©"Заметки по еврейской истории"
март  2011 года

Леонид Ейльман

Как это было


(по воспоминаниям советского писателя Марка Колосова)

 

В соответствии с планом решения жилищного кризиса москвичи стали получать ордера на квартиры в построенных заводским методом блочных и панельных пятиэтажных домах. Моя семья получила двухкомнатную квартиру номер 15 по Четвертой Гражданской улице в блочном доме без лифта на четвертом этаже. В однокомнатной квартире номер 13 поселился пожилой одинокий человек. Мы были соседи по общей лестничной клетке. Что-то необычное было в его поведении. Он явно избегал контактов со своими соседями, а когда мы заметили, что иногда к нему приходит средних лет однорукая женщина и пытается производить уборку, то посчитали неприличным проникать в его личную жизнь.

Но однажды наш сосед сам постучался к нам и пригласил нас на просмотр кинофильма, снятого режиссером Габриловичем. Кинофильм назывался: “Товарищ генерал.” Этот фильм был поставлен по одноименной книге моего соседа. После окончания кинофильма я хотел подойти к Марку Борисовичу Колосову, моему соседу, и похвалить его за его работу о военных годах. Но он остановил меня. Он был занят обсуждением кинофильма с режиссером Габриловичем. Дома он зашел ко мне и подарил свою книжку “Сложная жизнь” с теплой дарственной надписью. Увы! Из-за этой надписи книгу у меня конфисковали таможенники при выезде из страны.

Марк Борисович Колосов (1904 - 1989)

Как-то раз приехала в гости к нам моя мать, которая жила в подмосковном небольшом городке, где она работала учительницей русского языка и литературы. Марк Борисович познакомился с ней. Они вспоминали свою комсомольскую молодость, красные косынки, веру в счастливое будущее. Моя мать была 1903 года рождения, а он 1902 года.

Однажды после работы я подошел к своему дому. На скамейке около дома отдыхал мой сосед –старик.

Старик присел на скамейку, чтоб отдохнуть перед тем, как подняться по лестнице к себе на четвёртый этаж блочного дома без лифта. Мы поднялись вместе. Я уже знал, что мой сосед принадлежал к писательской гильдии. Старик был самолюбив, осторожен в политических высказываниях и горд тем, что был знаком со многими писателями эпохи начала советской власти.

Ещё при жизни Ленина он написал рассказ “Тринадцать”, который уже больному вождю прочитала Надежда Крупская. Рассказ понравился Ленину, и он рекомендовал его включить в учебники по литературе. Надежда Крупская как нарком просвещения так и сделала. Я прочёл этот рассказ и понял, что рассказ был прижизненная попытка обожествления вождя, и она удалась, автора заметили.

Когда я и сосед поднялись на нашу лестничную площадку, то старик пригласил меня зайти к нему. Старика не смутило то, что квартира, куда я вошел, была, мягко сказать, неубрана.

Я, чтоб расположить соседа к беседе, похвалил его рассказ “Тринадцать” и спросил: “А не приходилось ли вам беседовать с Лениным?”

- Нет, к сожалению, Ленин был уже болен и к нему никого не допускали, а вот с Крупской я виделся много раз по роду моей и её работы по воспитанию молодого поколения.

Редколлегия стенгазеты "Прожектор" фабрики "Ливерс", 1925. В центре первого ряда Марк Колосов.

- Пожалуйста, расскажите о Крупской. Ведь она как никто знала Ленина!

- Да, она писала свои воспоминания о Ленине. Она хотела, чтоб образ вождя был освобождён от подобострастной лести. Она советовалась со мной по вопросу: что нынче можно напечатать, а что нельзя будет напечатать. Так она хотела написать о том, что Ленин очень жалел, что в своё время порвал отношения с Мартовым - лидером меньшевиков. Когда Ленин узнал, что Мартов умер за границей, то с горечью заметил: “Как Юлий оказался прав!”

Конечно, я не мог ей рекомендовать оставить это место в воспоминаниях о вожде. Само упоминание о Мартове, да ещё признание Ленина правоты лидера меньшевиков – этой в основном еврейской части российской социал-демократии могло бы для нас обоих кончиться трагедией, а для книжки уничтожением.

- Это маленькое замечание показывает нам, что Ленин был способен оценивать ситуацию, признавать свои ошибки и, если бы не ушел так рано из жизни, то создал бы экономически обоснованный социализм, не правда ли?

- Да, всё могло быть иначе, человечней что ли!

- Крупская наверняка знала содержание Завещания Ленина.

- Конечно! Она помогала ему его писать и информировала его о положении в партии. Ленин хотел, чтобы она зачитала Завещание партийному съезду, но ей это не удалось. Секретари Фотиева и Алилуева донесли Сталину о Завещании Ленина. Завещание попало в руки Зиновьева и Сталина. Когда Сталин прислал на ее 70-летний юбилей торт, то она безропотно его попробовала и умерла. Никого этим тортом не угостила. Гости ели обычные пельмени.

- Марк Борисович, неужели все книжки, неугодные Сталину, сжигали?

- Нет! Библиотечные черви создали спецхран, - тёплым голосом сообщил старик. Они рисковали, но как-то всем казалось, что это сделано по указанию вождя… Тут старик снял свои очки, положил их на стол, потёр переносицу: “Молодой человек, заходите ко мне вечером, а сейчас мне надо покушать и за работу”.

  Как-то вечером я под каким-то предлогом зашел к Марку Борисовичу. Тот только что откуда-то вернулся и был одет в чёрный костюм с орденом Ленина на отвороте пиджака.

- Марк Борисович! По какому случаю парад?

- Я только что вернулся с юбилейного торжества в честь Николая Островского.

Я понял, что старик расположен к беседе.

- Марк Борисович, а чей портрет висит на этой стенке?

- Это ваш покорный слуга. Так я выглядел в 1941 году. Это работа художника Кузнецова. Он обратил внимание на мой интеллект и попросил меня позировать ему. Мы познакомились в столовой работников искусств. Он так объяснил мне своё желание: “Идёт жестокая война с лютым врагом. Портрет офицера с интеллектуальным лицом есть мой ответ народу. Наш народ непобедим. Невозможно никому победить человеческий разум”.

Хозяин отправился на кухню угостить меня чаем.

- Не могли бы вы оказать мне услугу? - спросил Марк Борисович и, не дожидаясь согласия, порылся в вазочке на столе, заваленной разными важными записочками. Он нашел талончик и протянул его мне.

- Это талончик на получение писательского пайка в закрытом распределителе. Надо съездить за пайком на улицу Горького, войти во двор магазина “Диета”. Во дворе есть маленький домик, смело открывайте дверь и попадёте в наш распределитель. Часть пайка в вашу пользу!

Я согласился. Я понял, что это путь к сближению с соседом. Я поехал по указанному адресу. Сначала я зашел в магазин “Диета”. На его мраморных прилавках был обычный скудный ассортимент. Зато стены торгового зала украшали яркие керамические панно сбора урожая, ловли рыбы, тучных пастбищ. Во дворе парадного дворца питания я нашел маленький одноэтажный домик, напоминающий какой-то склад, укрытый от любопытных взглядов отсутствием каких-либо указателей. Я толкнул обшитую железом дверь и очутился в небольшом плохо освещенном зале, где какие-то личности вожделенно толпились у кассы перед полной кассиршей, восседающей над всеми за кассовым аппаратом.

- Нюрка! Композиторам чёрной икры не пробивай! - скомандовала продавщица за прилавком. - Икра осталась только для писателей!

- Машка! Не забудь отложить мне три баночки моему мужику на опохмелку! - отозвалась кассирша. - Не знаю, чем и кормить своего дармоеда, - пожаловалась она Машке. Часть посетителей заволновалась, видимо, композиторы.

 - И вчера композиторам икры не хватило, - возмутился высокий мужчина в очках.

- Композиторам, которые симфонии всякие сочиняют, вообще пайка не положено, нечего их баловать. Они простой частушки придумать не могут, зачем их икрой народу кормить? - заявила кассирша, - Это явреям симфония нужна, а народу частушка!

Композиторы примолкли, чтоб не попасть в явреи и не злить хозяйку лакомств. Я вспомнил, что у меня нет писательского удостоверения и мне могут не дать икры, но оказалось, что мой талончик имеет тайный знак писательской касты, и заветная баночка попала в мой пакет.

 Марк Борисович был очень рад принесённым продуктам и вознаградил меня за труды банкой шпрот и пакетом гречневой крупы, но я не спешил уходить от Марка Борисовича. Меня заинтересовал лист бумаги, заправленный в пишущую машинку.

- Я вижу, как рождается новое произведение искусства?

- Да, я пишу рассказ о герое Малой Земли Цезаре Куникове. Обстоятельства его гибели более чем странны. Ведь он занимал пост заместителя наркома боеприпасов, имел броню и не подлежал мобилизации на фронт. Наркомом боеприпасов был Ванников, которого выпустили из ГУЛАГа с началом войны. Этому наркомату поручили изготовить атомную бомбу, а Куникову руководить этими работами. Наверное, Сталин потребовал заменить кандидатуру Куникова по понятным престижным соображениям, а Лаврентий Берия позже вообще забрал этот проект в свое ведомство. Нет ли здесь разгадки настойчивого требования Куникова послать его на фронт? Не хотел ли он доказать своей храбростью, что напрасно ему не доверили эти важные работы? Ранее подвиг этого человека не был известен людям потому, что Куников был евреем, но недавно ко мне приехал офицер связи и передал мне личное поручение от Леонида Ильича Брежнева написать рассказ о событиях на Малой Земле. Конечно, анализировать причину просьбы Куникова уйти на фронт я не могу, цензор не пропустит.

- Вы были на Малой Земле и знакомы с Брежневым?

- Да, я во время войны был военным корреспондентом в восьмой армии, где в политуправлении армии служил в чине полковника Брежнев. Военный корреспондент всегда при политуправлении. На Малой Земле я с ним три дня просидел в бункере, пока шли бои. Это был глубокий высохший колодец. На его дне наскоро сделали небольшую боковую нишу, поставили телефон и вбили стальные скобы вместо лестницы. В нём было темно, но безопасно. Телефонная линия была сразу же повреждена. Так что мы все три дня не знали, что же происходит снаружи и поэтому прислушивались к стрельбе и здорово трусили. Очень просто было бросить гранату в наш колодец! Когда нам крикнули сверху, что можно выходить мы перецеловались. Нас повели по местам сражений. Бои, которые провёл Куников, были необыкновенно жестокими. Я обратил внимание на лица наших убитых воинов. На лицах застыла ненависть к врагу, воля к Победе!

- Неужели судорога смерти, чувство боли, гибели, то есть личные ощущения в последний момент жизни человека, могут быть слабее общественных чувств?

- Мы вырастили нового человека, человека с мощным общественным сознанием.

- Но штурмовали Малую Землю штрафные батальоны, где было немало уголовников. Эти люди должны были своей кровью смыть вину перед Родиной. Так ли уж высока была их мораль?

Марк Борисович хитро улыбнулся. Ему не хотелось спорить, и он согласился.

- Вы думаете, что наша литература - это искусство? Наша литература - это ремесло, поставленное на службу партии. Да, ремесло, и ремесленников в литературе много. Ещё до войны партия нас, писателей, звала идти в гущу народных масс и искать там творческие таланты. Так, несколько еврейских поэтов, стихи которых не печатали по соображениям процентной нормы или низкого качества, отыскали каких-то кавказских ашугов, казахских и киргизских акынов и начали якобы переводить их устное славословие, которое раньше было отточено для лести местным князьям и баям, на русский язык. Потом они расширили своё предприятие и стали переводить на русский язык эпос некоторых народов. Издательства, руководствуясь полученными инструкциями, печатали в роскошных переплётах эти малоинтересные книги.

  Когда Василий Иванович Лебедев-Кумач работал в редакции журнала “Крокодил”, то приспособился перекраивать стихи из старых журналов на современный лад в соответствии с требованием времени. Так он переделал песню времён первой мировой войны одного безвестного учителя из Рыбинска.

Песня называется “Священная война”. Музыку к ней написал Матвей Блантер, а впервые исполнил ансамбль Александрова. Песня получила огромный успех, а Василий Иванович - сталинскую премию. Блантеру премии не дали так как решили, что такая песня должна быть закреплена за композитором с русской фамилией.. Александрову поручили слегка улучшить оркестровку.

- Страшная несправедливость!

- Во имя великой цели надо идти на компромисс с совестью, а цель у нас создать самое справедливое общество на Земле. Я понял это, когда работал в издательстве “Молодая гвардия”. Я печатал не то, что хорошо, а то, что нужно для осуществления нашего эксперимента. Человеческим обществом управляет экономическая необходимость или обыкновенный кнут. Литература призвана убедить человека, что есть и третья движущая сила общества - его общественное сознание: мораль, совесть. Это сознание вырабатывает привычку к труду, и труд становится для человека необходимостью, как привычка чистить зубы.

- К совести человека уже призывал Христос, но он не отменял экономические законы!

- Мы сегодня заболтались с вами, мне нужно работать, - Марк Борисович помрачнел. Он не переносил возражений!

