©"Заметки по еврейской истории"
август  2010 года

Миша Шаули

В Жуковских сапогах по «Дороге на Москву»


Ворон ворону глаза не выклюет.

(Народная мудрость)

 

Кому их судить? Студенты должны скрывать свои взгляды ради карьеры;

коллеги с неохотой критикуют друг друга, чтобы в свою очередь не пострадать

от того же; внешнему миру недостаёт компетентности для суждения о тайнах науки.

 В результате, учёные долгое время наслаждались уникальной безответственностью.

(Д-р Дэниэль Пайпс, историк, об академических учёных, Джерузалем Пост, 20.09.2007)

 

Спасибо Евгению Берковичу за возможность ответить на заметки Геннадия Любезника, где он, в частности, писал об отношениях между покойным британским историком Джоном Эриксоном и здравствующим Виктором Суворовым.

Замечание «по протоколу»: г-н Любезник пишет, что я «полковник израильской полиции», хотя в «Гостевой», откуда он меня цитирует, я представился лишь именем, не считая, что моё профессиональное прошлое важно. Теперь вежливость обязывает рассказать, что Геннадий Любезник – профессор математики в университете Миннесоты. Задним числом я понял, что наши титулы имеют отношение к предмету дискуссии.

Дозволено ли нам обоим, не историкам-профессионалам, судить о трудах профессора истории? Математик судил. Я, следователь, сделаю то же, и, предупреждая недоумение, объясню: почти 30 лет я практиковал новейшую историю. Мне платили жалование, и я расследовал события, т.е. преступления, совершённые не ранее, чем 20 лет до начала следствия (срок давности по уголовно-процессуальному кодексу Израиля), и выяснял касающиеся их обстоятельства, даже предшествующие этим 20-и годами. Сроки сравнимы, например, с публикацией Эриксоном в 1962 г. книги о командовании РККА в 1918-1941 гг. Чем уголовное следствие не историческое исследование?! Я, правда, специализировался на событиях уголовного характера, но и Эриксон не выходил за пределы военных тем. Что же касается качества доказательств, то суды, как известно, гораздо придирчивее к ним, чем издательства книг по истории.

И ещё: я перевёл и издал на иврит «Ледокол» (в печати) и «День М» (в Сети), последние лет десять интенсивно изучал историю ВМВ и даже внёс небольшую лепту, найдя в архиве и опубликовав важный документ[1].

Впервые я прочёл «Ледокол» (британское издание) в 1990-м, и с выводами Виктора Суворова согласился. Однако здоровый скептицизм («доверяй, но проверяй») требовал выслушать и мнения других. Университетские знакомые рекомендовали работы нескольких западных авторитетов, и прежде всего бестселлер профессора Джона Эриксона «Дорога на Сталинград», опубликованный в Британии в 1975-м.

Введение и начальные главы этой книги, затрагивающие темы, исследуемые «Ледоколом», были изложением традиционной «досуворовской» версии факторов Второй мировой. Для меня «традиционная» версия не является априори ложной, если она доказуема. Но в отличие от «Ледокола» Суворова, в тексте «Дороги на Сталинград» практически нет сносок, направляющих читателя к источникам[2], хотя источников в книге упомянуто много: за 482-я страницами текста (Предисловие, Введение и 10 глав) следуют 92 страницы Источников и Справок. Они поданы по главам, но не в порядке появления относящихся к ним частей текста главы. В ссылках для каждой главы есть свои группы и подгруппы с названиями (например: «Документы: Германо-Советские отношения», «Германские Военные Документы», «Советская Военная Доктрина», «Советская официальная/партийная история») или группы без названий. Внутри групп и подгрупп – алфавитные списки источников и соответствующих страниц. Иногда добавлены комментарии Эриксона по данному источнику. Общего списка литературы нет.

Эриксон объясняет (стр. 475):

«Я избежал метода индивидуальных сносок, и вместо них предпочёл собрать широкий диапазон материала, относящегося к каждой главе, пытаясь определить местонахождение документов, отчётов и других оригинальных материалов. Виделось уместным идентифицировать не просто источник определённых пунктов, но также и широкий диапазон материалов, из которых главы были, фактически, формированы».

Поскольку эти ссылки Эриксона не привязаны к его тексту, читателю остаётся либо верить автору на слово, либо пытаться сверить текст книги с огромным списком «литературы по теме» – что невозможно.

Отсутствие сносок показалось мне тогда неряшливостью и/или пренебрежением профессора к простолюдинам. Но – не полицейскому учить профессоров, как писать бестселлеры. За неимением возможности сверить версию Эриксона с приведенными им же источниками, я вернул бесполезную «Дорогу на Сталинград» в библиотеку.

Через 8 лет после «Дороги на Сталинград» Эриксон опубликовал её продолжение, «Дорогу на Берлин». Возникновения советско-нацистской войны он больше в своих книгах не затрагивал, и, насколько я знал, отношения к тезисам Суворова не высказывал. Поэтому я счёл его высокомерным молчальником, из тех, кто подверг Суворова академическому бойкоту. Умер Эриксон в феврале 2002 г., ему было 72 года.

Но несколько лет назад я увидел на магазинной полке новое (2003) издание «Дороги на Сталинград», отличающееся от прежнего добавлением к предисловию:

«Ровно тридцать лет прошло с тех пор, как эта книга была задумана в Москве, и работа над нею началась немедленно.

