Альманах "Еврейская Старина"
2011 г.

Борис Кушнер


Сумма одиночеств

Из новых стихов

***

За окном грозы мелодрама,

Трепет мокрых ворон.

В дрожь от грома оконная рама –

Последний рубеж оборон.

Трещит, сотрясается ветхое здание,

Рухнет вот-вот. –

Тем самым, ускорив моё свидание

Со стражем адских ворот.

 

1 сентября 2011 г., Johnstown

 

***

Не гнался он за рифмой меткой,

Он просто пел, как только мог. –

Лишь сердце – грудь ему не клеткой –

Биеньем размечало слог.

Не потому ли ритм прибоя

Был сочинителю так мил –

Восход и небо голубое,

Закат и звёздный сон могил.

 

1 сентября 2011 г., Johnstown

 

СОНЕТ

Взойти от суеты сует

К твоей печали, Диотима. –

Так мне является Сонет –

Незримо, но неотвратимо.

Так за строкой грядёт строка, –

Их связи строго не случайны,

Они, как Вечная Река,

Уносят нас к началам Тайны.

Так, завершая жизни круг,

Когда уже в углях поленья,

Сонетом успокоишь вдруг

Трепещущей души томленье.

 

Так бездну ночи и зенит

Одна строка соединит.

 

5 сентября 2011 г., Pittsburgh

 

***

Не жалуйся – тела упадок. –

Тем ближе к бессмертью душа. –

А век мой – и горек, и сладок –

Промчался, куда-то спеша.

И вот я стою у развалин,

И на приговоре – печать,

И небо – свинец без проталин,

И новой судьбы не начать.

 

8 сентября 2011 г., Johnstown

 

ВАРИАЦИЯ 9-17

 

Река. Поток в могучем русле.

Не Лета ль? Кажется, она.

А что над нею – трубы, гусли,

Центавра альфа или Луна?

Мудрец, торгаш, дурак дремучий,

Пророк, вошедший жарко в роль,

Вселенский штиль иль в громах тучи –

Не всё равно ль?

Шехерезада иль Щелкунчик,

Иль пляска пьяных казаков,

Чайковский иль Могучей кучки

Их юнга – Римский-Корсаков.

Неважно пеший или конный,

Бетховен или трубадур –

Всех унесёт поток бессонный,

Как ни труби над ним Es-dur.

А если так, то в схватке с ложью,

Загнав её в антецедент,

Пою во славу многосложью,

Смещая в именах акцент.

 

10 сентября 2011 г., Pittsburgh

 

***

Рассвета золотая дымка,

Да только увязает взор. –

Накрыла шапка-невидимка

Вершины гор.

Я б загрустил, но сквозь завесу

Прорвался раскалённый шар

И подарил сто песен лесу,

И сердцу – возрождённый жар.

 

12 сентября 2011 г., Route 22, East

 

***

Мысль, мелькнувшая некстати,

Лоб – кровавая роса.

Но летит корвет в пассате,

Напрягая паруса.

Миг сверкнул – и всё, как было, –

В стёклах капель дребедень,

Бредит сивая кобыла,

Серый город, скучный день.

 

15 сентября 2011 г., Pittsburgh

 

***

Утро серое

Пахло серою –

Испарения чертовщин. –

И туман вдруг жёлт –

Значит, скачет чёрт

По разрыв-траве

Гор-лощин.

 

Бед не ведая –

К чёрту мрак!

В золотой рассвет –

Эй, заря, привет!

Просто еду я

Чёрти-как.

 

16 сентября 2011 г., Route 22, East

 

***

Эти мысли-недотроги –

Прикоснёшься и беда. –

Вспыхнут горные отроги –

Кровь разлилась, не вода.

Невода Судьба забросит

И без помощи твоей.

Что ж, вздыхай, – всё гуще осень

Кровью листьев меж ветвей.

Не Аврора, но Геката,

Тень с косою за плечом. –

Лучше мчись в лучах заката

И не думай ни о чём.

 

16 сентября 2011 г., Route 22, West

 

***

Жизнь прошла внезапно –

Вдруг и наотрез. –

Нет тропы обратно

Сквозь сгоревший лес.

