©"Заметки по еврейской истории"
сентябрь  2011 года

Ури Андрес

Спиноза и время

 

Спиноза был первым, кто применил с полной уверенностью идею всепроникающего детерминизма к человеческому мышлению, чувствам и действиям. Я полагаю, что его взгляд не завоевал всеобщего признания среди всех, кто стремится к ясности и строгой логичности лишь потому, что это требует не только последовательности мышления, но и необычайной честности, великодушия и скромности

Эйнштейн, 1932г., о Спинозе, в письме другу

Этот очерк о Спинозе и о его влиянии на умы по прошествии столетий после выхода в свет написанных им трактатов, предназначен для читателей, интересующихся метафизикой, но специально не знакомившихся с жизнью и вкладом Бенедикта Спинозы. Очерк состоит из краткого конспекта биографических данных о Великом Шлифовальщике Линз, прожившем короткую и не богатую событьями жизнь, и синопсиса его основных идей, релевантных для современного сознания. Обсуждается взгляд Спинозы на детерминизм - один из центральных вопросов философии.

Приведенный материал составлен на основании многочисленной литературы о Спинозе, существующей на различных языках, и имеет целью избавить читателя от необходимости обращения к источникам или, наоборот, вызвать интерес к углубленному чтению его работ.

В очерке сделаны попытки понять причины отлучения Спинозы от еврейской общины.

Последние страницы очерка посвящены современному восприятию концепции детерминизма, являющейся краеугольным камнем философской системы Спинозы. 

*

В мире не возникают новые великие вопросы бытия. Человеческое сознание многих поколений сконцентрировано на поиске ответов на то, как был создан мир, какова его структура и механизм  происходящих в нем процессов и какое место в необозримой вселенной занимает человек.

Появляются лишь новые, сменяющиеся, ответы. Их источником являются прогресс в естественных науках, опыт мировой истории людей и мудрость гениальных мыслителей.

Причины и условия появления гениев неизвестны сегодня, как они были неизвестны в прошлые тысячелетия. «Истоки великих рек и великих людей теряются во мгле», - говорит древняя индийская книга.

Бенедикт Спиноза принадлежит к когорте гениев, в которую входят Сократ, Кант, Гегель, Ницше, Рафаэль и Леонардо, Шекспир, Бах, Моцарт, Бетховен, Шостакович, Дарвин, Ньютон, Эйнштейн, Пушкин, Толстой, Достоевский, Чехов, чьи мысли и чувства повлияли и продолжают влиять на наше видение мира и воспитание чувств.

Оставаясь современным и актуальным в 21-ом столетии, в своем постижении реальности Спиноза приблизился к пределам возможности человеческого разума и воображения.

Один из трех аутентичных портретов Бенедикта Спинозы

Его особая роль в поисках понимания людьми окружающего мира не ограничивается лишь его философским вкладом. Сама жизнь Спинозы является особым примером бытия человека, ощущающего интеллектуальное давление неизвестности устройства мира и положения в нем человека, давления столь мощного, что оно полностью исключило все другие интересы.

Спиноза с необычной ясностью ощущал несоизмеримость краткой человеческой жизни и повседневных человеческих стремлений с необозримостью вечной и бесконечно  сложной вселенной, в которой мы существуем. Образ жизни, который Спиноза установил для себя и которому неуклонно следовал и рекомендовал другим, был далек от обычного существования людей как в его, так и в наше время. Спиноза был убежден, что полноценной жизнь человека может быть лишь в том случае, если он в состоянии видеть глубинную метафизическую структуру реальности.

Образ жизни Спинозы - редкий пример всепоглощающего стремления к пониманию мира, исключающего материальные интересы и соревнование за положение в обществе. «Радость я понимаю, как пассивный переход сознания в состояние большего совершенства, а под болью – пассивный его спуск в состояние меньшего совершенства, - писал Спиноза в своем главном труде «Этика».

*

Люди, одаренные мощным интеллектом и волей, редко обращают внимание на вечную загадку звездного неба и на феномен существования под ним человека с его сознанием и творческими способностями. Эти люди посвящают свою волю и талант завоеванию власти над посредственным большинством, борьбе за материальный успех, за влияние на умы и чувства людей. Даже те из них, кто по роду своей деятельности занят разгадкой тайн бытия, редко оставляют борьбу за власть, первенство, славу, деньги, признание и почитание.

У великого Ньютона в годы зрелости страсть к постижению мироустройства уступила земным интересам. Несмотря на свои гигантские научные достижения, он отказался от скромной и ограниченной жизни ученого, сменив профессуру в Кембридже на положение высокооплачиваемого и наделенного властью государственного министра. Последний 31 год своей долгой жизни он провел в Лондоне, в должности Мастера Монетного двора - в положении, эквивалентном министру финансов английского королевства.

*

Не только редкие способности и еще более редкое направление мысли сформировали философа Спинозу. Духовные перемены в Европе 17-ого столетия сыграли важную роль в его развитии. Этот необычайно одаренный мыслитель не смог бы достичь столь радикально нового и глубокого проникновения в реальность окружающего человека мира, родись он ранее своего времени. Великие духовные перемены коснулись миллионов европейцев, но лишь единицы, одаренные и чувствительные люди, восприняли революционный импульс времени.   Свою короткую жизнь Спиноза прожил в Нидерландах в эпоху европейской научной революции Коперника, Кеплера, Ньютона, Галилея, Гюйгенса, Лейбница, Декарта и других люминариев естественных наук и философии.

Протестантская Реформация христианской церкви вместе с ее нетерпимостью и фанатизмом, приведшими к насилию и религиозным войнам в Европе, содействовала также и пробуждению свободомыслия, зачатков политической свободы. Социальные концепции Спинозы впитали атмосферу этого удивительного времени. Они взволновали умы современников и людей последующих столетий. Социальные и политические воззрения Спинозы, которые изложены в его «Теологическо-политическом трактате», во многом соответствуют нашему времени.

*

Неизвестны причины исторических массовых порывов к раскрепощению сознания, к научным открытиям. Во времена научных революций ученые не преследуют одинаковые цели и их исследования редко концентрируются на сходных проблемах. Их объединяет не решение одних и тех же задач, но электризующий дух открытия новых горизонтов, ниспровержение авторитетов прошлого, освобождение от предрассудков.

Часто самые различные достижения в естественных науках сплавляются в единую, справедливую для данного времени, концепцию реальности. Астрономические наблюдения и расчеты Коперника и Галилея опровергли птолемеевский геоцентризм и утвердили гелиоцентрическую модель солнечной системы. Открытие гениальным Ньютоном силы притяжения между материальными объектами (гравитации) и Гюйгенсом центробежной силы, возникающей при криволинейном движении тел, позволили объяснить круговые траектории движения планет и создать удовлетворительную модель солнечной системы.

Но научные аксиомы не вечны. Даже столь естественная и незыблемая ньютоновская механика оказалась не универсальна. В 20-ом столетии астрофизические открытия показали, что теория ньютоновской гравитации не объясняет динамику вращения галактик, где гравитационные ускорения запредельно низки. В этих случаях ускорение перестает быть линейно пропорционально гравитационной силе, открытой Ньютоном.

  В то же время в 20-ом столетии философская система Спинозы, созданная в 17-ом, через теории Эйнштейна стала концептуальным элементом в развитии физики.

*

Во времена Спинозы идеи пантеизма не были новы. Древние индийцы и китайцы, досократовские греки и буддисты обожествляли  природу. Спиноза пришел к пантеистическому пониманию мира на основании своего собственного анализа реальности через критику религиозной иудео-христианской концепции и синтеза современных ему достижений европейской науки и философии, которыми он постоянно интересовался. Развитию идей Спинозы способствовал дух времени относительная свобода мысли, существовавшая в Нидерландах.

  Несмотря на его изгнание из еврейской общины в возрасте 24 лет, его дружбу с кальвинистами, его погружение в европейскую философию и его полный разрыв с еврейством, Спиноза, безусловно, является еврейским мыслителем, вышедшим далеко за пределы национальных границ.

Семья Спинозы и первоначальное еврейское образование оставались в его сознании.

Спиноза был знатоком иврита. Его посмертно опубликованный «Компендиум грамматики еврейского языка» - оригинальная лингвистическая работа, предназначалась для его друзей, желавших изучать Тору. «Компендиум» состоял из двух частей и был написан в геометрической манере. Тридцать три главы первой части содержали этимологию языка. Вторая часть – синтаксис закончена не была.

*   

В своей стройной всеохватывающей философской системе Божественной Природы, он исследовал широкий спектр проблем онтологии, эпистемологии и этики. Он затронул глубинные следствия постулатов пантеистического описания вселенной, вдохнул в них новую энергию и привлек к ней интерес мыслящих европейцев в то время, когда лавина новых научных открытий и Протестантская Реформация исчерпали ресурсы человеческого разума, доступные для идеологических «перестроек» и «перезагрузок».

*

  Никто кроме Спинозы не достиг столь полно сущность идеальной жизни философа и свободного человека. Лишь отдельные стороны жизненного пути Ницше и Витгенштейна походят на жизнь философа Спинозы. Спиноза жил одиноко, считая, что эмоциональные сложности, возникающие при близких отношениях с людьми, ограничивают возможность свободного мышления.

Спиноза писал, что «свободный человек, живущий среди невежественных людей, стремится всеми силами отказаться от их милостей…Тот, кто живет, руководствуясь разумом и любовью к благородству, отвергает злобу, ненависть и презрение». Он неизменно следовал этим принципам и оставил высочайший пример независимого мыслителя, чей образ жизни подтверждал его моральное учение.

В его предельно скромной жизни, лишенной материального достатка и комфорта, занятие философией сочеталось с ручным трудом по изготовлению оптических линз – основным источником его существования.

Постоянное углубление своего понимания реальности было его единственным удовлетворением и радостью.

 *

  Основами биографических сведений о Спинозе является вышедшая в Гааге в 1705г. книга лютеранского священника Иоханнеса Колеруса и книга гаагского доктора Лукаса, вышедшая в 1719г. В многочисленных современных источниках о жизни и работах Спинозы использованы документы, обнаруженные в последующих столетиях. 

   Спиноза родился в 1632г. в Амстердаме в семье португальских эмигрантов - маранов. Его дед был известным лидером еврейской общины этого города, а отец Михаэль Эспиноза - успешным коммерсантом. Спиноза рано потерял мать, в возрасте 22 лет потерял отца, а затем и братьев.

  Молодость Спинозы проходила во время завершения 80-летней войны Нидерландов за независимость от испанской короны, правящей голландцами с 1506г. Долгое испанское господство оказало влияние на культуру германоязычных голландцев, но вызвало их глубокое недовольство, окончившееся всенародным восстанием.

  Борьба за независимость 17-ти голландских провинций началась со взрыва религиозной нетерпимости кальвинистов - иконокластов. В 1566г. кальвинисты начали разрушать статуи святых в католических церквях и монастырях страны, считая их объектами идолопоклонства. Этот инцидент послужил сигналом для начала голландской революции.

  Война за национальный суверенитет Нидерландов и за право граждан исповедовать протестантскую версию христианства активизировалась в 1567г. после необычайно жестокой карательной экспедиции герцога Альбы, посланного в страну испанским королем Филиппом II для искоренения протестантизма, завоевывающего признание голландцев. Герцог Альба арестовал и казнил голландских лидеров, герцогов Эгмонта и Горна, казнил и пытал многие сотни горожан и сельских жителей, наложил на население чрезмерно высокие налоги. Страну охватило восстание, в котором приняли участие все классы общества.

  Голландская революция произвела глубокое впечатление на европейцев. Трагическая судьба Эгмонта – символа борьбы Нидерландов за независимость - послужила темой для пьесы Гёте и для известной увертюры к ней Бетховена «На смерть героя».

