©"Заметки по еврейской истории"
июнь  2011 года

Вячеслав Фоменко

«Катюша» – правда и мифы о создателях грозного оружия


У победы тысяча отцов,
а поражение всегда
сирота

Джон Фицджеральд Кеннеди, президент США

Предисловие

Поводом к написанию настоящей статьи явился случай, который можно было бы посчитать почти курьёзным, если бы не некоторые серьёзные моменты и оценки.

Как-то я разослал нескольким коллегам линк статьи «Как Зельдовича на насос обменяли». Статья эта была ранее известна и мне и некоторым моим респондентам. Но на этот раз я обратил внимание на факт из жизни Зельдовича, который ранее, видимо, прошёл мимо моего внимания, но интересный с точки зрения человека, имеющего определённое отношение к ракетной технике. Цитату об этом факте из статьи я привёл в тексте своего письма:

«Он рассчитал внутреннюю баллистику реактивного снаряда «Катюша». И уже осенью 1941 года под Оршей батарея залпового огня впервые вышла на боевые позиции и нанесла поразивший противника удар. До конца войны гитлеровцам так и не удалось разгадать тайну снаряда, придуманного Зельдовичем».

Конечно, я хорошо знал, что снаряд«придумал» вовсе не Зельдович, но было интересно, что Я. Б.Зельдович, как специалист по взрыву и горению, ещё до работы над атомной бомбой, внёс вклад в повышение устойчивости горения пороха (но не создание) «Катюши», как и то, что этот вклад (как и вклад группы ак. Христиановича по повышению кучности) внесен значительно позже удара батареи капитана Флерова под Оршей.

Каково же было моё удивление, когда в ответ я получил от доктора Г.Б. письмо следующего содержания:

«Он рассчитал внутреннюю баллистику реактивного снаряда «Катюша» .---И уже осенью ...".Между 1ой и 2ой фразой сообщения выброшена вся история "Катюши", о которой я рассказывал в докладе на Электронном семинаре. Это было негодное оружие - позор его создателей, которое хотели снимать с производства. Группа евреев (в которой не было Зельдовича) исследовала оружие. И.Слезингер нашел решение. Он же придумал, как сделать снаряд неразборным. О способе стабилизации он рассказывал мне лично. А о хитром замке сказал, что унесет это в могилу, потому что ещё сохранились снаряды "Катюши", а в них есть не только технические, но и политические секреты.

Пусть не врут. Тем более, Фоменко, который слушал мой доклад имеет возможность спросить моё мнение, прежде чем распространять враньё. Считаю это личным оскорблением».

Говоря очень смягчённо да ещё в письменной форме, письмо весьма эмоциональное и крайне несправедливое. Нет, речь не столько о беспардонном личном выпаде в мой адрес. Важно другое, что «Это было негодное оружие - позор его создателей, которое хотели снимать с производства». Сказано в сильных выражениях. Но это уже действительно чистое враньё и оскорбление памяти настоящих создателей (в том числе евреев), мимо чего пройти было нельзя. Тем более, что попыток приписать создание «Катюши» «непричастным» (по юмористичным этапам «разработки» ракетной техники: «сначала шумиха, потом неразбериха, затем поиски виновных, наказание невиновных, и, наконец, награждение непричастных») было немало. Равно как и завышенная оценка значения работы по улучшению кучности снаряда (мер, внедрённых во второй половине 1944 г.!), а также скромной роли И. Слезингера в этой задаче, не говоря уже о сказке о мифическом «замке», который якобы не смогли открыть немецкие «медвежатники». Но об этом и других мифах о «Катюше» ниже в статье.

Мимо пройти было нельзя. И, тем не менее, поскольку это было в частной переписке, я посчитал, что это мнение одного человека и не стоит выносить его на общественное обсуждение. Но вот в выступлении по ТВ и в публикации писатель М. Веллер тоже назвал троих (подчеркнув, как и Г.Б. – «евреев») – Гантмахера, Левина и Слезингера как создателей «Катюши». Были и ещё несколько публикаций, которые, видимо, следовали Веллеру. Короче, появился ещё один несуразный миф, если и не очень распространённый, то устойчивый.

Вообще-то, вопрос установления приоритета (но не в данном случае!) в истории науки и техники очень не простой. Особенно, когда в его решении, а так почти всегда, присутствуют эмоции и установки, связанные с групповыми, корпоративными, национальными, патриотическими, а то и государственно – идеологическими комплексами. Примеров – бесчисленное множество.

При этом следует обратить внимание на тонкое, а то и болезненное чувство национальной гордости. Каждый народ имеет право, я бы даже сказал, обязан, дорожить достижениями соотечественников, отдавать им дань уважения, выявлять случаи несправедливого замалчивания, игнорирования, а то и фальсификации. Но, всё должно быть обоснованно фактами и справедливыми оценками, а не доходить до «родины слонов и шахмат». Трудно, нелегко достичь «объективности», а надо. Особенно осторожно нужно быть с неопределённым журналистским эпитетом «отец чего-то». Мне кажется, что его следовало бы вообще исключить из употребления, а описывать конкретный вклад каждого участника, даже награждая их превосходными эпитетами. Но разве «мастера пера» послушают?

Ну, в самом деле – кто «отец» радио? Максвелл, предсказавший электромагнитные волны? Или Герц, не веривший в этот теоретический вывод и предпринявший для его опровержения эксперименты, в которых и получил эти волны. Или Попов, впервые в мире передавший без проводов два слова – «Генрих Герц». Вряд ли Маркони, посетивший Попова в Петербурге и буквально через месяц – два застолбил в Лондоне патент и до сих пор в мире слово «радио» связывают с его именем. Но ведь уже, аж в 1943 г. американский суд признал приоритет перед Маркони за Николо Теслой! Конечно, Италия (и ряд европейских научных организаций) это решение не признала.

 Или специальная теория относительности (СТО). Здесь тоже три имени – Лоренц, Пуанкаре, Эйнштейн (да ещё Фитцджеральд, получивший формулу «Эйнштейна» - «энергия-масса»). Сам Эйнштейн вначале даже называл её теорией Эйнштейна – Пуанкаре и, вообще, удивлялся, что общественность придаёт такое большое значение его работе 1905 г. И всё же, к настоящему времени большая часть учёных считает справедливым называть её (СТО) теорией Эйнштейна, поскольку именно он дал её чёткое физическое обоснование и толкование, хотя все формулы в этой теории не его.

А вот с главным, эпохальным созданием Эйнштейна «Общей теорией относительности» (ОТО), или, по другому, теорией гравитации, слава богу, дело обстоит чётко – никаких предшественников нет, единоличное творение. И какое! – по сути, из одной формулы получена вся Вселенная, её рождение и развитие (история). Но такое однозначное авторство бывает далеко не всегда.

 Правда, Эйнштейну, как никому другому «повезло» на хулителей и «ниспровергателей». Тьма антиэйнштейновских (и антинаучных) статей, теорий, многие из которых хамские по форме (авторы брызжут слюной) и в большинстве случаев безграмотные по содержанию даже в рамках классической (а то и школьной) физики. Будем откровенны, многие (даже очень многие) из авторов этих опусов движимы не столько идеей представить новые факты «понятными», привычными методами ньютоновской науки, сколько ксенофобскими настроениями. Гадко, противно, но, к сожалению, это так.

И третий пример. Когда американцы начинали работы по проекту полёта на Луну, то решили не привлекать иммигрантов, руководствуясь «национальной идеей». Однако, очень скоро пришлось поставить во главе проекта Вернера фон Брауна. Думаю, что В. фон Брауна, прошедшего путь от Фау-1, Фау-2 (но в то же время мечтавшего и делавшего проработки по космическим полётам) до полёта человека на Луну (проект «Сатурн») следует считать создателем ракетно-космической техники (подчёркиваю – именно техники). Хотя его ракеты бомбили Лондон. Но и мы делали ракеты, которых боялся весь мир. АС.П. Королёв запустил первый Спутник и первого человека на орбиту. Вот такие противоречия.

 Но, в этой связи, я хочу кратко рассказать о редком случае порядочности в признании приоритета. Один из сотрудников фон Брауна в библиотеке Конгресса откопал брошюру (тираж 200 экз., на русском языке),в которой была предложена и обоснована оптимальная трасса полёта к Луне, дававшая существенную экономию в энергетике полёта. Сотрудник позвонил фон Брауну и за ним немедленно послали самолёт. В результате американцы полетели к Луне по трассе Юрия Кондратюка, гениального человека с драматической историей жизни (Останкинская башня построена по его схеме), погибшего под Москвой. Ведь американцы и фон Браун вполне могли промолчать и выдать трассу как своё достижение, и никто бы ничего не узнал. Ничего подобного! Сразу после полёта они рассказали об этом в печати и, более того, потом установили его бюст в Центре полётов.

