©"Заметки по еврейской истории"
май  2011 года

Элиэзер М. Рабинович

Жизнь в интересное время

(Размышления)

Блажен, кто посетил сей мир

В его минуты роковые!

Его призвали всеблагие

Как собеседника на пир.

Ф. Тютчев, «Цицерон»

Если к Богу допустят еврея,

Что он скажет, вошедши с приветом?

– Да, я жил в интересное время,

Но совсем не просил я об этом.

И. Губерман

Что происходит?

В дверь позвонил хорошо одетый человек из «Свидетелей Ие-вы», который держал какие-то брошюры с изображением Иисуса.

Мы евреи, – сказал я. – Нам этого не надо.

Но имеете ли вы хоть какое-то представление о том, что происходит в мире? – спросил он. Я не мог сдержать смеха:

Мы – евреи, это нам очень надо. (Впрочем, последнее предложение я произнёс про себя.)

В мире происходят тектонические изменения в политико-экономической структуре, которые, не будь ты евреем, было бы интересно наблюдать, пируя, с Олимпа как жизнь в «интересное время». А можно было бы и не заметить. Но мы не можем обойтись без вопроса: «А как это для евреев?» Попробуем разобраться.

Идёт быстрый и, наверно, необратимый сдвиг ведущей и продуктивной цивилизации с Запада на Дальний Восток, в котором мусульманство, главным образом, арабо-персидское, выступает в роли невольного катализатора. Происходит мировая война, одной из сторон в которой являются мусульмане, и наша победа в войне не выглядит обеспеченной.

То, что Западная цивилизация гибнет – мысль не новая: книга XVII века «Симплициссимус»[1] начинается со слов: «В наше время (когда толкуют, что близится конец света)...». Тем более, после выхода книги Освальда Шпенглера «Закат Запада»[2] (1918-23) и двух мировых войн мы настроены на конец того света, каким мы его знаем. Мне кажется, однако, что близость падения никогда не была так очевидна. Вкладом в эту окончательность является ряд факторов; возможно, просто происходит естественное старение цивилизации, но легко заметить такие обстоятельства:

 1. Демография.

 2. Снижение объема производства и необходимость использования низко-квалифицированного иностранного труда, главным образом, в сельском хозяйстве.

3. Интенсивная иммиграция для обеспечения такого труда.

4. Культурная, политическая и моральная эрозия. Жизнь по лжи.

Демография является наиболее важным обстоятельством. Чем богаче становится население Европы и Америки, тем меньше им хочется рисковать благополучием, и рождаемость основного населения в этих странах упала ниже уровня простого воспроизводства[3]. Далее, мы хотим дешевых фруктов, а наша либеральная философия требует заботы о меньшóм брате и высокой минимальной зарплаты. Как решить противоречие? Нелегальной и легальной иммиграцией «инопланетян», готовых работать за нелегальные гроши. Мы возмущаемся, требуем держать американскую границу на замке, но... продолжаем избирать парламентариев, которые тайком этот замок открывают. В Америке – это, главным образом, латиноамериканцы, в Европе – мусульмане.

Мы приспосабливаем свою психологию и идеологию к дешёвому банану по 69 центов за фунт. Мигрантов нельзя выгонять, надо давать им медицинскую помощь, учить их детей, а на днях я услышал, что чуть ли не 70% нелегалов в Америке получают социальное пособие, потому что, несмотря на тяжёлую работу, они при низкой плате не могут свести концы с концами, т.е. тем или иным путём общество платит им больше, чем они напрямую получают от работодателя. Раньше империалистическая, а сегодня социалистическо-либеральная Европа искупает «вину» своего прошлого путем впускания граждан из своих прошлых империй. Не обремененные европейским богатством, они размножаются быстрее европейцев, и скоро Ислам захватит Европу почти мирным путем.

Западный мир, Европейский Союз окружили и ограничили себя законами и постановлениями, которые их душат. Я напомню один маленький недавний эпизод. Недалеко от африканского берега находится крохотный итальянский остров Лампедуза с населением около пяти тысяч душ; понятно, что там нет армейских частей. Но остров стал основной целью тунисских и ливийских мигрантов. До арабских революций итальянское правительство, ТАЙКОМ заключило соглашение с Каддафи об их возвращении, неодобренное Европейским парламентом.[4] После начала революции и войны против Ливии Каддафи не способен контролировать выполнение соглашения, мигранты из двух стран хлынули числом до 16 тысяч и превратили уютный остров в помойку.

Что было делать итальянскому правительству? Представьте себе, что тунисская армия напала бы на незащищенный остров. Несомненно, итальянская армия и НАТО их тут же бы оттуда вышибли, и это было бы понятно и соответствовало бы международным законам. Но вот захват происходит иным путем – просто на лодках, и итальянцы ничего не могут сделать, их осудит весь западный мир[5]. Тут еще выясняется, что законы, навязанные европейцами самим себе, вообще не позволяют депортировать детей. Премьер Берлускони прибыл на остров, пообещал за 48 часов вернуть его обитателям, но единственное, что он мог сделать, это отправить мигрантов на итальянский «сапог», просить другие страны принять часть из них у себя, а на островок послать армию для вычистки нечистот. Так проходит итальянская военная слава!

Демократия в плену у мифов

Мы время от времени повторяем приписываемую Черчиллю полушутку: Демократия – самый худший строй на свете,... не считая всех прочих, посмеиваясь и делая естественный вывод, что демократия – самый лучший способ ведения дел и политическая система, в которой мы, бывшие граждане «нерушимого» Союза, предпочитаем жить. Демократия – характерный режим западной цивилизации, и мы научены следующим мифам:

1. Демократия – основной строй Западной цивилизации.

2.  Демократические страны не воюют друг с другом.

3. Запад окажет неоценимую услугу человечеству, если экспортирует демократию в как можно большее число незападных стран.

Рассмотрим эти мифы. Что такое демократия? Не заглядывая в Википедию, дадим собственное определение: это система управления путем голосования, с минимальным числом вопросов, требующих решения большинством, и при максимально возможных свободах для разнообразных меньшинств; это, если и не братство, то свобода и равенство. Свобода – главный компонент демократии западного образца. Она включает в себя уважение прав человека и частной собственности.

Какая политическая система обеспечивает демократию? Строго говоря, республика. Или монархия с такой степенью конституционности, что монарх не принимает никакого участия в политике. Есть мнение, что республика - не полная демократия, потому что управление осуществляется выборными представителями, а не всем народом. Сейчас, в век интернета, теоретически можно себе представить, что всё население голосует по всем вопросам. Но такая система приведёт к хаосу и подавлению меньшинств. Парламент, конгресс – это учреждения, где разные группы населения через представителей договариваются и уступают друг другу; иначе это – не демократия.

Сколько лет нашей истории мы живём с демократией? Этот сложный продукт берет начало в древнегреческой истории и, пройдя через краткий период Римской республики, исчезает в больших странах вплоть до XIX века, заменяясь авторитарными режимами более или менее просвещенных монархий. (Я не забываю о Нидерландах, которые веками поддерживали демократию.) Посмотрим, что было сто лет назад, в 1911 г. Сколько крупных стран Зап. Европы и Сев. Америки имели тот же политический строй, что они имеют сейчас? Британия да Франция, США да Канада. Перенесёмся еще на полвека назад, к 1861 г. Канада – еще часть Британии, Франция еще не разобралась с Наполеоном 3-м и не выбрала окончательно республику, а США не избавились от рабства, при котором значительная часть населения не голосовала. Остается только Британия. В течение всей этой истории европейцы еще как воевали друг с другом, пройдя через две мировые войны. Весь стаж демократии в культурнейшей Германии до 1945 г. насчитывал не более 15 лет при Веймарской республике, и демократия окончилась передачей власти Гитлеру демократическим (!) путём[6]. Положительный опыт универсальной демократии для большей части западного мира начался в 1945 г. и насчитывает всего 66 лет! В течение этого времени западные демократии действительно не воюют, но это слишком малое время для исторического опыта. При этом Турция и Греция были на грани войны. Это в Европе.

Можно ли экспортировать подлинную демократию в чуждые ей условия? В известных случаях – да, и послевоенная политика победителей это показала. Если завершением Первой войны был жёсткий Версальский договор, превративший мир в перемирие на 21 год, то победители во Второй войне отнеслись к побеждённым с великодушием, которому я не знаю аналога в истории. План Маршалла в Европе привел к её восстановлению и интегрировал Германию до такой степени, что её, теперь страну с прочной демократией, перестали бояться соседи, а потому она стала центром европейского единства. С другой стороны, в Японии председательствовал генерал МакКартур, и это оказалось наиболее успешным опытом импорта демократии и её слияния с глубокой местной культурой. Я думаю, что сегодня демократия в Японии так же органична стране, как она органична Западу. После декад авторитарных режимов, демократиями стали Тайвань и Южная Корея, и это сопровождалось невиданным экономическим подъёмом. Переход еще далеко не демократического континентального Китая на рыночную экономику также, по-видимому, успех западного образа жизни. Мне труднее судить об Индии. Страна имеет, казалось бы, устойчивую демократию – в ней не было военных переворотов. Но страна нищая. Однако и она как будто поднимается, и вот почему я думаю, что Китай, Индия, Япония и юго-восточная Азия займут место Европы и Америки как главных носителей принципа экономической, а потом и политической свободы, без тех либеральных перекосов, которые ведут Запад к гибели.

А демократия в мусульманском мире?

Что представляют собой современные мусульмане?

Не обвиняйте меня в том, что я всех мусульман гребу под одну гребенку – я вполне допускаю, что среди них есть немало мирных и достойных людей. Я хорошо знаю, что в средневековой и сравнительно новой мусульманской истории не было резни евреев, подобной погромам в странах «социально-близких» нам христиан. Не думайте, что я забыл рассказ о том, как хозяин арабской гостиницы в Хевроне, у которого во время погрома 1929 г. были гости-евреи, встал у порога с ружьём, сказал: «Через мой труп» и не дал евреев в обиду. У меня всё еще есть слабость к Турции, которая в 1492 г. приютила евреев – испанских и португальских изгнанников. Я люблю, хотя знаю только в переводах, старую персидскую поэзию.