  Война за независимость завершилась в 1648г. Утрехтской унией, по которой 7 северных провинций обрели независимость. Остальные провинции отошли Франции, вторгнувшейся вместе с Англией в Нидерланды. Спинозе в это время было 16 лет.

   Кальвинистская версия Реформации, проникшая в Нидерланды из Франции, породила не только религиозную нетерпимость и иконоклазм, но и стала ключевым фактором мощного потока интеллектуальной культуры в протестантские страны. Распространение грамотности среди городского и сельского населения, неограниченный доступ к знаниям через изобретенное в 15-ом столетии в Германии книгопечатанье, религиозные диспуты, поощряемые реформаторской церковью, апеллировали к разуму людей больше, чем к сердцу и чувствам, давали возможность людям делать собственный выбор в вопросах мировоззрения.

 Реформация породила дух протеста и критики, неизбежно затронувший и консервативную амстердамскую еврейскую общину. Еврейские эмигранты, выходцы из Испании и Португалии, в прошлом «новые христиане», вернулись к своей исконной вере после нескольких поколений, искренне или подневольновыполнявших ритуалы католической церкви. Они были близко знакомы с христианской теологией. Протестантизм, с его страстной критикой папизма и католической церкви, вызвал интерес в среде молодых членов еврейской общины.

*

  Свое начальное образование Спиноза получил в общинной школе и ешиве под руководством ученых раввинов, хахамов Шауля Леви Мортейры и Менаше бен Исраэля. Последний был значительной активной фигурой в еврейской общине выходцев из Португалии. Бен Исраэль - мессианский мистик, теолог, философ и полиглот, был автором многочисленных книг по проблемам иудаизма, часть из которых была основана на предрассудках и наивных заблуждениях.

  Бен Исраэль был знаком с Рембрандтом, жившим по соседству в еврейском квартале Амстердама. Известен карандашный портрет Бен Исраэля, нарисованный великим мастером, в котором можно заметить легкую иронию по отношению к модели.

Mенаше бен Исраэль

В соответствии с мессианским иудаистским нарративом, так же как и с его христианской версией Второго Пришествия Иисуса, приход Избавителя может произойти лишь после завершения еврейской диаспоры «во всех далеких и близких землях». Во исполнение этого условия Бен Исраэль посетил Кромвеля с целью содействовать ему в борьбе за разрешение евреям селиться вновь в Англии – “последнем рубеже населенного мира». Английские противники еврейства выдвигали против них средневековые обвинения в убийстве христианских младенцев, паразитизме.

  Бен Исраэль ожидал долгожданного прихода Мессии в близком будущем. Он посчитал достоверными недавние слухи о том, что в Америке среди индейских племен найдены следы 10-ти потерянных колен Израиля.

  Разрешение парламента на въезд евреев в Англию было достигнуто Кромвелем, но уже после смерти Менаше бен Исраэля.

  Общение Спинозы с этим учителем со столь иррациональным образом мышления, неизбежно зародило у критически мыслящего ученика первые глубокие сомнения в преподаваемом им предмете. В классах общинной школы, кроме изучения священных текстов Талмуда-Торы, Спиноза познакомился с работами Ибн Эзры, Маймонида, Леви бен Герсона и других средневековых иудаистских теологов, живших в странах арабской гегемонии. Эти философы сделали попытку расширить пределы иудаизма посредством объединения традиционных концепций с идеями Аристотеля и его неоплатоновских комментаторов.

   Кроме португальского и испанского Спиноза овладел немецким, французским и итальянским языками. Голландский всегда оставался для него трудным, и он редко пользовался им в переписке.

  Важной частью образования Спинозы было изучение латыни, начатое им у немецкого учителя и закончившееся в школе латинского языка, руководимой доктором Францискусом Ван ден Энде, в прошлом иезуитом, вольнодумцем, энтузиастом естественных наук, картезианцем, порой атеистом и политическим диссидентом. Эту школу посещали еврейские студенты, изучавшие латынь. Общение с Ван ден Энде было важной формативной ступенью в жизни Спинозы. Ван ден Энде открыл Спинозе целый мир философской мысли и достижений науки. Он познакомил своего ученика с современными натуралистическими и атеистическими идеями, с антицерковными сочинениями Джордано Бруно, содержащими элементы пантеизма, открыл для него работы Рене Декарта и Томаса Гоббса. Некоторое время вместе с дочерью Ван ден Энде Спиноза преподавал в его школе.

Впоследствии Ван ден Энде переехал в Париж, где принял участие в неудачном республиканском заговоре де Рохана и ла Тромонта против короля Людовика ХIV, был арестован и казнен.

Знание латыни открыло Спинозе доступ к работам его современника Декарта (1596-1650гг.), прожившего большую часть жизни в Голландской республике. Перед Спинозой открылись новые интеллектуальные горизонты, которые оказались для него более заманчивыми и более соответствующими его духовным интересам, чем Тора, Талмуд и другие традиционные книги еврейской религии.

Так, интеллектуальный синтез революционных веяний эпохи, лавины научных открытий и новой рационалистической философии породили в необычайно глубоком, независимом и наделенным безграничным воображением сознании образованного еврейского молодого человека Баруха Спинозы виденье мира, которое спустя четыре столетия ощущается мыслящими людьми как современное.

 Чтение Декарта укрепило интерес Спинозы к естественным наукам и оказало на него глубокое влияние.  

   Декарта, одного из основоположников рационализма и научного мышления, называют отцом современной европейской философии. Философ и математик, он заложил основы аналитической геометрии. Ему принадлежит незаменимая и в наши дни система ортогональных координат. В 1647г. он опубликовал метафизическую работу «Размышления о первой философии, в которой доказывается существование Бога и бессмертие души». В этой основополагающей работе Декарт, основываясь на своем тезисе –« Я мыслю - значит, я существую», сформулировал доказательство существования Бога., которое он выводит из человеческого сознания. Существует человек, одаренный возможностью мыслить, но из-за своего несовершенства неспособный избежать сомнений. Он понимает свое несовершенство и отдает себе отчет в том, что если бы он был совершенен, он создал бы себя без присущих ему колебаний. Само понимание им совершенства означает, что оно есть, что совершенное существо есть Бог. Однако Бог Декарта мало отличается от Бога Священного Писания.

  Критическое изучение этой работы позволило Спинозе создать свою оригинальную метафизическую концепцию, определить свою собственную философскую позицию.

  Предельная картезианская ясность и математическая логичность стали стилем и методом изложения в работах Спинозы.

   В процессе своего образования молодой Спиноза абсорбировал современную ему философскую критику иудаизма и христианства, начавшую появляться в стране. Его постепенный внутренний разрыв с иудаизмом начался еще во время учебы в школе Талмуд -Торы в связи с изучением средневековой иудаистской теологии. Очевидно, в это время у него появились сомнения в принятой раввинами и христианскими священниками интерпретации священных текстов. Его окончательный отход от иудаизма и от религиозного мышления возник в результате абсорбции им идей современных философов.

 Спиноза в совершенстве овладел латынью и в дальнейшем свои работы писал на этом языке. Потеряв интерес к теологии, Спиноза стал редко посещать синагогу, полностью посвятив себя занятиям философией и работе вместе с братом в торговой фирме своего недавно умершего отца.

   Еврейская община выходцев из Испании и Португалии привнесла в веротерпимый Амстердам, называемый евреями Новым Иерусалимом, повышенный дух религиозного рвения и нетерпимость.

  Спиноза был замечен в нетрадиционном и чрезмерно свободном обсуждении важных религиозных вопросов с друзьями членами общины. Взгляды Спинозы разделяли двое его близких друзей - врач Хуан де Прадо и учитель Даниэль де Рибейра.

   Непосещение Спинозой синагоги вызвало неудовольствие и опасение лидеров общины. Его конфликт с главным раввинатом синагоги возник в 1656г., когда ему было 24 года. От Спинозы потребовали высказать причины его разногласия с канонами религии.

  Молодой Спиноза бесстрашно и открыто изложил свои разногласия. Он заявил, что законы Торы не являются истиной, превосходящей естественное право, что Моисей не был автором Торы, что Адам не был первым человеком на Земле, что душа не бессмертна и умирает вместе с телом и, что было самым нетерпимым, Бог существует не как реальное существо, а лишь как философская категория.

  Для каждого члена общины это было опасностью крушения личной метафизики, утраты наиболее долго существующего психологического ориентира, событием, далеко выходящим за пределы португальской еврейской общины Амстердама. Разногласия оказались фундаментальными, граничащими с атеизмом и полностью дезориентирующими членов общины и особенно молодежь, лишь постигающую религиозные концепции.

   Вопрос о бессмертии души, являющийся существенной частью религиозного нарратива, давно вызывал споры среди членов общины. Ее молодые члены полагали, что всем евреям, включая бывших маранов и тех, кто сейчас в католических странах добровольно или по принуждению исполняет христианские обряды, гарантировано место в олам хаба - будущем мире. В то же время Леви Мортейра, главный законоучитель общины, считал, что всякий отход от иудаизма является смертным грехом, исключающим вечную жизнь.

Утверждение Спинозы, что душа умирает вместе с телом и никакой вечной жизни не существует, было особенно нетерпимым для членов общины. Очевидно, Спиноза надеялся на диспут, но его не последовало. Решение его судьбы было принято лидерами общины без обсуждения идей молодого человека.

 Чтобы избежать публичного скандала, суть которого неизбежно затрагивала и христианскую конфессию, было решено предложить ему благожелательный компромисс - ежегодную пенсию в 1000 флоринов в обмен на его публичное признание конвенциональной доктрины и появление время от времени в синагоге.

  От этого предложения Спиноза отказался, поскольку такое лицемерное поведение было глубоко противно его высоким нравственным стандартам, да и революционный дух времени не располагал к компромиссам.

    Еврейская община была чужеродным телом в стране и вовсе не желала стать источником опасных религиозных спекуляций. Идеи Спинозы неизбежно вызвали бы осуждение со стороны кальвинистской церкви, с которой после признания Голландией гражданских прав евреев синагога сосуществовала без заметных конфликтов.

   В процессе переговоров с лидерами общины Хуан де Прадо отказался от своих взглядов. Несогласие Спинозы на компромисс привел к решению об его отлучении, состоявшемся в июле 1656г. Процесс отлучения происходил в соответствии с правилами, предписанными Маймонидом. Сначала была наложена легкая его форма - отлучение на 30 дней с правом посещать синагогу. В эти дни однажды вечером при выходе из нее на Спинозу напал фанатик с ножом. Спиноза отделался лишь порезом своего кафтана.

   Друзья посоветовали Спинозе уехать из Амстердама, где его жизнь была в опасности. Окончательное отлучение последовало позже, после переезда Спинозы в пригород. Длинный текст отлучения, написанный на португальском языке, гласил: «В соответствии с судом ангелов и святых мы отлучаем, отсекаем и придаем анафеме Баруха де Эспинозу с согласия старейшин и всей конгрегации в присутствии священных книг…»

Процедурой отлучения руководил Мортейра. Менаше бен Исраэль был в эти дни в Англии.

  Отлученный еврей превращался в человека, лишенного какой- либо защиты и поддержки общества, без права на титул, с которым к нему должен был обратиться еврей или христианин.

  Отлучение стало жестокой, но полезной подготовкой к будущему  одиночеству философа.

  Столь крайняя мера была вызвана необходимостью утвердить единство среди членов общины и уверить отцов города, что еврейская община придерживается теологии, не противоречащей христианству.