В Союзе по крупицам собрали данные, и оказалось, что под именем Юрия Кондратюка (по документам своего двоюродного брата) жил и работал бывший белогвардейский офицер Сергей Шаргей, сын еврея и матери шведско-украинских корней Шлиппенбах (Пушкин, «Полтава»: … «сдаётся пылкий Шлиппенбах», которому Пётр 1 даровал имение под Полтавой). Теперь на родине Ю. Кондратюка (С. Шаргея) в Украине, в Полтаве установлен прекрасный памятник, изданы его труды и книги о нём.

Считая, что таким именем вполне мог бы гордиться и Израиль, я три года назад обратился в Космическое агентство Израиля с предложением отметить это имя (созданием стендов и т.п.) и даже обещал методическую помощь. Ответа так и не получил.

***

Итак, я посчитал целесообразным вернуться к вопросу «Кто же создал «Катюшу» и что это будет интересно некоторым читателям. Мне действительно посчастливилось работать со многими ветеранами ракетной техники, соратниками и воспитанниками С.П. Королёва и В.П. Глушко, слышать их рассказы и оценки. При этом, постараюсь опираться на обоснованные свидетельства, а не на рассказы и память из вторых или третьих рук.

Вместе с тем, эта статья (эссе на заданную тему) не строгое историческое исследование, а некоторые фрагменты обзора по многим публикациям без претензий на «авторство» и, поэтому, без ссылок на источники, однако укажу, что основные биографические ссылки заимствованы с сайта «Космический мемориал».

Публикация уместна в год семидесятилетия начала войны и первых залпов «Катюши».

А для «настройки» эмоциональной памяти рекомендую послушать «Катюшу» - песню:

1.                Начала и до создания Реактивного НИИ

Поскольку этот рассказ прежде всего о людях и судьбах, то я постараюсь умерить свой профессионализм (а так и хочется сказать - «посмотрите, как здорово это сделано!») и касаться техники только в части кем (а не деталей как) и когда это сделано, какое это имело значение. Лишь в необходимых случаях будут приведены некоторые характеристики, свойства устройств и объектов. При этом речь будет идти именно о реактивных снарядах, а не о жидкостных ракетах, хотя работы по обеим тематикам в те годы велись рядом, в одних и тех же учреждениях Заинтересованный в каких-то деталях читатель, конечно же, может обратиться в Интернет, а в некоторых противоречивых (а таковых не мало) моментах и лично ко мне, благо я собрал солидный объём материалов, правда, в основном, по ракетной, а не реактивной технике.

А рассказ о создании в России – СССР реактивных снарядов следует начать с имён двух основоположников - И.П. Граве и Н.И. Тихомирова.

В 1916 г. И.П. Граве получил патент на совершенно новое, невиданное доселе по убойной силе оружие, «состоящее из боевых ракет, стартующих с переносных станков в виде желобов на катках с подъемным механизмом».

Топливом служил бездымный порох (пироксилиновые шашки на летучем растворителе), полученный им из порошка с желатином.

Через положенные 10 лет в 1926 г. Граве подтвердил патент уже в Советском Союзе, причём это был первый советский патент в области реактивного вооружения. Но «пророка» не увидели в пролетарском отечестве по стандартной в ту пору причине — неблагонадежности. Еще в 1919 году Ивана Платоновича как явно чуждого по социальному происхождению (дворянин, офицер) заключили в ЧК на Лубянке. То, что он с первых дней создания служил в Красной армии и возглавлял факультет Артакадемии РККА, ретивых чекистов не интересовало. Спустя 4 месяца, правда, освободили, но «метка» осталась на всю жизнь.

Получив патент, Граве целиком посвятил себя теории реактивных снарядов. Публикует ряд работ. После нескольких неудачных объяснений с властями Граве ушёл на время "в науку", поскольку был отстранен от практических разработок по своему изобретению. В 1931 году И.П.Граве арестовали. Обвинения (вредительство, дело «Промпартии») в ходе следствия не удалось подтвердить, ученый был освобожден.

В октябре 1932 года в "Красной Звезде" появляется его большая, на целую газетную полосу, статья "Реактивный принцип в военной технике". В ней он предлагал различные варианты "ракетных станков" для запуска реактивных снарядов. Эту статью можно назвать первой, в которой дан обзор всего достигнутого в области реактивной артиллерии как у нас в стране, так и за рубежом. Как видим, И.П.Граве не потерял интереса к реактивному оружию. А вот то, что он, автор патента, не был привлечен к этой теме, значительно отодвинуло реализацию столь нужного стране изобретения.

Но И.Граве еще сыграет свою роль в развитии ракетной техники в СССР, и примет участие в разработке ракет для знаменитой "Катюши".

 

Иван Платонович Граве (1874–1960), создатель отечественной школы баллистики, до революции полковник, профессор Михайловской Артиллерийской академии.

Впоследствии – Лауреат Сталинской премии, действительный член Академии артиллерийских наук, генерал-майор инженерно – технической службы, д.т.н., профессор. Награждён орденами и медалями.

Репрессировался четырежды – 1919, 1931 -1932, 1938 -1939 (освобождён по личному указанию Сталина), 1952-1953.

Автор изобретения – твёрдотопливного реактивного снаряда на бездымном порохе (российский патент 1916 г., первый советский патент 1926 г.), облик и основные решения которого нашли воплощение в снарядах «Катюши».

Один из инициаторов ( при поддержке Тухачевского) создания Реактивного НИИ., в котором работал в отделе Г. Лангемака до ареста обоих в 1938 г.).

Многие участники создания реактивных снарядов были его учениками (Г.Э. Лангемак, Б.С. Петропавловский и др.)

Параллельно и независимо, велись исследования инженера-химика Н. И. Тихомирова, который разрабатывал «самодвижущиеся мины». В 1919 г. он обращается в Совнарком с предложением об организации и проведении соответствующих работ. 1 марта 1921 г. при военном ведомстве начала свою работу первая в нашей стране научно-исследовательская и опытно-конструкторская организация по разработке снарядов на бездымном порохе - Лаборатория Н.И.Тихомирова, которая затем переехала в Петроград и стала называться Газодинамической лабораторией (ГДЛ).

Из Артиллерийского комитета к Тихомирову был переведен «знаток ракетного дела» В.А. Артемьев, который стал активным помощником и руководителем работ по испытаниям.

Родился в ноябре 1859 года. В 1894 году занялся проблемой создания ракетных снарядов - «самодвижущихся мин реактивного действия».

В 1912 году представил Морскому Министерству проект реактивного снаряда.

В 1915 году подал прошение о выдаче привилегии на новый тип «самодвижущихся мин» для воды и воздуха. Положительное заключение было подписано в 1916 году Н.Е. Жуковским.

В 1921 году по предложению Николая Ивановича была создана лаборатория для разработки «самодвижущихся мин» - впоследствии названная Газодинамической лаборатории (ГДЛ). Деятельность этой лаборатории направлена на создание ракетных снарядов на бездымном порохе.
Применявшийся в то время в ракетах чёрный дымный порох не обеспечивал требуемых характеристик по дальности и стабильному полету ракеты, поэтому специалисты лаборатории разработали бездымный пироксилиновый порох на нелетучем растворителе - тротиле, отличающийся мощным и стабильным горением.

Выдающийся изобретатель, учёный и инженер Николай Иванович Тихомиров скончался в Ленинграде, 28 марта 1930 года.

Похоронен он в Москве, на Ваганьковском кладбище.

Указом Президента СССР М.С. Горбачёва в 1991 году Николаю Ивановичу Тихомирову было посмертно присвоено звание Героя Социалистического труда. Именем Тихомирова был назван кратер на обратной стороне Луны

Лаборатория получила государственное финансирование, однако средств было очень мало и ее первые сотрудники Н.И.Тихомиров и В.А.Артемьев все чаще и чаще вкладывали в реализацию тихомировского изобретения собственные средства. Кроме того, они продавали на рынке личные вещи. Что касается Владимира Андреевича Артемьева, то в первые годы работы он истратил все свои личные сбережения и продал практически все имущество, которое у него было.

Родился 6 (24 июня) 1885 года в Санкт-Петербурге. В 1905 году закончил гимназию в Санкт-Петербурге, после чего ушёл добровольцем на русско-японскую войну. Был награждён и произведен в младшие унтер-офицеры за мужество и храбрость. После окончания в 1911 году Алексеевского военного училища был направлен в Брест-Литовскую крепость. Там он работал Заведующим снаряжательной лабораторией над созданием осветительных ракет. В 1915 году работает в Москве в Главном артиллерийском управлении. В 1920 году Артемьев познакомился с Н.И. Тихомировым, став его ближайшим помощником.

22 сентября 1922 года Владимир Андреевич был арестован по обвинению в шпионаже. Постановлением Особого совещания при Коллегии ОГПУ от 10 июня 1923 года Артемьев был осуждён сроком на 3 года.

