©"Заметки по еврейской истории"
февраль  2011 года

Михаил Хейфец

Контрреволюция Сталина?


         130-летие со дня рождения корифея всех наук и лучшего друга  физкультурников отмечено в России в минувшем декабре с размахом и общественным интересом.  «Соловей генштаба» и романист Александр Проханов  высказался  с экрана примерно в таком духе: «Кто выступает против Сталина – тот выступает против России»… Что ж, примем к сведению. Большинство телезрителей поддержало любимого писателя, хотя, сразу признаем, всё-таки  эти люди оказались не в подавляющем большинстве…

Феномен огромного интереса к Сталину, причём через десятки лет после ухода из политической и вообще из жизни, а вовсе не собственно эта историческая фигура занимает сейчас моё  внимание.  Вот ещё похожий казус: историк Малянов только что опубликовал Открытое письмо к президенту Медведеву, требуя  от главы государства… запретить фильм режиссёра Лунгина «Царь»! Этот режиссёр, мол, оклеветал царя Ивана Грозного, а заодно и самоё Россию, почему фильм следует запретить! Ведь Иван Грозный, напоминает нам историк, казнил всего-то тысяч пять бояр и княжат, что в его время не считалось каким-то чудом, но вполне обычным делом – и сами вспомните, убеждает Малянов, что во Франции в Варфоломеевскую ночь убили десятки тысяч гугенотов, а сколько тысяч казнил, например, в Англии Генрих VIII?  

В тексте письма про Грозного многое мне напомнило именно сталинскую логику: например, Малянов заведомо преуменьшил количество жертв Ивана (сам Грозный, отдадим царю должное, знал это число весьма приблизительно и в покаянии перед Богом, называя имя какого-то убитого им лица, обычно добавлял – «и с ним его люди, имена же их ты, Господи, веси…» ). Да и логика «оправдания» царя примерно та же, что и у Сталина (мол, все остальные были не лучше)… Конечно, в дурную голову историка не входит, что разница между Россией и Европой вовсе не в количествах казнённых, а в отношении общества к убийствам - общества сегодняшнего! Во Франции, например, никому в голову не придёт оправдывать убийц Варфоломеевской ночи или писать, мол, обличение Католической лиги Гизоа позорит республику или весь католический французский народ. Это преступление единодушно воспринимается французами как лишь гнусное  и коварное деяние, и ни одному, даже самому верующему католику в Париже не взбредёт в голову мысль потребовать от президента Саркози запретить, скажем, экранизацию романов  Дюма-отца (той же «Графиню де Монсоро») или сочинений Генриха Манна. И в нынешней Великобритании Генриха VIII тоже воспринимают как монарха, чьей тиранией была подготовлена гибель королевства и жуткое кровопролитие Британской революции!

… Вернемся  всё же к нашему общему любимцу  - товарищу Сталину. Я намерен  исследовать феномен его популярности, изучив «свежую» книгу на эту тему, принадлежащую перу профессора, доктора наук, популярного писателя Андрея Буровского. Книга называется - «1937. Контрреволюция Сталина» (изд. «Яуза» «Эксмо», М. 2009). Буровский хотя бы не так примитивен, как обычные «защитники вождя» из  дружин Зюганова-Проханова, он многое знает, многое пытается осмыслить, его текст можно, по крайне мере, читать и обдумывать, делая выводы…

Сначала - предварительное соображение. В сегодняшней России чрезвычайно характерно полное, тотальное непонимание в обществе (включая  и политическую верхушку) отношения к их стране окружающих народов, особливо – «бывших советских». В Москве  вроде бы искренно считают, что Россию большинство населении повсюду любит или, по крайней мере, симпатизирует, плюс от России якобы вокруг ждут мирового спасения - то ли от Штатов, то ли от Европы, то ли от Китая, и нынешние русские – они, в принципе, есть благодетели, которые своими духовными прозрениями спасут мир… Отсюда вытекает некое упоение своим прошлым, своей историей, в частности, сталинской, как своего рода национальным идеалом, когда многие народы и общества мира возжаждали московского руководства, ну, и ещё страшились военной мощи России, что тоже приятно ощущать рядовым согражданам этой страны...

