©"Заметки по еврейской истории"
Июль  2010 года

Александр Синельников

Право на смешанное происхождение


Оглавление

§ 1. О чем книга Шломо Занда и кому она нравится?

§ 3. Недоверие автора к источникам по древней истории евреев.

§ 4. Как возникла еврейская диаспора и была ли она еврейской?

§ 5. Изгнание иудеев из Иудеи происходило поэтапно.

§ 6. От приема новообращенных народ пополняется, а не растворяется.

§ 7. Кому и зачем нужна теория хазарского происхождения восточноевропейских евреев?

§ 8. Зачем палестинским арабам «происходить» от древних иудеев?

§ 9. Евреи, как и другие народы, имеют право и на смешанное происхождение, и на свое государство.

§ 10. В XIX веке появились не «изобретатели» еврейского народа, а отрицатели его существования.

§ 11. «Гражданская нация» – официальная точка зрения и реальная ситуация.

§ 12. Если Израиль из еврейского государства превратится в «государство для всех его граждан», то какая судьба уготована его еврейских гражданам?

§ 13. Заключение.

§ 1. О чем книга Шломо Занда и кому она нравится?

В 2008 году профессор Тель-авивского университета Шломо Занд опубликовал книгу «Кто и как изобрел еврейский народ?». В течение 19 недель после выхода в свет она считалась бестселлером в Израиле, издана также на английском, французском и многих других языках. Вышел в свет и русский перевод с предисловием Александра Этермана, в Москве состоялась ее презентация. О чем же эта книга?

Автор утверждает, что большинство палестинских арабов происходят от древних иудеев, обращенных в христианство или в ислам. Нынешних же евреев (как в Израиле, так и в диаспоре) – он считает потомками геров, то есть, прозелитов, принявших иудаизм, но никак не связанных по происхождению с древними иудеями.

Шломо Занд обвиняет тех еврейских историков, которые считали и до сих пор считают современных евреев потомками древних иудеев и израильтян, в стремлении подвести научную базу под сионистскую идеологию. Однако он сам изо всех сил старается исторически обосновать антисионистскую идеологию, которую называет постсионистской. При этом Занд нередко противоречит сам себе, замалчивает известные исторические факты, проявляет демографическую некомпетентность, и, самое главное – льет воду на мельницу злейших врагов еврейского народа и Государства Израиль.

Как такой человек может быть профессором Тель-авивского университета и получать зарплату от незаконно созданного, по его мнению, «колониального» и «расистского» еврейского государства – уму непостижимо.

Зато арабы оценили заслуги Шломо Занда по достоинству. Об этом весьма красноречиво рассказывает сам автор на стр. 23-24:

«В ходе одной из поездок, связанных с распространением этой книги, меня пригласили в арабский университет Эль Кудс, находящийся неподалеку от Иерусалима, на оккупированной Израилем в 1967 году территории. В ходе бурной дискуссии, сопровождавшей мое выступление, меня спросили: как могу я теперь, после выхода книги, разбивающей все мифы, изобретенные для оправдания сионистской колонизации, продолжать жить в Израиле и даже требовать от палестинцев признать это государство? Мне стало не по себе, и я ответил совершенно спонтанно, что даже ребенок, родившийся в результате изнасилования, имеет право на жизнь. Невозможно исправить одну трагедию, породив другую. Нам остается только объяснить ребенку, при каких обстоятельствах он появился на свет, и постараться сделать так, чтобы он не пошел по стопам отца. Величайшая проблема, связанная с ближневосточным конфликтом, состоит в том, что дети здесь нередко продолжают линию своих родителей, так что необходимый и неизбежный исторический компромисс, раз за разом выскальзывает из наших рук».

Занд даже не понял, насколько он опозорил этой встречей с заклятыми врагами Израиля не только самого себя и всех своих израильских единомышленников, но и все еврейское государство. Из его книги арабы сделали вполне логичный вывод. Конечно, они всегда стремились уничтожить Государство Израиль. А заодно – и всех израильтян, которые не позаботятся вовремя унести ноги или не будут приняты западными странами, в свое время закрывшими ворота перед евреями, бежавшими от нацистов. Но каким подарком оказалось для арабов то, что профессор Тель-авивского университета подвел «научную» базу под их заветную мечту!

Арабам не свойственна европейская система ценностей, присущая Занду, да и большинству израильтян, включая и тех, которые, в отличие от него, не испытывают комплекса вины перед палестинцами, но все-таки готовы на большие уступки ради примирения с ними. Беда только в том, что противная сторона не желает никакого компромисса. С их точки зрения, единственно возможное решение вопроса – это полная ликвидация Израиля. Израильтяне же, если хотят остаться в живых, то пусть возвращаются туда, откуда приехали они сами, или их отцы, деды и прадеды. Если еврейское государство создано нелегитимным путем, то оно не имеет право на существование, а его еврейские жители – на проживание в стране.

С арабской точки зрения не важно, что у израильтян нет другой страны, кроме Израиля. Арабов не волнует то, что страны, откуда когда-то прибыли в Палестину семьи этих евреев, вовсе не собираются принимать их всех обратно. С точки зрения арабов, как ребенок, родившийся в результате насилия, так и мать этого ребенка покрыты позором. Равно как и тогда, когда девушка вступила во внебрачную связь по своей воле, даже если это не привело к появлению незаконнорожденного младенца. Разве Занду неизвестно о случаях, когда в арабских семьях отцы и братья убивают своих «согрешивших» дочерей и сестер? Такие убийства отнюдь не редкость как в Палестинской автономии, так и среди арабов в самом Израиле. Это считается способом восстановить «честь семьи». И с такими людьми Занд пытается найти общий язык.

§ 2. Главная идея автора – «выдуманный» еврейский народ

Если детально разбирать все утверждения автора, получится более толстая книга, чем его собственная, в которой более 500 страниц. Поэтому остановимся лишь на его основных тезисах.

Он считает, что еврейский народ НИКОГДА не существовал, а был «придуман» в XIX веке националистически настроенными еврейскими интеллектуалами. Интересно, откуда появились еврейские националисты, если сама еврейская нация не существовала?

В конце того же века возникло сионистское движение, которое во многом подражало польскому, итальянскому и другим национально-патриотическим движениям в тогдашней Европе. Сионисты взяли на вооружение новоиспеченный миф о еврейском народе, который якобы был изгнан со своей родины римлянами (по другой версии – арабами), рассеялся по всему миру, но не растворился среди окружающих народов, поскольку оставался верен религии своих предков и всегда мечтал о возвращении в Эрец Исраэль.

Погромы в царской России и во время Гражданской войны, разгул антисемитизма в странах Центральной и Восточной Европы в период между двумя мировыми войнами и особенно страшная трагедия Холокоста – сделало сионистский миф о едином и вечном еврейском народе популярным в широких еврейских массах. Это породило массовую эмиграцию евреев в британскую подмандатную Палестину, а позже – в Государство Израиль. Образовательная система (как в самом Израиле, так и в еврейских учебных заведениях в странах диаспоры) внушала и до сих пор внушает всем, кто там учится, что современные евреи являются прямыми потомками древних иудеев и поэтому имеют полное право на всю территорию исторической Эрец Исраэль.

Это порождает конфронтацию с палестинскими арабами, которые считают, что вся страна от Иордана до Средиземного моря по праву принадлежит им, а евреев рассматривают как колонизаторов, которых следует сбросить в море. Все арабские страны, даже Египет и Иордания, заключившие мир с Израилем, а также Иран и многие другие неарабские мусульманские страны поддерживают палестинских арабов в их борьбе за уничтожение еврейского государства.

§ 3. Недоверие автора к источникам по древней истории евреев.

Автор, будучи неверующим, рассматривает Тору и другие книги Танаха (то есть, еврейской Библии, которую христиане называют Ветхим Заветом) как собрание мифов, большая часть которых, с его точки зрения не имеет под собой никаких исторических оснований. Он считает мифическими личностями Авраама, Ицхака, Яакова, Иосифа, Моисея, Иегошуа бен Нуна (Иисуса Навина). С его точки зрения не было ни исхода евреев из Египта, ни 40 лет странствования по пустыне, ни дарования Торы на Синае, ни завоевания израильтянами Ханаана, ни эпохи судей, ни мощного государства под властью царей Саула, Давида и Соломона, само существование которых он ставит под сомнение.

Все тексты Танаха, в которых описываются эти события, он считает вымыслами, сочиненными иудейскими священнослужителями многими веками позже – в эпоху Вавилонского плена и персидского владычества в Иудее, то есть в шестом, пятом или даже в четвертом столетии до новой эры с целью внушить своему народу, что он является древним и Богоизбранным.

Отрицание фактов, известных каждому человеку, знакомому с еврейской историей, Занд основывает на отсутствии упоминаний об этих событиях в нееврейских источниках, а также на том, что нет их археологического подтверждения. Здесь видна чисто антисемитская логика: евреям не прощается то, что прощается всем другим. В данном случае – то, что неевреи о них не писали, а если даже и писали, то археологи пока не нашли этих записей.

Никто не оспаривает факты из истории греков, римлян и других древних народов, известные нам лишь по книгам авторов, живших на несколько веков позже описанных ими событий, и (или) не подтвержденные археологическими находками. Победа греков над персами в 480 году до н. э. имеет даже археологическое «опровержение» – надпись персидского царя Ксеркса, который объявляет себя победителем. Но кто сомневается в том, что победили все-таки греки?

Грамматик Апион, который жил в Египте в I веке н. э. и писал по-гречески, утверждал, что евреи – народ не древний, поскольку до захвата Иудеи Александром Македонским (в 332 г. до н. э.) греческие авторы о них не упоминали. В ответ на это еврейский историк Иосиф Флавий в памфлете «Против Апиона» заметил, что и в древних еврейских священных книгах ничего не говорится о греках, однако из этого не следует, что греки не являются древним народом. Геродот, Ксенофонт, Фукидид и другие греческие историки V века до н. э. не только хранили молчание о малочисленных и географически удаленных от Эллады иудеях, но также умудрились «не заметить» Рим, основанный еще в VIII веке до н. э. поблизости от греческих городов-колоний в Италии. Лишь в III веке до н. э. после завоевания этих городов римлянами, Рим всерьез заинтересовал греческих авторов.

С точки зрения Занда, мало-мальски достоверная еврейская история начинается в IX веке до н. э. Тогда, по археологическим данным, которые он признает, существовали два государства – Израиль с центром в Самарии, и Иудея со столицей в Иерусалиме. По его мнению, Израиль и Иудея никогда не были единым государством, то есть, даже в древности не было единого еврейского народа. Он полагает, что оба эти государства были языческими. Израиль был завоеван ассирийцами в VIII веке до н. э. Иудею захватили вавилоняне в VI веке до н. э., часть жителей была уведена в «Вавилонский плен», но вскоре сам Вавилон попал под власть персов. Поскольку персы верили в двух богов – доброго Ахурамазду и злого Анграманью, под их влиянием (!) евреи перешли к единобожию. Чем дальше, тем «оригинальней».

§ 4. Как возникла еврейская диаспора и была ли она еврейской?

Занд не отрицает факт первого изгнания, связанного с разрушением Первого Храма в 586 г. до н. э. и не оспаривает того, что вернувшиеся из Вавилонского плена в Иерусалим иудеи были потомками изгнанников и имели «право на возвращение». Проблемы начинаются дальше – со «вторым изгнанием». Даже если «оставить за скобками» то, что далеко не все потомки изгнанников вернулись в Иудею (это видно из книги Эстер), «второе изгнание», в которое Занд не верит, началось примерно за 400 лет до разрушения Второго Храма римлянами в 70 г. н. э. Точнее говоря, речь идет о переселении части иудеев в Египет, Киренаику (нынешняя Ливия), Малую Азию (современная Турция), Грецию и другие страны Средиземноморья. С его точки зрения, это переселение нельзя считать изгнанием, потому что оно не всегда было насильственным.

После смерти Александра начались войны между Птолемеем, Селевком и другими его полководцами за раздел созданной им империи. Иудея оказалась между молотом – царством Птолемеев в Египте и наковальней – державой Селевкидов, центром которой была Сирия. За 19 лет (320-301 гг.) страна семь раз переходила из рук в руки. Войны между этими двумя империями не раз повторялись и в течение последующих 150 лет. Евреям доставалось от обеих воюющих сторон. Как египетские, так и сирийские солдаты грабили их, продавали в рабство, убивали тех, кто сопротивлялся. Многие иудеи, не желая жить на прифронтовой территории, переселились в египетскую Александрию или в сирийскую Антиохию. Они создали еврейские общины в этих столичных городах. Другие уехали просто ради лучшей жизни, так же, как и в наше время жители бедных провинций переселяются в большие и богатые города. Но «лучшая жизнь» для выходцев из пограничной Иудеи означала также и большую степень безопасности. До Антиохии и Александрии война почти никогда не доходила. Поэтому нельзя считать эту миграцию добровольной в полном смысле слова. По словам Иосифа Флавия, Птолемей I Лаг насильственно переселил многих иудеев в Египет, как прежде Навуходоносор – в Вавилон.

Занд не верит в возможность значительной миграции из Иудеи, утверждая, что подавляющее большинство ее населения составляли крестьяне, которые по своей воле никогда не покидали свои земельные наделы. Но можно ли считать бегство от войны добровольным уходом со своей земли? На новых местах некоторым переселенцам удавалось приобрести земельные участки и снова стать крестьянами. Те же, кто поселился в больших городах, занялись торговлей и ремеслами. Иудейские купцы из Александрии и Антиохии часто ездили по торговым делам в другие города, в том числе и расположенные за пределами Египта и Сирии – в Малую Азию, в Грецию, в Италию. Те, у кого на новых местах торговля шла прибыльно, нередко оседали там с семьями на постоянное место жительство. Так постепенно возникали еврейские общины во всех странах вокруг Средиземного моря.

