©"Заметки по еврейской истории"
сентябрь  2011 года

Виктор Каган, Григорий Злотин

Опыт переложения

Из Hans Günter Adler "Theresienstadt: 1941-1945"

О выжившем в гитлеровских концлагерях Гансе Гюнтере Адлере (1910 – 1988) и его книге я узнал некоторое время назад из статьи Анатолия Наймана. Мгновенной ассоциацией было вспыхнувшее воспоминание о картинах Ксаверия Дуниковского (1875 – 1964), виденных на  скандальной выставке в Манеже в 1962-ом – пятилетний опыт выживания в Освенциме он смог выразить лишь в абстрактной живописи. Евгений Михайлович Беркович нашёл книгу в библиотеке и скопировал для меня несколько стихотворений. Не  зная немецкий, о подстрочном переводе я попросил Григория Злотина – филолога-германиста и литератора, чьи стихи мне близки, и не ошибся. Во-первых, то, что он сделал, оказалось много больше, чем просто подстрочник, и дало возможность почувствовать эти стихи из земного ада, а во-вторых, подтвердилась небезосновательность ассоциаций с К. Дуниковским и мнения Евгения Витковского о том, что переводить нужно с языка, который знаешь. Тут бы, удовлетворив интерес, и остановиться, но меня уже затянуло в воронку прочитанного, результатом чего стало вольное переложение, дающее возможность пережить стихи Г.Адлера через время, не покушаясь на его переживание того запредельного опыта, который мне дан не был. Первый вариант показал ГригориюЗлотину и...

Виктор Каган

По-моему, Ваши переложения очень точно передают дух этих стихов. Кроме того, мне нравится сама идея перепева. Так стихи оживают и приходят в соответствие с духом и темпом нашего времени. У Адлера мощный напор экспрессионистской лексики и образов умеряется жёсткими скрепами размера и ритма. Это было его, авторское, решение – усилить послание стиха через контраст ужаса и порядка, очень по-немецки. В традиционном переводе, учитывая русскую морфологию – часть слогов приходится тратить на окончания – скорее всего, часть лексики, а, значит, и часть этих безумных метафор, пришлось бы потерять ради того, чтобы сохранить рифму и размер. И стихи потеряли бы экспрессивность. В переложении верлибром эти, отчасти искусственные, ограничения снимаются. Вы верно это почувствовали, отбросив и пунктуацию. Сводя до минимума формальные атрибуты, Вы заостряете до предела смысл. По-моему, правильно.

Григорий Злотин

И дальше мы уже работали вместе, катая на языке, пробуя на вкус и на слух слова и строки, стремясь к тому, чтобы текст окреп и смог слететь с наших рук. Для нас обоих это было столь же счастливым опытом сотрудничества, сколь потрясающим и тяжёлым опытом сопереживания. А ведь это только три из ста тридцати стихотворений и сопереживание, а не проживание выживания. Возможно, найдётся кто-то, кому достанет сил, мужества и таланта перевести стихи Ганса Адлера в буквальном смысле поэтического перевода. Мы остановились на том, что нам ближе и по силам – на переложении в надежде, что оно будет принято и воспринято как свидетельство, напоминание и предостережение, а нам удастся продолжить начатое.

В.Каган, Г.Злотин

на вокзале

людское стадо

тяжело вываливается из вагонных загонов

дрожа от унижения и стужи

 

оглушительный чад

нечленораздельного мычания

шаркающей по снегу плоти

трещит на морозе

вспарывая кишки

ржавыми ножами

обледенелых человеческих испарений

 

на коченеющих изломах бессильных шей

трясутся упавшие головы

 

вереницы сплетённых с узлами тел

изнемогая волокут на себе

дырявые коконы одеял

 

вместо шарфов на шеях

затёртые висельные верёвки

с номерами

для  рапортов и отчётов

 

под брызжущее злобой

давай шевелись

матери

дети

старики

больные

волокутся

шатаясь

спотыкаясь

о ражий хохот и брань

скалящихся загонщиков

 

и скоро валится наземь

убойное мясо двуногих

войско прóклятых

под золотом жёлтых звёзд

 

верёвками завиваются сполохи

присыпающей их пороши

она примерзает к телам

под градом ударов ветра

обрушивающихся

из бесконечности холода

 

прибытие

бесформенное месиво человечьего стада

разрываемое страхом

подгоняемое ударами и пинками

шатаясь ползёт в тьму и прах

 

тяжесть неволи

пригибает к земле

сдавленные голоса

 

набрякшие чугунной немотой ноги

подламываются на краю

распатланной могилы

 

