©"Заметки по еврейской истории"
август  2010 года

Люсьен Фикс

Отказники и узники совести. Поправка Джексона-Вэника


Фрагменты из книги мемуаров «В эфире Голос Америки»

 

Воспоминания ветерана русской службы

Фрагмент № 8

(фрагмент № 1 см. в № 7 за 2008 год, фрагмент № 2 – в № 3 за 2009 год, фрагмент № 3 – в № 6 за 2009 год, фрагмент № 4 – в № 10 за 2009 год) фрагмент № 5 – в № 13 за 2009 год фрагмент № 6 – в № 20 за 2009 год, фрагмент № 7 – в № 3 за 2010 год),

1970 годы знаменовалось ярой кампанией советских властей против евреев, изъявивших желание репатриироваться в Израиль. Режим делал все, чтобы пресечь эмиграцию.

Американские еврейские организации пристально следили за преследованиями евреев в Советском Союзе и проводили мероприятия в их защиту. Американская организация под названием «Union of Councils for Soviet Jews» начиная с 1972 года в течение почти 20 лет проводила ежедневные бдения перед посольством СССР в Вашингтоне. Этим руководители организации хотели дать советскому руководству знать, что их действия идут в нарушение международных законов и обязательств. Участники этих молчаливых демонстраций держали в руках плакаты с портретами арестованных и «отказников» – Гилеля Бутмана, Иосифа Бегуна, Владимира Слепака, Иды Нудель, Анатолия Щаранского, Евгения Лейна, Виктора Браиловского, Юрия Тарнопольского, кибернетика Александра Лернера, физиков Вениамина Левича, Александра Воронеля и многих других. Ученые, которые оказались в отказе, лишались не только своих кафедр и лабораторий, но оставались и без научной среды, столь необходимой им для профессиональной работы. Эта же американская организация проводила ежегодные собрания, на которые приезжали представители местных и штатных еврейских организаций со всех концов Соединенных Штатов.

Помню, как долго я простаивал перед советским посольством, чтобы взять интервью у Натальи Щаранской, жены Анатолия Щаранского, после её бесед с советскими дипломатами. Эта мужественная женщина без устали колесила по миру, встречалась с президентами и премьер-министрами, добиваясь освобождения мужа. В Белом доме её принимал президент Рейган. Он хорошо понимал, что собой представляет советский режим, и не напрасно назвал Советский Союз «империей зла».

 

Наталья (Авиталь) Щаранская и узник Сиона Иосиф Менделевич в Белом Доме

Как корреспондент я освещал эти собрания. Их участники рассказывали, что делают их местные организации в защиту советских евреев, и намечали планы на следующий год.

На собрании 7 октября 1983 года выступил Мартин Гилберт, известный английский историк, профессор Оксфордского университета (с 1994 года – почётный профессор, в 1995 году возведенный в рыцарский титул), автор более 50 книг, официальный биограф Уинстона Черчилля.

Сэр Мартин Гилберт

Мартин Гилберт рассказал о том, как во время посещения СССР встречался с отказниками – ленинградцем Михаилом Бейзером, минчанином полковником в отставке Львом Овсишером, москвичом Юлием Кошаровским, Ириной и Виктором Браиловскими, ленинградцами Ириной и Абой Таратута, отцом ленинградских отказников, и другими. На собрании в Вашингтоне Мартин Гилберт рассказал об антисемитизме в СССР, о преследованиях, которым подвергаются евреи только за то, что изъявили желание жить на своей исторической родине.

На следующий день Мартин Гилберт выступил на заседании Международной Парламентской Группы по правам человека в Советском Союзе с пылкой речью, посвященной судьбе советских евреев.

После заседания я провел интервью с Мартином Гилбертом (ныне – сэр Мартин). В ходе интервью известный английский историк сказал: «Советская печать уверяет нас, что евреи больше не изъявляют желания эмигрировать из СССР. В частности, советский журналист-провокатор Виктор Луи направил телеграмму в израильскую газету «Эдиот ахаронот», в которой извещает, что «последний поезд уже отбыл со станции». На это Мартин Гилберт ответил, что это не соответствует действительности, потому что он лично знает двух евреев, которые уже более десяти лет добиваются выезда из СССР, не говоря уже об узниках совести.

После возвращения в Лондон из поездки в СССР Мартин Гилберт опубликовал книгу под названием «The Jews of Hope», в которой подробно рассказал о встречах с отказниками.

В 1983 году вышел шестой том биографии Уинстона Черчилля под названием «FINEST HOUR 1939-1941». (Полная биография Черчилля составляет 8 томов. Первые два были написаны сыном Черчилля, Рэндолфом, шесть остальных Мартином Гилбертом. Каждый из этих томов более тысячи страниц).