Занд полагает, что еще до разрушения Второго Храма общая численность членов еврейских общин в диаспоре была в несколько раз больше населения Иудеи. С его точки зрения это никак не может объясняться миграцией из Иудеи или естественным приростом населения в общинах диаспоры. Источник роста еврейского населения в странах диаспоры он видит лишь в прозелитизме – обращении в иудаизм, которое евреи называют гиюром.

Разумеется, еврейские общины диаспоры пополнялись прозелитами, но это не означает, что не было естественного прироста. Занд считает, что в античном мире численность населения жестко лимитировалась возможностями прокормить лишь определенное число жителей каждой территории. Рост населения был возможен только при прогрессе в методах ведения сельского хозяйства, а также при освоении новых земель. Конечно, экономические возможности в какой-то мере лимитировали общую численность населения, но при этом одни народы численно росли, а другие – уменьшались. Когда древние греки и римляне переживали нравственный и демографический упадок, германские племена находились на подъеме. Их численность росла, им стало тесно на своих землях, что и привело к Великому переселению народов, которое погубило Западную Римскую империю.

Нечто подобное происходит и в наши дни. Коренные народы европейских стран, включая Россию, численно сокращаются из-за низкой рождаемости, а сами эти страны постепенно заселяются выходцами из Азии и Африки, где рождаемость высокая. В Израиле рождаемость у арабов намного выше, чем у евреев.

В античную же эпоху, когда эллинистический, а затем и римский мир стал клониться к упадку, евреи переживали демографический подъем. Само географическое распространение еврейской диаспоры в этот период можно рассматривать как освоение новых земель. Занд полагает, что Иудея могла прокормить не более миллиона жителей. Но если из-за естественного прироста население превышало этот лимит, «излишки» переселялись в диаспору.

Такие процессы имели место не только у евреев. С IX по V век до н. э. возникло немало греческих колоний в Малой Азии, северном Причерноморье, в Италии и в других странах. На юге Аппенинского полуострова и в Сицилии греческих городов было так много, что этот регион назывался Великой Грецией, так как эллинов там, вероятно, было больше, чем в самой Элладе.

Родственные евреям финикийцы, жившие в нынешнем Ливане, также основали множество колоний на Кипре, в Сицилии, в Сардинии, в северной Африке и в Испании. Одна из их колоний – Карфаген (в нынешнем Тунисе) многократно переросла саму Финикию, так же, как США переросли Англию.

Римские колонии возникали как поселения легионеров, которым давали земельные участки в завоеванных ими странах – от Испании до Иудеи, где римские солдаты получили землю после разрушения Иерусалима и подавления восстания Бар-Кохбы.

Занд признает, что переселение финикийцев, греков и римлян в колонии не уменьшало населения самих метрополий. То есть, эмигрировали только «демографические излишки» населения. Колонисты же на новых местах могли «плодиться и размножаться» до тех пор, пока занятая ими «экологическая ниша» не заполнялась до конца. После этого «излишки» населения выселялись уже из этих колоний и образовывали новые колонии.

Однако Занд указывает на то, что греки, римляне и финикийцы на новых местах по-прежнему говорили на своих родных языках, а иудеи в Египте, Сирии и других странах эллинистического мира – только по-гречески (стр. 273). Уже при втором царе из династии Птолемеев появился греческий перевод Торы – Септуагинта. Занд не верит, что Тора была переведена по поручению царя (как то утверждает еврейская традиция). Он считает, что перевод был необходим самим александрийским евреям, поскольку уже тогда (в середине III века до н. э.) они не знали ни иврита, ни родственного ему арамейского языка. К тому же евреи в Египте, да и в других странах эллинистической диаспоры носили греческие имена (Александр, Птолемей, Антиох и т. п.). Из этого Занд делает вывод, что еврейские общины в эллинистическом мире почти целиком состояли из прозелитов. Однако в ту эпоху многие евреи носили греческие имена и в самой Иудее, которая тоже подверглась сильной эллинизации.

Греки и финикийцы основывали свои колонии как города-государства. У них не было причин отказываться от родного языка. Римляне создавали поселения на землях, вошедших в состав Римской республики (позже – империи), где официальным языком была латынь. Евреи же селились в эллинистических и римских городах, где они составляли меньшинство и должны были переходить на язык окружающего большинства. Диаспора в римско-эллинистическом мире не походила на восточноевропейских евреев, которые жили в местечках, где население было сплошь еврейским, и говорили на идиш. Местечковые евреи, переселившиеся в Россию, где местечек не было, перешли на русский язык, а их дети и внуки уже не знали идиша.

Занд не верит, что в античные времена у евреев в диаспоре мог быть более высокий естественный прирост, чем у окружающего их нееврейского населения. Однако евреи жили главным образом в городах, где весьма значительная часть этого населения состояла из рабов. В неволе, как известно, не размножаются. Точнее говоря, плохо размножаются. Рабы могли вступать в брак только с разрешения хозяев. Рабам, занятым сельским хозяйством, это обычно разрешалось, поскольку господа были заинтересованы в рабочих руках. Но в городах рабы использовались главным образом для домашнего услужения. Хозяевам было невыгодно, чтобы их домашние слуги имели детей. Замужняя рабыня, которая каждый год рожает, – плохая служанка для своей госпожи. Конечно, многие рабыни рожали как от других рабов, так и от своих хозяев, но в расчете на одну незамужнюю женщину, у которой время от времени бывают случайные связи, детей всегда рождалось значительно меньше, чем в расчете на женщину, постоянно живущую вместе с супругом. В античном мире довольно широко применялись противозачаточные средства и методы, аборты и даже детоубийства, что категорически запрещено в иудаизме. Римский историк Тацит писал, что иудеи весьма заботятся об умножении своего народа, а на убийство детей, родившихся после смерти отца, смотрят, как на преступление. У римлян это было в порядке вещей. Рабыня, родившая ребенка от хозяина, могла убить его, чтобы не навлекать на себя гнев ревнивой хозяйки. Жизнь рабынь была настолько тяжелой, что их дети редко доживали до взрослого возраста. Судя по найденным археологами надгробным эпитафиям, в которых указан возраст и социальный статус, средняя продолжительность жизни у рабов в Риме составляла лишь 15 лет(!). Число рабов пополнялось не столько естественным приростом, сколько за счет захваченных пленников и бедняков, обращенных в рабство за долги.

Евреи нередко попадали в рабство к язычникам, но единоверцы, следуя заповеди «пидьон-швуим» (выкуп пленных), не жалели денег для их освобождения. Хозяева охотно отпускали своих еврейских рабов не только потому, что получали за них немалые суммы, но и потому, что их нельзя было заставить работать в Шабат.

Конечно, и среди евреев были рабовладельцы, владевшие нееврейскими рабами. Законы Торы предписывали гораздо более гуманное обращение с рабами, чем это было принято в античном мире, где даже убийство раба хозяином не считалось тяжким преступлением. Согласно Торе, хозяин, который выбил своему рабу зуб, обязан отпустить его на свободу. В пятой книге Торы Дварим (у христиан – Второзаконие), евреям разрешается жениться на захваченных на войне женщинах через месяц после их пленения. Если брак окажется неудачным, хозяин не имеет права продать ее другому хозяину как рабыню или наложницу. Он может только отпустить ее на свободу. С рабами-единоверцами предписано более гуманное обращение, чем с иноверцами. Видимо, поэтому некоторые неевреи, купленные евреями-хозяевами, принимали иудаизм.

Занд считает, что это было одним из важных источников пополнения еврейских общин. Конечно, евреи-хозяева могли обращать в иудаизм своих рабов-домоправителей, надзирающих над другими рабами, но вряд ли были заинтересованы в обращении всех рабов. Раба-единоверца надо было освободить от работы в Шабат, что для хозяина было невыгодно. К тому же и для самих обращенных переход в иудаизм всегда был нелегким делом – следовало отказаться от привычной некошерной пищи, а по Шабатам – от дел, которые неевреи привыкли делать каждый день, в том числе зажигать огонь и разогревать пищу.

Судя по свидетельствам не только еврейских, но и греческих и римских авторов, переходы в иудейскую веру в те времена были весьма распространены. Но численность новообращенных в источниках почти никогда не указывается.

Видимо, в каждый конкретный момент времени основную массу членов почти всех еврейских общин составляли люди, рожденные и воспитанные в иудаизме, хотя многие из них были потомками геров в том или ином поколении. Нередко они даже не знали об этом. Родители скрывали от детей, что дед или бабушка были герами. Будь геры большинством, они внесли бы в иудаизм какие-то элементы своих прежних обрядов и верований. Но этого не произошло – иудаизм распространялся не таким способом и не столь широко, как отделившееся от него христианство.

Христианские проповедники, обращали в свою веру целые народы, признавая христианскими древние обряды, которые были дороги этим народам, и, по мнению Церкви, приемлемы для христиан. Например, Армянская Апостольская Церковь сохранила обряд жертвоприношения баранов. Это сочетается с благотворительностью – мясо раздают нищим. Однако многим из христиан других конфессий этот обряд представляется странным.

Во многом благодаря такой тактике христианство стало мировой религией. Но, отчасти именно поэтому, оно разделилось на ряд Церквей, нередко враждовавших между собой. Очень уж различными были обычаи разных народов, которые Церковь признала христианскими.

Иудаизм распространился по многим странам, но почти во всех общинах остался единообразным. Занд считает восточно-европейских евреев–ашкеназов потомками принявших иудаизм хазар, а йеменских евреев рассматривает как арабов, обращенных в иудейскую веру. Однако у тех и других одни и те же священные книги, одни и те же молитвы, посты и обряды. Разумеется, одевались и питались они по-разному. Но при всем различии еврейской кухни в разных странах, она всегда подчинена одним и тем же правилам кашрута. Какой бы разнообразной не была еврейская одежда, она в любой стране изготовлялась c соблюдением «шаатнез» – запрета на смешение шерсти и льна.

Правда, эфиопские евреи, судя по цвету их кожи, происходят от прозелитов, возможно, смешавшихся с выходцами из Йемена, которые обратили их предков в иудаизм. Поэтому и сам иудаизм у них весьма специфический. До недавнего времени им была неизвестна книга Эстер. Они делали обрезание не только мальчикам, но и девочкам. Имеется в виду удаление клитора. Этот обычай распространен у многих африканских племен, но совершенно чужд иудаизму. Поэтому Верховный раввинат Израиля не сразу признал репатриантов из Эфиопии «настоящими» евреями и даже предлагал им пройти гиюр. Они с негодованием отвергли это предложение.

Разница между ашкеназийским и сефардским религиозным ритуалом крайне незначительна по сравнению с различиями между православным, католическим и протестантским богослужением. Ашкеназы и сефарды никогда не считали друг друга иноверцами, во все времена вступали друг с другом в браки. В России же до Петра I православным категорически запрещались браки с католиками и протестантами.

Античные авторы сообщают об огромной численности евреев в диаспоре. В начале I века н. э. Филон Александрийский писал, что в его родном Египте проживает миллион иудеев. Сам Занд считает, что эта цифра преувеличена, но при этом почему-то полагает, что еврейское население в Египте было более многочисленным, чем в Иудее, которая, по его же мнению, была способна прокормить до миллиона жителей. Хотя Иосиф Флавий писал, что только в Галилее, то есть в северной части Иудеи, проживало три миллиона человек. Занд вполне резонно считает, что все статистические сведения у Иосифа Флавия, Филона, Диона Кассия и других античных авторов, сильно завышены.

Христианский историк Григорий Бар Хебреус, который жил в Сирии в XIII веке и возможно, был сыном крещеного еврея, писал, что по переписи 48 г. н. э., в Римской империи проживало 6 миллионов 944 тысячи евреев. Если поверить в эту цифру, то с учетом еврейских общин в Вавилонии и других странах, не входивших в Римскую империю, число евреев во всем мире составляло около 8 миллионов. Но даже Занд в это не верит.

Некоторые историки считают, что эта огромная цифра включает не только иудеев, (как рожденных в иудаизме, так и новообращенных), но и «сочувствующих» которых называли «богобоязненными» (по-гречески «себоменой»). Об этих людях, исполнявших лишь некоторые основные заповеди (законы сынов Ноя для праведных неевреев), пишет и сам Занд, называя их полупрозелитами. По-видимому, их было гораздо больше, чем настоящих прозелитов, которые стали соблюдать все заповеди, прошли гиюр и были приняты в еврейские общины как «геры», то есть, новообращенные. Однако Тацит, Ювенал и другие нееврейские авторы, которые писали о частых обращениях в иудаизм в античную эпоху, и на которых ссылается Занд, вряд ли понимали разницу между полупрозелитами и настоящими прозелитами.

«Сочувствующие» посещали синагоги, читали Тору в греческом переводе, совершали паломничества в Иерусалимский храм и жертвовали на Храм большие деньги, но не были полноправными членами общин. С точки зрения еврейского закона они считались «сынами Ноя», то есть праведными неевреями. Согласно устной и письменной Торе евреям запрещено вступать в брак с неевреями, даже если последние является «сынами Ноя».

На стр. 299 Занд цитирует слова Иосифа Флавия из того же сочинения «Против Апиона»: «Многие из них [эллинов] приняли наше вероучение, но лишь некоторые остались ему верны, другие же, не выдержав бремени наших законов, вернулись на старый путь». Иудаизм никогда не был религией, подходящей для массовых обращений, – иначе «бремя законов» было бы облегчено, как это сделали христиане по совету апостола Павла.

