©"Заметки по еврейской истории"
август  2011 года

Леонид Коган

Йосиф Фельдман и город его детства

В первой половине 90-х годов на одном из семинаров по иудаике в Пуща-Водице мне посчастливилось познакомиться с журналистом киевской газеты «Хадашот» Вадимом Фельдманом. Узнав, что я из Новограда-Волынского, он очень обрадовался и рассказал, что именно там родился его отец, Иона Фельдман, а брат последнего, Йосиф, оставил после себя воспоминания о родном городе. По моей просьбе Вадим передал мне ксерокопии этих воспоминаний. Тогда я делал ещё первые шаги в краеведении. В отличие от других городов, о Новограде-Волынском, который до 1795 г. назывался Звягелем, книг не писали, и о том, чтобы прочитать где-то его описание, можно было только мечтать. Моё внимание привлекли не только редкий исторический материал, но и талант рассказчика, его наблюдательность. Хотелось получить более подробную информацию об авторе воспоминаний. Вадим Фельдман, к которому я обратился за помощью, ответил на все мои вопросы, прислал старые фотографии.

Итак, Йосиф Моисеевич Фельдман родился в Новограде-Волынском 4 декабря

(17 декабря при новому стилю) 1905 года. [1, л. 342об.-343] Его отец, Моисей (Мойше) Фельдман, был домашним учителем, а перед Первой мировой войной занимался «письмоводством» (оказывал юридическую помощь населению без права выступать на суде). [2, с. 6] В городе его хорошо знали и уважали. Во время выборов совета городской еврейской общины в 1918 г. М.Фельдман исполнял обязанности председателя избирательной комиссии [3, с. 2,7], в 1920-22 гг. занимал должность народного следователя 1-го участка, позже стал членом коллегии защитников. [4, с. 230; 5, ч. 364] Мать – Фейга Купершмид – работала в пекарне, но в связи с ростом численности семьи стала домохозяйкой.

Семья Фельдман в 1910 г. (в центре – сын Йосиф)

Семья проживала сначала на Корецкой улице (дом Ланса), затем – в двухэтажном доме на Соборной улице (третьем от угла), а с 1920 г. – снова на Корецкой. [2, с. 6]

 

Соборная улица в районе «Угла» около 1910 г.

Писать, читать и считать Йосиф научился дома, от отца, а осенью 1918 г. успешно сдал экзамены и был принят в основной класс городской мужской гимназии, которая после установления советской власти была преобразована в трудовую школу №1. Получив в 1923 г. 7-летнее образование, он до 1926 г. работал рабочим на железной дороге, Каменнобродском фаянсовом, Токаревском фарфоровом и Новоград-Волынском чугунно-литейном заводах, затем – на заводе им. Петровского в Днепропетровске. В 1927 г. был призван на военную службу в авиации. Осенью 1928 г. его послали на учёбу в Ленинградскую военно-техническую авиационную школу, которую он окончил осенью 1930 г. [2, с. 7,20-21,23-25]

Йосиф Фельдман в феврале 1930 г.

В августе 1935 г. Й.Фельдману было присвоено звание лётчика-наблюдателя (штурмана), а в марте 1936 г. он был направлен на двухгодичные курсы усовершенствования инженеров военно-воздушных сил в Ленинграде. Ещё в период учёбы в авиашколе Йосиф писал в многотиражку этой школы под названием «Контакт», а теперь редактировал эту газету. Это были его первые шаги в журналистике. Казалось, что молодого лётчика ждёт блестящая военная карьера. Но в августе 1937 г. его неожиданно вызвали в политотдел курсов и прочитали приказ об увольнении с военной службы «за невозможностью соответствующего использования». Вскоре он был исключён из партии. В это же время начались массовые увольнения из армии. Ночью к дому, в котором вместе с ним проживали семьи командного состава, подъезжали автофургоны и забирали кого-то из соседей. Готовясь к худшему, Йосиф собрал небольшой чемодан с бельём. Временно он вынужден был работать на металлобазе. Однажды его вызвали на партбюро и объявили об отмене решения об исключении из партии. Как оказалось, кто-то донёс, что он является якобы родственником бывшего комкора, «врага народа» Б.Фельдмана. Дальнейшая проверка эту клевету не подтвердила. Йосифу вернули партбилет, но не восстановили в военной службе. [2, с. 28-31]

