©"Заметки по еврейской истории"
декабрь  2011 года

Филипп Улановский

Одна еврейская жизнь

Так уж сложилось, что больше трети прожитой мною жизни оказалась проведенной рядом с Ривой Крупник. И не только моей – под руководством Ривы в созданной ею благотворительной организации с 1993 года по сей день работает моя супруга. Другой вопрос – почему так получилось? И чем известна Рива Крупник, о которой есть так мало информации во всемирной информационной паутине Интернета? Почему о ней нужно писать?

А писать нужно. И писать хорошо. Не только потому, что, как говорят древние мудрецы, об ушедших следует говорить либо хорошо, либо вообще ничего. Дело в том, что Рива была особой фигурой в истории еврейской общины Грузии на рубеже прошлого и нынешнего веков. Звездой, которая ярко сияла на протяжении более 20 лет.

Рива Крупник

Эту женщину обошли правительственными наградами. Более того, когда ее друзья и единомышленники однажды, лет 7 назад, попытались пробить для нее к ее 70-летию награждение Орденом Чести – одной из высших наград страны для гражданских лиц, она, узнав об этом, категорически воспротивилась, хотя и не была лишена честолюбия. И так и осталась без наград. Хотя лучшей наградой для нее было уважение окружавших ее людей. И, пожалуй, грамота, врученная ей руководством Еврейского международного распределительного комитета «Джойнт» в конце 1990 годов. В ней отмечалось, что Рива Крупник названа «Женщиной года» и подчеркивалось: «Именно при усилии Ривы Крупник в Грузии впервые на высоком уровне были организованы различные национальные, религиозные и государственные еврейские праздники. Трудно назвать сферу, где бы Рива не была первой».

Очень трудно писать о таком человеке. Не потому, что чувствуешь себя пигмеем рядом с ней. Пришел к ней я, будучи не самым плохим физиком, а впоследствии мне довелось переквалифицироваться в журналиста. Трудно писать потому, что пишешь о человеке, который был очень дорог. О человеке, с которым делил все радости и невзгоды и был одним из лучших друзей (хотя и старше меня на добрых два десятка лет). О таком человеке просто необходимо писать без прикрас. Не как о бронзовом памятнике, а как о женщине, все достоинства и недостатки которой были настолько органично взаимосвязаны, что только их единство создавало тот неповторимый колорит, который именовался личностью Ривы Крупник.

Мои воспоминания и впечатления ни в коей мере не могут претендовать на исчерпание темы Ривы. На жизненном пути каждого человека встречается множество людей, с которыми доводится общаться. Но далеко не каждому удается оставить в судьбе других такой неизгладимый след, который оставила Рива. И происходило это совершенно неназойливо, естественно.

Родилась Рива Крупник 13 октября 1933 года в приморском городе Батуми. Родители Ривы были традиционными ашкеназийскими евреями, уроженцами Украины. Они советовали своей дочери получить медицинское образование. Хотя Рива так и не стала врачом, всю свою жизнь она посвятила врачеванию душ, а в рамках созданной ею программы помощи больным и старикам – не только душ. Вся деятельность Ривы была сосредоточена в трех основных направлениях – образование, культура и милосердие.

Детство Ривы, по ее словам, было «на редкость счастливым и полнокровным». Родители дали ей и ее младшему брату Эмилю, ныне – руководителю еврейской общины Аджарии – полноценное образование (Рива стала филологом, а Эмиль закончил исторический факультет). Кроме того, родители Ривы и Эмиля сумели приобщить детей к непреходящим общечеловеческим и национальным ценностям.

В детстве Рива очень любила петь еврейские песни на идиш. У Ривы был прекрасный музыкальный слух, и потому пела она хорошо, очень трогательно и тепло – так, как исполняли эти песни ее любимые певцы и певицы Нехама Лифшиц, Анна Гузик и другие, многие из которых в 50-х и 60-х годах прошлого века приезжали в Тбилиси. Приезжали для того, чтобы выступить с концертами для многочисленной еврейской общины Грузии, насчитывающей десятки тысяч человек. Рива в совершенстве владела языком идиш, «мамэ лошн», на котором говорило большинство ашкеназийских евреев Восточной Европы. Когда в Грузию приезжали знатоки идиша из других стран и республик Союза, она могла часами с ними разговаривать на этом языке. Рива весьма неплохо знала английский и грузинский, хотя в быту предпочитала русский язык.

Земля грузинская не слишком пострадала от сражений Великой Отечественной, хотя 700 тысяч уроженцев республики сражались в рядах Советской Армии против германских нацистов и их приспешников. Многие из них не вернулись домой с полей сражений...

А вот акватория Черного моря стала полем битвы, и приморский городок Батуми в страшные годы войны принимал беженцев и раненых. Среди беженцев оказалось немало евреев с территорий, захваченных врагом. Многие оставляли дома, бросали все пожитки, чтобы только выжить, а не разделить участь расстрелянных в Бабьем Яру, Тростянце, Понарах...

Рива с родителями жила в небольшом так называемом «итальянском дворике». Впоследствии она вспоминала (цитирую по ее воспоминаниям, опубликованным несколько лет назад в русскоязычной еврейской газете Грузии «26 веков»): «Одно за другим приходили в Батуми пассажирские суда с беженцами старики, женщины, дети. В Грузию фашисты, к счастью, не успели войти, но война была совсем рядом и чувствовалась во всем: многие к тому времени успели потерять на фронтах родных и близких мужей, братьев, сыновей. Все едва сводили концы с концами, а в очередь за хлебом, который выдавали по карточкам, становились с вечера.

