбурга. Но после того, как на выборах 31июля 1932 нацисты стали самой крупной партией в рейхстаге, центристы “видели свою миссию в том, чтобы укротить Гитлера в коалиции с ним”. Стремясь склонить Гитлера к коалиции, они всячески виляли перед ним хвостом. Например, в сентябре 1932 проголосовали за избрание Геринга президентом рейхстага (Шайрер, стр. 170). Избрание состоялось, поскольку у нацистов и центристов совместно было тогда абсолютное большинство в рейхстаге.

Но кроме наличия прогитлеровского большинства в рейхстаге требовалась также готовность Гитлера опереться на поддержку этого большинства. Это и была та проблема, которая задержала приход Гитлера к власти на целых полгода.

Еще 13 августа 1932 Гинденбург призвал Гитлера проявить готовность к коалиционному сотрудничеству "с партиями правого крыла и центра”, но Гитлер отказался (Шайрер, стр. 168). Центристы не знали, что он вел с ними не добросовестные, а показные переговоры с единственной целью оказать давление на правительство (Шайрер, стр. 170). Гитлер отказывался от компромиссов и уклонялся от коалиционных соглашений. Всё, или ничего! Такова была его позиция.

Парламентские компромиссы противоречили ключевому элементу нацистской идеологии - фюрерпринципу (das Führerprinzip), согласно которому решения должны приниматься не голосованием, а единолично лидером (по-немецки “фюрером”). Внутреннее устройство нацистской партии было подчинено этому принципу. Требование Гинденбурга образовать с какой-то другой партией коалицию, которая невозможна без компромиссов, да ещё зависеть от голосования в рейхстаге, должно было вызывать у Гитлерa отвращение.

И так продолжалось почти пол-года. Гитлер требовал президентского кабинета, а Гинденбург требовал коалицию. Ни тот, ни другой не уступали. Но настаивая на “всё, или ничего”, Гитлер рисковал не получить ничего. И он наконец отступил, точнее, притворился что отступает, от фюрерпринципа, согласившись на ненавистную ему коалицию. С националистами. И буквально через несколько дней стал канцлером.

30 января 1933, прямо перед тем, как явиться к Гинденбургу для назначения канцлером, между Гитлером и лидером националистов Гугенбергом вспыхнул такой конфликт, что "коалиция чуть не распалась". Но Гитлер и Папен не махнули на Гугенбергa рукой, и не пошли к Гинденбургу без него, а сначала погасили конфликт, и только после этого, вместе с Гугенбергом, зашли в кабинет Гинденбурга (Шайрер, стр. 184). Они прекрасно понимали, что без коалиции с националистами “бывший австрийский ефрейтор” не будет назначен канцлером.

Получив канцлерство, Гитлер должен был добиться, чтобы его коалиция объединяла большинство депутатов рейхстага. Он этого добился на выборах в марте 1933, которые дали нацистам и националистам большинство.

Но для новых выборов требовалось согласие президента, которого ещё предстояло убедить, что выборы необходимы. Для этого 31 января, на следующий же день после того, как Гитлер стал канцлером, он провёл очередной раунд показных переговоров с центристами якобы на предмет их присоединения к коалиции. Центристы в коалиции ему, разумеется, были не нужны, он и националистов терпел с трудом. Поэтому он без труда сделал эти переговоры бесплодными и свалил вину за их провал на центристов (Шайрер, стр. 189). Только после этого Гинденбург согласился на новые выборы, как единственное оставшееся средство дать правящей коалиции большинство в рейхстаге.

То есть, Гинденбург надеялся на присоединение центристов к гитлеровской коалиции после назначения Гитлера канцлером. Центристы, прекрасно понимая, чтO делают, дали Гинденбургу веские причины думать, что в рейхстаге есть большинство, на которое может опереться Гитлер.

Суммируем. Гитлер был назначен канцлером потому, что (а) в рейхстаге образовалось большинство, на которое Гитлер мог, при желании, опереться, и (б) после шестимесячных уговоров и уламываний Гитлер наконец отступил на вершок от фюрерпринципа, и симулировал согласие опереться на поддержку этого большинства, пойдя на коалицию.

Измотав друг друга полугодовой неуступчивостью, Гитлер и Гинденбург сошлись на полпути. Гитлер пошел на ненавистную ему коалицию с националистами, а Гинденбург не стал настаивать, чтобы коалиция с самого начала включала центристов, оставив решение этого вопроса на после назначения Гитлера канцлером.