С той поры, каким бы желанным [welcome] ни предстал больший доступ к российским архивам и печатным материалам, он ощутимо не изменил сути изложения [narrative], а лишь увеличил ужас, углубил загадку «неожиданной атаки» 1941-го и поведения Сталина, чётче выявил детали грядущей трагедии и подтвердил размер беспримерных человеческих потерь.

Джон Эриксон

Университет Эдинбурга

Апрель 1993».

Запомним: в апреле 1993 г. Эриксон заявляет, что на публикуемые с конца 1980-х важнейшие (хоть и немногие) архивные документы и работы исследователей включая Суворова, с которым Эриксон контактировал с середины 1980-х и встретился в 1990-м – «ощутимо не изменил[и] сути изложения».

Я заставил себя читать дальше, и усилия оправдались: на 9-й странице обнаружилось второе (и последнее) отличие от прежнего издания. Это была новая сноска, ведущая к ссылке внизу той же страницы:

*Детальный анализ советской оперативно-стратегической игры на картах смотрите у Полковника П.Н. Бобылёва «Репетиция катастрофы» в ВИЖ, 1993, №№ 6, стр. 10-16, 7, стр. 14-21, и 8, стр. 28-35; архивные документы [в/у] игр, РГВА, фонд 37977, East View Publications, Миннеаполис, США: 35 документов, планирование, участники, основные направление «Западной» и «Восточной» сторон, Первая и Вторая Военные Игры, аналитические документы. О планах войны 1941 г. – П.Н. Бобылёв «К какой войне готовился Генеральный штаб РККА в 1941 г.?», Отечественная история, 1995, № 5, стр. 3-20.

Ссылка эта касается оперативно-стратегических игр на картах, проведенных в Москве в январе 1941 г., о которых Эриксон пишет непосредственно перед сноской (стр. 8-9):

…Общая цель военной игры включала «Восточные» силы Павлова, выставляющие упрямое сопротивление в укреплённых районах и таким образом притупляющие атаку «Западных» севернее болот Припяти, тем самым создавая условия, необходимые для его «Восточных» сил перейти в «решающее наступление». «Советский Гудериан» [Павлов МШ] решительно взялся за дело, но, к его ужасу, «Западные» силы Жукова произвели три мощные концентрические атаки, уничтожили гродненское и белостокское сосредоточения «Восточных» армий и прорвались к Лиде.

Эриксон описал здесь не второстепенный эпизод, а очень важное свидетельство о стадии подготовки РККА к войне с Германией, которую Эриксон сам назвал «критически важным звеном в эволюции советского планирования войны» (в статье, напечатанной в 2001-м см. ниже). Посему представлю, вкратце, «действующих лиц» и историю публикации материалов[3], заслуживших в новом издании единственную новую сноску.

В конце декабря 1940 г. в Москве состоялось совещание высшего командного и политического состава Красной Армии. На нем присутствовали руководящий состав Наркомата обороны и Генерального штаба, начальники Центральных управлений, командующие, члены военных советов и начальники штабов военных округов, армий, начальники военных академий, генерал-инспекторы родов войск, командиры некоторых корпусов, дивизий — всего более 270 человек.

Двухсторонние оперативно-стратегические игры на картах были проведены сразу же после окончания декабрьского (1940 г.) совещания высшего командного состава РККА и явились его логическим продолжением и завершением. Первая игра состоялась 26 января, вторая 8-11 января 1941 года. Предусмотренные планами игр должности за каждую из «противоборствующих» сторон исполняли участники совещания. Руководил играми Нарком обороны Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко. К руководству играми привлекались также заместители Наркома обороны, начальник Генерального штаба, заместители начальника Генерального штаба и другие лица из центрального аппарата НКО и Генштаба. В течение двух недель около 60 наивысших командиров прервали обычную деятельность и, в условиях строжайшей секретности, репетировали будущую войну.

До рассекречивания материалов совещания и игр в 1990-м о них рассказывал Жуков в «Воспоминаниях и размышлениях» и, с его слов, Анфилов и другие. В 1993-м. полковник Бобылёв (кандидат исторических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Института военной истории Министерства обороны Российской Федерации), был в числе издателей официального стенографического отчёта о декабрьском совещании и справки об играх. Он также опубликовал две, упомянутые Эриксоном, большие статьи об играх. Следующие выводы Бобылёва никогда никто не оспаривал:

ни в первой, ни во второй игре оборона СССР не разыгрывалась, а наступательные военные действия проводились лишь на территории противника;

рассказ Жукова, как он бил Павлова на советской земле – выдумка.

Итак, ссылка позволила сверить слова Эриксона с его же источниками – и вот, что написано в статье Бобылёва «Репетиция катастрофы»:

…В.А. Анфилов утверждает, что по замыслу игры «восточные» должны были «упорной обороной в укрепленных районах отразить наступление «западных» севернее Припяти и создать условия для перехода в решительное наступление. Однако, вопреки замыслу, «западные», нанеся три мощных удара по сходящимся направлениям, прорвали укрепленные районы, «разгромили» гродненскую и белостокскую группировки «восточных» и вышли в район Лиды»[4] Такая точка зрения приводится и в книге о Г.К. Жукове из серии «Жизнь замечательных людей». Как видно даже из краткого описания первой игры, цитируемые утверждения по всем позициям не соответствуют истине (жирный шрифт мой – МШ).