Тогда он решил поступать в Ленинградский институт иностранных языков. Сдав сначала экстерном экзамены за среднюю школу, Йосиф успешно выдержал и вступительные экзамены. До выпускных экзаменов оставалось лишь несколько месяцев, когда в его судьбе произошёл очередной поворот. Йосифа неожиданно вызвали в штаб Ленинградского военного округа и объявили приказ от 31 декабря

1940 г. о мобилизации, согласно которому он должен немедленно выехать в Тбилиси и прибыть в штаб Закавказского военного округа. [2, с. 31-32]

Там Й.Фельдману как знатоку иностранных языков было среди прочего поручено слушать радиопередачи на английском и немецком языках, фиксировать в них самое главное и информировать политуправление округа. В частности, его внимание привлекло сообщение английского радио от 15 июня о том, что через неделю Германия должна напасть на Советский Союз. Летом-осенью 1941 г. он находился в составе советского контингента в Иране, а после возвращения в Тбилиси попросился на фронт. Его направили в политуправление Северо-Кавказского фронта в Краснодаре, где как раз готовилась высадка десанта на Крымский полуостров. В декабре 1941 – мае 1942 гг. он участвовал в военной операции в районе Керчи, во время отступления был контужен, не мог подняться на ноги, но соорудил себе плот и вышел в море, где его подобрала баржа. Позже оборонял Кавказ под Туапсе, в составе 69-й армии освобождал Украину и Польшу, а закончил войну возле Магдебурга в звании подполковника, начальником 7-го отделения политотдела армии. Был награждён орденами Красной Звезды, Красного Знамени, Отечественной войны I и II степени, а также медалями. [2, с. 33-35, 23; 6. 947, 7]

Ещё во время боевых действий Й.Фельдман проводил работу среди немецких военнопленных. Сохранилась советская листовка на немецком языке, датированная апрелем 1942 г., которая предлагала солдатам вермахта сдаваться в плен и гарантировала жизнь тем, кто это сделает. В верхней части листовки на снимке изображен «русский комиссар, который сообщает немецким военнопленным о событиях международной жизни». Этим комиссаром был Йосиф Фельдман.

С переходом Советской Армии в наступление эффективность агитационной работы значительно повысилась. Вскоре после капитуляции Германии Фельдману поручили организовать выпуск немецкой антифашистской газеты. Сначала он работал заместителем редактора газеты «Берлинер Цайтунг», а с 30 ноября 1945 г. – заместителем ответственного редактора газеты «Тэглихе Рундшау», органа советской военной администрации в Германии. [2, с. 35; 6, с. 947-948]

Йосиф Фельдман. Берлин, август 1945 г.

Его друзьями стали писатель Ф.Вольф, поэт Й.Бехер, певец Э.Буш и другие деятели культуры, немецкие антифашисты. В 1948 г. в Берлине на немецком языке выходят из печати две книги Й.Фельдмана, писавшего под литературным псевдонимом Юрген Фридбах (Jürgen Friedbach): «Zwischen Krieg und Frieden» («Между миром и войной») и «Im Schatten von Fort Knox» («В тени форта Нокс»).

Обе книги содержат тогдашние идеологические клише. В первой речь идёт о послевоенном устройстве Европы, плане Маршалла; вторая рассказывает о форте Нокс, в котором хранятся золотые запасы США, и осуждает алчных капиталистов. Кроме того, Й.Фельдман является одним из авторов и редактором учебника «Английские идиомы и выражения» (Тбилиси, 1941).