Ничего из всего этого нет в обеих статьях А. Клёсова5,6, которые, согласно правилам интеллектуальной игры при заранее заданном ответe, создают у читателя впечатление, что Гитлер был назначен канцлером просто потому, что был лидером самой большой партии в рейхстаге. И, значит, коммунисты могли ликвидировать эту причину, объединившись с социал-демократами в блок, у которого было бы численное преимущество над нацистами.

5. Что могли но не захотели сделать националисты и центристы и чего не могли сделать социал-демократы и коммунисты. Националисты и центристы могли заявить во всеуслышание, что ни в какой коалиции с Гитлером они участвовать не будут. Самый громкий способ сделать такое заявление – образовать коалицию с социал-демократами. Но если это было им по каким-то причинам противно, то они могли просто известить Папена и Гинденбурга о своём отказе от коалиции с Гитлером. Это ликвидировало бы всякие надежды, что Гитлер сможет образовать правительство, опирающееся на большинство в рейхстаге. А назначить Гитлера во главе президентского кабинета Гинденбург отказывался.

Националисты и центристы так не поступили потому что не захотели, а не потому, что не могли.

Что же касается социал-демократов и коммунистов, то они имели к прогитлеровскому большинству в рейхстаге такое же отношение, как известная бузина к известному дядьке. Они в это большинство не входили. Лютая вражда между ними ничего не добавляла к этому большинству, а блок этих двух левых партий ничего от этого большинства не отнял бы; у них не было абсолютно никаких рычагов заставить националистов и центристов изменить свою прогитеровскую позицию, или воспрепятствовать образованию коалиции, которая привела Гитлера к власти.

То есть, социал-демократы и коммунисты не имели никакой возможности ликвидировать те обстоятельства, благодаря которым Гинденбург назначил Гитлера канцлером.

Курьёзная суворовская фантазия состоит в том, что если бы коммунисты и социал-демократы образовали блок, то получили бы власть1:

…войти в коалицию с социал-демократами, … разделить портфели: социал-демократам - большинство министерств, коммунистам - меньшинство … Партия Гитлера рассыплется… Таким образом, войти в коалицию с социал-демократами означало для коммунистов (и для всего мира) крушение гитлеризма. После такого крушения коммунисты автоматически поднимались с третьего места на второе и делили власть с первой партией, с социал-демократами.

Любопытный свет на эту фантазию бросает событие, вошедшее в историю под названием der Preußenschlag (прусский переворот). 20 июля 1932 канцлер Папен отстранил от власти законное социал-демократическое правительство Пруссии, опираясь на чрезвычайные полномочия, полученные от президента Гинденбурга специально для этой цели. Выступая в тот же день по радио, он объяснил причины этой акции11:

Коммунисты ….. приобрели доминантную роль в прусских делах. Их цель – низвержение государства и конституции, их средства – разрушение религиозных, моральных и культурных ценностей нашего народа. … Долг каждого правительства – провести грань между врагами государства и теми, кто борется за будущее нации. Угроза союза социал-демократов и коммунистов требует решительных мер.

То есть, Папен и Гинденбург воспринимали одну лишь возможность союза социал-демократов и коммунистов как УГРОЗУ, требующую чрезвычайных мер. Напоминаем, что канцлера и министров правительства назначал президент Гинденбуг, находившийся под сильным влиянием своего друга Папена. Богатым же нужно обладать воображением, чтобы фантазировать, будто эти люди вручили бы власть не только в Пруссии, a во всей Германии блоку социал-демократов и "врагов государства".

Гораздо правдоподобнее диаметрально противоположный вариант. Гинденбург, Папен, Гитлер и Гугенберг восприняли бы блок "врагов государства" с социал-демократами как угрозу, требующую решительных мер. В результате вся эта антикоммунистическая братия стала бы гораздо сговорчивее, так что согласие на коалицию и назначение Гитлера канцлером состоялись бы быстрее, чем в действительности.

Продолжая фантазировать, Суворов пишет1:

Демократия так устроена, что в решающих, поворотных моментах истории основную роль играет меньшинство. … Именно такая ситуация сложилась в Германии в конце 1932 года... В этой ситуации судьбы Германии, Европы и всего мира оказались в руках меньшинства - в руках германских коммунистов. Поддержат коммунисты социал-демократов - и гитлеризм рухнет и больше никогда не поднимется. А если коммунисты поддержат гитлеровцев, рухнет социал-демократия.