  Когда я принёс Марку Борисовичу очередной заказ из распределителя, то придумывать предлог для втягивания писателя в разговор мне не пришлось. Увидев баночку икры и балык, он довольно воскликнул:

- Павел Корчагин не даром отдал свою жизнь великим идеям Ленина. Наша страна расцветает с каждым днём!

- Какое отношение имеет Павел Корчагин к сегодняшнему заказу?

- Это я, молодой человек, нашел Николая Островского и помог ему напечатать книгу “Как закаляется сталь”. Я понял, что в русской литературе есть тенденция создавать героя своего времени. Пушкин положил начало этому, Лермонтов продолжил её. Наше героическое время требовало своего героя: подвижника, целеустремлённого человека, преданного идеям партии, готового пожертвовать собой ради этих идей.

Получилось так, что один пожилой партиец принёс мне в редакцию издательства “Молодая гвардия” две тонкие тетради в прямую линейку, исписанную огромными буквами малограмотного или подслеповатого человека. Хорошо, что он добился свидания со мной, а не оставил рукопись моему секретарю. Он объяснил мне, что человек, написавший эти заметки о личной жизни, серьёзно болен. Отказ их опубликовать лишит его надежды на признание, он погибает, ему нужна партийная поддержка. Он уже обошел с этими заметками ряд издательств, но там засела беспартийная сволочь. Я взял эти тетрадки домой, прочитал их и понял, что в таком виде их печатать нельзя, но тема, образ человека- подвижника меня захватили. Я поехал познакомиться с автором. Я нашел в маленькой комнатке коммунальной квартиры измученного длительной болезнью человека с осунувшимся лицом аскета, полуслепого.

- Николай! Вы сварили великолепную сталь! Моё дело редактора её отшлифовать.

- Дай мне твою руку, братишка, - попросил автор заметок. Я протянул ему свою руку. Всё время нашего разговора он не выпускал мою руку. По ней он старался уловить моё подлинное отношение к его работе. Это было поведение слепнувшего человека. Мы разговорились о его книге. Я высказал ему массу замечаний. Он помрачнел.

- Я чувствую по вашей руке, что моя повесть вам не понравилась.

Я начал его убеждать, что он ошибся, я для него выхлопочу путёвку в санаторий для лечения, а за это время отредактирую рукопись. Я действительно хотел поработать над рукописью без него, но поехать в санаторий, пока рукопись не будет готова, он отказался. И для меня началась каторга. Это был несговорчивый, упрямый человек, который не понимал, что у книги должен быть занимательный сюжет, герои должны как-то отличаться от друг друга характерами. Он мог только скучно рассказать о своих невзгодах, отчаянной ситуации, когда он чуть не пустил себе пулю в лоб, но нашел в себе мужество остановиться. Он никак не соглашался сделать Тосю мелкобуржуазным элементом, как того требовал классовый подход к любви: не полюбить пролетария, бойца революции могла только мещанка. Откуда ему было стать писателем, когда он окончил всего два класса церковно-приходской школы. Это обстоятельство я оттенил в книге.

Когда книга вышла и имела громкий успех, то Николай подарил мне свою фотографию с надписью: “Братишке, с которым мы сварили сталь”. Копию этой фотографии я подарил М. И. Калинину, когда он вручал мне орден Ленина за редактирование книги.

- Скажите, а другие известные советские писатели были кем-то найдены?

- Конечно! Серафимович нашел Шолохова. Нужен был социальный заказ на гения. Нужна была книга-аналог “Войны и мира” Льва Толстого. Но несоответствие романа с возможностями автора бросалось в глаза. Пошли разговоры. Где черновики, почему автор уединился в селе? Серафимовича вызвали на заседание ЦК партии. Он выступил в защиту Шолохова. Там, решением ЦК, за Шолоховым официально было закреплено авторство, а работников ЧК, которые этот проект разработали, расстреляли, но уже после смерти Ягоды. Так что тайну авторства надо искать в протоколах заседания ЦК тех лет. Существуют очень резкие письма Шолохова Сталину о безобразиях при коллективизации, которые косвенно подтверждают эту версию. Сталин не возмутился этими письмами. Он понимал, что человек с такой подмоченной репутацией не опасен. Такое поведение характерно для Сталина. Он был хороший психолог.

Сталин попросил Шолохова написать роман о войне. Шолохову пришлось обратиться к Андрею Платонову за помощью. Шолохов был жертвой обстоятельств. Я лично Шолохова не знал, но он защитил в свое время Эмму Цесарскую, исполнительницу роли Аксиньи в кинофильме “Тихий Дон”, от гибели в ГУЛАГе.

- Увы! Надежды Серафимовича на талант Шолохова не оправдались.  

- Такая же судьба и у Александра Фадеева. Его первое значительное произведение “Разгром” о судьбе отряда красных партизан Левинсона было отредактировано Юрием Либединским, но у Саши был талант писателя и огромное честолюбие. Сталин это понял и постарался сыграть на честолюбии. Он льстил Фадееву, и Саша отвечал простодушной любовью, но когда разобрался с кем имеет дело, то начал бояться его и поэтому отказывал многим писателям в помощи.

- Вы близко знали Фадеева?

- Я бывал у Саши Фадеева на даче. И даже был с ним в его последний день. Он мне доверял. Вы же знаете, что я не болтун. Саша многое знал о тайнах прошедшей войны. Одна из тайн - Молодая Гвардия. Я спросил его. Неужели украинцы-полицейские могли пытать и убить подростков, родителей которых они хорошо знали, с которыми вместе выросли?

 - Человеческой гнусности нет предела! - ответил Саша. - Полицаи стремились спасти свои шкуры, боялись того, что немцы их бросят при отступлении, старались выслужиться и поэтому придали этой по своей сути детской игре в партизан характер боевой организации. Но есть куда масштабнее тайна войны! Сталин готовился к союзу с Гитлером. Сталин восхищался его решительностью. Они стали кавказскими кунаками-побратимами. На Кавказе не предают побратимов. Гитлер считал: западные демократии являются только удобной средой для еврейского капитала, который тайно управляет миром. Сталин придерживался такого же мнения. Гитлер полагал, что мир построен на борьбе народов за свое выживание и диктатура обеспечивает народу наиболее безопасные условия развития в этой борьбе. Не случайно каждый успешный народ имел своего вождя, царя, повелителя. Гитлер считал своим главным врагом евреев, которые тянут европейцев к либеральному социализму и демократии. Либерализм позволяет выжить слабым индивидуумам в эволюционной борьбе и поэтому опасен для нации, для сохранения рода.

Пакт между фашистами и коммунистами был в первую очередь идеологическим! Никаких территориальных претензий к Советскому Союзу не существовало. Гитлер объявил тотальную войну всем евреям и считал, что евреи прячутся за спину Сталина... Приход Рузвельта к власти в США и Черчилля в Англии он также считал происками евреев. Рузвельт тщательно скрывал свои симпатии к евреям, зная, что в стране ему противостоит сильная прогерманская оппозиция, которая обвиняла его в социализме. Дело в том, что чтобы вывести страну из экономического кризиса, Рузвельт проводил политику вмешательства государства в экономику, что расценивалось как элемент социализма. Еще Рузвельт боялся немца Гувера, который знал тайну Перл-Харбора. Рузвельт знал о предстоящем нападении японцев на американский флот и хотел его, чтоб иметь возможность выступить на стороне Англии. Он за день до нападения японцев велел убрать из гавани новые авианосцы в открытое море. Движение японской эскадры было замечено полинезийскими рыбаками. Да и американцы взяли в плен камикадзе-подводника за день до нападения японцев. Так что Рузвельт пожертвовал моряками ради большой политики, а Черчилль пожертвовал городом Ковентри, хотя знал о предстоящем налете немецкой авиации. Черчилль не хотел, чтобы немцы догадались о том, что их приказы перехватываются и дешифровываются. Огромную роль в разрушении союза двух диктаторов сыграл глава армейской разведки Вильям Канарис. Но об этом отдельный разговор. Параноидальный антисемитизм привел Гитлера к недоверию Сталину. Он подозрительно относился к его окружению. Гитлер полагал с подачи Канариса и английской разведки, что Сталин хочет захватить Дарданеллы для создания угрозы нефтяным запасам Румынии. Без этой нефти Германия не могла воевать. Просьба Сталина разрешить ему захват Дарданелл усилила подозрения Гитлера. Началась война. Евреи попали в западню. Выехать в другие страны они не могли.

Саша Фадеев вспомнил, как к нему после войны зашел бывший корреспондент газеты "Красная Звезда" и рассказал ему интересную историю. Корреспондент просил Сашу помочь ему устроиться снова в газету. Он отсидел в ГУЛАГе пару лет по навету своей любовницы - фронтовой подруги. Война закончилась, и он решил вернуться домой, к семье и расстаться с подругой. Подруга его и засадила в ГУЛАГ. В лагере он познакомился с бывшим охранником особого кабинета, расположенного в здании радиоцентра на Шаболовке в Москве. Охранник никак не мог понять, почему его посадили в ГУЛАГ.  Охранник просил корреспондента похлопотать за него, когда он освободится. Корреспондент попросил охранника вспомнить все, даже мелкие происшествия на его службе. И охраннику вспомнился странный случай.

 Однажды, почуяв дым, идущий через верхнюю дверную щель, он, нарушив инструкцию, вошел в охраняемый им кабинет. Хозяин кабинета начал оправдываться: “Я сжигаю черновики доклада Верховному здесь, а не в печи, потому что спираль перегорела, а я тороплюсь к нему на доклад, да забыл открыть форточку”. Охранник начальственно нахмурился, просмотрел черновики и разрешил их сжечь на металлическом подносе. Они поняли друг друга. Скорее всего, хозяин кабинета на него не донес, побоялся. Иначе бы расстреляли обоих. Корреспондент решил, что охранник был арестован в профилактических целях. Действительно, охранник успел понять, что доклад содержал немецкие сводки о расстрелах евреев. Шел 1942 год.

- Вы полагаете, что у Гитлера и Сталина была договоренность об информации об этом?

- Письменной договоренности не было, но была общая заинтересованность, хотя я слышал о каком-то письме Гитлера Сталину перед войной.

- Удивительно то, что информация направлялась лично Сталину, минуя все ведомства. Похоже на то, что нужны были Сталину легко проверяемые ужасные факты. Он боялся, что фашисты достигли своей цели войны - уничтожили европейских евреев, и они более не заинтересованы в войне и готовы заключить мир с союзниками Сталина. Эти отчеты сообщали, что европейские евреи уничтожены, мы подчищаем остатки. Отчеты как бы говорили: “Мы не требуем от вас демонстрации благодарности, но не осуждайте нас лицемерно, ведь мы подробно информировали вас о наших действиях и целях войны. Ваше молчание есть знак согласия”.

Сталину нужна была эта информация. Он заметил, что выступление Молотова о расстреле евреев Киева в Бабьем Яру было опубликовано в газете "Нью-Йорк Таймс" как незначительное событие. Сталин понял, что союзники боятся информации на эту тему, и поэтому настойчиво ее посылал союзникам. Он хотел в глазах интеллигенции Запада выглядеть борцом с ужасами фашизма. Союзники боялись усиления влияния Сталина в своих странах и, видимо, уничтожали поступавшую им информацию. Они боялись заступиться за евреев. Их обвинили бы в том, что война ведется с Германией в интересах спасения евреев и может быть закончена миром с немцами. Конечно, информацию они могли уничтожить, да копии документов хранились у Сталина, поэтому они, боясь разоблачений, пошли на огромные уступки Сталину в Ялте. Недоверие союзников к Сталину и боязнь публикации им этих документов сыграли свою роль в их поведении. Так что информацию о печах Освенцима американцы имели полную. Они бомбили освенцимский завод технических масел, помогали с воздуха восставшим в Варшаве полякам, но не гибнувшим евреям. Американцы и англичане демонстративно показывали Сталину и Гитлеру, что судьба евреев их не интересует.

 Евреи поняли, что наступил век информации, и открыли информационную войну против фашизма еще во времена борьбы с фашизмом в Испании, а Сталин воспользовался их опытом информационной войны для шантажа своих союзников. Гитлер не понимал, что Холокост есть информационная бомба, которая была припрятана Сталиным, чтобы исключить сепаратный мир союзников с немцами. После войны эта бомба потрясла сознание европейцев. Да и информационная война против Гитлера была выиграна евреями. Герои этой войны мы - армейские корреспонденты, Илья Эренбург, Борис Полевой.

- Почему евреи попадают в такие сложные обстоятельства? - спросил я.

Старик прошамкал: "Сами виноваты! Они плохо поддаются стерилизации сознания, всегда в оппозиции к диктаторам, демократия для них - идол, который заменяет Б-га".

Однажды я встретил своего соседа в диетическом магазине недалеко от их дома. Старик, уже привыкший к мне, обрадовался: “Леня, одолжи мне рубль для покупки яиц”.

Я не только дал деньги старику, но и помог ему донести до дома покупки. По дороге я спросил у старика его мнение о Сталине.

- Многие теперь считают Сталина злобным параноиком, но мне кажется, что он очень логичен в своих действиях. Он действительно хотел построить социализм и этим обессмертить своё имя, себя. Он, как и Троцкий, понимал, что Россия - крестьянская страна, а следовательно, мелкобуржуазная, с частнособственническими инстинктами населения, склонностью к пьянству, к лени, воровству, а социалистические отношения между людьми должны основываться на сознательном, добросовестном отношении к труду. Как быть?