Я написал Мартину Гилберту, что передал по радио наше интервью и что с удовольствием проштудировал очередной том биографии британского премьера. Вскоре я получил от него письмо:

«Дорогой Люсьен,

«Мне было очень приятно узнать, что наше интервью передавалось на Советский Союз. Я также рад, что вы, наконец, получили шестой том биографии Черчилля. У меня для вас есть небольшая новость. Первые три издания этого тома уже распроданы и очень скоро появится новое. К этому изданию я подготовил новое предисловие, которое может заинтересовать ваших слушателей в Москве и Ленинграде».

С искренним уважением,

Мартин Гилберт.

Предисловие дополненному изданию

 

«Прошло восемь месяцев с того времени, когда я посвятил этот том двум советским евреям – Юлию Кошаровскому и Абе Таратута, которым отказывают в праве на выезд с семьями из Советского Союза – первому двенадцать лет, второму – десять.

Лишенные права работать по специальности, эти двое (один живет в Москве, другой в Ленинграде), которых я с гордостью называю моими друзьями, являются воплощением мужества тысяч советских евреев, находящихся в «отказе». Их отвага и тяжелые обстоятельства, в которых они находятся, явились для меня источником личного вдохновения.

Я надеюсь, что еще до опубликования седьмого и окончательного тома биографии Черчилля смогу приветствовать их в городе, где я пишу это предисловие».

Мартин Гилберт

Иерусалим

29 ноября 1983 г.

Мартину Гилберту было еще что сказать об Уинстоне Черчилле. После седьмого тома появился еще один. Восьмой том составляет 1 366 страниц.

Я хорошо помню первый случай, с которого началось преследование евреев, изъявивших желание репатриироваться в Израиль. В сентябре 1968 года в Киеве около Бабьего Яра было устроено официальное собрание, чтобы почтить память более 33 тысяч евреев, расстрелянных нацистскими оккупантами в сентябре 1941 года. На это собрание пришли сотни евреев. Но к их удивлению из уст официального представителя киевских властей они услышали не осуждение преступления нацистов, а осуждение государства Израиль. На этом собрании присутствовал Борис Кочубиевский. Он был потрясен случившимся, и заявил протест киевским властям. К тому времени он уже подал заявление на выезд в Израиль. Через девять дней он был арестован. Суд над Кочубиевским начался 13 мая 1969 года и продолжался три дня. Он был приговорен к трем годам заключения в исправительно-трудовом лагере строгого режима. Кочубиевский отсидел полный срок, после чего ему было дано разрешение эмигрировать. С этого времени началось движение советских евреев за эмиграцию в Израиль под девизом “Let My People Go” – «Отпусти народ мой!»

Поправка Джексона-Вэника

В 1972 году, когда «холодная война» была в полном разгаре, и арабо-израильский конфликт все более обострялся, режим Леонида Брежнева ввел плату за образование для тех, кто решил покинуть Советский Союз. Эта драконовская мера была предпринята с целью остановить «утечку мозгов». В некоторых случаях эта плата достигала 20 годовых зарплат. Под давлением Соединенных Штатов плата за образование временно была отменена, и нам удалось покинуть СССР, хотя нужно было уплатить за отказ от гражданства по 500 рублей за человека. Я с ужасом думаю, а что бы мы делали, если бы нам дали разрешение на выезд и потребовали уплатить за образование. Мы не смогли бы собрать таких денег.

 

Сенатор Генри Джексон                Конгрессмен Чарлз Вэник

В это время сенатор Генри Джексон и конгрессмен Чарльз Вэник работали над поправкой к закону, запрещающему предоставление Соединенными Штатами торговых льгот странам, препятствующим свободной эмиграции своих граждан. Обосновавшись в Вашингтоне, я хотел поблагодарить сенатора Генри Джексона за его поддержку советских граждан, которым советские власти отказывали в праве на эмиграцию. Меня приняли советники сенатора Джексона – Дороти Фосдык и Ричард Пёрл. Они заверили меня в том, что сенатор Джексон будет пристально следить за поведением советских властей в отношении эмиграции и сделает все возможное, чтобы открыть железную клетку, в которой томятся советские люди. От них я узнал, что сенатор Джексон работает над документом, который свяжет советское правительство по рукам и ногам. Над этим документом вместе с сенатором Джексоном работал конгрессмен Чарльз Вэник. Я попросил помощников сенатора Джексона передать сенатору благодарность от многих, томящихся в Советском Союзе потенциальных эмигрантов и узников совести, и направился к конгрессмену Вэнику. Меня принял советник конгрессмена Марк Талисман.

