©"Заметки по еврейской истории"
ноябрь  2011 года

Элла Грайфер

Требуется фюрер на постоянную работу


…будьте осторожны, господин Шрелла, будьте осторожны;

иногда мне кажется, что они - все же - победили. Будьте

осторожны, не доверяйте этой видимости мира и спокойствия...

Г. Белль

Не хлебом единым…

Я говорил им, что они правы.<…>

Я возвращал им гордость, которую

они не осознавали. Я давал им слова,

чтобы все назвать и понять.

От меня они получали бесценное

приобретение, о котором так долго

и страстно мечтали, даже не зная,

что нуждаются в нем: моральное право.

Айн Рэнд

Двадцатый век на геноциды и войны был щедр. Конечно, войны бывают разные: межгосударственные (с целью покорения друг друга), межэтнические (с целью отнять у чужака землю и жить на ней самому), наконец, гражданские (с целью выяснения, кому тут в дальнейшем будет жить хорошо). Но в данном случае мы рассмотрим иную войну: войну на уничтожение ПРОТИВ МНИМОГО ПРОТИВНИКА. Ту самую, которую Сталин обозначил как «обострение классовой борьбы», хотя на самом деле никакие классы там не боролись, а Гитлер назвал «окончательным решением» вопроса, которого на самом деле не было. Но что же было?

Реальной проблемой Европы после Первой Мировой была… гибель Европы. Развал двух великих империй – Австрийской и Российской – стал свершившимся фактом, прочие державы пока дышали, но уже явно надорвались (см. хотя бы http://fictionbook.in/ilya-erenburg-neobichaynie-pohoghdeniya-hulio-hurenito-i-ego-uchenikov.html?page=1#).

В «обломках империи» и прочих лимитрофах сбылась вековая мечта и начались жесткие выяснения отношений друг с другом по поводу границ. Там, соответственно, возникали режимы не очень демократические, очень националистические, так что большевистской пропаганде без труда удалось навесить не них ярлык «фашистских». Но большевикам-то ведь разбираться вовсе неинтересно, им лишь бы обругать… Пусть бывали эти режимы иной раз не более гуманными, чем нацисты или сами большевики, пусть к тем или другим шли в союзники (да, кстати, в той ситуации был ли у них выбор?), и, в частности, они несомненно замешаны в Холокосте, но социологическая основа была иной, и идеология, соответственно, очень несложной: «Чтоб нам было хорошо, а прочие все – гори синим пламенем!». Настоящий, классический итальянский «фашизм» занимал положение промежуточное между этими воинствующими националистами и… радикальными социалистами, пришедшими к власти в России и, несколько позже, в Германии.

В метрополиях все было сложнее. На уровне общества ситуация субъективно воспринималась как хаос и анархия, а на индивидуальном - как утрата смысла и исчезновение правил взаимодействия с другими людьми, неясно было, кому и что дозволено, что такое хорошо и что такое плохо, в чем смысл и цель человеческой жизни.

Политические права в эпоху беззакония, понятно, урезаются, насколько позволяет национальная традиция, что же до демократии… Вот тут нас подводит термин: если под «демократией» понимать определенный государственный строй, изобретенный в Англии и позаимствованный позже Европой, то отношения с ним у наших героев явно не складываются, хотя Гитлер поначалу (не от хорошей, впрочем, жизни) использовал демократическую процедуру. Но если понимать под этим выражение реальной воли народа, то… по крайности, на первом этапе в популярности диктатуры сомневаться оснований нет. Например, всеобщее избирательное право она не только что не пыталась отменять, а, где не было, даже сама вводила. В России, где выборы никогда в моде не бывали (не стали и до сих пор) самым недвусмысленным волеизъявлением вооруженного народа оказалась Гражданская война.

В качестве пути выхода из кризиса как нацизм, так и большевизм предлагали:

- Увеличение экономических возможностей малоимущих за счет предприимчивых при существенном урезании (вплоть до полной ликвидации) демократических свобод

- Расширение круга обладателей избирательных прав при одновременном выхолащивании выборов как таковых

- Широкое применение репрессий для наведения порядка и подавления политических противников, а главное:

- Диктатуру харизматического вождя, провозглашающего собственную квазирелигию с претензией на осчастливливание всего человечества, потому что на самом деле (хотя в нашем мире в это верить не принято) без смысла в жизни не может быть счастлив человек.

Да, «сильная рука» была необходима для восстановления закона и порядка, но еще нужнее было восстановление смысла, картины мира, системы ценностей, и вот явился, наконец, пророк, открывающей новые горизонты, ставящий цели, ради которых стоит убивать и умирать.

Естественно, отношение к церкви и прочей традиционной религиозности – однозначно отрицательное (конкурирующая фирма!), хотя до открытых репрессий дошло только в России.

На пороге глобализации утопия естественно должна была включать обещание гармонии и счастья для всех, от чукчи до зулуса (Вспомните хотя бы детские поэмы Н. Тихонова, напр. http://www.litera.ru/stixiya/authors/tixonov/xoroshij-sagib-u.html).

Права была Ханна Арендт: не от немецкого национализма у нацизма ноги росли, а от претензий на единственно правильное всемирно-общечеловеческое устроение.

…Да постойте вы, погодите кричать: «Расизм!». Вот именно, что расизм несомненный! Потому как не тот расист, кто черных порабощает оттого, что белым так выгодно (тот и не расист вовсе, а вульгарный эгоист), а тот настоящий расист, кто проповедует исконную предназначенность черных только и исключительно для рабства. Только под опекой хорошего хозяина познают они истинное счастье, а дай им свободу – будут вечно мыкаться сиротами и сворачивать на скользкий путь преступления. И не восклицайте, что невозможно, мол, всерьез принимать такую галиматью – принимали же вы не так давно на голубом глазу утверждения, что тогда только крестьянин истинное счастье познает, когда его раскулачат и загонят в колхоз, притом что русский крестьянин и не черный даже…

Расизм у нацистов не под таким соусом подавался, чтоб немцам – все, а другим – ничего, а наоборот, чтоб, значит, познал всяк сверчок соответствующий его призванию шесток (ну да, у немцев окажется самый верхний, но они же не корысти ради, а просто такая уж ихняя, арийская, доля!) и жил в довольстве, в полной гармонии со всеми как выше -, так и нижестоящими (кроме евреев, разумеется, но об этом – потом).

Вот также и большевик сразу хату покинул, пошел воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать (ну да, под протекторатом Москвы, но это ж не корысти ради, это временно, чтоб только с эксплуататорами покончить!), дабы всяк пребывал в равенстве и полной гармонии со всеми справа и слева стоящими (кроме буржуев, разумеется, но об этом – потом).

Повторим для ясности еще раз: и нацизм, и большевизм были для своих адептов той самой «борьбой за освобождение человечества», на которую только и стоило тратить жизнь. Отсюда, кстати, и непримиримость их схватки: те и другие никак не могли обойтись без мирового господства, а Боливару не выдержать двоих… Но, возвращаясь к «борьбе за освобождение» в мировом масштабе, отметим одну важную специфическую черту: накал и беспощадность ее были… обратно пропорциональны интенсивности сопротивления.

Братство на чужой крови

 

И если гром великий грянет

Над сворой псов и палачей,

Для нас тогда лишь солнце станет

Сиять огнем своих лучей.

Э. Потье

Непосредственно после Гражданской войны, когда в стране еще оставались и бывшие белые, и просто недовольные новой властью (вспомните – «союз меча и орала» удалось товарищу Бендеру сколотить без особого труда!), большевики объявляют НЭП, расширяют экономические права граждан, а вышедшие в двадцатых годах «Роковые яйца» и «Собачье сердце» определенно свидетельствуют и о наличии некоторых прав политических. По мере укрепления своей позиции – начинают давить сперва нэпмана, потом крестьянина… ну ладно, этих они могли считать, если не актуальными, то хотя бы потенциальными врагами, но… Позиция становится все более прочной, и «под раздачу» попадают несомненно лояльные инженеры, потом партийные кадры и чекисты, которых уж ни сном, ни духом невозможно заподозрить ни в какой оппозиционности.