Поэтому Троцкий вообще не верил в успех социализма в тогдашней России и предлагал развернуть революцию в культурных странах Европы. Потом он решил, что можно создать трудовые армии из молодёжи, мобилизованной в регулярную армию, а в экономике надо вернуться к рыночным отношениям, выкачивая деньги из деревни монополией продажи в деревню промышленных товаров. Его помощник Смилга выдвинул проект НЭПа, подхваченный Лениным.

 Сталин же решил силой преобразовать крестьянство. Он имел бюрократический аппарат, который мог решать вопросы только приказами. Вот он и приказал провести коллективизацию, забрать весь хлеб. И стали крестьяне сельскохозяйственными рабочими, а страна стала огромным лагерем, где миграция населения была запрещена пропиской, паспортным режимом..

- Понятно, но зачем он погубил Каменева, Зиновьева, членов своей семьи?

- И здесь есть логика. Я работал с Михаилом Кольцовым, и он как-то задал мне подобный вопрос: “А не знали ли эти люди, какую-то тайну, которую Сталин хотел спрятать в их могилах? Не связана ли эта тайна с Завещанием Ленина? Почему текст Завещания такой странный? Почему оно содержит только отрицательные характеристики? Почему Ленин его никому не доверил, кроме своей жены? Смысл любого Завещания в том, кто же наследник, что делать дальше? А не рекомендовал ли он передать руководство страной Фрунзе? Зачем Сталину потребовалась смерть Фрунзе?” Я промолчал, но, видимо, эта мысль не оставляла Кольцова. После возвращения из Испании Мишу наградили, устроили банкет, там был Сталин. Сталину не понравился взгляд Кольцова, ведь он был физиономист: догадался, что Кольцов что-то подозревает! И этот молчаливый взгляд решил его судьбу.

- Александр Фадеев не говорил с вами на эту тему? - спросил Марк.

- Фадеев некоторое время держал у меня какие-то бумаги Пильняка. Пильняк написал рассказ о подозрительной смерти Фрунзе. Я думаю, что это были документы. переданные кем-то Пильняку для рассказа. Это был кто-то калибра Каменева. Даже в те годы решиться на такой рассказ без поддержки сверху было непросто. Фадеев забрал все материалы после смерти Сталина. Я вздохнул: это наверняка был документальный компромат на вождя, который он приберёг на случай своего ареста.

- Жалко, что такие фрукты, как исторические факты, ещё не растут в России.

- Весь мир это маскарад, каждый носит удобную для себя маску.

Тем временем мы подошли домой и старик хотел попрощаться, но я занёс продукты старика в его квартиру, и беседа продолжилась.

- Неужели Тухачевский, Якир, Уборевич тоже пали жертвой догадливости Сталина?

- Скорее они жертвы его логики.  Гитлер пришел к власти только благодаря тому, что Сталин расколол рабочее движение. И военные это понимали, не могли не понимать. Поэтому Сталин их начал бояться, попросил Гитлера сфабриковать на них дело. С этого и началась между ними “дружба”, но национальный социализм не доверял классовому - по мнению Гитлера - еврейскому. Сталин это понимал и старался доказать фюреру то, что опора на евреев есть временная мера. Он искал реального союза с Гитлером. Он его боялся. Поэтому он отказал в просьбе Гитлера о приеме польских евреев на территорию Еврейской автономной области еще в 1939 году.

- А как объясните вы смерть Маяковского?

- Писателю всегда очень трудно удержаться в узкой щели между совестью и подлостью. Маяковский рассказал мне буквально перед своей смертью, что его “Клоп” очень понравился вождю, тогда он написал “Баню”. “Баня” возмутила Сталина. Он увидел в “Бане” критику им созданной административной системы. Сталину нужны были певцы светлой мечты, а не критиканы. Когда государство вмешивается в экономическую жизнь, то обрастает чиновниками. Особенность чиновника-бюрократа в том, что бы не брать на себя какую-либо ответственность. Поэтому управление становится неэффективным. Термин “враг народа” возник еще в результате судебного процесса “Шахтинское дело”. Этим термином Сталин расценил результаты действий бюрократии.

И началось гонение на поэта. Какие-то тёмные личности вечерами останавливали его на улицах и требовали: “Ты должен покончить с собой, иначе всё твое творчество будет объявлено враждебным революции, а тебя убьют в драке”. Существует версия, что Маяковский в последние свои дни был неуравновешенным, не ночевал в новой квартире с семьёй, старался пешком не ходить, а использовать свой автомобиль.

- Может быть, его погубила неразделённая любовь к Тане Яковлевой?

- В это трудно поверить. Ведь в это же время у него была Вероника Полонская, до неё Надя Брюханенко. Он обращался к Тане, чтоб обосновать поездку в Париж, а когда Лиля Брик получила письмо от своей сестры из Парижа с вложенной отдельной запиской о том, что Таня Яковлева выходит замуж за виконта де Плесси, то Маяковский понял, что его решили не выпускать. Ведь он прямо разговаривал с Таней по телефону. Наконец, у него в Америке росла дочь Элен-Патриция - результат краткого романа 1925 года с Элли Джонс. Так что у чекистов были все основания полагать, что Маяковский не вернется в Москву. Мне и сейчас кажется не логичным поведение Полонской. Она вышла из его комнаты, закурила в коридоре папиросу и подождала выстрела, а далее вместо того, чтоб вызвать скорую помощь или милицию, пошла в НКВД, где на её имя уже был пропуск. Так быстро туда не пройдёшь: её там ждали! Почему именно НКВД заказало написать ей мемуары о Маяковском? Я был на похоронах Маяковского. Почему-то его голова была закрыта белым платком. Лев Кассиль попытался приподнять платок. Его немедленно остановили. Что хотели скрыть? Ведь Володя стрелял в свое сердце!

- А каково ваше мнение о Горьком?

- С Горьким я был знаком продолжительное время. Он знал много необычных историй, ведь он обошел пешком Кавказ, а это край, где живут древние народы, бытуют удивительные легенды. Курганы Украины, Приазовья ещё хранят свои тайны. Возможно, что прародина Руси там, на берегах Восточного Причерноморья. Как-то раз он спросил меня, может ли быть историческая правда в одном предании. Это предание ему рассказала в каком-то кавказском селении женщина с семитским носом, но с тёмной кожей. Она поведала, что у них в селе время от времени рождаются дети с тёмной кожей. Много лет назад сто темнокожих воинов и сто светлокожих высадились на берегу Чёрного моря и положили начало нашему посёлку. Они молились Б-гу, которого нельзя увидеть, Б-г не разрешал им работать в субботу, но на них напали враги, и они спрятали в горах свою святую книгу: тот, кто найдёт эту книгу, сможет прочитать, когда придёт счастье людям. Горький спросил меня, нет ли смысла в широкой публикации этой истории: ведь происхождение великороссов так же ещё не установлено, как и у жителей этого села, а гонора у русских много!

У меня были и служебные встречи с Горьким. Однажды он собрал нас, редакторов и начал беседу с рассказа о том, что получил из деревни повесть, автором, которой была пожилая женщина. Она писала о себе. Дочь известного князя, она в молодости решила посвятить свою жизнь служению народу: сеять разумное, доброе, вечное, и стала сельской учительницей. Вышла замуж за деревенского парня. Но муж запил горькую, начал её бить, выколачивать барские привычки. А потом вообще пропал без вести, уехав на заработки. Теперь она одна доживает свой век. И ничего-то не было в её жизни хорошего, никто не сказал ей спасибо за её каторжный труд. И нет теперь у неё сил вести хозяйство, поправить крышу.

 Горький посмотрел на присутствующих, тяжело вздохнул и сообщил: “Я не стал публиковать её повесть, но послал ей деньги. Поймите, пусть повесть, роман берёт вас за душу, пусть вызывает слёзы сочувствия, пусть это даже талантливое произведение, - оно не ко времени, если от него хочется плакать. Россия пролила много слёз, теперь она должна цвести улыбками. Я был на строительстве Беломорско-Балтийского канала. Я видел каторжный труд заключённых. Но во имя чего этот труд? Во имя могущества Родины! И я понял, что чекисты-руководители этой стройки живут этим порывом. Природа не может обойтись без чёрных красок. Но сейчас они нам не нужны. И тот станет у нас великим писателем или поэтом, кто споёт сладкую, баюкающую песню для народа. Надо верить в мечту, творить мечту!”

- Мудрый уж только рядился в перья буревестника? Он до революции поэтизировал чернь, льстил ей, мечтал о благородной русской душе, а на Беломорканале увидел, что эта душа творит со своим народом! И вы следовали его инструкциям?

- А что прикажете делать, молодой человек? Я работал заместителем редактора издательства “Молодая гвардия”. Нас контролировала редакция газеты “Правда”, главным редактором которой был Михаил Кольцов. Тот самый Кольцов, который прославился репортажами из Испании. Его торжественно наградили орденом Ленина за эту работу, и вдруг... Это “вдруг” случалось тогда со многими.

- Но Михаила Кольцова арестовал не Ежов, а Берия, уже после кровавых расправ 1937 года, и его арестовали вечером в его рабочем кабинете издательства “Правда” сразу после выступления в доме писателей по поводу выхода из печати книги “Краткий курс истории партии большевиков”.

- Не все так просто, и все имеет свою логику. Вы очень упрощенно воспринимаете историю моей партии. Мы уже говорили о логике вождя, а вы готовы все измазать черной краской. Напрасно, напрасно!

 Вот простой пример сложности жизни. Я получил в редакции поэму, написанную молодым шахтёром о Иосифе Сталине. Шахтёр описывал восторг от речи вождя, который он испытал со своими товарищами. Поэма была написана настолько неумело, что напечатать её означало дискредитировать издательство.

- Вы отправили её автору?

- В том- о и была беда, что вначале эту поэму автор послал Сталину, и на её первом листке горела резолюция: “т. Редактор! Если считаете нужным, то опубликуйте. И. Сталин”. Я знал, что канцелярия вождя ничего не забывает. Вдруг поэма понравилась вождю... Риск отказа был огромен.

- Вы опубликовали поэму? – я перебил рассказчика.

Старик презрительно посмотрел на меня и обиженно замолчал. Я понял, что допустил бестактность, и старик больше ничего не расскажет.

 Как-то вечером старик зашел ко мне за солью. Я воспользовался случаем и попросил Марка Борисовича ещё рассказать о Горьком.

- Как-то раз я получил от Горького приглашение на обед. Я побрился, завязал галстук, смотрю, мой сосед по коммунальной квартире Эдуард Багрицкий делает тоже самое и торопит меня уйти из туалета. Я с ним жил в доме Театрального проезда Я вышел и пошел к Горькому, во дворец Рябушинского, смотрю, мой Эдуард крадётся за мной.

Я возмутился: “Ты следишь за мной?” “Я не слежу за тобой, просто ты идёшь моей дорогой”. “А куда ты идёшь?” Эдуард замялся, но потом сознался, что его тоже пригласил Горький. Я захохотал. Эдуард считал меня своим начальством и понимал, что начальство не любит, когда его не ставят в известность, обходят и идут к Горькому.

 Мы пришли, сели, возникла непринуждённая атмосфера, и вдруг одна дверь столовой, где мы сидели, отворилась. Вошли Сталин, Молотов, Ворошилов, Каганович. Мы замерли, как кролики, в клетку которых вполз удав. Не помню, кто первый очнулся и захлопал в ладоши. Аплодисменты привели нас в чувство. Нас пригласили сесть за стол, и началась беседа. Сталин нас просил романтизировать наше время, не бояться гипербол, оставлять теневые моменты жизни только в быту. Кажется, Сейфуллина спросила Сталина: “Какой вид писательского искусства сейчас, в годы строительства социализма, наиболее предпочтителен?”

- Если я скажу, что поэзия, то запретят прозу или наоборот. Я, как тот царь Мидас, до чего дотронется, то золотое. Так что таких советов вам не даю, но замечу, что во время французской революции популярна была драма. Люди были неграмотны, и сцена позволяла лучше объяснить народу политику правительства.

Я подумал про себя: холуйство - черта рабов! Спектакль покровительства творческой интеллигенции с наверняка заранее рекомендованными вопросами Вождю!

  Потом Сталин начал ходить по комнате и говорить о задачах, стоящих перед писателями. У меня не исчезло чувство, будто пантера вкрадчиво, на мягких лапах, проходит мимо меня, и в любой момент малейший шорох может возбудить ярость. Глаза сверкали недобрым янтарным блеском, угрожая зрачками. На немного смуглом лице блуждала мрачная ироническая улыбка.

- А как держал себя Горький?

- Внешне он был спокоен, но я думаю, что чувствовали мы себя одинаково. Он с удовольствием уступил бы свое место лидера писателей Новикову-Прибою. Новиков-Прибой тоже считал себя народным писателем. Но он знал только жизнь моряков и поэтому не нужен был Сталину. Во всяком случае, Новиков-Прибой часто жаловался мне на Горького, их ссорил секретарь Горького - Пётр Крючков. Он же и простудил Горького. Не даром после смерти Горького его расстреляли. Больше он не был нужен НКВД.