Буровский не принадлежит к легионам глухих и слепых «патриотов», он, повторяю, пытается мыслить – хотя по-своему. Например, ненавидит «красных», растерзавших его отчизну, растоптавших элиту страны, и для него Сталин явился  Божественным орудием мстящей Немезиды, рассчитавшейся от имени истории с большевиками за зверства, за их кровавую террористическую революцию! Согласитесь, необычная позиция для нынешнего автора…

Наш профессор искренно возмущен термином, который прочно вошёл в политический лексикон после 1956 года, с подачи Хрущёва, – «неоправданные сталинские репрессии». А какие репрессии вы считаете оправданными? - задаёт он риторический вопрос. И с яростью обрушивается на перестроечную публицистику, которая уделяла исключительное внимание «процессам 37-го года», т. е. уничтожению элиты большевизма! Но ведь эти подсудимые 1937 года, не какие-то другие лица, восклицает он, выстроили ту систему юстиции, которая их самих покарала! Они просто получили от Сталина возмездие за свои былые злодеяния, в чём, по Буровскому, состоит подлинный урок 1937 года, своего рода – года контрреволюции… За что Буровский благословляет тот жуткий год и его палача!

Кстати, формально опровергнуть аргументы профессора вовсе несложно. Почему репрессии – «неоправданные»? – спрашивает он. Да потому, что термин вытекает из концепции истории XX века, которую проповедует и сам Буровский тоже. Ведь, по его мнению, гражданская война вовсе не закончилась в 1922 году, как нас учили в школе, она продолжалась едва ли не до окончания Второй мировой войны. Но если так считать (а я склонен с профессором соглашаться), то на войне убийства и пленение противников и врагов вовсе не считаются преступлениями, а есть законный способ существования!  Таким образом, казни и аресты, расстрелы и концлагеря (т. е. своего рода - лагеря военнопленных!) противников советского режима (пусть скрытых, но на то и работали следствия и суды, чтобы их разоблачать), - всё являлось, по Хрущёву,  военным действием в гражданской войне, следовательно, - «репрессией оправданной». Кровавыми действиями, да, безмерно жестокими, да, но – оправданными самой логикой гражданской войны, хотя формально необъявленной.... А вот уничтожение «своих» - его нужно считать репрессиями «неоправданными» со стороны  Сталина, и Хрущёв как первый большевик именно это и имел в виду. И сам Буровский думает вполне «по Хрущёву» - только  сторона у него другая, противоположная… И потому «оправданными репрессиями» он называет убийства большевиков в 1937 году! То есть его возражения против «перестройщиков» носят не принципиальный, а личный, субъективный, частный характер…

Историческая концепция Буровского сводится к следующему. Россия традиционно смотрится «догоняющей цивилизацией». Т. е.  страна всегда стремилась быть такой же, «как Европа», но пока она догоняла Европу (в тот или иной период), Запад снова уходил вперёд. И к началу XX века перед Россией возникла проблема, уже как бы решённая в Европе в предыдущее столетие: западные страны перешли в целом от сельского образа жизни к городскому, по сути – они рванулись в новый этап цивилизации. Переход  являлся исторически неизбежным и прогрессивным, но именно в такой стране, как Россия, где подавляющее большинство населения жило в деревнях и занималось сельским хозяйством, он оказался невероятно сложным и болезненным. Революция, собственно, и поставила решение этой проблемы перед страной! Старые большевики, однако, по Буровскому, оказались болтунами и трепачами, которые не могли осуществить эту историческую задачу революции, и схватку выиграл великий практик, товарищ Сталин, обладавший нужным талантом - решительностью, необходимой руководителю России для перехода страны в новую эпоху.  Чтобы повести её по намеченному пути, вождь вынужден был избавляться от этих трепачей, революционистов, отвлекавших народ от необходимой политики, от «индустриализации и коллективизации». Сталин оказался  деятелем, созвучным требованиям истории, и в этом скрыт исторический смысл сталинского террора – в уничтожении утопистов-революционеров, в возврате к  практическому смыслу революции, в изменении стиля жизни российских народов.

Чтобы обосновать подобную концепцию истории СССР, Буровскому неизбежно приходится фальсифицировать факты, хотя лично у меня возникает подсознательное чувство, что он, прежде всего, пытается убедить фальшивками самого себя, поэтому и фабрикует свои данные почти бессознательно... Уж очень ему хочется, чтоб в истории было так, как лично желательно!

Например, почему-то власть Сталина он датирует с 1929 года. Зачем столь грубое искажение  реальной истории понадобилось? Ведь профессор знает и не скрывает, что читал книгу мемуаров секретаря Политбюро Н. Бажанова, а Бажанов фиксировал, что, начиная с 1923 года, Сталин, хотя не был единоличным диктатором, но, несомненно, имел решающие влияние на все голосованиях в Политбюро. И если принять этот факт за истину, то Буровскому придётся признавать, что Сталин  нес ответственность за все репрессии 20-х гг., а уж они-то никак не сводились к уничтожению большевиков, «даже совсем наоборот», как выразился бы в таком варианте  Ленин. Описывая, скажем, истребление инженерной элиты России по «Шахтинскому делу» (1928 год), Буровский  никак не мог бы писать: «Шахтинское дело не имеет ни малейшего отношения к Сталину» (стр. 213). Да уж… Поверить в то, что крупнейший политический процесс эпохи провели без санкции, без прямого указания партийного начальства, никто из лиц, хоть немного знающих устройство советской системы, не способен. Тут, несомненно,  заведомая фальсификация, хотя, повторяю, мне кажется, что у Буровского – наивное самоуспокоение, чтобы не ломать приятную схему.

