©"Заметки по еврейской истории"
август  2011 года

Марк Фукс

Местечковая история

Они появляются из провинций,

Способные молодые люди.

Д.Кедрин

Израиль - страна сложная

и очень непростые отношения складываются в ней порой между евреями, вернувшимися на родину со всех концов Земли.

Да что там отношения между, например, «марокканцами» и «грузинами»!?

Даже между нами – выходцами из приказавшего долго жить Советского Союза, не всегда возникает полное взаимопонимание.

И до симпатии и любви, казалось бы так востребованными в современном жестком мире…

И в игру здесь вступают не только географические факторы типа того, кто из какого местечка прибыл на ближний Восток, но и даже такие интересные моменты, как время приобретения билетов на поезд, срок ожидания состава, опоздания на поезд и пересадки по пути и, конечно время прибытия на Землю Обетованную.

Практика четко отделяет старожила «ватика» от новенького «оле хадаш».

Граница проходит даже не по владению ивритом и знанию истории, здесь вчерашние «оле» зачастую догоняют и перегоняют «ватиков» и не по марке автомобиля и владению недвижимостью, здесь вчерашние «оле», не стоявшие своевременно в очереди на станции отправления, могут такие чудеса показать!

Правда, случается иногда, что современные Монтекки и Капулетти, верее их чада, нарушают установившийся порядок вещей, но это уже почти шекспировские страсти.

А нам до Вильяма Шекспира так далеко…

Но, что действительно объединяло потоки русских евреев, покидавших империю и стремившихся в Еврейскую Палестину, а затем и в современный Израиль –

это русские книги.

Я обнаружил их даже в музее Бен-Гуриона в Сде Бокер в Негеве, где они соседствуют с внушительным парабеллумом и серьезными очками с толстыми линзами.

Книги везли все.

Создавалось впечатление, что все устремились в санаторий и собираются отдыхать на берегу Кинерета с книгой в руках и очками на носу.

Но Израиль, как известно, далеко не дом отдыха и чтение не всегда получалось.

Не до русских книг.

Надо становиться на ноги.

Дети уже по-русски читают неохотно, скорее на английском и на иврите, разумеется.

Когда сентиментальные и ностальгирующие старики, заложив основы благополучия детей, уходят, последние в процессе освоения наследства натыкаются на «залежи источника знания» и некоторое время рассуждают, как с этим богатством поступить, а затем, потерпев фиаско в уже переполненных русских библиотеках Хайфы и Ришон ле-Циона, аккуратно выставляют тома на улицу, неподалеку от зеленых мусоросборников.

Иногда книгам везет и у них начинается вторая жизнь.

Восточный Кирьят Хаим, где мы обитаем, место уютное, благоустроенное, утопающее в зелени. Вилы оригинальной архитектуры, небольшие, на две – три семьи дома, тенистые аллеи и только по границам многоэтажки для более скромного люда.

 

Типичные уголки Кирьят Хаима

По вечерам мы иногда выходим на прогулки.

И вот, лет десять-двенадцать тому, во время такой прогулки мы обнаружили солидную стопку русских книг.

Пройти мимо такого богатства мы не могли. Мне хотелось унести все, но жена моя – чистый гуманитарий, поступила на этот раз рационально и остудила мой пыл.

Я перебрал книги.

Собрания сочинений Эмиля Золя и Диккенса, сказки Бажова и рассказы Гайдара я оставил нетронутыми.

Я отобрал себе многотомник С. Маршака, несколько книг по изобразительному искусству, справочник по физике и скромную книжечку под названием «100 еврейских местечек Украины».

Вот тут, собственно мы и подошли к теме и цели рассказа.

Все мы вышли из местечка

И, я подозреваю, даже столичные жители, в прошлой жизни, ежедневно проходившие мимо Эрмитажа или кинотеатра «Ударник».

Ну, если не они, то их родители или в лучшем случае дедушки и бабушки.

Мои родители считали себя киевлянами. Действительно, они выросли и сформировались как личности и получили образование в Киеве, хотя корни их были с Подольской губернии.

После войны, они не смогли, или не захотели вернуться в Киев, и судьбой были занесены в уцелевшие в той войне Черновцы.

В молодости я часто посещал своих дорогих и милых киевских, одесских и московских родственников – провинциалов, несмотря на приобретенный столичный лоск и соседство с метро.

