©"Заметки по еврейской истории"
сентябрь  2011 года

Люсьен Фикс

Права человека

Фрагменты из книги мемуаров «В эфире Голос Америки»

Воспоминания ветерана русской службы

Фрагмент № 10

(фрагмент № 1 см. в № 7/2008, фрагмент № 2 – в № 3/2009, фрагмент № 3 – в № 6/2009,  фрагмент № 4 – в № 10/2009, фрагмент № 5 – в № 13/2009,  фрагмент № 6 – в № 20/2009, фрагмент № 7 – в № 3/2010,  фрагмент № 8 в № 8/2010, фрагмент № 9 – в № 5/2011)

1 августа 1975 года в Хельсинки был подписан Заключительный акт Cовещания по Безопасности и Сотрудничеству в Европе. Под этим Актом поставили подписи 33 европейские страны, Канада и Соединенные Штаты. 18 сентября он был ратифицирован Президиумом Верховного Совета СССР. «Голос Америки» подробно освещал это событие, которое, как надеялись правозащитники и отказники, должно было принести положительные изменения в области прав человека.

12 мая 1976 г. на пресс-конференции, созванной академиком Андреем Сахаровым, профессор Юрий Орлов объявил о создании Группы содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР.

Под учредительным Актом подписались – Людмила Алексеева, Михаил Бернштам, Елена Боннэр, Александр Гинзбург, Петр Григоренко, Александр Корчак, Мальва Ланда, Анатолий Марченко, Юрий Орлов, Виталий Рубин и Анатолий Щаранский. Рубин и Щаранский были активистами движения за выезд евреев в Израиль. Московская Хельсинкская группа, как её стали называть, была первая правозащитная группа, в которую вошли евреи-отказники.

Но изменения были к худшему. Московская Хельсинкская группа была разогнана КГБ, часть её участников, в том числе её основатели – Юрий Орлов, Павел Литвинов, внук бывшего министра иностранных дел СССР Максима Литвинова, Мальва Ланда и Анатолий Щаранский, были арестованы, другим пришлось покинуть СССР. Людмиле Алексеевой, Петру Григоренко и Виталию Рубину предложили выбирать между арестом и эмиграцией.

В 1978-82 годах, несмотря на давление властей, Московская Хельсинкская группа продолжала работать. К оставшимся на свободе присоединились Владимир Слепак, Юрий Мнюх, Наум Мейман, Татьяна Осипова, Иван Ковалев, Виктор Некипелов, Софья Калистратова, Юрий Ярым-Агаев, Леонард Терновский и Феликс Серебров. Репрессии в отношении членов группы продолжались. В общей сложности по приговорам судов, члены Московской Хельсинской группы были приговорены к 60 годам лагерей и 40 годам ссылок.

В 1989 году группа возобновила свою работу. В её состав вошли правозащитники Лариса Богораз, Сергей Ковалев, Вячеслав Бахмин, Алексей Смирнов, Лев Тимофеев, Борис Золотухин и Кронид Любарский. Председателем Московской Хельсинкской группы стала Лариса Богораз.

В 1993 году, после распада СССР Людмила Алексеева вернулась в Россию. В её представлении Россия стояла на пути к демократии. Но с приходом к власти Владимира Путина она увидела, что Россия вернулась к практике нарушений прав человека. Это побудило её вернуться к правозащитной деятельности и в 1996 году возглавить Московскую хельсинкскую группу.

Мне неоднократно приходилось встречаться с Людмилой Алексеевой, и каждый раз она сетовала на произвол российских властей. В марте 2005 года, сразу после возвращения из Хельсинки, где ей была вручена премия Улофа Пальме за ведущую роль в борьбе за права человека, в интервью Людмила Алексеева сказала:

«Положение с правами человека в России ухудшается не только год от года, но от месяца к месяцу. Государство, которое называет себя «социальным», практически отказывается от всех своих социальных обязательств перед людьми, как то: бесплатная медицина, бесплатное обучение, поддержка науки, культуры, образования. В плане политических свобод, закон о партиях лишил нас возможности появления новых партий. Все ведет к однопартийной системе партии власти «Единая Россия», ради которой все это делается. Вся идеология этой партии укладывается в одну фразу «Мы поддерживаем президента Путина всегда, что бы он ни делал».