В 1925 году он вернулся с Соловков и продолжил работу в ГДЛ, В сентябре 1933 года после образования РНИИ, Артемьев совершенствовал реактивные снаряды РС-82 и РС-132 до сдачи их на вооружение. Был одним из основных авторов реактивного миномёта «Катюша». В период Великой Отечественной войны выполнил множество разработок в области военной техники. После войны В.А. Артемьев работал на должности Главного конструктора нескольких научно-исследовательских и проектных институтов, в области разработки ракетных снарядов. Скончался 11 сентября 1962 года. Владимир Андреевич Артемьев был удостоен двух Сталинских премий.

В начале в лаборатории были изготовлены пироксилиновые шашки на летучем растворителе, разработанные И.П.Граве. Однако их расслаивание заставило искать рецептуру, основанную на нелетучем растворителе.

Для создания рецептуры нового пороха Н.И.Тихомировым были приглашены опытные инженеры О.Г.Филиппов и С.А.Сериков, которые и приступили к исследованиям, имеющим цель получение бездымного пороха на разных нелетучих растворителях. Под руководством Н.И.Тихомирова была создана рецептура такого пороха.

Но в 1922 году Артемьев, Филиппов и Сериков были арестованы и их безвинно упекли в тюрьму.В 1925 г. В.А.Артемьев возвращается из заключения и Николай Иванович тут же принимает его обратно. Отсидев 3 года без вины, В.А.Артемьев так и остался не реабилитированным… Историческим событием явились состоявшиеся 3 марта 1928 г. успешные стрельбы реактивными снарядами на бездымном порохе. К этому времени количество работающих в лаборатории, считая подсобный персонал, достигло 10 человек.

В 1929 г. Н.И.Тихомиров знакомится с работами В.П. Глушко – будущего Генерального конструктора двигателей и ракетно-космических систем и принимает его в ГДЛ для работ по ЖРД,

Под руководством Н.И.Тихомирова и им лично были выполнены работы, роль которых в развитии ракетной техники трудно переоценить. Это расчеты реактивного снаряда, технология прессования пороховых шашек, изготовление и испытание более 200 опытных сопел в процессе поисков оптимальных размеров, многочисленные опыты над порохами на нелетучем растворителе и многое другое. Ученый является автором целого ряда важных теоретических работ.

Из-за тяжелой болезни Н.И.Тихомирова, 25 марта 1930 г. начальником лаборатории назначается Б.С.Петропавловский, а после смерти Николая Ивановича Петропавловский становится его фактическим преемником по руководству работами в лаборатории. После своего назначения он осуществляет основное техническое руководство над всеми работами.

Б.С.Петропавловскому - экспериментатору и исследователю принадлежит передовое место в части и тех разработок по пороховым двигателям, которые он вел вместе с Г.Э.Лангемаком.

 И, несмотря на то, что пороховые снаряды, разрабатываемые в ГДЛ, были приняты на вооружение значительно позже его смерти, имя Б.С.Петропавловского мы вправе назвать первым в числе авторов-разработчиков, так как основные работы над снарядами были выполнены в 1930-1933 гг. под его непосредственным руководством.

Родился 26 мая 1898 года в Курске. Закончил Варшавский кадетский корпус, ускоренный курс Константиновского артиллерийского училища. Участник Первой мировой войны (Поручик артиллерии), В феврале 1919 года призван в Красную Армию. В сентябре 1919 года был ранен. С 1920-го по 1922 год командовал артиллерийскими подразделениями. В 1924 году поступил и в 1929 году окончил полный курс Ленинградской Военно-технической академии РККА имени Ф.Э.Дзержинского по артиллерийскому факультету (баллистическое отделение).

В 1929-1930 годах ведущий инженер ГДЛ. 23 марта 1930 года он был назначен Начальником ГДЛ. Занимался разработкой реактивный снарядов РС-82 мм и РС-132 мм. В 1931-1933 годах - инженер-артиллерист, ведущий инженер ГДЛ.

С сентября по ноябрь 1933 года главный инженер Ленинградского отделения РНИИ. Выдающийся инженер и создатель реактивной техники Борис Сергеевич Петропавловский сильно простудился во время испытаний реактивного снаряда и 6 ноября 1933 года, находясь в больнице, скончался от скоротечной чахотки. Похоронен на Смоленском кладбище в Ленинграде.

В июне 1991 года ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда (посмертно). Его именем назван кратер на обратной стороне Луны.

В 1930 г. под руководством Б.С.Петропавловского и при непосредственном участии Г.Э.Лангемака, В.А.Артемьева, Л.Э.Шварца, и др. развертываются активные работы по созданию снарядов и пусковых устройств нового типа и уже в сентябре 1930 г., согласно акту комиссии по проверке состояния работ в ГДЛ, были «закончены проекты и изготовлены детальные чертежи 82-мм и 132-мм ракетных орудий и снарядов к ним».

В 1931 г. были начаты работы по отработке различных моделей снарядов и пусковых устройств, предназначенных для наземных родов войск, а в середине этого же года под снаряды РС-82 и PC-I82 создаются проекты самолетных пусковых устройств и в конце года начинаются практические летно-полигонные испытания этих снарядов на самолетах И-4 и Р-5.

В конце 1932 г. на должность начальника Лаборатории назначается авиационный инженер Иван Терентьевич Клейменов.

 К этому времени явно назрела задача объединения разрознённых научно - исследовательских, конструкторских, испытательных сил в области реактивных снарядов и ракет в едином центре. Замечу, что как выше, так и далее рассматриваются только вопросы реактивных снарядов, на базе которых и была создана «Катюша». Работы по жидкостным ракетам и двигателям являются отдельной темой.

2. От организации РНИИ и до начала войны.

 В 1932 году из тюрьмы выпустили Ивана Граве и сотрудников Тихомирова, который не дожил до признания его изобретения, умер в 1930 году. Тюрьма не погубила у Граве стремления к созданию боевого ракетного оружия, и он продолжил свои попытки заинтересовать этой идеей руководство Красной Армии. В конце концов ему удалось выйти на замнаркома обороны по вооружению Михаила Тухачевского, который отдал приказ о создании в 1933 году Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ). В него вошли ленинградская ГДЛ и московский ГИРД («Группа изучения реактивного движения» или, как шутили сотрудники, «группа инженеров, работающих даром»). Там были сосредоточены все работы по созданию боевого ракетного оружия.

Директором РНИИ был назначен комбриг Иван Клейменов.

Работы в институте велись по двум направлениям. Реактивные снаряды разрабатывались отделом, которым руководил Георгий Лангемак. В состав этого отдела и вошли сам Граве и сотрудники Тихомирова. Второй отдел РНИИ разрабатывал дальнобойные ракеты на жидком топливе. В нем работали Сергей Королев и Валентин Глушко.

Родился 11 апреля 1899 года в деревне Старая Сурава, Тамбовской губернии.

В 1918 году стал курсантом артиллерийского отделения 1-ых Московских советских курсов. В мае 1920 года направлен на Юго-Западный фронт, где он прослужил до конца гражданской войны. В 1921 году он поступает на математическое отделение физико-математического факультета МГУ.

В 1923 году направлен в Академию Воздушного Флота имени профессора Н.Е. Жуковского. В 1928 году заканчивает Академию и назначается начальником мастерских НИИ ВВС. В мае 1932 года назначается Начальником ГДЛ. В сентябре 1933 года его назначают Начальником (а с 1936 года директором) РНИИ.

В мае 1936 года ему присвоено звание Военинженер 1-го ранга

Является одним из создателей "Катюши".

Расстрелян 10 января 1938 года.

Прах Ивана Терентьевича Клейменова захоронен в общей могиле жертв репрессий на Донском кладбище в Москве.

В 1991 году ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда (посмертно).

Его именем назван кратер на обратной стороне Луны.

Работы в отделах велись успешно, но наиболее эффективными были разработки реактивных снарядов. В 1937 году было завершено создание первых боевых РС-82 и РС-132, а также пусковые установки для них. В присутствии маршала Михаила Тухачевского были проведены стрельбы этими РС с наземных станков и с самолетов. Стрельбы прошли вполне успешно, и можно не сомневаться - если бы деятельность РНИИ продолжалась, то уже к 1938 году боевые реактивные системы могли быть приняты на вооружение.

Так, однако, не получилось. Топор сталинских репрессий, начавший свою кровавую работу с уничтожения высшего руководства вооруженных сил, в число которого входил и основатель РНИИ маршал Тухачевский, обрушился и на этот институт. Практически все его руководство и виднейшие конструкторы были арестованы. Клейменов, Лангемак и еще три человека расстреляны. Королев оказался на магаданском лесоповале, Глушко, Граве и другие сотрудники - в бериевской "шарашке".

Родился 21 июля 1898 года городе Старобельске, Харьковской губернии в семье преподавателей иностранных языков - немцев по национальности. В июне 1919 года вступил в Красную армию и назначен командиром батареи в Кронштадтской крепости. Во время Кроншадтского мятежа был арестован, приговорен к расстрелу, но был освобожден после ликвидации беспорядков.

В 1923 году поступил и в 1928 году окончил Военно-техническую академию.

По окончании академии по просьбе Н.И. Тихомирова оставлен для работы в ГДЛ.