...В этот двор, как и другие батумские дворы, в которых жили тогда евреи, приходили беженцы. Они не стучались в двери, никого не звали, а стояли и ждали, пока кто-то обратит на них внимание.

– Исроэль? – спрашивали они и, получив утвердительный ответ, рассказывали о себе. Из одной еврейской квартиры их направляли в другую, оттуда – в третью и т. д. Беженцев оставляли на праздники, на субботу, дарили им одежду, давали еду на первое время, помогали как-то устроиться, выхаживали больных, навещали их в больницах; посещали систематически военные госпитали и, узнав, что есть там среди раненных и солдаты-евреи, опекали их, помогали устраивать связь с родными, семьями... Взрослые тогда рассказывали, что с протянутой рукой на улице в те годы евреев не видели. Это потому, говорили тогда, что евреи стыдливы»...

Рива была хорошим журналистом, работала она в газетах «Железнодорожник Закавказья» и «Вечерний Тбилиси». Ветераны «Вечерки» и по сей день тепло вспоминают неутомимую девочку Риву, которая могла с утра до вечера бегать по редакционным заданиям. А затем Рива стала работать на кафедре русского языка и литературы Грузинского политехнического института, и очень скоро снискала репутацию очень принципиального педагога. Здесь Рива проработала более 30 лет, и оставила работу только после того, как убедилась в невозможности совмещать свою деятельность на благо евреев с формальной педагогикой в вузе.

В далекие 1960 годы евреям было нелегко добиться права на выезд в Израиль. Многим известно знаменитое письмо 18 грузинских евреев в ООН, которые в годы застоя сумели добиться от Брежнева разрешения на выезд. Письмо это было написано в августе 1969 года. Рива любила рассказывать эту историю. Тем более что она сама оказалась причастна к ней, подписав письмо в поддержку этих людей. Письмо Ривы зачитывалось неоднократно по «Голосу Израиля». Вездесущий КГБ попытался наказать Риву и потребовал от руководства кафедры избавиться от нелояльного преподавателя. Но благородный профессор-грузин, возглавлявший кафедру, наотрез отказался выносить это нелепое требование на обсуждение кафедры, и Рива продолжила работать.

В числе ближайших друзей Ривы Крупник были двоюродные братья Цицуашвили Гершон Бен Орен, ныне профессор Иерусалимского университета, и Шалва Цицуашвили. Познакомилась Рива с ними еще в застойные 70-е годы ХХ века, и простая человеческая дружба сохранилась на всю жизнь. Хотя братья Цицуашвили репатриировались в Израиль, а Рива Крупник осталась в Грузии, они и после того, как судьба развела этих людей по разным странам, неоднократно встречались. А сами Гершон и Шалва неоднократно приходили к Риве в созданную ею воскресную еврейскую школу в гости, рассказывали о жизни в Израиле, привозили интересных людей, читали увлекательные лекции.

Рахамим Ханания (израильский специалист по сельскому хозяйству) и Гершон бен Орен (профессор филологии) в воскресной школе у Ривы Крупник (2006)

В верхнем ряду – преподаватели: Нино Гоисашвили, Филипп Улановский, Анна Гилельс, Тамуна Нациашвили, Мзия Мамиствалова, в нижнем – Шалва Цицуашвили и Рива Крупник

Во многом эти талантливые люди способствовали ознакомлению Ривы с литературой по истории государства Израиль, и многочисленными художественными произведениями, которые тогда именовались образчиками сионистской пропаганды, например, с историческим романом Говарда Фаста «Мои прославленные братья», повествующим о Маккавейской войне и братьях Хашмонаи.

В 1989 году, уже в эпоху горбачевской перестройки, профессор Гиви Гамбашидзе совместно с грузинскими и еврейскими единомышленниками создал Ассоциацию грузино-еврейских взаимосвязей. Членом совета этой ассоциации стала и Рива Крупник. В рамках осуществления деятельности этой ассоциации и под ее эгидой Рива создала клуб любителей еврейской книги «Сефер».

Весной 1990 года Рива впервые в Грузии организовала показ 7-серийной версии израильского документального телесериала «Огненный столп», повествующего об истории еврейского народа в конце XIX века и первой половине XX века, и трудностях создания Государства Израиль. На презентации сериала был тогдашний представитель Еврейского агентства («Сохнут») в Грузии Ицик Моше. Этот тогда еще совсем молодой человек и в дальнейшем играл значительную роль в развитии еврейской культуры и образования в Грузии. Ныне он возглавляет грузино-израильскую бизнес-палату.

Этот знаковый сериал позднее многократно демонстрировался по грузинскому телевидению. И это было сделано не только в знак дружбы между народами Грузии и Израиля, но в качестве прекрасного примера того, чего способен добиться маленький народ всего за каких-нибудь полвека – с конца 90-х годов XIX века и до конца 40-х годов XX века. Несмотря на определенные проблемы, возникшие в последние три года в связи с прекращением сотрудничества между Израилем и Грузией в военной сфере после пятидневной войны между Россией и Грузией, арестом и судебным наказанием израильских бизнесменов Рони Фукса и Зеэва Френкеля, в Грузии традиционно почитают и уважают Израиль и евреев.