- Новиков-Прибой завидовал Горькому в том, что у него бутерброды намазаны с двух сторон чёрной икрой?

- К сожалению, зависть среди русских писателей дело обычное. Они ещё при Фадееве разделились на “западников” и “почвенников” - славянофилов. А теперь готовы друг другу горло перегрызть. Почвенники в пьянстве русского народа, его интеллектуальной лени, экономической отсталости страны обвиняют евреев. Такие обвинения льстят русским, отводят злобу от властей. Как правило, это малокультурные, малоталантливые люди, которые не брезгают некрасивыми приёмами в борьбе за тиражи, за проталкивание своей писанины. Борьба с космополитизмом, развернутая Сталиным, после войны подбодрила их.

Собственно говоря, почвенники и расцвели на этой почве. Взаимные оскорбления иногда принимают такой характер на встречах писателей, что в пивной среди подвыпивших мужиков разговор куда интеллигентнее. И тут раздался телефонный звонок. Старик кому-то обещал свою помощь. Положив телефонную трубку, старик объяснил, что ему звонила Анна Караваева: у неё скоро юбилей и она просит, чтоб не забыли дать ей к юбилею орден. Когда-то она пользовалась вниманием: была директор нашего издательства, а теперь пенсионер.

- Так теперь ордена дают не за заслуги, а как подарок ко дню рождения?

- Молодой человек, вы изволите издеваться над принятым порядком?

Я понял, что на сегодня контакт со стариком потерян и надо идти домой.

Дома я подумал: “Кто из основателей этой системы социализма мог предвидеть её пороки?! Например, почему наглые бездарности попали в фавориты, а талантливые фанатики погибли? Фанатик опасен для власти. Фанатик может прозреть, и тогда он опасен!”

Как-то я снова зашел к старику.

- Марк Борисович, а всё-таки, как закончилась эпопея с малограмотным шахтёром и его поэмой?

- Я написал резолюцию на рукописи: ”Э. Багрицкому. Прочтите и дайте своё заключение”. Эдуард вечером постучал ко мне, благо мы жили тогда в общей квартире в Театральном проезде.

- Марк Борисович, скажи прямо. Мне надо написать поэму вместо этого дурака?

- Эдик, я сам не знаю, что делать. Ты же читал резолюцию вождя! Вот и выкручивайся сам. Может, автор не будет доволен твоей переделкой?

- Марк Борисович, давай я съезжу в Донбасс и побеседую с автором.

- Конечно, поезжай, но будь осторожен. Он может пожаловаться вождю, и тогда мы “враги народа”.

 Эдик поехал на Донбасс. Хорошо, что парень оказался порядочным.

- Марк Борисович, неужели нельзя было как-то ограничить власть деспота? Неужели писатели не понимали фарса судебных процессов 30-х годов?

- Молодой человек, вы бросаете упрёк моему поколению. Да как вы смеете это делать? Для вас это история, для меня - моя жизнь. Сейчас дует ветер перемен, тяжёлое время прошло. Вам, молодым, предстоит исправить ошибки ваших наивных, малограмотных романтиков - отцов. Я с вами откровенен, но я надеюсь, что вы не намерены выносить сор из избы.

Мне стало ясно, что больше старик с ним беседовать не будет.

Могила М.Колосова

- Cлуга дьявола, слуга бесов! - подумал я своем соседе. - Недаром старик мне как-то проговорился, что Ленин не любил Достоевского не только за христианскую мораль, но и за его “Бесов”, в которых он увидел себя.

 

Сан-Франциско, США, Калифорния

 


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1459




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer3/Ejlman1.php - to PDF file

Комментарии:

Михаил Бродский
Днепропептровск, Украина - at 2011-04-10 14:51:42 EDT
Бродский - Тененбауму:

Из двух упомянутых х...в
Мне ближе Эйльман, а не Чуев.

(Please pardon me for some rudeness excusable to some degree for a person who did not join the refined Western society... Let us use English: I was not skilled in using bad words in that language).

Читаю вас с удовольствием, ваша эрудиция вызывает уважение, но я не люблю, когда умные люди обижают тех, кого считают (не всегда заслуженно) не обладающими высоким IQ.

Б.Тененбаум-М.Бродскому
- at 2011-04-08 15:21:03 EDT
Уважаемый коллега, давайте все-таки отделим овец от козлищ, и кофе от попавших в него мух ? Критика помещенного материала не относится к записи воспоминаний о встречах с М.Колосовым, сделанной уважаемым Л.Ельманом. В свое время выходили записи (Ф.Чуева ?) о его разговорах с Молотовым - это было интересным документом эпохи, с читателем как бы говорил непосредственный участник крупных политических дел того времени. Что, однако, не означает, что говорил он обьективную правду, не так ли ? Он мог:
1. Ошибаться.
2. Намеренно вводить в заблуждение.
3. Быть слишком глупым, для того, чтобы понимать, что он, собственно, говорит.
В отношении "разговоров Молотова" превалируют пункты 1 и 2, в отношении "разговоров М.Колосова" превалирует пункт номер 3. Если вам не нравится выражение "слишком глуп", давайте заменим его на "слишком слеп", или "слишком убежден идеологически".

Михаил Бродский
Днепропетровск, Украина - at 2011-04-08 14:52:41 EDT
Меня удручает недобрая атмосфера, в которой ведется дискуссия вокруг опуса Л. Эйльмана, причем при активном участии людей очень эрудированных и весьма уважаемых читателями сайта. А Sava, который СОЛЕДАРЕН с ненавистниками "коммунистических совков" - среди особенно строгих критиков, среди которых и очень мною читаемый и почитаемый Б. Тененбаум, которого поднаторевшие в "дойче шпрахе" наверняка обозвали бы Таненбаумом, а не, как Л.Э., Тетельбаумом (тоже хорошо, по-еврейски,звучит!).

Берковичане, давайте жить дружно!!!

Алекс Рашин
- at 2011-04-04 02:29:54 EDT
Ейльману.
Понял. Это полезно знать. Надеюсь, что Вы учтёте мои замечания. Но вольному - воля.
Желаю успехов и здоровья.
Искренне Ваш, Алекс.

Леонид Ейльман
Сан Франциско, Калифорния, США - at 2011-04-03 21:54:10 EDT
Уважаемому Алексу Рашину. Спасибо за приглашение работать над историей группы "Макс," но мне кажется для этой работы Вам подойдет профессиональный историк Ефим Макаровский. Когда у Вас будет время и желание заняться этой темой, то я Вас познакомлю. Это исключительно талантливый историк. Он написал уникальную книгу:"Еврейские корни Руси" или "Война и евреи".
К сожалению,после смерти Ильи Рубина его дочь Надя выбросила все его мемуары в мусор. Илья Рубин возглавлял в Одессе комитет помощи восставшим морякам броненосца Потемкин.Участие большевиков было незначительным.Раскол РСДП уже произошел в Брюсселе в 1903 году, но меньшевики не были нерешительной частью социал-демократии. Эсеры и меньшевики Одессы организовывали митинги, шествие к кладбищу,где похоронили матроса Вакулимчука. Но в истории партии были перепутаны даты еврейского погрома и похоронного митинга. Получалось, что погром не был результатом поддержки евреями восставших матросов.
Так фальсифицировалась история Об этом он и написал в журнал "Коммунист". За что и был наказан неожиданным образом. Но и внутри новой гвардии шла непрерывная грызня. Свидетелем одной из них мне пришлось быть. Это трагикокомедия со счастливым концом. Всех благ! Леонид

Алекс Рашин
- at 2011-04-03 15:34:15 EDT
Ейльману.

Уважаемый г-н Ейльман,
Каудерса я сейчас вряд ли потяну - перегружен до конца года. К тому же это не вполне в русле моих интересов. Если же наскочу на что-нибудь интересное, то, глядишь, через годик мы с Вами вместе что-нибудь и состряпаем. Замечу, что интересные материалы возможны в Израиле, т.к. Каудерс перебежал к сионистам. Если хотите - поищите там.
В русском интернете есть одна книга-источник по Каудерсу:
Читать книгу Охота на Сталина, охота на Гитлера. Тайная борьба спецслужб ... Биографию руководителя «Макса» подробно излагает Дэвид Кан. Имя столь ценимого руководителями немецкой разведки резидента – Фриц Каудерс. Он родился в Вене ...
Взгляните, если хотите и можете.
В английском интернете, похоже - больше. Один пример:
Booktopia - Spies, Ernest Volkman, booktopia.com.auMar 3, 1994 ... Fritz Kauders, the Viennese Jew who went from being a small-time confidence trickster to being one of Germany´s most valued spies and a ...
(Spies: The Secret Agents Who Changed the Course of History
by Ernest Volkman).

Теперь о Рубине. Пишутся интересные и полезные книге о внутренней жизни и отношениях в разнообразных бандах. Вы выбрали самую большую. Сообщение Рубина вероятно свидетельство "разборки" между более молодыми и старыми членами банды. Приведите это, как возможное тому свидетельство. Но не принимайте позицию защитника Рубина от несправедливости. В бандах справедливости нет.
Займите позицию историка, а не создавайте впечатления, что Вы - адвокат.
Вы не обязаны учитывать мои рекомендации. Но ...
В остальном я Вашу деятельность полностью поддерживаю.
С симпатией, Алекс Рашин.

Леонид Ейльман
Сан Франциско, Калифорния, США - at 2011-04-02 19:32:09 EDT
Уважаемые господа!Начнем с того, что Марк Борисович ничего не выдумывал. Это ему было незачем делать.Вполне возможно, что он не владел полностью всей информацией.Он видел во мне только любопытного собеседника. Мы знаем,что советская власть тащательно ретушировала портреты известных писателей и событий, поэтому я решил поведать Вам рассказанную мне правду очевидца.
По всей видимости разъяснение, которое сделал господин Исаак ближе к истине. Действительно Г.Н. Флеров и К.Петржак сделали свое отрытие о спонтаном делении атомного ядра в 1940 году. Флеров мне говорил, что их встревожило то обстоятельство,что из заграничных журналов по физике пропали всякие сообщения о реакции деления ядер. Они сделали доклад Правительству,а Иоффе не пригласили.Иоффе отправил Флерова на фронт и Флеров понял, что погибнет. Он напомнил о себе письмом Сталину. Вполне возможно, что атомный проект начинался еще до войны до письма Флерова с фронта, а после их доклада. Возможно Флеров хотел меня убедить в том,что он- отец атомного проекта и проект начали в результате его последнего письма.
Господину Алексу Рашину. Да, Краудер работал и на советскую разведку, но начинал с английской. Вообще эта личность легендарная и очень хорошо было бы Вам в этом сложном деле разобраться. Я отнюдь не сторонник того мрачного времени и тех людей, которые поддерживали Сталина. Мне приходилось беседовать с Ильей Рубиным- членом партии с 1898 года, участником помощи матросам Потемкина и другими носителями информации о той эпохe. Когда Илья Рубин написал статью в журнал "Коммунист", то ему пришел ответ: "Мы признаем Ваш партийный стаж с 1917 года". Чтоб не было повторения этого нужно успеть рассказать. Вот моя позиция.Всех благ! Леонид

Исаак
- at 2011-04-02 17:33:18 EDT
Ион Деген
- Saturday, April 02, 2011 at 13:48:57 (EDT)
Многоуважаемый Исаак!
Вы правы, если бы Ваши рассуждения совпадали по времени. Написанное выше опровергает это.


Многоуважаемый Ион Лазаревич,
Мне кажется, что несовпадений по времени здесь нет. Цезарь Львович Куников ушел на фронт в сентябре 1941года. Т.е. в течение двух месяцев с начала войны решался вопрос о дальнейшей службе. Мы можем только догадываться о причинах такого выбора человека, имевшего бронь. Возможно, это был патриотический порыв, возможно. Но более вероятным представляется озвученное уважаемым Ейльманом предположение Колосова, что он был отстранен от руководства новым проектом. Хотя, конечно, могли быть и другие причины для такого решения. В любом случае разгадка этого представляет несомненный интерес.
Все это нисколько не умаляет масштабов личности Куникова, который, не будучи профессиональным военным, назначенный командовать по сути дела заградительным отрядом второго эшелона, сумел превратить его, по Вашему определению, в легендарный батальон, прообраз советских коммандос

Ион Деген
- at 2011-04-02 13:48:56 EDT
Уважаемый г-н Ейльман!
Ваше, простите, неразумное упрямство просто удивительно. Не касаюсь других ляпсусов, только о Цезаре Куникове. 15-го октября 1942 года я был ранен. Минимум за месяц до этого беседовал в Геленджике с неординарной личностью, майором Куниковым. К этому времени он уже был прославленным боевым командиром, с 1941 года воевавшим в Крыму, на побережье Азовского моря и на Тамани. Ваше, повторяю, неразумное упрямство заставляет с сомнением отнестись не только к, возможно, дементным воспоминаниям Марка Борисовича, но и собственно к Вашему тексту. Жаль, что Вы так пренебрежительно относитесь к своей репутации. С 3-го по 10-е я буду оторван от компьютера. Это на всякий случай, если у Вас возникнет ещё какое-нибудь фантастическое возражение.