под бичами проклятий

с разъеденными жаждой губами

истерзанные замысленной над ними враждой

убогие тени людей

тащат свои несчастные пожитки

схваченные верёвками безнадёжных надежд

и валятся под грузом их ненужности

 

спотыкаясь на гримасах хихикающей мостовой

затравленные шаги разбредаются по дырам бараков

щупальца смерти жнут урожай жизни

словно соломенную сечку

 

мельница мертвецов

ошмётки горелой человечины

в жерновах мельницы мертвецов

гниение скрюченной плоти

 

кишками наизнанку

топорщится месиво тел

в зловонном провале земной утробы

среди дотлевающего в пыли и копоти

бытия

 

безумный вой

захлёстнутых бредом блуждающих душ

вспарывает заплаты надежды

на рубище дня

исчезающего в глóткe вечности

 

осыпается с решёток крошево рук

 

голодная жажда

лижет соль каменеющих слёз

 

потухшие взгляды

лопаются не успев вылететь из глаз

 

белая пелена страха

на зеркалах

запавших щёк

и деревенеющих губ

 

жалкие тряхмотья судеб

испускают измученный дух

 

крик задыхается

и возвращается в прах


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1824




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer9/Kagan1.php - to PDF file

Комментарии:

Галина Гампер
С-Петербург, - at 2011-10-18 15:44:47 EDT
Дорогой Виктор,я об этом (в поэтической форме)читала только-Бабий яр Евтушенко,не идущий ни в какое сравнение с твоими текстами.Наверное иначе ,сильнее,нагляднее ни кто не напишет.Не знаю,переслать ли это единственной из наших писателей-М Г Рольникайте,она пробыла в том аду с14 до 18 лет.Всю дальнейшую жизнь она пишет прозу на грани документальной,т.е.понастоящему с ЭТИМ не расстается.Дома у нее маленький архив,могу дать ее позывные.
исанна
хайфа, израиль - at 2011-10-04 14:26:49 EDT
Только сегодня, сейчас прочла и услышала звучащий в стихах крик отчаяния: "несчастные пожитки схваченные верёвками безнадёжных надежд". Поэтически блестящие образы,вровень с безмерной трагедией. Страшно!
Спасибо.

Борис Дынин
- at 2011-10-03 19:11:18 EDT
Элла Дынину
- Mon, 03 Oct 2011 18:15:52(CET)
======================================
Поэтому: ужасно! Но думаю: какой народ более величественен, тот ли, который совершил Холокост, или тот, кто не мог помыслить свершить такое? Выбираю последний. И не мог он такое свершить уже по Вашему слову "А знаете, что самое страшное? Что у них нет силы на ненависть". И не только потому, что нет силы, но и потому, что есть человечность, о которой так много говорили преступники. Потерять эту человечность, значить перестать быть евреями, и тогда Ваш ужас будет и их победой. Но пока что: "Они хотели нас уничтожить, мы победили, давать садиться за праздничный стол"! Нет силы ненавидеть - не значит любить, не значит подставлять другую щеку. Мы оставались особым народом и сохранили себя. И путь, на котором, мы можем потерять себя это стать как другие народы, имевшие силу ненавидеть.

Элла Дынину
- at 2011-10-03 18:15:52 EDT
Но и в этом величие нашего народа!

Казак посмотрел на свои жертвы презрительно и разочарованно, остановил выбор на Мордехае и не спеша направил саблю на горло старого человека. До этого момента Мордехай оставался относительно спокойным. Но, когда лезвие чуть ли не коснулось его, он повернулся лицом к стволу, приложил к нему ладони, откинул голову назад и, возведя обезумевший взгляд к небу, выкрикнул первые слова предсмертной молитвы:
– Шма, Исраэль!
В голосе слышалось такое отчаяние, что Биньямин даже удивился: он не ожидал в отце такой жажды жизни.
Вдруг казак показал пальцем на искаженное ужасом лицо Мордехая (оно, видно, представилось ему очень смешным) и захохотал. Схватившись одной рукой за живот, а второй опираясь на саблю, которая врезалась в землю, он прямо помирал со смеху. Никто не проронил ни единого слова. Биньямин увидел, что Юдифь опомнилась, и догадался, что в ней закипает гнев. Она пришла в ярость, как это случалось с ней дома. Что было дальше, он видел уже смутно. Юдифь шагнула вперед и со всего размаху ударила казака по лицу кулаком (а может, раскрытой ладонью). Казак свалился на землю, она выхватила саблю и начала рубить его по голове, по плечам, по чему попало, как рубила на кухне мясо. Казак прикрыл голову руками, и Биньямин отчетливо увидел, как широкое лезвие вошло ему в запястье и ладонь отлетела в сторону – так иногда отлетает кусок мяса при рубке.
("Последний праведник")

...И ничего, что не красавица,
А мне такие больше нравятся!

