©"Заметки по еврейской истории"
октябрь  2011 года

Лев Сидоровский

Бабий Яр

70 лет назад в оккупированном Киеве началось поголовное уничтожение евреев

Над Бабьим Яром шелест диких трав.

Деревья смотрят грозно,

                      по-судейски.

Все молча здесь кричит,

                      и, шапку сняв,

я чувствую,

          как медленно седею.

Е. Евтушенко

Осенью 1976-го, оказавшись в Киеве, я добрался до района, который называется Сырец. Новые здания тут утопали в садах, мягко шуршали шинами троллейбусы, и надо всем этим устремлялась вверх новая телебашня... А совсем рядом с телебашней высилась недавно открытая помпезная "героическая" мемориальная композиция, перед которой, на гранитной плите, надпись гласила: "Здесь в 1941-1943 годах немецко-фашистскими захватчиками было расстреляно более ста тысяч советских граждан – жителей города Киева и военнопленных". И ни слова намека на то, что подавляющее число уничтоженных здесь "советских граждан" – евреи. Название "Бабий Яр" не упоминалось вообще: в путеводителе мемориал назывался – "памятник в Сырецком массиве"...

А как же все было тогда на самом деле?

***

Киев немцы взяли 19 сентября. Причем враги только еще вступали в город, а на улицах кто-то уже развесил плакаты: "Жиды, ляхи и москали – наилютейшие враги Украины!". Скоро, 24-го, на Крещатике подпольщики подорвали штаб гитлеровской армии, комендатуру, гостиницу для офицеров. Взрывы, пожары продолжились назавтра и после... Крещатик превратился в руины... Что ж, нацисты использовали это как повод для подлейшей акции. Утром 27-го город запестрел объявлениями – на русском, украинском, немецком:

Все жиды города Киева и его окрестностей должны явиться в понедельник, 29 сентября, к 8 часам утра, на угол Мельниковской и Дохтуровской улиц (возле кладбищ). Взять с собой документы, деньги, ценные вещи, а также теплую одежду, белье и проч. Кто из жидов не выполнит это распоряжение и будет найден в другом месте, будет расстрелян.

Улица Мельника в объявлении ошибочно была названа Мельниковской, а Дектяревская – Дохтуровской: видно, консультировал немцев какой-то не очень грамотный из местных, но те, кому это обращение адресовалось, адрес поняли. Одновременно через дворников и управдомов распространялась дезинформация о намерении якобы просто провести перепись и переселение евреев. Те со страхом обсуждали: "Это – на Лукьяновке, около русского и еврейского кладбищ. Там рядом – товарная станция Лукьяновка, может, куда-то повезут?" Но их ждал Бабий Яр...

***

БАБИЙ ЯР – урочище в северно-западной части Киева, между районами Лукьяновка и Сырец. Длина оврага – около двух с половиной километров, глубина от пятнадцати до пятидесяти метров. По его дну протекал одноименный ручей, в котором, ставя запруды, до войны любили купаться местные мальчишки...

Ну а в то утро, 29 сентября, первыми жертвами фашистов здесь стали 752 пациента психиатрической больницы имени Ивана Павлова, которая находилась поблизости. А потом...

Как вспоминал Анатолий Кузнецов, автор пронзительного "романа-документа", который он так и назвал – "Бабий Яр":

По Глубочице поднималась на Лукьяновку сплошная толпа, море голов, шел еврейский Подол!.. О, этот Подол! Сплошь разговоры: куда повезут, как повезут? В одной кучке только и слышалось: "Гетто, гетто!" Подошла взволнованная немолодая женщина, вмешалась: "Люди добрые, это смерть!" Старухи заплакали, как запели...

В конце улицы был устроен пропускной пункт, за которым находилась скрытая со стороны канцелярия. Поочередно туда отводили тридцать-сорок человек, где у них отбирали документы, вещи и заставляли раздеться. Затем полицаи палками загоняли обреченных в проходы и насыпи на краю оврага, глубина которого здесь была двадцать-двадцать пять метров. На противоположном краю находился пулеметчик. Выстрелы заглушала музыка и шум самолета, который кружил над оврагом. После того, как ров заполнялся двумя-тремя слоями трупов, их сверху присыпали землей...

