©"Заметки по еврейской истории"
ноябрь  2011 года

Исанна Лихтенштейн

У истоков космической медицины

Профессор Ионусон Менашевич Хазен

 

Очень сложно понять, почему внезапно возникает непреодолимое желание рассказать, вспомнить, переосмыслить не что-то неизвестное, а знакомое, сто раз проговоренное, но на другом сугубо частном уровне. Порой достаточно слова, намека и поток мыслей не остановить. Катализатором статьи о Ионусоне Менашевиче Хазене (Иосифе Михайловиче) явились многочисленные публикации, посвященные 50-летию полета в космос Юрия Гагарина и, конечно, случайно найденная страничка на сайте «Космический мемориал», подготовленная Евгением Румянцевым.

Не могу писать об Иосифе Михайловиче отстраненно, это выглядело бы неестественно.

В 1946 году в нашей киевской квартире появился незнакомый мне человек в военной форме, которого родители и, особенно бабушка, ждали с нетерпением. Пришел высокий, худощавый улыбающийся человек и как-то в доме от его присутствия стало теплее и уютнее. Все в тот вечер было особенным: оживление бабушки, воспоминания о неизвестных мне людях, и даже то, что жил он в отличие от всех других гостей не у нас, а в гостинице. Так в первый раз я увидела родственника отца Иосифа Михайловича Хазена, увидела, чтобы не расставаться, пока было возможно…

Иосиф Михайлович Хазен

И только спустя годы, как часто бывает в жизни, поняла, с каким необычным человеком свела судьба.

Дом Иосифа Михайловича и Иды Львовны Вайсфельд (доктора биологических наук) отличался фантастическим гостеприимством. В нем принимали не только родственников и друзей, но и соседей друзей, их знакомых и нет таких, кому отказывали в гостеприимстве, независимо от числа комнат и занятости хозяев. Иосиф Михайлович много работал, постоянно был с книгой или печатал на пишущей машинке. И в то же время он был открыт общению, уделял много внимания детям и внукам, для которых был свободен всегда. Довольно замкнутый по натуре, немногословный, он обладал мягким юмором, находя точное верное слово. Так, например, родственника-байдарочника, проходившего перекаты, называл ласково «проходимцем». Выходя на кухню, где по вечерам собирались обитатели дома, он за пару минут преображал общение и опять уходил заниматься. Нередко по утрам члены семьи и гости находили заботливо вычищенную обувь. В «воспитательных целях» как-то члену семьи почистил один ботинок. У него на все хватало времени. Как ему это удавалось? Неожиданно оказавшись в Москве во время шестидневной войны, видела, как он слушал вести из Израиля. Нечто подобное наблюдала и, глядя на реакцию моего отца Е.И. Лихтенштейна (см. выше.) при упоминании Моше Даяна. В диаспоре с именем Даяна ассоциировались все успехи израильской армии.

Огонек в квартире на «Ленинском» всегда был зелененький, приветливый и ожидающий…

Ионусон Менашевич Хазен родился 26 февраля 1901 года в местечке Волочиск в многодетной еврейской семье. Волочиск, первое упоминание, о котором в исторических документах датируется 1454 годом, в конце XIX века находился в черте оседлости: из 5 696 жителей в 1914 году насчитывалось 538 украинцев, 3970 евреев, 1438 поляков. В городе была синагога и 2 еврейских молельных дома, костел, церковь Местечко находилось на границе то с Польшей, то с Австро-Венгрией, в зависимости от исторических реалий, что накладывало отпечаток на занятия жителей, были налаженные тесные торговые и культурные связи с зарубежьем, развивалась промышленность, были украинские, польские, еврейские учебные заведения.

Молодежь воспринимала новые веяния, стремилась учиться, уезжала в города России или до революции за рубеж.