Второй тур самоуспокоения нахожу на странице 227: «Как правило, «идейные» показали себя никуда не годными работниками. Шло избавление от дармоедов и бездельников». Профессору хочется не просто оправдать, но ещё и одобрить судебные убийства, и он пинает жертвы…. Чтоб им побольнее  было! (Так и Вышинский делал!) Наверно, он обидится, если я назову его в этом повороте типичным советским человеком.

(К слову, чтобы показать абсолютную лживость замечаний Буровского, напомню состав обвиняемых хотя бы на одном из «московских процессов» - на так называемом «параллельном троцкистком». Главные имена – Пятаков, Радек, Сокольников, Серебряков… Пятаков к моменту ареста - первый заместитель наркома тяжелой промышленности (т. е. Орджоникидзе), т. е. один из главных «индустриализаторов»  обеих пятилеток.  Второй, Радек, –  крупнейший дипломат, внештатный министр иностранных дел в ЦК,  готовящий все указания руководства партии по внешней политике. Сокольников в гражданскую войну - один из победоносных командармов, потом нарком финансов, творец «великой денежной реформы», восстановившей «золотой червонец». Четвертый, Серебряков, – из видных сталинских администраторов, заместитель наркома путей сообщения. И так далее. Вдобавок напомню и про подсудимого на первом «троцкистском процессе», Льва Каменева: после того, как его сняли с начальников, т. е. с руководства Москвой, Лев Борисович возглавлял легендарное издательство «Academia» плюс написал  вполне толковую монографию о Чернышевском… Словом, кого ни возьми, - все превосходные работники в любой конкретной и созидательной службе.)

Попутное замечание: главное внимание к «большим процессам» в эпоху «перестройки» объяснялось не якобы коммунистическими симпатиями  «перестройщиков», но вполне понятным для любого историка обстоятельством: архивы тогда оставались в целом закрытыми (они и до сих пор в значительной мере закрыты), а попробуйте-ка работать в истории без архивов! О больших же процессах, по крайней мере, изданы стенограммы их судебных заседаний, т. е. имелся какой-то материал для размышлений. Тем не менее… Ну, не может же профессор не знать, что только в Ленинградском «Большом доме» каждый месяц в 1937-38 гг. расстреливали по несколько тысяч человек, причём  подавляющее число из этих тысяч убитых никакого отношения к партийной элите (и вообще к членству в партии!)  не имело. Это что, тоже был некий неизвестный науке акт «контрреволюции    Сталина»?

А если рассуждать в русле логики Буровского, то опять-таки, трудно не вспомнить, что множество уничтоженных в 1937-38 гг. лиц составляли как раз вполне «сталинские кадры», те самые, что строили для вождя сотни заводов и фабрик, руководили прокладкой каналов, рытьем шахт, пускали в ход комбинаты и оборонные заводы. И притворяться, что  он не знает этого – ну, профессор, кто ж Вам поверит...

Несомненно (и спорить с этим я не стану!), Сталин  показал себя выдающимся российским политиком, отлично чувствовавшим руководимые им общество и народ, отрицать это так же бессмысленно, как отрицать, что лучшим политиком Веймарской Германии проявил себя Адольф Гитлер. Сталин первым, например, осознал, что мировая революция никогда не победит без помощи вторгнувшейся в чужие страны Красной армии. И первым понял, что сильную Красную армию  в СССР можно создать, только опираясь на национальные чувства русского народа. И первым понял, что классовые конфликты выгоднее в СССР превратить в национальные – для укрепления и советской власти, и военной мощи страны.

«Сталин начал реальную индустриализацию СССР, – пишет далее Буровский. - Говорили об этом с 1918 года. Осуществил Иосиф Виссарионович. Подъем производства, создание целых отраслей промышленности, великие стройки.. Что может дать мобилизационная экономика? Через короткое время она даст и Магнитку, и Кузбасс, и Челябинский тракторный завод. Цена чудовищная? Да. Но цена революции не менее,  а более чудовищная – и без малейших признаков того самого прогресса, под знаменем которого она совершалась» (стр. 165).