 Суровое отлучение Спинозы не было необычайным событием для еврейской общины Амстердама. 33-мя годами ранее по сходному обвинению отлучению подвергся португальский еврей Уриэль (Габриэль) Акоста (1585-1640гг.). Акоста происходил из семьи португальских евреев - конверсос. Его отец был католическим священником в городе Порто, Габриэль тоже занимал церковный пост. Акоста обладал глубоким умом и необычайной душевной чесностью. Изучая каноническое право, Габриэль внимательно читал Библию и Евангелие и нашел, что они противоречат друг другу. В результате он пришел к убеждению, что истина не в христианстве, а в иудаизме. После смерти отца он уговорил мать и других членов семьи вернуться к вере отцов и бежать из Португалии в Голландию.

  Однако в Амстердаме у Акосты быстро возникли противоречия с еврейской общиной. Вступив в нее, он вскоре разочаровался в раввинском иудаизме, найдя его чрезмерно ритуалистичным и легалистичным. В 1616г. он опубликовал 11 тезисов, критикующих религиозные догмы еврейской религии, а в 1624г. вышла его книга «Исследование фарисейской традиции», в которой подвергается сомнению концепция бессмертия души.

  В отличие от Спинозы, разочарование Акосты в теологии началось не в относительно веротерпимой Голландии, а еще в консервативной Испании. Акоста не имел возможности углубиться в новую рационалистическую философию. Его конфликт с христианством и еврейской общиной возник не в результате знакомства с европейской философией, а через его собственный анализ теологических концепций. По его мнению, раввинский иудаизм извратил живой дух Библии, в которой он не видел существования концепции бессмертия души.

  Началась трагическая жизнь Уриэля Акосты. По просьбе раввинов местный магистрат арестовал Акосту, и он провел несколько дней в тюрьме. Книга Акосты была публично сожжена на еврейском кладбище Бэт Хаим, а ее автор был отлучен от еврейской общины и был вынужден бежать в Германию. Но и сефардская община Гамбурга отвергла Акосту. После долгих колебаний, примирения с амстердамской общиной и повторного отлучения Акоста покончил жизнь самоубийством.

   Угроза разрушения метафизического фундамента религиозного общества всегда встречала резкое осуждение и жестокое наказание со стороны церковной иерархии и светской власти.

   Даже общество с демократически избранными лидерами неумолимо и жестоко преследовало инакомыслящих, посягнувших на основы господствующей метафизики. В революционной Франции 18-ого столетия, казнившей своих короля и королеву, отвергшей христианство и провозгласившей Культ Верховного Существа, атеизм карался смертной казнью.

   В демократической афинской республике 4-го столетия до нашей эры величайший философ Сократ был приговорен к смерти судом, состоящим из 500 избранных по жребию граждан Афин. Смертный приговор был вынесен по обвинению в развращении молодых людей призывом их к сомнению в силе богов, традиционных для жителей Афин, и к поклонению новому божеству. «Сократ поступает неверно и слишком сильно концентрируется на вопросах, что есть в небесах и под землей, и делает слабый аргумент, кажущийся сильным, и учит этому других»- гласил приговор избранных судей.

   В наше время поведение амстердамских раввинов 17-го века, столь безжалостно преследовавших несогласных мыслителей в своей общине, кажется похожим на методы Инквизиции. Следует лишь помнить, что в течение столетий диаспоры только религия давала силы беззащитным еврейским общинам в их борьбе за выживание, предохранила их от этнической энтропии ассимиляции.

  Крушение веры в бессмертие души лишало и евреев, и христиан важного элемента психологического равновесия, отнимало ощущение божественной защиты, приводило к пониманию неизбежности абсолютного исчезновения с физической смертью. В 17-м столетии люди не были готовы к столь радикальному перевороту в мышлении и чувствах. Духовные лидеры общины, ответственные за судьбу ее членов, защищались от него всеми доступными им средствами.

*

После отлучения Спиноза изменил свое имя Барух («Благословенный») на его латинский эквивалент Бенедикт («О котором говорят хорошо»). Он оставил семейный бизнес своему брату, уехал из еврейского квартала и поселился в предместье Амстердама на улице Оверкирк в доме своего друга, члена запрещенной протестантской арминианской религиозной секты.

 Арминианцы расходились с официальной церковью по вопросу о спасении души, утверждая, что никакими человеческими усилиями этого достичь невозможно. Высокая моральность и простая религиозность членов общины вызывали симпатию и уважение у Спинозы. Однако в эту общину он никогда не вступил. Последующие пять лет Спиноза посвятил изучению философии.

*

Свое отлучение Спиноза опротестовал в аргументированном письме лидерам общины и, не получив ответа, закончил на этом навсегда свои отношения с еврейством. Две его сестры опротестовали завещанную ему отцом долю наследства, полагая, что отлучение лишает его права на нее. Спиноза обратился в суд и выиграл, но от денег отказался, оставив их сестрам. Единственное, что он потребовал от них из своего наследства, была кровать.

Херем, наложенный на Спинозу, до сих пор отменен не был.

 В соответствии с раввинатскими правилами каждый член общины должен был владеть каким-либо ремеслом. Спиноза избрал шлифовку оптических линз, поскольку это отвечало его научным интересам и потому, что глубоко уважаемый им Декарт тоже был мастером шлифовки линз.

Эту профессию Спиноза сделал источником своего заработка. Шлифовкой линз он занимался до конца его короткой одинокой жизни. В процессе своей работы Спиноза настолько овладел законами оптики, что смог принять участие в дискуссии с профессиональным математиком Худе об алгебраической формуле рефракции света и о преимуществах различных комбинаций вогнутых и выпуклых линз. Спиноза не только шлифовал линзы, но участвовал в изготовлении микроскопов и телескопов.

  Жизнь Спинозы привлекала внимание еврейских и нееврейских писателей (нееврейских). Почитатель Спинозы аргентинец Хорхе Луис Боргес в двух своих сонетах, посвященных Спинозе, писал:

«Прозрачные еврейские руки полируют линзы при тусклом свете/ В умирающем полумраке присутствует страх и озноб <…> /Он не обеспокоен ни славой,/ Отражением мечты, заключенной внутри мечты иного зеркала,/ Ни застенчивой любовью юной девы./ Свободный от метафор и мифов/ Он размалывает трудный кристалл,/ Бесконечную карту того, что есть все его звезды/Знание»

  На почве шлифовки линз Спиноза познакомился с Кристианом Гюйгенсом (1629-1695гг.) и Готфридом Лейбницем (1646-1716гг.). Они нашли общие интересы, и Спиноза стал встречаться с великими мыслителями и учеными для дискуссий на научные и философские темы. Эти необычайные люди, сделавшие важный вклад в самые различные области знания, очень отличаются от современных ученых: узкая специализацией современных экспертов является результатом необходимости абсорбировать огромный объем сведений, накопленный за прошедшие продуктивные столетия.

  Гюйгенс был необыкновенно разносторонними гением в области физики и механики. Он тоже был искусным шлифовальщиком оптических линз. Беседы с ним были плодотворны для обоих и особенно информативны для Спинозы с естественнонаучной точки зрения. Гюйгенс-астроном открыл первый спутник Сатурна - Титан и диски вокруг этой планеты. Гюйгенс -математик и физик открыл волновое распространение света, центробежную силу, закон столкновения тел. Гюйгенс-механик изобрел маятниковые часы и многое другое. Гюйгенс-писатель был одним из первых авторов научной фантастики.

  Не менее поразительна разносторонность математика и философа Лейбница. Независимо от Ньютона Лейбниц открыл дифференциальное исчисление. Он изобрел несколько моделей механических калькуляторов и сконструировал один из первых арифмометров с колесным механизмом. Лейбниц философ был рационалистом, отличавшимся редким для мыслителя оптимизмом. Он утверждал, что Бог создал вселенную наиболее совершенной из возможных. В германских княжествах Лейбниц занимал важные государственные посты.

Его научные интересы распространялись на область алхимии. Он писал на темы биологии, медицины, психологии, геологии, политики, права, этики, истории, филологии, лингвистики.

  Лейбниц восхищался телескопами Спинозы и его философией, но оставался религиозным мыслителем и спорил с ним по вопросу о детерминизме.

  Беседы с этими гигантами науки 17-ого столетия были важным для развития философских идей Спинозы обменом мыслей.

Другой крупный ученый, с которым Спиноза вел разносторонние философские дискуссии, был Генри Ольденбург – дипломат, философ и теолог, известный своей научной перепиской со многими выдающимися учеными. Ольденбург был первым секретарем Королевского [научного] общества в Лондоне. В 1663г. Ольденбург посетил Спинозу, подружился с ним и стал его частым корреспондентом.

  Полагают, что Ольденбург надеялся, что Спиноза будет содействовать переходу евреев в христианство и, таким образом, приближению Второго Пришествия Иисуса. Однако Спиноза не оправдал ожиданий Ольденбурга. Он видел в Христе лишь последнего из великих еврейских пророков. Ольденбург обратился к Спинозе с вопросом об его мнении о раввине Шабтае Цви из Смирны, который в 1648г. объявил себя Мессией и обещал восстановить еврейское царство со столицей в Иерусалиме. Среди английских членов секты Милленариев Шабтай Цви вызвал большой интерес. Ответ Спинозы не сохранился.

*

  Через 5 лет после отлучения Спиноза вместе со своим другом переехал из Амстердама в Рейнсбург - небольшой город на юге страны недалеко от Лейдена. Там находился центр арминианской секты. Он снял квартиру в доме химика и хирурга Германа Хомана и устроил в ней свою библиотеку и оптическую мастерскую, посвятив себя лишь философской работе и шлифовке линз. (В наши дни в доме доктора Хомана открыт музей Спинозы, а улице присвоено имя великого философа).

Библиотека Спинозы в Рейнсбурге

В 1664г. Спиноза переехал в Варбург - предместье Гааги, а с 1670г. до конца жизни жил в Гааге.

В течение его жизни у него было много почитателей и учеников, но радости и печали любви он никогда не знал.

*

1663г. в своей первой работе «Принципы философии Рене Декарта»Спиноза вместе с анализом идей Декарта изложил главные элементы своей метафизической системы, впоследствии систематически представленные в «Теолого-политическом трактате» и капитальном посмертном труде «Этика

В Амстердаме «Принципы философии» привлекли внимание друзей Спинозы из философского клуба молодых врачей и студентов медиков, изучавших работы Декарта. Спиноза передал им рукопись этой работы и помог составить план работы семинаров клуба. На еженедельных собраниях члены клуба изучали его рукопись и просили разъяснить непонятные места в регулярных письмах Спинозе. Спиноза стал признанным лидером молодых интеллектуалов и во время своих посещений Амстердама обсуждал с ними первые наметки своей оригинальной философской системы с ее концепциями Бога–Природы и детерминированности мира.

   Спиноза был привлекательным человеком, вызывал уважение и симпатию. Один из членов клуба, талантливый студент-медик Симон де Вриес, установил теплые дружеские отношения со своим ментором. Де Вриес рано умер от туберкулеза, но перед смертью в знак своей признательности и дружбы назначил Спинозе пожизненную пенсию из семейных капиталов, наследником которых он был. Философ согласился принять лишь небольшую часть предложенных ему денег. Эту пенсию он получал до конца своих дней.

*

Различные социально-политические аспекты философской системы Спинозы изложены в его «Теологическо-политическом трактат»е, а основные метафизические и эпистемологические концепции даны в его opus magnum, в посмертно изданной книге «Этика». Эти работы охватывают все известные области философского исследования, включая политическую философию и этику.

  По просьбе своих амстердамских друзей Спиноза изложил свои взгляды в общей форме в работе «Краткий трактат о Боге, человеке и его благополучии», впоследствии развитые в вышеназванных книгах. В этой единственной работе, вышедшей в свет при жизни под его именем, Спиноза применил используемую в его дальнейших работах форму изложения в виде геометрических теорем. Эта форма в последствие была усовершенствована в «Этике».