Молодого Иосифа Хазена интересовала медицина. Окончив Одесский медицинский институт, Иосиф Михайлович увлекся научными исследованиями, переехал в Москву. В столице ему повезло стать учеником знаменитого ученого-физиолога, профессора И.П. Разенкова. Это было время расцвета физиологической науки, еще жив был лауреат Нобелевской премии Иван Петрович Павлов, с которым долгие годы работал И.П. Разенков. Развивая идеи Павлова и Разенкова, Иосиф Михайлович занимался физиологией пищеварения, обмена веществ и питания.

Иосиф Михайлович Хазен

С 1937 года сосредоточился на проблемах авиационной медицины. Более узкой областью исследования было изучение влияние пониженного атмосферного давления и снижения содержания кислорода на различные физиологические системы организма. В 1939-40 годах участвовал вместе с академиком Н.Н. Сиротиным в высокогорных экспедициях на Эльбрусе. Не безынтересно, что о рождении старшей дочери Иосиф Михайлович узнал из радиограммы, проводя в это время эксперименты (в том числе и на себе) на Эльбрусе. Исследования вызывали большой интерес, отличались смелостью поставленных экспериментов, новаторством. Именно в этот период он вплотную подошел к решению особенностей течения высотной болезни, и возможности преодоления негативного влияния высоты на физиологические параметры, что в пору развития самолетостроения было весьма актуальным.

Не могу не вспомнить, как, готовясь к лекции для студентов по теме «высотная болезнь», отец (профессор Е.И. Лихтенштейн), читая статью по этой теме в Большой медицинской энциклопедии и, восторгаясь четкостью и логичностью изложения, посмотрев на подпись, радостно воскликнул: «это же Ионичка» и немедленно позвонил в Москву.

Война прервала привычную жизнь. Возникли новые сложные проблемы, требующие решения в непростых условиях. Иосиф Михайлович с первых дней войны был в действующей армии. Он получил назначение на ответственную должность вначале заместителя, а затем начальника 18 полевого эвакопункта. Лечение раненых, эвакуация во фронтовые и тыловые госпитали были одной из важнейших задач во время войны. Когда-то этим же занимались во время Крымской войны врач-писатель Владимир Даль и его однокашник профессор Н.И Пирогов. Даль первым подчеркнул важность организации медицинской службы в боевых условиях, сортировки раненых с переводом в лечебные учреждения.

Иосиф Михайлович служил под Ржевом. Трагическая история битвы за этот город волнует по-прежнему, к ней постоянно возвращаются. Не давая оценки тому, что происходило, приведу отрывок из стихотворения Александра Твардовского:

Я убит подо Ржевом,

В безыменном болоте,

В пятой роте, на левом,

При жестоком налете.

Я не слышал разрыва,

Я не видел той вспышки, –

Точно в пропасть с обрыва –

И ни дна, ни покрышки.

И во всем этом мире,

До конца его дней,

Ни петлички, ни лычки

С гимнастерки моей.

Иосиф Михайлович почти ничего не рассказывал о войне, а может быть, у него не спрашивали? Однажды в доме на «Ленинском» появился сослуживец по фронту, рассказавший многое о трудностях и опасностях службы, о чем молчал Иосиф Михайлович. От однополчанина узнали, что когда были трудности с транспортом, а раненые ждали помощи, начальник эвакопункта Хазен вывозил раненых из окружения на неизвестно где найденных подводах.

В 1944 году полковника Хазена направили на военный факультет центрального института усовершенствования врачей, где он совместно с профессором В.В. Стрельцовым организовал кафедру авиационной медицины, работая заместителем начальника, а с 1956 по 1961 начальником кафедры.

Иосиф Михайлович Хазен

В эти годы он продолжал исследования в области высотной физиологии, физиологии ускорений, изучалась реакция организма на экстремальные факторы, в частности на перепады давления, вибрацию, физические перегрузки.

С 1961 профессор Хазен активно занимается проблемами космической физиологии. В ту пору космические исследования приобрели особое значение, готовились полеты в космос. Эти проблемы доминируют в его исследованиях. Результаты длительных, скрупулезно выполненных экспериментов позволили предложить оптимальную методику подготовки космонавтов к полетам. Суть представлений Иосифа Михайловича сводилась к необходимости строго дозированной физической тренировки, зависящей и от личности будущего космонавта и его физических возможностей. К сожалению, первоначально тренировки, предложенные другими специалистами, нередко превосходили допустимые пределы.