В конце 1948 г. его как журналиста командировали в Лондон для освещения международных событий. В ходе беседы с министром иностранных дел теневого лейбористского правительства Фельдман дал высокую оценку свободе слова в Великобритании. По возвращении в декабре 1948 г. в Берлин Йосифа Моисеевича арестовали. Его обвинили в шпионаже в пользу Великобритании и пытались пытками выбить признание. Следствие длилось почти целый год, но арестованный держался. Тогда измену переквалифицировали в антисоветскую пропаганду. Фельдмана приговорили к 10 годам лагерей и отправили этапом в Соликамск. Наказание он отбывал на лесозаготовках. [8] В 1954 г. его выпустили из лагеря, но оставили на свободном поселении в Боровске Пермской области. Через несколько лет он был полностью реабилитирован.

В лагере Фельдман познакомился с Семёном, заключенным из города Сороки, который предложил ему после выхода на свободу поехать вместе с ним в Молдавию, ближе к солнцу и фруктам. Йосиф Моисеевич согласился на это предложение и в 1960 г. переехал в Сороки. В этом городе он оставался до конца жизни, длительное время работал преподавателем английского языка в местном педучилище и средней школе №2. Был также ответственным секретарём общества «Знание», выступал с лекциями. С 1961 г. – член Союза журналистов СССР. Писал статьи в республиканские и районные органы печати. Умер Йосиф Моисеевич 24 октября 1984 г. [7] Хоронили его со всеми воинскими почестями. За гробом шло много людей: друзья, соседи, ученики. Друг умершего Семён сказал на похоронах: «Мы хороним человека-легенду».

Йосиф Фельдман в январе 1974 г.

Также высокую оценку даёт ему бывшая ученица: «Иосиф Моисеевич отличался необыкновенной живостью ума и умением преподавать. Сколько ума, культуры и чувства юмора было в этого уже пожилого человека.» По воспоминаниям Вадима Фельдмана, его дядя до конца жизни оставался любознательным человеком, любил статистику и был очень интересным собеседником. В поезде он занимал место у окна, внимательно наблюдал за местностью и живо комментировал увиденное. Его рассуждения всегда отличались свежестью и необычностью взглядов, сформировавшихся на основе богатого жизненного опыта. Однажды, когда у них зашёл разговор о Соединённых Штатах, племянник спросил, будет ли когда-нибудь эта страна воевать с Советским Союзом. Ответ Йосифа Моисеевича был категоричен: ни в коем случае, американцам есть что терять.

В 1983-84 гг., незадолго до смерти, Йосиф Фельдман успел написать воспоминания, занимающие 35 страниц машинописного текста. Они охватывают детские годы в Новограде-Волынском, кратковременную работу на заводах Каменного Брода, Токаревки (Першотравенска) и Днепропетровска, учёбу в авиационной школе и институте в Ленинграде, довоенную и фронтовую военную службу. Есть лишь краткое упоминание о назначении в редакцию газеты «Берлинер Цайтунг», но нет ни единого слова о дальнейшем аресте и заключении. После смерти Йосифа Моисеевича его племянник Вадим упорядочил воспоминания и дал им название «Семейная хроника», поскольку это выражение употреблял в предисловии сам автор.

Сначала Йосиф Фельдман описывает историческую часть города, так называемый «Уго́л» (место пересечения центральных улиц), рассказывает о своих родителях, братьях и сестрах, вспоминает дедушку и бабушку, живших на Нижней Медовой улице. Его память фиксирует бурные события второй декады ХХ века: движение колонн австрийских военнопленных по улицам города в годы Первой мировой войны, массовую манифестацию во время февральской революции, погром и арест отца, приход большевиков, катастрофический пожар, паническое бегство из города и скитания на чужбине в 1919 г.

Школьная улица после пожара в 1919 г. (из мемориальной книги «Звил)

Очень интересны также рассказы об учёбе в Новоград-Волынской мужской гимназии и трудовой школе, о соли как эквиваленте денег в период «военного коммунизма».