Многоуважаемый Исаак!
Вы правы, еслы бы Ваши рассуэжения совпадали по времени. Написанное выше опровергает это.

Исаак
- at 2011-04-02 12:05:47 EDT
Ион Деген
- Friday, April 01, 2011 at 06:48:08 (EDT)
Многоуважаемый г-н Ейльман!
Возможно, до Вас дошли сведения о моём добром отношении к Вам, хотя в глубине души несколько осуждал Ваше неосновательное упрямство в дискуссии. Но сейчас должен заметить публично, что снова и снова повторяемые небылицы о Цезаре Куникове основательно понижают Ваш рейтинг. В самом начале войны старший политрук Цезарь Львович Куников добровольно пошёл на фронт. В сентябре 1941 года он стал командиром отряда водного заграждения Азовской флотилии. Не помню точно, то ли в конце августа, то ли в сентябре 1942 года я имел счастье и честь в Геленджике беседовать с майором Куниковым, командиром легендарного батальона, по существу первых советских коммандос. До этого майор Куников уже отличился в боях в Крыму и на Тамани. Так что к Флерову, Курчатову и прочим Берия он никак не мог быть причастным. Вы пишете: «Марк Борисович принимал участие в книге Брежнева "Малая Земля",поэтому размышлял о судьбе Куникова». Если и другие размышления Марка Борисовича так же достоверны, как размышления о Куникове, то резон Ваших оппонентов очевиден.



Уважаемый Ион Лазаревич,
Все сведения, которые я могу привести, основаны только на справочной литературе и уж никак не на моих личных впечатлениях.
Тем не менее, везде говорится о том, что Цезарь Львович Куников с 1937 или 38 года работал начальником технического управления Наркоммаша, Наркомтяжмаша, директором ЦНИИ технологии машиностроения, и о том, что накануне войны он выбирал между предложенными ему должностями заместителя наркома боеприпасов и заместителя наркома вооружений. (Сейчас общеизвестно, что выделившееся из Наркоммаша министерство среднего машиностроения занималось почти исключительно развитием атомной энергетики в стране). Учитывая, что Г.Н.Флеров и К.А.Петржак еще в 1940г. открыли спонтанное деление урана, вполне можно допустить, что вопрос о создании атомной бомбы мог быть поднят еще накануне войны. По крайней мере, уже в декабре 1941 Флеров "выступает перед академиками А.Ф.Иоффе, П.Л.Капицей и другими физиками с докладом о необходимости исследовать цепные ядерные реакции на быстрых нейтронах" http://phys.uni-dubna.ru/flerov.html, а после этого пишет два письма Сталину о необходимости создания атомной бомбы. Вы прекрасно понимаете, доклады в подобной аудитории, а тем более письма Сталину, не вырастают на пустом месте. Следовательно, основа для этого была заложена еще накануне войны. И вполне можно допустить, что Куников, будучи начальником технического управления Наркоммаша, Наркомтяжмаша, директором ЦНИИТМАШа мог и должен был быть в курсе этих работ.
Несомненно, уважаемый Петр Межирицкий, http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer2/Mezhiricky1.htm мог бы более детально и обоснованно рассказать и о довоенной жизни Цезаря Львовича Куникова. Я вполне допускаю, что Марк Колосов мог что-то спутать или преувеличить. Но не кажется ли Вам несколько странной история и судьба Цезаря Львовича Куникова? Именно поэтому, на мой взгляд, приведенный выше Ваш постинг представляется мне не бесспорным.
Я уже дважды писал, что воспоминания Марка Колосова, озвученные уважаемым Леонидом Ейльманом, несомненно ценны. "Здесь есть место для самостоятельного осмысления каждым читателем этой атмосферы и понимания описываемых событий и персоналий. По-моему, именно это и есть основная цель сайта. По таким крупицам и восстанавливается история нового времени, и еврейская, в частности." Ни автор статьи, ни рецензенты, положительно ее оценивающие, не пытаются представить воспоминания Марка Колосова, а тем более его оценки, в качестве неоспоримой истины. Имеется в виду, что каждый из нас, пропуская их через свое нынешнее восприятие и свой опыт, может воссоздать для себя атмосферу того времени.

Алекс Рашин
- at 2011-04-02 03:29:02 EDT
Ейльману №2.

Уважаемый г-н Ейльман,
извинение Ваше принято, хотя язык желательно воспринимать не только в приниженном бытовом смысле. Я мало сомневался, что в 37-м Вы были малышом, но с Вашими высокопоставленными родственниками и знакомыми к 53-му могли загрести, как ребёнка "врагов народа" или просто еврея. Не загребли - и слава богу. Это было реакцией на Ваш чрезмерный выпад. Вы это поняли. Поэтому эта часть дискуссии закрыта.
Вы собрали интересный материал расположив бывших сановников разговориться с Вами. Я к этому ещё вернусь. Но есть несколько проблем.
1) Вы говорите о "трагедии" Колосова и других, поверивших в социализм. У гениального Маяковского это действительно трагедия. Поверил, разочаровался и, чтоб не комроментировал режим, его вероятно убили. Но Колосов, Фадеев и многие другие были верь послушными, а часто и инициативными сообщниками Сталина до конца. Защищали себя, гробили других, и с удовольствием подбирали роскошные по тем временам подачки и почести. Преступники они. Не самые крупные, но ведь чтоб убить миллионы были нужны массы таких вот мелких (да и сравнительно больших) соучастников. Зачем Вы с ними в один ряд становитесь, защищаете их. Вы разве один из них? Их занятия были, ложь, полуправда и придворные склоки. Они на Вас это вывалили. Очень хорошо! Теперь отряхнитесь, и отступите в сторону, пытаясь объективно найти зёрна правды в их рассказах, сравнивая их с другими источниками. Гарантии нет, но во многих случаях к правде придвинитесь. У меня о книге Лофтуса и Ааронса написано, что: "Loftus and Aarons построили свою книгу на сплетнях бывших разведчиков, и риск ненадёжности в неё исходно встроен; но ряд приведенных в ней историй подтверждается и другими источниками. ... Я использовал только приведенные в этой книге цитаты с надёжными ссылками, или слухи, повторенные также в других источниках." В частности, Вы несколько ошибаетесь в сведениях о Каудере в этой книге -
он был советским шпионом, а к сионистам перешёл только к концу войны.
По поводу Канариса у Вас всё ещё некоторая путаница, но я думаю, что Вы будете осторожнее и разберётесь.
О Куникове я ничего не знаю - это не ко мне. Флеров же был способным студентом или аспирантом Курчатова в руководимом
Курчатовым научном учреждении. Обычная склока за раздел лавров между честолюбивым и способным молодым экспериментатором и руководителем значительной группы. Фон неплохо описан в И. Н. Головин. "Игорь Васильевич Курчатов"
"Атомиздат", Москва, 1978 г. OCR Biografia.Ru. Весь текст есть на интернете. Взгляните. На мой взгляд Курчатов был в большем числе важных достижений, чем Флеров. Там совсем иная и более правдоподобная роль Иоффе в выдвижении Курчатова. Похоже, что Флеров склочничает. Не утверждаю, но похоже.
Воля Ваша, согласитесь ли Вы с моим пожеланием. Будьте продуктивным, объективным исследователем и сможете найти много интересных противоречий и фактов. К своему же вящему удовлетворению. Большинство из Ваших информантов мертвы. Но судить их или о них можно и нужно, потому что виновны в гибели многих, да и Вас чуть не затащили в свои ряды.
Если есть вопросы или корректные возражения - буду рад ответить. Кстати, не знаю Вашей профессии и личной истории.
Буду премного обязан.
Алекс Рашин.

Леонид Ейльман
Сан Франциско, Калифорния, США - at 2011-04-01 20:25:24 EDT
Уважаемый господин Юлий Герцман! Вы,видимо, пользуетесь информацией с GOOGLE. Там есть статья о Куникове. Мне кажется, что часть статьи- фальсификация. Дело в том, что Куников был начальником технического управления, редактором газеты и директором ЦНИИ одновременно. Так было принято до войны.Мой дядя работал в министерстве сразу в двух главках, на разных должностях. Последняя должность Куникова предусматривала генеральский чин. Почему генерал попал в рядовые офицеры? Почему он, имея броню, рвался на фронт добровольцем? Какова подоплека этого поведения?Ведь как опытный управленец он был бы куда полезнее! Мы знаем, как писались биографии советских героев. Примеров тому масса: от 28 героев панфиловцев до Олега Кошевого.
Видимо,Вам не приходилось работать или курировать темы Правительства и ВПК. Такие работы согласуются с бюрократическим аппаратом примерно один год. Куников, видимо,предполагал работать куратором этого проекта от ВПК. Академия наук денег не имела.Деньги дает ВПК и оно курирует их расходы.Так что начало работ можно отнести к 1943 году. Марк Борисович утверждал, что Куникова отстранили от этого проекта. Этим объяснялось его поведение.Более подробных сведений он мне не сообщил. Возможно, воспоминания Марка Борисовича отредактировал Аркадий Сахнин. Я читал у Колосова:"письма с фабрики им. Лакина" Школьник пишет лучше. Тем не менее он был администратор талантивых писателей и очень информативен. С дружеским приветом и всеми добрыми пожеланиями! Леонид

Леонид Ейльман
Сан Франциско, Калифорния, США - at 2011-04-01 13:26:20 EDT
Уважаемый господин Ион Деген! Я написал о Цезаре Куникове то,что слышал от Марка Борисовича. Куников работал у Ванникова начальником технического отдела и имел броню. Этот пост требует технических знаний и знаний возможностей оборонной промышленности. Отпустить на фронт свою правую руку Ванников не мог.Да и Куников понимал, что его работа в министерстве боеприпасов гораздо нужнее стране, чем служба на фронте. Марк Борисович считал,что Куников стал требовать,чтоб его отправили на фронт вследствие оказанного им ему недоверия, отобрав важный проект. В боях на Малой Земле он проявил отвагу,погиб, как доказательство своей преданности партии.Эта проблема его мучила.Колосов с ним общался. После письма Колосова Брежнев увековечил его имя.Я сам видел, как офицер связи приезжал к Марку Борисовичу и забирал у него написанное. Атомный проект попал к Ванникову в 1942 году и некоторое время был у него.
Флеров был вытолкнут Иоффе на фронт по причине личной неприязи. Флеров понимал,что надо как то обратить на себя внимание,иначе гибель и пошел на отчаянный шаг-письмо Сталину.Вот все, что я знаю.
Дорогой Ион Деген,возможно, Вы путаете даты. Всех благ и, главное, ЗДОРОВЬЯ!

Ион Деген
- at 2011-04-01 06:48:06 EDT
Многоуважаемый г-н Ейльман!
Возможно, до Вас дошли сведения о моём добром отношении к Вам, хотя в глубине души несколько осуждал Ваше неосновательное упрямство в дискуссии. Но сейчас должен заметить публично, что снова и снова повторяемые небылицы о Цезаре Куникове основательно понижают Ваш рейтинг. В самом начале войны старший политрук Цезарь Львович Куников добровольно пошёл на фронт. В сентябре 1941 года он стал командиром отряда водного заграждения Азовской флотилии. Не помню точно, то ли в конце августа, то ли в сентябре 1942 года я имел счастье и честь в Геленджике беседовать с майором Куниковым, командиром легендарного батальона, по существу первых советских коммандос. До этого майор Куников уже отличился в боях в Крыму и на Тамани. Так что к Флерову, Курчатову и прочим Берия он никак не мог быть причастным. Вы пишете: «Марк Борисович принимал участие в книге Брежнева "Малая Земля",поэтому размышлял о судьбе Куникова». Если и другие размышления Марка Борисовича так же достоверны, как размышления о Куникове, то резон Ваших оппонентов очевиден.

Леонид Ейльман
Сан Франциско, Калифорния, США - at 2011-04-01 00:04:38 EDT
Уважаемый господин Алекс Рашин! Извините меня за резкий тон. Просто когда человек трагедию называет анекдотом (в общепринятом теперь смысле) это возмущает.
Как я уцелел в 1937 году? Мне было всего 1 год. В московском доме по Лялиному переулку, где жили мои родственники, в 1937 году были арестованы все мужики. Один только венгерский коммунист уцелел поскольку несколько дней спал на вокзалах,у знакомых, потом вернулся к сестре, но не выходил из квартиры и вскоре умер. Вот такой веселый анекдот! Его легко проверить.
Теперь о рассказе Колосова о Канарисе. Марк Борисович не все знал. Он не знал имя руководителя группы "Макс" Ричарда Каудера, что я и отметил. Прочтите исследование Джона Лофтуса и Марка Аарона: "Тайная война против евреев" Цитата из этой работы: "Даллес и Энглтон не могли себе представить то, что ключевой фигурой в разведке Канариса работал тайный сионист. Я указал откуда у Марка Борисовича были эти сведения.
О Куникове. Я близко был знаком с академиком Г. Н. Флеровым. Он в 1942 году написал письмо Сталину о необходимости создания атомной бомбы. Сталин и Молотов вызвали его с фронта, выслушали его, но поручили проект ак. Иоффе. Иоффе подсунул вместо себя своего аспиранта Курчатова. Основное качество Курчатова было в том, что абсолютно ничего не понимал в проекте.Иоффе рассчитывал на то,что Курчатов будет зависим от него. Он ошибся. Берия привлек Зельдовича и Харитона.Сталин вызвал к себе Флерова и Курчатова, дав им напутствие:"Вы хорошо понимаете,что мне оторвать одну голову или две нет проблем. Пока я направил проект Ванникову". Ванников отправил на исполнение Куникову,но вкоре проект забрал Берия. Марк Борисович принимал участие в книге Брежнева "Малая Земля",поэтому размышлял о судьбе Куникова.