И не вехи, вешки,

Да завалы зла,

Угли-головешки,

Пепел, и зола.

Осень в красной блузе

Ледяных костров… –

Мне бы дым иллюзий

Давних жарких строф.

 

19 сентября 2011 г., Route 22, East

 

***

Утро – облаком в роще.

Осень резка.

Мокнет подлесок тощий.

Тоска.

А жизнь-энциклопедия

Уже на букве «я» –

Finita la comedia.

Прощай, земля.

 

21 сентября 2011 г., Johnstown

 

***

Облака задевали

За верхушки деревьев.

Ветки – в небо из стали. –

Руки. Птицы без перьев.

Страшно скрючены пальцы.

Пальцам не до Стейнвея.

И недвижны страдальцы –

Дерева, роковея.

Впереди листопады,

Вой охотою псиной. –

Скрыты бури  заряды

За небес парусиной.

 

21 сентября 2011 г., Johnstown

 

***

Март – лягушка из болота.

Майской ночью – соловей. –

Каждый сочиняет что-то

Жизнью попросту своей.

Сочиняет непрестанно,

В самый раз и наугад. –

Моцарт за фортепиано,

И в листве шуршащий гад.

В Риме, Зальцбурге, Лахоре

Сочиняет жизнь концерт.

Кто расслышит в этом хоре

Мой надорванный фальцет?

 

23 сентября 2011 г., Route 22, West

 

***

Трепет теней по стенам –

Закат за рекой.

Зароки – холод по венам,

Такой непокой…

И не дождаться покоя,

Пока дыхание есть.

От солнца окно слепое.

Последняя весть.

 

25 сентября 2011 г., Pittsburgh

 

***

Назначено было заранье

С зарёй tête-à-tête.

Еду. Follia Spagna

Струнный квинтет.

Смычки не ради овации

Терзают растяжки струн. –

Бесчисленны вариации,

Потопом потоки рун.

И забываешь, где мы,

И чем оборвётся путь. –

Тайна бессмертной темы,

Её бездонная жуть.

 

26 сентября 2011 г., Route 22, East

 

***

В лесу хрустальная капель.

Пьянит опавших листьев прель.

И вздохи крон, как флейты трели,

Что тайны музыки самой… –

Ах, если б это всё в апреле

Происходило… Б-же мой…

 

27 сентября 2011 г., Johnstown

 

5771 – 5772

Когда исчерпаны слова

Во славу жизни дару,

Провозгласить «Шана Това!»

Назначено шофару.

Да воссияет Б-жий свет,

Очеловечась.

Да торжествует Твой Завет.

Да сгинет нечисть.

 

28 сентября 2011 г., после захода Солнца, 1 тишрей 5772,

Johnstown

 

ВАРИАЦИЯ 9-19

Не теоремы, и не леммы –

Пришла пора смертельным снам. –

Лесов осенние проблемы

Решать не нам.

Но знает дуб и клён упругий,

Роняя листья без затей:

Всё возвращается на круги

Чредой рождений и смертей.

 

30 сентября 2011 г., Johnstown

 

ВАРИАЦИЯ 9-20

Проснулся? Не знаю… Да жив ли я?

Фонарь в потолок? Луна?

Птицы нота фальшивая –

Не проснулась она?

Двери – хлопанье с визгами.

Трубы – загробный вой. –

Будто Земля обрызгана

Водой неживой.

И в гор горизонтном срубе

Никак не займётся заря…

Что нам Гекуба,

                              и что мы Гекубе? –

Поэт говорил не зря.

 

30 сентября 2011 г., Route 22, West

 

ВАРИАЦИЯ 9-21

Бесконечный дождь – ознобом,

Звоны стёкол, ветер-зверь.

Жизнь бывает ли за гробом?

…………………………………..

Так Судьба стучится в дверь.

 

2 октября 2011 г., Pittsburgh

 

***

На миллиметр проникнуть в суть бы

Событий, что беду несут… –

Меж тем решает наши судьбы

Незримый, непреклонный Суд.

Он без свидетелей всеведущ –

О, как я лёгок на весах! –

Вопросов мощь, ответов немощь –

На небесах.