Не вызывает сомнений массовый характер обращений в иудаизм только в самом еврейском государстве, которое вновь стало независимым в 142 гг. до н. э. в результате Маккавейских войн. В 125 г. до н. э. Иоханан Гиркан (племянник Иуды Маккавея) завоевал Эдом, иначе называемый Идумеей, т. е., Северный Негев. Гиркан силой обратил в иудаизм жителей этого региона – идумеев. В 104 г. до н. э. сын Гиркана Иуда Аристобул присоединил к своим владениям Галилею и вынудил племя итуреев, проживавшее в этом крае, принять иудейскую веру. Однако эти народы не сопротивлялись обращению. Идумеи происходили от Исава (он же Эдом), то есть от брата Яакова (он же Израиль), родоначальника 12 израильских колен. Возможно, что итуреи были потомками жителей Израильского царства, завоеванного Ассирией в 722 г. до н. э., хотя сам Занд приписывает им финикийское или аравийское происхождение. Так или иначе, эти два народа близко родственны иудеям.

После завоевания Иудеи Помпеем (63 г. до н. э.) они могли вернуться к язычеству. Римляне отделили от Иудеи некоторые территории с нееврейским населением, взяв их под свое прямое управление, ограничили власть марионеточного правителя страны Гиркана II и не признали за ним царского титула. Действуя по известному римскому принципу «разделяй и властвуй» они могли только приветствовать отход идумеев и итуреев от иудаизма, который как раз в то время известный римский оратор Цицерон в одной из своих речей назвал «варварским суеверием». Старики в Идумее, а в Галилее – даже и не очень пожилые люди еще помнили свое языческое детство и молодость. Однако как идумеи, так и итуреи остались верны иудаизму и стали интегральной частью еврейского народа. Если идумеи еще долго, вплоть до Иудейской войны, оставались особой группой среди иудеев, то само название «итуреи» исчезло вскоре после их обращения в иудаизм. В Галилее и до обращения итуреев существовало иудейское меньшинство, о чем пишет и сам Занд. Есть основание полагать, что в I веке до н. э. в этот благодатный край переселилось выходцы из окрестностей Иерусалима.

Из евангельского рассказа о том, что Иосиф и его жена Мария, жившие в галилейском Назарете, должны были ехать для прохождения устроенной римлянами переписи населения в Вифлеем, можно понять, что Иосиф прежде жил в Вифлееме (Бейт-Лехем, к югу от Иерусалима), а затем переселился в Галилею, но, согласно тогдашним бюрократическим правилам, должен был проходить перепись по месту «прописки».

Из среды идумеев и галилеян вышли некоторые еврейские мудрецы, например, рабби Акива, а также многие участники восстаний против Рима.

В 70 году н. э., во время Иудейской войны, римляне разрушили Иерусалимский Храм. «Восстание диаспоры» в 115-117 гг. в Египте, Киренаике и на Кипре, а также восстание Бар-Кохбы в самой Иудее в 132-135 гг. были потоплены в крови. У тех неевреев, которые прежде сочувствовали иудаизму, вера в Бога, который не спас свой Храм и не защитил свой народ от язычников, пошатнулась.

Еще до этого в иудаизме возникло движение, которое стало новой религией – христианством. Христианские представления о Боге отличались от иудейских. В частности, первые христиане считали, что Богу уже не нужен Храм. Для желающих принять единобожие (монотеизм), которые уже могли выбирать между двумя религиями, это был сильный довод в пользу новой веры. Согласно учению апостола Павла, для неевреев, принимающих христианство, не требовалось обрезания. Иудеи же настаивали на соблюдении герами (то есть, людьми, обращенными в иудаизм) всех еврейских заповедей.

В таких условиях от «ядра» еврейской диаспоры отпала почти вся ее полупрозелитская «периферия». Интернациональное христианство («ни Эллина, ни Иудея») оказалось для этих людей намного более подходящей религией, чем национальный иудаизм с его многочисленными заповедями. Это не значит, чтобы они были против самой идеи «избранного народа». Однако иудеи, которые терпели поражение за поражением, явно не годились в глазах бывших «иудействующих» на эту роль. Избранным народом они скорее могли считать римлян, которые не только победили иудеев, но и покорили большую часть тогдашнего цивилизованного мира.

Иудаизм в Римской империи был разрешенной религией, но император Домициан (младший брат Тита, который разрушил Иерусалим) запретил римлянам переходить в эту веру и даже казнил своего родственника Климента за «соблюдение еврейских обрядов». Некоторые историки утверждают, что Климент был христианином. Пока римляне считали христиан иудейской сектой, обращение в эту веру каралось как переход в иудаизм.

Во втором веке пути двух религий окончательно разошлись. Христиане уже не надеялись на то, что евреи в обозримом будущем признают Иисуса. Они считали, что еврейское государство и Храм пали в наказание за распятие Иисуса и не должны быть восстановлены. Это возмущало евреев. Кроме того, они не хотели становиться жертвами гонений на христиан, вызванных главным образом тем, что последние обращали в свою веру все больше людей, а римляне долго не понимали разницу между иудаизмом и христианством.

После Иудейской войны и восстания Бар-Кохбы таких частых обращений, как в конце эпохи Второго Храма, уже не могло быть. Переход в иудаизм, как и в христианство, карался смертью, но само христианство было для новообращенных намного привлекательнее иудаизма. Синедрион, который после разрушения Иерусалима заседал в Явне (около Тель-Авива), а затем в Галилее и был официально признан римскими властями, не хотел раздражать римлян новыми обращениями и все более ужесточал правил гиюра.

 

§ 5. Изгнание иудеев из Иудеи происходило поэтапно

Занд считает, что ни разрушение Второго Храма, ни подавление восстания Бар-Кохбы не сопровождалось массовым изгнанием еврейского народа с его исторической родины. Действительно, римляне не изгоняли иудеев из Иудеи так, как это происходило в Англии в 1290 г., во Франции в 1394 г., в Испании в 1492 г. и во многих других средневековых государствах, правители которых издавали указы, предписывающие всем евреям покинуть страну либо креститься. Однако во время войн с римлянами сотни тысяч иудеев бежали из страны, чтобы спастись от смерти или рабства. По-видимому, эти беженцы не создали ни одной новой общины – они были приняты уже существующими общинами. Эти же общины выкупали обращенных в рабство иудеев. Вернуться на родину после окончания войн могли далеко не все беженцы – у многих были разрушены дома, разграблено все имущество, а их земельные участки заняты римскими солдатами или нееврейскими переселенцами.

После Иудейской войны (66-73 гг.) еврейские общины в Египте, в Киренаике и на Кипре сильно увеличились за счет приема беженцев из Иудеи. В 115 г. они подняли бунт, известный как «восстание диаспоры», хотя в нем принимали участие и неевреи. Восставшие жестоко мстили за разрушение Храма. После подавления этого восстания (117 г.) в Египте и Киренаике еврейское население сильно сократилось, а на Кипре вообще было полностью уничтожено. С тех пор нигде в Римской империи, кроме самой Иудеи, уже не было больших еврейских общин, способных поднимать мятежи.

После восстания Бар-Кохбы (132-135 гг.) значительное еврейское население осталось только в Галилее, которая, по-видимому, не принимала участия в этом восстании. Впоследствии там время от времени еще вспыхивали мятежи, но уже гораздо меньшего масштаба. Последнее из этих восстаний произошло в 614 г. во время войны между Персией и Восточной Римской империей – Византией.

На юге страны, то есть в собственно Иудее, после Бар-Кохбы осталось слишком мало иудейского населения, чтобы бунтовать против римлян, а в Иерусалиме евреям очень долгое время вообще запрещалось проживать.

После Иудейской войны, восстаний диаспоры и Бар-Кохбы сотни тысяч евреев, как из Иудеи, так и из других восточных провинций Римской империи бежали в Вавилонию (нынешний Ирак), где издревле существовала значительная община, состоящая из потомков тех иудеев, которые не вернулись в Иерусалим после «Вавилонского плена». Переселение евреев в Вавилонию продолжалось и в последующие века, поскольку персидские цари, которым подчинялась эта страна, относились к ним гораздо лучше, чем римские императоры.

После того, как господствующей религией в Римской империи в IV веке стало христианство, имперские власти, как светские, так и духовные, всячески принуждали евреев к крещению, особенно в Эрец Исраэль. Для христиан – это Святая Земля и они не жалели сил, чтобы сделать ее христианской. В Эрец Исраэль строились церкви и монастыри, в страну приходили массы христианских паломников. Многие из них там оставались на постоянное место жительства. Евреев же разными способами заставляли либо принимать христианство, либо покидать свою историческую родину. Как раз в это время (V-VI века) увеличивается еврейское население в Вавилонии и на Аравийском полуострове, особенно в Йемене. Это может быть результатом не только прозелитизма, но и вынужденной эмиграции из Эрец Исраэль.

Вавилония постепенно стала демографическим и культурным центром еврейского мира. Духовная гегемония вавилонского еврейства по отношению к остальной диаспоре выразилась в том, что весь еврейский мир признал Вавилонский Талмуд, завершенный к концу V века, более авторитетным сводом законов устной Торы, чем Иерусалимский Талмуд, написанный примерно на сто лет раньше.

§ 6. От приема новообращенных народ пополняется, а не растворяется

Шломо Занд считает, что североафриканские и даже испанские евреи произошли от пунийцев и берберов, принявших иудаизм. По его версии, после «восстания диаспоры», некоторые иудейские прозелиты из Египта и Киренаики бежали или переселились дальше на запад – в нынешний Тунис и стали успешно проповедовать иудаизм. Обитавшие там потомки карфагенян, которых римляне называли пунийцами, говорили на языке, близком к ивриту и поэтому оказались хорошо подготовленными к обращению в иудаизм, что и обеспечило успех иудейского миссионерства на территории Туниса.

Занд, видимо, забыл свои неоднократные упоминания о том, что члены иудейских общин в Египте и Киренаике были грекоязычными (из чего он сделал вывод, что они состояли из прозелитов). Это никак не могло способствовать успеху их миссионерской деятельности среди пунийцев, то есть, африканских финикийцев. Не важно, что те происходили не от карфагенян, которые были частью перебиты, частью проданы в рабство римлянами еще во II веке до н. э., а от жителей других финикийских колоний в Тунисе, например, Утики. Язык «пунийских прозелитов» был действительно близок к ивриту, но сами «иудейские миссионеры» (если они вообще существовали) владели лишь греческим языком, поскольку были выходцами из Александрии и Кирены, где евреи говорили только по-гречески.

Через несколько веков, когда христианство уже стало государственной религией Рима, по версии Занда, иудаизм распространился еще дальше на запад – в него стали обращаться кочевые берберские племена. Занд не указывает, что в VII веке к берберам-прозелитам присоединились евреи, бежавшие из Испании, где их пытались насильственно обратить в христианство. На территории нынешних Алжира и Марокко возникло иудейско-берберское государство. В конце VII века его правительница царица Дахия-аль-Кахина вела долгую и ожесточенную борьбу с арабами-мусульманами, которые вторглись в северную Африку, но в итоге была побеждена и погибла в бою. Ее государство было завоевано арабами.

Оказавшись под властью мусульманских правителей, многие берберские прозелиты перешли в ислам, но какая-то часть осталась верна иудаизму. Занд считает, что от них и происходят евреи стран Магриба. Во второй половине XX века, после того как Франция дала независимость своим североафриканским колониям, почти все евреи покинули этот регион. Алжирские евреи, которые еще в XIX веке стали французскими гражданами, переселились в Марсель и Париж, а марокканские – главным образом в Израиль.

Занд правда не упоминает о том, что в Марокко евреи делились на две группы общин – «туземных», которые обитали там с древних времен, включая и потомков берберов-прозелитов, и «испанских», которые поселились в этой стране после изгнания евреев из Испании и Португалии в конце XV века. Для него это не имеет значения, поскольку основным элементом, из которого сложилась испанская еврейская диаспора, он считает обращенных в иудаизм берберов, которые пришли в Испанию вместе с арабами-завоевателями в начале VIII века.

Конечно, арабы могли включить побежденных ими берберов в свое войско. Так поступали Чингиз-Хан и многие другие завоеватели с покоренными ими народами. Но для того, чтобы берберы-иудеи, которые только что сражались против арабов под предводительством Дахии-аль-Кахины, стали под зеленые знамена арабских войск, эти берберы должны были, подобно сыновьям отважной царицы, принять ислам. Они могли участвовать в арабском завоевании Испании, могли остаться в этой стране, но никак не могли присоединиться к испанским еврейским общинам.

Занд считает, что евреи, которые жили в Испании до прихода арабов, тоже были прозелитами, правда, не берберского, а местного происхождения. В VII веке правившие страной готские короли жестокими мерами принуждали евреев к переходу в христианство, из-за чего евреи впоследствии поддержали арабов. Однако Занд почему-то «забыл», что в 633 году поместный собор испанской церкви в Толедо постановил, что законы, запрещающие иудеям занимать должности, дающие им власть над христианами, должны распространяться и на крещеных евреев. Ровно за 1 300 лет до прихода Гитлера к власти первый в истории антиеврейского законодательства расистский закон ограничил права евреев не только по признаку вероисповедания, от которого можно отречься, но и по критерию происхождения. Если бы испанские евреи были такого же этнического происхождения, как и те священники и епископы, которые приняли этот закон, то после обращения в христианство они ничем не отличались бы от тех, кто их обратил. Ведь «кровь» и у тех, и у других одна и та же, испанская. Однако выкресты были лишены права занимать государственные должности не из-за веры, от которой они отреклись, а именно из-за «крови».

В VIII веке власть над Испанией перешла к мусульманам, и эти расистские законы перестали применяться. Но когда после многовековых войн, Испания вновь стала христианской, ее духовные и светские власти вспомнили о древнем соборном постановлении, которого никто не отменял. В XV и XVI веках были приняты законы о «чистоте крови», запрещающие поступать на государственную службу не только крещеным евреям, но также их детям, внукам и даже правнукам от смешанных браков.

Занд, который знает об этом, считает, что евреев объединяет только общая религия, но не общее происхождение. Однако и сами евреи, и неевреи придерживались иного мнения.

Занд разделяет точку зрения некоторых еврейских и нееврейских историков, согласно которой восточноевропейские евреи-ашкеназы являются потомками тюркского племени хазар, принявшего иудаизм в VIII-IX веках.