Сейчас прозвучит выстрел…

Только за два дня, 29 и 30 сентября, зондеркоманда 4-а под командованием штандартенфюрера Пауля Блобеля при участии частей 6-й армии вермахта и Киевского куреня украинской вспомогательной полиции расстреляли в этом овраге 33771 человека – почти всё еврейское население Киева. Оставшихся добивали 1, 2, 8 и 11 октября. Кстати, рейхкомиссар Украины Эрих Кох приурочил расстрелы в Бабьем Яру к еврейскому посленовогоднему Судному дню, во время которого Бог пишет для каждого Книгу жизни… Я видел фотоснимки, сделанные там и тогда фотографом 637-го отряда пропаганды 6-й армии вермахта Иоганном Хёхле, от которых, как говорится, кровь в жилах стынет...

***

Однако двадцати девяти отправленным на казнь чудом удалось спастись. Вот история одной из них – Дины Мироновны Проничевой, актрисы Киевского театра кукол, матери двоих детей, которая носила "русскую" фамилию мужа.

В то утро, 29-го, она, не веря, что это дорога смерти, провожала отца и маму в Бабий Яр. Внешность у Дины была не еврейская, поэтому, когда их разъединили, услышала мамин крик: "Доченька, ты не похожа, спасайся!" Но вместе с другими провожающими тут же оказалась схваченной полицаями...

И вот уже ее ведут к проклятому оврагу... Когда миновали коридор прокопа, открылся песчаный карьер с почти отвесными стенами. Дина глянула вниз – там было море окровавленных тел. На противоположной стороне карьера успела разглядеть пулеметы и немецких солдат у костра. Когда всю цепочку загнали на выступ, один из немцев от костра отделился и начал стрелять. Дина не столько увидела, сколько почувствовала, как с выступа повалились тела и как трасса пуль приближается к ней. У нее мелькнуло: "Сейчас я..." Не дожидаясь, бросилась вниз... Когда упала, ее обдало теплой кровью лежащих рядом, снизу... Солдаты с выступа стали пристреливать тех, кто казался им живым. Потом спустились, что-то снимали с трупов, добивали шевелящихся. Один эсэсовец наткнулся на Дину, которая показалась ему подозрительной. Приподнял ее, стал бить, но она висела мешком, не подавая признаков жизни... Потом сверху донеслось: "Эй, давай прикидай!" Зазвякали лопаты, глухие удары песка о тела. Наконец груды песка стали падать на Дину. Ее заваливало, но она старалась не шевелиться... Потом, к ночи, с диким трудом "откопалась". В кромешной тьме по песчаной стене, пядь за пядью, выползла наверх...

(Дина Проничева много еще раз окажется на краю гибели, скрываясь в развалинах Дарницы, пробираясь по селам под именем Нади Савченко. Своих детей найдет только в конце войны, потом вернется в Киевский театр кукол и в 1946-м станет свидетелем обвинения на Киевском процессе о фашистских злодеяниях на Украине).

***

Их расстреливали сто четыре недели, по вторникам и субботам. Массовые казни продолжались вплоть до бегства гитлеровцев из Киева в ноябре 1943-го. Так, 10 января 1942-го в Бабьем Яру были уничтожены около ста матросов Днепровского отряда Пинской военной флотилии. Здесь же пали 621 член Организации украинских националистов, среди которых – поэтесса Елена Телига и ее муж – редактор "Украинского слова" Иван Рогач. Тут же казнили цыган – целиком пять таборов... Всего, по разным подсчетом, Бабий Яр стал могилой от семидесяти до ста двадцати, а то и двухсот тысяч жертв!

Кроме того, поблизости, на месте военного лагеря частей РККА, фашисты устроили Сырецкий концлагерь, в котором содержались и уничтожались коммунисты, комсомольцы, подпольщики, военнопленные. В 1943-м, 18 февраля, здесь были расстреляны трое игроков футбольной команды киевского "Динамо" – участников "Матча смерти": Трусевич, Кузьменко и Клименко.

К тому же в Бабьем Яру палачи попытались создать мыловаренный завод для выработки мыла из убитых, но довести стройку до конца не успели. Отступая и пытаясь скрыть следы преступлений, откопали и сожгли на открытых "печах" десятки тысяч трупов, кости перемалывали на привезенных из Германии машинах, пепел рассыпали по оврагу... В ночь на 29 сентября 1943 года в Бабьем Яру произошло восстание занятых на работах у печей заключенных-смертников: восемнадцать из них спаслись, триста одиннадцать были расстреляны...