*

  Спиноза всю жизнь решительно отрицал обвинения в атеизме и, характеризуя свою систему, никогда не употреблял термин пантеизм.

Его философская система является метафизическим монизмом. Она утверждает существование во вселенной единственной фундаментальной субстанции - Бога. Эта субстанция выражает себя через бесконечное число атрибутов. Атрибуты, познаваемые человеческим интеллектом, являются сущностью этой субстанции. Люди в состоянии воспринимать лишь два атрибута: мысли и протяженность. Последний атрибут исключает существование пустоты и представляет материальный мир в форме четырехмерного пространственно-временного субстрата. Он есть выражение материального мира и управляющих им закономерностей. Версии протяженности различаются по распределению и степени их основных свойств.

Спиноза отрицает единичный акт создания мира, произошедший в некоторое фиксированное время. Отношение между Богом и Миром не являются временными. Он говорит, что спрашивать, когда был создан мир, равнозначно вопросу, когда дважды два начало быть равно четырем. На оба вопроса ответ есть вечность.

Благополучие и благосостояние людей зависит от познания ими Бога, от понимания того, что все в природе зависит от Бога. Спиноза призывал к любви к Богу, как нашему высшему благу. Однако, в отличие от любви к теологическому Богу, любовь к Богу Спинозы – это любовь без взаимности. Между Богом и людьми обратной связи не существует.

Бог Спинозы совсем не тот, с которым знакома современная ему реформистская церковь и все другие церкви и религии. «Мое мнение о Боге сильно отличается от того, которое защищается современными христианами. Я утверждаю, что Бог есть имманентная причина всего <…> Я придерживаюсь мнения, что постижение Бога может быть установлено через мудрость доктрины, а не через чудеса, то есть через невежество».

  Бог Спинозы не есть благожелательный творец вселенной. Он не Законодатель и Высший Судья, не источник утешения, награды и наказаний, не существо, которому следует молиться. Он не вездесущий, сочувственный и мудрый.

Бог есть единственная существующая субстанция, состоящая из бесконечного числа проявлений (атрибутов). Эта субстанция есть реальное и мыслящее существо, бесконечно совершенное и бесконечно уникальное, неограниченное никакими другими субстанциями, существующее не случайно, но необходимо.

У Бога нет характера, сознания, чувств, воли. Он не действует для достижения цели. Цель и намерение Спиноза считает иллюзией. «Эта доктрина лишает Бога его совершенства. Если он преследует какую-либо цель, это означает, что ему чего-то недостает».

Действия Бога необходимо вытекают из его природы.

Бог и Природа есть единство, которое состоит из бесконечного числа проявлений, и есть основа создания всех вещей. Субстанция Бога неделима, но проявления Бога (атрибуты) могут быть разделены на части (модусы). Однако факт их раздельности не помогает их постижению. Модусы есть частичное проявление субстанции. Человеческая мысль есть модус атрибута мышления. Материальная вещь отражается в мышлении как ее мысленный аспект.

Природа есть Бог, вне которого ничего не существует, который вечен и бесконечен, неизменен и невидим, также как вечно и бесконечно все, творимое им. Однако понятие Бог не может быть заменено понятием Природа. Бог не может полностью идентифицироваться с вселенной. Вещи, которые мы видим вокруг нас, по своей структуре также вечны и бесконечны. Но их черты и свойства, видимые нами, есть временные модификации его творения. Вместе с изменяющимися чертами творений, существующих в форме видимых материальных объектов в пространстве и времени или в наших мимолетных мыслях, они содержат вечные и неизменные аспекты, такие, как само пространство и как само сознание.

Для Спинозы все есть Бог, и все есть Природа, и все есть Вселенная, но Бог больше Природы и Вселенной.

В «Этике» Спиноза сформулировал свою концепцию Бога. «Под Богом я понимаю существо, абсолютно бесконечное, состоящее из бесконечного числа проявлений, каждое из которых выражает вечную и бесконечную сущность<..>Познание Бога приносит свободу от страха, принятие своей судьбы, истинное счастье».

Бог Спинозы – антитеза антропоморфному теологическому Богу, занимающемуся делами людей.

Спиноза считал, что существует значительное различие между внешними проявлением вещей и реальностью, что доступное людям ощущение мира маскирует сильно отличающуюся фундаментальную реальность.

В обычной жизни поступки людей стимулируются чувствами и ощущениями, а не истинной сущностью вещей. Опыт жизни вводит людей в заблуждение. Он представляет собой как бы пересекающиеся нити, каждая из которых, понятая отдельно, имеет смысл, но воспринимается, как беспорядочная смесь без ритма и смысла.

   В то же время Спиноза верил в силу освобожденного от предрассудков человеческого разума в постижении фундаментальной реальности. Он считал, что опыт логического и рационального мышления позволяет очистить поток чувств и ощущений и видеть смысл во всем конгломерате вещей и событий, присоединиться к тому, что он называл вечностью и бесконечностью.

Человеческий разум является частью бесконечного интеллекта Бога, обладает властью над эмоциями и менее подвержен им, если он понимает все вещи как необходимые и происходящие в результате бесконечной цепи причин. Природа не направлена к цели, которую мы зовем Богом или Природой, а действует из той же необходимости, по которой существует Бог или Природа.

 Эпистемология Спинозы включает три последовательные фазы познания: мнение, основанное на внешнем представлении и воображении, рациональное понимание и высшая фаза - интуитивное постижение sub specie aeternitatis – в аспекте вечности, вневременное постижение через логическую коммуникацию с Богом.

Однако и эта фаза не освобождает человека от страданий и страстей. Избавление от них достигается лишь в состоянии аффекта - высшей точки постижения.

*

Своей альтернативой атеизму, деизму и материализму метафизика Спинозы привлекала внимание европейцев 18-ого столетия. Единство всего сущего, идентичность духа и природы и закономерная регулярность происходящего совпадала с их чувствами так же, как и с чувствами мыслящих людей последующих столетий

*

Мартин Хайдеггер считал, что «вопрос о свободе воли есть фундаментальный вопрос философии». Мировая философия разделяется во взглядах на существование свободы воли. В «Этике» приведен ее детальный анализ.

Свободу воли Спиноза отрицает. Он является неколебимым детерминистом, принадлежащим к так называемым «жестким детерминистам», в отличие от мягких детерминистов, считающих, что детерминизм свободе воли не противоречит. «Мягкие детерминисты» полагают, что человек действует свободно, если внешние обстоятельства его свободу не стесняют. Однако и они признают, что сами его действия целиком детерминированы. Практически «мягкий» детерминизм семантически не отличается от «жесткого».

  В первой части «Этики», озаглавленной «Относительно Бога« в Утверждении 29 сказано, что «В природе нет ничего случайного, в ней все определено божественной необходимостью существовать и действовать определенным образом».

  Спиноза полагает, что все в мире происходит посредством операции Необходимость. «Все вещи в природе происходят от некоторой определенной необходимости и с абсолютным совершенством». Во вселенной Спинозы ничего не происходит случайно, неожиданностей не существует.

Спиноза отрицал существование у Бога и человека цели и намеренья, считал их иллюзией. «Все, что происходит, случается по причине сущности природы Бога». Это означает, что во вселенной существует зло, являющееся частью божественной сущности. Мировое зло включает действия людей так же, как естественные явления. Мировые катастрофы являются актом Бога в той же мере, как и человеческое убийство. Поведение людей полностью детерминировано. «Человек обманывает себя, думая, что он свободен. В сознании нет абсолюта или свободы воли. Сознание определяет то или иное желание благодаря причине, которая в свою очередь определяется другой причиной, и так далее до бесконечности».

Если бы человек обладал свободой воли Бог не был бы ни всемогущим, ни всезнающим.

Декарт полагал, что субстанцией является человеческий разум и каждый человек имеет неограниченную свободу воли.

Спиноза считал, что наше разум и тело являются модусами бесконечной субстанции Бога.

Кант, так же как и Декарт, полагал, что Бог действует в соответствии с его целью.

Многие считают, что Кант верит в существование свободы воли человека в рамках рациональности, вне естественной причинности, принадлежащей по его мнению лишь к практическому разуму. В действительности, моральность, заложенная в человеческом сознании, детерминированности вовсе не противоречит. Когда человек в силу категорического императива своих этических убеждений поступает против своих интересов, он не проявляет свободу воли. Его мысли и действия предопределены его моральностью.

Человеческую мораль, так же как и упорядоченное движение небесных тел, Кант относил к непостижимым загадкам, всегда поражавшим его воображение. Говоря о морали, он выражает необычайное изумление и оставляет эту проблему окончательно неразрешенной.

Спиноза считает, что свобода заключается лишь в способности человека знать о всеобщей детерминированности, понимать, почему он действует таким, а не иным образом. Люди ошибочно верят в свободу выбора. Они осознают свои желания, но не понимают их причин. Свобода не означает возможности сказать «нет» тому что с ним происходит, а лишь необходимость сказать «да» и постичь, почему это происходит с нами. Лишь с достижением адекватного понимания своих действий, эмоций и аффектов мы приближаемся к состоянию адекватной причины их внутренних и внешних следствий. Это влечет за собой увеличение возможности для нашей активности и означает, что мы становимся подобными Богу.

Детерминизм является одной из фундаментальных идей философии Спинозы, которая во многом определяет сущность Бога, чьи действия детерминированы его природой и лишены свободы выбора.

Свободой выбора не обладает ни Бог, ни Природа, ни Человек. Вселенной правит Необходимость.

*

Несмотря на свое уединенную жизнь, Спиноза пользовался большой известностью в кругу ученых и прогрессивных политиков страны. Жан де Витт (1625-1672гг.), математик и просвещенный политический лидер независимых провинций Нидерландов, проводивший прагматическую внешнюю политику и внесший умеренность в религиозную жизнь страны, интересовался идеями Спинозы, покровительствовал ему и поддерживал его материально. Он был одним из близких Спинозе людей, чьи политические взгляды оказали на него глубокое влияние. Де Витт поддержал издание революционного по содержанию «Теолого-политического трактата», в котором нашли отражение многие политические принципы Де Витта. В связи с радикальным антицерковным содержанием трактата он был издан под псевдонимом. Трактат был хорошо принят светским обществом, однако в 1673г. был публично осужден Синодом, а в следующем году запрещен.

Жан де Витт

 Многие идеи этого антирелигиозно-политического документа, написанного почти за 3.5 столетия до наших дней, звучат, как текст, полностью соответствующий идеалистичной социально-политической системе, которая в наши дни называется correct political thinking.

В трактате впервые религия обсуждалась с рационалистической позиции. Поскольку в иудео-христианской религиозной системе центральное место занимает иудаизм, основная критика трактата направлена на религию евреев. Трактат утверждает, что Тора учит подчинению и любви к Богу, но не объясняет его природы. В трактате отвергается принадлежность авторства Торы пророку Моисею. Спиноза утверждал, что Тора была написана разными авторами в разное время.

Тору Спиноза считал политическим документом древнего еврейского государства и полагал, что с его исчезновением исчезла и сама необходимость в Торе.

Отрицая идею избранности евреев, Спиноза утверждал, что все народы равны, поскольку при создании людей Бог никого не выделял.

Феномен выживания евреев в условиях отсутствия их собственной страны и преследований беззащитных еврейских общин Спиноза объяснял ненавистью к ним со стороны других народов, сепаратизмом и обрядом обрезания, самим по себе достаточным для сохранения народа.