Алекс Рашин
- at 2011-03-29 03:11:54 EDT
Ейльману.

Грубить изволите и ярлыки навешивать, когда серьёзные архивные исследования не согласуются с Вашими откровениями.
Буду стараться соблюдать вежливость.
Начнём с "умственных способностей" (с конца Вашей тирады).
Если бы Вы пользовались Вашими, то знали бы, что у слова "анекдот" два значения. Одно (не главное) - это байка, небылица. Второе - это исторический "анекдот" - короткий рассказ о реальном человеке в реалистической обстановке, соверщенно не обязательно смешной. Например, Пушкин в Онегине: "И дней минувших анекдоты/От Ромула до наших дней/Хранил он в памяти своей. Хогне приводит ссылки на документы, которые в приговоре Канарису не использовались. Оснований для убеждённости в том, что его источники фальшивка гестапо, - у Вас нет. Тут у Вас манера Сталина (и его соратников, покрупней и помельче) явно просвечивает - они любили всё им не удобное спихивать на гестапо (кстати в 1938 заключившее договор о тесном сотрудничестве с НКВД и учившемуся у Сталина устройству лагерей и методам массового уничтожения: см. диск "Soviet Story", в котором есть и русский текст). Понимаю, что Вас может раздражать, что всех сомневающихся в Вашем рассказе, для убеждения в его истинности не пересажали в 37-ом или позже, скажем в 53-м. К домах, говорите, мужиков не осталось. Не знали, батенька, не знали. Первый раз слышим.
Но Вас, судя по Вашему рассказу, вроде бы не трогали. А почему не Вас? Вы были частью трагедии поколения Колосова? Или Вам было решено поручить донести истинность откровений Колосова подрастаюшему поколению?
Вот так вот: не отвечайте злобой. Злоба - бумеранг. И Ваши критики (кстати в основном доброжелательные) - не глупее Вас. Ещё раз повторяю: материал интересный, и кое что в нём может оказаться правдой, но что Канарис спровоцировал нападение Гитлера на СССР - чушь. Если можете привести подтверждающие аргументы и способны на корректную дискуссию - то милости просим. Даже если не согласимся - можно расстаться вежливо.
Желаю Вам спокойствия в отношении к себе и к другим.
Д-р Алекс Рашин.

Леонид Ейльман
Сан Франциско, Калифорния, США - at 2011-03-28 19:26:55 EDT
Попробую ответить моим читателям. V-A спрашивает о сыне Александре. Я знал только сына Гришу, который приходил за заказом. На поминках я увидел его других сыновей,но их имен не помню.Колосов-это псевдоним.
Ответ Валерию и Юлию.Я понимал,что писательского дара у соседа практически нет. Но это был одинокий старик. Однажды мы вернулись домой с Mалаховского кладбища и рассказали ему о поездке. Он горько вздохнул: "Мои родители там лежат, но я не помню где." Я прожил с ним 25 лет с 1964 года до его смерти. Конечно, мы привыкли друг к другу. Марк Борисович, действительно, прекрасно приспособился к системе, но все осознавал и страдал: иначе бы не делился со мной своими наблюдениями.Он был информативен поскольку лично знал многих известных писателей. Маяковский обращался к нему за советом: как помириться с Хозяином? Маяковский по его совету написал письмо Хозяину,но ответа не получил. Маяковский имел странную фигуру: длинные ноги и короткое туловище.
Мы привыкли к черной и белой краске. Не все так примитивно просто.Не суди и не судим будешь! Бог ему судья! Леонид

V-A
- at 2011-03-28 16:32:17 EDT
Не было ли у Марка Борисовича сына Александра?
V-A
- at 2011-03-28 14:54:15 EDT
Он ответил, что его это не коснулось бы. Сталин лично изучал личные дела тех за кого ходатайствовали оставить.

у меня знакомый есть - Владимир Колосов. Неужто еврей?

Леонид Ейльман
Сан Франциско, Калифорния, США - at 2011-03-28 13:02:42 EDT
Уважаемый Юлий Герцман! Когда Вы говорите о Колосове,как o человеке. то, к сожалению, Вы правы. Но о покойниках плохо не говорят и я лично о нем не писал. Я написал о той трагедии, которая произошла с советской писательской интеллигенцией. Некоторые читатели приняли эту трагедию за сборник анекдодов, другие вообще написали, что это "хрень". Страшную трагедию талантливых людей, веривших в идеи социализма, расценили, как пошлость.Именно это меня возмутило.
Да,Марк Борисович был тяжелый человек. Далеко не все наши еседы кончались для меня благополучно. Однажды я его спросил:"Хотел ли Сталин выслать евреев на Север?" Он ответил, что его это не коснулось бы. Сталин лично изучал личные дела тех за кого ходатайствовали оставить. Я спросил, но у Вас есть три сына. Он вскипел и потребовал, чтоб я убирался. Крик стоял такой, что жена решила,что мы подрались.
Вы правильно заметили о юридическом подчинении издательства ЦК комсомола, но кураторские функции лежали на редакции Правды и КГБ. Анна Караваева не случайно отказалась от наград за редактирование "Как закалялась сталь". Колосов получил орден Ленина, стал почетным членом правления музея Островского и т. п. При мне Караваева звонила Колосову о ордене. Он ей пообещал все сделать. Она знала к кому надо обращаться. Я написал в конце статьи о том,что Колосову предложили квартиру в доме для пенсионеров КГБ. В этом отзыве нет места для рассказа о Куникове. Если есть интерес, то напишу Вам. Всего доброго! Спасибо за понимание! Леонид

Юлий Герцман - Леониду Ейльману
- at 2011-03-27 17:43:18 EDT
Уважаемый Леонид Ейльман,
Мне кажется, что Вы как-то не вполне адекватно воспринимаете реакцию читателей Вашей статьи: недоверие и даже насмешки обращены не к Вам, а к ее герою. А герой, надо сказать, был еще тот. Его семья занимала 2 комнаты в 4-хкомнатной писательской квартире. Другие 2 комнаты занимала семья Эдуарда Багрицкого. Вскоре после смерти поэта его жена Лидия Суок-Багрицкая была арестована. Колосов воспользовался ее арестом, чтобы оттягать у Всеволода одну комнату. Как по-Вашему, это тоже было сделано из-за веры в историческую правоту Сталина? Литераторы знали, что "Как закалялась сталь" была написана - по невнятным полуграмотным записям Островского - Колосовым и Караваевой. При этом очень четко разделяли, что было написано кем: что получше - Караваевой, что похуже - Колосовым.
В изложенных Вами воспоминаниях много дуростей (не Ваших - Колосова)
1) Издательство "Молодая Гвардия" подчинялось ЦК ВЛКСМ и никогда не было главным издательством страны. Колосов был заместителем главного редактора журнала "Молодая Гвардия", а Караваева - ответственным секретарем этого журнала.
2) Главному редактору "Правды" не подчинялось ни одно издательство, даже издательство "Правда", где эта газета печаталась - оно подчинялось ЦК КПСС.
3) Генеральный секретарь Союза писателей СССР Фадеев ну никак не мог быть начальником над журналом ЦК ВЛКСМ.
4) Анна Караваева в советской писательской бюрократии стояла выше М.Колосова и была награждена орденом Ленина. Так что просьба о протекции, скорее всего, выдумка.
5) Цезарь Куников никогда не был замнаркома. Он являлся типичным выдвиженцем, дослужившимся до поста начальника техуправления наркомата и потом в связи некомпетентностью переброшенным на пост главного редактора отраслевой газеты. Работа над атомной бомбой началась уже после его смерти.
И т.д. и т.п.
В то же время статья ценна, т.к. хорошо представляет психологию бездарного литератора, хорошо вписавшегося в бюрократическую структуру совлита.
Да Вы и сами заканчиваете свою статью этими словами. Почему только Вы обижаетесь за Колосова - непонятно.

Б.Тененбаум-Л.Ейльману, по поводу логики
- at 2011-03-27 17:16:36 EDT
Так что у всех своя логика.Вашей логики я не уловил.

У африканского народа масаи есть поверие: если безоружный человек встретил в саванне льва, и лев его не сьел, значит в нем живет душа предка этого человека. А если сьел - то не живет. Все безупречно логично, и на каждый случай "сьел/не сьел" дается четкое обьяснение. Это к вопросу о том, что все логичное непременно верно.

Так вот - рассказанная вами со слов М.Колосова история, согласно которой "... Сталин верил Гитлеру как другу, а кунаки на Кавказе не предают друг друга ..." представляется мне написанной по логике другого племени, тоже довольно дикого. Теперь уловили ?

Леонид Ейльман
Сан Франциско, Калифорния, США - at 2011-03-27 16:55:56 EDT
1.Господину Sava. Поянение. "Молодая гвардия"- основное издательство Союза, непосредственно подчиненное центральной газете "Правда." Главный редактор этого издательства впрямую подчинялся Михаилу Кольцову, а потом Александру Фадееву. Фадеев был близким другом Колосова. Марк Борисович был с ним в Переделкино в день его самоубийства.Самоубийство Фадеева было не случайным капризом пьяного человека.Фадеев делился с Колосовым своими переживаниями.О работе Hohne. Скорее всего это подделка,подброшенная гестапо. Не мог Канарис в своем оффисе писать мемуары. За ним тщательно наблюдало гестапо.
2.Госпоже Майе. Почему Маяковский,Горький и другие писатели поддерживали Сталина? Дело не в черной икре. Они верили в то, что Сталин несмотря на все ошибки, жестокости сохранил главное- завещанный Лениным социализм. Они верили искренне в социализм. В этом трагедия этого поколения Это поколение жертвовало всем ради этой идеи.Увы! Это не
анекдот,как считают некоторые, а трагедия поколения.
3.Господину Тененбауму. Совет. Почитайте книгу д.ф.н. А А Ивина о логике,ее возможностях и т.п.Академик А.А. Марков вообще считал логику точной наукой.Мне случилось два раза побеседовать кратко с В.М. Молотовым в 4-м зале библиотеки им. Ленина.Он писал там свои мемуары: "30 лет со Сталиным" Он пожаловался мне,что все листы он должен сдавать в спецхран.Не знаю издана ли эта книга, но он пояснил мне, что все действия Сталина были оправданы логикой сложившейся ситуации. Так что у всех своя логика.Вашей логики я не уловил. Всех благ! Леонид

Sava
- at 2011-03-27 14:50:47 EDT
Вы напрасно, Леонид,столь ретиво возмущаетесь. Ваш рассказ интересен, т.к. раскрывает некоторые мало известные факты для широкого читателя о событиях и байках той суровой поры.Но интерпретируются они недостаточно корректно,потому возникают естественные сомнения в трактовке приведенных политических концепций.Вы, ведь по сути приводите всего лишь пересказ информации,сообщенной М. Колесовым и не даете ей своей критической оценки.Недоверие к ней возникает не потому, что такого не могло быть, а оттого, что приведенные факты и события существенно расходятся в их оценках с мнением известных политологов и ученых, опубликованных в различных источниках.
Посудите сами,откуда было возможным незначительному советскому чиновнику, добыть строго охраняемые сведения о политических тайнах " Мадридского двора".Ну, будь он, не зам. гл. редактора какой-то там "Молодой Гвардии", а хотя бы зам. министра МИД,тогда к его рассказу можно было бы отнестись с большим доверием, но с обязательной перепроверкой.
Герой Вашего сюжета-одинокий, томимый бездеятельностью странноватый старец, с не изжитыми большими совковыми амбициями, усугубленными, возможно, старческим склерозом, с
наигранным нежеланием выдает порочащие систему секреты.
Интерес к общению с Вами у него возрастает в тот момент,когда он с аппетитом поедает обильно смазанный с двух сторон бутерброд с черной икрой, добытой для него не без Вашей помощи.В этот момент он снисходительно рассказывает, в собственной интерпретации, о где-то, когда-то услышанных байках.
Все это не серьезно.

Майя
- at 2011-03-27 08:32:06 EDT
Понятно, почему писателей советских советская власть кормила икрой. Чтобы мозги советским людям забивали трухой. Пропагандоны они все были. И Мандельштам ещё удивлялся, что его как поэта не ценят в Союзе советских писателей
Б.Тененбаум-Л.Ейльману
- at 2011-03-27 07:18:06 EDT
Удивительно с какой спесивой легкостью господа Рашин и Sava относят мои воспоминания к разряду анекдотов

1. Воспоминания не ваши - вы записали то, что говорил вам М.Колосов
2. Все, что он вам сказал - свидетельство очевидца и в этом смысле чрезвычайно ценный материал.
3. Из слов М.Колосова видно не только то, что происходило, но и то, что сам он не понимал причин происходящего не понимал. Или понимал в рамках представлений того времени, когда Сталин был обожествленным идолом.
4. Ваше умозаключение, гласящее, что "... раз звучит логично, то это правда ..." - патентованная нелепость.