В отношении свободных СМИ Людмила Алексеева констатировала: «У нас почти не осталось неконтролируемых государством средств массовой информации. Особенно это относится к телевидению – основному источнику информации для значительной части населения. Основные наши телеканалы жестко контролируются государством. Я хорошо помню, как это выглядело в советское время. Нынешние телеканалы стали очень похожи на советские. Что бы ни случилось в мире, репортаж начинается с того, какого посла или главу государства принял президент Путин. Хочу отметить прискорбный факт появления у нас политических заключенных. Это ученые Игорь Сутягин и Валентин Данилов, которых обвинили в государственной измене, хотя они просто занимались научной работой; посажены на долгие сроки Ходорковский и другие руководители компании «ЮКОС», хотя совершенно очевидно, что их преследуют по политическим мотивам. К этому, естественно, присоединяются и экономические желания – ухватить чужую собственность. Ходорковский меня устраивал своей близостью к гражданскому обществу, своей инициативой по поддержанию гражданского общества».

23 ноября 2006 года депутаты государственной Думы приняли Закон о неправительственных некоммерческих общественных организациях. Вот, что по этому поводу говорит Людмила Алексеева:

«Все правозащитные организации, и не только они, восприняли это как осознанную попытку разрушения гражданского общества, поскольку третий сектор, то есть некоммерческие организации, являются основой гражданского общества в России. И это не ошибка, не неведение, что они творят, а совершенно осознанная политика. Мы считаем, что это продолжение построения «вертикали власти», которая была объявлена нашим президентом после его избрания, уже доводимая до абсурда. Если судить по тексту закона, то он впрямую направлен, скажем, против филиалов и отделений зарубежных организаций в России. Не прописано в законе, но могу сказать вам совершенно определенно, поскольку я руководитель правозащитной общественной организации «Московская Хельсинкская группа», что этот закон впрямую направлен против правозащитного движения в России, против всех правозащитных организаций, которые работают в России, потому что они защищают граждан от нарушений их прав государством и его чиновниками. Правозащитное движение в нашей стране зародилось в середине 1960-х годов и, несмотря на очень суровые преследования и полное отсутствие финансирования, это движение сохранилось, а Советский Союз рухнул. Поэтому правозащитное движение подавить не удастся».

Постановление Совета Европы о некоммерческих неправительственных организациях критикует российский Закон об НПО в основном по двум нарушениям. Во-первых, Совет Европы считает государственный контроль над НПО чрезмерным, поскольку это дает государству право на нескончаемые и безосновательные проверки, и, во-вторых, в постановлении указывается на дискриминационный подход в отношении иностранных НПО по сравнению с российскими.

«Когда ко мне обращаются по поводу этого закона, – говорит Людмила Алексеева, – я каждый раз говорю, что этот закон, даже если в него внесут поправки, нельзя сделать конституционным и приемлемым для наших некоммерческих общественных организаций, потому что порочна сама концепция закона. В нормальном современном демократическом обществе институты гражданского общества контролируют бюрократические структуры, чтобы понизить уровень коррупционности, чтобы отслеживать и пресекать нарушения прав граждан со стороны бюрократических структур и отдельных бюрократов. Этот закон ставит все с ног на голову... Этот закон явно рассчитан на удушение гражданского общества и некоммерческих общественных организаций».

Хельсинкские соглашения, которые Советский Союз не намерен был выполнять, в какой-то мере помогли моей семье. Рожденная в США дочь моей кузины – Джин, в начале 1970-х годов по обмену студентами занималась в Москве. Она познакомилась и вышла замуж за москвича. По окончании учебы она вернулась домой, но её мужа не выпускали. Джин попросила меня помочь ей. Я обратился к моему знакомому, сотруднику Государственного департамента, который готовил списки «отказников» для вручения советской делегации на совещании в Хельсинки. По окончании совещания все числившиеся в списке были выпущены из СССР, в том числе и мой новый родственник.