Я должен признаться, что несоответствие версии Эриксона статьям Бобылёва была мне известна, как только я увидел эту ссылку, т.к. работы Бобылёва и материалы игр я знал хорошо. Но лишь вчитавшись в статью Бобылёва я обнаружил, что Эриксон перевёл на английский кусок из книги Анфилова, не сообщая, кто их автор. Плагиатом это не назову, т.к. не знаю, были ли у покойного Анфилова претензии к покойному Эриксону по поводу этого «заимствования».

Но даже если отвлечься от академической этики Эриксона (представил слова Анфилова своими), то непростительно, что согласившись с версией Анфилова об играх, он отсылает читателя «за дополнительным анализом» к статье Бобылёва, где доказано, что эта версия «по всем позициям не соответствует истине».

Если профессор Эриксон ввёл читателя в заблуждение из-за незнания источников, то это печально, но простительно. Если же он решил оставить в своей книге версию Жукова (и Анфилова), зная, что она лжива, то он, в лучшем случае, пособник лжеца Жукова. Так или иначе, решив десять лет назад, что отсутствие сносок не вызывает доверия, я сэкономил время, отказавшись от чтения остальных глав. Коллегам Эриксона отсутствие сносок не помешало, но об этом – ниже.

При всей профессиональной подозрительности, назвать Эриксона лжецом мне не позволило противоречие в датах: добавление к предисловию было написано им в апреле 1993, а ссылка появилась позже, т.к. говорила о публикациях 1995-го. Возможно, думал я, что не Эриксон добавил ссылку, а кто-то другой и без его ведома. Выяснить, знал ли он о лжи Жукова, помогла мне лишь недавно статья Эриксона (за ссылку на которую я благодарен профессору Любезнику) Барбаросса Июнь 1941: Кто напал на кого? (британский журнал History Today, July, 2001), подзаголовок Джон Эриксон обозревает недавнюю полемику о вторжении Гитлера в Советский Союз. Велик соблазн проанализировать её всю, т.к. она полна внутренних противоречий, фактических ошибок и преднамеренных искажений. Но я стану на горло собственной песне (чьи это слова – не скажу, как учил великий Эриксон) и только выясню, знал ли Эриксон правду об играх января 1941 г.

Вот слова Эриксона[5], опубликованные в июле 2001 г.:

…Критически важным звеном в развитии советского военного планирования и операционной подготовки стали стратегические военные игры в двух частях, «Красные против Синих»[6], проведенные в первую неделю января 1941. У нас есть теперь детальная запись этих военных игр, планировавшихся ещё в октябре 1941 и предназначенных проверить пересмотренные планы войны. Генералы Павлов и Жуков играли поочерёдно нападающего и защищающегося. Первая игра на северном театре продемонстрировала, что физические особенности местности и укрепления в Восточной Пруссии превратят любое советское «контрнаступление» там в затяжное дело. На юго-западном театре Жуков произвёл блестяще успешное «контрнаступление», которое виделось подтверждающим аргумент, что этот театр должен получить преимущество в подкреплениях…

Здесь Эриксон всё описал верно, включая кавычки, в которые взял «контрнаступления»: действительно, обе игры начались именно с победоносного продвижения от советской границы вглубь территории противника, а наступления Западных вообще не разыгрывались, лишь упоминались в качестве предшествующих играм и ещё до их начала отбитых Восточными. Это правдивое описание диаметрально противоположно цитированному выше описанию Эриксона из Введения к «Дороге на Сталинград», и соответствует в точности Справке об играх и статьям Бобылёва.

Теперь я могу уверенно сказать, что ещё до публикации нового издания «Дороги на Сталинград» Эриксон знал правду, но в своей книге оставил без изменения ложь Жукова о «критически важном звене в развитии советского военного планирования и операционной подготовки».

Восхищающемуся Эриксоном неспециалисту по советско-нацистской войне читать источники недосуг, и обнаружить эту ложь необязательно. А в качестве простого изложения фактов, без вопросительных знаков (именно так!) и полемических отклонений, книга кажется «обстоятельной, интересной, информативной».

И коллеги-специалисты Эриксона дозволительно не знать о лжи. Но очевидно негодный научно-справочный аппарат должен был, по меньшей мере, вызвать их протест. Увы, из всех, найденных мною рецензий лишь одна, опубликованная профессором истории Маудсли в профессиональном журнале[7] (недоступном в Сети), отмечает отсутствие сносок как всего лишь недостаток «технического рода», наряду с отсутствием карт и неточностями индекса. Всё остальное в этой и в других рецензиях – славословия. А ведь ясно, что любой из профессоров истории поставил бы «неуд». курсовой работе своего студента, подавшего источники в манере Эриксона!

Удивляться, увы, нечему. О типичном учёном-профессионале, гуманитарии, писал в автобиографии Ричард Пайпс, профессор истории из Гарварда[8]:

Его главный критерий успеха – признание коллег. Вследствие этого он должен их ублажать, что приводит к конформизму и «групповому мышлению». От учёных ожидается, чтобы они благосклонно цитировали друг друга, посещали конференции, редактировали коллективные сборники и вносили в них лепту собственными статьями. Профессиональные общества предназначены продвигать эти цели. Не играющие по правилам или существенно отклоняющиеся от общего мнения – рискуют быть подвержены остракизму. Классический пример такого остракизма – отношение к одному из выдающихся экономистов и общественных теоретиков прошлого века, Фридриху фон Гаеку [Hayek], чьё бескомпромиссное осуждение экономического планирования и социализма привело к его изгнанию из профессионального сообщества. Он жил достаточно долго, чтобы видеть, как его взгляды побеждают и его репутация реабилитируется Нобелевской Премией, но не все так удачливы, как он. Подобное поведение, наблюдаемое и в группах животных, усиливает сплочённость группы и чувство безопасности её членов, как индивидуумов, но подавляет способность творчества.