В Германии – та же картина. Реальных противников – социал-демократов, коммунистов, католиков – подавить удалось очень быстро. За евреев взялись не сразу, антисемитизм нарастал по мере упрочения власти нацистов, и в этом случае тоже попавшие «под раздачу» не представляли никакой опасности. Мало того, что немецкие евреи были (судя по Первой мировой войне) горячими германскими патриотами, они и с нацизмом склонны были не бороться, а сосуществовать, кто не верит – пусть проверит: http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer2/Berkovich_Getto_Kultury.htm. Не случайно на знаменитом Франкфуртском процессе http://encyclopediya_3go_reicha.academic.ru/903/%D1%84%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D1%84%D1%83%D1%80%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%86%D0%B5%D1%81%D1%81 бывшие эсэсовцы с полным правом заявляли бывшим зэкам: «А вы-то сами-то что бы на нашем месте?..». Возможно, это не было справедливым в отношении конкретных лиц (так ведь и немцы не все «такими» были!), но статистически бесспорно соответствовало действительности.

И уж вовсе зря пытается Гётц Али http://de.wikipedia.org/wiki/Hitlers_Volksstaat убедить нас, что соблазнились, дескать, нацисты еврейскими денежками, а то им, бедным, не на что было вести войну. Обладатели реальных денег, типа там Ротшильдов или Ратенау, не в чулке их держали. Были у них банки, были предприятия, каковые нацисты, естественно, аризовали (по-русски говоря, скоммуниздили), были вклады в швейцарских банках, до которых без хозяев все одно не дотянешься – дополнительное отлавливание ограбленных никаких дополнительных доходов не сулило. Тем более, при всем рациональном использовании трупов, не окупались расходы на изничтожение какого-нибудь сапожника Рабиновича с семью детьми, у которого всю жизнь была в одном кармане вошь на аркане, в другом – блоха на веревочке. А ведь кроме прямых затрат учесть надо еще и косвенные убытки: три деревни, два села, что за неимением другого сапожника год ходили босиком, энтузиазм Героя Советского Союза Йона Дегена, по-стахановски уничтожавшего немецкие танки, атомную бомбу, что для Америки изготовили физики из немецких университетов...

По поводу российских экспериментов таких гипотез даже не возникало, всем всегда было ясно, что отстрел секретарей райкомов производительности не повышал, а ликвидация генералов укреплению обороны не способствовала.

Общепринятые объяснения в обоих случаях до неприличия похожи: Гитлер-де бесноватым, а Сталин – параноиком был. Ну, тут не скажешь лучше Солженицына: На одного Сталина валить? – надо же и чувство юмора иметь. Сталин допустил – так вы-то где были, руководящие миллионы? http://lib.ru/PROZA/SOLZHENICYN/gulag3.txt. Нет, не бессмысленным было массовое уничтожение невраждебных и неопасных людей, только вот искать его смысл надо не в экономике и даже не в политике (на уровне принятия конкретных решений), искать его надо в социологии.

«Освободителю человечества» следовало, прежде всего, мобилизовать его на воплощение своей идеи, выстроить иерархию, в которой именно его народ оказался бы «первым среди равных». Но как заставить всех других-прочих признать самозваного «Старшего Брата»? А очень просто: вовлечь под соответствующим чутким руководством в совместную борьбу против «общего врага», причем победа не должна стоить больших усилий, но обязательно включать ту или иную форму «повязыванья кровью».

Фактическое покорение представляется как бы освобождением от как бы супостата, кровью которого скрепляется вечная дружба (на самом деле – вассальная зависимость). Именно иллюзия совместной победы над «проклятым игом капитала» на 70 лет продлила существование распадавшейся Российской империи. Вот что декларировала Москва в 1939 году при попытке вернуть под свою власть отколовшуюся Финляндию:

Много лжи в эти годы наверчено,

Чтоб запутать финляндский народ.

Раскрывай же теперь нам доверчиво

Половинки широких ворот!

Ни шутам, ни писакам юродивым

Больше ваших сердец не смутить.

Отнимали не раз вашу родину -

Мы пришли вам ее возвратить.

Мы приходим помочь вам расправиться,

Расплатиться с лихвой за позор.

Принимай нас, Суоми - красавица,

В ожерелье прозрачных озер!

Ну, а немцы, как легко догадаться, пришли освобождать всех от «еврейского ига», и тоже нашли во многих сердцах отклик весьма сочувственный (факты вспомните сами). Местные кадры вовлекались в расправу – где с буржуями, где с евреями – не только (и не столько!) в видах полного уничтожения жертв – на самом деле это было не так уж важно, поскольку «враги» изначально не представляли опасности – сколько в видах «повязывания кровью», совместного участия в ужасном, но необходимом деянии. Психология этого процесса, где, как на советской спартакиаде, участие важнее результата, достаточно хорошо описана в «Бесах», не забыта там, кстати, и выдающаяся роль вождя-харизматика, которого легко объявить безумцем, но народу на тот момент только такой и требуется, другого не возьмут.

Именно эти ключевые слова «ужасное, но необходимое» помогут разъяснить еще одну мнимую нелогичность рассматриваемого явления: с одной стороны, пропагандисты обоих режимов на весь мир трубят, что буржуи (евреи) суть лишние детали мироздания, которые надо как можно скорее устранить, с другой – даже в собственных документах пользуются таинственными эвфемизмами, типа «спецобработка» или «десять лет без права переписки». Да – необходимо, но и… ужасно. Настолько ужасно, что открытым текстом сказать нельзя, поскольку… без ужаса и таинственности исчезнет психологический эффект и «кровью повязать» не удастся.

 

От убийства к самоубийству

 

И пел в восторге диком

О счастье великом,

А счастье было сладко,

Но редко и кратко.

М.  Щербаков

На первом этапе схема «освобождения» от мнимого рабства с добровольным подчинением как бы «освободителю» в деле уничтожения как бы «виноватых» работала отлично. Жизнь обретала смысл, самоуважение обеспечивалось служением великой цели, становилось ясно, что такое хорошо и что такое плохо, выстраивалась иерархия ценностей и как бы справедливая иерархия в обществе, в отношениях между людьми.

Вспомним Гётца Али, точнее, его объяснение Холокоста. Чтобы финансировать войну, можно было отнять у евреев деньги, не отнимая жизни, но личное имущество жертв, сколь бы ни было оно скромным, действительно нужно было нацистам для другой цели, которую Али также упоминает, и на сей раз – не ошибается: для имитации «социальной справедливости». Если все на свете беды и проблемы проистекают от неких злыдней, естественно, исчезновение их должно сделать мир гораздо лучше, и первый шаг к земному раю – переход собственности негодяев в руки тех, кто имеет моральное право ею владеть. Не важно, насколько это реально улучшит жизнь, самоуважение поднимет, во всяком случае. Помните «Три толстяка»: ВСЁ, ЧТО СДЕЛАНО РУКАМИ БЕДНЯКОВ, ПРИНАДЛЕЖИТ БЕДНЯКАМ. ДА ЗДРАВСТВУЕТ НАРОД! ДОЛОЙ ЛЕНТЯЕВ И ОБЖОР!

Не важно, что в отобранные у буржуев шестикомнатные квартиры вместо одной семьи вселяли шесть и через десять лет благоустроенное жилище превращалось в облупленный клоповник, удобства не главное, главное – принцип. Не тварь я дрожащая, а – право имею, не потому чтобы построил, заработал, купил, а просто так – по праву рождения пролетарием (или, соответственно, арийцем).

Те немногие «комсомольцы двадцатого года», которых посчастливилось мне застать в живых, взахлеб рассказывали о бескорыстном энтузиазме, о творческом порыве, о достижениях в науке и искусстве. Примерно та же картина наблюдалась в Германии – достаточно у военных историков спросить, насколько мужественно и в то же время творчески сражался вермахт, но... в Германии тем дело и кончилось. На 12-м году жизни существование тысячелетнего райха завершилось военным поражением, возможная причина – откусили больше, чем удалось проглотить.