И не только потому, что грузинские цари Багратиони возводят родословную к царю Давиду, а еврей Авиатар ознакомил грузин с христианским учением... В далеком уже 1914 году, на конгрессе сионистской молодежи во Франкфурте, в ответ на сетования о повсеместном притеснении евреев, тбилисский раввин Давид Баазов заявил, что приехал из страны, никогда не знавшей антисемитизма. Впрочем, он сказал не всю правду. В последней четверти XIX века благодаря русскому царизму и в Грузии имели место кровавые наветы на евреев (например, дело грузинской девочки Сары Модебадзе), но исходили они не от грузин, а от имперских чиновников...

Летом 1990 в тбилисском Дворце Шахмат в рамках работы клуба «Сефер» состоялись встречи с двумя еврейскими писателями. Гостями клуба стали Анатолий Кардаш (Аб Мише) из Москвы и народный депутат СССР от партии «Саюдис» Григорий Канович из Литвы.

Аб Мише в далеком уже 1990 году рассказывал об окончательном решении еврейского вопроса и своей книге «Черновой вариант». Впоследствии Аб Мише стал методистом и экскурсоводом иерусалимского музея и мемориального центра Катастрофы «Яд ва-Шем». Во время встречи с автором этой статьи в Израиле в конце 2001 года он очень тепло вспоминал Риву, которая прекрасно осознавала, что настоящее и будущее немыслимы без прошлого.

На вечере Кардаша Рива Крупник распространила листки свидетельских показаний мемориала «Яд ва-Шем», и многие евреи, потерявшие в огне Катастрофы родных и близких, своими показаниями пополнили базу данных этого уникального мемориала. В их числе оказалась и моя семья – сестра моей матери заполнила пять листов показаний на своих родных, и «Яд ва-Шем» прислал ей подтверждение включения сообщенных ею фактов в базу данных.

А вечер Кановича завершился чтением эссе «Еврейская ромашка» с рассуждениями «Ехать или не ехать?». Примечательно, что Рива сама размножила и распространила среди зрителей ксерокопии этого очерка. После этих встреч многие из зрителей приняли окончательное решение о репатриации в Израиль.

Осенью того же года, накануне Рош а-Шана, состоялся просмотр франко-западногерманского фильма «Прощайте, дети!» о еврейских детях, которых католические священники спасли от истребления в огне Холокоста... Этот просмотр также организовала Рива Крупник по линии клуба любителей еврейской книги. В том же году Рива организовала вечера, посвященные Дню памяти жертв Катастрофы еврейского народа и героев ее, и празднику обновления Храма и победы праведников над нечестивцами.

Во время одного из мероприятий клуба «Сефер» у Ривы появилась идея о создании первой в Грузии еврейской женской организации. В декабре 1990 года Рива и ее единомышленницы создали Ассоциацию еврейских женщин Грузии «Мириам». Эмблемой Ассоциации стало стилизованное под древо изображение храмовой меноры, созданное известным грузинским архитектором, евреем Шотой Бостанашвили (недавно он успешно завершил проект обновления тбилисской центральной синагоги (иначе синагога евреев из Ахалцихе), строительство которой завершилось более ста лет назад). Выбор эмблемы был наполнен глубоким смыслом и понравился как Риве, так и другим участницам и участникам Ассоциации. Ибо хороший светильник призван освещать и освящать, а дерево – приносить плоды.

Эмблема Ассоциации еврейских женщин Грузии (автор архитектор Шота Бостанашвили)

В уже упомянутом Дворце Шахмат весной 1991 года Рива организовала большой концерт, приуроченный ко Дню Иерусалима. Перед гостями выступили Рива Крупник, Ицик Моше, тогдашний вице-мэр Ашкелона Эфраим Гур, другие почетные гости. Участницами концерта стали популярные грузинские исполнители, и в их числе – знакомые многим Ирма Сохадзе и Тамара Гвердцители (хорошо известно, что мама Тамрико – учительница Инна Кофман). На вечере был показан фильм известных деятелей киноискусства – еврея Отара Сепиашвили (этот известный киновед проживает ныне в Нью-Йорке) и грузина Гии Чубабрия, с которыми Рива дружила.

Рива организовала в те годы преодоления еврейского ликбеза и возвращения к корням еще один большой фестиваль фильмов на еврейские темы, а впоследствии – несколько показов документальных фильмов, посвященных теме Холокоста.

В конце 1992 года во Дворце Шахмат состоялся показ художественного фильма «Попугай, говорящий на идиш» по повести Эфраима Севелы «Мама». Среди гостей вечера был исполнитель главной роли Янкеля Лапидуса – актер театра и кино Рамаз Иоселиани.

Вскоре после создания ассоциации «Мириам», в том же декабре 1990 года, в Тбилиси свершилось своеобразное ханукальное чудо – открылась первая в эпоху новой истории страны воскресная школа. В первые годы своего существования в школе учились сотни людей, которые получали от педагогов первоначальные знания иврита, возвращались к традициям, готовились к репатриации. Среди учащихся были и взрослые, и дети...

В начале 1992 года при школе начала действовать театральная студия. Ее работу возглавляли режиссер Нина Йоффе (дочь известного актера тбилисского русского драматического театра имени Грибоедова Михаила Иоффе; семья Иоффе ныне проживает в Израиле), затем – актер Давид Енукашвили, а с 1997 – актер, педагог и режиссер Анатолий Лобов.