Но события последних десятилетий показывают, что сегодняшний ислам как массовая сила – страшная сила, воюющая и разрушающая всё, что мне близко и дорого. Демократия западного толка – не в традиции исламского мира. В течение XX века было сделано несколько попыток секуляризации исламских стран, а в последние 30 лет мы наблюдаем провал секуляризации, кульминированный в арабских революциях последних месяцев. Моя послевоенная память застала две ведущие державы в разгаре таких попыток: шахский Иран и после-ататюрковскую Турцию. Свержение шаха, предательство Джимми Картера по отношению к нему и победа фундаментализма была первой трагедией типа русской послереволюционной истории. Во время президентства Хатами казалось, что режим смягчается, но эти надежды не оправдались, и сегодня Иран – одно из наиболее опасных, агрессивных и поддерживающих террор государств.

Турция была единственным исламским государством, признавшим Израиль уже в 1949 г. Основатель современной Турции Ататюрк сделал всё, чтобы превратить её в европейское государство, латинизировал алфавит. Но он лишил турок их традиционной культуры, и секулярность долго поддерживалась серией военных переворотов. Неудивительно, что сейчас Турция повернулась к своему прошлому и к исламу. Тем более что Европа отвергла её попытки присоединения к Европейскому союзу.

Десять лет назад значительной частью арабского мира руководили военные диктаторы. Сработала фундаментальная ошибка американской политической философии, до этого провалившаяся в Латинской Америке: убеждение, что повсюду в мире, будь то Африка, Латинская Америка или Арабский Восток, свержение диктаторов принесёт свободу и демократию. У наших политиков нет прагматического понимания, что для Западного мира светские гражданские и военные диктаторы в таких странах лучше теократии. С другой стороны, для граждан самих этих стран основная проблема лежит именно в Исламе, а сегодняшний ислам – полный провал во всех аспектах жизни, в экономике, в правах человека (особенно женщин). Это – средневековье. Чем «исламистее» страна, тем хуже в ней и уровень жизни. Они плохи и по отношению друг к другу. В Пакистане приговорили к смерти профессора, который, в ответ на вопрос студента, сказал, что до своего обращения к «правильной» религии в возрасте 40 лет Мухаммед, возможно, не брил подмышки – кажется, приговор всё-таки не был приведен в исполнение. Мы могли иметь слабую надежду, что секулярные диктатуры в конечном счёте лучше не только для нас, но и для жителей исламских стран.

Старший Буш это понимал лучше, чем сын: сильно ослабив Саддама Хуссейна, отобрав обратно у него Кувейт, он оставил его управляться с внутренними проблемами Ирака. Вторая же война с Ираком была очевидной ошибкой. Я скорблю о безвременной кончине Саддама Хуссейна, который правил бы Ираком лучше и безопаснее для Запада, чем он будет управляться после вывода американских войск. Мы проигрываем Талибану войну в Афганистане. Там убили представителей ООН, приехавших помочь афганцам, за то, что какой-то пастор в Америке сжёг Коран! И теперь мы ввязались в ливийскую войну против Муамара Каддафи, который давно присмирел, не лез в международные дела и поддерживал стабильность в племенной Ливии. Наш президент даже толком не знает, кому он помогает против Каддафи, а это, скорее всего, люди Аль-Каиды. Мы предали Мубарака, кричим о свободе египетского народа – подождите год, и «Мусульманские братья» захватят там власть. Потом – Иордания, Сирия, и мы увидим перед собой страшную и злую силу.

Некоторые обозреватели, например, Джордж Фридман[7], издатель интернетовского журнала “Stratfor”, удивляются отсутствию антиамериканских и антиизраильских лозунгов в арабских революциях. По-моему, это вполне понятно: у них сейчас более важная задача захвата власти, а когда они её осуществят, у них дойдут руки и до Израиля. Арабские страны не имеют традиции личной свободы, а потому результатом их революций будет фашизм, рядящийся в тогу демократии. Называть революции в арабских странах «Арабской весной» по аналогии с «Пражской весной», где была подавлена попытка подлинного либерализма, – насмешка и полное непонимание событий. Похоже, что левым журналистам холодно и всё время нужно что-то в качестве грелки: то «глобальное потепление», в котором сомневается всё большее количество учёных, а теперь «весна» в том районе мира, где царит вечная политическая мерзлота (кроме оазиса, называемого «Израиль»).

Свободные выборы после революций будут максимум один раз – потом они будут фальсифицироваться. В Египте на выборах, скорее всего, к власти придёт партия «Мусульманских братьев». Эта фундаменталистская партия, которая, как и правящая партия Турции, пытается сейчас представить себя умеренной и толерантной. В ее меморандуме 1991 г.[8] роль «мусульманского брата» в Сев. Америке описывалась так:

Процесс поселения это «цивилизационно-джихадистский[9] процесс со всеми вытекающими из этого последствиями. Братья должны знать, что их работа в Америке – род великого (grand) джихада в разрушении и исчезновении Западной цивилизации изнутри путем «саботажа» её жалкого дома их же руками и руками верных, чтобы эта цивилизация исчезла и религия Бога победила все другие религии. Если мы этого не понимаем, значит, мы ещё не готовы принять вызов и не готовы для джихада. Это судьба мусульманина выполнить джихад и работать там, где он находится и поселился до тех пор, пока не наступит окончательное время». (Мой перевод с английского перевода арабского оригинала – Э.Р.)

Тринадцатого апреля 2011 г. Подкомитет Палаты Представителей Конгресса США по Терроризму, Разведке, Анализу и Контрразведке посвятил заседание обсуждению этой партии[10]. Основной вопрос, который стоял перед членами Подкомитета был: изменилась ли организация за 20 лет? Во вступительном слове Председатель Подкомитета г-жа Сю Майрик отметила, что организация заявляет, что она отказалась от насилия,

однако глубина этого обязательства Братства неясна. Возможно, что она отказывается от насилия только для того, чтобы получить власть в Египте. Не забудьте, что в эту организацию входит ХАМАС, у которого борьба против Израиля записана в конституции. Кроме этого, наиболее влиятельный теолог Мусульманского братства Юсуф ал-Карадави санкционировал нападение на американские войска в Ираке, одобрил палестинские акты террора с помощью самоубийц и недавно заявил, что он надеется убить хотя бы одного еврея до того, как умрёт. Именно этого человека Братство привело на Площадь Тахрир для первой пятничной проповеди после свержения египетского президента Хосни Мубарака в феврале...

Мустафа Машур, по-видимому, глава Братства в Египте с 1996 до 2002 г. писал, что «джихад для Аллаха не ограничен тем или иным районом в исламских странах, поскольку мусульманская родина одна и неделима...»

Непонимание этой группы... ведёт к тому, что наше правительство играет в шашки, тогда как Мусульманское братство играет в шахматы

Мусульманские страны, установившие дипломатические отношения с Израилем, скорее всего, их разорвут. Уже сейчас ХАМАС, который может утверждать, что избран демократически, вовсю воюет с соседней демократией – Израилем, всё больше обстреливая его ракетами, я бы сказал, от имени побеждающих арабских революций. Или от имени Ирана. А вражда к Западу и его местному представителю – Израилю – будет ещё жёстче и бескомпромисснее.

В свободной Европе и Америке стало трудно услышать правдивое слово, почти всё – ложь. Запад живет по аксиоме Джорджа Орвелла: «Неискренность – главный враг ясного языка»[11]. Его отношение к арабам и Израилю – самоубийственное лицемерие. В Париже, Марселе есть улицы, где мусульмане блокируют всё движение во время молитвы. Есть районы, куда не решается входить даже полиция. Это люди совершенно иной культуры и миссионерской религии, неспособные и не желающие интегрироваться. Им нет дела до великой французской живописи, до Гегеля и Канта, Моцарта и Бетховена, Данте и Рафаэля, Шекспира и Диккенса – нет дела до всего, что составляет суть духовности континента. Но Европа, «образец» терпимости, их принимает и – гибнет.

В лице своих евреев Европа имеет людей, ценящих европейскую культуру и образ жизни, а в лице Израиля – социально-близкую свободную страну с развитой экономикой, наукой, юриспруденцией, окружённую морем средневековых стран. Уничтожив 6 миллионов евреев, Западная и Северная Европа заменила их примерно 18-ю миллионами мусульман[12]. Она так погрузила себя в псевдо-либеральную идеологию, что называет фашистами всех, кто говорит хотя бы только об ограничении иммиграции. Анти-исламизм – табу, но антисемитизм по-прежнему живуч! Антисемитизм, помимо прямой несправедливости по отношению к евреям, служит еще и датчиком, измерителем температуры, показателем болезни, и его накал сейчас говорит о болезни в терминальной стадии. Вместо того чтобы встать стеной за Израиль, Запад, больше чем мусульманские страны, превращает его в парию и подвергает сомнению его право на существование. А мусульмане видят, что нажим и экстремизм работают, а потому у них нет никакого стимула для упражнений в «умеренности».

Мой личный «джихад»

И не надеюсь, что я переспорю их,

Могу подарить лишь учебник истории.

Владимир Высоцкий, 1978

Моя оценка опасности ислама имеет долгую историю. Десять лет назад, 21 января 2001 г., за 8 месяцев до разрушения Всемирного торгового центра (11 сентября), The New York Times опубликовал моё письмо в редакцию под заголовком Новая угроза в новом веке, где я писал:

Относительно Ваших трёх статей на первой странице о воинствующих фундаменталистах («Святые воители», 14-16 января): Очевидно, что американская внешняя политика не потеряла своей цели с падением коммунизма, но наши лидеры ещё не осознали новую угрозу: исламский фундаментализм, который будет так же опасен (или даже опаснее из-за наличия более разрушительного оружия) в XXI веке, как коммунизм и фашизм были опасны в XX веке. Запад потратил почти треть того века только на то, чтобы увидеть и признать опасность, и эта близорукость привела к огромным человеческим жертвам. Давайте же сейчас лучше поймём новую опасность и сделаем сдерживание (“containment”) исламского фундаментализма высшей целью нашей политики.