Методика, предложенная профессором Хазеном, вызывала острую, не всегда доброжелательную полемику, было сломано немало копий. После долгих изнурительных споров, не сразу, точка зрения И.М. Хазена все же была принята. Он участвовал в отборе космонавтов в первый отряд. В архиве семьи имеются портреты Юрия Гагарина, Валерия Быковского с их подписью. Профессор Хазен готовил к полету Валентину Терешкову. После полета Терешковой 17 июня 1963 года в газете « Красная звезда» была опубликована статья А. Миронова.

«Женщина – космонавт? Это закономерно». Рассказывает профессор И.М. Хазен.

Вопрос: Что Вы можете сказать о том, как проводится подготовка женщин к космическим рейсам?

Ответ: В основу программы подготовки женщин к полетам в космос положены те же общие научные принципы тренировок… Барокамера, сурдокамера, центрифуги, прыжки с парашютом, комплекс специальных физических упражнений… Успешный полет Валентины Терешковой, ее звонкий, жизнерадостный голос из просторов Вселенной свидетельствует о том, что к космическому рейсу она была подготовлена хорошо. Кстати, замечу, что физические принципы подготовки космонавтов как бы подвижны. В каждом отдельном случае учитываются интеллектуальные и физические особенности организма.

Фактически в ответе на вопрос корреспондента звучат некоторые принципы подготовки к полетам.

В конце 1963 года по решению Правительства в системе Минздрава СССР создается институт космической и авиационной медицины. В числе ведущих сотрудников (Н.Н Гуровский, О.К. Газенко, будущий врач-космонавт Б.Б. Егоров) во вновь организованный институт переводят и И.М. Хазена.

Он стоял у истоков экспериментов с барокамерой. В 1967 году трое испытателей врач Герман Мановцев, биолог Андрей Божко, инженер Борис Улыбышев вошли в гермокамеру и провели в ней 366 дней. За ходом эксперимента внимательно следил профессор Хазен. В камере имитировались условия приближенные к условиям космических полетов. Эксперимент прошел удачно и не только с научной точки зрения, но и сугубо личной – один из трех женился на кураторе опыта, и они вместе приходили в открытый дом Иды Львовны и Иосифа Михайловича.

В 1967 году вышло первое издание «Справочника по космической биологии и медицине» при непосредственном участии И.М. Хазена в качестве члена редколлегии, а во втором издании 1972 года в качестве составителя.

Кроме того, он участвовал в создании журнала «Космическая биология и медицина» и был в первом составе редколлегии. При его непосредственном участии с 1966 года в Калуге проводились Научные чтения Циолковского. Иосиф Михайлович выступал уже на первых чтениях. Со вторых чтений были уже не только пленарные, но и секционные заседания. Первыми руководителями секции

«Проблемы космической медицины и биологии» были академик В.В. Парин и профессор И.М. Хазен. Н.Г. Белова, ученый секретарь музея Циолковского в письме Ольге Ионусовне Хазен пишет: «Нам с С.А. Соколовой (ответственный секретарь - И.Л.) пришлось много общаться с И.М. Мы всегда ценили его как крупного специалиста в области физиологии и космической медицины, как серьезного исследователя трудов Циолковского и замечательного человека». Она приводит перечень прочитанных докладов и заключает письмо. Очень хорошо, если Вы издадите воспоминания об Иосифе Михайловиче».

Хазен автор около 200 научных трудов и соавтор монографии «Очерки космической физиологии»(1967).

Круг интересов и занятий Иосифа Михайловича столь разнообразен и широк, что с трудом представляешь, как он успевал всем заниматься. И при этом умел гармонично сочетать работу с отдыхом.