Это рассуждение видится мне очень важным, потому что оно лежит в центре рассуждений всех сталинистов (а также неонацистов – только в приложении к Гитлеру!). Оно объясняет не только логику профессора, но и всю нынешнюю позицию защитников Сталина. И потому в ответ мы вправе разобрать, чем же товарищ  Сталин так сильно отличался от своих коллег по большой политике? В чём такое уж его своеобразие?

… Он  происходил из той же самой породы большевиков, что все остальные его коллеги по ЦК. Он был воспитан на тех же марксистско-ленинских догматах. Его коллеги, правда, уповали на неизбежное революционное изменение мира, а он, практик, ставя перед собой ту же самую цель, в ходе трезвого осмысления перспектив движения понял - без вооружённого захвата других стран и народов ничего у них не получится. И начал готовить, прежде всего,  вооружённый захват, а не революцию! Но всё равно, не Россия занимала его мысли – на то он и большевик был, но весь мир, всемирная империя и всемирная власть. А Кремль имел шанс стать столицей мира, только создав могучую армию, способную захватывать чужие страны и народы. В осознании этого факта товарищ Сталин действительно опередил соратников.  Это есть правда!

Но для создания могучей армии требовалось предварительно создать могучую военную индустрию. Это понимали все. Однако - как её создать? Откуда взять средства?

Дешевизна рабочей силы – огромное преимущество России в развитии. И мобилизационная экономика способна это преимущество реализовать с невиданной силой… Но к рабочей силе нужно ещё приложить огромные инвестиции, колоссальный капитал. Правительство Витте, например, доставало капиталы из-за рубежа. И прибыли, заработанные иностранными собственниками,  вкладывались в новые предприятия в самой же России, ибо Россия считалась необыкновенно выгодным рынком – и страна развивалась с невероятной скоростью! Но… Традиционный путь оказался закрытым  именно для большевиков, ибо они нагло и легкомысленно аннулировали иностранные долги прежних правительств и конфисковали иностранную собственность.

В отличие от Сталина, Троцкий попытался договориться с «империалистами» по-доброму, и его ближайший сторонник, посол во Франции Раковский, тайно заключил компромисс с французским правительством о компенсациях иностранных долгов в обмен на новые инвестиции. Сталин, естественно, не хотел допустить такого гигантского успеха соперника и, рассекретив эту договоренность, сорвал её… Но откуда ему самому можно было добыть нужные средства?

И возникла невиданная возможность – в 1929 году разразилась мировая депрессия. Этот год в России назовут «годом великого перелома».

…К господину Альберту Кану, главе архитектурой фирмы в Детройте, «архитектору Форда»,  как его прозвали, явился неожиданный клиент - представитель из Москвы. Он предложил Кану спроектировать и организовать для России строительство крупнейшего тракторного завода в Сталинграде. За услуги предлагалась плата – 40 миллионов долларов! В обычное время г-н Канн, возможно, отклонил бы даже выгодное предложение, ибо у большевиков была дурная финансовая и деловая репутация, им ничего не стоило надуть партнёра, не заплатить, придраться, конфисковать концессию… Уж тем паче, что между СССР и США ещё и не установились нормальные дипотношения (потому формально заказ г-ну Кану предлагал вовсе не СССР, а «частная фирма «Амторг»). Но уж после «чёрной»-то пятницы… Альберт Кан принял заказ. И направил в Москву встречную обширную программу. Его список насчитал свыше пятисот возможных строек, и, собственно, «список Кана» составил знаменитую «сталинскую программу индустриализации».

Первым американцы воздвигли – за шесть месяцев! -  Сталинградский тракторный завод. Его проектировал Кан, он же заказал оборудование у 80 американских фирм. Сборку  на месте осуществляли под руководством американских инженеров. Потом последовали сотни новых заводов и фабрик – Челябинский тракторный, Нижегородский завод и прочая, и прочая, и прочая. (Полный список никогда не публиковался). По американским проектам возводился Днепрогэс со всеми его турбинами, изготовленными в Америке, и Уралмаш заодно. Г-ну Кану, главному координатору строек, выплатили, по подсчётам экономиста М. Рубченко, два с половиной миллиарда долларов в целом, за всё!– это примерно нынешних 250 миллиардов…

Через несколько лет валюта в советской казне начала истощаться, и товарищ Сталин написал товарищу Кагановичу: «Ввиду валютных затруднений… высказываюсь против новых заказов на Америку. Предлагаю не делать никаких исключений… ни для Магнитостроя и Кузнецкстроя, ни для Харьковстроя, Днепростроя, АМО и Автопрома». И с 1932 года большинство заказов переориентировали на…  Германию. Тем не менее, по подсчетам того же Максима Рубченко, всего американским фирмам было выплачено в годы первых пятилеток, если считать на нынешние деньги, примерно 40 миллиардов долларов.