Я думаю, что большинство мусульман также не очень радо фундаменталистам. Они никогда не принесут им лучшей жизни и процветания.

После этого The NY Times опубликовал ещё несколько моих писем на другие темы, но не принял от меня больше ничего на тему исламской опасности. Однако мне очень хотелось и всё ещё хочется пробиться к англоязычному читателю, что трудно сделать и потому, что редакторы часто, не открывая, отбрасывают тексты незнакомых людей, а также в силу печального явления, которое стало называться «политической корректностью».

Поэтому я резко понизил амбиции и стал печататься в еврейской еженедельной газете своего штата Нью-Джерси “The Jewish News”. Её тогдашний редактор Давид Тверский напечатал мои статьи об Эхнатоне и монотеизме (уделив этому два номера) и сокращенную статью о судьбе расстрелянного московского раввина. Вскоре после письма, напечатанного в The New York Times, я позвонил ему и, используя это письмо в качестве «визитной» карточки, предложил развернуть его в статью. Г-н Тверский, казалось, согласился и сказал: «Я немного освобожусь, и давайте встретимся на завтрак и обсудим». Прекрасно! Жду его звонка, не дождался, звоню ему: «Да-да-да, через несколько дней», пока я не понял, что американская поговорка “There is no such thing as a free lunch” («Бесплатных обедов не бывает»)[13] относится также и к завтракам – г-н Тверский от встречи и от моей статьи уклонился. Через несколько лет он перестал быть редактором, стал независимым лектором и приехал в нашу синагогу. Уже прошло много времени с момента разрушения башен в Нью-Йорке. Я подошёл, представился (мы не знали друг друга в лицо) и напомнил историю «завтрака». «Я боялся, – откровенно признался бывший редактор. – Я был неправ».

Другой редактор, г-н Эндрю Силоу-Кэрролл, печатал процентов восемьдесят моих писем в редакцию. Напечатал мою статью о необходимости разъединения израильтян и палестинцев. И с этим мы подошли к спору о мечети в Манхэттене перед последним Рош ѓа-Шана...

Нью-йоркские мусульмане, уже имеющие более ста мечетей в городе[14] (только десять было в 1970), купили здание, отстоящее метров на двести он разрушенного 11 сентября 2001 г. Всемирного торгового центра. Они решили построить там культурный центр и мечеть под названием «Кордова» и открыть его в день 10-летия со дня атаки якобы в качестве символа примирения, как они уверяют. Многие – опросы показывают, что около 70 % американцев, – считают строительство в этом конкретном месте грубой бестактностью, тем более что название символизирует победу мусульман в VIII веке, после которой они превратили христианскую церковь в мечеть. Мы с женой принадлежим к 70 % и участвовали в демонстрации против мечети. Надо признать, что отказ от строительства может быть только добровольным с их стороны – нет законного способа не разрешить им делать, что они хотят, в купленном ими здании, и по всей вероятности это дело нами проиграно.

Моя жена и я в течение 28 лет – члены консервативной синагоги в Саммите. Пять лет назад у нас появился новый раввин Ави Фридман. В первый день Нового года и в Йом Кипур собирается почти вся конгрегация, и молельного зала синагоги недостаточно, поэтому нам предоставляется большой зал соседней школы, в которой по этому случаю прекращаются занятия. Девятого сентября (2010) раввин Фридман произнёс проповедь, в которой в резкой форме защищал строительство мечети и говорил, что это не дело евреев подвергать других дискриминации. Когда он кончил, я громко сказал:

Раввин, с вами не все согласятся.

Он:

Возможно, Элиэзер. Мы можем поговорить об этом после службы.

В тот же день в Атланте другой раввин, Шломо Льюис, произнёс горячую и, на мой взгляд, блестящую проповедь с содержанием, прямо противоположным тому, что сказал наш раввин[15]. Двенадцатого сентября я послал раввину Фридману открытое письмо и распространил его среди примерно полусотни членов конгрегации. Я, в частности, писал:

Уважаемый раввин Фридман,

Мир, и благословение, и наилучшие пожелания Вам и Вашей семье в Новом году.

Я пишу, поскольку я позволил себе открыто не согласиться с Вами после Вашей новогодней проповеди, так что я думаю, что я обязан объясниться с Вами и конгрегацией... Я не думаю, что моё письмо может повлиять на события, но написать – это минимум того, что я могу сделать. Я надеюсь, что Вы не примите это как личную обиду, и мы сможем остаться друзьями, но тема очень важна, и обсуждение обществом необходимо.

Вы – наш раввин, что означает «учитель»... В течение 5 лет Вы заслужили уважение конгрегации и моё. Особенно нам нужно Ваше духовное руководство в эти «Ямим нораим» – «страшные дни» (между Рош ѓа-Шана и Йом Кипуром) самокритики, когда мы наименее уверенны в себе и своём поведении. Вместо этого Вы использовали раввинскую кафедру для выражения Ваших личных политических взглядов. Но в этом отношении Вы не можете считаться лидером и учителем, а только одним из членов общины, чьё мнение не более авторитетно, чем мнения остальных... Я с Вами не согласен, и хотя я не могу судить, сколько членов общины согласно со мной, однако после моего замечания несколько человек подошли ко мне и выразили поддержку.

Чтобы не было недоразумения, позвольте мне суммировать содержание Вашей проповеди, чтобы Вы могли убедиться, правильно ли я Вас понял:

1. Вы сказали, что разрушения 11 сентября 2001 г. (событие, называемое 9/11) были сделаны 19-ю людьми, и это событие не имеет отношения к американской мусульманской общине.

2. Вы сказали, что мы предадим основные еврейские ценности и поставим под сомнение наше собственное право на равенство, если мы одобрим недоверие к мусульманам в США и в мире.

3. Вы выразили абсолютную поддержку строительству мечети неподалёку от разрушенных башен. Вы сказали, что исламский центр расположен достаточно далеко от башен и что это не мечеть, а культурный центр, в котором иногда будут молиться. Вы полностью отмежевались от точки зрения Антидиффамационной лиги и её председателя Авраама Фоксмана, которые возражают против этого центра.

4. Вы сказали, что ливанское правительство с легкостью согласилось с реставрацией синагоги в Бейруте, разрушенной израильскими бомбами, и Вы с одобрением сравнили это решение с протестами против строительства обсуждаемой мечети.

Я правильно понял Ваши взгляды?

Прежде всего, Вы действительно полагаете, что разрушение Всемирного торгового центра было делом рук нескольких человек? А не получили ли они серьёзную финансовую и практическую поддержку? Не были ли их пилоты обучены в США? Далее, сколько случаев неисламского террора Вы видели в Западном мире после того, как были распущены итальянские «Красные бригады» и мир восстановился в Сев. Ирландии? Я не помню ни одного, может быть, Вы поможете мне вспомнить?

Свобода слова и печати – одна из основных ценностей Запада. Вы помните карикатуру против Мухаммеда, опубликованную в немусульманской Дании, и сколько жизней было потеряно в результате ответной мусульманской ярости? Где их «умеренные» имамы, которые бы призвали свою паству к умеренности, как Вы призываете нас? Помните ли Вы голландского кинорежиссера, убитого на улице его родного города за пользование своими правами на свободу?

Далее, некий пастор Джоунз из крохотной общины в 50 душ во Флориде угрожает сжечь Коран в день годовщины 9/11. Этого еще не случилось[16], но разъярённые мусульмане по всему миру уже жгут американские флаги. Где их «умеренные» имамы, которые бы призвали свою паству к умеренности, как Вы призываете нас?

Вот, что сообщило агентство Associated Press 10 сентября: «Имам Расли Хэсби сказал тысяче молящихся в пятницу в Индонезии,... что независимо от того, сожжёт ли Джоунз Коран или нет, он уже «попал в самое сердце мусульманского мира... А если он это осуществит, это будет равносильно объявлению войны... Эта война поднимет мусульман всего мира». Вы себе представляете: действие одного человека, твёрдо осуждаемое американским обществом, будет означать объявление войны, тогда как уничтожение башен-близнецов и 3 500 людей в Нью-Йорке – нет. Почему мы не поднимаемся против этих зверств, а вместо этого наши священники и раввины призывают нас к умеренности?! Исламские фундаменталисты давно объявили войну Западу, но Вы закрываете на это глаза.

Далее я цитировал мое письмо в The New York Times и продолжил:

Девять лет прошли, а мы всё ещё в той же стадии наивного отрицания. Президент Обама находился в этом состоянии ума, когда он сказал, что мы не ведём войну против Ислама. Но сам Ислам навязал нам войну – Третью мировую. Мусульмане ведут войну по своим правилам, а мы следуем Женевским конвенциям и нашим демократическим принципам и проигрываем войну. Наше общество настолько боится быть обвиненным в нетерпимости, что мы не замечаем, что исламский фундаментализм быстро становится способом мышления основной части (mainstream) мусульман. И он, этот исламский фундаментализм, поощряет распространение злостного антисемитизма в мире.

Весь наш образ жизни изменился за последние четверть века, как следствие мусульманской террористической угрозы. Мы проводим часы в аэропортах, не имея свободы для провоза маленькой бутылки воды или молока для ребёнка. Моя 70+летняя жена подвергается каждый раз унизительному личному досмотру, потому что детекторы реагируют на её вживлённое металлическое бедро. Ну и что – все эти обыски хотя бы раз обнаружили опасность немусульманского происхождения?..

Разве евреи когда-либо вели себя подобным образом? Когда они прибыли в Америку, они думали только о том, как жить и преуспеть, а не разрушать. Слышали ли Вы когда-либо о китайских, корейских, индийских террористах, угрожающих нашей стране и нашим свободам? Европейскому образу жизни? А мы – показываем ли мы недоверие по отношению к этим меньшинствам?