Меня особенно разочаровало во многих учёных то, что они относились к званию профессора[9] не как к священной ответственности, а как к синекуре, вроде среднего протестантского священника XVIII-XIX веков в Англии, который даже не притворялся верующим. Типичный исследователь, завершив и опубликовав докторскую диссертацию[10], обосновывается в качестве авторитета по предмету этой диссертации, и до конца жизни будет публиковаться и преподавать в той же – или близкой ей – области. Профессиональное сообщество приветствует подобные «специализированные знания» и не любит тех, кто пытается смотреть шире на изучаемую область, поскольку тем самым он вторгается в сферу деятельности других членов сообщества. Немонографические, общие исторические работы отвергаются как «популярные» и, якобы, полные ошибок – и отвергаются вдвойне, если в них нет должного признания толп, обрабатывающих свои поля…

Надеюсь, что профессор математики Любезник будет впредь относиться с меньшим пиететом к членству в Королевской (и любой другой) академии. Академии эти – не более чем «общества взаимного восхищения».

В заключение – об отношениях между Эриксоном и Суворовым. Переписка и телефонные разговоры между ними продолжалась с середины 1980-х и завершились встречей в июле 1990 г., когда Эриксон и подписал привезенный Суворовым экземпляр «Дороги на Сталинград». Не хотел бы Эриксон выражать уважение Суворову, мог бы ограничиться подписью и датой, как поступает большинство авторов с безразличными им читателями.

Почему же в 1990-м Эриксон не написал рецензии, положительной или отрицательной, на «Ледокол»? Думаю, что он просто не знал тогда, куда ветер дует в милом его сердцу Кремле, уже провозгласившем о гласности и перестройке, но несоветскую версию истории ВМВ ещё не одобрившем. Что же британскому профессору, с середины 1960-х симпатизирующему Советам и ценимому ими, было делать с неудобоваримым «Ледоколом»? Ситуация напоминала песню Галича, в которой несчастный директор советского магазина мучился сомнениями, принять ли на комиссию пластинки с речами Сталина: «То ли гений он, то ли нет ещё?»

А в 2001-м в Кремле всё вернулось на свои места: Сталин – эффективный менеджер, Жуков – спаситель Родины. И успокоившийся Эриксон смог, наконец, после многолетнего молчания, написать в статье, что работы Суворова есть «фантазии, фикции и выдумки». Чему и аплодируют коллеги, блюдшие честь мундира и невыносящие сор из академической башни слоновой кости.

Примечания


[1] http://www.solonin.org/other_m-shauli-voyna-gitlera-iznurit

[2] Всего – 20 подстраничных комментариев автора, из них 10 со ссылками на источники.

[3] http://militera.lib.ru/docs/da/sov-new-1940/index.html

[4] Бобылёв, увы, не даёт ссылки, но по тексту я нашёл в Сети, что это описание находится, почти без изменений, в нескольких книгах Анфилова: http://gpw.tellur.ru/page.html?r=eve&s=nikif, сноски 27, 28

[6] Ошибка Эриксона: названия сторон «Красные и Синие» лишь планировались (и так они назывались Жуковым в мемуарах), но потом в играх были заменены на «Восточные и Западные».

[7] Prof. Evan MawdsleySoviet Studies, Vol. 28, No. 3 (Jul., 1976), pp. 449-450,

[9] Звание профессора даётся пожизненно и является практической гарантией от увольнения.

[10] Приравнивается к кандидатской в России.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1515




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2010/Zametki/Nomer8/Shauli1.php - to PDF file

Комментарии:

Андрей Вьюниченко
Киев, Украина - at 2014-02-26 00:11:13 EDT
Уважаемый Миша!
Я не могу дискутировать с Жуковым и Захаровым по понятным причинам. Также не могу дискутировать с Бобылёвым и Эриксоном. По тем же самым причинам. Суворов дискутировать со мной откажется, по той простой причине, что если он будет аргументировать в стиле "Тень победы", то будет мной бит безжалостно. А дискутировать на уровне эксперта ему не выгодно, поскольку дискуссии тогда не выйдет. Как только Суворов перейдёт к профессиональному рассмотрению вопроса, так сразу дискуссия сойдёт на нет. Солонин вообще не способен к дискуссии. Ему больше нравиться хамить, как торгашке на колхозном рынке. Это он наглядно продемонстрировал чуть ниже. Вступать в спор с Мельтюховым даже не вижу смысла, поскольку человек элементарно не обладает нужными для дискуссии знаниями. Мельтюхов человек бесконечно далёкий от военной истории, как части военной науки. Он историк, но он не военный историк. Познаниями в военной сфере блеснуть не сможет. В общем, неудачный Вы привели ряд фамилий. Что качается непосредственно рассматриваемого вопроса, то хочется отметить:
1.Сам то Суворов мемуары того же Жукова считает неправдивой книгой, в которой нельзя верить ни единому слову. Соответственно воспоминания Захарова, повторяющие слово в слово мнение Жукова, также нельзя считать правдивыми в Ваших глазах.
2.Того же Эриксона фальсификатором считаете Вы. Странно, что Вы аппелируете к его авторитету.
3. Полковник Бобылёв также не может быть принят к рассмотрению, ввиду того, что пишет какую то маловменяемую ахинею. К сожалению в формате данного форума пояснить развёрнуто в чём она конкретно заключается невозможно. Это нужно писать отдельную статью, которая будет значительно больше, чем можно будет уместить тут.
Мои возражения я уже изложил. В дополнение предлагаю всем желающим, при наличии возможности, заглянуть в наставления РККА и КА по проведению военных игр, где суть моих возражений полностью подтверждается. Односторонние игры являются формой проверки оперативных разработок, т.е. подготовкой к агрессии в случае с Германией. Двусторонние игры - обучающие мероприятия и не более того. Невозможно обкатать оперативные планы на двусторонних играх, поскольку формат двусторонних игр предполагает отвлечённую обстановку, никак не связанную с реальностью. Невозможно обкатать план войны с Германией, если вместо Германии на её стороне играет советская группировка и играет так, как считает советское командование. Чтобы обкатывать оперативные планы, нужно чтобы на противоположной стороне играли условные "немцы" по немецким уставам и наставлениям, с учётом особенностей оперативных взглядов немецкого командования. Остальные аргументы в принципе уже изложены. К ним остаётся только добавить, что оперативные планы не обкатываются созывом большей части высшего командного состава КА со всех уголков СССР.