Местечко продолжало свою жизнь в них.

И в этом не было ничего плохого или противоестественного. Даже наоборот. Местечко помогало им оставаться внимательными, заботливыми и чуткими друг к другу и близкими людьми. Они сохраняли способность удивляться и с интересом слушали мои рассказы о последних московских вернисажах и постановках.

А что в моей семье и у соседей говорили о местечке и как его жаловали?

О местечке, как о таковом – все в положительном плане, с ностальгией, но вот маленькое местечко «А-клейн штейтел» - это совсем другое дело!

Даже характеристика такая - «а-клейнштелер».

Известно в узких кругах подольских евреев выражение: «Бар из а штут, ун Баранивка из а пицале-пицале штейтале!» («Бар – это город, а вот Барановка – маленькое-маленькое местечко!»), хотя со временем в глазах широких еврейских масс история поставила их на одну полку, расположив рядом, заодно с Проскуровом, Винницей и примкнувшим к ним Каменец-Подольским.

Действительно ли выходцы из местечек несут в себе какой-то особенный заряд, обладают некой суммой качеств, отличных от остальной массы!?

Конечно, наверняка, что-то есть!

Совсем недавно, меня, а заодно и Министра иностранных дел Израиля, публично обвинили в местечковости, правда, личико свое скрыли за «ником», мол, так у нас принято.

Я далек от обид и объяснений.

Русский, великий русский язык, и годы научили меня решать такие вопросы элегантным элементарным посылом в известном направлении.

Но вспомнить о местечке и о том, что в моей памяти связано с ним, повод появился.

Во всемирной паутине о местечке сказано:

Прямое значение слова "местечковый", которое связано со словом "местечко", что служит обозначением одного из ряда населённых пунктов, а именно - посёлка с торгово-ремесленным населением (преимущественно еврейским), расположенным в XVIII-ХХ веках на территориях Польши, Украины, Белоруссии, Бессарабии, Литвы, - позволяет рассматривать его среди других аналогичных слов-прилагательных типа "городской, деревенский, поселковый, сельский, столичный". Кроме того, его прямое значение, на мой взгляд, может быть применительно к любому человеку, потому что слово "местечковый" является синонимом выражения "малая родина", включающего в себя такие понятия, как семья, родственники, друзья, детский сад, школа, воспитатели, учителя, одноклассники, ближайшие кинотеатр, клуб, дискотека, а также места, где человек с юных лет чаще всего бывает, и люди, с которыми он чаще всего встречается, - всё это вместе взятое и составляет его "местечко", даже если он проживает в крупнейших городах мира (мегаполисах) типа Москвы, Нью-Йорка или Мехико.

Слово "местечковый" имеет также и переносное значение. Согласно "Краткой еврейской энциклопедии" (КЕЭ), оно может служить синонимом понятий "бесправный, нищий, ограниченный, провинциальный, убогий, уродливый".

В наши дни слово "местечковый", на мой взгляд, относится, чаще всего, только к месту рождения человека

http://otvet.mail.ru/question/36762338/

Теперь, после этого маленького отступления от основного предмета разговора,

обратимся к найденной книге.

Обложка книги «100 еврейских местечек Украины» информативна. Помимо указанной главной надписи здесь содержатся еще несколько заголовков и подзаголовков: «Подолия», «Исторический путеводитель», «Выпуск 1» и список местечек, описание которых включено в данный выпуск «Деражня», «Зиньков», «Летичев», «Меджибож», «Проскуров», «Сатанов».

Скромный мягкий переплет.

Подолия. Исторический путеводитель. Обложка

В аннотации, расположившейся на другой обложке, заключающей книгу, указано на использование «уже в первом выпуске более ста уникальных архивных и, современных фотографий, около двух десятков исторических и топографических карт и планов, а также фрагменты фольклорных и документальных текстов».

Авторы или редакторы здесь же указали на тот момент, что «Большинство евреев, которых мы знаем, и возможно Вы сами – прямые наследники великой цивилизации восточноевропейского еврейства» и далее: «Западные области Украины, в том числе и Подолия богаты материальными памятниками еврейской культуры. Евреи, составлявшие здесь большинство городского населения и наиболее активную его часть, сильно повлияли на формирование облика подольских местечек».