А теперь о мечети... Лидер исламского проекта имам Фейсал Абдул Рауф сказал: «Мы протягиваем руки в мире и гармонии». Если бы это было так, почему бы ему не посчитаться с чувствами 70 % американцев и не перенести место культурного центра?.. В недавнем интервью имам Рауф угрожал взрывом всего мусульманского мира, если он перенесет мечеть в другое место! Мы больше не хозяева в своём доме. Мы должны только думать о чувствительности разъярённых мусульман!..

О Ливане, Хизболле, Хамасе. Война в этом регионе – результат упорного отказа арабского мира принять Израиль. Дважды палестинцы отвергли наиболее щедрые предложения Израиля... И войну на Ближнем Востоке нам навязывает Ислам, и войну на европейской, азиатской и американской территориях. Ислам ведёт против нас несправедливую войну, и Ваше сравнение в отношении синагоги в Бейруте необоснованно.

Наши жизни, свобода, будущее – в огромной опасности... Ублажение мусульман – новый Мюнхен, и президент Обама – новый Чемберлен. Мы прокладываем дорогу к новому Освенциму нашими так называемыми «либерализмом» и «терпимостью». Вот почему я пишу Вам.

Назавтра раввин ответил:

Уважаемый Элиэзер,

...Прежде всего, я категорически отвергаю Ваше утверждение, что моя проповедь была в какой-то степени не раввинской. Наоборот, она следовала веками установившейся традиции применения традиционных текстов к современным ситуациям. Моя проповедь была основана на «Люби ближнего своего, как самого себя» (Левиты, 19:18) и на знаменитых словах Гиллеля из Пиркей Авот, 1:14: «Если я не за себя, то кто же за меня? Но если я только для себя, то зачем я? И если не сейчас, то когда?» Моя проповедь не была политической, и она не выражала только мои личные взгляды...

Далее, я говорил исключительно об американской общине мусульман – о тех, кто выбрал построить свою жизнь и жизнь своих близких в нашей стране, не о мировой общине мусульман. Мои точные слова были: «Мы не можем считать всю американо-мусульманскую общину ответственной за действия 19-ти человек 9 лет назад. Эти люди не были американскими мусульманами, но они специально прибыли в эту страну для совершения зла».

Далее раввин приводит примеры необоснованного прошлого недоверия к католикам, американским японцам, евреям:

Отрицая права мусульман, мы мешаем их американизации и модернизации Ислама... Я верю, что заменой радикальному Исламу является предоставление мусульманам современной рациональной альтернативы. Способ создать альтернативу – это строить исламские центры такого типа, как предложено в нижнем Манхэттене. Наша оппозиция приводит к возгоранию насилия в исламском мире. Это мы должны проявить высокую мораль соблюдения заповеди о любви к соседу вместо того, чтобы следовать примеру мусульманских стран.

В ответном письме я согласился, что еврейская традиция не исключает политической проповеди и извинился за то, что судил иначе. Но я отказался принять остальные положения раввина, в особенности, его мнение, что разрушение зданий Всемирного торгового центра не было поддержано американо-мусульманской общиной. Я привёл примеры того, как мусульманские студенты в американских колледжах не скрывают антисемитизма и резкой антиизраильской направленности. Я спросил раввина, разделяют ли наши мусульманские соседи принцип любви к своему еврейскому соседу, и выразил в том глубокое сомнение:

Эта заповедь записана в еврейской и христианской Библии, но она не перешла оттуда в Коран. Есть такой рассказ: в 1785 г. Джон Адамс и Томас Джефферсон спросили посла Триполи в Лондоне, почему берберские страны нападают на американские корабли и обращают в рабство американских граждан. Посол был вполне откровенен:

«В Коране написано, что все нации, которые не признали авторитет Корана, – грешники, и это право и долг мусульман воевать против них и обращать пленных в рабство, и что каждый мусульманин, павший в бою, наверняка попадёт в рай[17]».

Сначала проблема пиратства решалась огромными выкупами, но в конечном счёте США выиграли серию войн и заставили те страны уважать американскую коммерцию. Уважать, но не любить. Уважать, пока их время не придёт.

Сейчас они убеждены, что время пришло... Мусульмане Европы и Америки... думают только об обращении Запада в ислам. Их модернизация – не наше дело. Она может начаться только в недрах самого Ислама и не может исходить от американских мусульман.

И о мусульманской ярости: получается так, что МЫ должны бояться их ярости за неподобающую карикатуру или сожжение Корана никому неизвестным пастором, но они не должны бояться нашей ярости когда они разрушают Всемирный торговый центр, убивают людей в Мадриде, Лондоне, Амстердаме и Афганистане, или перекрывают улицы Парижа молящимися; от нас всё ещё ожидается терпимость и понимание!..

Позвольте мне вернуть Вам слова Гилеля, на которых, как Вы полагаете, Вы основывали Вашу проповедь:

«Если я не за себя, то кто же за меня?» Это должно нас волновать больше всего сейчас – слишком долго мы заботились о других.

«И если не сейчас, то когда?»

Раввин поместил нашу переписку в его блоге и открыл дискуссию. Меня поддержала примерно половина членов общины из тех, кто позаботился ответить.

Вернемся к газете. Вскоре г-н Силоу-Кэрролл напечатал редакционную статью, в которой он решительно поддержал строительство мечети. Я написал ему, что крайне огорчён его позицией – мне казалось, что у него более центристские взгляды. Я писал, что он, конечно, не напечатает моё письмо. Он ответил по электронной почте в течение 15 минут одним словом: “Gladly” – «Охотно», и напечатал (4 ноября, http://njjewishnews.com/community/letters/letter-containing-islam) письмо, отрывки из которого следуют (я исключаю факты и аргументы, которые уже рассматривались выше):

Я никогда ещё не был так расстроен Вашей газетой, как сегодня, читая статью Эндрю Силоу-Кэрролл «Памелла Геллер: Наш собственный Фарракан»(14 окт.). Я огорчён Вашим глубоким непониманием той опасности, в которой находится сейчас Западная цивилизация. Я опечален тем, что Вы так легко обзываете (calling names) тех, кто смотрит на события иначе, чем Вы, и сравниваете их с Луисом Фарраканом...

Мир Ислама издевается над Западом в течение нескольких декад, но особенно интенсивно в течение последних 10 лет, включая сюда атаку 11 сентября, бомбы в Мадриде и Лондоне и много других преступлений. Вы – либералы – пытаетесь различить между исламским фундаментализмом и Исламом как религией мира. Нет такого различия и нет такой религии».

Мне позвонило несколько читателей с одобрением.

Факт публикации письма, критикующего взгляды самого редактора, произвёл на меня впечатление, я позвонил и сказал это г-ну Силоу-Кэрролл. «Я люблю дискуссию», – ответил он. (Любопытно, что меня не удивила бы публикация такого рода статьи нашим редактором г-ном Евгением Берковичем, и мне не пришло бы в голову его благодарить, но с Америкой я как-то уже привык, что это необычный поступок для редактора.) Я спросил г-на Силоу-Кэрролл то же самое, что спрашивал 9 лет назад у г-на Тверского: не позволит ли он мне развить письмо в статью. «Пожалуйста. Вы хорошо пишете. Не больше тысячи слов». Я написал. Редактор был недоволен:

Я понял, что мешает мне в Вашей статье и почему я не хочу опубликовать её в настоящей форме. Она содержит сильные и необоснованные обобщения... Такие слова как «они» и «мусульмане» не принимают во внимание разнообразие мусульманского населения в этой стране и даже в мире... В моей газете не будет публикаций, которые сводят любую общину к монолиту, относится ли это к русским или американцам, демократам или республиканцам, евреям или католикам. Я не напечатаю такую статью только потому, что её мишенью является Ислам, хотя я согласен, что внутри Ислама есть тревожные и устрашающие элементы, представляющие собой смертельную опасность для Запада.

Редактор предложил напечатать сокращённую версию, опять как письмо, поскольку к письмам у него более низкие требования, чем к статьям.

Я:

Если Вы хотите, чтобы я признал, что мусульмане – не монолит, я охотно это сделаю. С чем я, однако, не могу согласиться, потому что это уничтожит весь смысл статьи, это то, что их разнообразие вряд ли имеет какое-то значение в войне против нас. Я читаю о тренировочных лагерях террористов ВНУТРИ Соединенных Штатов, так что у них есть здесь инфраструктура, финансы и убежище. Я слышу их громкие голоса, обращающихся к нам с ненавистью. Если у них и существует доброе «тихое большинство», оно слишком тихо, чтобы иметь какое-то значение. Мы на войне...

Я ссылался на письмо в The NY Times 9 лет назад и спрашивал, не даёт ли то, что произошло через 8 месяцев, мне право на более громкий голос? Я отказывался от публикации в виде письма и просил редактора пересмотреть его позицию. Немедленный ответ: Если Вы поправите статью в том духе, в котором Вы мне ответили, что мусульмане – не монолит, я пересмотрю». Я отправил ему изменённый текст.

Редактор исчез – перестал отвечать на мои послания и звонки. Я настаивал, и, наконец, 3 февраля он ответил, что статья была в тот день опубликована. Но это была «пиррова победа»: он нарушил обещание и напечатал не статью, а письмо в 670 слов, из которого он убрал несколько важных предложений. У меня такое впечатление, что в последний момент редактор подвергся какому-то давлению. Судите сами. Ниже следует перевод моего полного последнего варианта, где исключённые редактором и частично мной места заключены в квадратные скобки:

Терпимость и права человека против безопасности [и «пикуах нефеш»[18]]

4 ноября 2010 г. эта газета опубликовала моё письмо, котороё некоторые люди посчитали антиисламским. Я – еврей, который полжизни страдал от советского антисемитизма, прежде чем я сумел вырваться в свободный мир. Один из моих корреспондентов (это был раввин Фридман – Э.Р.) писал:

…Я удивлён, что кто-то, кто рос в подобных условиях, способен ограничивать права граждан этой страны. Тем не менее, у Вас, похоже, нет проблемы с лишением прав американских мусульман подобно тому, как Советы ограничивали права евреев.