***

После освобождения Киева на месте Сырецкого концлагеря построили жилмассив Сырец и разбили парк имени Сороколетия Октября. В официальном сообщении Чрезвычайной государственной комиссии о трагедии в Бабьем Яру, отредактированном в Управлении пропаганды ЦК ВКП(б) и утвержденном заместителем председателя Совета Народных Комиссаров СССР Вячеславом Молотовым, слово "евреи" было заменено на "мирные советские граждане".

На 1950 год было запланировано открытие памятника жертвам фашистского террора в Бабьем Яру, однако – из-за начавшейся в 1948-м (под маской борьбы с космополитизмом) государственной антисемитской кампании – проект рухнул. Местные власти превратили Бабий Яр в свалку. Потом было решено овраг уничтожить и на его месте построить стадион, разбить парк. Против такого кощунства выступил ставший замечательным писателем воин из окопов Сталинграда, глубоко порядочный человек Виктор Некрасов. В частности, он сказал: "Да, в Бабьем Яру были расстреляны не только евреи, но только евреи были расстреляны здесь лишь за то, что они были евреями!"

Весной 1961-го из-за неправильных инженерных расчетов (овраг не засыпали, а замывали) целый район Куренёвка залило жидкой грязью, было очень много человеческих жертв (официально сообщили только о ста сорока пяти погибших). Среди киевлян возникло суеверие, что "Бабий Яр мстит" за надругательство над жертвами войны.

В 1961-м "Литературная газета" опубликовала стихотворение Евгения Евтушенко "Бабий Яр" ("Над Бабьим Яром шелест диких трав./ Деревья смотрят грозно, по судейски./ Всё молча здесь кричит, и, шапку сняв,/ Я чувствую, как медленно седею..."), которое легло в основу "Тринадцатой симфонии" Дмитрия Шостаковича. И стихи, и симфония подверглись резкой партийной критике. Так, 17 декабря 1962 года на встрече с интеллигенцией секретарь ЦК по идеологии Леонид Ильичев по иезуитски восклицал: "Антисемитизм – отвратительное явление. Партия с ним боролась и борется. Но время ли поднимать эту тему? Что случилось? И на музыку кладут!" (Еще более резкой критике скоро подвергнется опубликованный в "Юности" обжигающий "роман-документ" Анатолия Кузнецова "Бабий Яр").

В 1962-м Бабий Яр был все-таки засыпан, через него проложили шоссе и построили жилые дома. Кроме того, уничтожили еврейское кладбище, чтобы возвести там телецентр. Между домами и телецентром возник огромный пустырь, на котором (далече от места казни) в 1976-м установили тот самый бездушный официозный монумент, с которого я начал свой рассказ. И каждый год происходили там неофициальные митинги, потому что «замалчивание чужого преступления – это тоже убийство, убийство памяти!»

Над Бабьим Яром – семисвечник-менора

Наконец, 29 сентября 1991 года, неподалеку от надгробных крестов – в память о 621-м члене ОУН, а также – об архимандрите Александре и протоирее Павле, которые призывали население к сопротивлению нацистам, – возник над этой братской могилой и иудейский семисвечник-менора, к которому люди идут по вымощенной плиткой "Дороге скорби"...

«И сам я, как сплошной беззвучный крик…»


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1886




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer10/Sidorovsky1.php - to PDF file

Комментарии:

Виктория
Киев , Украина - at 2013-05-23 13:12:50 EDT
По поводу мыловаренного завода. никакой это не бред. возьмите книгу Анатолия ВАсильевича Кузнецова - показания Владимира Давыдова - глава Бабий яр - система. там есть эта информация.
джо
Киев, Украина - at 2012-02-27 20:26:48 EDT
Бред! Какое мыло из человека? какой козел, ни дня ни учившийся в школе написал эту глупость?
Рядовой читатель
- at 2011-10-21 12:29:33 EDT
В этом скорбном месте были убиты мой пятилетний кузен, семидесятилетняя бабушка и две тёти. Они прошли свой последний путь от улицы Артёма номер 52 до Бабьего Яра 29 сентября 1941 года. Когда мы в 46м году вернулись из эвакуации, соседи указали отцу тех, вырвал у них их вещи при выходе из дома. Отец сильно избил одного из грабителей,но убивать его не стал. Тот никуда не жаловался.
СПАСИБО ЗА ПАМЯТЬ О НАШИХ РОДНЫХ!