«Какова бы ни была цена (курсив мой – М. Х,), в экономике СССР мы можем  видеть колоссальный успех… Сталинская индустриализация имела мировое значение – это тоже факт, и его не очень трудно доказать. Промышленность, построенная по пятилетнему плану, существенно расширила производственные возможности человечества… Индустрия шагнула в те районы, в которых до этого не было крупного промышленного производства… Треть самого крупного материка – Евразии – оказалась площадкой для развития и работы крупного материального производства. Богатства её  центральной части, ранее практически нетронутые, теперь оказались доступны для разработки и использования…»

Далее: «Именно в эти годы большая часть населения России шагнула в цивилизацию… Сколько бы ни критиковали советскую власть, нельзя не признать, что после трехсот лет самодержавия в России она впервые дала простому человеку хотя бы теоретическую возможность стать участником управления государством. Раньше этот путь был закрыт сословными и законодательными перегородками.» (стр. 184-188). Ну, и так далее…

(По правде сказать, эти цитаты напомнили мне спор в юности, когда я пытался доказать моему другу, историку Зиновию Кадсону, что, по крайней мере, евреи-то кое-что получили от Октября! На что он спокойно возразил: «Миша, всё, что нам было нужно, мы получили уже после Февраля»).

Итак, спорить невозможно – развитие произошло, и в цивилизацию русские вошли. Но – откуда они взяли сотни миллионов (ныне миллиарды) долларов, которые за такое развитие заплачены г-ну Кану и его контрагентам, а после фирмам «Демаг» или «Телефункен» и прочая, и прочим…

Валюту Союз добывал  из трех главных источников: от продажи за границу хлеба, отобранного у крестьян; от продажи за границу леса, добытого ссыльными и заключёнными на лесоповалах. Ну, и ещё из Торгсина, куда люди сдавали накопленные поколениями золотые вещи в обмен, преимущественно, на муку – чтобы выжить, спасти  детей от голода. И ещё немного от распродажи музейных ценностей, тоже  накопленных в предыдущие века.

Я умышленно привел обширные цитаты из книги Буровского, имея в виду завершить их ещё и цитатой, выражающей, пусть и в неполной мере, ту самую цену, которую Россия платила за «развитие континента», за «вхождение в цивилизацию». Вот что пишет сам профессор: «Согласно заключению Комиссии ГД РФ (в 2008 г. – М. Х.) на территории Поволжья, Центрально-Черноземной области, Северного Кавказа, Урала, Крыма, части Западной Сибири, Казахстана, Украины и Белоруссии от голода и болезней, связанных с недоеданием, в 1932-33 гг. погибло около семи миллионов человек, причиной тому были репрессивные меры для обеспечении хлебозаготовок» (стр. 272).

Итак, умерло от голода семь миллионов человек (примерно). Зато как расцвела промышленность того же Казахстана!..

Я понимаю, что всюду и всегда развитие человечества требовало от властей уплаты некоей цены. Но всё-таки всюду и всегда это оказывалась цена разная, и человечество  мерило успехи, взвешивая плату за них на весах истории. Скажем, чтобы перейти Англии в промышленную эпоху, ей потребовались зверства «огораживания», разорения сотен тысяч крестьян. Но Германии, например, не требовалось проводить у себя «огораживание». Или Италии…  Цену, которую заплатил Сталин, определить просто невозможно: ведь названные семь миллионов – это только умершие от голода, но сколько миллионов погибло ещё - сосланных, расстрелянных, переселённых… В их числе, к слову, сами сталинские «цивилизаторы» - строители Магнитки и Кузнецка, Днепрогэса и Харьковского тракторного… Всех этих «героев пятилеток» тоже расстреляли в том же памятном 1937 году – за малыми, почти случайными исключениями. Я неслучайно назвал этих людей героями,  хотя работали они по американским или германским проектам, учились у иностранных инженеров, но ведь научились, но ведь выучили своих же людей, и, когда иностранцы уезжали, они умели поддерживать производство «на уровне»… Какие потери возникли в экономике от их уничтожения – кто сможет просчитать! А про армию не хочется и писать…

Профессор в целом понимает, что товарищ Сталин оказался не самым лучшим подарком для России. Но, - возражает он, оппоненты  Сталина из числа революционеров оказались бы много хуже. Почему? Объясняется  просто: все мечтания о мировой революции превращаются в этакую неосуществившуюся реальность, и рисуется она, естественно, самыми мрачными красками! И весь спор как бы решён – в пользу великого вождя…