Леонид Ейльман
Сан Франциско, Калифорния, США - at 2011-03-27 01:03:29 EDT
Удивительно с какой спесивой легкостью господа Рашин и Sava относят мои воспоминания к разряду анекдотов. Если бы господа жили в то время, то анекдотом было бы то обстоятельство, что Вас не расстреляли или отправили в ГУЛАГ.В Москве в огромном доме Лялиного переулка,где жили мои родственники, не осталось ни одного мужика в 1937 году.
Я показал в каких сложнейших условиях постоянной угрозы жизни жили всем известные писатели. Марк Борисович четыре раза встречался со Сталиным на писательских собраниях и чувствовал ситуацию в писательской среде.Один раз Сталин сделал ему лично маленькое замечание. Как тяжело он его воспринял. Он был далеко не трус. Что надо проверить? Был ли ГУЛАГ, были ли запуганы писатели?
Другие, не менее самоуверенные читатели, заявляют то, что изложенное они читали на интернете.Я интернетом в данном случае не пользовался. Конечно,каждый понимает изложенное в меру своего умственного развития.

sava
- at 2011-03-26 15:10:52 EDT
Cоледарен с мнением А. Рашина. Пересказанные по памяти исповедальные откровения престарелого писателя-чиновника,убежденного коммунистического совка, не заслуживают особого доверия. Но, некоторые сюжеты воспринимаются на веру, как вполне возможные в реальности. Даже анекдоты, сочиненные на тему близкую к действительности, представляются интересными..
Алекс Рашин
- at 2011-03-24 15:19:07 EDT
Уважаемый г-н Ейльман,
Спасибо за интересный сборник анекдотов из среды сталинских литератупных холуев-сообщников. Полезный материал для дальнейшей проверки.
Однако 11 марта Вы написали:"Во время войны Канарис пытался спасти Германию от полного разгрома и подобрал людей для покушения на Гитлера. Устранив Гитлера, он хотел сблизиться с Западом. Затея не удалась. Канариса Гитлер повесил скорее за то, что он втянул Гитлера в войну со Сталиным поскольку причастность его к заговору доказать Гестапо не удалось."

Конец этой цитаты почти наверняка не верен. В довольно основательном исследовании ( Höhne H. ´Canaris.´ Doubleday, NY, 1979) утверждается, что дневники Канариса, подтверждающие его участие в заговоре, были обнаружены в его, повреждённом бомбёжкой, оффисе через пол-года после заговора. Пишу "почти наверняка", лишь потому, что полностью не верю никому (от ошибок памяти до намеренной и часто "логичной" лжи). Но не сомневаюсь, что Höhne заслуживает больше доверия, чем Ваш источник. И это полностью разваливает всё продолжение цитаты из Вашей статьи. Это не исключает того, что какие-то из рассказанных Вам анекдотов окажутся (при проверке) близкими к истине.
Я, к примеру, думаю, что приведенная Вами версия смерти Маяковского ближе к истине, чем предложенная Сарновым.

Ваше упование на логичность, как критерий истинности - важный элемент видения мира сталинистской эпохи, заимствованный у христианской церкви, канонизировавшей Аристотеля. Работы Гёделя, Тюринга и др. показали, что формальная логика неизбежно приводит к неразрешимым парадоксам. Поэтому в доказательстве истинности роль логичности ограничена. Я это в своей книге, фрагмент которой обсуждался в этом же выпуске Заметок, отметил, и, в частности, соотнёс с ролью Тимашук.

Так что чуть больше сомнений с Вашей стороны в отношении услышанных Вами анекдотов к истине было бы не лишним.

Материал интересный, но "зёрна от плевел...".
Д-р Алекс Рашин.

Марк Фукс
Израиль - at 2011-03-20 01:47:03 EDT
Тот случай, когда обсуждение гораздо интересней и значимей самого предмета обсуждения.
М.Ф.

Б.Тененбаум-Соплеменнику
- at 2011-03-19 21:03:10 EDT
Ошибки и описки - это совершеннейшие пустяки. И к М.Колосову и его воспоминаниям тоже никаких особых претензий быть не может - он жил в определенное время, и откуда было ему смотрет на вещи по-другому ? Тогда и усомниться-то было опасно для жизни, и этого избегали, по-моему, уже и на подсознательном уровне. К тому же он, как-никак, был бойцом идеологического фронта, "... бесов слуга ...", как совершенно правильно замечает автор статьи, записавший его воспоминания. Но вот к самому автору претензии есть. И заключаются они в отсутствии здорового скепсиса. Фраза "... звучит логично, значит так оно и было ..." в первую очередь сокрушительно нелогична, потому что логика бывает разная. В египетских газетах в свое время писали о коварной диверсии сионостов, направленной на подрыв морали египетской молодежи. Состояла диверсия в заброске в Египет жвачки, совершенно лишающей пожевавших эту жвачку девушек желания сопротивляться молодым людям в их страстных стремлениях. В это верил весь Египет - логично, и поди обьясни среднему египтянину обычаи совершенно другого общества ...
Так вот, автор этой статьи видит мир логично - как "египтянин" ...

Соплеменник - Тененбауму
- at 2011-03-19 20:33:42 EDT
Б.Тененбаум-Л.Ейльману
- at 2011-03-12 06:32:37 EDT
Уважаемый коллега, вообще говоря, я не "Тетельбаум", a Тененбаум - что, согласитесь, не одно и то же :)
====================
Я не соглашусь!
Для нашего автора такая "лёгкость пера" - типовое явление.
Вы это показали.
Поэтому за дискуссии с ним стоит накладывать эпиталаму.

Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2011-03-19 16:50:14 EDT
Статья и, особенно, дискуссия получились интересными.
Кроме того, как заметил уважаемый Исаак, мы узнали интересные детали о советском словотворчестве.
Автор передал содержание своих бесед, а дотошные читатели пусть проверят. Такие импульсы тоже важны.

Gregory -> Исаак
- at 2011-03-19 16:33:11 EDT
Уважаемый Исаак,

по-моему, проблема автора в том, что он, приняв на веру рассказы Колосова, не потрудился перепроверить его сведения. Похоже, что и Вы ему поверили, а зря. Об этом же времени и о той же среде есть очень многое и на бумаге, и в Сети - и, в основном, это не похоже на рассказы Колосова.

А насчет КВН я согласен - это-таки было устройство для выпускания пара. Но - хоть что-то кипело, и, главное, это доставляло удовольствие участникам.

Исаак
- at 2011-03-19 12:28:39 EDT
Gregory
- at 2011-03-18 17:27:04 EDT
Больно это писать - но и больно за "Заметки". Много лет назад авторы, приносящие к нам на КВН тексты подобного качества, удостаивались краткой рецензии: "Не умеешь петь - не пей".


Мне совершенно непонятна Ваша реакция. Из воспоминаний автора я впервые узнал историю появления произведений Николая Островского, на которых воспитывали наше поколение, новые нюансы в биографии Багрицкого и многие аспекты литературной и окололитературной жизни. Все это рассказано честно и без излишнего морализирования, передавая саму атмосферу того времени. Этот рассказ уникален. Никто другой не мог бы поделиться с нами такими воспоминаниями Здесь есть место для самостоятельного осмысления каждым читателем этой атмосферы и понимания описываемых событий и персоналий. По-моему, именно это и есть основная цель сайта. По таким крупицам и восстанавливается история нового времени, и еврейская, в частности.
Что касается КВН, к которому в БГУ я был каким-то образом тоже причастен, то, оценивая это явление сейчас, могу только сказать, что это был суррогат свободомыслия, состоявший из талантливой энергетики студенчества, зубоскальства и не осознанного участниками вовлечения молодых способных ребят в запрограммированные властями интеллектуальные игры, т.е. практически способом выпуска излишнего пара из перегретого котла

Gregory
- at 2011-03-18 17:27:04 EDT
Больно это писать - но и больно за "Заметки". Много лет назад авторы, приносящие к нам на КВН тексты подобного качества, удостаивались краткой рецензии: "Не умеешь петь - не пей".
Исаак
- at 2011-03-13 03:42:57 EDT
По-моему, ради таких рассказов-свидетельств и существуют «Заметки по еврейской истории»
Б.Тененбаум-Гостю
- at 2011-03-12 09:07:55 EDT
Уважаемый коллега, по-моему, про роль Серафимовича в проекте "Народный гений Шолохов" писал и Зеев Бар-Селла.
Wiki: Зеев Бар-Селла (Владимир Петрович Назаров) израильский литературовед, публицист и журналист, исследователь проблемы авторства романа «Тихий Дон» и других произведений М. А. Шолохова.

Гость
- at 2011-03-12 08:18:03 EDT
-" Конечно! Серафимович нашел Шолохова. Нужен был социальный заказ на гения. Нужна была книга-аналог “Войны и мира” Льва Толстого. Но несоответствие романа с возможностями автора бросалось в глаза. Пошли разговоры. Где черновики, почему автор уединился в селе? Серафимовича вызвали на заседание ЦК партии. Он выступил в защиту Шолохова. Там, решением ЦК, за Шолоховым официально было закреплено авторство, а работников ЧК, которые этот проект разработали, расстреляли, но уже после смерти Ягоды. Так что тайну авторства надо искать в протоколах заседания ЦК тех лет."
Речь наверное о "Тихом доне" и это открытие для ищущих настоящего автора.Ведь до сих пор многие считают автором казака Фёдора Крюкова.Получается ещё сложнее.Рассказ Марка Борисовича где-то в районе 1973 года, именно тогда вышел фильм Габриловича.Так что смелости перестроечных лет в нём не много.

Б.Тененбаум-Л.Ейльману
- at 2011-03-12 06:32:37 EDT
Уважаемый коллега, вообще говоря, я не "Тетельбаум", a Тененбаум - что, согласитесь, не одно и то же :)

Далее, по поводу "... Сеньки и шапки ..." - эта конструкция работает в обе стороны:

Но есть куда масштабнее тайна войны! Сталин готовился к союзу с Гитлером. Сталин восхищался его решительностью. Они стали кавказскими кунаками-побратимами. На Кавказе не предают побратимов.

Вот подчеркнутая мной "... масштабная тайна войны ..." представляется мне законченным идиотизмом.

Далее, по поводу того, что вы ждете "... извинений еред памятью Марка Борисовича Колосова ..." - - к покойному М.А.Колосову нет и быть не может никаких претензий. Он продукт своего времени. Позвольте мне процитировать вас же:

Cлуга дьявола, слуга бесов! - подумал я своем соседе.

Совершенно верно, лучше не скажешь ...

Претензия же у меня, уважаемый коллега, к вам. Заключается она в том, что весь тот сор, который изложил вам очень уже немолодой ".... бесов слуга ...", вы подаете как тайную правду, скрытую было от истории.

Леонид Ейльман
Сан Франциско, Калифорния, США - at 2011-03-12 00:57:30 EDT
Господин Тетельбаум! Я Вас убедительно просил не читать мои работы,как и подобных Вам пикейных жилетов. Что делать? Не по Сеньке шапка! Вы абсолютно общеизвестных фактов не знаете. Для начала прочтите статью А. Суворова "Роль немецкой службы безопасности в деле Тухачевского". Там подробно описано как Гитлер помогал Сталину. Статью можно найти на Гугл. Приятного чтения! После ознакомления жду извинений перед памятью Марка Борисовича Колосова.
Соплеменник
- at 2011-03-11 22:32:09 EDT
"...- Пожалуйста, расскажите о Крупской. Ведь она как никто знала Ленина!
- Да, она писала свои воспоминания о Ленине. Она хотела, чтоб образ вождя был освобождён от подобострастной лести. Она советовалась со мной по вопросу: что нынче можно напечатать, а что нельзя будет напечатать..."

"...Секретари Фотиева и Алилуева донесли Сталину о Завещании Ленина. Завещание попало в руки Зиновьева и Сталина. Когда Сталин прислал на ее 70-летний юбилей торт, то она безропотно его попробовала и умерла. Никого этим тортом не угостила. Гости ели обычные пельмени..."

"...Это работа художника Кузнецова. Он обратил внимание на мой интеллект и попросил меня позировать ему..."

"...Часть пайка в вашу пользу!
Я согласился. Я понял, что это путь к сближению с соседом. Я поехал по указанному адресу..."
====================================
Неужели из этих цитат не видно явно "возрастное"?
Поток подобной белиберды не украшает "Заметки".

Б.Тененбаум-Л. Ейльманy
- at 2011-03-11 18:48:28 EDT
Уважаемый коллега, я, собственно, дочитал ваше произведение. Позвольте мне начать с цитаты из вас:

"... Я подумал: “Все что мне рассказ мой сосед логично, а это есть доказательство правдивости изложенных событий!” ...".