Коллектив создателей спектаклей (конец 1990 годов) – Давид Енукашвили, Леонид Альперт, Рива Крупник, Филипп Улановский, Анатолий Лобов

Сейчас эта студия носит название «Симха» и вот уже на протяжении почти 20 лет творения студии (спектакли, вечера, литературно-музыкальные композиции) приносят радость многочисленным зрителям, которые приходили в лучшие театральные залы Тбилиси, чтобы посмотреть на эти разовые представления к еврейским праздникам. За эти годы «Симха» представила на суд зрителей несколько десятков культурно-образовательных мероприятий, в том числе – спектакли по произведениям таких классиков еврейской и израильской литературы, как Шмуэль-Йосеф Агнон, Шолом-Алейхем, Лея Гольдберг.

Выход на поклон после «Пуримшпиля-2001». В спектакле приняли участие учащиеся воскресной еврейской школы Софья Панджакидзе, Юлия Иванова, Анна Гольд, Яна Шварцман, Нана Николаишвили, Белла Макаридзе, Михаил Винокуров и другие, двое сотрудников "Хеседа" (Леонид Волчек - внизу, и Инна Литвинова - нынешний руководитель службы "Патронаж", крайняя справа), отец ученицы воскресной школы Илья Маградзе (второй справа, его дочь Марика Маградзе - самая юная участница спектакля - в центре с цветами, перед автором и режиссером), мать ученицы воскресной школы Ната Рижинашвили (в просвете между Ривой Крупник и Ильей Маградзе), трое слушателей студии при театре юного зрителя (в их числе в верхнем ряду, с кепкой в руке - Вахтанг Николава, в настоящее время – один из режиссеров русского драматического театра имени Грибоедова)

В начале 1990 годов Рива создала патронажную службу милосердия «Рахамим», деятельность которой была направлена на осуществление поддержки и помощи старикам и инвалидам. Служба эта просуществовала самостоятельно до 1997 года, а потом стала основой для создания современного, хорошо оснащенного еврейского общинного благотворительного центра «Хесед Элияѓу» (директор – прекрасный хирург и очень добрый человек Реваз Шаташвили, который всячески способствовал не только работе службы «Патронаж», но и любезно предоставлял помещения клуба при центре для репетиций студии «Симха»).

Директор «Хеседа» Реваз Шаташвили и Рива Крупник

«Рахамим» вошел в состав «Хеседа» в качестве службы «Уход на дому» (работу этой структуры возглавила Рива Крупник). Вот что об этом вспоминала сама Рива: «...Летом 1990 года во время встречи с писателем Кановичем стало известно, что одинокой старой глухой женщине ампутировали ногу, и она нуждается в уходе и помощи. Первое, что тогда пришло мне в голову, – это были слова, брошенные в зал: "Если не мы, то кто? Если не сейчас, то когда?" Люди откликнулись и тут же стали предлагать свою помощь, деньги. О несчастной женщине стали заботиться члены клуба: систематически приносили ей еду, продукты, купили слуховой аппарат. Этот случай и положил начало сегодняшней патронажной службе».

Волонтеры службы милосердия «Рахамим» получили организационную поддержку от «Сохнута», а затем – от «Джойнта». Все нуждающиеся евреи и члены их семей получали продовольствие (сахар, растительное масло, рис, крупы, молочный порошок и другие продукты), а больные–медикаменты. Ежегодно, накануне праздника Пecax, все подопечные службы получали мацу. Нелегко приходилось Риве Крупник, Михаилу Иванову, Полине Красик, Эсфири Есилевской и другим в начале работы, ибо не хватало элементарного опыта. Ведь подобная служба в Грузии создавалась практически на голом месте, и всего приходилось добиваться на базе чужого опыта и собственных проб и ошибок.

Сотрудники Хеседа и воскресной школы

С первых же дней работы воскресная еврейская школа стала и центром по возвращению к корням, и домашним клубом, в котором укреплялась связь поколений. Еврейские дети, их мамы, папы, бабушки и дедушки не только изучали иврит и традиции, но и знакомились с израильской литературой и периодикой на русском языке и легком иврите (по газете «шаар ле матхиль», которую доставляли в школу прямо из Израиля). В школе можно было получить практически любую нужную информацию об Израиле, Алие и жизни еврейской диаспоры в Тбилиси. В здании 56-й школы (директором этой хорошей русской школы в престижном тбилисском микрорайоне Ваке некогда был Альфред Моисеевич Макагон, дочь которого Анна стала известной российской поэтессой и актрисой) систематически дежурили врачи, давая медицинские консультации.

Учащиеся школы могли пользоваться и личной еврейской библиотекой Ривы Крупник. В ней были собраны изданные в Израиле книги библиотеки «Алия», журналы, газеты, а также «самиздат» – книги, набранные на пишущей машинке или отпечатанные на фотобумаге с негативов, тайно ввезенных в СССР израильтянами или просто евреями, проникнутыми духом сионизма.

У истоков создания воскресной школы стояли Рива Крупник и главный раввин Грузии Ариэль Левин, вернувшийся к еврейской традиции уже после окончания советского вуза.