И только раскрыв книгу, на третьей странице мы обнаруживаем скромную запись об авторах: «составитель В. Лукин, Б. Хаймович» и их небольшое вступление со словами благодарности коллегам и членам семей.

Малая родина моего покойного отца - местечко Зиньков, упомянутый в перечне на обложке. Здесь покоится прах моих предков. Мой интерес к книге объясним и неподделен.

Я приведу выпускные, данные и информацию об этой серьезной работе:

100 еврейских местечек Украины: Исторический путеводитель. Вып. 1. Подолия / Иерусалимский центр документирования наследия диаспоры, НП "Петербургская иудаика"; Сост.: В. Лукин, Б. Хаймович. — Иерусалим; СПб: Эзро, 1997. — 255 c.:ил. (№ 191)

Информация об издании

Издание необычного жанра – исторический путеводитель. Книга включает систематизированные материалы экспедиций по бывшим еврейским местечкам Украины. Статьи выполнены по одинаковому плану, включающему локализацию местечка, краткое описание его истории до Второй мировой войны, особое свидетельство о событиях в связи с немецкой оккупацией, данные об истории в послевоенный период и о сохранившихся памятниках, краткую информацию для туристов (о транспортной доступности, имеющихся учреждениях и службах, имеющих значение для туристов, возможностях для времяпровождения).

По отдельным местечкам приведены только краткие исторические справки. Кроме этого, в книгу включены вводные очерки, посвященные истории еврейского населения и еврейской культуры на Украине.

http://www.judaicaru.org/maayan/item.php?id=191

Вполне возможно, что искушенный читатель знает об этой книге, читал ее не испытывает удивления или интереса. Для меня же это было тогда и остается сейчас находкой и абсолютной ценностью.

В главе посвященной уже упомянутому Зинькову, который, кстати, при поляках в 1444 году получил статус города, я нашел упоминание нашей фамилии.

Казалось бы, на этом можно поставить точку, но меня ждал небольшой сюрприз. И здесь мы переходим не столько к фактам, сколько к предположениям, догадкам и размышлениям.

В найденной книге оказалось два документа.

Они, эти листки пожелтевшей от времени бумаги, на мой взгляд, заслуживают внимания.

Однако складывается деликатная ситуация.

Хозяин книг мне неизвестен.

Обнаруженное мной представляет интерес, и характеризуют владельца найденных бумаг самым положительным образом. Исходя из того, что я не преследую никаких целей, кроме одной: сохранить его светлый образ и поразмышлять о превратностях человеческих судеб, позволю себе преодолеть возникающее во мне неудобство и обратиться к ним без спроса.

Документ первый.

Это сопроводительное к книге письмо на официальном бланке Иерусалимского Центра (документации) Диаспоры (Jerusalem Center for Documentation of Diaspora Heritage), датированное 05.03.1998 и подписанное одним из авторов книги Вениамином Лукиным.

Письмо написано от руки и адресовано «Уважаемому Иосифу…»

Письмо из «Jerusalem Center for Documentation of Diaspora Heritage»

Привожу текст письма:

Иерусалим 5.3.98

Уважаемый Иосиф,

Посылаю Вам нашу книгу о Меджибоже и местечках вокруг него.

Мы продолжим работу над задуманной серией, поэтому для нас важны ваши замечания и пожелания, не говоря уже о воспоминаниях. Думаю, что жанры наших книг отличаются на столько, что мы никак не помешаем друг другу. Если Вам любопытно познакомиться с нами, пишите, будучи в Хайфе мы с удовольствием встретимся с Вами.

Оплатить книжку Вы можете чеком (35 шек) на мое имя –בנימין לוקין , адрес внизу листа.

Всего Вам доброго

Вениамин Лукин

(подпись)

Первое, что я сделал, написал письмо по указанному адресу с просьбой выслать мне остальные выпуски серии.

Ответ был неутешительным. Работа над заявленной серией в направлении выпуска изданий не нашла продолжения. К моему глубокому сожалению. Можно только догадываться о причинах, но думаю, что они, прежде всего, финансового порядка.

О личности адресата уважаемого Иосифа, я также мог строить только догадки.

Мне было известно, что он родом с Подолья, вероятно из Меджибожа, проживал или возможно проживает в Хайфе (Кирьят Хаиме) и, судя по второму документу, и набору выставленных на улицу книг, был человеком талантливым, неординарным и не чуждым перу.

Я не установил его личности.