Поначалу-то ведь идеология нацистов и вне Германии для многих была притягательной, и воевать с ними всерьез, кроме большевистского двойника, никто не собирался Только когда сцепились насмерть два чудовища, нашлись на Западе политики, осознавшие опасность и с большим трудом убедившие соотечественников сделать выбор наименьшего зла, а до того… Вспомните хоть знаменитое французское «сопротивление»: кроме евреев, которым, ясное дело, терять было нечего, были там коммунисты, т.е. сторонники другого людоеда, да люди де Голля, т.е. вымирающая феодально-колониальная аристократия, не демократический триколор был ее знаменем, а лотарингский крест.

Но в итоге объединение Европы было все же на полвека отсрочено, горы трупов, навороченные в процессе «повязывания кровью», объявлены величайшим преступлением всех времен и народов и приписаны исконной злокозненности немцев. А тех, кто готов был самоотверженно встать под знамена нацистской утопии, несправедливо заклеймили предателями Родины, продавшимися за чечевичную похлебку.

Но что было бы, если бы этого не случилось? Эффективен ли на самом деле метод «повязывания» или прав Достоевский, считавший, что созданное таким образом сообщество вскоре рассыплется как карточный домик? На этот вопрос мы уже не найдем ответа в Германии. Зато найдем в России.

Войну Россия выиграла, но главный рубеж, до которого не дожил гитлеровский режим, был пройден уже накануне, в годы «большого террора». Большинство жертв конца тридцатых ну очень трудно было счесть «буржуями» и родилось резиновое определение «агенты мировой буржуазии», в каковые записать можно было практически каждого встречного. Кому и для чего это было нужно?

Дело в том, что повязывание кровью» идет успешно, покуда большинство населения, считает себя «агнцами» и дружно обрушивается на «козлищ», но… кровь, подобно многим возбуждающим средствам, вызывает привыкание. Для сохранения эффекта необходимо постоянно увеличивать дозу и по мере иссякания первоначальной группы жертв вождь обязан всякий раз указывать новых. Не важно, по каким критериям он будет выбирать (тут его вкусу предоставляется полная свобода!), а важно, чтоб не останавливался. Общество неудержимо затягивается в водоворот насилия и уподобляется змее, пожирающей себя с хвоста. Естественно, рано или поздно наступает момент, когда никто уже, ложась спать, не может быть уверен, что не проснется «врагом народа», и запускается описанный Гегелем диалектический процесс: количество переходит в качество, явление обращается в свою противоположность. Творческие дерзания сменяются полным параличом под трамвайным девизом: «Не высовываться!». Похоже, именно страх собственной инициативы был главной причиной «великой отечественной катастрофы» сорок первого.

Поскольку критерии отбора жертв постоянно «отклонялись вместе с линией партии», размылось представление «что такое хорошо и что такое плохо», распалась иерархия ценностей, а с ней и моральное оправдание общественной иерархии. Естественная (по официальной версии) смерть харизматика, что один только имел право назначать новых «виноватых», поставила последнюю точку. Воскресли старые споры славянофилов и западников, ненадолго на горизонте промелькнул призрак какого-то вегетарианского коммунизма, а потом утопия окончательно испарилась, растворилась в голубой дали. Негласный «общественный договор» обязывал еще поминать ее в заклинаниях публичных церемоний, но никто уже не принимал их всерьез. Сперва в самой России и окрестностях, а с началом знаменитой «перестройки», когда уже невозможно стало скрывать шило в мешке – во всем западном мире.

Отдельные нетипичные протестовали, а большинство просто разбрелось по углам и занялось своими делами – от мафиозных сделок до художественного творчества, включая религию любых сортов. Возобновился распад империи, население вымирает, экономика катится в третий мир… вселенская утопия обернулась пшиком. Грандиознейший холокост полностью уложился в известную схему Салтыкова-Щедрина: Сжег три деревни, перепалил кучу народу, в результате чего взыскал недоимок два рубля с полтиною.

Но к несчастью в общественном сознании еще крутятся ошметки иллюзий, те самые «добрые намерения», которыми вымощена дорога в ад.

Отнять и поделить!

 

«Пес вернется к своей блевотине»; и Свинья найдет себе грязь;

И Дурак на забытые грабли наступит в тысячный раз;

Р. Киплинг

Лопнула с треском «расовая теория», выцвел и поблек коммунизм, но жив, и процветает, и обрастает новыми «научными» обоснованиями принцип: «Даешь права без обязанностей! Если у кого-то есть, чего у меня нету, значит – он у меня украл!». До новых холокостов, правда, пока еще не дошло, но кой-какие результаты уже наблюдаются:

1. «Север» платит «Югу» регулярную дань (под кодовым наименованием «помощь в развитии»), которая либо разворовывается, либо уходит на междоусобные войны, либо (еще хуже!) инвестируется в заведомо безнадежные проекты. Развития это, конечно, не прибавляет.

2. Западные системы социального обеспечения со всех сторон трещат по швам: потомственные безработные, набежавшие на халяву иммигранты, банкротство медицинского страхования.

3. Жизнь не по средствам, по примеру папы Евгения Онегина, с той только разницей, что он, когда промотался наконец, был наверняка огорчен, но вряд ли удивлен. В отличие от широких народных масс современного мира, искренне уверенных, что средства в государстве возникают по принципу: «Бери, я себе еще нарисую», а если нет, значит – похитил супостат.

Под пеплом «государства всеобщего благоденствия» продолжают тлеть угли людоедской утопии, готовые вспыхнуть вновь, как только выяснится, что «три бала ежегодно» неотвратимо приближаются к точке «кончен бал, погасли свечи», но похоже – прав Герберт Маркузе вкупе со всею Франкфуртскою школою: без посторонней помощи одряхлевшая Европа не способна уже даже на людоедство. Полвека, считай, прочесывают левые интеллектуалы грады и веси глобализированного человечества в поисках гегемона, способного заменить предательски исчезающий пролетариат, и все сошлись на том, что мессия может быть только импортным – из Третьего Мира.

Большие надежды возлагали на председателя Мао, как-никак миллионы истребил в «Культурную революцию», но… возраст подвел. А нынче на роль «старшего брата» объявился новый претендент: волна выходцев из стран ислама захлестывает Европу и подтапливает Америку, демографическим давлением, явочным порядком навязывая местному населению свой уклад, культуру и религию, которой растерянные аборигены не могут противопоставить ничего, кроме весьма расплывчатого понятия «прав человека». Левоориентированная образованщина, еще вчера присягавшая на верность «научному атеизму», рядами и колоннами обращается в ислам, предлагающий именно то, чего ей не хватает: смысл жизни, систему ценностей, границу между своим и чужим.

Но «человека с улицы» не очень-то устраивает перспектива жить на чужой манер и стать в собственном доме бесправным «джимми». Вот тут-то и приходит на помощь метод маскировки покорения под «освобождение», совместной «победы» над мнимым врагом.

Агрессивный исламизм, носители которого во множестве переселяются на запад, на свои нефтедоллары активно миссионерствует, разъясняя страждущим, кто именно украл их кровные «мерседесы», кто есть лишняя деталь мироздания, устраняя которую они навсегда обретут гармонию в союзе с новым, могучим и мудрым «Старшим Братом». Их будущий электорат уже разбил палатки на Уолл-Стрит, на бульваре Ротшильда, уже громит лавки в Лондоне, жжет машины в Париже, сражается с афинской и римской полицией… Нет, еще не завтра, но уже скоро…

Остановка пока что за одним (но очень важным!) фактором: требуется новый фюрер. Где же ты, желанный, с багряным мечом? (А. Городницкий).