«В документе, над которым работают сенатор Джексон и конгрессмен Вэник, будет столько положений, что никакими уловками советские бюрократы не смогут его обойти, если не выполнят всех условий», – сказал Марк Талисман. Как я впоследствии узнал, главная роль в составлении этого документа принадлежит Ричарду Пёрлу и Марку Талисману.

Советского Союза больше нет, но принятая в 1974 году «Поправка Джексона-Вэника», связывающая, в частности, предоставление Советскому Союзу режима наибольшего благоприятствования в торговле с Соединенными Штатами с либерализацией советской эмиграционной политики остается в силе. В годы правления Бориса Ельцина, когда в России начали появляться ростки демократии, конгрессмен Том Лантос внес законопроект об отмене Поправки Джексона-Вэника в отношении России. В феврале 2006 года и во время последующих посещений России, конгрессмен Лантос отстаивал свое мнение, что Поправка в отношении России должна быть отменена, хотя он резко критиковал президента Путина за попрание демократических свобод.

Во время моей последней встречи с бывшим помощником конгрессмена Вэника Марком Талисманом, который до сих пор пользуется большим влиянием в Вашингтоне, я спросил, как он относится к попыткам аннулирования Поправки. «Аннулировать её вряд ли удастся, поскольку это огромный документ, – сказал он. Но отменить её в отношении России вполне возможно. Всё будет зависеть от поведения российских властей в отношении прав человека и демократических свобод».

Карательная медицина

Вопрос злоупотребления психиатрией в СССР в политических целях неоднократно поднимался на многих американских и международных форумах. Впервые этот вопрос рассматривался в 1977 году на совместном заседании подкомитета Палаты представителей и Комиссии Соединенных Штатов по безопасности и сотрудничеству в Европе. Особое внимание привлекло выступление профессора политических наук Лондонской школы экономики Питера Реддауэя (Peter Reddaway), соавтора книги «Психиатрический террор: Как советская психиатрия используется для подавления инакомыслия». Профессор Реддауэй выступал еще на ряде международных форумов, на которых приводил много случаев злоупотребления психиатрией. Он указывал, что эта практика основана на тесном сотрудничестве между советскими правительственными органами, КГБ и медицинскими организациями. Профессор Реддауэй приводил случаи репрессий против каменщика Владимира Гершуни, историка Виктора Арцимовича, врача-психиатра Анатолия Корягина, фельдшера Александра Подрабинека, автора книги «Карательная медицина», электрика Феликса Сереброва и писателя, литературоведа и переводчика Ирины Гривниной. Я был знаком с профессором Реддауэем заочно по его лекциям в передачах по-английски по Би-Би-Си в 60-х годах. В Вашингтоне я познакомился с ним лично.

В интервью для «Голоса Америки» профессор Реддауэй остановился особо на деле Владимира Гершуни.

«Первый раз Гершуни был арестован в 1970 году и провел пять лет в разных психбольницах. В 1980 году накануне Московских Олимпийских игр он был снова арестован и упрятан в психбольницу. В 1982 году ему инкриминировалось участие в издании информационного бюллетеня СМОТ и в 1983-м он был направлен в специальную психиатрическую больницу. Весной 1983 года в Институте Сербского Гершуни был признан невменяемым, хотя в 1978 году он был обследован в Москве известным английским психиатром Гарри Лоубером и найден вполне здоровым».

С 1989 по 2004 год Питер Реддауэй преподавал курс политических наук с уклоном на СССР и Россию в университете имени Джорджа Вашингтона в американской столице. Он мне неоднократно давал интервью. За вскрытие случаев злоупотребления психиатрией и нарушений прав человека в Советском Союзе Питер Реддауэй был объявлен «персоной нон грата» и в течение 26 лет ему был запрещен въезд в СССР.

В 1984 году на заседании Международной Парламентской Группы по правам человека в Советском Союзе выступил Председатель Парламентской Группы Великобритании, лорд Эрик Эйвбри (Eric Avebury).

 

Лорд Эрик Эйвбри

Лорд Эйвбри говорил о бесправии советских евреев, лишении их права на репатриацию в Израиль, на вероисповедание и на воссоединение с семьями. Английский лорд остановился также на злоупотреблении психиатрией в СССР.

«Использование психиатрии как орудия борьбы с инакомыслием, заключение инакомыслящих в психиатрические больницы как мера наказания – мера жестокая и недозволенная. Поэтому многие англичане, и не только психиатры, примкнули к английской Парламентской группе в защиту прав человека в Советском Союзе». Лорд Эйвбри поднял также голос в защиту академика Андрея Сахарова.