Если "судьбы Германии, Европы и всего мира” и оказались тогда в руках какого-то меньшинства, то не коммунистов, а националистов и центристов. Это совсем другое меньшинство. Гинденбург назначил Гитлера канцлером благодаря коалиции с националистами и резонным надеждам на присоединение к ней центристов. И если бы социал-демократы и коммунисты образовали блок, то “судьбы Германии, Европы и всего мира” всё равно остались бы в руках националистов, центристов и Гинденбурга.

Суворов ошибся меньшинством. Неудивительно. Если не важны ни дата выборов, ни статистические данные, так почему должно быть важно, какое именно меньшинство?! Ошибаться так ошибаться!

6. Заключение. У. Шайрер справедливо пишет (стр. 185):

Ни один класс, группа, или партия в Германии не может избежать своей доли ответственности за гибель демократической республики и приход Адольфа Гитлера.

И на коммунистах, разумеется, лежит ответственность за то, что они, по приказу Сталина, боролись против социал-демократов, вместо того, чтобы сообща бороться против Гитлера. Это даёт основания утверждать, что

(а) Сталин помог Гитлеру придти к власти.

Но Суворов отстаивает другой тезис:

(б) Эта помощь сыграла решающую роль (Сталин вручил Гитлеру “ключи от власти”1).

Это РАЗНЫЕ тезисы. Тем не менее, А. Клёсов пишет6:

[П]олитика Коминтерна, диктуемая Сталиным, сыграла определенную роль в расколе германского рабочего движения и в итоге – в приходе Гитлера к власти. … Так что прав по сути Суворов.

"Определённую роль" - безусловно. Но это не значит, что Суворов прав. Это всего лишь значит, что верно (а), в то время, как Суворов утверждает (б).

Поучительно сравнить суворовский тезис с марксистским, который хорошо знаком получившим образование в советских школах: Гитлера привел к власти большой бизнес. Этот тезис мы тоже разделим на две части:

(а) Большой бизнес помог Гитлеру придти к власти, и

(б) Эта помощь сыграла решающую роль в приходе Гитлера к власти.

Информированному человеку не придет в голову отрицать (а). Зато (б) гораздо интереснее. Этому посвящена обширная статья в Википедии12.

Очень кратко суммирую содержание статьи. Марксистское (б) было и остаётся популярным в широких кругах. Но вопрос был основательно изучен профессором Йeльского университета Генри A. Тёрнером в 1970-80х годах, и благодаря его исследованиям среди специалистов утвердилось мнение, что марксистское (б) несостоятельно. Тёрнер убедительно показал, что основную часть финансов нацистской партии составляли членские взносы, а не вливания большого бизнеса. Нацисты были самофинансирующейся партией.

Какие же выводы можно сделать из этого? Во-первых, популярность идеи вполне совместима с её несостоятельностью. Суворовское (б) тоже популярно. Во-вторых, между (а) и (б) огромная разница. Из того, что (а) верно отнюдь не следует, что (б) также верно. И в-третьих, суворовское (б) гораздо гротескнее марксистского, потому что для осознания его несостоятельности вовсе не нужны кропотливые исследования архивных документов, вроде тех, которые провел профессор Тёрнер. Достаточно прочитать книги серьезных историков, вроде замечательной книги У. Шайрера. Только читать надо с открытыми глазами, а не с заранее заданным ответом - это абсолютно необходимое условие.

А. Клёсов пишет, что если заменить фиктивную суворовскую статистику на действительные данные, то выводы Суворова останутся в силе5:

Теперь - о том, в чем Суворов, безусловно, ошибся. Он написал:

"На выборах 1933 года Гитлер получил 43% голосов, социал-демократы и коммунисты - 49%. Но товарищ Тельман не пожелал выступить с социал-демократами единым блоком. Поэтому победил Гитлер" ("Последняя республика", глава 6).

Здесь Суворов ошибся, причем во всех трех цифрах. Надо было, если сохранять "суворовский" стиль, написать так: "На выборах 1932 года Гитлер получил 33% голосов, социал-демократы и коммунисты - 37%. Но товарищ Тельман не пожелал выступить с социал-демократами единым блоком. Поэтому победил Гитлер".

<>

Понятно, что Суворов сделал дурацкую ошибку. Потому что, напиши он как было на самом деле, то это точно вписывалось в его концепцию.

Факты здесь представлены согласно правилам интеллектуальных игр при заранее заданном ответе.