Его ждут и зовут, хотя большинство жителей Запада этого еще не осознали, но… уже бросили ходить на выборы. Уже обрыдло им безнаказанное, наглое хулиганство как доморощенных, так и импортных отморозков, в глазах рябит от выпендрежа извращенцев, в ушах звенит от нескончаемых требований и абсурдных обвинений "пострадавших от дискриминации" четыре века назад, а главное – до белого каленья доводит проклятый релятивизм, презрение к фактам, принципиальное неразличение между правым и виноватым. С одной стороны нельзя не сознаться, с другой – нельзя не признаться… "человек с улицы" нюхом чует за этим вилянием презрение власть имущих, их полное равнодушие к его интересам, невысказанную убежденность, что не ему, хамской роже, судить о праве и справедливости.

Но поднимутся массы, не раньше, чем плоть и кровь обретет образ «Старшего Брата», всемогущего и всеведущего земного божества, что точно знает, что делать и кто виноват. …Разумеется "виноватым" снова окажется самый беззащитный, снова кровавая оргия породит восторг и вдохновение, потом наступит похмелье… но об этом они пока не догадываются. Ни те, кто будет убивать, ни те, кого убивать будут, ни даже те, кто успеет побывать в обеих ролях.

***

P.S.: Одна только надежда: в самом мусульманском мире выяснение отношений еще в самом начале - сунниты, шииты, алавиты, и т. д., да еще национальные разборки поверх религиозных… - так сразу фюрер не отыщется, какое-то время еще пройдет, а за это время кто-то ведь и умереть может… либо я, либо ишак, либо эмир…


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 788




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer11/Grajfer1.php - to PDF file

Комментарии:

sava
- at 2011-11-25 20:27:07 EDT
По всем шаблонным и примитивным репликам социалиста Артура
уважаемая Элла привела убедительные ответы. Добавить нечего.
Разве что, выразить крайнее недоумение-отчего столь стойки среди еврейской интеллигенции вредоносные для ее судеб идеи левого либерализма? От этой опасной застарелой болезни левизны не придумано пока, к сожалению, эффективного средства исцеления.

Елена - Артуру
Израиль - at 2011-11-21 09:54:46 EDT
Параметры Израиля:в длину - 470 км (от Москвы до Питера - 600 км), в ширину от 70 до 135 км (а без Самарии, на которую зарятся арабы,минимальная ширина составит 15 км).
Нравственное чутьё интеллигента, и любого человека, к суициду не склонного, заставляет его быть на стороне тех, кто пытается устоять против стремления прогрессивного человечества урезать эту территорию, кто надеется уберечь остатки своего народа от ещё одного истребления. Русские евреи Израиля - потомки уцелевших на фронтах, в блокаде, в Шоа, в эвакуациях - в значительной мере потому, что было куда бежать и где укрыться. Здесь такой возможности не будет. А соседи рвутся с цепей и скалят клыки, и ракеты нацелены на нас со всех сторон и долетают - то из Ливана, то из Газы, то из Ирака, вот и Иран наготове. Арабская весна внушает оптимизм только розовоглазым либералам. Надо ли объяснять, почему мы с теми, с кем мы есть?

М. Аврутин
- at 2011-11-18 16:01:30 EDT
Интересно и, как всегда, очень самобытно написано. Самобытность, наверное, следовало бы поставить впереди.
Нет, хочется не спорить, а рассуждать вместе с автором, кое-что уточняя.
Вот, например: «Реальной проблемой Европы после Первой Мировой была… гибель Европы».
С тех пор прошло без малого столетие. Гибель Европы остается столь же реальной, хотя и по другой причине. Тогда же Европа накрывалась разноцветьем диктаторских режимов: красным, черным, коричневым, голубым. Общим для всех диктаторских режимов стало подавление прав человека. Различий между ними было куда больше. Так называемые, страны западной демократии начали борьбу за права человека, которая продолжается до сих пор. Борьба эта постепенно переродилась в борьбу за права угнетенных народов, а сами борцы переместились с «правого поля» на левое. Параллельно с объединением Европы происходило объединение левоориентированных чиновников разных стран. Короче говоря, очень увлекает это стремление разглядеть «с высоты птичьего полета» происходившие тогда процессы, и представить их описание если не одной фразой, то хотя бы одним абзацем.
«По мере укрепления своей позиции – начинают давить сперва нэпмана, потом крестьянина… ну ладно, этих они могли считать, если не актуальными, то хотя бы потенциальными врагами…». Но давить принято либо петлей, либо газами, а этих использовали в качестве рабсилы в регионах и в условиях, где платить пришлось бы очень много.
Конечно, «не бессмысленным было массовое уничтожение невраждебных и неопасных людей». Возможно, «искать его смысл надо… в социологии». Но в экономике и в политике тоже, ибо вождю, «Освободителю человечества следовало, прежде всего, мобилизовать (народ) на воплощение своей идеи…», а для этого нужно было создать могущество своей власти, что совершенно противоречило созданию обещанного народу рая.
«Местные кадры (легко) вовлекались в расправу – где с буржуями, где с евреями – не только (и не столько!) в видах полного уничтожения жертв – на самом деле это было не так уж важно, …», а поскольку это сулило им быстрый подъем по социальной лестнице.
«Поначалу-то ведь идеология нацистов и вне Германии для многих была притягательной…». – Это правильно. Даже многие евреи её поддержали. Вот и теперь многие национально-демократические движения, оставаясь правыми, становятся привлекательными. Например, голландская партия «Свободы» Гирда Вильдерса имеет 25% мест в парламенте.
Многое ещё можно сказать по поводу этой увлекательной статьи, однако комментарий тогда может превратиться в статью.

Элла Артуру
- at 2011-11-18 13:05:01 EDT
Насчет "жуткой бедности" - каюсь. Преувеличил. Насчет капиталистов - я ж не всех имел ввиду!

Так кого же конкретно?

Но то что уровень жизни упал, и именно у слабых слоев населения - это видно нынче везде. А вот крупные банкиры что-то слабо пострадали от кризиса, мне кажется это тоже заметно...

Ну, вообще-то, от всех бед, включая ленинградскую блокаду, страдали всегда и везде слабые слои, а не номенклатура... Это для Вас новость? Или Вы знаете, как это изменить?

Но заявлять по ТВ, что "каждый мусульманский ребенок - бомба", согласитесь, несколько странно звучит? Тем более когда это говорят люди гуманитарной профессии...

Но согласитесь и Вы, что несколько странно требовать меня к ответу за то, что сказала НЕ Я. Все претензии - к автору приведенного изречения.

Artur
Koblenz, BRD - at 2011-11-17 23:50:22 EDT
Насчет "жуткой бедности" - каюсь. Преувеличил. Насчет капиталистов - я ж не всех имел ввиду! Но то что уровень жизни упал, и именно у слабых слоев населения - это видно нынче везде. А вот крупные банкиры что-то слабо пострадали от кризиса, мне кажется это тоже заметно...
Но заявлять по ТВ, что "каждый мусульманский ребенок - бомба", согласитесь, несколько странно звучит? Тем более когда это говорят люди гуманитарной профессии...

Элла Артуру
- at 2011-11-17 21:08:20 EDT
Был в Израиле месяц назад, и видел жуткую бедность работающих людей (если правильно выражаться "пашущих день и ночь"), и оборзевших, жирных банкиров, политиков и прочее-прочее, великолепно устроившееся на войне и терроре, как то было когда-то в Европе... Так ведь тоже можно посмотреть...

Месяц назад... и долго Вы в нем были, если, конечно, не секрет? Я в нем уже 18 лет живу, а "жуткой бедности" не встречала ни разу, даже у хронически безработных. Не подскажете, где Вы ее увидели и в чем она выражалась? А с банкирами нашими и политиками Вы уже, значит, на "ты", за ручку? Я такими знакомствами похвастаться не могу. Знаю только одного зав. филиалом большого банка, я больше 10 лет работаю с его женой, человек он очень симпатичный, пару раз с нашей конторой на экскурсии ездил. Так мы все, представьте, ловили кайф, а он от мобильника не отрывался, все время в напряжении.

А то еще едем вечерком с подругой в автобусе мимо фабрики, где она работает. там все окна темные, кроме одного... кабинета хозяина. Работяги давно уже дома чай пьют, а проклятый капиталист все вкалывает.