Под руководством профессора Хазена выполнено более 20 кандидатских диссертаций и несколько докторских. Один из учеников Иосифа Михайловича профессор Арнольд Барер, специалист по скафандрам, ныне главный консультант по авиакосмической медицине НПП, "Звезда" в журнале «Космический альманах» 10, 2006 написал: Особо должен отметить, сколь значительную роль в моей судьбе сыграл профессор И.М. Хазен. Его научное руководство не ограничивалось рамками диссертационной работы. Это была, безусловно, воспитательная работа. Будучи представителем фундаментальной школы физиологии и, в частности, школы И.П. Разенкова, он настойчиво прививал мне взвешенность суждений и строгость интерпретации научных фактов. Более того, сложилось так, что между Иосифом Михайловичем, его женой – очень талантливым биохимиком Идой Львовной Вайсфельд и моей семьей сложились весьма теплые, дружеские взаимоотношения.

Полковник И.М. Хазен награжден медалями Циолковского, С.П. Королева, Ю.А. Гагарина и, конечно, боевыми наградами: орденом Красной Звезды и медалями.

19 июня 1979 года на работе Иосифу Михайловичу стало плохо, на следующий день он скончался.

Крупный ученый, организатор науки, публицист профессор Хазен, как ни странно, практически не упоминается в официальных публикациях по космической медицине, попадая в рубрику – И ДРУГИЕ.

Достойна благодарности работа Евгения Румянцева, создавшего страничку профессора Ионусона Менашевича Хазена на сайте «История отечественной космической медицины». http://space-memorial.narod.ru/medicina/hazen.html Он с благодарностью принял и исправил неточности, на которые указала Дина Ионусовна Хазен.

Мои заметки не претендуют на исчерпывающую полноту, они написаны, ЧТОБЫ ЗНАЛИ И ПОМНИЛИ.

Историки космической медицины еще скажут свое слово.

Все впереди.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1626




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer11/ILichtenshtejn1.php - to PDF file

Комментарии:

Julia Ilyutovich
New York, NY, - at 2012-05-29 16:56:21 EDT
Спасибо...
исанна лихтенштейн
хайфа, израиль - at 2011-11-20 06:24:41 EDT
Уважаемый Марк! Фотография И.М.Хазена - военнврача второго ранга датируется 1941 годом. Он был мобилизован в действующую армию в 1941 году,не будучи до этого времени военным.
Спасибо. Желаю Вам всего самого доброго.
И.Л.

Yacov Vaisfeld
Los Angeles, Ca, USA - at 2011-11-19 01:32:06 EDT
Зная Иосифа Михайловича,могу сказать-он был замечательным человеком.
Л. Комиссаренко
- at 2011-11-18 19:04:29 EDT
Уважаемая Исанна Ефремовна!
Спасибо за статью об очень хорошем человеке и специалисте. Но пример с Терешковой Успешный полет Валентины Терешковой, ее звонкий, жизнерадостный голос из просторов Вселенной свидетельствует о том, что к космическому рейсу она была подготовлена хорошо. не кажется мне очень удачным, так как её полёт был (по позже появившейся в печати и сети информации) с точки зрения самочувствия и работоспособности попросту провальным. Что же касается заметки в "Красной звезде", то дата - июнь 1963 - говорит сама за себя.

Элиэзер М. Рабинович
- at 2011-11-18 18:52:45 EDT
Как тепло и скромно написано - о выдающемся человеке. Очень интересно. Спасибо.
Марк Фукс
Израиль, Хайфа - at 2011-11-18 17:50:08 EDT
Исанна Ефремовна!
Я прочел Ваши воспоминания с большим интересом.
Ознакомился также со страницей профессора Ионусона Менашевича Хазена на сайте «История отечественной космической медицины».
Спасибо Вам за память и за те маленькие, но очень значимые детали повествования, которые ярко характеризуют личность, делают ее рельефной и близкой нам.
Спасибо также за приложенные фотографии.
Каким годом датируется снимок Военврача второго ранга И.Хазина?
Мне знакомо это поколение военных врачей-выпускников Одесского мединститута.
Это были, как правило, ускоренные (форсированные) выпуски мужских групп, специально для вооруженных сил.
С наилучшими пожеланиями и благодарностью,
М.Ф.