Юбилей Хельсинских соглашений

29 июня 2005 года исполнилось 30 лет со дня подписания Заключительно Акта Хельсинкского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. В канун этой даты в Комиссии Соединенных Штатов по безопасности и сотрудничеству в Европе, которая также называется Хельсинкская комиссия, состоялись слушания, на которых выступил бывший государственный секретарь Генри Киссинджер, участник Хельсинкского совещания 1975 года.

В документе, который подписали 35 государств, наряду с признанными основными принципами международных отношений впервые был закреплен принцип уважения прав человека и основных свобод. Государства-участники совещания приняли на себя обязательства прилагать усилия, совместно и по отдельности, по всеобщему и эффективному претворению этих принципов в жизнь.

Открывая юбилейные слушания, председатель американской Хельсинкской комиссии сенатор Сэм Браунбек (Sam Brownback) вспомнил о событиях тридцатилетней давности:

Сенатор Сэм Браунбек

«Тогда я был молодым человеком. Я на тракторе колесил по полям моего родного штата Канзас, сея и собирая урожай. Меня очень интересовало, что происходит в Советском Союзе, который тогда был для нас рынком сбыта. Русские не могли понять, почему американцы могут выращивать большие урожаи пшеницы, а они нет. Но меня также поразил уровень человеческих страданий и настоящих трагедий. С этим я не мог смириться. Прошло время, и СССР рухнул. Люди получили возможность покидать страну. Это были события эпохальных масштабов. Хельсинкская комиссия США, созданная вскоре после подписания Хельсинкских соглашений, продолжает делать важное и нужное дело, и я счастлив, что мне доверили быть её председателем».

Сопредседатель Хельсинкской комиссии конгрессмен Кристофер Смит (Christopher Smith) был избран в Палату Представителей в 1980 году и возглавил Комиссию в 1983 году. Он посетил СССР в составе делегации Национальной Конференции в защиту советских евреев, встречался с евреями-отказниками и правозащитниками, которые, рискуя своей свободой, следили за выполнением Советским Союзом Хельсинкских соглашений.

Конгрессмен Кристофер Смит

Конгрессмен Смит посетил исправительно-трудовой лагерь «Пермь-35», где встречался с диссидентами. Выступая на юбилейной сессии Хельсинкской комиссии США, он сказал, что тогда понял, что молчать больше нельзя.

«Мы взяли на вооружение Хельсинкские соглашения, которые вызывали споры даже во время их подписания. Мы говорили им, вы согласились с нами по вопросам торговли, безопасности и прав человека, и мы приложим все усилия, чтобы вы выполняли взятые на себя обязательства».

Конгрессмен Смит напомнил, что Соединенные Штаты представили советскому руководству список узников совести, и с удовлетворением отметил, что некоторым из них был сокращен срок заключения, а некоторые были освобождены».

С программной речью на юбилейных слушаниях выступил Генри Киссинджер, активный участник выработки и подписания Хельсинкских соглашений.

Генри Киссинджер

Киссинджер сказал, что был крайне удивлен тем, что Советский Союз согласился на все пункты Хельсинкских соглашений, включая так называемую «третью корзину», в которой говорилось о правах человека и свободе эмиграции.

«Мы поняли, что советская система намного слабее, чем нам казалось, потому что русские согласились почти на все главные положения Хельсинкских соглашений. Не знаю, что выиграл Советский Союз, подписывая эти соглашения. Даже их позиция в Восточной Европе и линия разделения Германии были подорваны их согласием поставить свою подпись под этими соглашениями. Скажу откровенно, я не ожидал, что СССР согласится на подписание «третьей корзины». Мы достигли своей цели в этом вопросе, поставив права человека на международное обсуждение».

Киссинджер твердо убежден, что воссоединение Германии, ликвидация Варшавского договора, обретение независимости советскими сателлитами в Восточной Европе, а также последующие события, такие как «оранжевая революция» в Украине являются следствием Хельсинкских соглашений и преданности людей, в частности, членов Хельсинкской комиссии США, делу свободы и независимости.