«В настоящее время не существует абсолютно ничего, на что у евреев есть право приписать себе, как не существовавшее у других народов», - писал Спиноза.

Возможно, что его критика еврейства не свободна от естественного личного разочарования в своем народе, о котором он говорит в трактате в третьем лице, отделяя его от себя. Очевидно, он считал исчезновение еврейства как нации и переход в христианство положительными явлениями. «В их столь длительном выживании после рассеяния нет ничего замечательного, поскольку оно отделило их от других народов, вызвав всеобщую ненависть к себе не только из-за их отделяющих от всех других ритуалов и противоречащим им, но и из-за обрезания, как специального отличительного ритуала, который они скрупулезно выполняют. Опыт показывает, что их сохранность в большой мере обязана ненависти неевреев».

Описывая судьбу испанских евреев, которые предпочли принятие христианства изгнанию из страны, Спиноза пишет: «Теперь эти ренегаты допущены ко всем привилегиям натуральных испанцев и считаются достойными занимать почетные позиции, они перемешались с испанцами и не оставили в себе даже следов своего происхождении”.

Ассимиляция еврейства не вызывала у Спинозы ни протеста, ни сожаления. Он не выделял еврейство как особую суверенную нацию и рассматривал человечество как единую категорию, как один из модусов Божественной субстанции.

Касаясь вопроса об «избранности» евреев, Спиноза пишет: «Я не стану спорить с теми, кто утверждает, что евреи по той или иной причине временно или навечно избраны Богом, – в том случае, если здесь речь идет о территории обитания и физических особенностях, поскольку именно таким образом возможно отличить одну нацию от другой. Однако, что касается интеллектуальных и нравственных качеств, - все народы находятся на одном уровне и Бог в этом смысле не предпочел одного народа другому».

Спиноза показал, что философия и теология при изучении священных текстов являются различными и несовместимыми системами. Теология призывает к покорности, в то время, как философия призывает к рациональному пониманию мира. Священное Писание не учит философии и если его принять без критики, «все предрассудки простых людей далекого прошлого возьмут верх над пониманием, затемнят его». Спиноза полагал, что священные тексты являются документами, написанными авторами так же, как и другая светская литература.

В трактате утверждается необходимость государства. Только в государстве справедливость и закон и их нарушение могут быть всем понятны. Для того чтобы люди могли жить в соответствии с разумом, каждая отдельная личность должна отказаться от своих личных прав в пользу общества. Человек должен подчиниться правительству даже тогда, когда это противоречит его убеждениям. Неподчинение оправдано лишь в случаях, когда требования государства идут в разрез со всеобщими человеческими чувствами. (Например, если государство потребует от человека убить его родителей).

Государство не может запретить свободу мыслить и говорить. Если оно пытается контролировать сознание, оно становится тиранией. Свобода совести есть естественное право человека, которое не может быть отнято даже с согласия индивидуума.

Свобода есть желание действовать в соответствии с порядком и причинной связью вещей. Отсутствие этого желания есть рабство.

*

Республиканец де Витт испытывал вражду со стороны королевского дома Оранской династии. В 1672г. войска Франции и Англии вторглись в Нидерланды. Оранцы воспользовались военной обстановкой и захватили власть. Обвинив Жана де Витта и его брата Корнелиуса в пособничестве Франции, они натравили на них чернь, которая линчевала их обоих. Спиноза был глубоко возмущен расправой и написал воззвание, в котором назвал убийц низкими кровожадными варварами. С этим воззванием в руках он решил выйти к толпе, но был удержан хозяином квартиры, который запер его дома и тем спас его от неминуемой расправы.

*

Спиноза ни при каких условиях не желал отказаться от своей духовной свободы и возможности полностью концентрироваться на интенсивной работе в тишине небольшой рабочей комнаты.

В 1673 г. пфальцский курфюрст предложил ему профессуру в Гейдельбергском университете - прославленном европейском научном и образовательном центре. Ему была обещана полная свобода преподавания. Единственным ограничением был запрет критиковать религию. Спиноза почтительно отклонил это предложение.

По приглашению принца Конде, главнокомандующего французскими войсками, оккупировавшими часть Нидерландов, Спиноза приехал в Утрехт. Конде отсутствовал. Спиноза был принят одним из его офицеров. В беседе с ним офицер посоветовал посвятить свою следующую работу королю Людовику ХIV. Такое посвящение обеспечило бы автору существенную пенсию. Спиноза отказался.

По возвращению в Гаагу Спинозу обвинили в связях с Францией - врагом страны. Не без труда ему удалось доказать свою невиновность.

*

За исключением событий, упомянутых выше, жизнь Спинозы проходила в размышлениях, интенсивной работе и переписке с друзьями в его мастерской-библиотеке, в изоляции от повседневной жизни.

Спиноза умер в своем доме в Гааге 21-ого февраля 1677г. Он страдал наследственным туберкулезом, возможно, осложненным малоподвижным образом жизни и кварцевой пылью, вдыхаемой им при шлифовке линз.

Он умер, не испытывая страха смерти, в присутствии своего близкого друга доктора Людвига Майера. Он был похоронен в Гааге, на церковном кладбище новой церкви Spuy Niewe Kerk.

Стиль и ритм жизни Спинозы во многом определялся его концепцией жизни человека, его смерти и бессмертия.

В его главном, посмертно опубликованном трактате «Этика», сделавшем философию и имя ее автора известными всему миру, в 5-ой части трактата проблема человеческой смерти исследуется подробно.

Спиноза полагал, что философия должна научить людей не боятся смерти, примирить их с ее неизбежностью. Самоубийство - бессмысленный акт. Страх смерти преодолевается пониманием того, что адекватные идеи бессмертны и настолько, насколько они образуют наше сознание, бессмертны и мы.

Спиноза утверждал, что смерть является самым большими и неотвратимым злом лишь для людей, неспособных к высшей степени понимания мира, для тех, кого Спиноза называл homo carnalis (людей, живущих своими чувствами, подчиненных своим страстям и путаному воображению). Нomo carnalis не понимает ни себя, ни Вечной Мировой Необходимости, ни Бога. Он не может избежать постоянной мысли о смерти. Вместо полноценной жизни он всегда страдает.

Homo sapiens (человек мыслящий) понимает Вечную Необходимость, касающуюся себя, Бога и всех вещей, а смерть есть часть общего порядка природы, то есть Необходимости. Его жизнь контролируется интеллектом, он всегда находится в состоянии удовлетворенности, душевного равновесия и покоя. «Свободный человек меньше всего думает о смерти, и его мудрость есть медитация жизни, а не смерти».

В теле человека есть множество элементов, в том числе и тех, которые относятся к разуму, понимающему себя и Бога. Эти элементы вечны и не подвластны смерти. Человеческое сознание не может быть абсолютно уничтожено вместе с телом.

Остается нечто, что есть вечное, поскольку оно часть бесконечного интеллекта Бога.

Так в понимании Спинозы исчезают границы между Богом и человеком.

*

Величие мыслителя определяется значительностью его вклада в постижение мира, его влиянием на ход исторического процесса, длительностью интереса людей к его идеям. Двадцать пять столетий мысли Сократа остаются идеальной парадигмой гуманности и уважения к жизни и свободе человека, всего того, что на современном языке называется либерализмом. Двадцать одно столетие идеи иудейских пророков, интерпретированные Шаулем Ха Тарси – ставшим христианским святым Павлом, являлись идеологией европейской цивилизации.

Со времени публикации «Этики» и ее переводов на европейские языки, вплоть до наших дней, научная критика теологии, метафизика, социальные и политические концепции Спинозы не перестают оказывать сильное воздействие на философскую и научную мысль. Для многих философов 20-ого столетия Спиноза стал примером и источником вдохновения. Фридрих Гегель писал «Вы или спинозист, или вовсе не философ».

Метафизика Спинозы нашла отражение в мировой литературе и поэзии и в главных чертах слилась с современным восприятием реальности, обсуждаемой учеными и философами.

Со времени публикации «Этики» и до наших дней этот трактат не перестает обсуждаться и переосмысляться.

*

Мозес Мендельсон и Лессинг испытывали влияние Спинозы и были поклонниками его философии. Однако Мендельсон ошибочно полагал, что не существует принципиального различия между пантеизмом Спинозы и религиозным иудаистским теизмом.

Неизвестно, насколько глубоко в 18 столетии «Этика» Спинозы затронула немногочисленное образованное общество России, однако начало написанной в 1784г. удивительной поэмы Державина «Бог»проникнуто духом картезианской и спинозианской метафизики. За исключением вскользь упомянутой евангелической троицы, Бог державинской оды во многом совпадает с Богом Спинозы, а доказательство существования Бога близко к доказательству Декарта.

У людей 18-ого столетия раздельные элементы мира не соединялись в сознании в единое целое, монизм и Бог Спинозы, действующий в мире по присущей ему необходимости, противоречил тысячелетним инстинктам множественности и раздельности элементов вселенной и божественной свободы воли.

   Идеи Спинозы вызвали критику со стороны традиционно мыслящих философов. Немецкий философ Фридрих Якоби опубликовал резкое опровержение «Этики», обвинив Спинозу в материализме и скрытом атеизме.

Спинозианская концепция мирового единства вещей вызывала у ряда мыслителей возражение. Наиболее острая критика прозвучала со стороны французских просветителей. В «Историко-критическом словаре» французского философа Пьера Бейля атакуется центральное утверждение «Этики» о том, что все вещи и человек являются модусами единой субстанции, единой причины, т.е. Бога и что Бог ответственен за все, что происходит в мире. «То, что Бог есть агент всех зол, преступлений, войн, что Бог ответственен за то, что турок зарезал венгра, есть самая абсурдная и отвратительная гипотеза», - писал Бейль.

   Бейля поддержал Вольтер. В своем ответе защитникам идей Спинозы он писал: «Как можете вы доказать нам, что мысль, заставляющая передвигаться светила, одушевляющая человека, производящая всё, есть всего лишь один модус, а испражнения жабы и червяка – другой модус одного и того же верховного бытия? Осмелитесь ли вы сказать, что подобный странный принцип вами доказан? И не прячете ли вы под словами, коих не понимаете сами, собственное невежество? Бейль отлично распознал софизмы вашего мэтра в извивах и туманностях его, так называемого, геометрического, а на самом деле весьма запутанного стиля. Я отсылаю вас к нему самому. Философы не должны объявлять Бейля некомпетентным».

  Следует помнить, что Вольтер - «король иронии» - вообще не верил в философию. О философах он говорил, что они «питали праздный досуг отдельных читателей – к этому обычно и сводятся все их сочинения. От Фалеса и вплоть до профессоров наших университетов, вплоть до самых химерических резонеров и их плагиаторов ни один философ не оказал влияния даже на нравы улицы, где он жил. А почему? Да потому что в основе поведения людей лежит привычка, а не метафизика. Один-единственный человек, если он красноречив, искусен и пользуется доверием, многое может внушить людям; сотня философов ничего тут не смогут поделать, если они только философы и ничего больше».

Сегодня, когда и философия, и порождаемая ею идеология играют столь важную роль в науке и политике, скептическая оценка Вольтером философии вызывает лишь улыбку недоумения.

*

В 19-м веке идеи Спинозы уже были хорошо известны в кругах образованной европейской публики.

Не имеется сведений о том, читал ли Пушкин «Этику»Спинозы. Однако известно, что он пользовался упомянутым выше «Историко-критическим словарем»Пьера Бейля, в котором критически анализировалась метафизика Спинозы. Близкие друзья Пушкина – Чаадаев и члены философского кружка «Любомудров» Веневитинов, Одоевский и другие, с работами Спинозы были хорошо знакомы. В библиотеке Чаадаева были найдены немецкие переводы «Этики» и других книг Спинозы со множеством карандашных пометок на полях. В своих «Философских письмах»Чаадаев упоминает идеи Спинозы.