Происхождение еврейских общин в элиннистических государствах, в Римской империи, в Йемене, в Северной Африке и в Испании не вполне ясно. Эти общины сложились в очень глубокой древности, их история на ранних этапах плохо документирована. Лишь немногие из этих общин непрерывно существовали до наших дней.

Совсем иначе дело обстоит с ашкеназийским еврейством. Оно возникло относительно недавно, примерно в X веке. В конце XIX века ашкеназы, говорившие на идиш, составляли около 80 % мирового еврейства. Почти все шесть миллионов жертв Холокоста были ашкеназами. Однако даже и после этой страшной катастрофы, потомки ашкеназов составляют около половины еврейского населения Израиля и подавляющее большинство еврейства диаспоры, то есть, России, других стран СНГ, США, Канады, Австралии, Западной Европы, за исключением Франции, где около 70 % еврейской общины составляют сефарды – выходцы из стран Магриба и их потомки. Правда, идиш почти вышел из употребления. Но откуда взялись сами ашкеназы?

§ 7. Кому и зачем нужна теория хазарского происхождения восточноевропейских евреев?

Теория хазарского происхождения восточно-европейских евреев появилась в XIX веке.

Хазары были тюркским народом, который пришел из глубин Азии, и осел в низовьях Волги, где они перешли к оседлому образу жизни и в VI-VII веках создали сильное государство – Хазарский каганат со столицей в городе Итиль, недалеко от Астрахани. Впоследствии хазары покорили многие страны и народы. В их империю входил почти весь Крым и большая часть Северного Кавказа, им платили дань многие тюркские, угро-финские и славянские племена, в том числе поляне, жившие в районе Киева.

В VIII-IX веках правители Хазарии – каганы, а также некоторые знатные хазары перешли в иудаизм. Но они не обращали в принятую ими религию весь свой народ, как это произошло при крещении Руси. В это время еврейский мир уже признал авторитет Талмуда с его очень строгими правилами гиюра, при которых массовые обращения совершенно невозможны, что видно и на примере нынешнего Израиля.

В Хазарию переселилось множество евреев из Византийской империи и мусульманских стран, где они подвергались преследованиям и правовым ограничениям. Переселенцы считали эту страну новым Израилем, но Хазария стала не еврейским государством, а лишь государством с иудейским правительством.

Какая-то часть хазар приняла ислам, какая-то – христианство, но основная масса простого народа осталась в язычестве. В Хазарии соблюдалась веротерпимость. В городе Итиль были семь судей – двое для иудеев, двое – для христиан, двое – для мусульман, один – для язычников. Все они судили по законам своих религий.

После поражения, нанесенного хазарам киевским князем Святославом в 965 году, они обратились за военной помощью к правителю мусульманского государства Хорезм в Средней Азии. Он согласился предоставить помощь, но лишь при условии обращения хазар в ислам. Хазарские власти приняли это требование. Возможно, что некоторые из хазар-иудеев не согласились перейти в ислам. Не исключено, что часть из них переселилась в Крым. Во всяком случае, там еще около 50 лет существовало маленькое иудейско-хазарское государство – обломок прежней великой империи. Оно было разгромлено русскими и византийцами в 1 016 году. Последние сведения о другом – хазарско-мусульманском обломке этой империи в низовьях Волги относятся к середине XI века. Однако Занд почему-то считает, что это государство просуществовало еще двести лет (хотя ни в каких источниках оно больше не упоминается) до монгольского нашествия в середине XIII века. В период упадка хазарского государства и особенно после его полного исчезновения хазары-иудеи переселились в Польшу, Венгрию, Литву, на Украину и в Белоруссию. От них, по его мнению, и происходят восточноевропейские евреи, то есть, ашкеназы.

Одним из сторонников теории хазарского происхождения ашкеназов был известный израильский историк Авраам Полак. Эта версия в очередной раз приобрела популярность благодаря книге писателя и журналиста Артура Кестлера «Тринадцатое колено».

Хотя некоторые серьезные ученые верят в «хазарскую теорию», она весьма уязвима для критики. Если предками ашкеназов были обращенные в иудаизм тюркоязычные хазары или просто евреи, веками жившие среди тюрков, то в язык ашкеназов – идиш неминуемо попало бы множество тюркских слов. В русском языке есть немало таких слов – артель, башмак, алмаз, казна, батрак, балда, сазан, таракан, баклажан, балаган, сундук, урюк, утюг, чубук, чугун, башлык, ярлык, балык, шашлык, каланча, парча, саранча и множество других. Эти заимствования появились из-за многовекового соседства русских с татарами и другими тюркскими народами, тесного бытового общения и частых смешанных браков.

Занд же приводит «ключевое» слово на идиш, которое, по его мнению, образовано от тюркского корня, а именно глагол «давнен» – молиться. Это слово он считает «ключевым», поскольку оно относится к религиозной жизни. Но одно слово (и даже десяток слов) ничего не доказывает. Слово «дат» (в ашкеназийском произношении «дос») тоже относится к религиозной жизни. Оно означает «вера» или «религия». Это слово попало в иврит в те времена, когда евреи жили под властью персидских царей. Тогда оно означало «царский указ» или «закон», позже евреи стали понимать его как «религиозный закон» или «религия». Занд упоминает о персидском происхождении этого слова, но не делает из этого вывод о том, что евреи якобы являются потомками персов, принявших иудаизм. Спасибо ему хотя бы за это.

Идиш как язык возник в Германии в X–XIII веках на основе смешения средненемецких диалектов (в наше время – около 70 % всей лексики) с множеством слов из древнееврейского языка (вместе с арамейскими – примерно 20 %). Позднее, по мере расселения евреев в Восточной Европе к ним добавились славянизмы (около 10 %). Такая структура характерна для современного идиша. В мемуарах Глюкель из Гаммельна, написанных на идише в начале XVIII века, древнееврейские слова составляют около 30 %.

Однако практически никакие другие тюркизмы, кроме «давнен» в идиш почему-то не попали. Это показывает, что в этногенезе ашкеназов потомки хазар и (или) евреев, живших среди хазар, могли играть лишь весьма скромную роль.

История расселения ашкеназов достаточно хорошо изучена. В Германии первые документальные упоминания о евреях относятся еще к IV веку. Уже тогда существовала еврейская община в Кёльне, который в то время был римской пограничной крепостью. Однако после Великого переселения народов в V веке, когда варвары разрушили римские города, о евреях в Германии долгое время ничего не было слышно. Лишь в X веке в стране снова появляются постоянные еврейские поселения.

Первые сведения о существовании еврейских общин в Польше, относятся к XII-XIII векам. В 1264 году группа евреев из Германии, поселившихся в городе Калиш (Западная Польша), получила привилегию от князя Болеслава Благочестивого. Еврейская община в тогдашней польской столице – Кракове впервые упоминается еще раньше – в 1234 году. Вероятно, что евреи пришли в Краков тоже из Германии.

В статье «Демография» из «Краткой Еврейской энциклопедии», изданной в Израиле на русском языке, указывается, что в 1 300 году на всей территории Польши, Литвы, Украины и Белоруссии проживало лишь 5 тысяч евреев. Но даже и эта скромная цифра может быть завышенной. В XIV веке появляются сведения о еврейских общинах в Познани, Сандомире, во Львове (который тогда принадлежал Польше) и некоторых других польских городах. В Великом княжестве Литовском, которое, кроме самой Литвы, включало Белоруссию и часть Украины, евреи жили в Тракае, в Бресте, в Гродно, в Луцке. В конце XIV века Польша и Литва заключили династический союз (Кревская уния). В это время в объединенном государстве насчитывалось лишь 13 еврейских общин.

В XV веке евреи подвергались преследованиям и были изгнаны из многих городов и земель Германии, Австрии и Чехии. В этом столетии в Польском королевстве возникло примерно сорок новых общин. В Великом княжестве Литовском в тот же период появляются первые упоминания о евреях в Киеве, в Минске и еще в нескольких городах. В конце XV столетия в Польском королевстве проживало 18 тысяч евреев, а в Великом княжестве Литовском – 6 тысяч. Всего в Польше и Литве – 24 тысячи (0,6 % всего населения). (Zebrowski, Rafal. Dzieje Zydow w Polsce: Kalandarium [History of the Jews in Poland: A Calendar]. Warszawa: Zydowski Institut Historyczny w Polsce, 1993. S. 13-50).

В Польше практически все общины были созданы выходцами из Германии, а также из Чехии – страны, в которую евреи тоже пришли из немецких земель. В Литве некоторые общины могли иметь восточное происхождение. В конце XIV века литовский князь Витовт переселил в Тракай евреев-караимов, которых он увел из Крыма, как пленников. Но караимы не происходят от хазар. Хазарские правители приняли раввинистический, а не караимский иудаизм. Впоследствии в Тракае жили не только караимы, но и раввинисты. Не исключено, что некоторые из них, а также часть членов других еврейских общин в Великом княжестве Литовском тоже были потомками переселенцев из Крыма.

За несколько веков до этого часть Крыма входила в Хазарский каганат. Однако евреи жили в Крыму задолго до того, как этот полуостров попал под власть Хазарии. Возможно, что именно под влиянием крымских евреев хазарские каганы приняли иудаизм. Но сами этнические хазары, как народ, жили в низовьях Волги, то есть, очень далеко от Крыма, который подчинялся им только политически. Приписывать всем крымским евреям хазарское происхождение – явная натяжка. Они намного древнее, чем сами хазары.

Такой же натяжкой будет приписывание всем евреям Великого княжества Литовского крымского происхождения. В Крыму евреи (как караимы, так и крымчаки-раввинисты) до недавнего времени говорили на двух разных тюркских наречиях. Однако это просто результат их длительного проживания среди крымских татар. Практически полное отсутствие тюркизмов в идише доказывает, что доля потомков крымских евреев среди ашкеназов была незначительной.

В 1495 году евреи были изгнаны из Великого княжества Литовского. Общины Бреста, Гродно, Трок перебрались в Польшу, а киевская община – в Крым. В 1503 году указ об изгнании был отменен. Изгнанники стали возвращаться на родину. Однако вместе с ними в Литве, в Белоруссии, на Украине стали массами селиться польские, чешские и немецкие евреи-ашкеназы, в том числе и в таких местах, где прежде еврейских общин вообще не было. Остатки прежнего литовского еврейства, возможно, имевшие какие-то крымские (не исключено, что отчасти и хазарские) корни растворились среди ашкеназов и перешли на идиш.

В XVI веке возникают сотни новых еврейских общин – и в самой Польше, и к востоку от нее – в Литве, на Украине и в Белоруссии. В этом столетии Речь Посполитая, то есть, Польша и Литва, которые окончательно объединились по Люблинской унии 1569 года, становится демографическим и духовным центром мирового еврейства. По данным о налогообложении от 1578 года число евреев в этой огромной стране оценивается уже более чем в 100 тысяч человек.

Процессу постепенного расселения евреев в Речи Посполитой посвящена написанная И. Шиппером глава 2-я в 11-м томе «Истории еврейского народа». Этот том, в котором описывается история евреев в Польше и Литве (авторы С. Дубнов, М. Вишницер, И. Шиппер и др.) вышел в свет в Москве в 1915 году. Там указано, когда были основаны или впервые упоминаются в источниках те или иные еврейские общины, откуда пришли евреи в те или иные места, приводятся оценки численности еврейского населения с XV по XVIII век.

Занд утверждает, что еврейские общины в Германии были слишком малы, чтобы иммигранты из них могли положить начало многотысячному польско-литовскому еврейству. Но он явно не разбирается в демографии.

По его словам, в XI-XIII веках евреи жили только в западных, прирейнских областях Германии и их общее число в этом регионе составляло лишь несколько тысяч. Правда, в Краткой Еврейской энциклопедии число евреев в Германии (вместе с Австрией, Чехией, Швейцарией и Нидерландами) в 1 300 году оценивается в 100 тысяч, но, по мнению Занда, они не могли эмигрировать в Польшу и Литву в таких количествах, чтобы в результате этой миграции возникло многотысячное восточноевропейское еврейство. Из этого Занд делает вывод, что основная масса еврейских иммигрантов пришла с Востока, из Хазарии.

Однако бурный рост численности польско-литовского еврейства, который начался в XVI веке, никак нельзя объяснить миграцией из Хазарии, потому что, даже по версии Занда, это государство окончательно распалось еще в XIII столетии. К тому же достоверные сведения есть только о переселении евреев (да и то главным образом караимов, которые явно не были потомками хазар) из Крыма в конце XIV века. В Литве они основали несколько небольших общин.

Существует множество польских и еврейских документов, в которых упоминается иммиграция евреев с запада – из Германии, из Австрии, из Чехии в XIII, XIV, XV веках. Тогда основная масса иммигрантов оседала в Польше, и мало кто из них шел дальше на восток. Пик иммиграции пришелся на XVI столетие. В это время, кроме ашкеназов, стали приезжать небольшие группы сефардов из Италии, Испании и Португалии. Иммигранты селились не только в Польше, но и в Литве, на Украине и в Белоруссии.

Даже в XVII и XVIII веках в страну продолжали переселяться немецкие, чешские и австрийские евреи. Многие из них бежали от ужасов Тридцатилетней войны (1618-1648 гг.). В 1670 г. еврейские общины Речи Посполитой пополнились за счет евреев, выселенных из Вены, а в 1745 г. – за счет изгнанников из Праги.

Самые большие группы иммигрантов вряд ли превышали несколько сот человек. Одна из таких групп прибыла в начале XVI века в Краков из Чехии как организованная община со своим раввином. Это вызвало конфликт с местными евреями и разделение краковской общины на две части.

Переселение целыми общинами обычно имело место в результате гонений, которым подвергались евреи на прежнем месте жительства. Наряду с этим, многие евреи мигрировали и в индивидуальном порядке, отдельными семьями. Такие случаи обычно не фиксировались в документах, если только приезжий еврей не был раввином, богатым купцом или другой важной персоной. Как правило, индивидуальная миграция вызывалась не преследованиями, а экономическими причинами.