Мне кажется нравственное чутье интеллигента - это быть на стороне слабых и бедных.

А мне кажется, что нравственное чутье нормального человека - быть на стороне того, кто прав.


Но у постсоветской интеллигенции почему-то решено стать за "правых" - хотя объективно эти самые "правые", эту самую русскоязычную интеллигенцию, я извиняюсь - в гробу видали.


Понимаю, по Вашей теории надо в политике не с теми быть, с кем интересы общие, а с теми, кто хочет и может тебя подкупить... До этого мы действительно пока не доросли.

А исламисты с анархистами не могут соединиться по определению.

Ага! С товарищем Сталиным или председателем Мао, значит, могли... А исламисты чем хуже?

Иное дело, что многие "левые" защищают право бедных на помощь, да и права арабов в Израиле - но это тема сложная.

Угу - защищают право бездельников нас эксплуатировать и бандитов - нас убивать.

Опять таки "арабская весна", при всех опасностях и проблемах - таки говорит о том, что арабский мир меняется, и не все столь однозначно опасно. Давайте попробуем улыбнуться, и обрадоваться тому, что во всяком случае Хуссейна и Каддафи уже нет, как не будет и Асада.

Безусловно, меняется, т.е. становится гораздо опаснее. Те, что на смену Хуссейну и Каддафи идут, Вам еще покажут улыбочку с зубками в шесть рядов.

А погромщиков в Лондоне, я бы не путал с "левыми" в Израиле, и с палаточными городками по всему миру.

А зря.

Просто люди устали от безраздельного капитализма, и ему бы стоило опомнится,

И стать раздельным капитализмом?


а не "успешно" торговать с путиными, ахмадинеджадами и прочими тоже "правыми" деятелями.


А с кем им торговать? С беспорточными анархистами, живущими на их налоги?

Буквоед (размышлизм)
- at 2011-11-17 19:36:13 EDT
Маркс свое "Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта" начал с вошедшей в обиход фразы: "Гегель где-то отмечает, что все великие всемирно-исторические события и личности появляются, так сказать, дважды. Он забыл прибавить: первый раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса". Это же относится к двум знаменитым книгам, которые по своим литературным достоинствам, мягко скажем, далеки от того влияния, которые они получили. Первая - "Что делать" Н.Г. Чернышевского - привела к трагедии революции, вторая - "Атлант расправил плечи" Айн Рэнд - к фарсу под названием "анархокапитализм". Жаль, что эти слова Николая Гавриловича остались в тени его Opus Magnum : "Если бы экономисты отсталой школы понимали неизбежность влияния государства на экономические отношения, они, вероятно, вместо пустых толков об утопической системе невмешательства занялись бы определением истинно полезных предметов и действительно разумных границ неизбежного вмешательства".
Artur
Koblenz, BRD - at 2011-11-17 19:16:29 EDT
Простите Б-га, ради! Случайно ушло, не закончил! Да, так собственными ушами слышал из русско-изральского ТВ "каждый мусульманский ребенок - это бомба". Согласитесь это чего-то напоминает...
Опять таки "арабская весна", при всех опасностях и проблемах - таки говорит о том, что арабский мир меняется, и не все столь однозначно опасно. Давайте попробуем улыбнуться, и обрадоваться тому, что во всяком случае Хуссейна и Каддафи уже нет, как не будет и Асада.
А погромщиков в Лондоне, я бы не путал с "левыми" в Израиле, и с палаточными городками по всему миру. Просто люди устали от безраздельного капитализма, и ему бы стоило опомнится, а не "успешно" торговать с путиными, ахмадинеджадами и прочими тоже "правыми" деятелями. Которые тоже очень не любят "бездельников". И еще раз спасибо Вам! Написано блестяще - и колокола бъют, тут Вы совершенно правы!

Artur
Koblenz, BRD - at 2011-11-17 19:09:48 EDT
Уважаемая Элла! Всегда интересно Вас читать. Но должен сказать что Ваши выводы (из очень интересных построений, во многом верных), особенно - "В Европе, и даже в Израиле сближение леваков-анархистов с исламистами уже видно без очков", это - слишком... Был в Израиле месяц назад, и видел жуткую бедность работающих людей (если правильно выражаться "пашущих день и ночь"), и оборзевших, жирных банкиров, политиков и прочее-прочее, великолепно устроившееся на войне и терроре, как то было когда-то в Европе... Так ведь тоже можно посмотреть... Мне кажется нравственное чутье интеллигента - это быть на стороне слабых и бедных. Но у постсоветской интеллигенции почему-то решено стать за "правых" - хотя объективно эти самые "правые", эту самую русскоязычную интеллигенцию, я извиняюсь - в гробу видали. А исламисты с анархистами не могут соединиться по определению. Иное дело, что многие "левые" защищают право бедных на помощь, да и права арабов в Израиле - но это тема сложная. Как мне кажется - СМИ (особенно израильско-русские) очень уж предвзято "правые". Вплоть до утверждений "каждый мусульмански
Элла Рэндому
- at 2011-11-17 09:18:52 EDT
Притча прекрасна. Единственный вопрос - каким это боком она ответ на мою метафору?
Виктор Каган
- at 2011-11-17 06:57:28 EDT
Random
- at 2011-11-17 05:12:20 EDT

С крысами было ещё интереснее (авторов не помню). Построенный для них вольер, загруженный питанием и материалом для гнёзд, состоял из 4-ёх комнат: две боковых с одной "дверью" в каждую, а между ними две средних, перегороженные так, что в стенке было две "двери". Запустили крыс. Самые мощные самцы заняли со своими самками боковые помещения - ели-пили, трахали самок, никого не выпускали из помещения, а впускали только самок. Такая милая патриархально-авторитарная идиллия ...
В центральных отсеках было вроде бы всё то же, но ... Контролировать обе "двери" каждый из вожаков не мог, а договориться - при всём крысином уме бог речи не дал. Подданные относительно свободно курсировали из помещения в помещение. Вожаки власть удержать в этих не могли, сменялись, стали плохо различать самок в течке и вне её. Стали появляться подростковые банды - на вожаков внимания не обращали, но и не задирали, зато прочим прохода не давали. В них стали появляться гомосексуальные самцы, а гетеросексуальные вконец озверели: у крыс красивый ритуал ухаживания - догоняемая Джульетта забиралась в гнездо, а Ромео терпеливо посвистывал у гнезда, пока она не выйдет для употребления. Теперь же самцы стали врываться в гнёзда и трахать всех подряд, топча малышей или закусывая ими. Обычная детская смертность 50% выросла до 90%.
В боковых отсеках так бы и продолжалась идиллия, если бы оттуда не сбегали в центр (не бегать же вожаку за ними, отойдёшь - все разбегутся). Интересно, что бегуны, попав в центр, сразу полностью включались в "столичную" жизнь. Вскоре в боковых отсеках осталось порядка 3% населения.

Можно сравнить это с провинцией и столицей, можно - с "третьим" и западным миром. А можно представить, что какие-нибудь зелёные человечки с летающих тарелок смотрят на нас и видят то же, что мы видим у мышек и крысок в экспериментах. Это ж мы по отдельности каждый - гений, а на расстоянии, толпой - ну, как они, миленькие.

А свято место вожака в стае пусто не бывает - кто-нибудь, да найдётся.

Random
- at 2011-11-17 05:12:20 EDT
Элла Рэндому - at 2011-11-16 17:23:30 EDT

Вера Павловна проснется под паранджой. В Европе, и даже в Израиле сближение леваков-анархистов с исламистами уже видно без очков.


Уважаемая Элла,

Разрешите мне на Вашу метафору ответить притчей, полученной по эл. почте (к сожалению, не знаю, откуда перепост). Вопрос о том, как будет обстоять дело с фюрером в грядущм мире я оставлю Вам в качестве самостоятельного упражнения. Итак, цитата:

"""
Как сделать рай?

Трудно сказать, по крайней мере для людей.