Но записи сделанные таким, теперь редким по своей выразительности, почерком выборочно приведу.

На трех страничках, аккуратно пронумерованные абзацы.

Каждый абзац – сам по себе, законченная миниатюра, мысль, высказанная вслух, вернее зафиксированная на бумаге. Мы наблюдаем работу автора, когда в поисках нужного слова, достижения большей точности и выразительности, он перечеркивает написанное ранее и вписывает новое слово.

Читая записки, «непричесанные мысли» неизвестного мне Иосифа, я представляю себе уже немолодого человека, выросшего Там, пускающего корни Тут, с горьким юмором иронией размышляющего о своем бытие, о своем прошлом и настоящем, о своих хождениях по «сохнутовским центрам», о вынужденных курсах переквалификации в уже зрелом возрасте. Иногда он умудряется дотронуться, дотянуться до струны, достойной сравнения с лучшими образцами этого жанра.

Судя по всему, записи принадлежат к периоду семидесятых. В них упоминается Сапир. Думаю, речь идет о влиятельном в те годы политике Пинхасе Сапире.

Именно в те годы, он по роду своей деятельности, возглавляя Еврейское агентство, а до этого, будучи инициатором создания «городов развития» занимался новыми репатриантами. Автор не жалует его.

Воистину, ничего не меняется под луной.

Ну, кто жаловал в мое олимовское время, уже в девяностые чиновников, занимавшихся нами?! Ну, кто их жалует сейчас?

Да времена меняются, а проблемы и, порой, подходы к их решению остаются…

Впрочем, судите сами.

   

Записки неизвестного автора

Документ второй.

(Приведены только некоторые из записанных фраз)

Мама, а кто такой Сапир? Почему его все посылают, а он идти не хочет?

А это, сыночек, новый дедушка всех олимчиков. Первый твой дедушка призывал всех идти, идти и не просто идти; – а идти к светлому будущему.

А этого, нового твоего дедушку просят самого пойти туда же, но какая-то невиданная сила удерживает его на теплом месте.

 

Мама, а что такое мерказ-клита?

А это Вовочка такое сказочное королевство в другом королевстве.

Но сказочное оно не потому, что там все удивительно красиво, нет – даже наоборот.

Просто там сидят очень много больших сказочников, которые рассказывают сказки взрослым. А взрослые дяди и тети вместо того, чтобы смеяться – плачут.

Молчание. Говорят, что это золото.

Исходя из этого, можно предположить, что Израиль самое бедное государство в мире.

Генеральная линия КПСС – линия, свернутая в клубок, который сам черт не распутает.

Концы обычно прячутся в воду.

Хамелеон – переквалифицированный.

В ходе подготовки этой записки, вспомнил о том, что был еще один документ неизвестного мне Иосифа.

Он, к сожалению, не уцелел. Затерялся при переездах.

Это была обычная сорока восьми листовая общая тетрадь советского производства, превращенная автором в ходе учебы, в иллюстрированный технический словарь.

Тот же интересный почерк и аккуратные чертежи-иллюстрации по пневматике и гидравлике с пояснениями на русском и иврите.

Судя по вполне престижному месту, где были найдены эти книги и записки, Иосиф и его семья преодолели тяготы и лишения начального периода «олимовской» жизни успешно.

Исходя из содержания первого письма, можно сделать предположение, что упомянутый Иосиф печатался в тогдашних русских изданиях Израиля.

Возможно старожилы-ветераны, если таковые найдутся среди читающих эти записки, вспомнят, сообщат и дополнят портрет этого человека, одного из нас, выходцев из местечек черты оседлости.

Все в местечковом мире относительно.

И Киев с Брест-Литовском рядом с Парижем и Лондоном – провинция и местечко, но именно они дали нам Голду Меир и Менахема Бегина.

И Дюссельдорф, в конце концов – «дорф»

А Витебск с его Марком Шагалом, а подольский Шаргород с его академиком Гершом Будкером?

Все относительно и в маленьком местечке и в большом городе, как заметил один местечковый еврей из Ульма.

К понятию «местечко» отношение у евреев почти однозначное. Смесь сочувствия и презрения, как к дальнему, наивному, неудачливому, немножко компрометирующему вас родственнику, способному своим неуместным поведением поставить вас и окружающих в неудобное положение.