Так вот, давайте приложим логику к тому, что вам было рассказано о гибели Кольцова. Факты тут таковы: Кольцов не понравился Сталину, и его казнили. Почему ? Солгасно нормальной человеческой логике - если человека могут стереть в пыль в самом буквальном смысле этого слова потому, что выражение его лица не понравилолсь его руководству, то действие происходит или в сумасшедшем доме, где уже нет санитаров, или в тоталитаркой стране, где убить могут по прихоти, по капризу, по мелькнувшему подозрению, и так далее. А согласно вашему собееседнику, все дело было в том, что Сталин - физиономист:

"... Сталину не понравился взгляд Кольцова, ведь он был физиономист: догадался, что Кольцов что-то подозревает! ...".

Это не единичное заявление - я могу привести вам еще пару дюжин в том же духе. О том, что Сталин считал Гитлера кунаком, о верности такой его "кавказской дружбы", о том, что военных руководителей убили, потому что по просьбе Сталина Гитлер помог ему с фальшивыми материалами, ну и прочую оглушительную чушь. Вы что, серьезно считаете, что И.В.Сталину нужно было обращаться к Адольфу Гитлеру, для того, чтобы сфабриковать против кого-нибудь дело ?

Вам не кажется, что это логика обитателя сумасшедшего дома - того самого, где санитары отсутствуют ?

Леонид Ейльман
Сан Франциско, Калифорния, США - at 2011-03-11 18:15:36 EDT
Господин Тененбаум! Большое спасибо Вам, что Вы во время прекратили чтение моего повествования.Разочарование в гениальности Сталина может очень пагубно сказаться на психике. Просьба и к другим пикейным жилетам. Не читайте!
Еще одна просьба. Пожалуйста будьте скромнее и не указывайте редакции когда, где и как размещать материал.
Да,господа! Ни я, ни Колосов не располагали документами. Ни Горький,Фадеев или Крупская не оставили справок Колосову.Видимо не догадались, что существуют Торпусманы Кардаши.
Но мой близкий друг, Израиль Мойсеевич Либенштейн-капитан первого ранга,рассказал о том, что война началась 19 июня с воздушной бомбардировки военно-морской базы около города Полярный. Адмирал Кузнецов отдал приказ о немедленном приведении флота в боевое состояние и этим спас флот.
О своем приказе он доложил Жукову. Наверняка сохранились документы по этому делу,например,сам приказ, докладная записка,даты этих документов. Поищите их господа историки. Эти документы скорее всего прояснят ситуацию. Боюсь, что они разочаруют защитников гениальности Сталина, опоздавшего всего на несколько дней с нападением на Гитлера.
К сожалению ограниченность места для ответа не дает возможности привести другие примеры правильности рассуждений Колосова.

Валерий
Германия - at 2011-03-11 11:22:26 EDT
Правдда об эпохе очень часто это золотые крупинки воспоминаний действующих лиц и исполнителей исторической драмы.Существует понятие "информированный человек",причастный к событиям, а иногда и делатель истории.
Наш "герой" один из них,это всегда интересно,хотя,конечно,существует субъективизм трактовок
и способность правильно оценить события.
Иногда малоизвестный факт может быть полезней фолиантов
дерьма,выпущенного с 1917 по 1985,да и нынешние переписыватели из трех книг в одну мало что стоят.
Помню еще мальчиком слушал с открытым ртом рассказы Романа Кармена,которого знал мой отец,в приватной обстановке,нигде этого в книгах не найдешь.Всегда интересны
свидетельства очевидцев,знал семьи Маринеско,разведчика Гефта и других.
Спасибо автору.

Б.Тененбаум
- at 2011-03-11 07:59:46 EDT
Начал читать с большим интересом. Довольно скоро перестал читать и начал выписывать. Вот пара наудачу выхваченных примеров:

1. Но есть куда масштабнее тайна войны! Сталин готовился к союзу с Гитлером. Сталин восхищался его решительностью. Они стали кавказскими кунаками-побратимами. На Кавказе не предают побратимов.

2. Сталину не понравился взгляд Кольцова, ведь он был физиономист: догадался, что Кольцов что-то подозревает!

Это можно издать как сборник анекдотов. В статье мимоходом сообщается, что "... Рузвельт боялся немца Гувера, который знал тайну Перл-Харбора ...", что "... Новиков-Прибой хотел быть народным писателем, но не был нужен Сталину, потому что знал только жизнь моряков ...", и прочая хрень совершенно оглушительных пропорций.

Наконец - мелкое попутное замечание: как правило, авторы отвечают на вопросы своих читателей, а не пишут длинные и многочисленные отклики на собственную статью :)

Марк Аврутин
- at 2011-03-11 07:52:04 EDT
Леонид Ейльман
- Friday, March 11, 2011 at 04:58:09 (EST)

Чай был выпит и мне осталось только поблагодарить старика за его рассказ. Я подумал: “Все что мне рассказ мой сосед логично, а это есть доказательство правдивости изложенных событий!”
-----------------------------------------------------
«Опыт Торпусмана и Кардаша учит, что логично ещё не доказательство -где справки подтверждающие каждый из выводов Колосова ?»

Я бы уточнил: отсутствие противоречий, действительно, часто может служить критерием правдивости. Что же касается «справок» (читай – документов), то даже их явная избыточность (как, например, у Солженицына в «200 лет…») не служит помехой лжи. Просто выбранный автором стиль в форме бесед с престарелым писателем-носителем ценной информации предопределил подачу материала о многих важнейших событиях недавнего советского прошлого без его подробной аргументации. Поэтому у читателей, не достаточно погруженных в эту тему, материал вызывает недоверие. Конечно, Колосов не обладал абсолютной истиной, и с некоторыми его сведениями можно не соглашаться.

Леонид Ейльман
- at 2011-03-11 04:58:08 EDT
(окончание)

Армия высасывала все соки из народа: разразился жилищный кризис, упала рождаемость. Я вижу причину войны в безудержной гонке вооружений. Эта гонка пугала Германию и Запад. Запад старался натравить на Сталина единственную реальную военную силу: Гитлера.
Гитлер испугался требований Молотова о передаче Сталину Дарданелл и срочно заключил мир с Турцией о взаимной обороне. Он понимал, что в гонке вооружений Германия неизбежно проиграет Союзу и нужно начать войну пока в крестьянской Красной армии еще свежа память о голодоморе, о раскулачивании, о расстреле красных командиров 1937 года.
Сталин понял, что Дарданеллы ему не отдадут и он зря подтянул войска к западной границе. Сталин знал о предполагаемой дате нападения Германии на Союз и для того, чтоб уверить Гитлера в полном доверии ему приказал Жукову отпустить на воскресный отдых офицеров. Такая вот история!
Я пятьдесят лет в партии. Пишу мемуары. Да вот беда: не пришло еще время все рассказать. Мне дают квартиру недалеко в новом доме на улице Просторной, но я решил не переезжать. Я стал старым и забалтываюсь, как сегодня с тобой, а этот дом для работников КГБ.
Чай был выпит и мне осталось только поблагодарить старика за его рассказ. Я подумал: “Все что мне рассказ мой сосед логично, а это есть доказательство правдивости изложенных событий!”

Леонид Ейльман
- at 2011-03-11 04:57:21 EDT
(продолжение)

Группа “Макс” сообщила Канарису то, что Москве нужны не Дарданеллы, а близость к румынским нефтедобычам для создания зависимости Германии от Москвы. Смысл заключенного с Германией пакта о мире мы - писатели рассматривали, как способ направить Гитлера на войну с Англией. Между социализмом немецким и советским многие тогда не чувствовали острой разницы, доверяли Сталину. Очевидно Гитлера беспокоил вопрос: не ударит ли Сталин мне в спину, когда я втянусь в битву с Англией. Для проверки подозрений Гитлер направил в Англию Гесса. Сталин промолчал, доказывая преданность подписанному пакту. Канарис участвовал во всей этой игре и получал правдивую, легко проверяемую информацию о наращивании мощи Красной Армии, как бы подтвержающую опасения Гитлера. Он, как глава армейской разведки, вызвал в Гитлере подозрительность к деятельности Сталина. Канарис ненавидел обоих вождей и немало поспособствовал избавлению человечества от бесчеловечных режимов, но в результате кровопролитнейшей войны. Во время войны Канарис пытался спасти Германию от полного разгрома и подобрал людей для покушения на Гитлера. Устранив Гитлера, он хотел сблизиться с Западом. Затея не удалась. Канариса Гитлер повесил скорее за то, что он втянул Гитлера в войну со Сталиным поскольку причастность его к заговору доказать Гестапо не удалось. Сталин же старался сохранить жизнь фюреру для того, чтоб его союзники не сблизились с Германией. Так что некому было остановить мясорубку войны.
Недоверие это только одна причина возникновения войны. Другой причиной войны была милитаризированная до предела экономика обеих стран. Долго содержать отмобилизованные огромные армии разорительно. Любой социализм построен на иерархическом принципе, как армия. Он может быть нацелен на удовлетворение нужд человека, на построение общества изобилия- коммунизма. Тогда он должен иметь в качестве регулятора рынок, чтоб знать, что нужно человеку, знать его запросы. Мы мечтали о таком социализме. Но Сталин построил военный социализм, который стал саморазвиваться. Военным требовалось все больше оружия, все лучшего качества. Для обоснования своих требований они составляли различные штабные планы развития наступательных действий. Естественно планы были храбрые: воевать только на чужой территории. Даже немецкая армия нам не страшна! Оборонительные планы считались пораженчеством и не рассматривались. Вот эти планы и использовал Канарис, как доказательство реальных намерений Сталина. Но Сталин помнил о быстром поражении Франции, практически неудачной финской компании, поражении республики в Испании и понимал, что кроме хорошего вооружения у армии должно быть желание сражаться. Хотя он рассматривал армию, как кузницу преданных лично ему кадров, но в желании бойцов, недавних крестьян, переживших муки коллективизации, положить свою жизнь за вождя был не уверен.
(окончание следует)

Леонид Ейльман
- at 2011-03-11 04:54:59 EDT
Леонид Ейльман

Почему Гитлер напал на Союз.
(Еще одна беседа с Марком Колосовым)

Как то раз мой сосед, Марк Борисович Колосов, зашел ко мне за чайной заваркой и пригласил к себе на чай. К чаю он принес баночку болгарского клубничного конфитюра. Конечно, я попытался его разговорить.
- Марк Борисович, а Вам приходилось выезжать в капиталистические страны?
Я был в Америке, в Нью Йорке с делегацией. Там, на Брайтоне я увидел какого-то еврея, который торговал еврейскими газетами. Стопка газет лежала прямо на земле придавленная кирпичем. Люди подходили, бросали ему мелочь и брали газеты. Увидив мой заинтересованный взгляд и, поняв то, что я из Союза, он схватил газету и попытался мне ее всунуть : Sir ! Free!
Но я демонстативно отказался читать вражескую пропаганду.
- Вы обещали мне рассказать о причинах возникновения этой ужасной войны
Ведь после подписания пакта о вечной дружбе между национал-социалистами Германии и социалистами Союза Сталин старательно укреплял экономическое сотрудничество между странами. Так почему возникла конфликтная ситуация? Ведь никаких территориальных или идеологических претензий не возникало. Сталин запретил реагировать на мелкие стычки, организуемые немцами на границе. Гитлер оправдывался перед Сталиным неконтролируемым действием своих генералов. Казалось дружбе вождей ничто не угрожает. И вдруг- ожесточенная война!
- За сближением двух вождей с тревогой наблюдали Черчилль и Рузвельт. В политике огромную роль играет внешняя разведка. Эта разведка в первую очередь искала оппозицию Гитлеру в армии. Внешняя разведка доложила им то, что среди немецкого генералитета существует скрытое недовольство Гитлером: ефрейтором, мнящим себя великим полководцем. Разведка обратила внимание на главу армейской разведки (абвер) Вильгельма Канариса. Он отдал тайное распоряжение спасти знаметитого раввина хабадников Иосифа Шнеерсона. Западная разведка этот поступок Канариса расценила, как знак к сотрудничеству. Разведка решила установить связь с Канарисом. Для этой цели был нужен антифашист. Разведка нашла такого человека. (Позже я узнал его имя. Марк Борисович этого имени не знал. Это был австрийский еврей Ричард Каудер, который прекрасно говорил по немецки и был внешне похож на арийца). Он организовал разведгруппу “Макс”. Эта разведгруппа пересылала тщательно продуманные донесения , ссорящие диктаторов, Канарису. Канарис сделал эту группу частью армейской немецкой разведки. Позже во время войны эта же группа стала сотрудничать с Москвой. Но это другая тема разговора.
Во всем этом попытался разобраться военный историк и писатель Евгений Захарович Воробьев- мой товарищ. Ему разрешили издать только книгу о Маневиче: “Земля, до востребования”. Он понял, что на территории захваченной фашистами, действовал ряд разведывательных групп, засланных из Союза. Немцы их называли:” Красная каппела” т. e. целый хор, который выходил на связь с центром. Но эти группы сообщали в центр тактическую информацию и не оказывали влияние на политику немецкого руководства, как это удалось группе “Макс”.
Министр иностранных дел Молотов вел с немцами переговоры о присоединении к Союзу пролива Дарданелл, принадлежащего Турции, Германии в качестве платы за согласие он предлагал Прибалтику, заселенную немцами. Так оба волка делили свои и чужие территории.
(окончание следует)