В заключение своего выступления Генри Киссинджер отдал дань уважения академику Андрею Сахарову и Елене Боннэр, которые посвятили свою жизнь достижению этих идеалов. Он вспомнил о своих встречах с ними в Москве.

Андрей Сахаров и Елена Боннэр

«Я несколько раз посещал их скромную квартиру на одном из верхних этажей многоэтажного дома, где лифт часто не работал. Так жили всемирно известные люди с хроническими сердечными заболеваниями. В наших беседах они рассказывали, что собой представляет свобода слова в Советском Союзе. Сахаров занимал высокое положение в науке, и они могли пользоваться всеми благами советской системы. Но они предпочли другие ценности – свободу и гуманизм. Я встречался с ними три или четыре раза и продолжал поддерживать с ними контакт. Для меня эти встречи незабываемы».

На юбилейную сессию Комиссии Соединенных Штатов по безопасности и сотрудничеству в Европе была приглашена Елена Георгиевна Боннер, но не смогла приехать по состоянию здоровья. Вместо неё приехала её дочь Татьяна Янкелевич, директор Сахаровской программы по правам человека в России и странах Евразии при Гарвардском университете. Я попросил её суммировать для «Голоса Америки» её выступление. Привожу его с некоторыми сокращениями:

«В 2005 году исполняется 30 лет двум очень важным событиям международного значения и, в первую очередь, борьбы за права человека. Первое – подписание Хельсинкских соглашений, второе – присуждение в том же году Нобелевской премии мира Андрею Дмитриевичу Сахарову. Впервые Нобелевская премия была присуждена за достижения в области прав человека. Эти события сделали права человека предметом международного обсуждения и укрепили место и роль прав человека в современном мире. Для Сахарова было очень важно слышать в Хельсинкских соглашениях эхо его идеи, что права человека являются основной составляющей и важнейшим фактором того, что называлось детантом, то есть, разрядки напряженности или, как он это формулировал, что соблюдение прав человека совершенно необходимо для сохранения международной безопасности.

В седьмой главе Хельсинкских соглашений записано, что участвовавшие страны обещают соблюдать права человека и основные свободы, включая свободу мысли, совести и вероисповедания для всех, без различия расы, пола, языка и религии, и будут продвигать и распространять эффективное использование гражданских, экономических, политических, социальных, культурных и других прав и свобод. И всего несколькими месяцами спустя эти слова прозвучали эхом в присуждении Андрею Сахарову Нобелевской премии, где говорилось, что Сахаров бескомпромиссно и энергично боролся не только против злоупотребления властью и насилия над человеческим достоинством, но с такой же энергией он боролся за идеал государства, основанного на принципе правосудия для всех.

Сахаров убедительно показал, что соблюдение индивидуальных прав человека может служить надежным фундаментом для настоящего и прочного международного сотрудничества в будущем. Сегодня практически всем понятно, что преданность Сахарова демократическим ценностям оказала огромное влияние на либерализацию Советского Союза и помогла положить конец «холодной войне». Идеи Сахарова приобрели новое значение и наполнились новым смыслом после событий 11 сентября 2001 года и последовавших за ними террористических актов.

Хочу напомнить, что личный архив Сахарова был передан его вдовой Еленой Боннэр Гарвардскому университету. Эти документы были вывезены из Советского Союза в 1970-х и 80-х годах. Это был результат усилий очень многих мужественных людей, которые понимали, как важно спасти эти документы от КГБ. До того как этот архив был передан Гарвардскому университету, он в течение десяти лет хранился в университете Брандайс в Соединенных Штатах.

Материалы, содержащиеся в Гарвардском архиве, освещают не только прошлое, но и настоящее. Они обращены к соратникам Сахарова по правам человека в таких странах, как Китай, Северная Корея, Иран и во многих других странах. Даже сама драма жизни Сахарова оправдывает необходимость и важность сохранения этого архива. Сахаров способствовал подрыву монополии марксистской идеологии в Советском Союзе, и тем самым, положил конец монополии коммунистической партии. Сахаров первым привлек внимание мировой общественности к тесной связи между акциями политического терроризма, организованными разными странами, в том числе, Советским Союзом.