 

4 октября 2011 г., Johnstown

 

***

Время вечной драме. –

Умирая, лес

Кронами-кострами

Врезан в синь небес.

Смерть портретом в раме.

Тишь. Не треснет сук.

Лишь молитвой в храме,

Дальними громами

Слышен сердца стук.

 

7 октября 2011 г., Johnstown

 

ЙОМ КИППУР

Прошу простить. В душевной дрожи

Не вижу солнца и луны. –

Простишь ли, Милосердный Б-же,

Всю непростительность вины?

 

7 октября 2011 г., 9 тишрей 5772, Johnstown

 

***

Царство света в синеве,

И, как будто это внове,

От восторга в голове

Мерный гул прибоя крови.

Осторожней, старина,

Не сгори восторга ради! –

Старость – странная страна:

Полыхнёшь – хватил кондратий.

 

9 октября 2011 г., Pittsburgh

 

***

По междулесьям и чащам

Пахло дождём предстоящим

И листопадным потопом,

Вьюгой по просекам-тропам.

Реквием этот октябрьский –

Мёртвого пламени краски.

Эти костры ледяные…

Ветры за окнами ныли…

В стёклах, подёрнутых дрожью,

Месяц сломанным рогом… –

Тени брели по дорогам

И по души бездорожью…

 

10 октября 2011 г., Pittsburgh

 

***

И снова мокрые ковры,

И тучи над плечами. –

Очарование поры,

Октябрьские печали.

Прозрачней роща, что ни час,

Ах, нет, что ни мгновенье,

И ветер, бывшей чащей мчась,

Листает, может быть, для нас

Октябрь-стихотворенье.

 

12 октября 2011 г., Johnstown

 

***

Дрожит осина сиротливо,

И мелок дождь, и дрожь мелка,

И небо тоже несчастливо, –

Роняют слёзы облака.

И листьев золотая сажа

Сползает с кроны на ковёр –

Печаль октябрьского пейзажа –

Безмолвных рощ, туманных гор…

 

13 октября 2011 г., Johnstown

 

***

Пусть Музы царственно лукавы,

Но вот рояль, и здесь я бог!

Швыряю листовы октавы,

Как Маяковский дерзкий слог.

Нет, не всесильна жизни проза,

Поднимем чаши и до дна!

Я пью за ярость виртуоза,

Что смертным изредка дана.

 

13 октября 2011 г., Johnstown

 

***

Сквозь ущелья створы

Одинокий путь.

С ветром разговоры

Про «когда-нибудь».

Но небес улыбка

И вороний крик:

«Будущее зыбко

Для тебя, старик.

Золото заката

Не разлив зари.

Лучше про «когда-то»

С ветром говори».

 

14 октября 2011 г., Route 22, West

 

***

Болью ночи эти,

И заре не рад. –

Горек на рассвете

Долгий счёт утрат.

Времена другие –

В пепле, да в золе.

Где ж вы, дорогие? –

………………………

Нет вас на земле…

 

15 октября 2011 г., Pittsburgh

 

ВАРИАЦИЯ 9-22

Незаменимые фигуры,

Слова свинцового литья.

И под изыски профессуры

Разгул звериный бандитья.

Коньяк ли пьют, за щёки обе ль –

Управы на мерзавцев нет.

Очнись, достопочтенный Нобель,

Пинками, к чёрту комитет!

Политикан, предатель грязный

Здесь правит бал – сам сатана.

С ним левый сброд разнообразный –

Ты плачешь? Нет, рыдай, Стена!

Такая нынче малярия

Весь день и с ночи до утра –

Рыдай и ты, Иеремия,

Грядёт последняя пора.

Любой болван болтливей Сартра,

Вопит во весь разверстый рот. –

И нет на свете психиатра,

Что смог бы исцелить Народ.

 

17 октября 2011 г., Route 22, East

 

***

Не минуло и недели –

Листья с рощи облетели,

В голых кронах синева

Ослепительно нова.

И какой измерит опыт

Под ногами мёртвый шёпот? –

Вторит шёпоту душа:

«Жизнь прошла, прошла, прошла»…

 

17 октября 2011 г., Johnstown

 

***

Дрожит последний лист ржаной,

Суть жизни ближе, проще:

Душа, сливайся с тишиной

Октябрьской спящей рощи.