В ГДЛ он занимался разработкой реактивных снарядов РС-82 мм и РС-132 мм. В 1930г. Г.Э. Лангемак назначается начальником 1 сектора пороховых ракет ГДЛ.

После переезда в Москву в январе 1934 года назначается на должность заместителя директора по научной части РНИИ.В сентябре 1935 года ему присвоено воинское звание Военинженер 1-го ранга. За время работы в институте практически завершил доводку реактивных снарядов РС-82 мм иРС-132 мм, ставших основой реактивного миномета "Катюша", за разработку которых по праву считается одним из ее основных авторов.

11 января 1938 года на закрытом судебном заседании приговорён к расстрелу. В тот же день приговор был приведен в исполнение

Захоронен в общей могиле жертв репрессий на Донском кладбище в Москве.

Указом Президента СССР (от 21 июня 1991 года) Георгию Эриховичу Лангемаку посмертно было посмертно присвоено звание Героя Социалистического Труда. Его именем назван кратер на обратной стороне Луны.

К концу 1937г. снаряды РС-82 мм и РС-132 мм, разработка которых была начата ещё в ГДЛ, были подготовлены к сдаче на вооружение для авиации. В 1938г. авиационный вариант был сдан на вооружение, а в 1939 г. на Халгин Холе прошло боевое крещение. И вот здесь в августе 1939 года группа истребителей И-16 под командованием летчика-испытателя Николая Звонарева впервые применила ракетные снаряды РС-82. Японцы сначала решили, что их самолеты атакованы хорошо замаскированной зенитной установкой.

Только через несколько дней один из офицеров, принимавших участие в воздушном бою, доложил: «Под крыльями русских самолетов я видел яркие вспышки пламени!». Из Токио прилетели эксперты, осмотрели подбитые самолеты и сошлись на том, что подобные разрушения может причинить только снаряд диаметром не менее 76 мм. Но ведь расчеты показывали, что самолет, способный выдержать отдачу пушки такого калибра, существовать просто не мог! Лишь на экспериментальных истребителях опробовались пушки калибра 20 мм. Чтобы выяснить секрет, за самолетами была объявлена самая настоящая охота. Но сбить или посадить хотя бы одну машину японцам не удалось.

Результаты же первого применения ракет, запускаемых с самолетов, превзошли все ожидания. Меньше чем за месяц боев (15 сентября было подписано перемирие) летчики группы Звонарева совершили 85 боевых вылетов и в 14 воздушных боях сбили 13 самолетов противника.

Интересно, что механики, подвешивавшие снаряды к самолётам, начали их в дальнейшем называть «Раиса Сергеевна»!

Продолжалась отработка и наземного варианта в двух модификациях – химического и фугасно-осколочного.

Дело в том, что по опыту Первой мировой войны, военные считали неизбежным в будущей войне применение химического оружия, и основным заказчиком некоторое время было Химуправление Наркомата обороны. Это наложило определённый отпечаток на разработку, к чему мы частично вернёмся в разделе о кучности.

Разработку осколочно-фугасного варианта, получившего номер М-13, вела группа Л. Э. Шварца, причём в группу входили как исполнители Граве, Лангемак, Победоносцев! Под их научным руководством Леонид Эмильевич с конструкторами, испытателями разработал боевой заряд и взрыватель особого рода. Его особенность была в том, что заряд подрывался с двух сторон и две взрывные волны встречались. Это повышало эффективность взрыва и температуру осколков (плюс остатки пороха двигателя) – вокруг «всё горело». Отсюда появился миф, что «Катюша» имеет термитный заряд.

Необходимо было также удлинить и повысить энергетику двигателя по сравнению с авиационными РСв связи с увеличением боеголовки.

Л. Э. Шварц чудом избежал ареста и продолжал работу.

К тому же, в 1939 г. к нему вернулся И. П. Граве: на одном из приёмов Сталин спросил – « А что я не вижу Граве и других баллистиков?». Ему ответили: «Сидит», Сталин – «Выпустить!». И нарком Ванников добился, чтобы «указание» было выполнено. Это была третья посадка Ивана Платоновича, но не последняя!

Родился в 1905 году.

Выпускник артиллерийской академии работал в созданном в 1933 году Реактивном научно-исследовательском институте. Институт являлся одной из основных школ по развитию ракетной техники. Принимал участие в разработке реактивных снарядов и минометов.

Леонид Эмильевич непосредственно занимался проблемами увеличения дальности полета и усиления мощности заряда реактивных снарядов.

17 февраля 1945 года в небе над Киевом в авиационной катастрофе погибает летевшая в Польшу группа сотрудников НИИ ВВС и РНИИ. Группа должна была участвовать в поисках остатков Немецкого секретного ракетного «оружия возмездия» Фау-2.

В числе погибших был и выдающийся инженер-ракетчик Леонид Эмильевич Шварц.

Прах Л.Э. Шварца и других жертв катастрофы захоронены в Москве, в Колумбарии Новодевичьего кладбища, на старой территории.

Кроме Сталинской премии СССР Л.Э. Шварц был награжден орденами Ленина, Красной Звезды и медалями.  Именем Л.Э. Шварца назван кратер на обратной стороне Луны.

Но что мы пока говорим всё о снарядах. Ведь «Катюша» это комплекс залпового огня и должно быть пусковое устройство (старт). Замечу, что «Катюши» именовались Гвардейскими миномётами, что не совсем точно – миномёт имеет крутую траекторию, а «Катюша» настильную, у них разное назначение и разные цели применения. Более поздние поколения таких комплексов стали называться правильно РСЗО – реактивные системы залпового огня (напомню систему «Град», ставшую известной после острова Даманский).

Позволю себе некоторые реминисценции. Наши и боевые, и космические системы назывались «комплексами». И правильно, так как составляли «квинтет»: ракета – двигатель – система управления – старт (вот имена советских первопроходцев – Королёв, Глушко, Пилюгин, Бармин). Попытки отдать кому-то абсолютное первенство не приветствовались, хотя было принято считать (и назначать по Постановлению правительства) головной организацией ракетное ОКБ. Оно и было «первое среди равных». Первое - прежде всего по ответственности. Наш (КБЮ, где я работал) Генеральный конструктор М.К. Янгель всегда требовал от нас самого внимательного, уважительного, даже чуткого отношения ко всем смежникам (сотрудники иногда обижались, что некоторые крупные смежники получали наград больше, чем мы в головном ОКБ; на что получали ответ – «ребята, ну как вы не понимаете…»).

В связи с ролью и значением составляющих ракетного комплекса, ходила такая байка. Якобы В.П. Глушко как-то сказал Н.А. Пилюгину: «Слушай, если мой двигатель и твою систему управления посадить на бревно – и бревно полетит!» и, якобы, узнав об этом С.П. Королёв сильно обиделся. Уверен, что эту байку изобрели люди рангом пониже, тем более, что наблюдая Валентина Петровича (конечно, не так близко, как сотрудники его ОКБ) мы отмечали его сдержанность, высокую интеллигентность и нравственное достоинство.

А вот на моём уровне был случай, за который я обиделся на своего близкого друга из фирмы Пилюгина. Как-то он мне говорит: «Слава, а вообще-то, вам нужно отдать баки консервной фабрике, а вместо этого учредить отдел по раздаче наград и премий!». Весёлый, находчивый друг, но «немного» несправедливый.

Но вернёмся к комплексу «Катюша», тем более что разрабатывал пусковые устройства мой земляк из Днепропетровска Иван Исидорович Гвай.

Родился 13 декабря 1905 года в Екатеринославле (ныне - Днепропетровск, Украина) в семье железнодорожника. В 1923 году поступил в Институт инженеров железнодорожного транспорта, После окончания третьего курса Гвай, был направлен в Ленинградскую военную электротехническую академию.

Окончив Академию Иван Исидорович поступает на работу в ГДЛ. Позднее Гвай переезжает в Москву и работает в РНИИ.

Автор и разработчик пусковых установок для реактивных снарядов на самолётах и автомобилях (с участием В.Н. Галковского, А.П. Павленко, А.С. Попова). Сначала он сделал «Флейту» – установку для реактивных снарядов на истребителях «И-15» и «И-16», а затем и подвижный старт с автомобиля (собственно «Катюшу»).

В 1942 году Гвай получил Сталинскую премию и ученую степень кандидата технических наук без защиты диссертации. С этим связана такая история: когда Иван Исидорович пришел в ВАК за дипломом, у него спросили: "А где же Ваша диссертация?". В ответ члены комиссии услышали: "Стреляет на фронте!".

Выдающийся конструктор, создатель ракетного оружия Иван Исидорович Гвай скончался от сердечного приступа 22 июля 1960 года.

Похоронен он в Москве, на Новодевичьем кладбище.

Памятник на Новодевичьем кладбище

На стене здания Днепропетровского Железнодорожного института, где учился Иван Исидорович Гвай, открыта мемориальная доска с бюстом.