Судьба забросила Йосифа Фельдмана далеко от родного края. Снова увидеть Звягель было суждено лишь через несколько десятилетий. Эта последняя встреча с городом детства причинила ему боль: «Много лет спустя, в 1969 году, когда мы гостили в Киеве у нашего, ныне покойного, брата Арона, мы, вспоминая нашу молодость, решившего совершить „визит к пенатам“ – показать нашим детям город нашего детства. В просторном такси мы поехали по Брест-Литовскому шоссе в свой родной Звягель ... Город сильно разросся за половину века. Мы объезжали знакомые улицы, находили здания школ, где мы учились, места на реке Случь, где мы купались в детстве, фотографировались ... Многое изменилось, но многое и всплывало из памяти. Особенно изменилась река: в годы войны на её берегах были вырублены леса. Река сильно обмелела. Скалы, которые в наше время были глубоко под водой, сейчас торчали из воды почти в рост человека. Уго́л, хотя и сильно изменился, всё же остался самым оживлённым местом в городе. Сгоревшие в 1919 году дома были заменены новыми. Вместо нашего дома был построен почти такой же. Мы зашли в кафе в этом доме и основательно подкрепились. Но пройдя дальше по улице, бывшей когда-то Соборной, до старинной площади, мы нашли большие перемены: ни остатков древней крепости, ни обоих храмов, ни ратуши на площади не было ... Всё было сравнено с землёй местными ревнителями прогресса ещё до Великой Отечественной войны. Мы двинулись от площади вниз к оврагу, на краю которого когда-то стоял домик нашего деда Ионы. Но ни домика, ни самого огромного оврага там не было ... С тяжелым сердцем мы покидали наш родной город – ничего после этого смотреть больше не хотелось...»

Улица Шевченко (бывшая Соборная) в Новограде-Волынском в середине 1960-х гг. «Пятиэтажка» справа построена на месте того дома, в котором прежде проживала семья Фельдман

В предисловии автор признаёт, что многочисленные эпизоды, имена и даты уже стёрлись из памяти, не поддаются уточнению. В силу разных обстоятельств четырежды покидал он своё жилище, не захватив с собой абсолютно ничего, и больше никогда туда не возвращался. При этом безвозвратно погибали записи, интересные фотографии. А теперь всё приходилось извлекать из ослабленной от времени и потрясений памяти. «Но я постараюсь, – пишет он, – ничего не придумывать, оставлять в забвении всё, в чём буду сомневаться ... Зато всё то, что запишу, будет основано на фактах, пусть не всегда чётко описанных, но зато бесспорно происшедших в действительности.»

В связи с упомянутыми выше причинами нет ничего удивительного, что в освещении некоторых событий не обошлось без ошибок и неточностей. Это касается, в первую очередь, хронологической последовательности событий 1918-20 гг. Не соответствуют действительности утверждения о погребении командира Таращанского полка В.Боженко у ограды Преображенского собора (по рассказам звягельских старожилов, в действительности там похоронили другого «красного» командира) и полном исчезновении развалин крепости. В отличие от войск УНР и повстанцев, о «таращанцах» автор пишет с симпатией. Но он не скрывает, что ужасный пожар 1919 г. произошёл из-за обстрела города красноармейцами.

Й.Фельдман пишет в предисловии, что время, в котором он жил, было богато событиями, и высказывает предположение, что «Семейная хроника» заинтересует, по крайней мере, его потомков и, возможно, не только их. Отрывки из неё были опубликованы на страницах газеты «Лесин край» (8 февраля и 15 марта 1995 г., 6 ноября 1997 г.) и в сборнике «Краєзнавчий альманах» (Новоград-Волынский, 2009). А теперь настало время познакомить читателей с автором этих воспоминаний.

г. Любек, Германия

Источники

1. Государственный архив Житомирской области (ГАЖО). – ф. 67 оп. 3 д. 606.

2. Фельдман Й. Семейная хроника. – Сороки, 1983-84.

3. Центральный государственный архив высших органов власти и управления Украины (ЦГАВОВУ). – ф. 1277 оп. 1 д. 122. /на идиш/

4. ГАЖО. – фр. 54 оп. 2 д. 6.

5. ГАЖО. – фр. 1118 оп. 1 д. 8.

6. Филипповых Д.Н. Краткие биографии руководящего состава СВАГ. // Советская военная  администрация в Германии, 1945-1949. Справочник. – Москва, 2009.