Нетрудно допустить, что в беседах Пушкина с его друзьями идеи Спинозы обсуждались.

«Так, весь я не умру, но часть меня большая, от тлена убежав, по смерти будет жить…». Эти слова из пушкинского перевода оды Горация, близко повторенные в его Памятнике, созвучны с идеей Спинозы о смерти и бессмертии, о бессмертности человеческого сознания, включающего творческое постижение мира и Бога. Пушкин говорит о бессмертии своей души, о ее бессмертном существование в пространстве, населенном людьми, во вселенной, но не в райских кущах, обещанных религией церкви.

  Если концепция Бога Спинозы была близка Пушкину, называющего Бога Провидением, идея жесткого детерминизма Спинозы Пушкиным не разделялась, возможность научного предвидения будущего им отрицалась. Размышляя о предопределенности исторических событий в своей неоконченной статье 1830 г., Пушкин писал: «Не говорите: иначе нельзя было быть. Коли было бы это правда, то историк был бы астроном и события жизни человечества были бы предсказаны в календарях, как и затмения солнечные. Но провидение не алгебра. Ум человеческий по простонародному выражению не пророк, а угадчик, он видит общий ход вещей и может выводить из оного глубокие предположения, часто оправданные временем, но невозможно ему предвидеть случая - мощного мгновенного орудия провидения».

В России сложился традиционный интерес к Спинозе. Тургенев в Московском университете написал диссертацию о метафизике Спинозы. Лев Шестов обсуждает спинозианский детерминизм в своей книге «Афины и Иерусалим». Бердяев обсуждал рационализм Спинозы в связи с его критикой Библии. Ряд других русских авторов анализировали философию Спинозы.

В Англии философия Спинозы в 19-ом веке получила широкое признание. К этому времени существовали только немецкий и французский переводы «Этик»и. Байрон и Шелли испытывали сильное влияние Спинозы, хотели предпринять перевод «Этики» на английский язык. Под впечатлением «Этики» Шелли написал свое эссе «Необходимость атеизма». Вордсворт и Кольридж восторгались Спинозой. Новалис называл Спинозу «человеком, опьяненным Богом». Первый английский перевод работы был сделан писательницей Анной Марией Эванс, публиковавшейся под псевдонимом Джорджа Элиота.

Гегель высоко ценил Спинозу и во многом следовал его метафизике. Гегелевское определение свободы как осознанной необходимости есть одна из формулировок спинозианской концепции свободы.

Следует отметить, что при всей картезианской ясности «Этики» и геометрической формы изложения, ее текст в некоторых местах сложен и требует философской подготовки для полного адекватного понимания всех концепций и элементов трактата. Гете восторгался «Этикой,» хотя признавался, что не все в ней ему понятно. Генрих Гейне обсуждал философию Спинозы в его эссе «Лейбниц и Спиноза» и во многом руководствовался идеями Спинозы. Витгенштейн высоко ценил Спинозу. Современный французский философ Жиллес Делюз назвал Спинозу «Принцем Философии». Джордж Сантаяна сказал, что Спиноза является одновременно «Мастером и Моделью». Влияние Спинозы испытывали Ромэн Ролан и Альберт Швейцер, Ромэн Роллан писал: «Я расшифровал не то, что он сказал, а то, что он хотел сказать». Бертран Рассел писал, что Спиноза «благороднейший и наиболее любимый из всех философов».

*

В Гааге, день в день, ровно через 200 лет после смерти Бенедикта Спинозы, 21-ого февраля 1877 г. был открыт памятник великому философу. В своем слове на его открытии Эрнест Ренан сказал, что «со времени Эпиктетуса и Марка Аврелия мы не видели жизни, столь глубоко наполненной чувством святости мира».

Памятник Спинозе в Гааге

*

Среди небольшого числа мыслителей, чьи идеи изменили жизнь людей, Спиноза занимает почетное место. Гегель, который восхищался им, но оспаривал некоторые положения Спинозы, в своих лекциях по истории философии утверждал, что «мышление должно начаться с усвоения точки зрения Спинозы, ибо следование за Спинозой является существенным началом всей философии».

Философия Спинозы на столетия опередила его время, и ее влияние возрастало с каждым столетием.

Теперь очевидно, что воздействие Спинозы на философскую и научную мысль наиболее заметно проявилось в 20-ом веке.

Спинозианское монистическое понимание Бога-Природы, то есть вселенной как единой самостоятельно созданной, все включающей и самостоятельно развивающейся системы, совпадает с чувствами современных людей. В наши дни вселенная рассматривается как единая безграничная система, в которой наша планета существует как саморегулирующаяся клетка. Пантеистический подход Спинозы для нерелигиозных людей 21-ого столетия кажется естественным и бесспорным. Концепция мирового единства Спинозы близка к концепции современной экологии и холистской этики, из которой следует любовь к Природе и Богу. Нарушая и принося вред Природе, наносится вред самому себе, другим и Богу.

*

С чисто интеллектуальной и познавательной позиции основная проблема метафизики может быть сведена к двум принципиальным вопросам: детерминировано ли мироздание причинно-следственной зависимостью и что есть созидательная первопричина мира. На оба этих вопроса философия Спинозы дает ответ.

Сложный и многосторонний анализ атрибутов и модусов. Божественной Природы, сделанный Спинозой в его «Этике» в конечном итоге есть описание причинно-следственных цепочек, создающих ее структуру. В его главном трактате анализируется сущность Бога и человека визави?? Божественной Природы, происхождение и возможности человеческого разума, происхождение и сила эмоций и сила человеческого интеллекта в достижении свободы.

17-e столетие было отмечено бурным развитием экспериментальных исследований. Изобретение телескопа и микроскопа позволило заглянуть в мир микроорганизмов, изучать движение небесных светил и открывать новые планеты и звезды. Эксперименты Галилея по падению тел с Пизанской башни и по движению тел по наклонной плоскости заложили основы механики, многочисленные опыты алхимиков привели к созданию химической науки, оптические опыты Хука и Ньютона раскрыли природу света, эксперименты Бойля создали термодинамику. Возникло заключение, что реальность познается через эксперимент.

На стороне эксперимента в 19-ом столетии стояли такие философы, как Джон Стюарт Миль.

В «Этике» Спиноза размышлял и о чисто научных вопросах, о связи времени и движения материи. В трактате анализируется совместное движение многих тел и некоторые другие проблемы механики.

Однако философ убежден, что реальным источником познания является разум, а экспериментальные находки ненадежны и в лучшем случае могут лишь служить примерами того, что выявляется разумом. На современном языке это означает, что Спиноза был сторонник теоретической физики, видел в ней путь к познанию реальности. Эксперимент для него был подчиненным ей инструментом.

В 20-ом столетии расцвет теоретической физики, начатый с открытия дифференциального анализа Ньютоном и Лейбницем, во многом подтвердил представление Спинозы о роли разума в познании.

Такие достижения, как открытие Эйнштейном теории относительности, подтвержденное астрономическими измерениями, согласуется с оценкой Спинозы роли теоретического мышления в постижении реальности.

Приложив методы квантовой механики к эйнштейновской теории относительности, Поль Дирак открыл уравнение, описывающее электрон и подтверждающее существование антиматерии – неизвестных раннее элементарных частиц с массой, равной массе соответствующих им известных материальных частиц, но с противоположным зарядом. Измерения показывают, что антиматерия составляет половину вещества, образовавшегося за первые мгновения после Большого Взрыва. По мнению многих физиков, это открытие является одним из величайших триумфов теоретической физики и человеческого разума, как инструмента познания.

*

Неизвестно, был ли Лаплас знаком с «Этикой», но детерминизм этого математика, в соответствии с которым его знаменитый «демон» (мысленный эксперимент) может воссоздать прошлое и предсказать будущее, зная настоящее, близок к концепции детерминизма Спинозы.

Спиноза во многом ответственен за исторический материализм ученика Гегеля – Маркса. Исторический детерминизм, изобретенный Марксом и Энгельсом, находится в полном согласии с гегелевским диалектическим идеализмом. Концепция неизбежной исторической смены социальных формаций, ведущая через революцию к коммунизму, несет на себе следы унаследованного через Гегеля, но ошибочно истолкованного «жесткого детерминизма» Спинозы.

Вопрос о детерминированности происхождения флоры и фауны на планете Земля никогда не обсуждался ни в биологии, ни в философии. Однако некоторые ученики Дарвина заметили, что сущность теории происхождения видов, с ее верой в естественные силы, лишенные воли и цели, близки к концепции Спинозы. Они также обратили внимание на то, что в последующих изданиях «Происхождения видов» слово Природа писалась с заглавной буквы и обрела в тексте женский род.

Ницше, критиковавший многих признанных корифеев классической философии, с большими уважением относился к Спинозе и, безусловно,. был детерминистом. Он полагал, что воля к власти определяет действия людей, но так же, как и Спиноза. отрицал свободу выбора. Ницше утверждал, что «ничто не может быть иным, чем оно есть».

*

У Спинозы не было большего почитателя и практического последователя, чем Альберт Эйнштейн, который в равной мере ценил философию Спинозы и восторгался его личностью и образом жизни. Вскоре после получения места в швейцарском патентном бюро Эйнштейн и его друзья образовали семинар по изучению философии, который они в шутку называли Олимпийской Академией. По предложению Эйнштейна, в ней обсуждалась «Этика», которую он впоследствии самостоятельно читал несколько раз. В письме к своей жене Эльзе Эйнштейн писал: «Я думаю, что Этика будет иметь на меня постоянное влияние».

Эйнштейн полностью принял метафизику Спинозы, его концепцию Бога, его детерминизм и всю его космическую религию.

«Я верю в Бога Спинозы, который обнаруживает себя в упорядоченной гармонии всего сущего, но не в Бога, который занят судьбами и действиями человеческих существ…Мои взгляды близки к взглядам Спинозы: восхищение красотой и вера в логическую простоту порядка и гармонии [вселенной], которые мы в состоянии скромно и несовершенно постигать. Я убежден, что мы должны примириться с нашим несовершенным знанием и способностями.

Мы должны рассматривать нашу систему ценностей и моральные обязательства как чисто человеческие проблемы, наиболее важные из всех человеческих проблем».

Спиноза вызывал восхищение Эйнштейна своей независимостью мышления, аскетизмом, своим выбором бедности и одиночества, позволившими философу жить в состоянии постоянного творческого напряжения, а Спиноза–человек вызывал у Эйнштейна чувство любви. В 1932г. он написал поэму о Спинозе: \Как сильно я люблю этого благородного человека\, Больше, чем я могу выразить словами\. Я боюсь, что он останется одиноким,\ Со своим собственным священным нимбом\.

Эйнштейн написал предисловие к биографии Спинозы, участвовал в Словаре Спинозы, ссылался на него в многочисленных письмах.

*

Сознательно или неосознанно, метафизические философские убеждения и предположения являются основой наших ежедневных мыслей и поступков, определяют нашу интерпретацию внешних событий, влияют на нашу научную деятельность.

История 20-ого и 21-ого столетий во многом является результатом философских идей и воплощения их в жизнь их авторами. Более миллиарда людей были во власти тоталитарной марксистской идеологии, жизнь многих миллионов людей была разрушена идеологией и практикой фашизма.

Либеральная философская концепция человеческого общежития, предложенная Сократом в демократической афинской республике 25 столетий назад и столь эффективно содействовавшая развитию человеческого общества, в 21-ом столетии поставила под угрозу европейскую цивилизацию.