«Англичане потрясены обращением советских властей с доктором Сахаровым. Они не могут понять причин. Имя доктора Сахарова известно не только в нашей стране. Его имя известно во всем мире. Мы считаем, что они должны прекратить репрессии и против доктора Сахарова, и против простых советских граждан. Если они это сделают, тогда можно будет говорить об улучшении отношений между Советским Союзом и Западом».

Так было в период советского правления. Путинская Россия в наши дни продолжает традиции бывшего Советского Союза. 30 сентября 2006 года в репортаже московского корреспондента «Вашингтон Пост» Питера Финна (Peter Finn) из Дубны приведены факты злоупотребления психиатрией. В репортаже, в частности, говорится:

«23 марта милиция и сотрудники скорой помощи взломали дверь, ворвались в квартиру Марины Трутко, скрутили ей руки и сделали укол галоперидола, сильнодействующего психотропного препарата. Один из милиционеров заткнул её 78-тилетнюю мать Валентину в кладовку, а 42-хлетнюю Марину увезли в машине скорой помощи в близлежащую психиатрическую больницу № 14, где ей, бывшему ученому-ядерщику и правозащитнику, в течение шести недель делали уколы с целью лечения «паранойи».

Роман Лукин, бизнесмен из Чебоксар, был госпитализирован в 2005 году за то, что он поднял на площади плакат с надписью «Судьи – гады». Лукин требовал, чтобы судьи пересмотрели решение по его иску, в результате которого он обанкротился. Лукин провел две недели в местной психиатрической больнице, врачи которой рекомендовали направить его в московскую специализированную клинику. Специалисты Независимой Психиатрической Ассоциации обследовали Лукина и не нашли у него никакого психического заболевания.

Газета «Вашингтон Пост» приводит еще один случай. В 2005 году Николаю Скачкову, протестовавшему против жестокого поведения милиционеров и коррупции официальных лиц Омской области, было приказано пройти психиатрическое освидетельствование на том основании, как подозревают следователи, что он страдает «острым чувством справедливости». Скачков провел шесть месяцев в закрытой психиатрической больнице, где ему диагностировали паранойю.

«Случай с Трутко, – пишет корреспондент «Вашингтон Пост» на основе бесед с правозащитниками и медицинскими работниками, – является наглядным примером злоупотребления психиатрией, чтобы дискредитировать тех, кто идет наперекор властям».

«Злоупотребления психиатрией стали вкрадываться в российскую действительность, и мы являемся свидетелями новых и новых случаев», – цитирует автор репортажа исполнительного директора Независимой Психиатрической Ассоциации России Любовь Виноградову. А Борис Пантелеев, глава санкт-петербургского Комитета по правам человека, – пишет корреспондент «Вашингтон Пост» Питер Финн, – высказался еще более откровенно: «Психиатрия в этой стране всегда была орудием в руках властей, орудием для управления людьми и оказания на них давления. И продолжает быть таковой».

5 июля 2007 года в городе Апатиты была принудительно помещена в психбольницу активистка мурманского отделения оппозиционного движения «Объединенный гражданский фронт» Лариса Арап.

Правозащитники и родственники Ларисы Арап заявляют, что эта мера была применена к ней за ее общественную деятельность.

Организация Human Rights Watch уже заявила, что считает случай с Ларисой Арап «грубейшим нарушением прав человека».

Ранее независимая экспертная комиссия, созданная по просьбе уполномоченного по правам человека Владимира Лукина, пришла к выводу, что Лариса Арап не нуждается в принудительном лечении.

20 августа Лариса Арап была выписана из больницы. Она заявила Би-Би-Си, что после насильственного помещения в психбольницу она, действительно, нуждается в лечении. «Я не желала бы пройти через это никому другому, – заявила Арап. – У нас психиатрия, по сути, – карательный орган».

(Продолжение следует)


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1296




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2010/Zametki/Nomer8/Fiks1.php - to PDF file

Комментарии:

Игорь Тимберг
Кливленд, Огайо, США - at 2010-08-15 12:48:41 EDT
Спасибо за яркую картину борьбы советских евреев за эмиграцию из СССР и за ваш вклад в освещение этих событий по "Голосу Америки". Ваш "скорбный" труд не пропал даром.
Илья Симовский
Redwood City, Ca, USA - at 2010-08-15 03:01:52 EDT
Маленькая поправочка: Жену "отца ленинградских отказников" Абы Таратуты зовут всё-таки Ида, а не Ирина. Мне очень понравилось про "отца". Сейчас пошлю Абе имейл, начну :"Здравствуй, папочка !"