Во-первых, 33% и 37% в сумме дают не 100%, а всего 70. Что делали другие партии, получившие остальные 30% голосов, почти в два раза больше, чем коммунисты? Их что, паралич разбил? Они так и сидели сложа руки и безмятежно улыбались, с любопытством наблюдая, как история проносится мимо? Мы уже видели, что никакой паралич их не разбил. Они не сидели сложа руки. Объединяться умели и объединялись. Но не с социал-демократами, а с Гитлером.

Во-вторых, обойдено молчанием, что Гитлер был назначен канцлером во главе кабинета, который должен был опираться не на одну лишь нацистскую партию, а на большинство в рейхстаге, и не объяснено, с помощью какого механизма социал-демократы и коммунисты, имея всего 37% голосов, могли этому помешать. Такого механизма не было.

Удивляться ли, что Суворов пользуется фиктивной статистикой? Ведь 49% у социал-демократов и коммунистов - это почти большинство, так что никакого дополнительного механизма объяснять не нужно. А раз у нацистов 43%, то значит у всех остальных - всего 8%. С таким мизерным числом голосов эти партии серьёзного влияния на ход истории оказать не могли. Так что вина за приход Гитлера к власти лежит на коммунистах, по приказу Сталина не желавших объединяться с социал-демократами, и только на них. То есть, "ключи от власти" Гитлеру вручил именно Сталин. Такова роль "дурацкой ошибки" в суворовской конструкции.

Ссылки

1 Виктор Суворов, "Последняя республика", глава 6.

 http://militera.lib.ru/research/suvorov3/06.html

2. http://en.wikipedia.org/wiki/German_federal_election,_March_1933

3. “Код доступа”, 8 мая 2010. http://www.echo.msk.ru/programs/code/677955-echo/

4. Геннадий Любезник, “Свежие “изюминки” Виктора Суворова и его единомышленников“/

http://berkovich-zametki.com/2010/Zametki/Nomer8/Ljubeznik1.php

5. Анатолий Клёсов, “Рецензия на рецензию”, 2004

http://port-folio.org/2004/part762.htm

6 Анатолий Клёсов, “Старые “изюминки”.

http://berkovich-zametki.com/2010/Zametki/Nomer8/Klyosov1.php

7. William L. Shirer, “The rise and fall of the Third Reich; a history of

Nazi Germany.” Simon and Schuster, 1960

http://quod.lib.umich.edu/cgi/t/text/text- idx?cc=genpub;view=toc;idno=ABZ0764.0001.001

8 Бертран Расселл, “История западной философии”, глава XIII, http://www.psylib.ukrweb.net/books/rassb01/txt37.htm

9 http://en.wikipedia.org/wiki/German_federal_election,_November_1932

10 http://en.wikipedia.org/wiki/Enabling_Act_of_1933

11 Franz von Papen, “Memoirs”, Andre Deutch, London, 1952, стр. 192.

12 http://de.wikipedia.org/wiki/Großindustrie_und_Aufstieg_der_NSDAP


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1619




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer9/Ljubeznik1.php - to PDF file

Комментарии:

Г.Любезник
- at 2011-09-16 05:52:27 EDT
Я благодарю всех, оставивших положительные отзывы о моей работе. Для таких читателей приятно трудиться.

Мне снова приходится перейти в режим чтения - со временем хронические проблемы.

Элиэзер М.Рабинович
- at 2011-09-16 05:18:15 EDT
Вы меня удивили, уважаемый г-н Любезник, и я с трудом отыскал свой тогдашний комментарий. Я и тогда был осторожен в своём мнении и не понимал сравнения Суворова с Жюль Верном: или ты историк, или писатель художественной литературы. О Жюль Верне не может быть споров с разбором результатов выборов во Франции в его время. Суворов пишет о событиях, которые были на самом деле, и, стало быть, он историк, хороший или плохой, а не создатель нового жанра. Я и сейчас воздерживаюсь от суждения по сути его главного тезиса, что Сталин готовил нападение, которое Гитлер предотвратил.

Но тогда я сам не разбирал цифры, а сейчас их рассмотрел и увидел, что коалиция коммунистов и социалистов, основанная на числе мест в рейхстаге, навряд ли могла Гитлера остановить – я не разбираю гипотетический случай, что, позволь это Сталин, они могди бы выступить одним блоком на выборах и получить вместе больше мест, чем в сумме они получили, выступая отдельно. Но всё равно, коммунистов боялись, ведь они стояли во главе революции 1918 г., они-то ведь тоже были фашисты по сути (хоть и назывались антифашистами), и остальные партии несут никак не меньшую ответственность – в общем, Гитлер пришёл к власти потому, что он сумел убедить народ, что народу будет с ним лучше.