Тогдашний глава представительства Еврейского Агентства «Сохнут» в Грузии Ицик Моше и главный раввин Грузии Ариэль Левин (1990)

Ицик Моше (руководитель представительства «Сохнут» в Грузии), художник Михаил Крихели, видный деятель еврейской общины, нынешний посол Грузии в США Темур Якобашвили, видный деятель еврейской общины Цхинвали, ныне израильский журналист Элион Виленчик в воскресной школе у Ривы Крупник (1992)

Автор этих строк и его сын Александр, ныне проживающий в Израиле, были в числе самых первых учеников воскресной школы. Тогда в школе удавалось сочетать светское и религиозное еврейское образование. Однако уже к концу первого учебного года наметились разногласия между педагогом и раввином. У Ривы Крупник и Ариеля Левина оказались диаметрально различные подходы к этому вопросу. Рива делала нажим на чисто светское сионистское образование, а Ариель отдавал приоритет религиозному. После того, как из Израиля в еврейскую школу Ривы стали приезжать светские методисты и инструкторы, в том числе – женщины, пути Ривы и Ариеля разошлись.

Более трех тысяч человек в разные годы учились в воскресной еврейской школе Ривы Крупник.

В воскресной школе (около 2005 года)

Подавляющее большинство из них репатриировалось на историческую родину. В школе преподавали иврит и еврейские традиции, историю еврейского народа и Израиля, работали математический и шахматный кружки, было организовано обучение английскому языку, существовал детский хор «Гешер».

В 1991 году Рива и Эмиль Крупник при содействии тогдашнего представителя «Сохнута» в Грузии Ицика Моше организовали в городе Кобулети первый в Грузии международный молодежный еврейский лагерь «Ямит» («Морской»).

Участники первого в Грузии еврейского летнего лагеря отдыха «Ямит» (1991)

Около 120 юношей и девушек отдыхали вместе. Информация о лагере «Ямит» облетела все средства массовой информации Грузии, а в некогда родной для Ривы газете «Вечерний Тбилиси» работе лагеря был посвящен большой фоторепортаж.

Один из тех, кто отдыхал в «Ямите» – тогда совсем меленький мальчик Роман Джанашвили – стал одним из тех 21 юношей и девушек, которые погибли в результате теракта в тель-авивской дискотеке «Дельфинариум» 1 июня 2001 года.

Рива Крупник и Евгения Джанашвили у обелиска погибшим на набережной Тель-Авива у «Дельфинария» (начало 2000-х)

Мать Романа Джанашвили – Евгения – не раз бывала в гостях у родственников в Тбилиси, приходила и в воскресную школу, которая с лета 2002 года носит имя ее младшего сына. С инициативой присвоения школе имени Романа Джанашвили (одного из ее бывших учеников) выступила сама Рива Крупник.

Она и ее брат Эмиль после того первого лагеря организовали на самом высоком уровне в Аджарии, на побережье Черного моря, девять лагерей отдыха «Симха», в которых отдохнули сотни детей и представителей еврейской молодежи Грузии.

 

Лагерь отдыха «Симха-2000»

Последний по времени лагерь «Симха-11-Кобулети» летом 2011 года организовывал уже только Эмиль Крупник.

Конечно, идеализировать Риву не следует. К современным технологиям Рива была в основном равнодушна, и лишь в последние три года ее жизни автору этих воспоминаний удалось привить ей интерес к информации из Интернета. Но Рива не стеснялась признавать, что она чего-то не знает, и называла свои познания в сфере высоких технологий «дремучим невежеством». В 1999 году она успешно закончила Институт общинных и социальных работников имени Вильяма Розенвальда в Санкт-Петербурге и получила диплом, выданный этим институтом и Бар-Иланским университетом (Израиль).

Рива интересовалась событиями в мире, и главным образом – в Израиле и еврейских общинах диаспоры. Последний наш разговор о событиях в мире состоялся за 10 дней до ее кончины. Мы обсуждали с ней по телефону события в Египте, арест Фукса и Френкеля грузинскими властями, ситуацию в самом Израиле.

Рива остро реагировала на все события. В сентябре 2005 года мы с ней вместе составили письмо с выражением сочувствия пострадавшим и семьям погибших в результате тайфуна «Катрина», пронесшимся над югом США. Письмо было адресовано тогдашнему президенту США Бушу-младшему.

Поэтому совершенно неслучайно еврейская община Грузии назвала Риву Крупник «Человеком года» и еврейским символом «Эшет Хаиль», то есть «Женщина-боец». А американский режиссер Стивен Спилберг, автор «Списка Шиндлера») и всё руководство фонда его имени тепло поблагодарили Риву за сбор документальных свидетельств лиц, переживших Холокост. Это были как письменные, так и видеоматериалы, в которых люди, пережившие Катастрофу и проживавшие в Грузии, рассказывали о самых жутких эпизодах своей жизни.

Рива не была легким человеком, но ее нельзя было и обвинить в том, что с ней очень трудно общаться. Рива никого не обижала «ни за что», а только в ответ на какие-то проступки, которые зачастую не красили этого человека.

И в то же время ей была присуща особая душевность. Возможно, не рафинированно-деликатная, но очень трогательная. Рива Крупник с огромным вниманием и теплотой относилась к близким ей людям – друзьям, подчиненным, подопечным, членам своего коллектива. Она терпеть не могла хамства, зазнайства, ротозейства. Ее уважение к компетентности и профессионализму было образцовым и искренним. Хотя она сама не всегда предлагала самые удачные идеи, профессионалам из ее окружения удавалось убеждать ее в правильности иных идей и концепций. А окружать себя профессионалами Рива умела как никто другой!