Иногда говорят – ну, что там, поставили на автомобиль швеллеры – рельсы, положили на них ракеты – и стреляй! Ой, как не просто всё на самом деле. Только тот, кто имеет опыт в таких делах, знает, сколько трудностей, проблем приходится решать, увязывать, изобретать, отрабатывать. Начиная с того – как «будем строить мост – вдоль или поперёк реки? Давайте будем строить вверх, а потом толкать туда, куда надо!». Вполне в соответствии с этой шуткой сначала (на то были основания) расположили направляющие поперёк кузова, Но из-за малой базы автомобиль при залпе мог опрокинуться, маневренность была плохая (уходило больше времени на разворачивание – сворачивание, а требовалось произвести залпы и сняться с позиции), перешли на продольный вариант. Да и автомобиль (ЗИС-6) был слабоват.

Это попозже, когда начали поступать «Студебеккеры», можно было увеличить число и мощность снарядов в залпе, и повысились проходимость, маневренность.

Вернёмся к хронике событий в РНИИ.

Изложенное показывает, что коллектив разработчиков РНИИ к концу 1937г. подготовил разработку к заключительным испытаниям и последующей сдаче на вооружение, которая вполне могла состояться в 1939г. с последующим серийным производством и оснащением армии. Но случилось то, что случилось.

После ареста директора РНИИ Клейменова и других сотрудников и. о. директора был назначен рядовой инженер из отдела ЖРД (руководитель В.П. Глушко уже сидел), ничем не отличившийся А. Костиков.

С чего бы это? Но, из раскрытых впоследствии материалов НКВД, стало известно (а арестованным из допросов), что именно он был автором доноса на руководство РНИИ и его виднейших конструкторов. Видимо, этим назначением его вознаградили за доносы... Институт лихорадило - разоблачались «враги народа». Не до созидательной работы было уцелевшим, каждый знал, что в любое время за ним могли прийти.

Чтобы стабилизировать работу института (РНИИ стал секретным НИИ-3), нарком вооружений Борис Львович Ванников добился назначения директором военного инженера – химика Бориса Михайловича Слонимера, вернувшегося из Испании. Костикова назначили заместителем.

Хотя Слонимер не был специалистом в области работ института, но обладал качествами сильного организатора (как теперь говорят – менеджера), добился значительных успехов, что позволило сдать «Катюшу» на вооружение в 1941г. Правда, и его в 1940 г. таскали в прокуратуру и хоть не посадили, но с работы сняли. Заслуги Бориса Михайловича с опозданием в 50 лет оценены присвоением высокого звания Героя Соцтруда. (К сожалению, мне не удалось найти ни биографии, ни фото Б.М. Слонимера).

Сталин приказал назначить директором А. Костикова. Ему одному за это оружие в 1942 году было присвоено звание Героя Соцтруда. К тому же – Лауреат Сталинской премии, член-кор. Академии наук, генерал. Между тем, его единственная заслуга состоит в том, что подлинные создатели разработки были расстреляны, попали в магаданские лагеря и бериевские «шарашки». И позорный парадокс в том, что никто так не навредил своевременному вводу в строй этого оружия, как гнусный стукач Костиков. Справедливость была восстановлена только в 1956 году, когда Костикова лишили всех званий и наград. Но не посадили. Он умер в своей постели в 1950 г.

Следует обратить внимание на то, что некоторые авторы (чаще всего военные) продолжают называть авторами «Катюши» Костикова и Аборенкова (генерала Артуправления, которого Костиков приписал к соавторам, чтобы иметь поддержку военных при «пробивании» наград).

Но, несмотря на поддержку «на верху», дела в Институте шли всё хуже и хуже, пока 18 февраля 1944 г. Государственный комитет обороны в связи с «нетерпимым положением, сложившимся с развитием реактивной техники в СССР» постановил «…Государственный институт реактивной техники при СНК СССР (НИИ-3) ликвидировать и возложить решение этой задачи на Наркомат авиационной промышленности».

2.«Катюша» воюет

В марте 1941г. прошли испытания «Катюши» в присутствии руководства Наркомата обороны, а во второй половине дня 21 июня Сталин подписал решение о приёме на вооружение. Оставались часы до начала войны. Конечно, в войсках «Катюши» не было.

Я думаю, нет необходимости подробно описывать действия и эффективность этого грозного оружия, об этом справедливо написано очень много и всем известно. Отметим только некоторые моменты, в том числе преувеличения на грани мифов. Это никак не уменьшит славу и значение этого оружия, но послужит объективности и правдивости.

С первых часов войны разработчики и завод «Коммунар» (г. Воронеж), на котором были экспериментальные образцы, занялись подготовкой нескольких комплектов для военных действий. Так была сформирована батарея (7 установок БМ-13) капитана И. Флёрова, которая была направлена на Западный фронт в 20 армию и 14 июля 1941г. в 15.15 нанесла удар по станции Орша. За 7–8 секунд было выпущено 112 снарядов. По рассказам очевидцев, над лесом, где стояла батарея, прокатился гром. На мгновение всё замерло, а через несколько секунд на станции загрохотали взрывы. В результате огневого удара снарядами над станцией разлилось бушующее море огня. Железнодорожный узел был стёрт с лица земли. Боевая эффективность нового оружия превзошла все ожидания. Особенно сильным было психологическое воздействие оружия на врага.

В тот же день, заняв новую боевую позицию, батарея капитана Флёрова произвела второй залп по скоплению техники и живой силы, а 15 июля ещё три залпа по походным колоннам фашистов. Результаты были не менее впечатляющими. Так было положено начало боевому пути советской реактивной артиллерии.

Почти все источники красочно описывают, как взрывались и горели скопившиеся немецкие эшелоны с боеприпасами и цистерны с горючим. Да вот неувязка – немцы начали входить в Оршу вечером 13 июня и продолжали утром 14.

Так откуда же скопление немецких эшелонов? Или немцы успели переложить рельсы под свою колею и доставить на самый передний край эшелоны? Конечно же, нет – это были эшелоны, оставленные нашими войсками. Поэтому командование 20 армии и поставило батарее задачу нанести удар по станции, а не по переправе через реку и скоплениям живой силы. За оставленные боеприпасы, а тем более горючее, которое немцы непременно бы использовали, могли бы серьёзно спросить. Так что для командования прибытие батареи оказалось весьма кстати.

Но на немецкое командование эта атака произвела серьёзное впечатление, что было отмечено в специальном докладе в штаб Сухопутных войск. Перед немецкими войсками была поставлена задача захвата образцов этого советского оружия.

Иногда пишут, что это было первое в мире применение системы залпового огня. Хотя это не так существенно, но впервые такое применение сделали 22 июня немцы по Брестской крепости из своих миномётов «Nebelwerfer» (позже наши солдаты называли их «Ванюшами»), вообще-то по суммарным параметрам заметно уступавшим «Катюшам».

«Катюши» были секретными и при угрозе захвата противником подлежали уничтожению с помощью специального заряда под кузовом автомобиля (В 1942 г. это устройство убрали «за ненадобностью», тем более, что были случаи случайного подрыва расчётов). Так что о «секретном замке Слезингера» говорить можно только в сказке - ведь к задаче кучности группа ЦАГИ приступила только в 1942 г. во время эвакуации в Казань

В начале октября 1941 года батарея Флёрова попала в окружение. Расстреляв весь боезапас, капитан Флеров приказал взорвать установки. Он и большинство расчетов погибли при выходе из окружения.

Родился 24 апреля 1905 года в селе Двуречки, Грязинского района, Липецкой области, в семье служащего. В 1939 году был зачислен слушателем Военной артиллерийской академии имени Ф.Э. Дзержинского. Участник войны с Финляндией 1939-1940 годов. С первых дней Великой Отечественной войны принимал участие в боях. На Западном фронте командовал отдельной экспериментальной батареей реактивной артиллерии из установок БМ-13 ("Катюша").

Впервые установки БМ-13 опробованы в боевых условиях при обстреле вражеских эшелонов на железнодорожном узле города Орша 14 июля 1941 года, в 15 часов 15 минут по прямому приказу заместителя Начальника артиллерии Западного фронта генерала Г.С. Кариофилли, где показали высокую эффективность.

Уже на следующий день батарея под командованием Ивана Флерова провела обстрел колонны вражеских войск под городом Рудня. После залпов в районе Орши и Рудни, последовали удары по захватчикам под Ельней, Рославлем, Спас-Деменском.

В ночь на 7 октября колонна машин батареи попала в окружение недалеко от д. Богатырь, Смоленской области. Бойцы батареи прошли по вражеским тылам более 150-ти километров. Когда подошло к концу горючее, Флёров приказал установки взорвать. Части бойцов (около 40) удалось выйти из окружения, остальные 90 и капитан Флёров погибли.

В 1995г. благодаря усилиям поисковиков были найдены останки капитана Флёрова и его бойцов. Останки были торжественно перезахоронены в деревне Богатырь у большака Вязьма — Юхнов под залп современных реактивных установок «Град».