Суммарная численность еврейских иммигрантов, прибывших в Польшу и Литву в течение нескольких веков, вряд ли превышала 20 тысяч человек. Однако в XVI веке в стране сложились благоприятные условия для увеличения естественного прироста еврейского населения.

Занд пишет, что в то время как в Западной Европе численность евреев была более или менее стабильной, в Восточной Европе (то есть, в Речи Посполитой) она быстро увеличивалась. Он не может объяснить этот парадокс ничем другим, кроме «хазарской» иммиграции, так же как рост численности еврейской диаспоры в античную эпоху относит исключительно на счет прозелитизма. И в том и в другом случае он обнаруживает полное непонимание демографических закономерностей.

В средние века в Германии и других странах Западной и Центральной Европы евреи, как правило, жили в гетто – замкнутых кварталах, чаще всего состоящих из одной улицы. Территорию гетто нельзя было расширять, Создавать новые общины в этих странах было почти невозможно, да и старые общины нередко изгонялись или даже физически уничтожались, особенно во времена крестовых походов и «Черной смерти». Кроме того, евреям, как правило, разрешалось заниматься лишь ростовщичеством и торговлей подержанным платьев. Число ростовщиков или старьевщиков, которые могли найти себе клиентов в одном городе, было очень ограничено. Поэтому и численность еврейского населения этих стран была невелика.

Еврейские семьи были многодетными, однако лишь один из детей мог унаследовать родительскую «хазаку». Хазака – это признанное общиной монопольное право лица на занятие каким-либо промыслом, приносящим доход, или на аренду жилья, которое почти всегда принадлежало домовладельцам-христианам. В то время евреям в странах Западной и Центральной Европы запрещалось владеть недвижимостью даже в гетто.

Многие евреи, которые не получали от своих отцов «хазаку», переселялись в Польшу и Литву. В этих странах условия жизни евреев были значительно лучше: они имели право владеть недвижимостью, торговать любыми товарами, заниматься различными ремеслами.

В XIII-XIV веках евреи приходили в Польшу вместе с немецкими переселенцами, которых польские короли пригласили в свою страну (как и евреев) для развития городской жизни, торговли, ремесел, и, в конечном счете, для пополнения своей казны. Кстати, Занд, который вполне резонно признает данные античных авторов о численности евреев преувеличенными, пишет на стр. 428, что «примерно четыре миллиона немцев эмигрировали в Польшу из Восточной Германии». Но к концу XV века все население Польши и Литвы, включая немецких и еврейских переселенцев, составляло около четырех миллионов человек. Население главных городов действительно было тогда в основном немецким, но сами эти города были очень небольшими. Даже в столице страны Кракове насчитывалось лишь около восьми тысяч жителей, а в Познани – всего четыре тысячи. Евреи составляли и в том, и в другом городе примерно четверть населения.

Можно было бы не обращать внимания на некомпетентность Шломо Занда в демографии, если бы он не использовал для подтверждения своего мнения о прозелитском происхождении общин диаспоры демографический аргумент, то есть, тезис о невозможности естественного прироста еврейского населения.

До конца XV века польские евреи жили главным образом в городах, где большинство населения составляли немцы или потомки немцев. Поэтому евреи и не перешли с идиша, который на 70 % состоит из немецких слов, на польский язык.

Органы городского самоуправления – магистраты, состоящие главным образом из богатых немцев, пытались запереть их в гетто, как и в Германии. В некоторых городах, например в Кракове, Познани и Львове действительно были созданы гетто. Кроме того, христианские купеческие союзы – гильдии, пытались запретить евреям торговать некоторыми товарами, а ремесленные цеха силовыми методами боролись с еврейской конкуренцией. В этой борьбе их поддерживали магистраты, членами которых были представители цехов и гильдий.

Магистраты некоторых городов, в том числе и Варшавы, выхлопотали у польских королей привилегии «недопущения иудеев». Из этих городов евреи были изгнаны.

Поэтому в XVI веке евреи стали переселяться из Польши в Литву, на Украину, в Белоруссию, то есть, в регионы, практически не затронутые немецкой колонизацией. Цеховая и гильдейская система там была слабо развита и почти не мешала еврейской экономической активности. В 1539 году король Сигизмунд передал евреев, живущих на частновладельческих землях, под юрисдикцию их владельцев. Многие евреи, как в самой Польше, так и в Литве, на Украине и в Белоруссии поселились не в городах, а в местечках, принадлежавших знатным панам. Паны охотно позволяли евреям жить на своих землях, ожидая от них дохода.

В местечках все население состояло из евреев. Там не было ни цехов, ни гильдий, ни магистратов, которые ставили евреям палки в колеса. Кроме того, в отличие от больших городов, местечки не были окружены стенами. Их территория могла расширяться по мере роста населения. В XVI, XVII и XVIII столетиях возникли сотни еврейских местечек.

К 1676 году, несмотря на большие потери, понесенные еврейскими общинами от погромов 1648 года, устроенных казаками Хмельницкого, число евреев в Речи Посполитой достигло, судя по данным о налогообложении, – примерно 182 тысяч. (История еврейского народа. Том 11. М., 1915, стр. 116). Согласно проведенной польскими властями переписи 1764-1766 годов (первый, относительно надежный источник демографической информации) – в стране проживало уже 750 тысяч евреев – около 7 % всего населения. (Zebrowski, Rafal. Dzieje Zydow w Polsce: Kalandarium [History of the Jews in Poland: A Calendar]. Warszawa: Zydowski Institut Historyczny w Polsce, 1993. S. 13-50).

Таким образом, за период с последнего десятилетия XV века до шестидесятых годов XVIII столетия, численность евреев в Речи Посполитой увеличилась более чем в тридцать раз: с 24 тысяч до 750 тысяч, а все население страны – менее чем в три раза: примерно с 4 до 11 миллионов.

Может быть, Занд и этот прирост еврейского населения отнесет на счет иммиграции из Хазарии? Или на счет прозелитизма? Все известные историкам случаи перехода польских христиан в иудаизм в этот период можно пересчитать по пальцам, причем дело заканчивалось судом инквизиции. Возможно, были какие-то новообращенные (тоже очень немногие), которым удалось спастись от костра. Но для этого им пришлось бежать в Турцию. Число евреев в Польше в какой-то мере увеличивалось за счет иммиграции (в основном – с запада), но главным образом за счет естественного прироста.

Тот факт, что естественный прирост у евреев был гораздо более значительным (в процентном отношении), чем у окружающего населения, объяснялся, как и в античные времена, тем, что среди евреев не было социальных групп, которые себя вообще не воспроизводили или воспроизводили недостаточно.

Значительную часть христианского населения составляла домашняя прислуга. В деревнях это были крепостные, в городах – иногда и вольнонаемные. Среди слуг и служанок преобладали холостые мужчины и незамужние женщины. Господа обычно не разрешали им вступать в брак и не брали к себе на службу, даже по найму, семейных людей.

Евреи никогда не поступали в домашнее услужение к христианам. Напротив, многие богатые евреи сами нанимали служанок-христианок, хотя законы это запрещали. Если служанки в богатых еврейских семьях были еврейками, то в таких случаях речь идет о замужних женщинах из бедных семей или о вдовах, но не о старых девах.

Среди поляков было много духовных лиц, принявших обет безбрачия – католических священников, монахов и монахинь. Среди евреев подобная категория, не принимавшая участия в воспроизводстве населения, вообще не существовала.

Немалую часть христианского населения составляли солдаты. Как правило, вступать в брак они могли только по окончанию службы. Однако при бесконечных войнах того времени мало кто из них доживал до отставки. Евреи же были освобождены от военной службы.

В христианских семьях, как в Польше, так и в странах Западной и Центральной Европы, дом и земля доставались в наследство лишь сыну-первенцу, а если были только дочери – старшей из них. Все другие дети оказывались обездоленными.

По законам и обычаям того времени вступать в брак могли лишь мужчины, способные содержать семью, и девушки, имеющие приданое. Поэтому младшим сыновьям приходилось принимать духовное звание, поступать в домашнее услужение либо идти на военную службу. Младшие дочери становились служанками, чтобы заработать себе на приданое, либо (в католических странах) уходили в монастыри.

Браки у христиан были поздними. Мужчины женились в 28-30 лет, девушки выходили замуж в 25-26 лет. Те, кто не накопил достаточно денег для создания семьи, так и оставались в старых холостяках и старых девах. От 10 до 20% среди мужчин и женщин старше 50 лет составляли люди, никогда не состоявшие в браке.

У евреев же в эту эпоху браки были ранними и практически всеобщими. Жениться можно было после бар-мицвы, то есть, начиная с 13 лет, выходить замуж – с 12 лет. Число старых холостяков и старых дев было крайне незначительным. Никто не требовал от женихов и невест достижения экономической самостоятельности до вступления в брак. Браки устраивались родителями. В брачных договорах (ктуббах) в то время указывалось, чьи родители (мужа или жены) принимают в свой дом молодую пару и на какой срок (например, на три года), предоставляя ей комнату и полное содержание. Но и после окончания этого срока родители не выставляли своих женатых детей на улицу и не снимали их с довольствия.

У христиан разводы в то время были практически невозможны. Если брак оказывался крайне неудачным и супруги жили порознь, закон не разрешал им развестись и вступить в другие браки, в которых могли бы рождаться дети. Даже бесплодие не признавалось законной причиной для расторжения брака. Бездетных семей было много. Если один из супругов не мог иметь детей, то такой возможности лишался и другой, здоровый.

У евреев же разводы все-таки допускались, а бесплодие считалось одной из самых уважительных причин для этого. В таких случаях здоровые супруги могли иметь детей в новых семьях. Все это способствовало более высокой рождаемости среди евреев, чем среди христиан.

Есть основания полагать, что и смертность среди евреев могла быть меньше, чем среди христиан по причине более тщательного ухода за больными, за маленькими детьми, а также потому, что уже в то время одной из типично еврейских профессий была медицина. Кроме того, евреи не пьянствовали, не участвовали в войнах, не занимались тяжелым физическим трудом. Еврейский обычай мыть руки перед едой «нетилат ядаим» в какой-то мере защищал от заразных болезней.

В Польше, в Германии, в Австрии, в Чехии еврейское население росло гораздо быстрее, чем христианское. Поэтому в XVII-XVIII веках во многих немецких государствах были введены законы о максимальной численности еврейских семей, имеющих право жить в том или ином городе или провинции. Чтобы число этих семей не превышало установленных квот, в каждой семье разрешалось жениться только старшему сыну, как это было принято в христианских семьях. Евреи называли эти законы «фараоновскими» и, разумеется, находили способы обходить их. (См.: Синельников А.Б. Трансформация семьи и развитие общества. М.: издательство «Книжный дом – Университет», 2008, стр. 221-230).

И в античные времена, и в средние века, и даже в XVIII веке, в тех странах, где не было погромов, изгнаний, запирания в гетто и насильственного обращения в другую религию, еврейское население даже и без учета прозелитизма росло быстрее, чем окружающее население.

Многие восточноевропейские евреи носили и до сих пор носят фамилии Берлин, Гамбург, Нюренберг, Прагер (житель Праги), Ганновер, Гессен, Минц (от города Майнц), Гинзбург (от города Гюнцбург в Баварии), Винер (житель Вены), Фридланд, Лифшиц (от чешского городка Липошице, по немецки Люфтшютц), а также немало других фамилий, образованных от названий городов и местностей в Германии, Австрии и Чехии, откуда их предки переселились в Восточную Европу.

В то же время практически никто из ашкеназов не носит фамилии, образованные от названий городов и местностей, входивших в Хазарский каганат.

История миграции некоторых семей, носящих немецкие «географические» фамилии (например, Минц и Гинзбург) известна, начиная с XV века. В изданной в США книге «The Unbroken Chain» (автор Neil Rosenstein) перечисляется около 30 тысяч (!) потомков Меира Каценелленбогена, выходца из одноименной местности на берегах Рейна, живших с XVI по XX век. Это показывает, как сильно разрастались и разветвлялись те немногие семьи немецких евреев, которые мигрировали в Восточную Европу. В средневековой Германии евреев действительно было немного, но поселившись в Польше и Литве, на Украине и в Белоруссии, они переживали демографический и духовный ренессанс, начиная c XVI века и кончая трагическими событиями середины XX столетия.

Странно, что историк Шломо Занд, оба родителя которого – польские евреи, настолько плохо знает историю польского еврейства, что может приписывать своим предкам хазарское происхождение. Впрочем, он специализируется на европейской истории XIX века, а также на истории кино.

Теория хазарского происхождения ашкеназов несостоятельна ни с исторической, ни с лингвистической, ни с демографической точек зрения. Однако она весьма популярна до сих пор. Чем же объясняется вера в этот миф?

Люди верят не в то, что можно доказать, а в то, во что желают верить. И соответственно не верят в самые бесспорные факты, если не хотят. Поэтому столь популярны книги «ревизионистов Катастрофы», которые утверждают, что никакого геноцида еврейского народа в годы Второй мировой войны не было. Книга Занда – из той же библиотеки «ревизионистов истории». И она пользуется не меньшим успехом, чем сочинения отрицателей Холокоста, причем у тех же самых читателей. Правда, он отрицает не массовое уничтожение нашего народа, а само его существование. Но как можно уничтожить народ, который не существует?

Определенным кругам очень хочется, чтобы эта сказка о хазарском происхождении ашкеназийских евреев оказалась правдой. Поэтому они и принимают за чистую монету измышления Занда и его предшественников. Что же это за круги?

Первая группа – это арабские и все прочие враги Израиля и сионизма. С их точки зрения, если ашкеназы, то есть, большинство современных евреев являются потомками хазар, то у них нет никаких прав ни на какую часть территории Палестины. Их предки жили не на берегах Иордана, а на берегах Волги. Арабские представители приводили этот аргумент еще в 1947 г., когда в ООН обсуждался вопрос о создании еврейского государства в Палестине.