Учителя воскресной школы имени Романа Джанашвили (около 2003). Сидят (слева направо) - Мзия Мамиствалова, Рива Крупник, Рафаэль Мошашвили, Яков Мошиашвили, стоят – Уна Нациашвили, Филипп Улановский, Анна Гилельс, Нино Гоисашвили, Леонид Альперт

Рива всегда стремилась доставать пригласительные билеты для своих сотрудников на посольские приемы по случаю Дня Независимости Израиля и крупные общинные еврейские мероприятия.

Рива умела находить общий язык и с подчиненными, и с начальством, она могла на равных разговаривать с Шимоном Пересом и с самым юным учеником воскресной школы.

Рива прекрасно знала еврейские традиции, и не раз проводила показательные занятия в воскресной школе. Хотя ее знания иврита оставляли желать много лучшего (она могла читать и немного понимала простые тексты), Рива Крупник, обладая неисчерпаемым педагогическим даром, давала ценные указания учителям иврита, большинство из которых прошли спецкурсы обучения за пределами Грузии. За последние 2 десятилетия численность евреев в Грузии и Тбилиси заметно сократилась (подавляющее большинство репатриировалось в последнем десятилетии ушедшего века, в результате чего в Грузии осталось всего около 4 тысяч евреев из 72 тысяч). Но Риве удавалось находить людей с еврейскими корнями, причем многие из них даже не догадывались о своем еврействе или не афишировали его. Рива приобщала их к жизни еврейской общины.

В воскресной школе в разное время побывали практически все послы и консулы Государства Израиль в Грузии. Среди гостей были также руководители представительств в Грузии организаций «Джойнт» и «Сохнут» и просто интересные люди – евреи и неевреи. Рива очень любила евреев, но всегда проявляла интернационализм, который она, вероятно, впитала с молоком матери. Среди ее друзей были евреи и грузины, армяне и русские, осетины и поляки... Совместно с тогдашним послом Польши в Грузии Яцеком Мультановским и руководителем польской общины Грузии Марией Филиной Рива Крупник в качестве рядового партнера (а не в привычной роли организатора) участвовала весной 2004 года в подготовке прекрасного показа польских фильмов, посвященных 61-й годовщине восстания в Варшавском гетто.

Я надолго запомнил состоявшуюся в октябре 2002 года встречу с прекрасной женщиной из Франции Эстер Горинтин (Горенштейн), впервые снявшейся в кино в возрасте 85 лет, и исполнившей главную роль в прекрасном франко-грузинском фильме Джулии Бертучелли (ученицы знаменитого Кшиштофа Кисловского) «Since Otar left». Весной следующего года в тбилисском кинотеатре «Амирани» состоялась премьера этого фильма, и Рива Крупник помогла многим (и мне в том числе) побывать на ней.

По сей день с восторгом вспоминаю встречу с Довером Косашвили, режиссером прекрасного израильского фильма «Поздняя свадьба» (Хатуна меухерет»), который в середине июля 2003 года вместе с Ниром Хаклили и Мони Мошоновым – журналистами популярной в Израиле телепрограммы «Паспорт» – посетил Грузию и по приглашению Ицика Моше стал еще одним почетным званым гостем воскресной еврейской школы.

Слева направо - Филипп Улановский, Барух Подольский, Рива Крупник, Мзия Мамиствалова, Лида Камень, Нино Гоисашвили, Тамуна Нациашвили

Встреча с участниками израильской программы «Паспорт» в воскресной школе (стоят слева направо – Рива Крупник, Ицик Моше, израильский участник программы "Паспорт", ученицы воскресной школы Яна Шварцман и Ия Таплашвили (ныне обе – в Израиле). Остальные три человека на снимке – участники программы "Паспорт")"

Художник Александр Окунь, Ицик Авербух - представитель «Джойнта» в Иерусалиме, глава представительства «Джойнт» в Грузии и Армении Яков Ефремашвили (Офир), поэт Игорь Губерман, Рива Крупник на выставке еврейской книги в Тбилиси (1999)

Рива очень любила созданные ею культурно-образовательные и благотворительные структуры, относилась ним как к родным детям, то есть нежно и одновременно строго. Порой эта любовь приводила к своеобразным проявлениям ревности по отношению к сотрудникам. Их она считала соратниками, единомышленниками и своими приближенными. Были даже случаи, когда она воспринимала за измену попытки некоторых из этих людей вне службы контактировать с теми, кого Рива по тем или иным причинам недолюбливала. И в то же время она никогда не мешала своим сотрудникам искать работу на стороне, и даже в конкурирующих организациях (других еврейских школах и центрах)...

Ривы не стало в конце января 2011 года, но ее брату Эмилю удалось принять участие в тендере на использование выходных дней в том школьном здании, в котором в последние годы работала еврейская воскресная школа. Ему удалось до конца учебного года (то есть до будущего лета) продлить срок пользования классами школы, в которой воскресная школа работает вот уже больше 6 лет. Кстати, в этом же здании 51-й школы некогда учился нынешний президент Грузии Михаил Саакашвили.

Летом 2004 года в рамках программы реорганизации системы образования в диаспоре одна из крупных израильских правительственных структур (а конкретно – «Натив», или «Лишкат акешер») прекратила материальную поддержку работы воскресной школы имени Романа Джанашвили.