Знаки памяти на месте захоронения

И всё же немцам удалось захватить «Катюши» (нужно учесть особые условия нашего отступления). Так, 22.09.1941г. у д. Сакуново немцы захватили первую установку, а 10.10.1941г. в Мценске – 7 установок.

С этим связан наиболее устойчивый миф, что немцам «не удалось» раскрыть секрет «Катюши».

Немецкие конструкторы, осознав блистательное «ноу-хау» советских инженеров, решили воспроизвести если и не в виде копии, то с использованием главных технических идей. Скопировать «Катюшу» было в принципе возможно. Немцы вскоре поняли, что всё дело в порохе. Они использовали для своих миномётов дымные пороха, которые не могут сгорать в камере двигателя реактивного снаряда столь же стабильно и устойчиво, как советские бездымные (напомню, что Граве и Тихомиров с самого начала выбрали бездымные пороха). Важным делом было то, что для «Катюши» пороха были плодом многолетней деятельности РНИИ и нескольких крупных, выдающихся советских химиков (А. Бакаев, Д. Гальперин, В. Карькина и многие другие). Они не только разработали сложнейшие рецептуры ракетных порохов, но и отыскали простые и эффективные способы их массового, непрерывного и дешевого производства.

Наши химики добились разброса значений так называемой теплоты взрывчатого превращения не выше 40 условных единиц, а чем меньше величина разброса, тем стабильнее горит порох. Аналогичные же немецкие пороха имели разброс этого параметра выше 100 единиц. Это и приводило к нестабильной работе двигателей реактивных снарядов.

Немецкие конструкторы оставили неудачные попытки воспроизвести в какой-то форме советское оружие, так как немецкое руководство (Гитлер) требовало не тратиться и вести войну (блицкриг) тем оружием, которое имелось к началу, за исключением особых случаев (танки, ракеты для Лондона, а вот атомный проект не форсировался). Кроме того, у немцев было 6 типов реактивных снарядов, которые по некоторым параметрам (дальность, маневренность) уступали «Катюше», но имели стабилизацию и более мощные заряды. Вообще, это было не совсем «слабое» оружие (недаром наши солдаты один из них прозвали «Ванюшей»).

Вместе с тем, немецкие химики работали над качественными порохами и,

по некоторым источникам, к концу войны достигли таких успехов, что Советский Союз заимствовал по репарациям этот порох в виде документации и подготовленной технологической линии. Но история не оставила им времени.

3. Модификации Гвардейских миномётов

В ходе войны были созданы различные варианты реактивного снаряда и пусковых установок: БМ-13-СН (со спиральными направляющими, что увеличивало точность стрельбы), БМ-8-48, БМ-31-12 и др. Улучшенная модификация БМ-13Н была создана в 1943 году и до конца Второй мировой войны было изготовлено около 1800 таких орудий.

В 1942 году появились снаряды М-31 калибра 310 мм, которые изначально запускались с наземных установок. В апреле 1944 года под них создали самоходную установку с 12 направляющими, монтировавшуюся на шасси грузовой автомашины. Она получила название «БМ-31-12».

Советская промышленность за время войны изготовила около 30 тыс. боевых машин «катюша» и свыше 14,5 млн. штук реактивных снарядов к ним (всех калибров) – т.е. примерно по 3-4 шт. на одного солдата вермахта! Первые машины изготовлялись на базе отечественных шасси (почти все, за исключением единиц, были уничтожены в боях), после начала «ленд-лизовских» поставок основным шасси для БМ-13 (БМ-13Н) стал американский грузовик фирмы «Студебеккер» - около 25 тыс. автомобилей.

Реактивными системами БМ-13 и БМ-8 в первую очередь были вооружены гвардейские миномётные части, входившие в состав артиллерии резерва Верховного Главнокомандования.

БМ-13-16 «катюша» Залп Солдаты, заряжающие «катюшу»  на шасси ЗИС-6

БМ-31-12 на шасси ЗИС-12«Катюши» ( шасси Studebaker) в Битве за Берлин

Установка БМ-31-12 на шасси "Студебеккер"

Варианты: БМ-8-24 БМ-13, БМ-8, БМ-31, БМ-14, БМ-21, БМ-24, БМ-25, БМ-27, БМ-30

Катюша— неофициальное название боевых машин реактивной артиллерии БМ-8 (82 мм), БМ-13 (132 мм) и БМ-31 (310 мм).

Потомок «катюши» — РСЗО «Град».

Происхождение неофициальных названий.

Я уже указывал, что снаряды РС в авиации получили прозвище «Раиса Сергеевна» - происхождение очевидное. Сложнее с «Катюшей» - однозначной версии нет, их существует около десятка. Думаю наиболее вероятная версия в том, что Воронежский завод «Коммунар» (первый изготовитель) ставил клеймо «К».

А вот снаряд для БМ-31-12 (см. рис. выше) в связи со своей формой получил прозвище «Лука Мудищев» (по Баркову).

Наши солдаты называли немецкий «Небельверфе» «Ванюшей» - явная «жениховская» реминисценция «Катюше». В свою очередь немцы пользовались как названием «Катюша», так и «сталинский орга*н».

Известно, что на фронте прозвища получали далеко не все виды оружия. Имена эти зачастую были совсем не лестными. К примеру, штурмовик Ил-2 получил кличку "горбатый", а истребитель И-16 именовался "ишаком". Были, правда, и грозные прозвища - тяжелую САУ-152, которая одним выстрелом сбивала башню с "Тигра", уважительно называли "зверобоем", а гаубицу Б-4, снаряд которой оставлял воронку размером с одноэтажный дом, - "кувалдой".

Ходовое фронтовое прозвище «Лука» — было запрещено, но навязываемое «Андрюша», даже с намёком тоже на песню «Эх, Андрюша…»народ не принял. Наши военные историки постарались забыть, что первые советские минометы и ракеты проектировались в качестве средства доставки химических боеприпасов. Это у них там, «за бугром» — в Германии, Англии и Америке готовились химические минометы и реактивные установки, а у нас — ни-ни.

После войны было предано анафеме слово «студебеккер» (тем более «ленд-лиз» - за один намёк на его значение в выигрыше войны «загремишь под панфары»). По всей стране вознеслись на пьедесталах десятки «священных реликвий войны» — установок БМ-13Н, снятых с шасси «студебеккера» и поставленных на автомобили ЗИС-5, неумело загримированные под ЗИС-6, и даже на автомобили 50-60-х годов! Так что мифотворчество было в ходу.

Я в этой статье пользуюсь обобщённым именем «Катюша» для всех модификаций, что не совсем правильно. Но ещё раз – это эссе не по истории техники, а о замечательных людях.

4 Работы по повышению кучности

Эта тема по своему значению среди других проблем создания РСЗО вряд ли заслуживает отдельного раздела в обзорной статье, но учитывая «заданную» в Предисловии тему, приходится рассмотреть вопрос подробнее.

Не исключаю, что и у читателя может возникнуть вопрос – удивление: как это может быть, что вопрос точности не является для оружия важнейшим и даже относится на второй план. Но так бывает, когда обыденный, традиционный взгляд бывает неправильным.

Ещё примерно в 1936 -1937 г.г., когда сотрудники РНИИ проводили экспериментальные наземные пуски на базе авиационных снарядов РС, многие военные специалисты («пушкари»), подходившие к оценке реактивной артиллерии с позиций ствольной артиллерии, видели в этих странных машинах технический курьез.

Полковник Глухов, долгое время работавший в отделе военных изобретений, как-то рассказывал об одном из совещаний тех лет: «И вот ракетчиков спрашивают: мол, как у вас обстоит дело с кучностью стрельбы? Они говорят: в несколько раз хуже, чем у пушек. В зале смех. А как с меткостью? Тоже хуже, чём у пушек. Опять смех. А с расходом пороха? Его надо в несколько раз больше, чем у пушек. Тут уж прямо хохот в зале...»

Люди просто не понимали, что это совершенно новый вид оружия – залпового огня не по точечным целям, а по площадям! И надо было иметь мужество, настойчивость и упорство, чтобы отстаивать принципы и продолжать работать (не забывайте, что всё военное руководство было из Первой конной, только Тухачевский отличался передовыми взглядами).

Конечно, надо было совершенствовать и приспосабливать авиационный вариант к сухопутному использованию, фактически создать подобный, но новый снаряд. Что и делалось: изменилась конструкция реактивных снарядов, они уже существенно отличались от своих авиационных предшественников, имели значительно больший вес взрывчатого вещества и повышенную дальнобойность. Этим занимались, как описано ранее, Л.Э. Шварц, Ю.А. Победоносцев, И.П. Граве и другие специалисты.

Придётся подробнее обсудить вопрос точности, хотя бы популярно.

Понятие «точность» оружия имеет две компоненты – кучность, т.е. статистическое группирование попаданий вокруг некоторой точки (матожидания – м.о.), и прицеливание, т.е. совмещение точки м.о. с целью.