Что ж, мой уважаемый корреспондент ставит законный вопрос, но я готов принять его вызов. Куда бы я ни шёл, я вижу людей различных рас, цветов кожи, взглядов, и моё сердце радуется этому наглядному проявлению американского плавильного котла. Я не чувствую угрозы от людей, которые не собираются навязывать мне их образ жизни. Это – Америка, свободная и терпимая. Но радикальные мусульмане – единственная группа в США и Европе, которой безразличны социальные достижения Западной цивилизации: подчинение закону, права человека, религиозная терпимость, уважение к человеческой жизни, признание права Израиля на существование. У них нет таких свобод в их странах, и они пытаются навязать нам их образ жизни.

[Мне присылают цитаты из Корана с целью показать, что Ислам – в корне идеология ненависти. Я не буду использовать эти цитаты, потому что для их правильной оценки мне нужно стать специалистом по Исламу. Я знаю, что цитаты ненависти могут быть вырваны из контекста и из еврейской Библии.] Но интерпретация и практика сегодняшнего Ислама зачастую фашистская и средневековая. Почти весь террор в последние 10 лет пришёл от Ислама. А в Европе мусульмане ведут себя так, как будто они уже хозяева. 21 декабря 2010 г. большое нападение на британские памятники культуры и площади было предотвращено; все 12 подозреваемых – мусульмане. В Пакистане в Рождество женщина, одетая в бурку, бросила в толпу гранаты и подорвала пояс со взрывчаткой, убив 45 других мусульман.

Никоим образом я не хочу рассматривать всё мусульманское население как монолит или ограничить их права в Америке. Я знаю, что есть много законопослушных граждан-мусульман, которые сами страдают от радикализма. Студент статистики написал мне, что даже большое число террористов составляют крошечную долю мирового мусульманского населения. [Однако статистика – неподходящее орудие для интерпретации истории.] Все явления в истории были работой статистически незначительного количества индивидуумов, но их достижения – как хорошие, так и злые, были возможны на фоне тихого согласия большинства. [Возможно, и немцы времени Гитлера не были монолитны, и не все японцы одобряли Перл-Харбор. Но сказать, что активные участники бомбёжки на Гавайях, или Холокост, или разрушение Мирового торгового центра были делом рук всего лишь маргинальных индивидуумов, это всё равно, что сказать, что эти страшные события никогда не случились. Во время Второй мировой войны мы воевали с целыми нациями Германии и Японии.]

[Фундаменталисты и террористы, даже если их мало, сумели эффективно изменить наш образ жизни.] Я не вижу стены, разделяющей их и основную часть мусульман как в исламских странах, так и на Западе. Я не вижу умеренного «тихого большинства». Джихадисты легко находят помощь и моральную поддержку даже на американской почве, иначе 9/11 никогда бы не случилось. В то же время, даже малый «проступок» не-мусульман – карикатура в датской газете или невыполненная (тогда) угроза сжечь Коран никому неизвестным священником – поднимает ярость исламского мира. [Они жгут американские флаги и убивают людей. Мы не видим умеренных имамов, которые бы их умеряли.]

Раввин Шломо Льюис из Атланты сказал в новогодней (2010) проповеди:

Мы на войне. Мы на войне с врагом таким же диким и бессердечным, каким были нацисты, но этого не видно из нашего поведения. Во время Второй мировой войны мы не называли штурмовиков борцами за свободу. Мы не называли Гестаповцев партизанами.

(Далее следует очень важная часть, исключенная редактором:)

[В прошлом году группа раввинов и других религиозных лидеров нашего района выпустила такое межрелигиозное заявление (это было организовано раввином Фридманом – Э.Р.):

После разделяющих актов ненависти мы хотим выразить поддержку нашим мусульманским соседям. Мы солидарны с мусульманской общиной и будем активно бороться с любым неуважением, дискриминацией или вандализмом на рабочем месте, в бизнесе, школах и домах

Где они увидели эти акты ненависти? И они даже не упомянули исламский террор! Эти лидеры выворачивают реальность наизнанку и делают нас беззащитными. В 1936 г. идишистский поэт Мордехай Гебиртик написал знаменитую песню “Es brent(«Горит!»):

Горит, братья! Наш город в огне! Бог не позволит прийти такому моменту! Наш город горит вместе с нами, и всё превращается в золу и огонь!

(Следующее осталось в напечатанном тексте:)

Неужели наши духовные лидеры до такой степени не знают истории? Они не видят, что целая цивилизация под угрозой разрушения и что Израиль стоит на передовой линии нашей общей борьбы? Раввин Льюис напомнил им в конце своей проповеди:

Я знаю, что кое-кто из присутствующих отвернутся от меня. Но я знаю, как много людей отмели слова своих раввинов 75 лет назад в Варшаве, Риге, Берлине, Амстердаме, Кракове, Вильнюсе.

[И теперь я готов ответить моему оппоненту. Я провёл полжизни в Советском Союзе и полжизни в свободном мире Израиля и Америки. Я знаю, как евреи преследовались без малейшей на то причины в стране, которой они отдавали труд и душу. Я слишком дорого ценю свободу Запада, чтобы рисковать её потерей. Я за терпимость всем моим сердцем, но не за счёт свободы и жизней моих сограждан и моей семьи.]

Защита против исламской опасности – это «пикуах нефеш» – спасение жизни. Я полагаю, что наше правительство должно ограничить иммиграцию мусульман и найти другие пути, чтобы совместить безопасность страны с уважением индивидуальных прав граждан.

(Конец моей статьи в газете.)

Кто определяет нашу политику? Собственная попытка предсказания

Задача неблагодарная, кассандр не любят и им не верят. А прав я или нет – может не хватить жизни, чтобы узнать. Да и в пессимистических предсказаниях очень хочется быть неправым. Андрей Амальрик писал[19]:

…Если бы футурология существовала в императорском Риме, где, как известно, строились уже шестиэтажные здания и существовали детские вертушки, приводимые в движение паром, футурологи V века предсказали бы на ближайшее столетие строительство двадцатиэтажных зданий и промышленное применение паровых машин. Однако... в VI веке на форуме паслись козы...

Эти слова Амальрика – я думаю, одного из наиболее успешных футурологов прошлого, – самонасмешка и априорное развенчание моего собственного экскурса в футурологию, обещанного подзаголовком. Лет двадцать пять назад, ну, скажем, в орвелловско-амальрикском 1984 г., дом напротив меня купил человек, родители которого были из Польши, и, как поляк, он больше рядовых американцев понимал Советский Союз. Мы много говорили и оба полагали, что тогдашняя Россия была очень опасна и сильна, и её уже поздно сдерживать. А всего через 7 лет на военной мощи распавшегося Союза паслись козы... Этот быстрый и полный развал был неожиданностью, и, кроме Амальрика, есть немного людей, которые осмелились бы утверждать, что они его предвидели. И даже Амальрик полагал, что распад, скорее всего, произойдёт в результате войны с Китаем, которая начнётся между 1975 и 1980 гг. Но войны не произошло, а Советский Союз распался сам по себе, и с ним коммунистический фашизм, в основном, ушёл в прошлое.

В то время – в 1989 г. – полный восторга американский политический философ Фрэнсис Фукуяма опубликовал яркое, но противоречивое, эссе под названием «Конец истории?»[20] Идея была такова: с распадом СССР и победой Запада в холодной войне ХХ век ознаменовал победу либеральной демократии:

Что мы наблюдаем сейчас – это не только конец холодной войны или окончание определённого периода послевоенной истории, но конец истории как таковой: то есть конечная точка идеологической эволюции и универсализации Западной либеральной демократии как окончательной формы правления человека.

Честно говоря, эти слова и тогда показались мне нелепыми. Ну, а потом начались проблемы с мусульманами, и Фукуяма вновь «открыл» историю[21], не потеряв своё профессорское место. Эти т. н. политические пандиты (от индийского почетного статуса для знатока) непотопляемы: им прощается любая чушь и любая ошибка. До начала войны с Ираком, Роберт Каплан (из журнала Atlantic, не могу найти ссылку) вещал, что Ирак – это Германия Ближнего Востока, а Египет – Италия, и что завоёванный демократический Ирак покажет всем арабским странам пример. Ему вторил один из редакторов «Newsweek» Фарид Закария, выступая в синагоге в моём районе. Он сказал, что в начале 1940 годов ожидалось, что арабский мир будет следующим, кто присоединится к западному процветанию, но этого не произошло. Это должно начаться сейчас, и мой кандидат – Ирак, предсказывал он. Так эти люди вовлекли Америку в войну с Ираком.

А заслугу за вмешательство в Ливии приписывает себе, и видимо, с основанием, французский философ Бернард-Генри Леви[22]. 17 апреля 2011 г. было опубликовано интервью с ним, где он так охарактеризовал руководство ливийской оппозиции:

Большинство из них – адвокаты, юристы. Большинство из них ориентированы на Запад. Многие жили в США, некоторые учились в британских университетах. Большинство говорит на английском. Они – друзья Свободного Мира. Есть, конечно, бывшие лоялисты Каддафи. Но большинство – его оппоненты, которые заплатили большую цену за свою оппозицию. Ни один из них не симпатизирует радикальному исламу. Об «Аль-Каиде» я даже и говорить не хочу. Я лично знаком со всеми членами Переходного Национального Совета. Ни один не симпатизирует радикальному исламу. Все обвинения подобного рода – ложь.

Очень хотелось бы верить знаменитому философу, но я полагаю, что его ошибка может стать очевидной еще до того, как эта статья будет опубликована.

Любопытно ещё одно замечание г-на Леви. Он сказал, что «выступая в Бенгази (в Ливии) перед «десятками тысяч людей» он «очень ясно» заявил им, что является евреем. Это напомнило мне другого влиятельного еврея-политолога журналиста Томаса Фридмана из The NY Times, который был горд тем, что его, еврейского парня из Миннеаполиса, так хорошо принимают в студии арабской радиостанции Аль Джазера, хотя ему пришлось выслушивать утверждения арабских студентов, что американцы сами разрушили башни Всемирного торгового центра и что евреям в тот день было сказано не приходить на работу! (См. мою критическую статью на английском Феномен Томаса Фридмана:

http://www.middleeastfacts.com/guests/rabinovich_01apr05a.php).