Уже едва жива Луна,

Востока шар всё выше.

И тише смерти тишина –

Ни шороха, ни мыши.

Торжественен рассветный сон –

Сочувствую в печали

Холодной черноте окон –

Они рассвет проспали.

 

19 октября 2011 г., Johnstown

 

***

Тучи рваные,

Не нирванные,

Но тревожные

Напролёт.

Жизнь исхожена, –

Заморожено

Сердце-лёд.

Птицы в панике –

Дождь – не пряники,

Ливня плеть

Не жива-вода.

Не летать, не петь

Вздохи-лепеты –

Как облеплены

Провода.

 

20 октября 2011 г., Johnstown

 

ВАРИАЦИЯ 9-23

Ну и туман же сегодня, однако! –

Просто стена.

А за стеной вдруг взвыла собака, –

Чем-то она смущена.

Это не меч, обращённый в орала,

И не потомков укор. –

Просто хозяйское мясо украла, –

Поп же с расправою скор.

Вот он восстал в обжигающем раже,

Жилами оба виска! –

Даже любви не выдержать кражи

Свежего мяса куска.

Мне бы перо, да связи Тацита,

Я бы потряс небеса

Этим анналом эпох дефицита,

Участью честного пса.

Нет, не звезда над могилой – священник,

Нет ни цветов, ни венков.

Плачет, читая не псалтырь, но ценник

Чистопородных щенков.

Гнева смертельны внезапные сети.

Ярость – слепа.

Повести нет печальней на свете,

Чем о собаке попа.

 

20 октября 2011 г., Johnstown

 

СОНЕТ

И снова шин широкий шорох,

Шоссе с вершин – сквозь рощу нить. –

В душе ещё остался ль порох,

Чтоб миг строкой воспламенить?

Чтоб не застрять на полустанке,

Но по-курьерски – гром-огонь! –

Строкою огненной чеканки

Прорваться сквозь молчанья бронь.

Чтоб одолев осенний траур –

В нём судьбы все предрешены –

Сонета благородный мрамор

Мне изваять из тишины.

 

Дружище ветр, мы – два Карузо,

Внимай, восторженная Муза!

 

21 октября 2011 г., Route 22, West

 

***

У нас кто в лес, кто по дрова,

А там хоть не расти трава –

Галдёж милей обеда. –

Еврей, качающий права

Соседа-людоеда.

 

23 октября 2011 г., Johnstown

 

***

Бах – явленьем Б-га,

Фары-фонари.

Ветер и дорога,

Музыка зари.

Музыка рассвета –

Строг органный лес.

Торжество дуэта

Сердца и небес.

Утро – нет ошибки!

Ночь – в золу, дотла! –

Лучезарны скрипки,

И душа светла.

 

24 октября 2011 г., Route 22, East

 

ВАРИАЦИЯ 9-24

Воздух сладко-горек,

Луч наперевес.

Йорик, бедный Йорик! –

Твоё имя – лес.

Листья, медно тлея,

Медленно кружат.

Мёртвая аллея –

Горести ушат.

Но от мелкой прозы

Дивно удалён,

Кавалером розы

Озарился клён.

Раз забрался в лес ты,

Смолкни и внимай –

Шелесты-челесты –

Моцарт, Штраус, май.

 

24 октября 2011 г., Johnstown

 

ВАРИАЦИЯ 9-26

Заря ещё едва зажглась,

Но радуга, как чудо,

Сиянием небесных глаз

Неведомо откуда.

Над крышей влажно-жестяной

В сто красок обруч-арка –

Поднимем наши чаши, Ной,

Чтоб сердцу стало жарко!

За жизнь, ле-хаим, за судьбу,

Еврейское упрямство,

За нашу вечную борьбу

С тупою силой хамства.

 

26 октября 2011 г., Johnstown

 

***

Роща сиротлива –

Под дождём птенец.

Слёзы – время-ива –

Октябрю – конец.

И дожди устали

Лить со всех сторон.

Туч чернее стаи

Роковых ворон.

Тяжесть их пророчеств,

Дребезжащих «эррр» –

Суммой одиночеств,

Разрушеньем вер.