Буквоед - Б.Тененбауму:)
- at 2011-09-15 21:16:01 EDT
Б.Тененбаум-Буквоеду :)
- at 2011-09-15 20:49:13 EDT

Я, Вы будете смеяться, предвидел такой вопрос, но не от Вас:). Вы-то, батенька, знаете, что в "любимой нашей сторонке" господствовал принцип "ус-амся, но не поддамся", который никуда не делся, тем более в сегодняшней России. Но, и это "но" в том, что раскрой нынешний режим архивы, всё равно найдутся многие, которые скажут, что "вот именно те самые директивы и приказы уничтожили", ибо опять-таки никто в России власти не верил и верить не будет.

Г.Любезник
- at 2011-09-15 21:13:50 EDT
Элиэзер М.Рабинович
- Thu, 15 Sep 2011 20:24:34(CET)

Увлёкшись цифрами, я ни слова не сказал о самой статье г-на Любезника, написанной грамотно и профессионально. Его цифры - все - правильны, и они твёрдо показывают, что Гитлера можно было остановить без вмешательства Сталина и коммунистов, если бы не отвращение националистических партий к социал-демократам. Им были нужны социалисты, у которых в названии стояло ещё и "национал".

У меня нет устоявшегося мнения о правильности или неправильности основного тезиса Суворова, но это не имеет отношения к обсуждаемому здесь вопросу.


Уважаемый Элиэзер,

Признаюсь Вам откровенно: я чуть не заплакал, прочитав эту Вашу запись. Ведь тогда, год назад, во время круглого стола, Вы написали, что А. Клёсов показал несостоятельность моего подхода! И вот, под воздействием фактов, Вы изменили своё мнение!

Жму руку.

А. Клёсов, насколько я его знаю за четыре, по-моему, года в этой гостевой, на подобное не способен.

V-A
- at 2011-09-15 20:55:59 EDT
Элиэзер М.Рабинович

Центр, националисты, и социал-демократы имели 70+52+121 = 243 всё это против нацистских 196.



Социал - демократы были руконеподаваемыми в Германии. Ни
одна партия никогда с ними не сотрудничала и не
образовывала формальные коалиции. В чем тут причина, я не
знаю.

После выборов 32 года в Рейхстаге образовались две группы:
антигитлеровская (коммунисты и социал-демократы) и
прогитлеровская - все остальные.

Так что за Гитлера были не только националисты, но и
вообще весь парламент за исключением коммунистов и
социал-демократов.

Обьединяйся/не обьединяйся, но 37.3% меньше 62.7%

Б.Тененбаум-Буквоеду :)
- at 2011-09-15 20:49:13 EDT
. Что же говорить о подготовке операции по всей границе от Балтийского до Черного морей? А есть только "Соображения", но не найдены ни директивы, ни приказы. Говоря юридическим языком, всё базируется на косвенных уликах, etc

То-есть танки выехали на границу просто так, народ собрали на военные сборы и не распустили - это просто от скуки - а окружной военный госпиталь Белорусского Военного Округа перевели из Минска, где ему положено быть, в Брест, на самую линию границы - просто по капризу местного начальства ? А почему расположение войск в июне 1941 в точности соответствует "Соображениям" Василевского ? А если это все фигня и случайное совпадение - почему бы не вытащить из архивов подлинный план военного развертывания, такой, какой имелся на 1941, и не показать его заинтересованным лицам ? Посрамили бы скептиков, правда ? 70 лет прошло, как-никак, уж и СССР 20 лет, как скончался - вроде бы можно и рассекретить военный план, разработанный три поколения назад ?

Буквоед
- at 2011-09-15 20:40:15 EDT
Уважаемые диспутанты! Есть один нюанс, который как-то упускают из виду сторонники версии Суворова. В армии на всё издаются приказы, даже на "помывку бане личного состава Энской роты". Что же говорить о подготовке операции по всей границе от Балтийского до Черного морей? А есть только "Соображения", но не найдены ни директивы, ни приказы. Говоря юридическим языком, всё базируется на косвенных уликах, которые во многих случаях просто выдуманы или притянуты за уши. ИМХО в этом причина того, что Суворова нигде не принимают всерьез за пределами б. СССР
Элиэзер М.Рабинович
- at 2011-09-15 20:24:34 EDT
Увлёкшись цифрами, я ни слова не сказал о самой статье г-на Любезника, написанной грамотно и профессионально. Его цифры - все - правильны, и они твёрдо показывают, что Гитлера можно было остановить без вмешательства Сталина и коммунистов, если бы не отвращение националистических партий к социал-демократам. Им были нужны социалисты, у которых в названии стояло ещё и "национал".