Генерал и дипломат Цви Кантор (тогдашний заместитель главы Лишкат а-Кешер), консул Анатолий Лифшиц в воскресной школе, справа – педагог воскресной школы Тамуна Нациашвили, ныне – сотрудница Министерства внутренних дел Израиля, ориентировочно 2000 год

Несмотря на это, Рива сделала всё, чтобы ни учителя, ни ученики не почувствовали этих очень серьезных и болезненных изменений. Под руководством Ривы школа задолго до реорганизации фактически превратилась в культурно-образовательный центр, который оказывал практическую и методическую помощь другим школам... И этот центр соответствовал всем требованиям общины и условиям реорганизации, предложенным «Нативом». Рива очень тяжело переживала несправедливое решение «Натива». Даже ездила в Израиль, чтобы доказать свою правоту тогдашним руководителям «Натива» Цви Магену и Цви Кантору. Однако Риве пришлось возвратиться домой, так и не добившись своего, хотя доказывать свою правоту она умела как никто другой.

Когда у Ривы спрашивали: «Как здоровье?», она уподоблялась герою еврейского анекдота, отвечавшего на такой вопрос: «Не дождетесь!», и обычно отвечала: «Лучше всех!» Близкие ей люди знали, конечно, о ее болезнях. Сама Рива часто называла себя железной, однако близкие ей люди могли понять ту боль, которую она несла в себе и не выпячивала наружу. Она стремилась до последнего держаться на ногах и не обращаться к врачам. Она на ногах перенесла инсульт осенью 2010 года, и вскоре побежала на работу. Рива считала, что у медиков и без нее полно забот и больных людей.

Рива прекрасно знала всех подопечных патронажной службы «Уход на дому» еврейского благотворительного центра «Хесед Элиягу», со многими из них она часто общалась по телефону. Ныне работу патронажной службы возглавляет опытный педагог (да, видимо, чтобы заниматься патронажем, нужно быть педагогом!) Инна Литвинова, которая в течение многих лет работала под руководством Ривы и на протяжении последних лет вела все делопроизводство.

У Ривы была феноменальная потрясающая способность мобилизовать людей и цементировать их для выполнения поставленных задач. Практически все, что делалось под ее руководством, получалось «отлично» или «очень хорошо». Срывов почти не было.

На культурно-массовых и общинных мероприятиях, зачинателем и организатором многих из которых она была, она сама встречала всех гостей у входа, усаживала их в зале или за столами.

Какие прекрасные Седер Песах она проводила в школе!

Седер Песах в воскресной школе (2001)

Среди гостей седера были не только преподаватели и учащиеся школы, но также видные деятели еврейской общины, просто интересные евреи и даже неевреи. Однажды гостями седера были посол США в Грузии Кеннет Яловиц с супругой! Автор этой статьи не раз был главой стола, читающим Пасхальную Агаду, на многолюдных общественных седерах, с участием до 120 гостей. Все происходило не просто хорошо и интересно (лишь однажды представитель «Джойнта» Меир Зизов указал «тамаде», что он упустил какую-то мелочь), но и кашерно, поскольку все яства готовили преподавательницы воскресной школы.

Встретив гостей, Рива выходила на театральную сцену и выступала первой, рассказывая о празднике и представляя многих присутствующих. И при этом она почти всегда волновалась.

На закрытии одного из вечеров

Но после окончания мероприятий она всячески стремилась, чтобы проводимые ею действа адекватно отражались на страницах прессы. Поэтому она, как опытный журналист со стажем, не раз спорила с молодыми репортерами, побывавшими на ее вечерах. От тех журналистов, в способности которых с первого предъявления отразить сущность она сомневалась, она требовала представления на визирование написанных ими статей, сама правила ошибки. Пару раз написанные статьи так и не были напечатаны – настолько некорректно они были составлены. Хотя многие самолюбивые журналисты обижались на нее за это, Рива часто была права.

Рива Крупник, посол Израиля в Грузии Ривка Коэн, Анатолий Лобов в финале одного из вечеров памяти жертв Холокоста и героев периода Катастрофы

Помню, что не раз Рива волновалась так сильно, что с трудом могла потом припомнить отдельные детали состоявшихся вечеров. А к спектаклям и постановкам театральной студии «Симха» она относилась с особой симпатией. Рива всегда стремилась ознакомиться со сценариями в самом же начале работы, делала немало интересных и полезных замечаний во время обычных репетиций и даже во время генеральных...

Общее фото на память после спектакля «Жемчужное ожерелье» (театральная студия «Симха», 1999)

Слева направо - Леонид Волчек, Филипп Улановский, Илья Раимов, Рива Крупник, Белла Макаридзе, Виктория Пивоварова, Нана Николаишвили, Илья Маградзе (сзади), Юлия Иванова, Анатолий Лобов.

Когда же по тем или иным причинам реализовать ту или иную идею, предложенную самой Ривой, творческому коллективу студии не удавалось (не хватало нужных по сценарию исполнителей или возникали непредвиденные обстоятельства), Рива очень огорчалась. Многие планы и задумки студии так и осталось нереализованными. И финансовых возможностей спонсоров не хватало, и порой возникали проблемы с подбором исполнителей... В числе так и не свершившихся замыслов – спектакли «Дело Бейлиса», «Дневник Анны Франк», «Эксодус», «Бабий Яр» и большая композиция по произведениям Ицхокаса Мераса...

Хотя Рива привыкла и умела командовать (был у нее природный дар руководителя), она была очень скромным человеком. Часто друзья называли ее бессребреницей, ибо она была совершенно равнодушна к материальным благам и богатству. Подлинным богатством она называла добрую память о человеке и незапятнанное честное имя. Она часто вспоминала слова Ицика Мангера: «Будь евреем, будь человеком. Будь еврейским человеком. Будь человечным евреем». И с этим идеалом она прошагала всю жизнь.