В 1972 году Джон Б. Калхун попробовал сделать рай для мышей: квадратный бак два на два, высотой полтора метра. Еда, умеренный климат, чистота, гнезда для самок, горизонтальные и вертикальные ходы для самцов. В рай послали четыре пары здоровых, породистых мышей. Через 104 дня у них появилось первое потомство. Родители заботились о малышах.

Во “Вселенной 25” (так назывался эксперимент) наступил золотой век. Мыши любили друг друга и каждые 55 дней население удваивалось, лишь через 315 дней рост замедлился. Во Вселенной 25 теперь жило более 600 мышей. Самцам стало труднее защищать свою территорию, по ходам теперь нужно было протискиваться, свободных социальных ролей почти не осталось, как и свободного места.

Появились"отверженные", и они стали собираться в группы в центре - их вылазки встречали жестокий отпор. Вскоре матери стали психовать - нападать на своих детей, рождаемость упала. Самки-одиночки переселились в самые верхние труднодоступные гнезда, а среди самцов стал все чаще наблюдаться ярко выраженный нарциссизм. Эти самцы не дрались, не желали плотских утех - они только ели, спали и занимались самоанализом.

Но в то же время, в дальних углах процветали каннибализм, свальной грех и насилие. Через 18 месяцев, рост мышиной вселенной окончательно прекратился. А еще через месяц (600 дней с начала райской жизни), при очень низком количестве новых беременностей, смертность молодника достигла 100 процентов. Нарциссирующие самцы и попрятавшиеся по дальним норам самки потеряли желание и социальную способность спариваться.

Мышиное общество рухнуло. Рай превратился в ад. Все умерли. Добрый ученый повторял свой опыт много раз, но результат был один: на определенном этапе, за взрывом насилия и гиперсексуальной активности следовали асексуальность и самоуничтожение.

Напоследок,немного позитива. Кто же дольше всех выживал в аду? Оказалось - что это мыши, способные справиться с как можно большим числом социальных связей. Во Вселенной 25 дольше всех выживали самые общительные, инновационные, хитрожопые мыши.

Вот такая курага.

PS. Все совпадения с чередой людских войн, раскрепощенной сексуальностью, городскими бунтами, вконец обленившимися гражданами, гей-парадами, насилием в семье, матерями-одиночками, беспричинной агрессивностью и социальным выживанием в инете - совершенно случайны.
"""

Буквоед - Игонту
- at 2011-11-16 19:26:15 EDT
Игонт
Германия - at 2011-11-16 18:09:40 EDT
Прочитав Вашу статью, я потерял сон,покой, аппетит, даже похудел на 200 гр.
Взял больничный. Заказал АКМ и боеприпасы к нему. Теперь с трепетом жду, когда придёт новый фюрер...
Alles Quatsch.


Я, батенька Вам скажу, что если ждать всего того, что предсказывает Элла, то все мы, включая ее, доживем до 120 как минимум.

Игонт
- at 2011-11-16 18:28:31 EDT
Пятую неделю я хожу больной,
Пятую неделю я не сплю с женой.
Тоже и напарник мой плачется,
Дескать, он отравленный начисто.

И лечусь «Столичною» лично я,
Чтобы мне с ума не стронуться:
Истопник сказал, что «Столичная»
Очень хороша от стронция!

И то я верю, то не верится,
Что минует та беда...
А шарик вертится и вертится,
И все время – не туда!

Галич
1962

Элла
- at 2011-11-16 18:19:50 EDT
Взял больничный. Заказал АКМ и боеприпасы к нему.

Взяли в полуклинике булетень,
Нам башку работою не морочь!
И что ж тут за работа, когда ночью день,
А потом обратно - не день, а ночь?

И при всёй филификации
Тут возможен перекос.
Это все ж таки радиация,
А не просто купорос!

Игонт
Германия - at 2011-11-16 18:09:40 EDT
Прочитав Вашу статью, я потерял сон,покой, аппетит, даже похудел на 200 гр.
Взял больничный. Заказал АКМ и боеприпасы к нему. Теперь с трепетом жду, когда придёт новый фюрер...

Alles Quatsch.

Элла Рэндому
- at 2011-11-16 17:23:30 EDT
Вера Павловна проснется под паранджой. В Европе, и даже в Израиле сближение леваков-анархистов с исламистами уже видно без очков.
V-A
Harvard Yard, MA, USA - at 2011-11-16 15:57:33 EDT
Ожидание фюрера - в принципе нечастая, но закономерная эволюция правого уклона
Random
Zuccotti Park, Manhattan, U.S. of A. - at 2011-11-16 14:47:48 EDT
Уважаемая Элла,

Сильная и аргументированная статья, однако утверждение, что движение "Occupy Wall Street", представители которого разбили палатки в центре делопроизводительной и скоросшивательной части Манхэттена, в скором будущем станет истовым электоратом "агрессивного ислама" есть такой абсурд, что (извините за штамп) пресловутая сивая кобыла отдыхает, нервно куря на лестнице.

Все-таки какое-то уважение к жизненным фактам хотелось бы нам, рядовым читателям, от Вас получить, иначе тяжело понять, где Вера Павловна еще видит сон, а где Вера Павловна уже проснулась.

Григорий Гринберг
San Leandro, CA, USA - at 2011-11-16 08:05:51 EDT
По поводу книжки... не знаю. У меня такое впечатление, что мои работы не из тех, что перечитывают. Они - на злобу дня, для провоцирования дискуссии, а книга... ну, кто купит такую книгу?
*************
Как хотите, а уровень ваших работ (может не на 100%, но большинства) превосходит намного потребности публицистики на злобу дня. Я так думаю.
А если их переработать, выстроить главами в русле сквозных тем, то и впечатление было бы намного сильнее. А ведь это, а не «дискуссии» важно. Намного важнее мнения «дискутантов» то, что сотни и тысячи людей прочтут эти мысли и без всякого намерения «дискутировать». Прочтут, и может быть задумаются.
Я думаю, что «...французик из Бордо, надсаживая грудь, собрал вокруг себя род веча...» - к Вам не относится – Вы о наболевшем, и такие, как я, это чувствуют.
Сердцу коренного американца дорога «объективность», т.е. паническая боязнь быть заклейменным «радикалом». Приводит это к тому, что любую очевидную, базирующуюся на неутешительных фактах прошлого и подтверждающуюся столь же неутешительными фактами настоящего мысль люди воспринимают без панировки политкорректной благоглупостью все труднее и труднее.
Но тем важнее, по-моему, «калибр снаряда», а «..кто купит..» - ну не купят – так своруют! Зато прочтут! Перечитывать не обязательно – все равно в подкорку залезет. А как иначе? Не в XIX веке живем. Не найдете издателя (хоть в это не хочется верить) – выложите в интернете. Вон – И. Ефимов роман выложил, а уж его-то печатают, слава Б-гу.