Мне на днях попалось такое высказывание на интернете: евреи, как известно, люди умные; также известно, что они умеют делать деньги. Из этого следует, что они как-то научились выжимать деньги из своей левой политики – иначе глупость такой политики не объяснить! Я порой готов согласиться с этим антисемитским утверждением. Просто невозможно себе представить, что наши интеллектуалы – профессора, раввины, редакторы, философы, с их гарвардско-йельским образованием и с IQ, величина которого зашкаливает, в политике ведут себя как хелемские дураки, но при этом очень влиятельные.

Так что же будет, по моему осторожному мнению? Мне бы очень хотелось спасти Европу хотя бы в своем воображении, но сколько я ни думаю, воображения не хватает. Я просто не могу себе представить, как Европа, а за ней и Америка, могут спастись. Для этого Европе надо выслать своё мусульманское население и твёрдо встать на защиту Израиля. Но это противоречит всей её теперешней идеологии. Я скорее могу представить, что Земля остановится, а потом раскрутится в противоположную сторону. Но и нам не грех помнить, что когда в прошлый раз – в 1492 г. – Испания изгоняла мусульман, она выслала также и евреев.

Как будет выглядеть раскладка через, скажем, 50 лет? – безопасный интервал, потому что никто тогда уже не сможет меня упрекнуть. Мир пройдёт через жестокую войну цивилизаций[23]. Если будет ядерная война и радиационная катастрофа, то, возможно, повсюду будут пастись выжившие козы с выжившими пастухами. Если такой катастрофы не будет, то я думаю, что Первый мир будет состоять из Китая, Индии, Японии, Юго-Восточной Азии, возможно, Индонезии и крупнейших стран Латинской Америки. Америка и Европа останутся, но по своей значительности отойдут на задний план. Возможно, что арабы, турки и персы проведут существенные реформы идеологии Ислама и начнут медленный подъём.

Значит, всё хорошо? Но я указал только конечный результат. На пути к этому возможна жестокая война, которая может быть выиграна только с помощью Китая и Индии и с разрушениями и жертвами в Европе, много превышающими потери во Второй мировой войне. Индия и Китай вмешаются (как я надеюсь) потому, что и они имеют значительное мусульманское население, а сегодняшние мусульмане – опасность для всех. Почему я надеюсь на конечное поражение радикального Ислама? Потому, что и арабы, и персы, и турки давно прошли через высший этап развития и через империализм, а в истории нечасты случаи, когда распавшиеся империи восстановились бы. Только после их военного поражения смогут они решиться себя реформировать.

А Израиль? Я сейчас не вижу никакой возможности соглашения с арабами и полагаю, что шанс на разделение на два государства упущен и больше не соответствует фактам на местности. Я не вижу, чтобы израильское правительство стремилось к такому решению. Давление Европы и Америки, скорее всего, приведёт к созданию двунационального государства с полной аннексией Иудеи и Самарии и предоставлением тамошним арабам полных гражданских прав. Тогда Израиль задавит демография, если до этого не задавит война...

Израиль стоит на самой передовой линии, как 70 лет назад стояла Чехословакия. Надежда – только на Бога. Только Он знает, каков запас прочности он заложил...

Благодарность

Я благодарю мою жену Гесю, а также Моисея Бороду, Илью Гирина, Лену Осташевскую, Бориса Тененбаума, Марка Фукса и Владимира Янкелевича за предварительное чтение и ценные замечания.

Примечания



[1] Гриммельсгаузен, «Симплициссимус», стр. 28, Москва, Худ. лит., 1976.

[2] Oswald Spengler, Decline of the West, an abridged edition by Helmut Werner, Oxford Univ. Press, NY-Oxford, 1991.

[4] См. Wikipedia, статья “Lampedusa”.

[5] О совершенном изменении характера теперешней войны писал и В. Янкелевич, «Время выбора», в печати.

[6] Может быть, еще один год после революции 1948 г.

[9] Джихад – понятие в исламе, означающее усердие на пути Аллаха. См. Википедия, Статья «Джихад».

[10] Официальный сайт Подкомитета с протоколом заседания: http://intelligence.house.gov/hearing/subcommittee-terrorism-humint-analysis-and-counterintelligence-muslim-brotherhood%E2%80%9D

[11]В его эссе 1946 г. Politics and the English Language”, цитирую по статье Джорджа Уилла в Вашингтон Рост от 6 апреля 2011 г.

[12] См. Wikipedia, статья “Islam in Europe”.

[13] Эта поговорка – результат самовысмеивания американцев. Мы, и особенно те, кто работают, да и пенсионеры, живём в системе бесплатных обедов и ужинов – то с гостями из других фирм, то в гостях у других фирм, то с финансовыми советниками. Смысл поговорки состоит в том, что кто-то же оплачивает эти обеды, а, стало быть, косвенно это мы сами через повышенные цены на продукты и услуги.

[14] Город Нью-Йорк имеет около 2 000 церквей и 4 000 неформальных мест христианской молитвы и более тысячи синагог и неформальных мест еврейской молитвы. См. http://didyouknow.org/number-of-churches-and-mosques-in-new-york-city/

[16] Уже случилось, об этом я писал выше.

[17] Christopher Hitchens, City Journal, весна 2007.

[18] Это означает «спасение жизни».

[19] Андрей Амальрик (1969), «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?»

[20] Francis Fukuyama, “The End of History?”, The National Interest, 1989.

[23] Упоминаю только потому, что в наше время, если пишешь такую статью, неудобно не сослаться на С. Хантингтона, хотя его книга ещё лежит у меня на столе в очереди на прочтение. Это S. Huntington, The Clash of Civilizations, Simon & Schuster, 1996.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 3213




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer5/ERabinovich1.php - to PDF file

Комментарии:

Benny
Toronto, Canada - at 2015-07-05 20:50:40 EDT
Назавтра раввин ответил: ......Прежде всего, я категорически отвергаю Ваше утверждение, что моя проповедь была в какой-то степени не раввинской. .... Моя проповедь была основана на «Люби ближнего своего, как самого себя» ....
----------------------------------------------
У нас в Торонто недавно была интересная лекция на эту тему. Лектор был ортодоксальный раввин. Начал он очень политкорректно: оказывается, даже если преступника осудили за убийство - даже тогда надо его любить. Но продолжил он уже не политкорректно: оказывается, что у (ортодоксальных) еврейских мудрецов есть консенсус: эта заповедь в первую очередь именно средство для уменьшения зла в мире. Например, этого убийцу надо любить по настоящему только когда его ведут на казнь: не унижать его и сочувствовать ему в последние минуты его жизни. До этого - необходимо не дать ему продолжать делать вред (то есть поймать и изолировать), а потом надо его справедливо судить. Пока это не сделано - "любовь" к нему проявляется в отсутствии неоправданной жестокости.
Любить плохого человека это заповедь ТОЛЬКО если эта любовь поможет ему стать лучше.

Кстати, не всякий сосед является "ближним" для заповеди "любить ближнего": если он принадлежит к другому народу и у этого народа есть другие представления о "плохо" и "хорошо" (например, они считают что убивать или грабить евреев, американцев или велосипедистов это "хорошо" ) - то он совсем и не "ближний". Если говорить конкретно, то пока американские мусульмане одобряют и совершают определённые виды убийства чаше, чем американские католики или евреи - то по этой заповеди их (мусульман) надо не любить, а дискриминировать по закону. Это действительно очень не политкорректно, но зато это уменьшает зло в мире.


Я спросил г-на Силоу-Кэрролл ... Редактор был недоволен:
"Я понял, что мешает мне в Вашей статье и почему я не хочу опубликовать её в настоящей форме. Она содержит сильные и необоснованные обобщения... Такие слова как «они» и «мусульмане» не принимают во внимание разнообразие мусульманского населения в этой стране и даже в мире... В моей газете не будет публикаций, которые сводят любую общину к монолиту...."

--------------------------------------
С господином редактором всё понятно: он родился и вырос в стране, где большинство населения (индивидуумы и также разные группы и общины) не хотели его убить или подчинить - и он просто искренне не понимает, что такая ситуация довольно редка в мировой истории. Эта ситуация является результатом высокой морали прошлых поколений - и только в такой ситуации "презумпция невиновности" для любой общины и группы приводит к добру а не к уничтожению общества. Такие люди едут в Сирию помогать беженцам, ISIS им отрезает голову - и они так и нечего и не понимают.

О. Векслер
- at 2012-10-01 22:48:19 EDT
>> Основатель современной Турции Ататюрк сделал всё, чтобы превратить её в европейское государство, латинизировал алфавит. Но он лишил турок их традиционной культуры

А какая у турок была культура? Ататюрк лишил их только ислама, который он презирал и ненавидел, и за это ему нужно сказать большое спасибо. Увы, теперь все там опять вернулось на круги своя, но не к культуре, а к исламскому бескультурью, ибо ислам по существу глубоко враждебен любой культуре.

>> Вторая же война с Ираком была очевидной ошибкой.

Я придерживаюсь другого мнения. Саддама, одного из величайших злодеев истории, уничтожившего почти 4 миллиона человек, нужно было свергнуть. Причем Буш сделал это быстро, легко, эффективно и с небольшими потерями. Чего Буш не просчитал, так это того, что туда ринутся сотни тысяч подготовленных бин Ладеном и талибами моджахедов. Причем это была гигантская разрушительная сила, которая была нацелена на дальнейшие "11 сентября" в Европе и Америке, но почти вся полегла в Ираке. Европе надо бы Бушу в ноги за это кланяться, а не проклинать на каждом углу. Хотя во второй срок Буш совершил, на мой взгляд, массу глупостей.

Что касается "Нью-Йорк таймс", то эта (убыточная) газета, делаемая евреями (если, конечно, их можно считать евреями, на мой взгляд, это типичный юденрат), содержится на деньги Саудовской Аравии, без которых она давно почила бы в бозе.

Во всем остальном полностью с Вами согласен.

О. Векслер
- at 2012-10-01 22:47:00 EDT
Уважаемый Элиэзер, полностью соглашаясь с Вами по существу статьи и с ее пафосом, заметил в статье ряд неточностей либо мест, в отношении которых придерживаюсь другого мнения.