Андрей Вьюниченко
Киев, Украина - at 2014-02-25 22:17:25 EDT
Марк Семёныч, ну как Вам не стыдно. С виду взрослый человек, можно сказать на исходе лет, а позволяете себе хамство. Ну как сопливый пацан, честное слово.
Ваши слова? "Забавная шутка про то, что "настоящие планы войны отрабатываются не на 2-х сторонних, а на односторонних играх", конечно, хороша. Она расширила мои представления о типологии субъектов дискуссии. Да, забыл добавить: для тех, кого интересует не только (не столько) типология субъектов, но и предмет дискуссии. http://www.vpk-news.ru/articles/13123
Наиболее подробный из опубликованных на сей момент разбор документов по командно-штабным играм первой половины 41-го года"
По делу вам сказать оказалось нечего и Вы решили, что объявив мои слова шуткой можно их тем самым опровергнуть. Смешно вышло. Не думал, что вы настолько глупы. Дали ссылку на свою статью? Похвально. Только тут же вы и показали, что в рассматриваемой теме Вы самый настоящий баран (извините, что пишу так прямо, но вы в полной мере заслужили данный эпитет), который мало что понимает в вопросах, которые взялся анализировать. Марк Семёныч, прежде чем призывать читателей рассматривать документы по командно-штабным играм, нужно знать, что никаких командно-штабных игр не существует в природе. Командно-штабными могут быть учения, но не игры. Игры могут быть военными. Чтобы убедиться в этом, достаточно открыть и почитать любое довоенное наставление по проведению игр, начиная с наставлений времён Фрунзе и Уборевича. Но глубоко невежественному Марку Семёнычу ничего читать не нужно. Потому что чукча - не читатель, чукча у нас писатель. Что же до статьи, то и в этом вы обманули людей, которых призывали пройти по адресу и ознакомиться с неким анализом. По данной ссылке нет никакого анализа. Есть простое описание, но не анализ. Но даже простое описание вы Марк Семёныч умудрились сделать настолько криво и косо, что лучше бы вы просто опубликовали текст документов и не мучили читателя чтением ваших откровений. Если вам, Марк Семёныч, хочется поговорить про типологии, то ваша типология - беспробудный, беспросветный, дремучий неуч, непробиваемый графоман и не самый умный человек в целом, потому что вступление в беседу в хамской манере признак человека не только не умного, но и дурно воспитанного.

Маркс ТАРТАКОВСКИЙ. Такая вот ИСТОРИЯ.
- at 2013-11-22 21:08:18 EDT
Марк Солонин
Самара, Россия - Fri, 22 Nov 2013 19:35:34(CET)
:::::::::::::::::::МСТ::::::::::::::::::::

Мне, признаться, казалось, что Солонин с Резуном обретаются где-то в заоблачных высях – и уж, конечно, сюда, к Е.Берковичу, не заглядывают. Но вижу – мигом вслед за критическим замечанием по статье «резуниста» Шаули болванчик тут как тут. Т.е. присутствует – негласно. но неизменно.
И вот, присутствуя, как-то не удостаивает внимания мою объёмную работу: Форум-Холокост и 2-я мировая: «Кривое зеркало подлинной трагедии» -
http://berkovich-zametki.com/Forum2/viewtopic.php?f=11&t=1383

Обижен ли я таким невниманием? Напротив, взыграло, уж извините, прямо-таки тщеславие. Я как бы увеличился в собственном мнении. Солонину с Резуном, этим доморощенным корифеям, попросту нечем возразить на мою жёсткую в их адрес аргументацию.
Как иначе объяснить их упорное молчание?

Ах, Тартаковский – ниже уровня внимания этих «корифеев»? Что ж, мог бы упомянуть свои книги по серьёзнейшим вопросам мировой истории («Историософия», «В поисках здравого смысла» и др.), свои работы в «бумажной» периодике и в Сети – не буду.
Достаточно того, что ТОЛЬКО в эту мою упоминаемую выше работу ТОЛЬКО на этом портале вошли около 20 тысяч читателей (не говоря о Сети в целом) – вчетверо больше, чем в статью самого Солонина на этом же Форуме – буквально «в полушаге» от моего текста. Плюс другие весьма активно читаемые мои работы по этой же тематике на этом же портале...