Борис Дынин - Игреку
- at 2011-11-16 03:25:57 EDT
Все проще. Никакой розовой картины я не рисую. Я утверждаю, что разговоры о гибели Европы, начиная со Шпенглера, есть именно философствование, и у Эллы в бОльшей степени, чем у Шпенглера, посредством экстраполяции парадигм прошлого. Это не в упрек ей (у нас мало иных методов, вот только еще оракулы), но в вопрос, как раз, о границах философствования об истории, на основании таких экстраполяций. Более того, я не рисую розовой картины, хотя бы уже в силу сказанного мною, что победа Гитлера или Сталина не означала бы гибели Европы, ибо они принадлежали ей. Отсюда следует, что я не отрицаю возможностей социальных конфликтов в Европе и сегодня. Но вопрос поставлен о востребовании на постоянную работу фюрера, что не только есть экстраполяция, о которой я сказал, но противоречит слову о дряхлости Европы и тезису о том, что фюреры побеждали при помощи демагогии об универсальном благоустройстве всего человечества. Это и сейчас не забыто, но у старых демагогах это приобретало силу благодаря империализму тех же Германии и СССР, соединенным с национализмом, чего сегодня Европа лишена (Россия - не совсем Европа). Так что упомянутая экстраполяции не совсем оправдана. Видите, хотя я и философ, и прав я или не прав, никакой розовой философии здесь нет. Повторю, Европа - это не пикник, хотя пока еще путешествовать по ней интересно. Возможно только пока. Жизнь - не смерть, но может быть опасной.
Игрек-Б.Дынину
- at 2011-11-16 02:55:23 EDT
Уважаемый Борис, Вы чудо хороши, как философ!
На мой сермяжный взгляд, Элла предсказывает, что с большой, но не 100% вероятностью, в Европе в обозримом будущем опять прольеться кровь. Скорее всего, от комплекса причин как националистического, так и демографичеческого/анти-иммигрантского "воодушевления". Стратфор добавил свой взгляд, из которого на Эллину мельницу льются пункты о возможном значительном понижении жизненного уровня среднего европейца и недовольства "опущенных" масс в отношении не пострадавших элит. Вы же из всего этого создали почти розовую картинку, говорящую о том, что все это ерунда на постном масле - кровь-не кровь - главное, что все меняется (кто бы спорил?) и Европа не умрет (кто бы спорил?).
Сейчас нам (Вам) осталось доказать, что Европа в которой, к примеру, только к примеру! - каждый будет молиться на коврике и лицом к Мекке это и есть Европа. То есть, Вы это уже как бы и доказали. Для себя. Или я что-то не так понял?
Мне кажется, философия очень уж "круглая" наука. А Элла, как геометр, все больше острыми углами оперирует.
Остаюсь, однако, большим поклонником философии и философов...

Борис Дынин (исправление)
- at 2011-11-16 02:28:03 EDT
Sorry,P.S скопировался с черновика. Исправляю из уважения к читателям и G. Friedman

"Реальный вопрос не в том, как будет преодолен финансовый кризис, но в том, выживет ли европейский проект. И это зависит от того, сможет ли европейская элита сохранить свою законность. Ее законность отнюдь еще не исчезла, но она испытывается сегодня как никогда раньше (здесь я бы поставил вопрос- Б.Д.), и трудно представить себе, как она сохранит ее"
Но потеря законности данной элиты, есть ли гибель Европы? Сам вопрос о ее законности указывает на развитие. Европа меняется! Не в сторону ли усвоения не только уроков своих войн, своего процветания в противопоставлении не-Европе, но и новых уроков объединения и глобализации?

Борис Дынин - окончание
- at 2011-11-16 02:21:41 EDT
И не идет ли сегодня речь, прежде всего, не о гибели Европы, а о том, что Европа не хочет и не может стремиться быть империалистической на почве национализма (в ее истории это шло рука об руку). Но при этом, перефразируя, слово о евреях, она также не хочет и не может быть: Европой, которая "живет отдельно и между народами не числится". Отсюда «Север» платит (вынужден платить) «Югу», принимает эмигрантов и (по причинам и экономическим и социологическим), раздутое социальное обеспечение, государственные долги и пр.

Я не понял в контексте статьи, каким образом Агрессивный исламизм…разъясняет страждущим, кто именно украл их кровные «мерседесы» и почему те, кто разбил палатки на Уолл-Стрит или громит лавки в Лондоне их будущий электорат. – Имеется в виду антисемитизм? Но не им одним болен мир.

Заключение Эллы: гибель Европы - «Нет, еще не завтра, но уже скоро…». И не видится ли спасение от гибели в том, чтобы Европа жила отдельно и между народами не числилась! Элла , я думаю, скажет: «Знаю, что это невозможно, но потому и указываю на слабость духа Европы и предрекаю ей гибель». Или по ее ответу на «реплики из зала»: Точнее сказать - лево-правые закидоны и тоска по фюреру - результат глубинных процессов, оттого и кассандрическая уверенность, что это не временные трудности и само не рассосется. Цивилизации тоже смертны. Но заметим, что хотя последнее предложение звучит как очевидность, но с жизнь цивилизаций подобна жизни «Я» в развитии личности. от рождения до смерти. Младенец не похож на старика ни физически, ни умственно, и процесс превращения первого во второго проходит через кризисы, о которых часто можно говорить как о гибели «Я». Но все-таки оно сохраняется. Конечно, психиатрия знает и полную потерю «Я». Но в данном случае мы можем говорить не только о рождении и гибели Европы, но и о непрерывности ее «Я» от времен римских и иудейских до после имперских и националистических. Как много в ней и от Рима и от Иерусалима! Ее неспособность оставаться империалистической и ее стремление преодолеть национализм, не есть еще потеря ею своего «Я», хотя и вызывают проблемы для ее существования… по старым образцам. Но именно по этим образцам требовался фюрер на постоянную работу. Так что, отдавая должное озабоченности и мыслям Эммы, я думаю, что ее касандрическая уверенность есть нетривиальное выражение представлений о жизненной силе Европы по образцам времен, вырастивших фюреров. Но «личность» Европы уже не, что, понятно, не гарантирует ее здоровье, но предрекает ли смерть, или развитие личности - вопрос для Кассандры. Но я не Кассандра, а Кассандре может возразить только Кассандра.

Элла выразила в P.S. надежду на напряжения в мусульманском мире как на возможность спасения Европе. Но если она сгнила, и востребует фюрера на постоянную работу, то какие уж тут надежды! Ведь согласно анализу (см пп. 1,2,3 раздела «Отнять и поделить» ) проблема прежде всего и не только в эмиграции мусульман в Европу, а в ее дряхлости.

P.S. Был готов воместить отклик, как прочитал ссылку Игрека на Stratfor. Я уже читал этот анализ G. Friedman - а. Мне показалось, что он льет воду на мою мельницу. Ведь речь идет не о том, если кризис, а в том, способна ли Европа найти оставаться Европой, чем то особым:
"Реальный вопрос не в том, как будет преодолен финансовый кризис удается, но в том, выживет ли европейский проект. И это зависит от того, сможет ли европейская элита сохранить свою законность. Ее законность отнюдь еще не исчезла, но она испытывается сегодня как никогда раньше (здесь я бы поставил вопрос- Б.Д., и трудно представить себе, как она сохранит ее"

Но потеря законности данной элиты, есть ли гибель Европы? Сам вопрос о ее законности указывает на развитие. Европа меняется! Не в сторону ли усвоения не только уроков своих войн, своего процветания в противопоставлении не-Европе, но и новых уроков объединения и глобализации?

Борис Дынин - начало
- at 2011-11-16 02:21:31 EDT
Я всегда читаю Эллу с интересом. И темы ее важные, и язык замечательный и мысли достойные внимания. Например: «Не тот расист, кто черных порабощает оттого, что белым так выгодно (тот и не расист вовсе, а вульгарный эгоист), а тот настоящий расист, кто проповедует исконную предназначенность черных только и исключительно для рабства.», или: «Нет, не бессмысленным было массовое уничтожение невраждебных и неопасных людей, только вот искать его смысл надо не в экономике и даже не в политике (на уровне принятия конкретных решений), искать его надо в социологии».

Но попробую ответить Кассандре.

”Реальной проблемой Европы после Первой Мировой была… гибель Европы. Развал двух великих империй – Австрийской и Российской – стал свершившимся фактом, прочие державы пока дышали, но уже явно надорвались.”

Империи, действительно, развалились. Но была ли в начале 20 века гибель Европы проблемой за пределами книги Шпенглера? Социальные катаклизмы – еще не гибель. Гибла ли Европа в начале 19 века, когда Наполеон перекорежил ее? Гибла ли Европа в революциях 1848-49 гг. или в 1871 г., о чем говорили «вожди пролетариата». Да, Первая мировая была водоразделом в истории Европы, но шла ли речь о ее гибели? Ведь даже победы большевизма и нацизма, хотя и привели Европу к социальным и моральным катастрофам, но не вели к гибели. Тот и другой выросли из недр самой европейской цивилизации, и если бы они и выжили, было ли бы это гибелью Европы? Должны ли мы отождествлять ее, особенно Европу первой половины 20 века, с демократией, любезной нам? Мы за Черчилля, но сводится ли Европа к Черчиллю? Вряд ли.