Агрессивный вызов открытому и либеральному европейскому сообществу со стороны исламских экстремистов и пассивная демографическая экспансия законопослушных мусульман в страны Европы и Америки стали повседневной реальностью жизни. Мусульманские общины не признают европейский взгляд на взаимоотношения людей и руководствуются законами шариата. Эффективной защиты европейской культуры со стороны местного населения они не встречают. Порабощенные политкорректностью европейцы сдают свои позиции, а те из них, кто пытается противостоять исламскому давлению, безжалостно и близоруко преследуются.

*

Прогресс в таких основополагающих науках, какими являются физика и биология, всегда в большой мере зависел от метафизических убеждений и инстинктов исследователей.

Хотя скепсис Вольтера по отношению к философии является безусловной ошибкой этого большого мыслителя, среди значительного числа философов, ученых (экспериментаторов и теоретиков) существует мнение о бесполезности философии для научной работы, созвучное воззрениям Вольтера.

В отличие от многих исследователей, работающих в области естественных наук, Эйнштейн считал философию важным компонентом научного творчества, особенно для случаев, когда научная работа касались фундаментальных проблем физики.

В некрологе умершему в 1916г. физику и философу Эрнсту Маху Эйнштейн писал: «Как это случилось, что признанный ученый в области естественных наук занимался эпистемологией? Разве у него не было более важной работы по его специальности? Такие вопросы я слышу от многих моих коллег и чувствую, что они есть и у многих других. Я не разделяю таких чувств. Когда я думаю о наиболее способных студентах, с которыми я встретился на моих занятиях и которые отличились независимостью своих суждений, а не быстротой своих ответов, я могу утверждать, что у них есть глубокий интерес в эпистемологии. Они с интересом обсуждали задачи и методы науки, и они недвусмысленно, с упорством защищали свое убеждение в важности этого предмета».

*

Существенным компонентом концепции мироздания Спинозы, оказавшим определяющее влияние на творчество Эйнштейна, является детерминизм. Эйнштейн целиком и безоговорочно принял «жесткий» детерминизм Спинозы вместе с его радикальными социальными последствиями для человеческого общества.

Спиноза не считал, что добро и зло существуют объективно. В «Этике» он писал: «Добро есть то, что полезно нам, зло - то, что препятствует добру. Однако термины добро и зло не имеют определенного смысла. Они есть лишь модусы наших мыслей, с помощью которых мы сравниваем различные вещи. Так, музыка есть добро для меланхолически настроенного человека и зло для человека - страдающего. В то же время для глухого человека она ни добро, ни зло».

Отрицание Спинозой объективности существовании добра и зла в человеческой жизни и распространение мировой детерминированности на человеческое поведение означает, что никто из нас не несет моральную ответственность за свои поступки, поскольку моральная ответственность может быть только результатом несуществующего свободного выбора. Спиноза не доводил обсуждение этой чрезвычайно радикальной идеи до ее практических следствий для человеческого общества, понимая, что общественное мнение не готово к такой моральной реформации.

Эйнштейн эти следствия принял. В письме другу он писал: «Для меня познавательный базис есть беспрепятственная причинность. Я не могу ненавидеть [врага] потому, что он делает то, что он делает. Для меня это означает более Спиноза, чем пророки».

*

Детерминизм и закон причинности лежит в эпистемологической основе всех физических концепций, предложенных Эйнштейном.

Эйнштейн утверждал, что «дифференциальный закон есть единственная форма, которая полностью удовлетворяет требованиям причинности в современной физике».

В Эйнштейновской «блок-вселенной», следующей из специальной теории относительности, время есть четвертая координата, которая существует вместе с тремя координатами пространства. В «блок–вселенной» все три части времени реальны, настоящее существует одновременно с прошлым и будущим. Все три времени связанны причинно-следственной цепочкой. Двигаясь вдоль оси времени из настоящего, возможно увидеть прошлое и воссоздать будущее. Пространственно-временной детерминизм Эйнштейна во многом следует из детерминизма Спинозы. Уэлсовская «Машина Времени» – отражение пространственно-временного детерминизма.

Концепция «блок–вселенной» близка к лапласовскому «демону», который видит прошлое и будущее одновременно с настоящим.

*

В годы зарождения квантовой механики, одним из создателей которой был Эйнштейн, между физиками, работающими над исследованием природы дуализма света, возникла острая дискуссии по поводу основ этой новой физической теории, затрагивающей концепцию причинности явлений. Спор возник в связи с интерпретацией результатов ряда экспериментов по прохождению света через двухщелевую перегородку.

Вклад Эйнштейна в эту дискуссию оказал существенное влияние на дальнейшее развитие нового раздела физики. Накопление большого числа экспериментальных результатов обнаружило невозможность предсказать пространственно-временную траекторию фотонов. Это вызвало острую дискуссию среди исследователей.

Появление уравнения Шредингера и теоретические воззрения Копенгагенской школы во главе с Нильсом Бором привели Вернера Гейзенберга к кардинальному, никогда ранее не формулированному утверждению о несостоятельности закона причинности в квантовой механике.

Это открытие выходило далеко за рамки квантовой механики и означало непредсказуемость не только такого фундаментального мирового процесса, каким является движение элементарных частиц, но и всех других процессов во вселенной. Основы детерминизма были поколеблены.

Сторонники существования у людей свободной воли заявили, что если невозможно быть уверенным в поведении электрона, то невозможно и предсказать на основании закона причинности поведение такой сложной системы, как человек.

Настроенный всегда революционно Бертран Рассел, основатель аналитической философии, заявил, что «причинность является продуктом безвозвратно ушедшего прошлого».

*

Эйнштейн отверг понимание механики кванта света без причинного объяснения, а лишь на основе вероятности. Он отказался признать, что положение элементарной частицы в ее пространственно-временной траектории принципиально не может быть достоверно известно.

Эйнштейн полагал, что элементарные частицы обладают специфическими свойствами, даже если они не были измерены. Он утверждал, что должны существовать «скрытые параметры», которые позволят создать более полную спецификацию реальности на основе так называемой «местной причинной» теории.

По его мнению, статистический характер квантовой механики указывает лишь на незавершенность ее теории. «Бог не играет в кости!» - заявил Эйнштейн.

Вместе с Борисом Подольским и Натаном Розеном Эйнштейн опубликовал в 30-х годах три статьи с критикой некоторых положений квантовой механики. Было предложено также описание мысленного эксперимента, опровергающего «беспричинность» поведения элементарных частиц. Предсказание квантовой механики о возникновении взаимодействия между элементарными частицами, разделенными сколь угодно большим расстоянием, подверглось критике, поскольку такое взаимодействие неизбежно должно происходить со скоростью, превышающей скорость света. Эйнштейн иронически назвал это «мистическим взаимодействием».

*

Через несколько десятилетий после смерти всех членов блестящей плеяды физиков, создавших основы квантовой механики, интенсивная работа над ее дальнейшим развитием продолжалась в разных странах. Джон Белл в 1972 г. в Соединенных Штатах, Ален Аспект в 1982г. в Париже и ряд других исследователей в экспериментах с атомным каскадом нашли подтверждение вышеупомянутому предсказанию квантовой механики, сделанному еще в 1920-х годах. Их работы установили некоторое корреляционное взаимодействие между параметрами частиц, разнесенных на произвольное расстояние.

Это было аргументом в пользу того, что не существует глубокого уровня реальности, на котором все эффекты имеют специальные причины.

Несмотря на специфичность поставленной квантово-механической задачи о взаимодействии частиц на произвольно выбранном расстоянии, на тщательность измерений и сложную измерительную электронную аппаратуру, использованную в этих экспериментах, главной проблемой экспериментов была проверка универсальности закона причинности и детерминированности событий в микромире.

Как всегда, теоретики находят объяснение любым экспериментальным результатам. Предполагается, что глубокое понимание все еще неизвестной природы вакуума может содержать ответы на многие вопросы квантовой механики.

Объяснение парадоксального феномена дальнодействия электронов на сколь угодно большом расстоянии в рамках безграничного силового поля, подтверждение которого было найдено целым рядом экспериментов, было следующим: было постулировано, что осуществляющие взаимодействие фотоны спонтанно возникают из вакуума на короткие мгновения и исчезают, просуществовав столь малое время, что измерить их энергию (или массу) невозможно. На вопрос, откуда взялись фотоны-посредники взаимодействия и куда они исчезают, физики неожиданно отвечают, что эти фотоны в действительности не существуют, что это лишь виртуальные фотоны!

Таким же виртуальным образом объясняется существование частицы-носителя гравитационных сил и гравитационной радиации (гравитона), ответственного за тяготение между материальными предметами, звездами и галактиками. Предположение о существовании частиц-носителей гравитационных сил и гравитационных волн проверяется измерениями и подтверждено некоторыми экспериментами, хотя консенсус здесь еще далеко не достигнут.

*

Спор о детерминированности процессов в микромире вовсе не закончен. Несмотря на безупречную логику теоремы Белла, высокую точность измерений и чистоту физического эксперимента Аспекта и его последователей, существует ряд существенных возражений по поводу интерпретации результатов и сомнения в самой избранной технике измерений.

Сегодня существует значительное число физиков, которые уверены, что с дальнейшим развитием квантовая механика может быть основана на детерминистской теории с «локальной информацией». Это может произойти в результате более углубленного понимания сложного состояния вакуума и кажущейся «нелокальности» в отношении между детерминистским и квантовым состояниями. Тогда и теорема Белла может найти детерминистское объяснение. По их мнению, такая теория будет не только привлекательной с философской точки зрения, но и продвинет физику.

*

С развитием астрофизики идеи Спинозы находят все большее подтверждение.

Основанная на наблюдениях Эдвина Хаббла современная теория возникновения вселенной в результате Большого взрыва, произошедшего 13.7 миллиардов лет назад, несет на себе следы непроизвольно существующей в сознании ряда авторов концепции сотворения мира в определенный момент времени. Большинство авторов этой астрофизической концепции были агностиками по своему мировоззрению. В то же время один из ее создателей астрофизик монсеньор Жорж Леметр был католическим священником. Теперь католическая церковь благосклонно принимает теорию Большого взрыва. Папа Пий ХП заявил, что теория Большого взрыва соответствует католической концепции сотворения вселенной.

Спиноза отрицает саму концепцию сотворения вселенной, заменяя ее вечным существованием. К подобному же заключению приходят некоторые современные астрофизики.

Новая теория Андрея Линде, профессора Стэндфордского университета (в прошлом москвича, работника ФИАНа), исключает феномен акта создания. Его инфляционная модель мира основана на всегда существующей вселенной. Большой взрыв не исключается, но ему приписывается лишь один из многих процессов инфляционной космологии. Вместо единственной расширяющейся сферы вселенная состоит из множества расширяющихся сфер в различных точках пространственно-временного континуума. Непрерывная эволюция вселенной не имеет ни начала, ни конца. Расширяющиеся сферы состоят из вечно расширяющегося вакуума, из которого выделяются «пузыри» более стабильного вакуума, образующего поле Хиггс-Гольдстона (спонтанное разрушение мировой симметрии, связанное с бозонами Хиггса и Гольдстона, создающими гравитацию), всасывающего «темную энергию» космоса. После всякого расширения вселенная разделяется на различные по характеру гигантские домены, внутри которых свойства элементарных частиц и параметры пространства и времени могут быть различны. В отличие от Universe – вселенной, Multiverse - вселенная состоит из множества систем с различными физическими законами. Новая теория Андрея Линде называется Theory of Multiverse.

В популярной форме она описана в его статье «Саморепродуцирующаяся расширяющаяся вселенная» (Scientific American, 1994,Vol. 271, No5, pp.48-55)/  

*

Квантовая механика поставила под сомнение детерминированность мира, на которой основана философская система Спинозы, но не опровергла ее.