Т.е. имеет прямой смысл задуматься. И Солонин с Резуном, без сомнения серьёзно задумавшись, поняли, что аргументов у них начисто нет. Просто-таки нуль в наличии.

Хотел как-то, очень давно, поставить своё вполне вежливое возражение на «персональном сайте» упоминаемого «историка». Отповедь была мгновенная и изумительная: «На своем персональном сайте я размещаю ТОЛЬКО то, что интересно мне. Никакого плюрализма мнений на моем личном сайте НЕТ, НЕ БЫЛО И НЕ БУДЕТ».
Такая вот история. Такие вот историки.

Марк Солонин
Самара, Россия - at 2013-11-22 19:43:44 EDT
Да, забыл добавить: для тех, кого интересует не только (не столько) типология субъектов, но и предмет дискуссии. http://www.vpk-news.ru/articles/13123
Наиболее подробный из опубликованных на сей момент разбор документов по командно-штабным играм первой половины 41-го года

Марк Солонин
Самара, Россия - at 2013-11-22 19:35:34 EDT
Забавная шутка про то, что "настоящие планы войны отрабатываются не на 2-х сторонних, а на односторонних играх", конечно, хороша. Она расширила мои представления о типологии субъектов дискуссии.
Миша Шаули - Андрею Вьюниченко
Кфар Сава, Израиль - at 2013-11-22 18:32:25 EDT
Уважаемый Андрей,
Да, я считаю игры января 1941-го важным этапом подготовки СССР к войне с Германией. Я не сам пришёл к этому заключению, и позвольте мне "спрятаться" за авторитетными спинами маршалов Жукова и Захарова, именно так определивших эти игры в своих сочинениях. И покойный полковник Бобылёв так считал,и Эриксон (в книге "Дорога на Москву" и в статье 2001-года). Моя статья не о назначении игр, а о том, как академические историки преклоняются перед фальсификатором Эриксоном.

Что же касается назначения игр, разумеется, истина не определяется большинством голосов. У Вас есть возможность обосновать Вашу позицию ("январские игры были сугубо учебным мероприятием и никакого отношения к оперативным планам войны с Германией не имели") и я указал на вышеуказанные авторитетные имена лишь для того, чтобы Вы знали, с какими оппонентами Вам диспутировать. Не забудьте добавить к этому списку ныне здравствующих Суворова, Солонина, Мельтюхова и других, с аргументацией которых Вы тоже, несомненно, знакомы.

Андрей ВЬЮНИЧЕНКО - Марксу ТАРТАКОВСКОМУ
Киев, Украина - at 2013-11-22 15:36:24 EDT
Спасибо за ссылку на статью. Прочитал. Даже нашёл для себя некоторые новые факты.
Насчёт профессионализма или непрофессионализма, то хотелось бы очередной раз подчеркнуть, что в сущности вопрос так называемой "обкатки планов агрессии" в январе 1941 года не стоит и трёх копеек. Достаточно прочитать наименование игр (2-сторонние оперативно-стратегические игры на картах) и любой человек имеющий хотя бы минимальные познания в военной сфере безошибочно определит, какой характер они носили. Учебный или оперативно-прикладной. Любой лейтенантик-выпускник, если он не спал на лекциях конечно, даст исчерпывающее разъяснение по данному вопросу. Поэтому моей заслуги здесь нет. Это не анализ. Это просто элементарное знание предмета. Кстати, Суворов также прекрасно знал и знает, что когда он писал о играх, как об "обкатке" планов войны с Германией, он заведомо писал самую настоящую чушь. Ну не может выпускник ВДА ГШ писать подобную галиматью и не понимать, что весь его текст есть самая настоящая галиматья. Не может. Не тот уровень подготовки у Владимира Богдановича, чтобы спутать 2-х сторонние игры с односторонними. Образование у него блестящее. Одно из самых лучших военных образований в мире. Если не самое лучшее. Поэтому волей-неволей приходишь к выводу, что обманывал он своего читателя вполне осознано. Весь расчёт у Суворова на то, что читатель просто не знает теории вопроса. Что касаемо профессионализма, то если г-н Шаули захочет чтобы я ему подробно объяснил разницу между 2-сторонними играми и 1-сторонними, то не вопрос.
И в заключении. У Вас там спор вышел с неким товарищем Б. Тененбаумом относительно мобилизации, войны и мнения Шапошникова по данному вопросу, то передайте т. Тененбауму, что когда Шапошников писал, что "мобилизация - это война", он подразумевал ту мобилизацию, которую в СССР в 1941 году объявили 22 июня (с первым днём её 23 июня). А не ту выдуманную Суворовым ахинейную мобилизацию, которая на самом деле не мобилизация, а развёртывание континентальных группировок на основе долгосрочных решений. Что к войне не имеет никакого отношения, поскольку это процесс идёт в вооружённых силах постоянно. Даже в данную минуту, когда я пишу Вам ответ. И он никогда ни на единую секунду не останавливается.

Маркс ТАРТАКОВСКИЙ - Андрею ВЬЮНИЧЕНКО.
- at 2013-11-22 12:32:17 EDT
Спасибо, г-н Вьюниченко, за профессиональный разбор представленной лжи. Многолетнее муссирование «версии» Резуна крайне наруку нынешним западным демокрУтам, у которых очевидный «скелет в шкафу». Позор трусливого мюнхенского сговора, крах Франции и пресмыкательство перед Гитлером вплоть до выдачи на истребление евреев, - это и многое другое не забывается и в поколениях.
Вот и приходится замазывать исторические грехи хотя бы и таким неблаговидным путём - ложью.