 

27 октября 2011 г., Johnstown

 

HALLOWEEN

Утро, семь тридцать без малого.

Дорога-тропа.

Сегодня все празднуют дьявола –

Кости да черепа.

Заря золотистыми икрами

Сверкнула с небес. –

Со смертью азартными играми

Тешится бес.

И жутью последней истины

В погасшей звезде –

Любой дороги бессмысленность,

Поскольку дьявол – везде.

 

31 октября 2011 г., Route 22, East

 

***

Не удержать равновесия,

Флейт за сценою трели… –

Вдруг постарели ровесники… –

…………………………………

Как они постарели!

 

1 ноября 2011 г., Johnstown

 

***

Сны.

Возвращенье из прошлого бед.

Их мешанина.

Вершина –

Мой верный велосипед –

Проколота шина.

А то бы пустился опять в эпатаж –

Провалы и вспышки.

Пейзаж обезлюдел,

И мой экипаж –

Ни дна, ни покрышки.

 

2 ноября 2011 г., Johnstown

 

***

Тропа напряжена, как леска,

И даже пышные ковры

Не скроют скудость перелеска,

Опустошительность поры,

Когда зима клюкою в двери,

Как у Бетховена судьба, –

Скелетен лес, пугливы звери,

Сезон охот, вдали пальба.

А стихнет эхо, ветра мчанье,

Как отлетевший листопад, –

Бездонная тоска молчанья

Страшнее всяких канонад…

 

3 ноября 2011 г., Johnstown

 

ВАРИАЦИЯ 9-29

Я вышел в лес. Сквозь частокол

Простор небес чудесен.

И возгорелся мой глагол –

О, сладость новых песен!

Уже зима в моём краю,

Виски в седом морозе –

А я пою себе, пою –

……………………………

Как соловей о розе…

 

4 ноября 2011 г., Johnstown

 

ВАРИАЦИЯ 9-30

Слова, слова… Порыв. Украдкость.

Рой искр октябрьского костра.

Но многословья выше краткость,

Таланта старшая сестра.

 

4 ноября 2011 г., Johnstown

 

***

Звон в висках от бессонницы –

Прожитые года. –

Солнце, вдобавок, фасонится

Кокетливей, чем всегда.

Луч оголтело носится,

Ночь разоря.

Что-то сегодня не по-сердцу

Даже заря.

Тянется долгой пыткою

Эта галиматья.–

Очнись, озарись улыбкою,

Довольно нытья!

…………………………

И отзовётся скрипкою

Восток золотого литья.

 

7 ноября 2011 г., Route 22, East

 

***

День ещё один чудесный –

Переполнен свод небесный

Невозможной синевой. –

Лес, уже едва живой,

Вдруг очнулся искр кипеньем

И, шкатулкой из легенд,

Отозвался птичьим пеньем

Гулу самолётных лент.

 

8 ноября 2011 г., Johnstown

 

***

Кто-то тронул небо

Ласковой рукой –

Запах дома, хлеба,

Тишина, покой.

Снова равновесье

Обрели леса… –

……………………….

Горько счастье лесье,

Смертная краса…

 

9 ноября 2011 г., Johnstown

 

***

Я снова очарован снегом, –

Как в юности, века назад.

Располагает к сладким негам

Алмазно-ледяной закат.

И отвечают горы эхом

Моторным празднествам дорог –

В объятья к песенным утехам

Сзывает трубадуров рог.

И терпко головокруженье

От снежно-бешеной езды… –

Сгорай, закат! Самосожженье

До самой утренней звезды!

 

11 ноября 2011 г., Route 22, West

 

***

Что за дела – сплошная мгла,

А в ней звенела то и дело

Строка, которая задела,

Когда-то сердце обожгла.

А впрочем, – прочь самоупрёки,

Когда дела и так плохи,

И заповеданные строки

Не собираются в стихи.

 

13 ноября 2011 г., Pittsburgh

 

ВАРИАЦИЯ 9-33

«Мысль изреченная есть ложь» –

Так мы купаемся в обмане.

А жизнь – метафора. – Чего ж?

Езды в тумане.