>> Демография является наиболее важным обстоятельством. Чем богаче становится население Европы и Америки, тем меньше им хочется рисковать благополучием, и рождаемость основного населения в этих странах упала ниже уровня простого воспроизводства[3]. Далее, мы хотим дешевых фруктов, а наша либеральная философия требует заботы о меньшóм брате и высокой минимальной зарплаты. Как решить противоречие? Нелегальной и легальной иммиграцией «инопланетян», готовых работать за нелегальные гроши. Мы возмущаемся, требуем держать американскую границу на замке, но... продолжаем избирать парламентариев, которые тайком этот замок открывают. В Америке – это, главным образом, латиноамериканцы, в Европе – мусульмане.

Тут Вы совершаете коренную ошибку, приравнивая европейских мусульман к американским латиносам. Европейские мусульмане не помогают в немецком сельском хозяйстве, практически все они живут в городах (также, как и во Франции большинство мусульман живет в Париже и Марселе, а в Бельгии - в Брюсселе и Антверпене). Правда, часть немецких турок торгует с лотков турецкими овощами и фруктами.

>> Я не забываю о Нидерландах, которые веками поддерживали демократию.

Вы не забываете про Нидерланды, которые и поныне остаются монархией (пусть и формально), но почему-то забываете про Швейцарию, которая уже много столетий являет собой самую совершенную демократию мира, где многие вопросы решаются на референдумах.

>> Весь стаж демократии в культурнейшей Германии до 1945 г. насчитывал не более 15 лет при Веймарской республике, и демократия окончилась передачей власти Гитлеру демократическим (!) путём[6].

Это пример сколь классический, столь же и неверный. Ни Гитлер, ни его партия никогда не завоевывали большинство в Германии. В 1932 году Гитлер с треском проиграл президентские выборы и упорно думал о прекращении политической деятельности и даже о самоубийстве. В 1933 его партия набрала меньше трети голосов, но в результате сложных закулисных интриг окружение Гинденбурга принудило его назначить Гитлера канцлером (что на тот момент было лишь второй должностью в государстве). Этот пример показывает, что демократия в Германии в 1933 году была слабой и (мягко говоря) непоследовательной, точно такой же она остается и поныне. Никакой реальной демократии в современной Германии нет, есть выборы без выбора и диктатура нескольких партий, различия между которыми нужно искать под микроскопом, причем попытки создать реальную оппозицию (хотя бы такую, как республиканцы в Америке) душатся железным кулаком Административного ресурса. В общем, тот же путинизм, только в чуть более красивой упаковке.

Элиэзер М. Рабинович- Бердяев об "интересном
- at 2011-06-24 00:00:21 EDT
Мне из Израиля прислали цитату из Бердяева ("Самопознание"), которая, по мнению моего корреспондента, могла бы служить третьим эпиграфом к моей статье. Я её помещаю в качестве комментария:

"Мне пришлось жить в эпоху катастрофическую и для моей Родины, и для всего мира. На моих глазах рушились целые миры и возникали новые. Я мог наблюдать необычайную превратность человеческих судеб. Я видел трансформации, приспособления и измены людей, и это, может быть, было самое тяжелое в жизни. Из испытаний, которые мне пришлось пережить, я вынес веру, что меня хранила Высшая Сила и не допускала погибнуть. Эпохи, столь наполненные событиями и изменениями, принято считать интересными и значительными, но это же эпохи несчастные и страдальческие для отдельных людей, для целых поколений. История не щадит человеческой личности и даже не замечает ее."

Моше бен Цви
- at 2011-06-02 18:07:37 EDT
Замечательная во всех отношениях статья - и в том плане, что в ней без лишних экивоков и ясными словами говорится об исламской реконкисте, о фактически уже ведущейся (к тому же и без всякого стеснения объявленной) войне против всего западного мира/западной цивилизации. Революции, совершившиеся/совершающиеся в странах исламского мира не только вписываются в эту войну - они фактически направлены увеличение её эффективности, на вовлечение огромных масс (достаточно наэлектризованных и сознающих своё демографическое/идейное превосходство, ибо за ними, в отличие от изношенной "старушки Европы" и потерявших ориентацию Соединённых Штатов, стоит убеждённость и "революционная готовность" к любым личным жертвам во имя "Мы наш, мы новый мир построим") в процесс реконкисты. Реакция объекта завоевания (подсознательно? полусознательно? сознательно?), пытающегося отклонить ислам на марше в сторону Израиля или/и ослабить этот марш мелкими уступками, может вызывать только изумление детской наивностью, полной амнезией исторических фактов и столь же полным незнанием психологии уверенной в своём превосходстве, мотивированной идеей "Джихада" толпы. Стоящая за этими попытками "канализации конфликта" в еврейское русло старая идея "окончательного решения" - в которое в своё время многими государствами вложено было столько сил и надежд - эта идея, которую сегодня можно было бы сформулировать как "Пусть мы погибнем. Но сперва - ОНИ", постепенно завладевает умами, что выражается в упорных попытках делитимизации Израиля и, как венец этих благородных усилий - в решении создать т.н. "Палестниское государство" и заставить Израиль
сузить свои границы до размеров, когда он может быть с малыми затратами сил уничтожен. Самое опасное - что идея "мира любой ценой" (на самом деле обешающая лишь загробный мир с плясками победителей на еврейских могилах) завладевает и еврейской аудиторией, несмотря на опыт всего лишь семидесятилетней давности с "как-нибудь договориться". Описываемый автором случай с раввином (слово "учитель" выглядит забавно, если не кощунственно), думаю, не единственный. Йегуда Векслер прав в своей оценке таких "учителей": "в лучшем случае глупец". Проблема - в нашем глубоком осознании происходящего и в понимании, цто судьба Израиля - это непосредственно судьба всех евреев, что она частично и в наших руках и что самое страшное, что может с нами случиться - это вновь вернувшаяся вера в возможность "как-нибудь договориться" с людьми, безусловно и открыто планирующими сбростиь нас в море. Или в ров.

Ещё раз - глубокая благодарность автору за смелую статью. Моше бен Цви.

Арнольд Левин
Фер Лон, Нью Джерси, США - at 2011-05-26 23:02:06 EDT
Интересная статья Э. Рабиновича, интересная, как и все, которые он пишет.
Отношение автора к Турции требует некоторых уточнений.
Да, действительно, Турецкое правительство относилось к евреям намного терпимее, чем Византия
Да, действительно, евреи, гонимые католическими правителями, нашли приют в Турции. (Правда, правительство Турции препятствовало эмиграции евреев в Палестину- подробно « Евр. Энциклопедия», т.ХУ, стр.58-66)
Но не надо забывать, что Турция «огнём и мечом» завоевала обширные территории, вырезая неверных, отуречивая ( насильственно превращая в мусульман ) население покорённых стран (ДЖИХАД!!).

Только сокрушительные поражения Турции в своё время спасли цивилизацию.
Только сокрушительные поражения сместили Турцию в почти демократическое русло.
Никакие уступки исламистам, никакие уговоры не остановят исламо-фашизм.
Только самые жестокие меры, вплоть до военных, могут спасти западную цивилизацию.

Боюсь, когда западные политико коректные правительства это поймут, будет поздно

Элиэзер М. Рабинович
- at 2011-05-21 19:33:34 EDT
Спасибо всем за чтение и доброжелательный комментарий. Марк Фукс, в своей щедрости, хвалит меня за фразу, которую он же мне подарил: «Только Он (Б-г) знает, каков запас прочности Он заложил», а я с готовностью принял и согласился. Конечно, предвидеть историю трудно, и наше общее непредвидение событий в России 20 лет назад явялется уроком для осторожного оптимизма, как и указывают два уважаемых Бориса. Мне, однако, трудно понять, как может разрешиться демографическая проблема. И я не вижу решения мусульманской проблемы в Европе иначе как путём изгнания, а для такого пути нет никаких идеологических мотивов в современной Европе.

Не вполне понимаю, комплимент ли это от уважаемого г-на Тартаковского, что я смел, ибо он тут же отказывает мне в интеллектуальной смелости, а хвалит физическую. Я как-то такой смелости за собой не замечал. Но я не разделяю его мнения, что «подавляющее число мусульман, бесспорно, против террора» - отнюдь не бесспорно, они обеспечивают терроризму молчаливую моральную и финансовую поддержку. В любом случае, сегодня умеренные мусульмане не слышны, и мы можем забыть об их роли.

Странным является вызов меня г-ном Тартаковским «на ковёр» с требованием определить мою позицию в отношении конфликта. Эта позиция хорошо известна, выражалась мною во многих публиациях и постингах здесь, и я никогда от неё не отступал. Я считаю, что арабы Палестины, живущие в ней поколениями, никак не могут иметь меньше прав на свою землю, чем евреи, приехавшие из Москвы, Петербурга или Киева; что у Израиля есть только два решения: либо разделиться на два государства, либо объединиться в одно государство с равными правами для всех и быть раздавленным и уничтоженным демографией. Второе решение – default, т.е. оно будет, если ничего не делать. И я с большой тревогой и страхом наблюдаю, как своей пассивной политикой страна семимильными шагами мчится ко второму решению.

Уважаемый Йегуда Векслер спрашивает о нашем раввине. Его оплачиваю я: он получает зарплату из членских взносов, в Америке религия отделена от государства, и правительство не содержит служителей религий. Однако наши членские взносы снимаются с облагаемой налогами суммы, так что косвенно все, даже атеисты, содержат раввинов, священников и мулл. Рав Фридман, в конце концев, – продукт американского еврейства, которое на 78% поддержало Обаму... Но то, что в суждении о политике он не может считаться учителем, а просто одним из нас и что в этом отношении у него не больше прав, чем у меня на выражение своего мнения, я ему писал. Он, однако, заявляет о «привилегии кафедры» (“privilege of pulpit”).