У меня нет устоявшегося мнения о правильности или неправильности основного тезиса Суворова, но это не имеет отношения к обсуждаемому здесь вопросу.

Элиэзер М.Рабинович
- at 2011-09-15 20:12:54 EDT
Мне нравится взвешенный и обоснованный анализ Игоря Манделя. Это поразительно, что споры могут возникать даже о цифровых результатах выборов. Так что я сам поинтересовался. В Германии были выборы 1930, июля 1932, ноября 1932 гг. - я не считаю выборы 1933 г., когда Гитлер ужу был у власти, был пожар рейхстага и были арестованы все коммунисты.

В 1930 г., когда Гитлер получил 107 мест, а коммунисты с соц.-демократы примерно 210 мест и 37.6% голосов (http://www.fsmitha.com/h2/ch16.htm), у них был шанс образовать правительство, но Сталин запретил сотрудничество. Даже при этом - 37.6% - это не 51%. В ноябре 1932 г. у них вместе было 221 места против 196 упавших в популярности нацистов, и если бы не поддержка двух националистических партий и центристской фон Папена, Гитлеру власти не видать бы.

Я - не ахти какой любитель Сталина (думаю, что мне объяснять читателям это не надо), но националистические партии могли остановить Гитлера их коалицией с социал-демократами БЕЗ коммунистов:

Центр, националисты, и социал-демократы имели 70+52+121 = 243 всё это против нацистских 196. Почему они все выбрали тех "социалистов" против этих - я не знаю. Но в этой игре в альтернативную историю, можно твёрдо сказать, что внутригерманские политики - не нацисты больше виновны в приведении Гитлера к власти, чем Сталин, который попросту ещё и знать не мог, какой силы Гитлер. ИМХО.

Кстати, когда коммунисты грозили свалить правительство фон Папена, их поддержал Гитлер, а остыльные хлопали ушами.

Юлий Герцман
- at 2011-09-15 19:24:12 EDT
Г-н Любезник, по-моему Вы написали очень четкую статью. Я, как ни искал, не нашел в ней опровержения суворовской интерпретации в целом (она, кстати, во многом хорошо обоснована), но лишь опровержение одного из тезисов, не более того. Может быть, завтра некто Х опровергнет другой тезис, а может быть, и нет. Может быть опровержения создадут критическую массу, а, молжет быть - и нет. Мы этого не знаем. Поэтому я полностью присоединюсь к мнению Игоря Манделя.
Что же касается возражений выдающегося ученого широкого профиля, то я бы вовсе не стал с ним полемизировать - он смешивает синергизм с наперсточничеством, а собственное нежелание прочесть чужой текст объявляет непониманием высоты полета его мыслей. Утверждение же: "То, что В. Суворова читают миллионы людей – не может быть случайным." - мне кажется просто трогательным. Дэна Брауна читают не миллионы, а десятки миллионов - будем изучать историю по нему?
В то же время Ваша статья не лишена крупного недостатка, на который я обязан указать: на фотографии, сопровождающей ее, берет на Вашей голове сидит, как седло на корове, что, конечно же, снижает научную ценность работы.

Геннадий Любезник
- at 2011-09-08 22:50:30 EDT
Igor Mandel
Fair Lawn, NJ, USA - at 2011-09-07 19:44:04 EDT
Спасибо за прекрасный разбор ситуации. Я также оставил более подробный отзыв на статью А. Клесова.

Igor Mandel
Fair Lawn, NJ, USA - at 2011-09-07 19:41:45 EDT
Тем важнее подробный анализ "частностей" в стиле Любезника.

Буквоед
- at 2011-09-07 20:29:12 EDT
Полностью согласен с г-ном Манделем.


Уважаемые г-да Игорь Мандель и Буквоед,

Спасибо за высокую оценку.

У меня пока нет времени на активное участие в обсуждении (время, возможно, скоро появится). Но я считал и считаю, что факты, изложенные в моей заметке, говорят за себя. И рад видеть по Вашим записям, что не ошибся.

Igor Mandel
Fair Lawn, NJ, USA - at 2011-09-07 19:44:04 EDT
Спасибо за прекрасный разбор ситуации. Я также оставил более подробный отзыв на статью А. Клесова.