Я ставлю этот вопрос, потому что в процитированных словах Эллы постановка вопроса уже предрекает ответ на него.

Элла, думаю, ответит, что речь идет о следующем: ”В метрополиях все было сложнее. На уровне общества ситуация субъективно воспринималась как хаос и анархия, а на индивидуальном - как утрата смысла и исчезновение правил взаимодействия с другими людьми, неясно было, кому и что дозволено, что такое хорошо и что такое плохо, в чем смысл и цель человеческой жизни.”

Речь идет о духовной гибели, за которой должна была последовать физическая. Но это в основном относится к Германии и к России, а за их пределами только к части интеллигенции. Большинство же каждой стороны конфликта твердо было уверено в преступности другой, не испытывая духовного хаоса. И если мы сравним, в чем каждая сторона обвиняла другую, то обнаружим много общности в их критериях. Духовного хаоса было не так уж много, кроме громадного страха у побежденных народов от неопределенности условий жизни, а у победивших стран от страха вовлечься в новую войну. Экономический кризис усилил страх, но не изменил радикально представления об основах социальной жизни. Оно еще оставалось в большой степени традиционным. Национализм (с чувством горечи или гордости) все еще оставался укрепляющим дух лекарством. Думаю, что слова Ханны Арендт, поддержанные Эллой: "не от немецкого национализма у нацизма ноги росли, а от претензий на единственно правильное всемирно-общечеловеческое устроение», ставят телегу впереди лошади. Даже в России «общечеловеческие» лозунги должны были уступить место «построению социализма в отдельно взятой стране», а потом прямому национализму во время войны. Конечно, «всечеловеческие лозунги» не забывались. Уроки просвещения помогали и здесь. Но поэтому же речь шла не о гибели Европы, а о том, какой ей быть и как сохранить себя имперской, то есть оставаться во главе мира (пусть уже не по-английски и не по-французски, а по-немецки или по-русски).

Игрек
- at 2011-11-16 00:37:32 EDT
Уважаемая Элла, анализ СТРАТФОРа льет воду на Вашу мельницу

http://www.stratfor.com/weekly/20111114-europes-crisis-beyond-finance?utm_source=freelist-f&utm_medium=email&utm_campaign=20111115&utm_term=gweekly&utm_content=readmore&elq=4e9aa9e1450d43f097de64944be33d13

Берлага
- at 2011-11-16 00:35:53 EDT
>Поначалу-то ведь идеология нацистов и вне Германии для многих была притягательной, и воевать с ними всерьез, кроме большевистского двойника, никто не собирался.

Это не совсем так. Англичане воевали за Англию в 1940 году всерьез. Вспомните Битву за Британию с июля по конец октября 1940 года.
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B8%D1%82%D0%B2%D0%B0_%D0%B7%D0%B0_%D0%91%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8E

А так с вами согласен. Из того же Хулио Хуренито в тему:

Теперь человечество идет отнюдь не к раю, а к самому суровому, черному, потогонному чистилищу. Наступают как будто полные сумерки свободы. Ассирия и Египет будут превзойдены новым неслыханным рабством. Но каторжные галеры явятся приготовительным классом, залогом свободы – не статуи на площади, не захватанной выдумки писаки, а свободы творимой, непогрешимого равновесия, предельной гармонии. Вы спросите – зачем это отступление назад или в сторону, эти бесцельные сумасбродные месяцы? Хороший предметный урок! Сейчас это – ложь, сейчас это – дяди на вокзалах и земгусары, хвосты и крюшон, Пикассо у Щукина и тупое «чаво»!
Но придет день, когда это будет правдой. Свобода, не вскормленная кровью, а подобранная даром, полученная на чаек, издыхает. Но помните, – это я говорю вам теперь, когда тысячи рук тянутся к палке и миллионы сладострастно готовят свои спины, – будет день, и палка станет никому не нужной.

Е. Майбурд- Б.Тененбауму
- at 2011-11-15 21:02:34 EDT
Б.Тененбаум
- at 2011-11-15 14:23:41 EDT

К сожалению, у статьи есть и вторая часть, и звучит она, на мой взгляд, как "... Кассандра с перебором ..."

000000000000000000000000000000000

Позвольте не согласиться с вами, Борис Маркович.
Я понял "вторую часть" как намерение Эллы нарисовать один из возможных (и довольно вероятных) сценариев. С разрешения выбранного жанра, автор облекает это в форму пророчества.
Да и самая концовка "...остается... надеяться..." говорит об этом как о вероятии, а не как о претензии на прорицание неминуемых бед, когда нам всем оставалось бы тихо ползти в сторону кладбища.

Майя
- at 2011-11-15 15:05:26 EDT
Коротко и ясно. Кто ещё не понял, надеюсь, поймёт, в чему дело идёт. Антисемитизм расцветает новым пышным цветом.
А книжки из моды вышли. Никто их не покупает

Элла
- at 2011-11-15 14:44:57 EDT
Спасибо.

По поводу книжки... не знаю. У меня такое впечатление, что мои работы не из тех, что перечитывают. Они - на злобу дня, для провоцирования дискуссии, а книга... ну, кто купит такую книгу?

А по поводу кризиса Европы... да, так я и сама на это смотрю. Точнее сказать - лево-правые закидоны и тоска по фюреру - результат глубинных процессов, оттого и кассандрическая уверенность, что это не временные трудности и само не рассосется. Цивилизации тоже смертны.

Б.Тененбаум
- at 2011-11-15 14:23:41 EDT
Статья, слов нет, хорошая - автор хорошо известен высоким классом публицистики. Если же говорить по существу, то данный материал довольно четко делится на две части: вот как от стабильного социального порядка времен La Belle Epoche Европа дошла до саморазрушения в ходе "гражданской войны европейцев", как в Японии называли период от 1914 и по 1918. Вторая Мировая Война, в сущности, была вторым раундом того же самого конфликта. Написано прекрасно, и очень хочется устроить вокруг сказанного Эллой детальное обсуждение описанных ею процессов.

К сожалению, у статьи есть и вторая часть, и звучит она, на мой взгляд, как "... Кассандра с перебором ...". Собственно, то, что сказано в статье по поводу "левых", и "халявщиков", и наплыва в Европу плохо растворяющихся в ней иммигрантов - это все правда. Но это не вся правда. Проблема куда глубже, и упирается в удивительно мерзкую демографию развитых стран Европы, форменное "... самоубийство путем неразмножения ...". Причины этого непонятны. Собственно, можно многое сказать - тут и идея "однова живем", и упор на гедонизм, и отказ европейских стран от "... величия судьбы ..." - уж больно дорого это стремление к величию им стоило, и многое другое - но конечный результат состоит в том, что рождаемость поехала вниз так сильно, что затрещало все остальное. Иммиграция, в какой-то степени - вынужденная мера, без турок, арабов и пакистанцев немцам, французам и англичанам было невозможно заполнить рабочие места в "нижней секции" своего рынка труда. В свое время концерн Рено вместо обновления технологий лоббировал иммиграцию из Алжира.

В общем, как и всегда, дело не столько в "фюрерах" и в злокозненных "левых" (или "правых", какая разница ?), а в структурных проблемах экономики и демографии.

Разумеется, сказано все это не в упрек уважаемому (искренне уважаемому) автору этой статьи.

Григорий Гринберг
San Leandro, CA, USA - at 2011-11-15 05:46:12 EDT
Еще одно суждение - может пора подумать о книге?
Или хотя бы о сборнике статей?

По моему - пора, и давно. Грех - не вложить столько прекрасных и глубоких мыслей в переплет.

Григорий Гринберг
San Leandro, CA, USA - at 2011-11-15 05:40:25 EDT
Браво, несравненная Элла!!

Читал и смаковал, как хорошее вино!
Написано столь хорошо, что нет нужды в анализе - перечти, и снова получи удовольствие.

Здоровья Вам и долголетия, в том числе и творческого!