Посмотрите на конструкцию «Катюши» (хотя бы на рисунке) и подумайте – о какой «снайперской» системе прицеливания может идти речь?

Теперь о кучности. Представим себе некоторый «мысленный эксперимент», как это часто делают физики – теоретики. Пусть мы добились «абсолютной» кучности и снаряды падают таким же «строем», как стартуют. Стартуют они с площади примерно 3 кв. ми падают на такой же площади.

 Вот вам уже и понятно, что «высокая» кучность не только не нужна, но и вредна! Действительно, у разных видов установок радиус поражения осколками составлял 12-18 м, взрывной волной – свыше 30 м. Ясно, для заданных условий применения и необходимой плотности поражения необходима оптимальная кучность: высокая- сожжёшь всё, но на пятачке, малая – большинство в песок.

Уже после первого применения наше командование сообразило, что «Катюши» надо использовать только массированно, а многие «пушкари» услышали об её эффективности. Многие, но не все.

Пришлось Ставке провести «разъяснительную» работу. Привожу документ (с небольшими сокращениями):

ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК №002490 КОМАНДУЮЩИМ ВОЙСКАМИ ФРОНТОВ И АРМИЯМИ О ПОРЯДКЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕАКТИВНОЙ АРТИЛЛЕРИИ

1 октября 1941 г. 04 ч. 00 мин.

Части действующей Красной Армии за последнее время получили новое мощное оружие в виде боевых машин М-8 и М-13, являющихся лучшим средством уничтожения (подавления) живой силы противника, его танков, моточастей и огневых средств.

Внезапный, массированный и хорошо подготовленный огонь дивизионов М-8 и М-13 обеспечивает исключительно хорошее поражение противника и одновременно оказывает сильнейшее моральное потрясение его живой силы, приводящее к потере боеспособности. ….В связи с тем, что боевые машины М-8 и М-13 недооцениваются нашим командным составом и нередко применяются совершенно неправильно, Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:

Дивизионы и батареи М-8 и М-13 применять только по крупным, разведанным целям (скопление пехоты, моторизованных частей, танков, артиллерии и по переправам). Огонь по отдельным мелким целям категорически воспретить.

1.                  В зависимости от обстановки батареи и дивизионы М-8 и М-13 привлекать для выполнения следующих основных задач: а) при наступлении или при контратаках противника, когда пехота противника поднята в атаку, а танки и моточасти противника выведены из прикрытий в открытое место, - бить массированным огнем М-8 и М-13 по живой силе, танкам и матчастям противника;

б) при наступлении и контратаках с нашей стороны привлекать массированный огонь машин М-8 и М-13 для того, чтобы пробить оборону противника …

в) при оборонительном положении наших войск привлекать огонь М-8 и М-13 по скоплению живой силы, танков и моторизованных частей противника;

г) при всех условиях бить противника из батарей М-8 и М-13 на переправах и в узких дефиле;

д) во всех указанных случаях М-8 и М-13 применять не отдельными установками, а целыми дивизионами, при этом категорически воспрещается пристрелка снарядами М-8 и М-13 и усиленно рекомендуется производить пристрелку полковыми орудиями.

2.                  Все боевые машины М-8 и М-13 считать совершенно секретной техникой Красной Армии. Поэтому эти машины и боеприпасы к ним ни в кое случае не должны попасть в руки врага. … сохранение тайны возложить на командующих фронтами и армиями.

3.                  Приказ довести до сведения командиров и начальников артиллерии стрелковых дивизий, командиров батарей и дивизионов М-8 и М-13.

4.                  Получение приказа подтвердить.

Ставка Верховного Главнокомандования

И. СТАЛИН

Б.ШАПОШНИКОВ

ЦАМО. Ф. 148а. Оп. 3763. Д. 90. Л. 88-90. Подлинник.

Документ не нуждается в комментариях, но в контексте статьи отмечу

·                    Директива от 1 октября 1941 г;

·                    Оружие определено как мощное и эффективное при определённых условиях применения.

 Следовательно, утверждение«Это было негодное оружие - позор его создателей, которое хотели снимать с производства» - чистая выдумка и наглое враньё!!!

Почему я обратил внимание на дату? Потому, что ниже покажу насколько неправы Веллер и др., приписывая создание «Катюши» Гантмахеру, Левину и Слонимеру (хотя это понятно из всего вышеизложенного материала, а по датам увидим, что ну никак они не могли этого сделать).

При этом я испытываю неловкость и ищу форму как не задеть память достойных людей, прежде всего Гантмахера и Левина, которые не имеют никакого отношения к тому, что их имена связали с грязной инсинуацией.

Дело в том, что и я, и мои сыновья изучали по Феликсу Рувимовичу Гантмахеру «Аналитическую механику», а к его известной в мире фундаментальной энциклопедии «Теории матриц» приходилось обращаться всю жизнь. Кроме того, когда я пришёл (имея образование, не связанное с ракетной техникой) в КБЮ, то изучал и книгу Ф.Р. Гантмахер, Л. М. Левин Теория полета неуправляемых ракет, за которую, кстати, они в 1948 г. получили Сталинскую премию (но не за «Катюшу»!).

Так вот, в ноябре 1941г. на совещании военных и промышленников рассматривались вопросы увеличения производства, упрощение технологии, а также улучшения некоторых характеристик снарядов. На последний вопрос были приглашены учёные отраслевых и академических институтов, среди них Я.Б. Зельдович (АН, институт Н.Н. Семёнова) и С.А. Христианович (ЦАГИ).

Перед Зельдовичем была поставлена задача повышения устойчивости горения пороха, так как были случаи, когда горение прекращалось или в полёте двигатель взрывался. В дальнейшем Зельдович эту задачу решил и даже получил свою первую Сталинскую премию.

Перед ЦАГИ была поставлена задача уменьшить рассеивание, чтобы приблизить кучность к некоторой оптимальной величине. При этом выдвигалось требование – без изменения технологии изготовления! На вопрос Христиановича: “Что же, святой водой их окропить?”, ответили: “Что-то вроде этого”.

Христианович, который в то время заведовал одной из лабораторий ЦАГИ, поставил Гантмахеру и Левину задачу тщательно проанализировать проблему. Вскорости часть ЦАГИ была эвакуирована в Казань, где продолжались теоретические исследования.

Интересно, что в это же время в Казани находились Королёв, Глушко и другие сотрудники б. РНИИ, но … за колючей проволокой в «шарашке»!

 Эти работы продолжались в 1942г. после возвращения в Москву, в том числе и с продувкой моделей в аэродинамической трубе. К проведению экспериментальных работ был подключён И.И. Слезингер. Нужно отметить, что исследования были очень тщательные и позволили выявить и понять целый ряд довольно тонких эффектов.

По некоторым сведениям к работам был привлечён крупный математик, специалист по внутренней и внешней баллистике, д. ф.-м. наук Я.Б. Шор, служивший в Главном управлении вооружения.

Наконец, в середине 1943г. Левин высказал изящную идею: сделать сопла – «дырочки» на боковой поверхности снаряда, из которых истечение газа в боковом (тангенциальном) направлении придаст снаряду стабилизирующее вращение.

Началась реализация, причем без изменения как конструкции снарядов, так и находящихся на вооружении пусковых устройств.

В марте 1944 г. были проведены Госиспытания, показавшие, что кучность повышается в 2-3 раза, а в середине года доработка была принята на вооружение и с сентября 1944г. началась поставка в войска двух видов снарядов с индексом «УК» - улучшенной кучности.

За эту работу Христианович получил орден Ленина, а Гантмахер и Левин – ордена Красной звезды.

Справедливости ради отметим, что среди ряда военных были возражения, поскольку уменьшалась дальность с 8,5 км до 7,9 км, и они считали это более существенным, чем повышение кучности. Более того, уже после войны проблема закрутки снарядов была решена с помощью направляющих и серия «УК» была снята с вооружения. Но это уже другая история.

***

Статью хочу завершить следующим:

21 июня 1991 г. Президент СССР М. Горбачев издал Указ

"О присвоении звания Героя Социалистического Труда создателям отечественного реактивного оружия". "За выдающиеся заслуги в укреплении оборонной мощи Советского государства и большой личный вклад в создание отечественного реактивного оружия" звание Героя Социалистического Труда (посмертно) было присвоено Клейменову Ивану Терентьевичу, Лангемаку Георгию Эриховичу, Лужину Василию Николаевичу, Петропавловскому Борису Сергеевичу, Слонимеру Борису Михайловичу и Тихомирову Николаю Ивановичу.

21 июня 1995 года, Указом Президента РФ Б.Н. Ельцина
За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне капитану Флёрову Ивану Андреевичу присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 5676




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer6/Fomenko1.php - to PDF file

Комментарии:

Владимир
Таллинн, Эстония - at 2018-06-23 12:07:20 EDT
Закончил Днепропетровский техникум железнодорожного транспорта . Пр Пушкина 88 г.Днепропетровск . У нас на фасадной стене висела мемориальная доска посвященная Гваю как одному из создателей Катюши учившемуся у нас в техникуме . Десять лет назад я ее еще видел там .
М.Марголин
Натания, Израиль - at 2016-01-21 10:18:07 EDT
Справедливость была восстановлена только в 1956 году, когда Костикова лишили всех званий и наград. Но не посадили. Он умер в своей постели в 1950 г.
?