Но мало ли что говорил и что считал в те годы тот или иной политик! Можно, например, почти не сомневаться, что Троцкий, планировавший революцию в Германии, поддержал бы союз социал-демократов с коммунистами и не допустил бы к власти в Берлине Гитлера… А это значило бы, что война, даже если бы она возникла, обошлась бы русским людям не в 27 миллионов жизней, а много-много меньше… Но, впрочем, кто их, русских людей, считает? Во всяком случае, не профессор. Больше всего в его книге меня поражает абсолютное равнодушие к погибшим, к землякам, к русским людям, – это какое-то для него дерьмо, которому положено, как кизякам, лететь в печь, чтобы в избе дуло потеплее…

Два небольших замечания. Профессор, естественно, отрицает наличие Голодомора на Украине как акт геноцида: ведь людей убивали голодом не только в этой союзной республике, но по всему Союзу, замечает он… Это странно читать у человека, целую главку в своей книге посвятившему террору 1937 года по национальному принципу. Вот примеры из книги Буровского:

«11 августа 1937 года Ежов подписал приказ №06485 -  начать с20 августа операцию по полной ликвидации «Польской организации войсковой»… По этим делам осуждено 103489 человек, из них приговорено к расстрелу 84471 чел.

17 августа 1937 года приказ о проведении «румынской операции»… Осуждено 8292 человека, в том числе к расстрелу 5439 чел.

30 ноября 1937 г. директива НКВД о латышах. Осуждено 21300 чел, из которых 16575 к расстрелу.

14 декабря 1937 г. директива НКВД о распространении репрессий по «латышской линии» на эстонцев, литовцев, финнов, а также болгар. По «эстонской линии» осуждено 9735 человек, в том числе к расстрелу 7998, по «финской» осуждено 11066 человек, а расстрелу приговорено 9078»… Ну, и так далее. Так вот, можем ли мы считать, что репрессий в 1937 году по «национальной линии» вовсе и не проводилось, потому что в том же году много-много больше осуждено и расстреляно самых обычных русско-советских граждан?

Так что с логикой у профессора обстоит весьма худовато, даже в пределах собственной книги.

Наконец, что касается её исторической части. Буровский много читал, многое запомнил. Но всё-таки его знание истории поражает меня какой-то демонстративной небрежностью, непрофессиональным легкомыслием писателя-фантаста. Например, он почему-то считает Бабеля палачом, хотя писатель работал в ВЧК – переводчиком. О том же Бабеле он пишет, как о погибшем в лагере (но Бабель был осуждён Военной коллегией к расстрелу и убит в тюрьме). Про Эстонию он пишет, что она купила независимость, «уничтожив» армию Юденича и примкнувших к нему беженцев, хотя Эстония добилась независимости много раньше похода Юденича на Питер, разбив  солдат Троцкого между озерами, а распустила она армию Юденича, потому что ни одна страна не может держать на своей территории чужую армию, вдобавок не признающую её независимости… Штеренберга он называет «наркомом искусств», хотя тот был всего лишь завотделом ИЗО в наркомате (впрочем, и Кандинский у него просто «некто»). Такими мелкими небрежностями-неточностями книга переполнена почти на каждой странице. Но особенно меня огорчили его выпады по адресу мемуаров Н. Мандельштам и Е. Гинзбург: женщины, мол, не покаялись за свою революционную юность!  Но ведь главная ценность любого источника как раз и заключается в точной и достоверной передаче «воздуха эпохи», тех настроений, который иначе ни из каких документов не добудет историк…  Обе замечательные женщины отлично знали цену революционной романтике – они пережили её на своей «шкуре», но посчитали ненужным искажать и извращать то, что с ними происходило в их юности, в реальности. И историк, который должен быть им за это благодарен, ещё упрекает...

Словом, тяжелая задача  - защищать товарища Сталина. Это сразу понимаешь, читая эту книгу. С налёту, как пробует делать профессор Буровский, это делать так же невозможно, как защищать партайгеноссе Гитлера. И как Иван Грозный (мы возвращаемся к началу статьи, да?) подготовил своей «победоносной деятельностью» русскую Смуту и едва ли не погибель уже расцветавшего государства, так и товарищ Сталин своими «великими успехами» подготовил гибель Советского Союза. И если профессор этого не понял… Что ж, значит, Россия ему точно так же безразлична, как и собственно русский народ.

Что и составляет мой главный вывод.