Из пункта A до пункта B

Ах, если б там забыться в мире! –

Судьба играет на трубе

Нам Dies Irae.

 

16 ноября 2011 г., Johnstown

 

ВАРИАЦИЯ 9-34 (РОМАНС)

Судьба на круги и

Ветра упругие,

Ветра упругие

Вслед за судьбой.

Любовь заразная,

Такая разная,

Такая разная,

Как вздох любой.

 

Молчать-печалиться –

Как не отчаяться,

Как не отчаяться

Без звёзд-Луны?

А над могилою

Ночь тучей стылою,

Ночь тучей стылою

Тревожит сны.

 

17 ноября 2011 г., Johnstown

 

***

Гармонь – в распах, трещать мехам –

Сегодня веселится Хам.

Несутся толпы мимо Храма

На праздник Хама.

Здесь водка льётся из ведра,

Здесь хрипом музыка бодра,

Изогнуто само пространство

От воплей хамства.

Текут века, меняют грим –

Да только Хам неистребим.

 

17 ноября 2011 г., Johnstown

 

ВАРИАЦИЯ 9-35

Дом трещит на всех ветрах,

Разлетится в пух и в прах. –

Наступает жизни крах.

Ну, а всё же, ну, а всё же

Выдался денёк погожий,

Всё же солнце на щеках.

От осенней сладкой жмури

То ли в одури, то ль в дури

Забываю смерти страх.

Cest la vie – раз крах, то крах!

В ослепительном Es-dur’е

Я играю на бандуре,

Как в «Пророке» Мейербер –

À la guerre comme à la guerre!

 

19 ноября 2011 г., Pittsburgh

 

***

Дождь не по-ноябрьски тёплый –

Как уютно он стучит!

Горизонт – дворец утоплый,

Назначение в ночи.

Так в езде без расписанья,

Частью участи большой

Слышишь вечности касанье

Озарённою душой.

И созвучны звуки те лишь,

Что как вспышки на стекле, –

И поёшь, и даже веришь

В радость-счастье на земле.

 

21 ноября 2011 г., Route 22, East

 

ВАРИАЦИЯ 9-37

Дворники-проворники

По стеклу метут.

Гибнут капли-Йорики –

Брызги там и тут.

Вспоминаешь многое,

Видно, неспроста

Дальнею дорогою,

Чья печаль чиста.

Юности пророчества

Сквозь закатный свет,

Сладость одиночества

В суете сует.

Осенью особенно

Согревает весть:

Жизнь не зря угроблена,

Если песня есть.

 

22 ноября 2011 г., Route 22, West

 

ВАРИАЦИЯ 9-38

Ужель с рожденья мы рабы

Слепой бессмысленной Судьбы?

Иль верны гири на весах,

И правда есть на небесах? –

Молчит Луна и Млечный мост,

Молчит в ночи Создатель звёзд.

 

24 ноября 2011 г., Pittsburgh

 

***

Города безлюдью –

Удивишься вскользь.

Дышишь полной грудью,

Как весенний лось.

К чёрту сонность совью,

Грянем в сотню лир –

Озарён любовью

Этот дивный мир!

 

25 ноября 2011 г., Pittsburgh

 

***

Гляжу на небо сквозь слюду,

Скольжу по жизненному льду,

Но вздох – и не ищи следа

Слюды, меня и даже льда.

 

27 ноября 2011 г., Pittsburgh

 

***

Рассвет сегодня был бледен,

Красками беден

И по-сиротски нем.

И я улыбался сухо

Обнищанию слуха,

И для укрепленья духа

Мычал Реквием.

 

Моей ли дырявой лире

Замахиваться на Dies Irae,

На печаль Лякримоз. –

Лечу, мычу Doloroso

В бокале увяла роза,

А в сердце – о, злая проза! –

Кольца – змея-мороз.

 

Такие жалкие мысли,

Дожди над миром нависли,

И туча медведем-гризли

Грызёт горизонтный холм…

 

28 ноября 2011 г., Route 22, East

 

***

Ни зайца встретить, ни  лису,

Глаза терзаешь зря.

Лишь ветра дальний плач в лесу

На грани декабря.

В преддверье ледяных оков,

Как мы, деревья – врозь.