Ниспровергатели очевидного выступают сплочённым фронтом. Поражает здесь обилие евреев. Уж мы-то, казалось бы, более всех прочих обязаны стране и народу – единственному, принимавшему еврейских беженцев накануне и во время войны и спасшему нас от нацизма; обязаны лидеру (каким бы он ни был), утвердившему в ООН еврейское государство - и спасшего Израиль во время первой, казалось, безнадёжной арабо-израильской войны...
Право же, точно советскую власть установили арабы.
И вознесли Сталина на вершину власти тоже они...

Если воспользоваться знаменитой "фрейдовской кушеткой", окажется, что каждым русофобом движут сугубо ничтожные синдромы, которые за давностью времён пора бы уж начисто позабыть: сосед по коммуналке жидом обозвал, девушка уступила другому, в институт попал не с первого захода, а со второго...

Старик-еврей с внуком на скамейке под деревом. Птичка с ветки какнула. «Видишь, внучек... А для русских они поют».

Моя работа на эту же тему:
http://berkovich-zametki.com/Forum2/viewtopic.php?f=11&t=1383

Вьюниченко Андрей
Киев, Украина - at 2013-11-22 10:09:45 EDT
Уважаемый Миша!
Прочитал Вашу статью и несколько удивился горячности с которой Вы делаете свои выводы. В частности этот: "В течение двух недель около 60 наивысших командиров прервали обычную деятельность и, в условиях строжайшей секретности, репетировали будущую войну."
В связи с этим, хотелось бы поинтересоваться, а с чего это Вы решили, что "репетировали" именно будущую войну, если само название игр говорит о том, что никакой репетиции не было и быть не могло? Тут даже не нужно быть историком или исследователем периода ВОВ. Не нужно иметь ни звания профессора, ни учёных степеней. В данном вопросе с необычайной лёгкостью может разобраться любой курсант военного училища. Не говоря уже о выпускниках ВДА ГШ ВС СССР (речь о Суворове). Для этого достаточно иметь элементарные познания в военном искусстве. Т.е. знать хотя азы военной науки. Всё дело в том, что оперативные планы никогда не "обкатывались" и не "обкатываются" посредством 2-сторонних игр на картах. Для "обкатки" оперативных планов существуют 1-сторонние игры. Кроме того, с каких это пор в розыгрыше предстоящих операций принимают участие лица не имеющие никакого отношения к руководству будущими фронтовыми операциями? Почему у Павлова в начальниках штаба ЗапОВО Клёнов, в реальности являющийся начальником штаба ПрибОВО? Тоже касается командующих ВВС фронтов, замначштабов по тылам и остальных помощников командующих фронтами. Почему они участия не принимали в играх и на их местах играли "чужие" люди? Где Вы подобную дикость видывали? И почему у "восточных" нет Южного фронта, а будущий комфронта Тюленев руководит армией, а не фронтом? Войскам его фронта в Румынию "вторгаться", а он всего лишь армией командует. Что он отрабатывает? И почему игры проводятся за полгода до "объявления" войны Германии, а не за 1-3 месяца, как это вообще то принято в больших штабах? Тем более, что первоначально дата игр была назначена на осень 1940 года. Я подобных вопросов могу задать огромное множество. И каждый из них поставит Вас в тупик. А почему? Да потому, что у Вас в голове изначально имеется ложная установка, которая гласит, что январские игры 1941 года являлись отработкой оперативных планов войны с Германией. Но они таковыми не являлись. И являться ими не могли. Вы просто ловко попались на удочку В. Суворова, который прекрасно знает, что январские игры были сугубо учебным мероприятием и никакого отношения к оперативным планам войны с Германией не имели. О чём кстати прямым текстом сказано в задании на игру.
С уважением!

Лида Камень
Холон, Израиль - at 2010-09-11 02:39:23 EDT
Очень чётко и красиво построена аргументация, сдирающая лак с акдемически важного профессора Эриксона. Заключительный абзац выглядит весьма выразительно:
”Почему же в 1990-м Эриксон не написал рецензии, положительной или отрицательной, на «Ледокол»? Думаю, что он просто не знал тогда, куда ветер дует в милом его сердцу Кремле, уже провозгласившем о гласности и перестройке, но несоветскую версию истории ВМВ ещё не одобрившем. Что же британскому профессору, с середины 1960-х симпатизирующему Советам и ценимому ими, было делать с неудобоваримым «Ледоколом»? Ситуация напоминала песню Галича, в которой несчастный директор советского магазина мучился сомнениями, принять ли на комиссию пластинки с речами Сталина: «То ли гений он, то ли нет ещё?»
А в 2001-м в Кремле всё вернулось на свои места: Сталин – эффективный менеджер, Жуков – спаситель Родины. И успокоившийся Эриксон смог, наконец, после многолетнего молчания, написать в статье, что работы Суворова есть «фантазии, фикции и выдумки». Чему и аплодируют коллеги, блюдшие честь мундира и невыносящие сор из академической башни слоновой кости.”
Такая академическая структура существует, к сожалению, во всём мире, в том числе и в Израиле, чему доказательством является тот самый проф. Городецкий, громогласно и без стеснения провозглашающий себя «последним сталинистом», да и 100%-ный придурок, тоже профессор – Шломо Занд. Положение их на сегодня таково, что любая критика им всем – как с гуся вода.
По существу дела я никогда не сомневалась ни в концепции Суворова, ни в логичности его аргументов. Дело в том, что мой отец Иосиф Камень ז"ל пришёл к этой концепции ещё в 1940-1941гг и не раз мне излагал свои мысли по этому поводу, когда я стала постарше. Он, разумеется, не мог оперировать цифровыми данными, но всегда умел читать советские газеты между строк и расшифровывать советские лозунги. Так что для меня «Ледокол» стал лишь подтверждением давно мне понятных суждений.