 

 


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1147




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer2/Hejfec1.php - to PDF file

Комментарии:

Дюмин Сергей
Курск, Россия (п - at 2015-01-08 01:27:34 EDT
Долго искал Михаила Хейфеца по всему (на разных языках) Интернету, но так и не нашёл, кроме этого ресурса.
Решил вот попробовать обратиться сюда.
Заинтересовал меня его интерес к личности величайшего человека в истории человечества. Говорю о сыне Иосифа и Марии Иисусе Христе. Если между мной и Михаилом Рувимовичем возникнет взаимный интерес, то я готов подружиться, ибо открытый человек, но в мире одинокий.
Немного о себе.
Я сам, как христианин и потенциальный (не родившийся ещё) Израильтянин, занимаюсь исследованием (глубоким – не дилетант) священных текстов. Являюсь убеждённым сторонником прихода "Святого Израилева" (имя, используемое неоднократно пророком Исаией), от которого, передаёт Исаия, народ откажется и из-за этого начнётся время тяжкое (для народа в первую очередь), какого не было с тех пор, как существуют люди на земле (это уже из Даниила). По предсказанию Исаии этот грядущий человек есть тот самый Иаков, которого нашёл среди людей, испытал и избрал навеки Господь Бог, дав этим избранием и испытанием (основание, потенциальная способность) имя Израиль, сказав, что будешь (в определённое время) преодолевать человеков. То есть когда подойдёт соответствующее время, Иаков родится Израилем (в силе Божией, ибо был испытан как равный), от которого и произойдёт истинно народ Божий – Израильтяне, которые начнут массово рождаться (в последней главе пророка Исаии). Массовое скоротечное (за короткий промежуток времени) рождение, конечно, не по биологическим законам. А произойдёт такое мистическое рождение из-за того, что Господь Бог пройдёт среди народа, говоря Библейским языком, со Своим мечом и во всепожирающем пламени, карающим за отказ народа от "Святого Израилева", что и есть время тяжкое по предсказанию Даниила. Ибо сказано: прочитаете запечатанную до последних дней книгу... и кто может понять, тот поймёт и, добавлю от себя, поняв, сможет быстро подготовиться и родится Израильтянином, т. е. в силе, как и сам родившийся Израиль (от которого народ отказался, но потом пришлось принять рождённого и вынужденно родится от него). Но в определённый, никому не известный момент рождения народа Божиего, рождение Израильтян прекратится...

Хотелось бы связаться с Михаилом, ибо хочется поделиться своими исследованиями открывающейся ныне Библии (по Даниилу) с коллегой.
Оставлю свои координаты в социальных сетях.
https://plus.google.com/109001160931184879653/posts
http://dyumin-s.livejournal.com/

Если по желанию Михаила посетить мой контент в Интернете (работаю исключительно в Глобальной сети) я интересен как коллега, то прошу мне ответить через форму обратной связи посредством любого человека вашего интернет-ресурса, у кого есть соответствующие странички в соцсетях, ибо надеюсь, что друг с другом у вас связь есть. Не хочется светить E-mail, ибо и так трещит по швам.
Если же интереса у Михаила нет, то не отвечайте мне, и пусть будет так, что я как бы и не обращался сюда. Удалите мою никому ненужную писанину.

Алекс Рашин
Тинек, Нью Джерси, США - at 2011-03-06 01:43:36 EDT
Уважаемый г-н Хейфец,
Приятно прочесть толковую статью. С большинством доводов и выводов согласен.
Несколько примечаний:
а) 1929 год считается большинством западных историков началом зрелого сталинизма: оппозиция разбита, НЭП свёрнут, репрессии усиливаются. Так что в данном случае не "почему то". Хотя Вы правы в том, что и за начало репрессий с 1917 Сталин также несёт по меньшей мере треть ответственности (оперативным штабом после путча были Ленин, Троцкий, Свердлов и Сталин, Вы это вероятно знаете).
б) Согласно Тиму Тсоулиадису (Tzouliadis, "The Forsaken", Penguin, NY 2008) за 6 лет после 1928го СССР обогнал США по производству золота. Резкий подъём начался после открытия в 1932 Колымского золота американскими инженерами, работавшими на Сталина. НКВД поставлял рабочую силу. Массовые аресты нужны были для её восполнения. У Сталина было достаточно золота, чтобы покупать западные заводы.
в) Троцкий был для Запада фигурой не менее угрожающей, чем Гитлер. Сталин использовал его идеи. Так что насчёт его возможностей нейтрализовать Гитлера Вы слишком оптимистичны.
Был бы рад с Вами связаться: Alexander_Rashin@hotmail.com
В ноябре вышла моя книга на русском, которая Вам была бы вероятно интересна.
Д-р Алекс Рашин