И копья сломанных суков

Грозят пронзить насквозь.

Застынешь в ранней темноте

Пред входом в никуда. –

И строки, как одна, не те,

И морзе-пульс: «Беда»…

 

29 ноября 2011 г., Johnstown

 

***

Океаны солнца,

Золотой разлив. –

Горечь утрясётся,

Пой, покуда жив.

Тенором, фальцетом –

Жарок пенья грипп. –

Мир, залитый светом,

От любви охрип.

Пусть декабрь – так что же!

Не печалься зря. –

Вот он, день погожий,

Дар календаря.

 

1 декабря 2011 г., Johnstown

 

***

Не Ангел с голубых небес, –

Ко мне в ребро стучится бес.

Ворона оседлала ветку,

Как черносотенец лабаз,

И хрипло каркнула: «Соблазн»!

…………………………………..

Запру-ка я грудную клетку…

 

2 декабря 2011 г., Route 22, West

Составлено 3 декабря 2011  г., Pittsburgh


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 795




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Starina/Nomer4/Kushner1.php - to PDF file

Комментарии:

Израиль Кремень
Питтсбург, Пенсильвания, США - at 2011-12-26 17:49:50 EDT
Стихи Бориса Кушнера - само Вдохновение! Как маленькая Ханукальная свеча, которая давала свет много дней, каждая поэма Кушнера в 4-14 строк дарит радость многим людям долгие годы. Эти стихи - их ритмы, искренность, свежесть, радость и грусть жизни - сами вдохновляют на сочинение песен, квартетов, симфоний...За что я бесконечно благодарен ПОЭТУ!!!
Sophia Gilmson
Austin, Texas, - at 2011-12-25 05:28:54 EDT
Изумительные стихи. Выхватываю наугад:

Жизнь прошла внезапно –
Вдруг и наотрез. –
Нет тропы обратно
Сквозь сгоревший лес.

Или это:
В лесу хрустальная капель.
Пьянит опавших листьев прель.
И вздохи крон, как флейты трели,
Что тайны музыки самой… –
Ах, если б это всё в апреле
Происходило… Б-же мой…

Не могу остановиться:

Утро – нет ошибки!
Ночь – в золу, дотла! –
Лучезарны скрипки,
И душа светла.

Изумительно. Спасибо!

Елена Литинская
Нью-Йорк, Нью-Йорк, США - at 2011-12-25 00:16:02 EDT
Лаконизм, афористичность, философичность, энциклопедизм, жизненная мудрость, искренность, скульптурная четкость и красота поэтических образов… вот далеко не полный перечень определений, которые характеризуют высокую поэзию Бориса Кушнера. Перечитываю и не перестаю восхищаться… Здоровья Вам, Борис, долгих лет жизни и чтобы, несмотря на безумный бег времени, не иссякал источник Вашего вдохновения
Моше бен Цви
- at 2011-12-22 21:32:41 EDT
Замечательные, потрясающие стихи. "листьев золотая сажа" (!) - и сколько ещё изумрудных строчек! Удивительная разностороннесть - и в то же время внутренняя целостность. Но не только. Я не знаю никакого другого поэта, стихи которого были бы пронизаны глубокой Верой и Откровением еврейской души.
Ион Деген
- at 2011-12-22 15:43:18 EDT
Меня давно уже не удивляет музыка стихов Бориса Кушера. Она естественна у музыканта. Меня не удивляет логика стихов Бориса Кушнера. Она естественна у профессора математики. Меня уже не удивляют стихи Бориса Кушнера, подобные этому
В Риме, Зальцбурге, Лахоре
Сочиняет жизнь концерт.
Кто расслышит в этом хоре
Мой надорванный фальцет?
или
На миллиметр проникнуть в суть бы
Событий, что беду несут… –
Меж тем решает наши судьбы
Незримый, непреклонный Суд.
Он без свидетелей всеведущ –
О, как я лёгок на весах! –
Вопросов мощь, ответов немощь –
На небесах.

Они умные и благородные, как их избыточно самокритичный автор. Но каждый день стихотворение? Дома ли, во время перерыва на работе, в дороге ли на работу или с работы. В моём сознании это не укладывается. Потрясающе!