И большая еврейская литература в Советской России в лице своих корифеев не очень жаловала свое местечко, хотя была именно ему обязана как сюжетами, так и аудиторией.

Стимулированная властью и бездумно, беспечно подхваченная многими еврейскими интеллигентами борьба с местечком, довершенная Второй мировой войной сделали свое дело.

Лили Баазова свидетельствует:

«Берешит» (литературный сборник 20-х годов – М.Ф.) уделяет большое внимание еврейской тематике, но непреложной остается вера авторов в идеи Октября: они убеждены, что еврейская литература отныне будет вдохновляться идеями революции. Цви Плоткин (выступая под именем З. Бройна) заявляет: «Революция – это наша единственная реальность, мы предпочитаем смерть агонии, загниванию прошлого». Шимон Хабонэ требует «органической ленинской преданности». 

Он счастлив, что еврейское местечко (подчеркнуто мной – М.Ф.) с его символом – лавочником – уходит в прошлое, ибо «им нет места в советской действительности».

 В произведениях А. Криворучко и И. Цфасмана заметна грусть по прошлому, но вместе с тем они смотрят в будущее, они видят перед собой новую жизнь, слышат новые ритмы на ровных улицах, которые лягут вместо кривых улочек их детства с скособоченными домишками..

http://www.berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer6/Baazova1.php

После войны, в 1945 уже все кончено.

Потрясенный Наум Коржавин, тогда еще еврей, фиксирует:

Мир еврейских местечек...
Ничего не осталось от них,
Будто Веспасиан
здесь прошел
средь пожаров и гула.
Сальных шуток своих
не отпустит беспутный резник,
И, хлеща по коням,
не споет на шоссе балагула.
Я к такому привык –
удивить невозможно меня.
Но мой старый отец,
все равно ему выспросить надо,
Как людей умирать
уводили из белого дня
И как плакали дети
и тщетно просили пощады.
Мой ослепший отец,
этот мир ему знаем и мил.
И дрожащей рукой,
потому что глаза слеповаты,
Ощутит он дома,
синагоги
и камни могил,
Мир знакомых картин,
из которого вышел когда-то.
Мир знакомых картин 
уж ничто не вернет ему их.
И пусть немцам дадут
по десятку за каждую пулю,
Сальных шуток своих
все равно не отпустит резник,
И, хлеща по коням,
уж не спеть никогда
балагуле.

 

(Наум Коржавин. Время дано. Стихи и поэмы.

Москва: Художественная литература, 1992.)

 

Впервые я прочел это произведение поэта, где-то в начале семидесятых в одном из самых удачных, на мой взгляд, выпусков альманаха «День поэзии». Я неравнодушен к нему и привел его целиком. Когда заходит разговор о местечке, об этой Атлантиде, ушедшей в небытие практически при нас или, во всяком случае, при наших родителях, я, читая или вспоминая его, не могу сдержать эмоций.

Вот такая незатейливая местечковая история.

Что дети мои знают о местечке?

Ничего. Почти все стерто.

Кто вспоминает о нем!?

Что напоминает о некогда полной забот, чувств и стремлений жизни?

Только найденная на уличной обочине книга или считающий себя столичной штучкой, выходцем с другой планеты, посетитель интернет-портала в порыве гнева и сознания собственного положения в этом мире, своего исключительного места в нем, спрятав имя, лицо и глаза, бросающий мне:

«Эй, вы в вашем местечке, с вашим местечковым нахальством и кругозором…»

Скорее всего, именно в этом обращении к соплеменникам, в его форме и вкладываемом в него смысле и кроется настоящая местечковость, вернее то, что под ней подразумевает хам.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1889




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer8/MFuks1.php - to PDF file

Комментарии:

Нина Александровна
Ленингр&, Россия - at 2016-03-18 03:15:48 EDT
Спасибо большое! Прочла с интересом и удовольствием :)
Керя - Флят Л.
Германия - at 2013-08-26 19:35:25 EDT
Уважаемый г-н Флят Л., Вы правы заметив, что: "Заметка, .... вызвала отклики, а повесть В. Черновецкого, рассказывающая о быте и нравах местечка Теплик на рубеже позапрошлого и прошлого веков не заинтересовала почти никого!"
Наверное "заметка" - менее трудоёмкое, в смысле прочтения / освоения, произведение, чем "повесть".
Начиная читать повесть, не каждый даёт себе труд дойти до последней страницы.
На мой взгляд, и справочник о 100 еврейских местечках, и книга В. Черновецкого "Мой штетеле Теплик", дополняют друг друга. Но справочник - он и есть только справочник, хотя его авторам пришлось перелопатить гору архивных и справочных материалов для создания у читателей представления о жизни еврейских местечек.
А книга "Мой штетеле Теплик", в отличие от справочника, погружает читателя в глубину еврейской жизни местечка, начала ХХ века. Тончайшие детали быта - от повседневной, до праздничной трапез, описание синагог и царящих там нравах, портретное описание действующих лиц, жизнь молодёжи того времени, их взаимоотношений, описание бытовых условий, средств коммуникаций в ТЕ ВРЕМЕНА (почта, ТЕЛЕФОН!) - всё это даёт пищу для размышлений и представляет яркую "картину маслом", но в прозе.

Надеюсь, что читатели заинтересуются описанием тех событий от прямого их свидетеля и участника - В. Черновецкого.


Израиль - at 2013-08-07 07:39:44 EDT
Вот уж действительно,пути читательских предпочтений неисповедимы. Заметка, пожалуй, проходная вызвала отклики, а повесть В. Черновецкого, рассказывающая о быте и нравах местечка Теплик на рубеже позапрошлого и прошлого веков не заинтересовала почти никого

Мадорский
- at 2013-08-09 22:28:24 EDT
Дорогой Марк!
Вы написали замечательный, красиво оформленный,буквально, всех нас затрагиваюшмй, очерк. Потому что, действительно, хотя я родился в Москве, мои родители вышли из местечек. Кстати Мадорские - из деревни Мадоры в Белоруссии. Владельцем был пан Мадорский и все жители ( не только евреи) стали Мадорскими.

БЭА
- at 2013-08-08 18:58:09 EDT
Дорогой Марк,
всё прочесть просто невозможно, поэтому интерес коллег к публикациям и их критика так важны для выбора. Сейчас прочитал ваше эссе. Эссе, конечно, ОЧЕНЬ ностальгическое и очень симпатичное. Всё правильно: мы и наши предки выщли из местечек, из этого Сordon sanitaire, созданного для евреев царизмом на своих окраинах, который сегодня стал магнитами и большими центрами промышленности и культуры. Мoжет быть в этом секрет их сегодняшнего процветания? Русско-американский социолог Юрий Слёзкин исследовал проблему довольно подробно в своей книге „Эра Меркурия“.

Я хотел бы о другом. Местечко - это ещё и особая, не всегда симпатичная, ментальность изолированности, нехватки места в жизни, духовная и культурная ограниченность, преступность. Ведь совершенно не случайно революционная еврейская молодёжь сломя голову бежала из местечек в большие города и Европу-Америку, а с ними – Шагал, Хаим Сутин, Осип Цадкин, да и практически вся русскоязычная еврейская литература. Местечко заставляло жить по своим законам, чего большинство людей, как известно, не любит. Есть местечковость и в сегодняшнем Израиле: сравните для примера по населению Израиль и Швейцарию или Сингапур. Она, правда, мила моему сердцу, но есть много людей, кого она и её ментальность раздражает. Просто у нас запасного и лучшего местечка нет.

Флят Л.
Израиль - at 2013-08-07 07:39:44 EDT
Вот уж действительно,пути читательских предпочтений неисповедимы. Заметка, пожалуй, проходная вызвала отклики, а повесть В. Черновецкого, рассказывающая о быте и нравах местечка Теплик на рубеже позапрошлого и прошлого веков не заинтересовала почти никого. :-(
Инна Ослон
- at 2013-08-07 04:08:53 EDT
Спасибо, Марк. Меня от местечка отделяет только три поколения, и я это помню. Не люблю слова "местечковый" и потому, что его обычно употребляют евреи, желающие возвысить себя над "провинцией", откуда они, собственно, родом, и потому, что множество великих умов вышло именно из таких местечек.
Игорь Ю.
- at 2013-08-07 02:22:51 EDT
Марк, это ничего, если я под другим ником еще раз скажу - замечательно!
Мина Полянская
Берлин, - at 2013-08-07 02:00:55 EDT
Дорогой Марк!
Большое спасибо за прекрасный лирический очерк о местечке.
Очень трогательно было прочитать комментарии и в особенности последний, где человек из России, назвавший себя русским, благославил и Вас, и Израиль.
Всех Вам благ!
Пишите чаще!