Виктор Снитковский
Бостон, MA, - at 2011-02-22 12:27:17 EDT
Конечно, периодически толковые статьи о книгах Буровского, нужны. Но какже занудно читать "буровскую" писанину. Ведь каждый абзац этого "прохвесора" пышет дичайшим примитивом. Если раньше я хоть пролистывал его книги, то теперь не прикасаюсь - противно.
Фира Карасик
Россия - at 2011-02-15 00:26:00 EDT
В очень интересной статье М. Хейфеца названы три источника получения доходов для проводимой индустриализации. Мне кажется, нужно добавить и четвертый, очень существенный: рабовладельческий труд. Миллионам людей, превращенных в рабов, не платили за адский труд ни копейки. Совершенно непостижима позиция сталинистов: все они считают себя патриотами из патриотов своего народа и при этом собственного народа, уничтоженного "кавказцем" Сталиным им ничуть не жаль. Я знаю некоторых таких. В жизни они очень добрые люди, даже душевные. Понимая, что миллионы погибли ни за что, они ничуть им не сострадают. И не считают Сталина убийцей. Какое-то полнейшее извращение сознания, по-моему, уже на генетическом уровне. Ведь и многие из тех, кто отсидел по совершенно фантастическим обвинениям, так и остались сталинистами.
Энергетик
- at 2011-02-13 06:39:58 EDT
По американским проектам возводился Днепрогэс со всеми его турбинами, изготовленными в Америке,
------------------------------------------------------------
В связи с этим можно вспомнить, что на Украине, особенно в Днепроэнерго, до сих пор существует "американское" напряжение 154 киловольта для линий электропередачи. Это напряжение выпадает из советского стандарта. В СССР был ряд напряжений 35, 110, 220, 330, 500 киловольт.

Ури Андрес
- at 2011-02-13 05:52:04 EDT
Еще одна прекрасная публикация Михаила Хейфеца. Разоблачена еще одна теория, способствующая исторической реабилитации Сталина- Сталина-справедливого мстителя за злодейства большевиков.
О Сталине написано много умных и стастных строк на многих языках.Проанализированы его политические, военные,государственные действия.
Однако вопрос о метафизике Сталина, о его реальной философии жизни, жизненных целях, его реальном отношении к марксизму, его реальных чувствах по отношению к людям, его реальных радостях и печалях - ничего серьезного все еще не написано.
Наверное понимая его чувства и мысли- многое из его действий нашло бы самые неожиданные объяснения.

Семен Глейзер
- at 2011-02-12 18:46:07 EDT
Книги профессора Буровского "одна" лучше "другой", и пишутся они со скоростью завидной. Я полностью согласен со статьей М.Хейфеца, и хотел бы только добавить, что одно раннее, столь же высокомерное и небрежное, сочинение А.М.Буровского, его книга "Евреи, которых не было", уже подвергалось критике на страницах "Заметок" (статьи "Как "филосемит" Буровский поправил самого Солженицына").
Б.Тененбаум-М.Хейфецу
- at 2011-02-12 12:00:33 EDT
Михаил Рувимович, как всегда - ясно, точно и убедительно.

если профессор этого не понял… Что ж, значит, Россия ему точно так же безразлична, как и собственно русский народ

Ho вот с этим см. выше) - хочется поспорить. Во-первых, возможно, oн действительно не понял. Так сказать - не осознал, что теперешняя картина упадка и беды есть неизбежный итог каннибальского прошлого. Во-вторых - у него базовая установка другая. Вы с ним о растоптанных людях, а для него вообще людей нет, а есть строительный материал для постройки Империи. Очень даже в традиции российской государственности, уж и не знаю, с какого времени это началось. По-моему, еще до Грозного ...

Сэм
Израиль - at 2011-02-12 11:31:49 EDT
Очень интересная статья, впрочем как и всё, что читал у автора. К сожалению есть путаница между "миллионами и миллиардами", выплаченными за индустриализацию. Но это так, мелочи, общего впечетления не меняющие.
Характерна логика предпочтений героя статьи - ненавидящий Израиль (книга "Евреев, которых не было")встаёт на защиту сталинских преступлений.
Именно сталинских. Не испытывая особо добрых чувств к советской власти, объективность требует признать, что после смерти Сталина эпоха кровавого террора кончилась.

Элла
- at 2011-02-12 09:12:19 EDT
Промышленность Сталин создал только военную, но без нормальной индустриализации страны ВПК оказался "подвешен ни на чем" и, сожрав все, до чего смог дотянуться, там и подох.

Нормальной промышленности в России как не было, так и нету. За сельское хозяйство я уже и вовсе молчу. Науку стали в срочном порядке свертывать, как только выяснилось, что мировое господство все равно не светит.

И вся любовь.