Борис Дынин
- at 2011-10-03 14:19:10 EDT
Моисей Борода
- at 2011-10-03 11:12:00 EDT
========================================
Подписываюсь под словами Моисея

-------------------------------
Элла
- at 2011-09-10 16:13:25 EDT
А знаете, что самое страшное? Что у них нет силы на ненависть. И не только на ЭТОЙ стадии - не было никогда...


Действительно, страшно! Но и в этом величие нашего народа!

Моисей Борода
- at 2011-10-03 11:12:00 EDT
Моисей Борода - Майе.

Был просто потрясён Вашим непониманием того, о чём пишет Адлер и о чём публикация Виктора Кагана и Григория Злотина, как и тем, что Вы могли написать такое о ТАКИХ стихах.

Будучи достаточно знаком с историей Холокоста и, в частности, с тем, каким "комфортабельным" был "привилегированный лагерь" Терезиенштадт (!не более, чем промежуточное решение перед "окончательным решением") я считаю абсолютно недопустимым Ваши обрашённые к Виктору Кагану слова "Ваши представления, уважаемый господин Каган, о гетто, о лагерях, вообще о Шоа крайне поверхностные." - помимо всего, совершенно ничем Вами не доказанные.

Полагаю, что и за эти слова, и за безобразный тон "сверху вниз" ("я знаю! - вы не знаете!") Вам следует на этой же странице попросить у авторов этой замечательной, потрясающей публикации прощения - кроме всего, и для того, чтобы сохранить уважение к себе.

Михаил Бродский
Днепропетровск, Украина - at 2011-09-19 09:17:51 EDT
Пожалуй, ничего страшнее не читал у поэтов на эту тему. Только представить: каково человеку с художественным воображением и душой, потом жить, пройдя все это и лишившись самых дорогих и близких. Есть еще один страшный документ в художественной форме - книга Б. Леви, выжившего в Освенциме, но трагично завершившего свою сравнительно благополучную послевоенную жизнь - видимо, совладать с памятью не всем дано...
Ион Деген
- at 2011-09-17 20:03:53 EDT
Дорогой Виктор!
Ты знаешь, что я не люблю такую форму стихотворений. Но тут произошло чудо, которое, возможно, ты профессионально объяснишь. Я не заметил формы. Я читал в состоянии гипноза. Жаль, не посмотрел на часы, чтобы определить, сколько времени заняло у меня это чтение. И не могу тебе сказать, сколько раз перечитал эти душераздирающие картины. Если все стихи Адлера такой силы, то лучше их не переводить, чтобы уберечь психику читателей. Разумеется,читателей не таких, как некоторые отозвавшиеся.

Владимир Вайсберг
Кёльн, ФРГ - at 2011-09-11 02:52:35 EDT
Я не знаю, где и как мне прочитать оригинал. Но то,что сделал автор переложения выше всяких похвал и благодарностей!
Он ввёл нас в мир трагедии наших родных, показав не только и не столько внешние обстоятельства, сколько боль их сердей и муки их душ. Я плакал,читая и вспоминая моего пятилетнего кузена, бабушку, дедушку и двух тёть, погибших в Холокосте.

Б.Тененбаум
- at 2011-09-10 21:30:23 EDT
Майя
- Sat, 10 Sep 2011 19:19:07(CET)

Посреди миллионов людей, которых несло в печи, кому-то повезло задержаться в Терезиенштадте. За годы войны в этот лагерь попали около 140 тысяч человек (среди них 15 тысяч детей), из которых около 33 тысяч погибли, а 88 тысяч были депортированы в Освенцим или другие лагеря смерти и были убиты. Ho нет - надо отметить, что вот этот несчастный пробыл там дольше, чем справедливая г-жа Майя считает правильным, поэтому он живо пнула его память ...

Несварение желудка можно понять и извинить. Постоянное нудное подсчитывание денег в чужих карманах и выяснение, кто, где, когда и с каким образом словчил и кого обсчитал - ну, ладно, обьясним дурным характером. Как обьяснить припрыги на кучках пепла и поиски ловкачей, которым повезло сгореть позднее остальных ? Пределы мерзости есть -или отсутствуют, вообще и в принципе ?