Владимир
Сургут, Россия - at 2013-08-06 12:36:04 EDT
Спасибо Вам за трогательное внимание к проблемам Израиля. Я русский человек, но мне не безразлично все, что связано с историей, культурой и политикой Вашей страны.Пусть все свершится и на Святой земле установится мир и покой. Владимир, Сургут,Россия
Майя
- at 2013-01-05 17:20:09 EDT
Почему евреи покидали местечки.
----------------------------------
Большинство евреев черты оседлости жили в местечках и занимались ремёслами или торговлей.
Моя мама родилась в местечке Самохваловичи, 25 вёрст от Минска.
Её отец был сапожником. Детей было много, жили впроголодь. После революции каждой семье был выделен участок земли, и они занялась сельским хозяйством. Выращивали овощи, делали масло. Всё произведённое носили на плечах на базар в Минск.
В Минском областном архиве я запросила документы районного центра Самохваловичи. Там были "Списки на самообложение" времён НЗПа.
Ещё я нашла заявление моего дедушки о выделении участка земли. Мама рассказывала, как она каждый день носила на коромысле по 2 ведра воды на гору, где был участок. Это 20 вёдер воды ежедневно.
Мама уехала учиться, потом её послали работать в школу на Полесье.
В один совсем не прекрасный день мама получила телеграмму: "Наложили индивидуальное". Собрали комсомольское собрание, чтобы заклеймить её и исключить из комсомола как кулачку. К счастью, у этому моменту была получена телеграмма: " Индивидуальное снято". Обошлось.
Обошлось только благодаря тому, что у дедушки и бабушки в доме жил Председатель РИКа.
Дедушка и бабушка продали дом и уехали от греха подальше - в Минск.
Так евреи разбегались из местечек, где их знали и использовали всё, чтобы делать им и их детям подлости.
Кто уезжал в Киев, кто - в Москву или Ленинград, где легче было затеряться.

анна
мигдаль а эмек, израиль - at 2013-01-05 16:29:20 EDT
Марик! Спасибо за теплую память о местечке. Очень светло и трогательно.анна
Марина Наумова
Брест, Белоруссия - at 2012-11-18 09:41:55 EDT
Спасибо. Я белорусска,местечко наша общая история безвозвратно утерянная.Признательна за возможность просто услышать о ней.Мне кажется,что нелюбовь к местечку досталась как следствие нелюбви ко всему польскому литовскому еврейскому, т.е. нерусскому, завоеванному, но не принятому.Еще раз спасибо
Ион Деген
- at 2011-09-04 12:23:27 EDT
Спасибо, дорогой Фукс!
Местечковый, подольский еврей Ион Деген (Могилёв-Подольский)

Михаил Бродский
Днепропетровск, Украина - at 2011-09-01 17:41:58 EDT
Дорогой Марк, Ваш очерк затронул души того поколения, в ком еще теплится дух и память убиенных и ушедших из жизни естественным образом наших местечковых предков. Мои места - это старая Золотоноша и Гельмязов (Черкасщина). Пишите!
Lubov Gil
Beer-Sheva, Izrael - at 2011-08-16 08:55:35 EDT
Дорогой автор, уважаемый Марк Фукс!
С большим удовольствием читала вашу прекрасно написанную статью. Порадовало, что я не одинока,
есть ещё те, кого волнует прошлое Подолья, его еврейские местечки. Мне
близко всё, что относится к истории моего народа, и в частности, рода. Я родилась в Харькове, а поскольку моя фамилия (дев.) Шаргородская, то я, естественно, разделяю Ваши чувства, касающиеся
книги-путеводителя "100 еврейских местечек", которая радует меня более 10 лет. Должна Вам
сообщить, что в 2000 году вышел 2-ой выпуск, объём его намного больше, чем у первого. В частности,
там есть история Шаргорода. Я хотела приобрести несколько лет назад эту книгу для подарка родным,
но, увы, её уже нет в продаже. Но, возможно, Вам повезёт и Вы снова найдёте её, как и 1-ю. Желаю
также найти Иосифа или его следы.
Здоровья и творческих находок!
Люба Гиль, Беэр-Шева

Е. Майбурд
- at 2011-08-14 19:16:33 EDT
Только что прочитал и очень этому рад.
Спасибо от потомка евреев из местечка Немиров.