Игонт
- at 2011-05-16 04:13:01 EDT
А вот господин Фридман утверждает, что ислам принадлежит Германии и это даже очень хорошо.
http://www.youtube.com/watch?gl=DE&v=7XL_Bk4XtiA

М. ТАРТАКОВСКИЙ. Не так страшен чёрт...
- at 2011-05-15 16:00:39 EDT
Отметил бы главное достоинство автора - его смелость. Я говорю не об интеллектуальной смелости, которая подчас немногого стоит, - о физической. Автор выступает с открытым забралом против действующих экстремистов - здесь, на сайте, кое-кто, выступая "за еврейскую идентичность", в сущности, трусят (если определить такое поведение своим именем), "стреляя из-за угла из винтовки с кривым дулом". Самый банальный страх (умело используемый и высмеиваемый юдоцитами): "как бы чего не вышло"; жизнь-де длинна и кто-то где-то может вспомянуть.
Я это пишу, встретив двух-трёх евреев в Мюнхене, которые именно так объяснили "свою линию в жизни". Горячо упоминали о "многовековых преследованиях евреев"...
Но я отвлёкся на частности.
Напомню насмешки - преимущественно "наши", еврейские - по поводу "нетактичного" утверждения Путина, что-де "террористов будем мочить в сортире". Мысль хоть и не в стиле, но вполне в духе этой статьи. И ведь "мочит" - вопреки стенаниям г-жи Боннер и воплям Новодворской.
А ведь основными радетелями северокавказских экстремистов на протяжении многих лет были и есть наши, по преимуществу, еврейские "либерасты".
После заявлений канцлера Германии о крахе мультикультурализма (я утверждал это в полемике с Дм.Хмельницким с первых же своих текстов здесь - в "Заметках") опасность "завоевания Запада" исламистами несколько сгущена автором. Экстремисты любого толка (русские народовольцы, левые террористы в Европе 70-х, нынешние исламские...) обычно спешат - и преждевременно разоблачают свои цели. Лет через тридцать акции исламистов в Европе (с учётом их численности) были бы, вероятно, роковыми для западной цивилизации; сегодня Европа уже протирает глаза: ревизия Шенгенских соглашений т.п.
Да и сам исламский мир далеко не однороден. Подавляющее число мусульман, бесспорно, против террора - не в силу некоего гуманизма, но - как нормальные обыватели, заботящиеся о своей и своих близких безопасности.
Даже и сугубо теократические режимы (Саудия, Бахрейн, Марокко... да и нынешние афганский, иракский...) - "прозападные" из тех же "обывательских" (сиречь - нормальных шкурных) соображений.
Притом две основные ветви ислама смертельно боятся друг дружку (сунниты - шииты)...
Автору - спасибо!
Неплохо бы ему определиться,"за кого" он: за Эрец Исроэль или за Государство Израиль (как чётко расставил акценты г-н Тульвит)?

Майя
- at 2011-05-15 07:32:34 EDT
Ув. Э. Рабинович. КАКУЮ СИНАГОГУ ВЫ ПОСЕЩАЕТЕ? хАСИДСКУЮ. РЕФОРМИСТСКУЮ. КОНСЕРВАТИВНУЮ?.
НЕ МОГЛИ БЫ ВЫ ПОЯСНИТЬ РАЗНИЦУ МЕЖДУ СИНАГОГАМИ?
По-моему, вы здесь единственный человек, причастный к еврейству с детства

Марк Фукс
Израиль - at 2011-05-15 03:58:15 EDT
Считаю необходимым поблагодарить автора дважды:
- за объемную, интересную, аргументированную и актуальную работу.
- за предоставленную возможность предварительного ознакомления с тезисами работы, готовность выслушать и принять к сведению мнение оппонента-доброжелателя.
Помимо указанного, я хотел бы особо поблагодарить автора за осторожный оптимизм, выразившийся в строках:
«Израиль стоит на самой передовой линии, как 70 лет назад стояла Чехословакия. Надежда – только на Бога. Только Он знает, каков запас прочности он заложил...»
Живущие в Израиле не имеют права на уныние и понимают, что с универсальными стандартами подходить к нашей стране не следует, ибо, если подходить с общей меркой, согласно общим правилам мироустройства нас давно уже не было бы.
М.Ф.

Йегуда Векслер
Бейтар Илит, Израиль - at 2011-05-15 03:35:34 EDT
Интересно, от кого получает зарплату раввин Фридман? Если от государства (как подавляющее большинство израильских раввинов), то он - казенный раввин и заслуживает лишь сооответствующего отношения: права на титул "раби" ("учитель") не имеет как "глаз общины", который сам себя ослепил и ослепляет других. А если - из частных рук и действует по личной инициативе, то в лучшем случае глупец и опять-таки на титул "раби" прав не имеет.
"Верни нам судей таких, как встарь, и советников таких, как в самом начале!" - трижды в день мы просим в молитве.

Соплеменник
- at 2011-05-11 04:36:52 EDT
"...Но события последних десятилетий показывают, что сегодняшний ислам как массовая сила – страшная сила, воюющая и разрушающая всё, что мне близко и дорого..."
==============================================
Браво!

V-A
- at 2011-05-09 17:35:40 EDT
Борис Дынин
Душа араба неизменна и ясна! Однако еще за месяц до начала "арабских революций" никто их не предвидел.


Неизменна также уверенность господина Дынина в том, что он
точно знает, что другие чего-то не знают. В августе 2010
года в Госдепе была создана группа по "арабским революциям" -
это уже о чем-то говорит; за месяц группа подготовила
меморандум, предсказывающий революцию в Египте в
течение 1 года.

Борис Дынин
- at 2011-05-09 17:16:21 EDT
Прочитал с интересом и возражений не имею. Спроси меня о ситуации в современном мире, наверное, сказал то же самое (не так хорошо). И все таки именно это настораживает.

"Некоторые обозреватели, например, Джордж Фридман[7], издатель интернетовского журнала “Stratfor”, удивляются отсутствию антиамериканских и антиизраильских лозунгов в арабских революциях. По-моему, это вполне понятно: у них сейчас более важная задача захвата власти, а когда они её осуществят, у них дойдут руки и до Израиля"

Итак, все предопределено, и удивляться нечему и не надо. Душа араба неизменна и ясна! Однако еще за месяц до начала "арабских революций" никто их не предвидел. Вот это и настораживает. Может быть все таки есть чему удивляться, даже при уверенности, что мы понимаем историю вообще, ислама и всех отдельно взятых исламских территорий в частности! Самое настораживающее для меня во всех аргументах статьи заключается в том, что против них нет возражений на ее уровне - это значит, что диавол спрятался в деталях. И как тут не вспомнить Гегеля, которого случайно процитировал к месту (Sunday, May 08, 2011 at 23:18:39 (EDT)

Повторяю, у меня нет возражений статье на уровне общих аргументов, но ”В сутолоке мировых событий не помогает общий принцип или воспоминания о сходных обстоятельствах, потому что бледное воспоминание прошлого не имеет никакой силы по сравнению с жизненностью и свободой настоящего" (Гегель). Конечно, прошлое нашего поколения не такое уж прошлое, но даже на нашей памяти случилось так много, что казалось чудом в годы нашей юности, и что не предвиделось, когда праздновали 9-го мая в первый раз, когда возникло государство Израиль, когда разрушилась Берлинская стена, когда развалился СССР, когда образовался ЕС, когда Обама выдвинул себя в президенты и пр. и пр.

Что мне не хватает в статье? Деталей! Каких? Если бы я знал! Ну, например, таких, которые могли бы указаны людьми "знающими" до начала событий в арабских странах; которые объяснят отсутствие антиамериканских и антиизраильсских лозунгов, не потому что их арабы заняты захватом власти - конечно, если чего нет, так есть нечто другое. Но ведь согласно общей логики самой статьи, казалось бы, эти лозунги могли бы помочь захвату власти.

Вот результаты выборов в Канаде никто не предсказывал за месяц, а уж детали были под ногами и между ног. В мире происходят тектонические изменения в политико-экономической структуре, а то, что Западная цивилизация гибнет – мысль не новая. И, по статье, Западная цивилизация стала ложью, лицемерием, психопатическим самоубийцей. Тогда ее враги правы - долой ее! Мы это проходили еще в школе. Вот это и настораживает. Не потому, что не может быть конца Западу, но потому, что то, что мы проходили в школе было ложью, лицимерием и кончилось самоубийством не Запада. Так что я согласен с откликом Б.Тененбаума.

И вместе с тем буду следить за событиями в мире (сколько лет еще осталось?), учитывая предостережения уважаемого Автора.

Б.Тененбаум
- at 2011-05-09 15:57:23 EDT
В конце лета, надеюсь, в Москве выйдет "Наполеон", рукопись сегодня уехала в редакцию.

У меня была возможность прочитать эту статью до ее публикации - дружеские отношения с автором, помимо удовольствия иметь дружеские отношения с автором, дают и некоторые привилегии. Например, возможность обсудить статью в частном порядке. Мне кажется, что Амальрик был прав - будущее непредсказуемо, непредсказуемо в принципе. Хороший пример этого, собственно, приведен в смой статье. Такие разные люди, как Фарид Закария и Чарльз Краутхаммер, полагали, что Ирак можно "развернуть в другую сторону" - точно так же, как это удалось сделать с Германией, с Японией, в какой-то мере - с Южной Кореей - и "сделать" новое общество, с рыночной экономикой и демократической политической структурой. Это эксперимент провалился - но он выглядел поитине обещающим. Ирак казался светской республикой, с не слишком религиозным населением, с относительно высоким уровнем образования. Что из этого вышло, мы, к сожалению, знаем. И тем не менее - именно непредсказуемость Истории позволяет надеяться на лучшее. Орвелл, когда писал "1984", думал, что "... человеку наступили на лицо, и может быть - навсегда ...". Но Третий Рейх умер, и сталинский режим умер вслед за ним. Я надеюсь, что в конце концов и мир воинственного Ислама уйдет туда же, куда ушел Третий Рейх, победу над которым мы празднуем сегодня.

Юлий Герцман
- at 2011-05-09 13:43:04 EDT
Отличная статья: и сама идея, и тщательное описание мытарств в ее пропаганде.