Современный консенсус мышления без большого напряжения принимает детерминированность материального мира, предполагая в то же время свободу человеческой воли.

Очевидно, что полный отказ от концепции человеческого мышления и действий в рамках закона причинности вызвал бы существенное изменение на фундаментальном уровне мировой социальной системы.

В то же время абсолютное признание закона причинности и отказ от свободы воли привели бы к изменению структуры человеческого общества и поведения людей. Принятие детерминированности человеческого мышления и поведения сделало бы убийц, педофилов, насильников и грабителей лишь людьми, испытывающими не зависящее от их воли искажение психологии, не имеющими нормального контроля эмоций и нуждающимися в помощи общества.

Тогда все виды наказания и особенно смертная казнь, основанные на возмездии, рассматриваемые обществом как естественная реакция, как результат естественного права превратятся в жестокое варварство.

В то время, когда (и если) будут найдены гуманные средства корректирования психологических дефектов, гений дальновидного Спинозы найдет еще одну важную сферу признания.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 2668




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer9/Andres1.php - to PDF file

Комментарии:

А.Кац - И. Беленькой
- at 2011-09-16 12:13:14 EDT
Уважаемая Инна!

Спасибо Вам за обращенный ко мне комментарий. Вы даете мне большой кредит, но в силу этого я "удостоился" и претензии в недостатке научной совести. Причина же моей уклончивости отнюдь не в "колебании с генеральной линией" и не в "оглядке". Я уже очень давно ни на кого не оглядываюсь. Причина же моей уклончивости как раз в опыте прошлых "дискуссий в комментарев". Не хотелось превращать пространство, посвященное обсуждению НАПИСАННОЙ уважаемым автором статьи в черновик НЕ НАПИСАННОЙ (мною). Но раз Вы настаиваете, то пожалуйста, вот мое мнение.

Иудаизм, как я уже высказался ранее, толерантен к интеллектуальным разногласиям и чрезвычайно нетерпим к нарушениям поведенческих каконов. Связано это именно с тем, что трактовки Торы возможны весьма разнообразные, но ДЕЙСТВИЕ содержит в себе фантастическую объединяющую силу, монолитом сплавляющую очень РАЗНО-ДУМАЮЩИХ людей в НАРОД. Еврейская история полна прекрасных примеров замечательного обновления иудаизма. Наиболее ярким (и известным из них) из них стал Рамбам (Маймонид). Но их было великое множество. Каждый пророк был таким "Маймонидом", каждый великий царь (Давид, Шломо, Агриппа), каждый великий раввин (Рамбан, Хида, Алтер Ребе и т.д.). Все они НЕИЗБЕЖНО сталкивались с тем, что ломали старый порядок вещей и ДИАЛЕКТИЧЕСКИ обновляли иудаизм. Но никто из них никогда не замахивался на ФАКТИЧЕСКОЕ нарушение Закона, тем более публично. Наоборот, подлинный новатор обязан продемонстрировать приверженность практике иудаизма, чтобы изменчивость не отменила наследственности, и эволюционирующий еврей не превратился бы в нееврея. Человек с тонкой святой душой ОБЯЗАН был из отвращения оттянуть свою руку от пожaтия ее ненавистиками евреев. Точно так же, как сегодня возможно быть несионистом, но протягивать руку врагам Израиля?!

К сожалению, гений Спинозы, который мог бы обновить иудаизм и вдохнуть в него дух нового времени, послужил врагам евреев. Энергия топлива не пошла на движение, а издала сильнейший свисток. Вместо того, чтобы дискутировать о детерминированности / холистичном релятивизме мироздания, созданного Творцом, Спиноза дал богоборцам иллюзию победы. Будучи сам глубоко религиозным человеком, он нарушил предписание, сказанное в "Поучениях отцов" ("Пиркей Авот"): "не оставляй недоговоренным то, что может быть неверно понято". Пантеизм Спинозы стал прочной основой атеизма его последователей. А жаль.
Таково очень вктарце мое личное отношение к великому философу и несчастнейшему еврею.

Беленькая Инна- Александру Кацу
Хайфа, Израиль - at 2011-09-16 10:47:35 EDT
А.Кац-Автору
"Если обобщить то, что я пытался здесь изложить, то получится следующее. Тональность любого материала об исторической личности зачатую является производной от частного отношения автора к этой личности: к характеру, моральному облику, взглядам и - в данном случае - к философдскому учению. И я не уверен, что всегда можно отделить автора материала от субъекта описания. Поэтому никакого греха в этом я не усматриваю".
---------------------------
Уважаемый г-н Кац! Судя по Вашей полемике с А.Пелипенко, Вы можете давать весьма полноценные комментарии, обладая большим философским багажом.Почему же в данном случае , в отношении очень познавательной статьи О великом мыслителе Б.Спинозе, Вы "ходите вокруг да около". То говорите, что статья написана в стиле "диалектического материализма", то пишете о не без пристрастности автора к субъекту описания, что явно проглядывает не только в этой цитате, но и в других местах, несмотря на ловко завуалированную форму. Не проще ли прямо сказать, как Вы относитесь к Баруху Спинозе? Что Вам не позволяет это сделать, а заставляет писать с некоторой оглядкой? Складывается впечатление, что Вы (по старому анекдоту) колеблетесь вместе " с генеральной линией партии", как в былые достопамятные времена. Но, есть же , наконец, и научная совесть.
А автору статьи огромное спасибо за мастерство изложения трактатов великого мыслителя, чьи "идеи изменили жизнь людей" и расширили горизонты человеческого знания. В противоречие Вам я бы сказала, что автор как раз пишет без всякого лицепристрастия, даже, наоборот,статье нехватает вдохновенности, воодушевленности великими идеями. Но вот, на удивление, эти вдохновенные чувства статья вселяет в читателя, и за это автору большая признательность.

А.Кац - Автору
- at 2011-09-15 20:01:32 EDT
Уважаемый г-н Андрес!

Ваша статья вне всяких сомнений профессиональна, безусловно заслуживает внимания, и уж конечно, равнодушной она не оставляет. Просто я отметил именно тот момент, который мне показался наиболее спорным. Никакого же упрека в моей оценке статьи как "диалектичнo-материалистической" я не вкладывал.
Но если по сути моего утверждения: так ведь можно а priori рассматривать раввинистическую точку зрения (а не точку зрения Спинозы) как центр координат, а не наоборот. Тогда поведение молодого амстердамского гения приобретет несколько другую окраску. По-моему, этот вопрос выбора системы координат связан с вопросом повлиял ли Аристотель на Маймонида или просто вызвал его реакцию. Мне думается, что это не так уж просто и очевидно, и это можно (и имеет смысл) обсуждать.
Если обобщить то, что я пытался здесь изложить, то получится следующее. Тональность любого материала об исторической личности зачатую является производной от частного отношения автора к этой личности: к характеру, моральному облику, взглядам и - в данном случае - к философдскому учению. И я не уверен, что всегда можно отделить автора материала от субъекта описания. Поэтому никакого греха в этом я не усматриваю.

Спасибо за статью.

С уважением,
Александр

Ури Андрес- Г-ну Кацу из Хайфы
- at 2011-09-15 17:39:13 EDT
Уважаемый Г-н Кац,
Спасибо за Ваш интерес к моему очерку о Спинозе и за Ваши замечания.Признаться, меня озадачило Ваше заключение о диалектико-материалистическом стиле стиле очерка.Непонятно почему Вы так решили. Влияние Аристотеля на средневековых еврейских авторов хорошо известно. Существуют многочисленные сравнительные исследования работ Маймонида и Аристотеля,подтверждающие влияние этого греческого философа. Иудаизм, как всякая живая религиозно-философская концепция не оставался равнодушным к новым идеям.Здесь достаточно указать на Филона.
Огорчительно,что главная тема очерка не вызвала Вашей реакции.

Александр Кац
Хайфа, Израиль - at 2011-09-13 10:40:06 EDT
Уважаемый автор счел нужным стилизовать свое эссе о великом философе в стиле "а lа диалектический материализм" - это его выбор, и никому не дано право с ним спорить. Лично мне он не по душе, и мне есть что ему противопоставить, но не этому не место в комментариях.

А вот явного "ляпа", источником которого, по-видимому является неточность в понимании автором еврейских авторов, можно было бы избежать. Автор пишет:"В классах общинной школы, кроме изучения священных текстов Талмуда-Торы, Спиноза познакомился с работами Ибн Эзры, Маймонида, Леви бен Герсона и других средневековых иудаистских теологов, живших в странах арабской гегемонии. Эти философы сделали попытку расширить пределы иудаизма посредством объединения традиционных концепций с идеями Аристотеля и его неоплатоновских комментаторов." Реально же, вышеупомянутые теологи НИКОГДА не пытались "расширить пределы иудаизма" за счет какого бы то ни было объединения концепций. Они просто дискутировали с вышеупомянутыми философскими школами, и в силу этого оперировали их понятиями. Конечно, сам факт дискуссии был несколько нов тогда для образа "еврейского мудреца", но ни о какой инкорпорации взглядов в иудаизм речь никогда не шла. Любой желающий может прочитать сам и убедиться.
Вообще же, анализ философских воззрений Спинозы с точки зрения аутентичного иудаизма дается (без указания имени оппонента) вo второй части книги Тания "Врата единения и веры" (Алтер Ребе, 1800-1812 г.г.). Оттуда становится вполне ясно, что несогласие Спинозы с обвинениями в атеизме было оправдано с точки зрения самого иудаизма. Отлучение же приозошло, по-видимому, не из-за философских расхождений (они грандиозны между разными течениями в самом ортодоксальном иудаизме, как, к примеру, между Маймонидом и Нахманидом), а по причине отказа Спинозы от фактического исполнения заповедей. Мне кажется, это ОЧЕНЬ важная деталь: иудаизм, вообще говоря, весьма толерантен к мнениям и очень суров к отступникам от канонов реального поведения. Именно эта интеллектуальная толерантность иудаизма и позвляет отнести Спинозу именно к еврейским мыслителям.

Уважаемому же г-ну Националкосмополиту я могу лишь высказать свое крайнее удивление. Такое впечатление, что он не знает диалектики: в исторический момент начала Изгнания, дух Торы не может сохраниться, кроме как через его "сжатие" (читай - извращение, выхолащивание, мумификацию). Поэтому такое "нарушение", какое он приписывает мудрецам Талмуда, - суть единственно возможный путь сохранения. Другое дело, что в нашу эпоху "разархивации" все постепенно возвращается. Но это же не повод раскаиваться в прошлом!

Националкосмополит
Израиль - at 2011-09-09 12:27:22 EDT
Как известно руководство Палестинского Иешива предложило Эйнштейну, Богом которого был Бог Спинозы стать первым президентом Воскрешенного Израиля.
Если бы это случилось, то Спиноза был бы реабилитирован посмертно и возвращен в еврейство.

Но этого, к сожалению не произошло, и сегодня мы имеем парадоксальную ситуацию, когда Христос и Апостолы, другие евреи, перешедшие в Христианство из еврейства не изгоняются (что на мой взгляд абсолютно правильно), а Спиноза изгнан и не восстановим.

Я много раз на различных еврейских интернет форумах предлагал реабилитировать Спинозу и не гневить Г-да, но получал практически полный игнор.

Нам надо понять, что Спинозу изгнали из еврейства те наши руководители, кто нарушил Тору, введя национальность по матери, запретив миссионерскую деятельность и многоженство, запретив разговаривать на Святом Языке Торы.

Убежден, что наступит время, и евреи перестанут нарушать Тору по этим пунктам, как перестали мы нарушать ее по пункту запрета разговаривать на Святом Воскрешенном Языке Израиля.