Националкосмополит
Израиль - at 2011-08-14 10:01:07 EDT
Развитие информационных технологий позволит практически любые трудовые функции практически всех творческих уровней осуществлять на расстоянии от объектов их приложения.
Это вдохнет новую жизнь в покинутые местечки людей всех национальностей
Местечковый человек, живя в своем Мухоср...ке сможет закончить Гарвард и вести семинары по нейрохирургии студентам Калумбийского универститета, прогуливаясь по пахнущим сеном и навозом улицам Бердычева.
Он вернет облик 19ого века всем местечкам мира, но сам превратится при этом в мульти профессионала и мульти культурала высочайшего уровня.

Когда я гощу у родственников, живущих в местечке Нью-Джерси в доме с видом на отражающиеся в Гудзоне небоскребы Манхеттена, я вспоминаю другое местечко – Село Никольское на Химкинском водохранилище от которого до Большого Театра было 20 минут езды на метро от нашего дома – пятистенки с огородом и садом.

David Margulis
Rehovot, Israel - at 2011-08-13 16:37:49 EDT
Uvazaemyi Misha Fuks! Ja , rozden, vospitan, i svoei propiskoi serdza

ob"jazan CZERNOWITZAM, , ocen hotel by, ctob Wy, i zemljaki posmotreli moi kartiny o Czernowitzah.,

v albome "Pamijatnye mesta", i v licnyh foto v

straniza moei www.odnoklasniki.ru 5 Shkola.,
David Margulis .

Борис Дынин
- at 2011-08-10 15:33:49 EDT
Спасибо! С исчезновением теплого чувства к местечку исчезает что-то еврейское в нас. Быть может, это так только у тех, кто еще помнит своих местечковых бабушек и дедушек, но, скорее, здесь потеря чувства, что все евреи - одна семья. А без этого чувства всякий еврей немножко меньше еврей.
Л. Комиссаренко
- at 2011-08-10 08:30:59 EDT
Дорогой Марк!
Спасибо от местечкового. Фраза: "И большая еврейская литература в Советской России в лице своих корифеев не очень жаловала свое местечко, хотя была именно ему обязана как сюжетами, так и аудиторией." напомнила мне о том, что не только большая, но и местная, портальная, в лице своих корифеев страдает этим же пороком.

Любовь Паульсен
Москва, Россия - at 2011-08-10 08:28:25 EDT
Марк, в очередной раз убеждаюсь, что споры "физиков" с "лириками" - не про тебя, тебе Бог дал всего поровну и в большом количестве ! Быть безупречным мужем, отцом и дедом, да еще находить время на такие серьезные исследования -...Удачи и новых творческих успехов!
Элиэзер М. Рабинович
- at 2011-08-10 06:00:49 EDT
"Стихи в прозе" - это Игорь удачное выражение нашёл. Грусть и теплота по поводу мира, который и в буквальном смысле сгорел в печах...
Одна полуеврейская дама как-то написала на интернете, что евреи как нация были уничтожены во время Катастрофы, потому что исчез местечковый мир, и что теперешние евреи - совсем другая нация. Это, конечно, совершенно не так.

Игрек
- at 2011-08-10 02:06:52 EDT
Как стихи в прозе. Вернее, хорошие стихи в очень хорошей прозе. Украшение номера. Спасибо.
Тем не менее, странно для "местечкового" еврея не иметь родственников в Гомеле. Помните "Интервенцию" Славина?

Б.Тененбаум-М.Фуксу
- at 2011-08-09 23:50:39 EDT
Марк, прошу вас - примите мою благодарность за ваш труд. Я, как внук женщины из украинского местечкаТомашполь, имею право поблагодарить вас.
alex sinayuk
new york, usa - at 2011-08-09 23:26:12 EDT
Super, can´t get better than this one

alex

Юлий Герцман
- at 2011-08-09 23:17:03 EDT
Отлично!
Leonid
Chicago, IL, USA - at 2011-08-09 23:15:58 EDT
Марк

Спасибо Вам от киевлянина, который помнит местечки своих далеких предков. Я и сам грешен злоупотреблением слова "местечковый" и мне стало стыдно за это и больно за безвозвратно ушедший мир моих предков....


С искренним уважением