Майя
- at 2011-09-10 19:19:07 EDT
----О выжившем в гитлеровских концлагерях Гансе Гюнтере Адлере (1910 – 1988) и его книге я узнал некоторое время назад из статьи Анатолия Наймана. Мгновенной ассоциацией было вспыхнувшее воспоминание о картинах Ксаверия Дуниковского (1875 – 1964), виденных на скандальной выставке в Манеже в 1962-ом – пятилетний опыт выживания в Освенциме он смог выразить лишь в абстрактной живописи. Евгений Михайлович Беркович нашёл книгу в библиотеке и скопировал для меня несколько стихотворений. Не зная немецкий, о подстрочном переводе я попросил Григория Злотина – филолога-германиста и литератора, чьи стихи мне близки, и не ошибся. Во-первых, то, что он сделал, оказалось много больше, чем просто подстрочник, и дало возможность почувствовать эти стихи из земного ада, а во-вторых, подтвердилась небезосновательность ассоциаций с К. Дуниковским...---

-------------------------------------------

Ваши представления, уважаемый господин Каган, о гетто, о лагерях, вообще о Шоа крайне поверхностные.

Элла
- at 2011-09-10 16:13:25 EDT
А знаете, что самое страшное? Что у них нет силы на ненависть. И не только на ЭТОЙ стадии - не было никогда...
Майя
- at 2011-09-09 16:25:16 EDT
Согласно Chronologie der Deportation aus dem Deutscen Reich... первый эшелон в Тепезиенштадт был отправлен из Берлина 2 июня 1942 года,ПРИБЫЛ 2 июня. В нем было 50 человек. За период со 2 июня по 14 июля было доставлено 10036 человек.
Уже с 14 июля начали людей вывозить, первый транспорт был отправлен в Минск, в Малый Тростинец 14 июля.

Марк Аврутин
- at 2011-09-09 14:49:52 EDT
Да, уважаемый Виктор, теперь всё понятно. Спасибо за разъяснение и выдержку.
Виктор Каган
- at 2011-09-09 14:19:13 EDT
Марк Аврутин
- at 2011-09-09 13:35:34 EDT

Уважаемый Марк! Адлер был не только в Терезине, но и в Освенциме и подразделении Бухенвальда - об этом пишет Найман (в предисловии есть линк), это даёт Wiki - "In 1941 he was sent to a Jewish workcamp where he worked until his deportation to Theresienstadt with his family on February 8, 1942. Adler was to spend two and a half years in Theresienstadt with his family before being sent to Auschwitz. At Theresienstadt, Adler did only minor work, such as room duty and barrack building. His wife, who was a medical doctor and chemist, led the medical central bureau. On Oct 14, 1944 he arrived with his wife and her mother at Auschwitz.[4]
Both women were put in the gas chambers that day. Adler was to lose his mother and father and sixteen members of his family to the Holocaust.
On October 28, 1944, Adler was deported to Niederoschel, a subdivision of Buchenwald, and in 1945, to other subdivisions of Buchenwald. On April 13, 1945 he was free."

Вас, вероятно, сбило с толку "выжившего в Терезинском концлагере". Был бы очень признателен редакции за поправку этого на "выжившего в гитлеровских концлагерях".

Марк Аврутин
- at 2011-09-09 13:35:34 EDT
Уважаемый Виктор, мне очень понравился ваш замысел. Помните, то ли Бродский, то ли Ахматова Бродскому говорила о величии замысла.
Ещё меня всегда восхищает сотворчество, и рад, что оно всё ширится на нашем портале.
Очень мне понравился отзыв о ваших переложениях, написанный вашим партнером - прямо можно взять за образец.
Что же касается ваших переложений, то не сомневаюсь, что они "очень точно передают дух этих стихов". Но у меня закралось сомнение, насколько точно сами стихи передают ту обстановку. Когда я читал, например, стихи Каценельсона, его "Сказание об истребленном еврейском народе", у меня не было никаких сомнений относительно достоверности описания того, что произошло в Варшавском гетто. Но я знаком с историей лагеря в Терезине - это не Освенцим и даже не Дахау.
Впрочем, к вашей работе это непосредственного отношения не имеет.
С уважением.

Григорий
Беэр-Шева, Израиль - at 2011-09-07 20:16:08 EDT
Я так плохо знаю немецкий, что не буду и пытаться сравнить Ваше переложение с оригиналом.
Ваш текст очень силён. Что очень впечатляет: вроде бы избыточный "тропизм" у Адлера, сохранённый в Вашем переложении, а ощущение какой-то аскетичности текста, мученической аскетичности, строгости - оно остаётся.
Спасибо!