Миша Шаули - Г. Любезнику
- at 2010-08-15 13:30:18 EDT
Г.Любезник
- at 2010-08-15 04:12:24 EDT
Спасибо за интересную информацию. Буду разбираться.
**************************
Возможно, Вам пригодится:
http://junebarbarossa.devhub.com/blog/2997-barbarossa-june-1941-who-attacked-whom/ - статья июля 2001г., но с недостающей в Вашей сноске картой (зачем Эриксон добавил её - неясно, т.к. она поддерживает тезис Суворова);

http://www.telegraph.co.uk/news/obituaries/1384537/Professor-John-Erickson.html - краткая биография Эриксона (в некрологе, февраль 2002), из которой можно понять, за что его любили в Кремле.

Ещё интересно, что библиография двухтомника "Д.на Ст. и Д. на Бер." находится во втором томе, вышевшем в свет через 8 лет после первого. Думаю, что Эриксон сделал всё возможное, чтобы двухтомник не проверяли, а лишь доверяли ему. Но в предыдущей его большой (более 800 страниц!)книге, "Высшее Советское Командование 1918-1941", изданной в 1962, есть справочный материал, составленный по всем правилам.

Марк Фукс
Израиль - at 2010-08-15 10:20:42 EDT
Убедительный, аргументированный и прекрасно изложенный материал.
Хорошая работа!
М.Ф.

Г.Любезник
- at 2010-08-15 04:12:24 EDT
Спасибо за интересную информацию. Буду разбираться.
Э.Левин
- at 2010-08-14 12:36:50 EDT
Совершенно согласен и Игреком и Тененбаумом: точно, логично и убедительно; цитата из Ричарда Пайпса великолепна и к месту тютелька в тютельку. А от фотографии автора тут некоторые в восторге.

Если позволишь, дорогой Миша, я бы внёс свою маленькую корректорскую лепту, чтобы выразить стилистически более чётко твою мысль в некоторых фразах (даже следователям присуща профессорская рассеянность, а статья заслуживает «выделки» и отточенности:))).
Я уверен, что уважаемый Евг. Беркович с твоего согласия легко и быстро внесёт эту корректуру:

А. Фразу (1) заменить фразой (2) или (3) по указанию автора:

(1) Я должен признаться, что несоответствие версии Эриксона статьям Бобылёва была мне известна, как только я увидел эту ссылку, т.к. работы Бобылёва и материалы игр я знал хорошо. вчитавшись в статью Бобылёва я обнаружил...
(2) Я должен признаться, что несоответствие версии Эриксона статьям Бобылёва было мне известно, т.к. работы Бобылёва и материалы игр я знал хорошо. Но лишь увидев эту ссылку и вчитавшись в статью Бобылёва, я обнаружил...
(3)Я должен признаться, что несоответствие версии Эриксона статьям Бобылёва было мне известно и до того, как я увидел эту ссылку, т.к. работы Бобылёва и материалы игр я знал хорошо. Но вчитавшись ещё раз в статью Бобылёва, я обнаружил...

Б. Произвести следующую правку:

отсутствие сносок не вызывает доверия => отсутствие сносок вызывает недоверие
коллеги-специалисты Эриксона дозволительно => специалистам – коллегам Эриксона – позволительно (или дозволено.-ЭЛ)
Не хотел бы Эриксон выражать уважение Суворову, мог бы ограничиться подписью и датой... => Не хотел бы Эриксон выражать уважение Суворову – мог ограничиться подписью и датой…
провозгласившем о гласности и перестройке => провозгласившем гласность и перестройку.

Ещё раз спасибо!

Миша Шаули
Кфар Сава, Израиль - at 2010-08-13 17:19:44 EDT
Матроскин
- at 2010-08-13 15:24:29 EDT
...
Существует множество резонансных событий, суть и детали которых становятся известны спустя длительное время. Эти события быстро обрастают слухами, домыслами, легендами и мифами. Вы могли бы сказать хотя бы приблизительно, как достоверность общественного мнения о событии изменяется во времени?
= = = = = = = = = =
Уважаемый Матроскин, Ваш вопрос может быть направлен к социологам, которые изучат его опросами общественного мнения, количественным анализом публикаций и другими занимательнами, но не категоричными методами. Я же искал чёрно-белые ответы.
Спасибо за комплимент.

Матроскин
- at 2010-08-13 15:24:29 EDT
Во-первых, получил удовольствие от статьи.

Во-вторых, хотелось бы задать Вам один вопрос, как следователю и любителю истории.

Существует множество резонансных событий, суть и детали которых становятся известны спустя длительное время. Эти события быстро обрастают слухами, домыслами, легендами и мифами. Вы могли бы сказать хотя бы приблизительно, как достоверность общественного мнения о событии изменяется во времени?

Б.Тененбаум
- at 2010-08-13 14:00:59 EDT
Совершенно согласен с Игреком, и хотел бы поблагодарить автора: статья замечательно аргументирована.
Игрек
- at 2010-08-13 13:50:29 EDT
Блестящая по сути статья. Даже если бы в ней вообще не упоминался Суворов.