Сергей
Москва, - at 2011-10-04 21:55:19 EDT
Странная статья. В ней очень большое количество ошибок, как исторического, так и фактического плана. Не понятно на основании каких документов она писалась. Чьи-то домыслы и перевернутые фразы не являются документами. Ошибок очень много и если есть желание их исправить, обратитесь к биографу Лангемака - Александру Глушко, он Вам поможет это сделать. Желаю удачи.
Александр
Донецк, Украина - at 2011-09-22 16:52:26 EDT
Интересная статья. Узнал много познавательных вещей. Но встречаются и досадные ошибки. Например, в биографии Гвая И.И. говорится, что он поступил в Днепропетровский институт инженеров железнодорожного транспорта в 1926 году, проучился 3 курса. Тут что-то не так. Этот институт был основан в октябре 1930 года на базе транспортного факультета Киевского политехинститута и Днепропетровского политехникума техникума. Думаю, стоит уточнить - где же висит мемориальная доска Гваю (адрес) и что-же там написано. Насчёт, Костикова то же стоит уточнить. Он был лишён званий и наград в 1956 году. И Вы пишите, что умер в своей постели в 1950 году. Неужели он был лишён званий уже после смерти? Смысл? Уточните. С уважением
Александр.

Наблюдатель - Фоменко
- at 2011-06-25 10:22:35 EDT
Спасибо за квалифицировнное разъяснение вопроса насчет разработки снарядов «УК» для «Катюши». Конечно, конструкторское решение Гантмахера и Левина было более чем изящным, оно позволяло, включив в технологию поточного изготовления снаряда сравнительно простую операцию, добиться нужного эффекта. Трудно даже представить, насколько важным было такое решение в те годы. Добавлю только, советским инженерам был известен снаряд «Небельверфера», его удалось получить вскоре после начала военных действий.
Мининберг
- at 2011-06-24 18:18:30 EDT
Уважаемый коллега! Не сочтите меня склочником и придирой, но история наука точная. Б.Слонимер вернулся из Испании в конце 1937г. Ванником же стал наркомом в феврале 1939г. после разукрепления наркомата оборонной промышленности(нарком М.Каганович)на три наркомата : судостроения, авиац. пром и вооружения. Имел ли конкретно отношение к назначению Слонимера директором РНИИ Б.Ванников, неизвестно. Известно только, что все назначения фактически производились в ЦК.Наркоматы только оформляли формально решения парт. орг.Но это нисколько не снижает ценность Вашего ответа и статьи в целом. Желаю успеха!.
В. Фоменко
Ашдод, Израиль - at 2011-06-24 14:14:34 EDT
Ответ на комментарии

Прежде всего, хочу выразить благодарность коллегам за внимание и, в общем-то, весьма высокую оценку статьи.
Несколько моментов по обсуждению:
1.Естественно, упомянуть достаточно широкий круг людей, коллективов и событий в статье было невозможно. Да и правильно подметил коллега, что статья согрета авторским отношением к участникам событий, поскольку посчастливилось встречаться и даже работать с некоторыми из них. Ну, скажем, как было не упомянуть В.П. Бармина – главного конструктора московского завода «Компрессор», на котором также изготавливались «Катюши». Но я понимал, что будущий академик, Герой, Лауреат, Главный конструктор боевых и космических стартов во время работы над «Катюшей» не входил в «первую шеренгу» создателей и реминисценция будущих выдающихся достижений на предшествующее время будет неправильной. Или как С.П. Королёв при упоминании имени Костикова схватился за кобуру и сказал, что он бы лично его расстрелял.
2.О Слонимере. Безусловно, никакого творческого, технического вклада он не мог сделать. Но нарком Ванников решил, что после разгрома РНИИ поднять коллектив и наладить работу может только умелый организатор. И Слонимер в этих трудных условиях оправдал его надежды. Это подтверждается и тем, что сменивший Слонимера Костиков так развалил работу, что пришлось НИИ-3 (РНИИ) расформировать.
3.Отдельный вопрос – заслуживал ли Слонимер включения в Указ Горбачёва о присвоении Героя Соцтруда. Трудно судить. А вот о том, что такого включения безусловно заслуживал Л. Э. Шварц, считают многие ветераны. Леонид Эмильевич был не только выдающимся инженером-ракетчиком, но и своеобразным не формальным творческим центром, вокруг которого «всё крутилось». В статье указано, что в эту творческую группу входили как научные руководители Граве, Лангемак, Победоносцев! К сожалению, те, кто готовили Указ, решили по другому.
4.Коллега правильно указывает, что роль С.А. Христиановича была чисто номинальной. Я не знал, что в его биографии сюжет представлен как крупное личное достижение. Увы, это далеко не так. Тем не менее, техническое решение Левина и Гантмахера в заданных условиях было изящным. Ведь задача состояла в том, чтобы её решить без изменения конструкции и технологии изготовления снаряда (я в статье, к сожалению, не акцентировал этот момент). Положение о том, что нужно организовать тангенциальную силу тривиально. Знали ли Гантмахер и Левин о том, как это сделали немцы – неизвестно. Но даже если знали, то повторить не могли, так как это требовало серьёзной доработки снаряда (см. статью в журнале «Природа» №5, 2000).
Ради справедливости отмечу, что на «Небельверферах» использовался твердотопливный двигатель с множеством наклонных к оси снаряда сопел, что и обеспечивало стабилизацию вращением. Этот способ стабилизации применили и на советских «Градах» и зарубежных (американских, английских, японских) реактивных снарядах. Поскольку на «Градах» применяются и трубчатые направляющие, то получается, что «Грады» больше потомки «Небельверферов», чем «Катюши».

**************
Пользуясь случаем, хочу поблагодарить вебмастера за то, что он вместо моей ссылки вставил отдельным файлом песню «Катюша» в исполнении Д. Хворостовского. Это помогает создать тот эмоциональный настрой, на который я рассчитывал.

Мининберг
- at 2011-06-15 21:57:09 EDT
Хорошая, информативная статья. Ценность статьи также в приведенных иллюстрациях.Мне особенно интересно было её прочитать, т.к. во время работы над рукописью книги "Сов. евреи в науке и пром. в период Второй мировой войны"(изд. в 1995г.)некоторые факты мне были тогда неизвестны.Спасибо. В статье упоминается Д.Гальперин. Давид Израильевич Гальперин (1903-1974)- инженер-химик, пороховик. Вместе с коллегами в заключении (в "шаражке") создал порох в виде брикетов, что позволило повысить производительность пр-ва реактивных снарядов и повысило безопасность их изготовления на заводах. С 1956г. - зам директора Пермского (Закамског) ин-та пороха Одна из улиц Перми носит его имя, есть в городе мемор. доска. О Слонимере можно почитать в Рос. евре.энцикл, 1997г, т.3. Его вклад в произв. реактивных снарядов незначит., если вообще был. Его портрет и харак. дал научн. обозреватель "КП" Я. Голованов /"Знамя",1990, №1).У Вас почему-то отсутствует ученый М.А.Комиссарчик, а также коллектив з-да "Компрессор". С уважением Ваш читатель.
Aschkusa
- at 2011-06-05 06:54:57 EDT
Интересная и впечатляющая статья.
Наблюдатель
- at 2011-06-05 04:29:08 EDT
Статья интересна уже потому, что единой картиной дает представление о развитии реактивной артиллерии в СССР, как до войны, так и во время войны. При этом, будучи согрета, если так можно выразиться, авторским отношением к участникам тех событий, она освещает эти события взвешенно и объективно, без мифологизации того, чего не было на самом деле. За это автору спасибо.

Хочу обратить внимание лишь на одно немаловажное обстоятельство, связаное с разработкой в 1944 г. снарядов для «Катюш» улучшенной кучности – «УК». Не следует преуменьшать заслуг выдающихся советских ученых и конструкторов, которые работали над этой проблемой. Однако, работа эта не была основана на каком-то открытии или новой конструкторской идее. С первых месяцев войны было известно, что проблема «закрутки» решена немцами в 150-мм и 210-мм реактивных снарядах многоствольных минометов «Небельверфер». При этом именно путем использования реактивной струи, выбрасываемой через отверстия в боковом направлении.

Таким образом, утверждение Вячеслава Фоменко («Наконец, в середине 1943г. Левин высказал изящную идею: сделать сопла – «дырочки» на боковой поверхности снаряда, из которых истечение газа в боковом (тангенциальном) направлении придаст снаряду стабилизирующее вращение») не является корректным. Это утверждение, кстати, весьма распространено, оно также стало одним из мифов, связанных с "Катюшей". К примеру, в биографии акад. С.А.Христиановича этот сюжет представляется как его крупное научное достижение.