Вторая группа, это антисемиты, которые используют хазарский миф, чтобы доказать, что евреи – вовсе не древний народ, что они происходят от полудикого кочевого племени, подобного ордам Чингиз-Хана. Следовательно, современные евреи не являются наследниками Моисея, Давида, пророков Ветхого Завета, которые почитаются в христианской среде. Истинными наследниками библейского Израиля являются христиане, а нынешние евреи не имеют к нему никакого отношения.

К этой группе принадлежат и крайние русские националисты антисемитского толка. Как только им стала известна «хазарская теория», хазары превратились для них в злейших врагов, грабивших и угнетавших Русь, а нынешние евреи – в наследников угнетателей, которые продолжают дело своих предков. Это не мешает тем же самым антисемитам обвинять евреев в распятии Христа, хотя современные евреи, по их мнению, являются потомками хазар, а во времена суда над Иисусом этот народ вообще не существовал. Впрочем, их не смущают и другие противоречия: они одновременно обвиняют евреев в коммунизме и капитализме.

Третья группа – это крайне ассимилированные и(или) антисионистски настроенные евреи. Если они живут в диаспоре, то всячески подчеркивают, что не имеют никакого отношения к Израилю. Если живут в Израиле, то не хотят иметь ничего общего с евреями из других стран, выступают за отмену Закона о возвращении, и, что страшнее всего, признают справедливость борьбы арабов против еврейского государства. К этой категории относится и сам Шломо Занд.

§ 8. Зачем палестинским арабам «происходить» от древних иудеев?

По мнению Занда не было никакой «диаспоры народа», а была только «диаспора религии», еврейские общины в диаспоре создавались почти исключительно путем прозелитизма, а большинство этнических евреев никогда не покидало свою страну. Что же с ними стало?

Занд полагает, что почти все евреи, оставшиеся в Эрец Исраэль, либо перешли в христианство в эпоху римского и византийского правления (с первой трети IV века до первой трети VII века, либо приняли ислам после завоевания страны арабами в 638 году. Ислам принимали как евреи, которые до прихода арабов оставались иудеями, так и потомки иудеев, обращенных в христианство византийцами.

С точки зрения Занда, нынешние палестинские арабы – это и есть потомки древних иудеев, которые никогда не покидали свою родину. Он признает, что после обращения в ислам они частично смешались с арабами, переселившимися в страну, но считает, что число последних было незначительным. В более поздние времена в Палестине оседали и смешивались с местными жителями турки-сельджуки, европейцы-крестоносцы, египетские арабы, турки-османы и другие пришельцы. Но все же, по мнению Занда, нынешние палестинские арабы сохранили определенную генетическую преемственность с древними иудеями. А у евреев из диаспоры такой преемственности нет – все они якобы происходят от прозелитов и не имеют прав на землю своих «вымышленных» предков.

Занд пишет, что «"исчезновение" еврейского населения Иудеи началось, по-видимому, в момент, когда оно в массовом порядке стало переходить в христианство» (стр. 324), то есть, в период римского и византийского владычества в стране. В конце IV века Римская империя разделилась на два государства: Западную Римскую империю и Восточную Римскую империю – Византию, в которую входила и Палестина. Византийские императоры прилагали больше усилий для обращения евреев в христианство, чем прежде это делали государи единой Римской империи.

Однако Шломо Занд признает, что, «тем не менее, большинство имеющихся в нашем распоряжении данных указывает на то, что распространение христианства не ликвидировало еврейское присутствие в стране. Помимо многочисленных христиан, местное население по-прежнему включало устойчивую иудейскую общину, значительное самаритянское меньшинство и, разумеется, проживавших в сельской местности язычников, которые еще долгое время продолжали существовать на периферии монотеистических религиозных культур. Местная раввинистическая традиция и, в особенности, ее тесные связи с Вавилонией все еще не позволяли динамичному христианству распространить свое влияние на всю территорию Святой земли. Религиозные притеснения со стороны византийских властей не смогли полностью уничтожить сильный иудейский культ. Строительство новых синагог, впрочем, как и последнее галилейское восстание 614 года н. э. под предводительством Беньямина из Тверии – прекрасное тому доказательство» (стр. 324).

Занд согласен с мнением Бенциона Динура и других национально ориентированных израильских историков о том, что в VII веке после прихода арабов еврейское присутствие в Эрец Исраэль сильно сократилось. В итоге евреи превратились в незначительное меньшинство, подобно общинам в странах диаспоры. Но он не считает, что арабы вытеснили из Эрец Исраэль большую часть еврейских жителей. Занд предполагает, что евреи остались на месте, но почти все они перешли в ислам, а их потомки забыли о происхождении своих предков. При этом он, по сути, не может сослаться на исторические свидетельства таких обращений. Ему приходится выдвигать предположения, в которых он и сам не вполне уверен.

Занд задает вопрос: «Верно ли, что близость между религиями, относительно терпимое отношение мусульман к другим монотеистическим вероучениям, а также конфессиональная налоговая политика побудили многочисленных иудеев, христиан и самаритян принять ислам?» (стр. 328) и тут же отвечает:

«Историческая логика подсказывает утвердительный ответ, хотя обосновать его непросто ввиду малочисленности имеющихся письменных источников. Традиционные иудейские элиты чрезвычайно болезненно воспринимали переход евреев в другие религии, а потому, как правило, предпочитали игнорировать эту проблему или замалчивать ее. Национальная историография пошла по их стопам и также отказалась от серьезного обсуждения темы. Отход от иудаизма обычно рассматривался в современной трактовке, то есть как измена «нации», и говорить об этом не следовало. Если в византийский период, несмотря на гонения, в Иудее было построено немало синагог, то под властью арабских завоевателей их строительство постепенно сходит на нет; с годами здесь остается все меньше еврейских молитвенных мест. Следует предположить, что в Палестине — Эрец-Исраэль в этот период шел длительный, постепенный процесс смены религии, он же процесс «исчезновения» еврейского большинства в стране» (стр. 328).

Никакого «замалчивания» фактов перехода евреев в христианство или в ислам в раввинской литературе не было. Занд сам замалчивает многократные упоминания о вероотступниках в средневековых еврейских источниках, полных проклятий в адрес этих людей и упоминаний о том, какое зло они причинили своему народу. И с какой стати стали бы замалчивать факты массовых обращений (если бы это имело место) христиане и мусульмане? Ведь для них это было бы доказательством торжества своей религии.

Евреев много раз ставили перед выбором: «отречение от веры или изгнание», либо даже: «отречение или смерть». Но даже и в таких условиях большинство евреев не изменяли своей вере. Основная масса народа осталась верна своей религии и в период жестоких гонений при селевкидском царе Антиохе Эпифане во II веке до н. э. и при римском императоре Адриане во II веке н. э.

Судя по всем свидетельствам, число евреев, принявших крещение ради спасения своей жизни во время погромов, устроенных крестоносцами в XI-XII веках, было во много раз меньше числа евреев, принявших мученическую смерть «аль-кидуш а-Шем» («Во имя Всевышнего»). То же самое относится и к погромам во время эпидемии чумы «Черной смерти», в распространении которой обвинили евреев, в Германии и других странах Западной Европы в XIV веке, и к погромам на Украине при Богдане Хмельницком в XVII столетии. Когда евреев изгоняли из Англии в XIII веке, из Франции в XIV веке, из различных городов и земель Германии в XV-XVI веках, лишь очень немногие из них крестились, чтобы избежать изгнания и разорения. Во время изгнания евреев из Литвы (1495 год) во всем Бресте (а это была одна из главных еврейских общин в стране) лишь один еврей крестился, чтобы остаться в городе.

Византийские императоры в V-VI веках не применяли в Палестине таких жестоких способов для крещения евреев, какие позже использовались во всей средневековой Европе. Политика этих императоров никак не могла привести к обращению в христианство большей части еврейского населения Палестины, да и сам Занд признает, что при византийцах страна в значительной степени оставалась еврейской.

Арабы же были гораздо более веротерпимы, чем византийцы. Согласно законам халифа Омара, евреи и христиане подлежали определенным правовым ограничениям, должны были платить высокие налоги за оказываемую им терпимость, но никто не принуждал их к переходу в ислам под страхом смерти или изгнания из Палестины. На стр. 327 Занд пишет, что: «по-видимому, для очень многих освобождение от налогов оправдывало перемену религии». Но это крайне сомнительная точка зрения. В средневековой Европе евреи платили гораздо более высокие налоги за терпимость, чем в Арабском халифате, но мало кто из них крестился «ради экономии». Высокие налоги скорее могли подтолкнуть евреев к эмиграции из Палестины, чем к перемене веры.

Кроме того, предположение о массовом переходе палестинских евреев в ислам, да еще и по такой отнюдь не «смертельной» причине, противоречит утверждению самого Занда о том, что «непоколебимая вера в идею «живущего обособленно избранного народа» на протяжении всего Средневековья предотвращала массовый отток членов иудейских общин в другие монотеистические конфессии» (стр. 437).

В некоторых мусульманских странах время от времени происходили вспышки религиозного фанатизма, что сопровождалось насильственным обращением евреев и христиан в ислам, иногда даже под страхом смерти. Но в Палестине как раз в тот период, когда, по мнению Занда, произошла массовая исламизация еврейского населения страны, ничего подобного не было. Там же, где такие гонения имели место, евреи порой выдерживали их более стойко, чем христиане, хотя мусульманские фанатики в равной степени преследовали и тех, и других. В Марокко и в Йемене христианские общины исчезли, а еврейские – остались, о чем пишет и сам Занд.

Занд не может доказать ни массового обращения палестинских евреев в христианство в период господства Византии, ни поголовного перехода их в ислам эпоху арабского владычества. Не вызывает сомнения лишь то, что под властью Византии в Эрец Исраэль, особенно в ее северной части – Галилее, проживало достаточно много евреев, чтобы поднять восстание в 614 году и образовать армию в 20 тысяч человек. А уже в начале правления арабов-мусульман, которые относились к евреям несравненно лучше, чем византийцы, остатки еврейского населения в стране были подобны небольшим общинам в странах диаспоры.

Вероятно, что драматическое сокращение еврейского населения Эрец Исраэль произошло в самом конце периода византийского владычества. Тогда евреев в стране было гораздо меньше, чем во времена Иудейской войны или Бар-Кохбы. Они могли взяться за оружие только в союзе с другими (и очень сильными) врагами Византии.

В 614 году во время войны между Византией и Персией, персидские войска вступили в Галилею. Галилейские евреи, которые до этого с трудом выносили гнет византийских властей, подняли восстание, присоединились к персам и вместе с ними вошли в Иерусалим. Персы назначили правителем города одного из предводителей восставших – Нехемию. Однако вскоре они поняли, что в стране проживает гораздо больше христиан, чем иудеев, а Иерусалим – почти целиком христианский город. Персы решили, что неразумно делать ставку на меньшинство против большинства, договорились с христианами и передали им власть над Иерусалимом. Смещенный с должности Нехемия протестовал, и был за это казнен персами.

Персы в VII веке сделали то же самое, что англичане 1 300 лет спустя. В 1917 году по тактическим соображениям британское правительство приняло декларацию Бальфура, в которой обещало создать в Палестине «национальный очаг» для еврейского народа. Но когда англичане увидели, какое негодование это вызвало у палестинских (и не только палестинских) арабов, они стали поддерживать арабское большинство против еврейского меньшинства и уже в начале 1920 годов ввели жесткие квоты на въезд евреев в Палестину. Но это не помогло англичанам. Арабское восстание в Палестине в 1936-1939 годах было направлено не только против евреев, но и против англичан. В 1947-1948 годах англичанам вообще пришлось уйти из страны. Они потеряли Палестину, так же, как и другие свои колонии.

Точно так же за тринадцать веков до этого персам не помогла ставка на христианское большинство. Когда византийские войска вернулись в Палестину, местные христиане их поддержали. В 629 году персам пришлось уйти из Иерусалима. Вместе с ними ушли евреи, которые опасались мести византийцев.

История византийско-персидской войны и еврейского восстания в Галилее известна нам главным образом по византийским источникам, в которых много говорится о жестокости евреев. Хотя еврейских источников почти не сохранилось, нет никакого сомнения в том, что сами византийцы были не менее жестоки. Жители иудейских деревень в Галилее, принимавших участие в восстании, были либо убиты, либо ушли вместе с отступавшей персидской армией в Вавилонию, рассчитывая на помощь больших и богатых еврейских общин этой страны.

Пока Византия и Персия истощали друг друга в многолетней борьбе, на Аравийском полуострове возникла новая религия – ислам. Пророк Мухаммед создал сильное государство. Его преемники – халифы напали на две ослабленные империи. Они завоевали Персию, а у Византии отняли ее восточные провинции, в том числе и Палестину.

В 638 году арабы взяли Иерусалим. Но к этому времени в Палестине осталось очень мало евреев. Как пишет сам Занд, «появление в Иудее постоянного [арабского] гарнизона численностью в несколько тысяч солдат повлекло за собой переселение в страну солдатских семей; по всей вероятности, в пользу захватчиков были отчуждены какие-то земли» (стр. 325). Но если арабы забрали себе какие-то земли, то, скорее всего, эти земли раньше принадлежали погибшим или покинувшим страну евреям. Отнимать земли у тех, кто оставался в стране, тем более, у христианского большинства означало для арабов вступать в конфронтацию с местным населением, что было весьма нежелательно, поскольку войны с Византией продолжались. Арабам вовсе не хотелось мятежей в своем тылу. Проще было занять земли, которые до восстания принадлежали евреям. Занд пишет, что часть местных крестьян могла превратиться в арендаторов-издольшиков на земельных участках, отчужденных в пользу арабских завоевателей. Это весьма правдоподобная версия, но, скорее всего, такие издольшики были христианами – после восстания в стране почти не осталось евреев. Правда, некоторые еврейские беженцы вернулись после прихода арабского войска, но они были слишком беззащитны и слабы, чтобы требовать свои земельные участки назад. Судьба евреев была в руках новых хозяев страны – арабов.