История ХХ века не может быть написана, не принимая во внимание жизнь и деятельность Андрея Сахарова. Сахаров и другие советские диссиденты внесли огромный вклад в глобализацию прав человека. Еще не поздно надеяться, что ХХI век, рождение которого они приблизили, воспримет их идеи и проведет разделительную черту между собой и кровавым ХХ веком».

Академик Сахаров вошел в историю не только как великий ученый, но и как гуманист и бескомпромиссный борец за права человека. В третьем томе «Истории ХХ века: 1952-1999» известного английского историка Мартина Гилберта имя академика Сахарова упоминается по меньшей мере десять раз. Приведу несколько выдержек:

«19 марта 1970 года Сахаров подписал открытое письмо в адрес руководства КПСС с протестом против недостатка политических свобод в СССР и призвал к открытому обсуждению важнейших вопросов. 21 августа 1973 года Сахаров собрал у себя на квартире пресс-конференцию, в ходе которой сказал журналистам, что согласие Запада принять условия, предложенные Советским Союзом, представляет серьезную угрозу для всего мира. Несмотря на предупреждение КГБ, через три дня Сахаров собрал у себя на квартире еще одну пресс-конференцию, на которой обвинил советских психиатров в пособничестве советским властям, которое позволяло тем отправлять политических диссидентов в психиатрические больницы.

До этого власти не решались применять репрессии против всемирно известного правозащитника, но в 1980 году он и Елена Боннэр были высланы в закрытый для иностранцев город Горький. За день до высылки Сахаров вместе с другими правозащитниками, следившими за выполнением Советским Союзом условий Хельсинкских соглашений, осудил советское вторжение в Афганистан».

На юбилейной сессии Хельсинкской комиссии США по случаю 30-тилетия подписания Заключительного акта совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе со мной рядом сидел Макс Кампельман, глава американской делегации на Мадридской конференции по проверке выполнения государствами-участниками условий Хельсинкских соглашений.

Макс Кампельман

В беседе со мной он сказал, что несмотря на данные советским руководством в 1975 году обещания, в Советском Союзе продолжались репрессии и что со времени начала Мадридской встречи в 1980 году в СССР по политическим и религиозным мотивам было арестовано и осуждено на разные сроки заключения более пятисот человек.

(продолжение следует)


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1331




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer9/Fiks1.php - to PDF file

Комментарии:

Александр Ларин
США - at 2011-09-12 16:43:26 EDT
Спасибо, интересно. Я знавал правозащитников

с американской стороны для которых это

дело было прибыльной кормушкой и вовсе

не тем что думала Алексеева…

Россия до демократии не доросла и искоренить

поклонение "самовластью и кнуту" за пять минут

невозможно… Я пережил несколько волн российской

эмиграции и видел немало примеров когда "будущую

Россию" мечтали строить на иностранные средства

или силой иностранного оружия…



Слава Богу, что евреям удалось вырваться из Совка,

но от этого менталитет жителей Калуги не стал более

склонным к пониманию демократии как системы, а не

как беспредела… Сейчас евреев стало меньше, но вся

энергия ненависти перекинулась на "косоглазых"

различных мастей…

Капитализм наживается на кризисах и катастрофах

как природных так и системных. Раньше рабов и

крепостных (включая СССР) надо было кормить и

содержать. Сегодня рабов берут в аренду… До поры

до времени игра удается, но потом рабы начинают

бороться с хозяевами и предъявлять "требования"

Россия сегодня переживает суровый кризис и Путин

для большинства жителей Калуги гораздо более

понятен, чем Алексеева…..

София
Нью-Йорк , Н-Й , США - at 2011-09-12 15:45:03 EDT
Очень интересный материал. Хотя почти многое известно,но собранные воедино факты впечатляют и заставляют задуматься о мире, в котором мы живем. С нетерпением ждем продолжения.Спасибо.