7. Некролог. – Газета «Путь Ильича» (Сороки). – № 129. – 27 октября 1984 г.

8. Фельдман В. В жерновах сталинских репрессий. – www.sem40.ru/ourpeople/history/17069/


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1194




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer8/LKogan1.php - to PDF file

Комментарии:

Ирина
Москва, Россия - at 2013-10-03 17:36:44 EDT
Леонид, большое Вам спасибо за эту статью. Прочитала с огромным интересом также Ваш перевод книги "Звил" и комментарии в гостевой книге на сайте jewishperson.org. Замечательный и очень редкий русскоязычный источник информации, касающейся моей семьи. Моя прабабка Татьяна Кашук приехала с детьми в Москву из Новограда В.после гибели мужа Григория в 1927-1928 гг. Эти обстоятельства никогда не обсуждались ее дочерьми, а сыновья погибли на войне.Теперь уже никого из них нет в живых. Вы написали в комментариях, что "В Житомирском облархиве есть книги НВ раввината 1869-1921 гг., в которых записаны также родившиеся в сёлах Новоград-Вол. уезда. Есть также ревизские сказки 1816, 1834, 1850 и 1858 гг." Скажите, пожалуйста , отвечает ли НВ архив на письменные запросы из России, или нужно приехать? С уважением, Ирина
Вадим Фельдман
Бостон, МА, США - at 2012-02-20 00:50:33 EDT
Маша,не можете ли Вы отсканировать фотографии,которых нет в тексте и переслать мне по адресу vadymf@verizon.net Заранее благодарю.Вадим
Маша Снитковская-Гойтман
Петах-Тиква, Израиль - at 2012-01-25 17:29:00 EDT
Уважаемый Леонид, прочитала Вашу статью о моем учителе Иосифе Моисеевиче Фельдмане. Он был моим классным руководителем и преподавал у нас английский язык в Сорокском пед.училище. Уникальный был человек. Добрый отзывчивый и гениальный. При этом необыкновеено простой. Светлая ему память. Спасибо за Вашу публикацию. Кстати у меня есть почти все фотографии, которые вы опубликовали и еще другие. Спасибо Вам и успехов. С. уважением Маша
Феликс Моисеевич Гольденберг
Sunrise, Florida, USA - at 2011-10-03 00:32:01 EDT
Здравствуйте Леонид Коган!
К сожалению не знаю Вашего отчества. К великому своему стыду узнал о Вас и начал читать Ваши публикации только недавно. Всё, что касается Новограда-Волынского, города моего детстав и юности вызывает у меня огромный интерес. Мой дедушка по маминой линии Корецкий Файвиш (согласитесь фамилия обычная для Новограда/Звягеля, наверное как Иванов в России, и вся его семья (жена-Этля, сыновья - Мойше-Лайб, Нохем/Наум, Иосиф, Абба, дочери - Ида, моя мама, Циля) все родились в Новограде. Их дом находился на Плетенке и был уничтожен немцами, а еврейское кладбище на Плетенке где дед был похоронен, тоже было снесено немецкими бульдозерами. Мама водила меня на эти места.
Хочу приобрести Вашу книгу "Звил", посоветуйте, пожалуйста, как это сделать. Также хотел бы проследить гносеологическое дерево семьи Корецких. Пожалуйста посоветуйте источники, которые будут полезны.
С Уважением,
Феликс Гольденберг.
Для ответа можно использовать адрес моей электронной почты: felixg2007@comcast.net
Заранее благодарен за ответ.

Подернева - Плопская Чака
Беэр-Шева, Израиль - at 2011-09-06 10:07:35 EDT
Я благодарю автора за рассказ о моем Учителе. Именно Учителе, о котором я писала сочинение на вступительном экзамене в ВУЗ, об Учителе, на уроки языка и уроки жизни я ориентировалась в своей работе. У меня остались фотографии периода работы Иосифа Моисеевича в педучилище. Если это кого-то интересует , можно обратиться по е-адресу: chaka2007@gmail.com