В моменты вспышек религиозной нетерпимости на евреев в Палестине оказывалось давление с целью их обращения в христианство (в византийский период) или в ислам (в эпоху арабского владычества). Однако это скорее могло привести к массовой эмиграции в другие, более веротерпимые страны, чем к массовому отречению от иудаизма. Эмиграция могла направляться как в Вавилонию, где евреи и при персидских царях, и при арабских халифах пользовались широкой автономией, так и в Испанию, где мусульманские правители относились к евреям очень благожелательно. И в той и в другой стране положение евреев в первые века арабского владычества было намного лучше, чем в Палестине, которой тоже правили арабы, но не столь просвещенные. По мере того, как арабские племена из пустыни постепенно заселяли Палестину, евреи покидали страну. Они переселялись не целыми общинами, а постепенно, отдельными семьями. Это был длительный процесс.

Занд далеко не первый, кто считает палестинских арабов прямыми потомками иудеев, принявших христианство или ислам. Он сам указывает, что эту версию еще в конце XIX – начале XX века выдвигали первые сионистские лидеры – Исраэль Белкинд и Бер Борохов. В 1918 году Давид Бен-Гурион (который затем возглавил первое израильское правительство) и Ицхак Бен-Цви (который впоследствии стал вторым президентом еврейского государства), стали писать книгу «Страна Израиля в прошлом и в настоящем». Оба автора выражали уверенность в происхождении большей части палестинских арабов-феллахов от иудеев, обращенных в ислам. Они не осуждали предков этих людей за отречение от иудаизма, считая, что было бы намного хуже, если бы они покинули страну и оставили ее неевреям.

Одним из доказательств они считали то, что палестинские арабы называют множество городов, сел, гор, холмов, долин, рек и ручьев так же, как все эти места называются в Танахе (Ветхом Завете) на древнееврейском языке, разве что с некоторыми различиями в произношении. Бен-Гурион и Бен-Цви писали эту книгу в США. Но они почему-то не вспомнили о том, что в этой стране почти все названия рек, гор, озер и других природных объектов, а также названия многих городов (Чикаго, Майами) и целых штатов (Дакота, Юта, Миннесота и др.) являются индейскими, хотя сами индейцы составляли менее 1 % населения Америки. Ссылка на географические названия ничего не доказывает.

Бен-Цви и Бен-Гурион пытались доказать, что евреи и палестинские арабы – один и тот же народ, что сионистское движение не направлено против арабов, что оно только воссоединяет евреев, предки которых когда-то были вынуждены оставить страну с их арабскими «братьями по крови», которые никогда не покидали свою родину.

В 1929 году «кровные братья» учинили кровавую резню. В Хевроне они уничтожили древнюю еврейскую общину, которая почти непрерывно существовала в этом городе в течение трех тысяч лет и состояла из ортодоксальных иудеев, враждебно относившихся к сионизму. После этого Бен-Гурион и Бен-Цви, равно как и другие лидеры сионистов навсегда оставили мысль об иудейском происхождении палестинских арабов.

Однако Шломо Занд (как и другие крайне левые израильтяне) вернулся к этой идее. Неужели он настолько слеп, что не замечает очевидных вещей?

«Научно обоснованный» им тезис о прозелитском происхождении еврейской диаспоры на ура принимается антиизраильской пропагандой. Теперь эта мысль часто высказывается как на проарабских, так и на антисемитских сайтах с непременной ссылкой на автора. Данная идея выглядит весьма убедительной – ведь это мнение израильского профессора истории.

Однако его тезис о том, что истинными потомками древних иудеев являются нынешние палестинские арабы, вряд ли может вызвать у них энтузиазм. Они предпочитают выводить свое происхождение от филистимлян, которые жили в приморской полосе Ханаана. Их главным городом была Газа. Область, где они обитали, в эллинистическую эпоху называлась по-гречески: Филистея. После подавления восстания Бар-Кохбы римский император Адриан распространил название этой небольшой территории в латинизированной форме Палестина на всю страну от Средиземного моря до Иордана. Это было сделано, чтобы стереть из памяти ненавистное для римлян слово Иудея.

Палестинцы считают себя потомками филистимлян по двум причинам.

Во-первых, потому, что от названия этого народа происходит само слово Палестина (в арабском произношении – Фаластын).

Во-вторых, потому что филистимляне, как об этом повествует Танах, были заклятыми врагами древних израильтян и иудеев.

С точки зрения Занда, нет никакой связи между древними израильтянами и иудеями, с одной стороны, и современными евреями – с другой. А с точки зрения палестинцев, хотя они охотно ссылаются на его мнение, такая связь все-таки есть. Они выводят свою родословную не от древних иудеев и израильтян, а от народа, который всегда враждовал и с теми, и с другими. Не важно, насколько обосновано их мнение. Важно то, что они в это верят. И эта вера придает им силы в борьбе с Израилем, укрепляет их в осознании собственной правоты.

Занд же хочет лишить свой народ веры в единство своего происхождения, в своем праве на землю, на которой он живет. Он внушает израильтянам, что правы не они, а арабы. А кто считает себя неправым, тот победить не может.

§ 9. Евреи, как и другие народы, имеют право и на смешанное происхождение, и на свое государство

Безусловно, современные евреи – народ смешанного происхождения. Даже среди тех евреев, которые не могут найти ни одного «гоя» в своей родословной, есть много людей с «арийской» внешностью – светловолосых, голубоглазых, с небольшими прямыми носами. Но немало и таких, чье еврейское происхождение видно без очков. У них волосы черные или рыжие, нередко еще и курчавые, глаза темные, носы большие и горбатые. Если бы все евреи происходили от прозелитов из разных народов, не было бы самого понятия «еврейский тип лица». Нет же понятия «американский тип лица».

Не только евреи, но и почти все другие народы имеют смешанные корни. Исключение (да и то не полное) составляют лишь народы, которые жили в географической изоляции. Например, японцы. Но не о них сейчас речь.

Какое бы смешение с иноплеменниками не испытали наши предки в своей долгой истории, у современных евреев не меньше оснований возводить свою генеалогию в древнюю Иудею, чем у нынешних русских людей – считать себя потомками славян из Киевской Руси.

В этом легко убедиться, заглянув в географические карты, которые прилагаются к школьным учебникам по русской истории.

Тысячу лет тому назад, то есть во времена принятия христианства, Киевская Русь занимала большую часть нынешней Украины и Белоруссии и сравнительно небольшую часть (около 10 %) территории современной России. Восточные границы древнерусского государства проходили где-то в районе Владимира и Рязани. На всей остальной территории Российской Федерации жили угро-финские, тюркские и другие нерусские и нехристианские народы. Да и внутри древней Руси рядом со славянами жили угро-финские племена – меря, мурома, весь и другие. Со временем они растворились среди русских.

В течение нескольких веков русские люди заселили колоссальную территорию и в XVII столетии дошли до Тихого океана. Большая часть нерусского населения была обращена в православие и ассимилирована. Остались лишь некоторые неславянские острова в славянском море – это автономные республики в составе Российской Федерации. Да и то, в большинстве этих республик, за исключением Татарстана, Чувашии, Тывы, Чечни, Ингушетии и Дагестана русских проживает гораздо больше, чем представителей так называемых «титульных» национальностей.

Определить количественно степень генетической связи между современными русскими людьми и славянами из Киевской Руси – очень трудно, хотя сама связь, безусловно, есть. Однако степень этой связи была довольно точно выяснена для русского дворянства.

В 1875 году русский историк Николай Загоскин опубликовал результаты своего исследования. Он изучил по спискам Разрядного приказа (ведомства, которое занималось дворянами, состоявшими на царской службе) конца XVII в. происхождение 915 служилых, то есть, дворянских, родов, и установил, что:

18 % из них были потомками Рюриковичей, то есть имели варяжскую (скандинавскую) кровь;

24 % были литовского или польского происхождения;

25 % происходили из Германии и других стран Западной Европы;

17 % вели свою родословную от татар и других восточных народов;

у 11 % происхождение установить не удалось;

и лишь 5 % могли считаться бесспорными великороссами.

(Загоскин Н., Очерки организации и происхождения служилого сословия в допетровской Руси. Казань, 1875, стр. 177-179).

Эти данные характеризуют этническое происхождение российского служилого дворянства конца XVII века. Что же касается их этнической принадлежности, то она определялась не происхождением, а самосознанием.

Потомки викинга Рюрика, литовского князя Гедимина и татарских ханов и мурз, поступивших на службу к московским князьям, конечно, знали об иноземном происхождении своих знатных предков и даже гордились этим, но самих себя, безусловно, считали русскими людьми. Ведь они родились и выросли в России, исповедовали православие, русский язык был для них родным.

Разумеется, простой народ, особенно в центральной части России, был намного более русским по своему происхождению, чем дворянство, основная масса которого происходила от иноземцев, поступивших на службу к московским князьям. Однако крестьяне не рассматривали дворян как иноплеменников. Даже если барин похвалялся, что его предки были татарскими ханами, в глазах своих крепостных он был русским человеком.

Если где-нибудь в Поволжье русский крестьянин женился на мордвинке, их сын «полукровка» считался русским. Если этот сын женился на чувашке, ребенок от этого брака тоже считался русским, хотя формально у него оставалась лишь четверть русской крови. Если же этот «четвертинка» обвенчался с обращенной в православие татаркой, то и дети от данного брака, хотя у них оставалась лишь одна восьмая русской крови, тоже считались русскими. К тому же простые люди редко знали свою родословную дальше деда или прадеда. Да они и не рассуждали в категориях «на одну четверть» и «на одну восьмую».

Примерно так же обстоит дело и в наше время. Однако среди русских историков почему-то не нашлось людей, которые, подобно Занду, не признают свой народ народом из-за смешанного происхождения.

Смешанное происхождение характерно даже для тех, кто кричал на весь мир о своей расовой частоте. В то время, когда Русь принимала христианство, в восточной части Германии жили бодричи, лютичи, поморяне и другие славянские языческие племена. В XI-XII веках их земли были завоеваны немцами, на их территории было образовано германское княжество Бранденбург со столицей в Берлине. Туда стали приходить переселенцы из других областей Германии. Славянское население постепенно смешивалось с ними, но процесс германизации был очень длительным и завершился лишь в XVII веке.

В XIII столетии рыцари Тевтонского ордена покорили пруссов, народ балтийской группы, родственный литовцам и проживавший на территории нынешней Калининградской области. В XVI веке Тевтонский орден был преобразован в светское государство Пруссию. В XVII веке Пруссия объединилась с Бранденбургом. Лишь в этом столетии славяне и пруссы полностью перешли на немецкий язык. В начале XVIII века это новое государство, правители которого приняли королевский титул, стало называться Пруссией, а его жители – пруссаками.

До сих пор в Саксонии в округе Лаузиц проживает небольшой народ – лужицкие сорбы. Это – последний остаток славянского населения восточной Германии.

Пруссия оказалась самым большим и сильным из всех немецких государств и постепенно объединила вокруг себя всю раздробленную Германию. Этот процесс завершился только в 1871 году. В России и в других европейских странах пруссаков считали самыми главными и, если можно так выразиться, самыми немецкими из всех немцев. Многие из них были о себе того же мнения – ведь они создали великую Германскую империю – Второй рейх. Однако генетически пруссаки происходили в основном от онемеченных славян и пруссов. Это не мешало им быть ярыми немецкими националистами.

В конце XVIII века в результате разделов Польши Пруссия аннексировала западную часть этой страны с центром в Познани. Прусские власти проводили политику германизации региона. Многие поляки этому сопротивлялись вплоть до возвращения этих земель в состав возрожденной Польши в 1919 году. Но немало нашлось и таких, которые полностью онемечились, – женились на немках, перешли на немецкий язык, приняли лютеранство, переселились в Берлин. Многие немцы с польскими корнями и в наше время носят фамилии с окончанием на «ский».

У австрийцев еще больше славянских и прочих «инородных» корней, чем у немцев. В Вену приезжали за лучшей жизнью выходцы из всех частей Австро-Венгрии, в том числе чехи, словаки, поляки, русины (то есть, западные украинцы). В начале XX века большинство жителей австрийской столицы носили славянские фамилии. Это нисколько не помешало им восторженно встречать своего земляка Гитлера, когда он с триумфом въехал в Вену и объявил об аншлюсе – присоединении Австрии к Германии.

При нацистском режиме наличие славянских корней, даже недавних, у множества немцев и австрийцев не помешали им уверовать в расовую теорию, и относиться к полякам, русским, украинцам и белорусам как к народам, которые должны быть рабами «высшей расы».

Даже главный идеолог Третьего рейха Альфред Розенберг не мог похвастаться чисто немецким происхождением. Его мать была эстонкой.

В прессе и в интернете нередко появляются и комментируются в антисемитском духе сообщения о частично еврейском происхождении некоторых видных нацистов. Как правило, это были внуки евреев. Но для того, чтобы сделать карьеру, им приходилось тщательно скрывать, кем были их дедушки или бабушки. А своих славянских или прибалтийских корней нацисты обычно даже и не прятали.

Если у кого-то из палестинских арабов есть какие-то очень древние иудейские корни, это никак не отражается на их самосознании – они считают себя арабами, а израильтян рассматривают как своих заклятых врагов.

Если другие народы не лишаются права быть и считаться народами из-за этнической неоднородности своих предков, то у евреев тоже должно быть право на смешанное происхождение.

Существуют различные определения того, что такое народ, нация, этнос или этническая общность. Занд приводит определение британского ученого Энтони Д. Смита, согласно которой этническая общность – это «группа людей, имеющая имя, мифы об общих праотцах, общие исторические воспоминания, один или несколько элементов общей культуры, связь с родиной и определенную степень солидарности, по крайней мере, среди элиты».