Ривы не стало в тот самый день 30 января, на который был запланирован праздничный концерт, посвященный 20-летию воскресной школы. Уже был арендован зал, уже проводились заключительные репетиции спектакля «Жемчужное ожерелье» по мотивам ранних произведений Шолом-Алейхема, приправленных фантазией автора этого очерка. Но все участники этого несостоявшегося вечера, да и бывшие участники студии «Симха», на панихиде Ривы в синагоге выразили желание участвовать в вечере памяти Ривы. Уже известно, что этот вечер состоится в первую годовщину ухода Ривы от всех нас, в начале февраля 2012 года.

Провожали Риву в последний путь все видные деятели еврейской общины. Рива не была в числе тех, кто всенепременно стремился соблюсти все обязательства правоверного еврея (а есть ли вообще исполнители всех 613 мицвот Торы?) и редко бывала в синагоге. Но она снискала большое и искреннее уважение общины. Выступившие на гражданской панихиде в синагоге отметили огромный вклад Ривы в дело развития еврейской благотворительности и в борьбу еврейства против ассимиляции; подчеркнули, что она была прирожденным лидером; напомнили об ее огромной и прекрасной еврейской душе; заявили, что еврейский народ может гордиться такой прекрасной дочерью. Особо они выделили тот горестный факт, что в лице Ривы еврейская община Грузии понесла тяжелую и невосполнимую утрату.

Хотя после смерти Ривы прошло несколько месяцев, я до сего дня так и не «оклемался» от этой потери. Какая-то пустота в душе. Нет привычных ежедневных телефонных звонков от человека, которая называла меня своим младшим братом, хотя по возрасту годилась в матери.

Ривы нет, и не состоялись прекрасные праздничные мероприятия, которые обычно она проводила в школе и театральных залах. Не было очередного Пуримшпиля, Седера Песах, вечера памяти жертв Катастрофы «от Ривы». Не было и ивритского вечера, и очередного ханукального подарка «от Ривы» не дождутся члены еврейской общины. Хотя жизнь идет своим чередом, следует напомнить, что великий бард Владимир Высоцкий когда-то сказал о таких людях, как Рива: «Людей незаменимых нет. Не заменить незаменимых»...

Автор статьи выражает глубокую благодарность Эмилю Крупнику, Инне Литвиновой, Белле Макаридзе и другим соратникам за помощь в подготовке статьи и отборе фотографий.

 


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 2049




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer12/Ulanovsky1.php - to PDF file

Комментарии:

Эмиль Коган
- at 2013-07-20 10:02:04 EDT
Прочитав статью-очерк, написанную Филиппом Улановским, в память замечательного человека и еврейского общественного деятеля Ривы Крупник, не могу не сказать, что действительно "Лицом к лицу, лица не увидать - большое видится на расстояньи". Конечно же сионистская настроенность Ривки ощущалась и в то время, когда ещё и не пахло "перестройкой". Её влияние в этом плане мы, наша семья, видели как она влияла на еврейское самосознание своего брата Эмиля.Мы подружились с Эмилем в годы нашей совместной работы в Грузинском пароходстве. И наша семья не была чужда еврейским традициям, но семейство Крупников, надо отдать должное, была ближе к еврейству, чем наша.Когда я с моим дружным экипажем отправлялся в плавание на своём судёнышке переименованном в "Эксодус" из Батуми в Израиль,Эмиль взял в Тбилисской общине Евреско-Грузинского общества бело-голубой флаг Государства Израиль и вручил его мне в присутствии провожающей нас публики.Это было впечатляющее зрелище. Эта семья сделала очень много для приобщения наших еврейских сограждан к еврейству и их отношению к Государству Израиль.
Эмиль Коган
- at 2013-07-20 09:54:35 EDT
Прочитав статью-очерк, написанную Филиппом Улановским, в память замечательного человека и еврейского общественного деятеля Ривы Крупник, не могу не сказать, что действительно "большое видится на расстоянии". Конечно же сионистская настроенность Ривки ощущалась и в то время, когда ещё и не пахло "перестройкой". Её влияние в этом плане мы, наша семья, видели как она влияла на еврейское самосознание своего брата Эмиля.Мы подружились с Эмилем в годы нашей совместной работы в Грузинском пароходстве. И наша семья не была чужда еврейским традициям, но семейство Крупников, надо отдать должное, была ближе к еврейству, чем наша.Когда я с моим дружным экипажем отправлялся в плавание на своём судёнышке переименованном в "Эксодус" из Батуми в Израиль,Эмиль взял в Тбилисской общине Евреско-Грузинского общества бело-голубой флаг Государства Израиль и вручил его мне в присутствии провожающей нас публики.Это было впечатляющее зрелище. Эта семья сделала очень много для приобщения наших еврейских сограждан к еврейству и их отношению к Государству Израиль.
Alex Lazoni
Atlanta, GA, USA - at 2012-03-23 20:20:11 EDT
Только не надо песен. ботоно Филипп!

Был и есть антисемитизм в Грузии. Не в такой форме как у украинцев или русских. но существует. Только в Грузии евреи были крепостными. т.е. попросту рабами. Почитайте кому интересно.
http://jhist.org/russ/russ001-1.htm