Само понятие «этническая общность здесь соответствует понятию «народ», в том числе и тогда, когда у этого народа нет ни государства, ни даже общего языка и территории компактного проживания. Имеет значение не то, в самом ли деле этот народ происходит от общих предков, а то, что он в это верит и поэтому считает себя народом. Не менее важно и то, что остальные народы тоже считают его народом.

Геры, то есть прозелиты, принявшие иудаизм, всегда присоединялись к еврейскому народу. Они разделяли судьбу этого народа, подвергались таким же, а иногда даже более жестоким преследованиям, чем «природные» евреи.

Даже в просвещенном XVIII веке русский дворянин Александр Возницын был сожжен на костре за переход в иудаизм. Та же участь постигла его «совратителя» Боруха Лейбова. Это произошло в Петербурге в 1738 году.

§ 10. В XIX веке появились не «изобретатели» еврейского народа, а отрицатели его существования

В какой бы стране не жили евреи, на каком бы языке они не говорили, до XIX века, то есть до эпохи эмансипации и ассимиляции все евреи считали себя народом. Такого же мнения о них придерживались и неевреи.

С точки зрения Шломо Занда, до XIX века во всем мире евреи рассматривались только как религиозная общность, да и сами считали друга единоверцами, но не соплеменниками. Лишь в XIX столетии появились еврейские историки – в Германии Г. Грец, в России – С.М. Дубнов, которые стали писать историю евреев во всем мире и во все времена как цельную и непрерывную историю одного народа в разных странах.

Однако на самом деле как раз в эту эпоху впервые появляется мнение о том, что евреи НЕ являются народом.

Когда в 1789 году Национальное Собрание во Франции обсуждало вопрос о предоставлении евреям гражданского равноправия, многочисленные депутаты-юдофобы не могли выступать против этого предложения по религиозным мотивам. Ведь Собрание уже приняло Декларацию прав человека и гражданина, в которой провозглашалась свобода вероисповедания. Тогда они выдвинули другой контраргумент: евреям нельзя давать права, поскольку они не только иноверцы, но также инородцы. Французская революция утвердила в обществе принцип равенства людей всех вероисповеданий и сословий, но не национальностей.

Сторонники равноправия не отрицали того, что евреи являются нацией, но утверждали, что они перестанут быть таковой и станут частью народа той страны, где им будут предоставлены гражданские права.

Впоследствии такого рода споры с аналогичными аргументами с обеих сторон велись не только во Франции, но и в Германии, Голландии и других странах, где обсуждался вопрос об эмансипации евреев. Противники эмансипации заявляли, что евреи считают своим отечеством не ту страну, где живут, а родину своих предков – Палестину, и что евреи из других стран для них ближе, чем христианские соседи.

В 1806 году Наполеон созвал в Париже «Собрание нотаблей», то есть, представителей еврейских общин. Эти и предшествующие им события описаны С.М. Дубновым в «Новейшей истории еврейского народа». Том 1 (1789-1848). (Петроград, 1919, §§ 12, 15, 22-23).

Члены «еврейского парламента» должны были отвечать на вопросы, задаваемые им от имени французского императора правительственным комиссаром Моле:

«Его величество хочет, чтобы вы были французами, и от вас зависит принять это звание или лишиться его в случае, если окажетесь недостойными его. Вам сейчас прочтут обращённые к вам вопросы, и ваш долг высказать по поводу каждого из них всю правду». По окончании этой речи, в которой было больше угроз, чем приветствий, были прочитаны 12 вопросов, поставленных императором собранию».

Как указывал С.М. Дубнов, «…когда очередь дошла до второй группы вопросов – о совместимости гражданского патриотизма с национальным чувством, – сервилизм собрания перешёл всякие границы. Вместо того чтобы ограничиться установлением такой совместимости, ответы собрания клонились дальше – к отрицанию национального единства евреев. Тезис, что евреи признают французов братьями, поясняется следующим образом: "В настоящее время евреи не образуют более нации, так как им досталось преимущество – войти в состав великой нации (французской), и они в этом видят своё политическое искупление". Отмечается отсутствие солидарности между евреями различных стран: французский еврей среди своих соплеменников в Англии будто бы чувствует себя чужим; французские евреи охотно сражаются против своих соплеменников, служащих в войсках враждебных Франции государств... Так была провозглашена формула национального самоотречения. Не все искренне присоединились к этой формуле: многие не возражали в виду явной угрозы, прозвучавшей в "приветственной" речи Моле от имени императора. Евреям грозили лишением гражданских прав в случае, если они не исполнят желание императора, "чтобы евреи были французами", и испуганным депутатам пришлось подчиниться и заявить, что евреи суть только "французы, исповедующие иудейскую религию", да и из этой религии они готовы исключить всё, что несогласно с требованиями правительства».

Таким образом, даже находясь под сильным политическим давлением члены «еврейского парламента» все-таки заявили, что евреи были отдельной нацией в течение многих веков жизни в диаспоре, но после получения ими гражданских прав во время французской революции, живущие во Франции (но не во всем мире!) евреи стали частью французской нации. В отличие от Шломо Занда, они вовсе не утверждали, что, рассеявшись по всему миру, евреи перестали быть народом.

Сходные ответы на те же вопросы дали в 1807 году и члены второго «еврейского парламента» – Великого Синедриона, хотя в отличие от депутатов «Собрания нотаблей», большинство среди них составляли раввины.

В начале XIX века официальные представители французского еврейства объявили себя «французами Моисеева закона» чтобы не лишиться гражданских прав. Через несколько десятилетий еврейские общественные деятели из Германии, стремясь добиться равноправия, заявили, что немецкие евреи – это не часть еврейского народа, а «немцы Моисеева закона». Но, в отличие от французских нотаблей, еврейский публицист из Гамбурга Габриэль Риссер утверждал, что немецкие евреи УЖЕ являются немцами, хотя еще и не имеют полных гражданских прав. Вот его аргументы:

«Если мы нация, где наше отечество? Разве немецкие евреи имеют другую родину вне Германии? Изгнанные из неё, могут ли они прибегнуть к защите своего особого государства? Да, евреи были нацией, но давно перестали ей быть, с того момента как рухнули бастионы Иерусалима и народ Иудеи рассеялся по римской империи». (Новейшая история еврейского народа. Том 1, § 58).

К подобной аргументации прибегали люди, которые по мнению С.М. Дубнова, не представляли себе нации без государственной и территориальной оболочек.

Евреи, желающие получить или сохранить гражданские права, во Франции объявляли себя «французами Моисеева закона», в Германии – «немцами Моисеева закона». В тех регионах Польши, которые после разделов этой страны в конце XVIII века отошли к России и Австро-Венгрии ассимилированные евреи очень старались стать «поляками Моисеева закона». Однако в Познани, которая отошла к Германии и где проводилась политика германизации, евреи, которые стремились ассимилироваться с господствующей нацией, объявили себя «немцами Моисеева закона». Это настроило против них поляков. И не только в немецкой, но и в русской, и в австрийской частях Польши. Когда после Первой мировой войны Польша вновь стала независимой и вернула себе Познанскую провинцию, из 45 тысяч евреев, проживавших в этом регионе, 43 тысячи вынуждены были эмигрировать, главным образом в Германию – поляки не простили им попытку стать немцами Моисеева закона. А какую симпатию к евреям вызывала эта их попытка у немцев – показали дальнейшие события.

В 1870 годах московский раввин Шломо Залман Минор, который давал уроки иврита Льву Толстому, выступая в синагоге, призвал евреев стать «русскими Моисеева закона».

Разумеется, все заявления о том, что евреи перестали (или перестанут) быть народом и соответственно превратились (или превратятся) во французов, немцев, поляков или русских Моисеева закона основывались на желании получить или сохранить гражданские права. Но окружающие народы не признавали «своими» даже самых ассимилированных евреев, в том числе и тех, которые отреклись от «Моисеева закона» и приняли христианство.

Почти до конца XIX века ассимилированные и даже крещеные евреи не отрицали своего происхождения от жителей древней Иудеи. Идея о прозелитском происхождении современного еврейства появилась лишь в конце этого столетия. Наиболее авторитетным сторонником этой теории стал французский историк Эрнест Ренан, не имевший никаких еврейских корней.

На стр. 466-467 Шломо Занд пишет:

«В 1883 году знаменитый ученый Эрнест Ренан получил приглашение выступить перед членами парижского "кружка Сен-Симона", в который входили немало французских "исраэлитов". Следует иметь в виду, что юношеские филологические труды Ренана немало способствовали распространению в Европе 50-60-х годов XIX века ориентализма и "научного" расизма. Расисты всех сортов активно пользовались созданной Ренаном классификацией арийских и семитских языков, сильно приправленной всевозможными предрассудками. По-видимому, всплеск антисемитизма и расизма в 80-е годы вызвал у него серьезное беспокойство, поэтому он избрал для своего выступления следующую тему: "Еврейство как раса и как религия". Хотя риторический лексикон Ренана все еще включал такие понятия, как "раса" и даже "кровь", его обширная историческая эрудиция решительно восставала против их общепринятого толкования. На основе короткого и ясного эмпирического анализа он присоединился к выводам немецкого историка Теодора Моммзена и подверг резкой критике распространенное заблуждение, объявляющее евреев древней обособленной расой и приписывающее им единое происхождение.

Он полагал, что именно иудаизм, а не христианство был первой религией, обратившейся ко всему человечеству с призывом уверовать в единого Бога и развернувшей широкомасштабную миссионерскую деятельность. Чтобы обосновать этот тезис, он изложил историю распространения прозелитизма в эллинистическую и римскую эпоху…Верующие иудеи в Италии, Галлии и других местах [по мнению Ренана] в большинстве своем были коренными жителями, принявшими иудаизм».

«Французы Моисеева закона» восторженно аплодировали Ренану. Им очень хотелось считать себя потомками галлов, то есть не отличаться от французов-христиан ничем, кроме религии. В порыве энтузиазма они не подумали о том, что никак не могут происходить от членов тех еврейских общин, которые существовали в древней Галлии (то есть, на территории нынешней Франции) во времена Римской империи, и, по мнению Ренана, состояли в основном из галльских прозелитов. Дело в том, что пребывание евреев во Франции, как и во многих других странах диаспоры не было исторически непрерывным. В средние века французские короли несколько раз изгоняли евреев, последнее изгнание имело место в конце XIV столетия. Евреи вновь появились в стране только в XVII веке, когда в результате Тридцатилетней войны немецкий Эльзас, где существовали десятки еврейских общин, стал французской провинцией. В 1871 году в результате франко-прусской войны Эльзас снова отошел к Германии, но часть эльзасских евреев, в том числе и знаменитая семья Дрейфусов, переселилась в Париж.

Евреи, жившие во Франции в конце XIX века, были выходцами либо детьми, внуками и правнуками выходцев из Эльзаса, из Германии, из Австро-Венгрии, из Российской империи и других стран. Считать их далекими потомками обращенных в иудаизм галлов – слишком уж явная натяжка. Однако многим из них так хотелось в это верить, что и в самом деле поверили. Но с французами-христианами, которые с намного большее серьезными основаниями выводили свою родословную от галлов, это их не сблизило. Ассимилированные евреи, которые понимали, что религия все-таки создает пропасть между ними и окружающим населением, часто крестились. Увы, даже это им не помогло.

В 1894 году Альфред Дрейфус, офицер генерального штаба французской армии был клеветнически обвинен в шпионаже в пользу Германии. Оправдали его только в 1906 году. Разумеется, «преступление» одного еврея, которого он, к тому же, не совершал, было поставлено в вину всем евреям. Глава французских антисемитов Эдуард Дрюмон заявил, что крещеный еврей, может быть, и увеличивает число католиков, но не уменьшает числа евреев.

Австрийский журналист еврей Теодор Герцль, который присутствовал при публичном оглашении приговора Дрейфусу, был поражен воплями толпы: «Смерть евреям!» в одной из самых цивилизованных стран и понял, что ненависть к евреям имеет не только религиозный, но и расовый характер. Осознание трагического положения беззащитных евреев в диаспоре привело Герцля к мысли о необходимости возрождения еврейского государства.

В своей книге «Письма о старом и новом еврействе» Дубнов указал, что Ренан желал «научно поразить антисемитизм» и поэтому выдвинул тезис о прозелитском происхождении евреев. Сам Дубнов тоже признавал определенную роль прозелитизма в формировании еврейских общин на рубеже нашей эры, но считал выводы Ренана преувеличенными и политически мотивированными. По мнению Дубнова, общность происхождения имела значение лишь на начальных этапах формирования еврейского, да и любого другого народа. Иначе говоря, задолго до ухода в диаспору евреи были вполне сложившимся народом, со своей древней историей, религией, обычаями, традициями, образом жизни. В дальнейшем к еврейскому народу присоединялись и прозелиты, которые со временем растворялись в еврейской среде. Таким путем пополнялись и до сих пор пополняются также и многие другие народы.

Евреи, не согласные с Зандом, легко находят в его книге немало мелких (да и больших) неточностей и делают из них мишень для критики. Я тоже отдал дань такой еврейской традиции ведения полемики, но при этом вспомнил, как тот же Ренан в своей книге «Христианская церковь» описывал споры между евреями и ранними христианами.

Во II веке н. э., то есть, в эпоху окончательного разрыва между двумя религиями, у обеих сторон накопилось много претензий друг к другу. Евреи укоряли христиан за то, что они не оплакивают разрушение Второго Храма в Иерусалиме, и не молятся об его восстановлении. Христиане же заявляли иудеям, что вы всегда находите в аргументах человека, который хочет вас обратить в христианство, какую-то мелкую неточность, которая не имеет никакого отношения к его благой цели – спасти ваши души, цепляетесь к этой неточности, и ни о чем другом не хотите слушать. Поэтому обращать в христианство вас, иудеев, гораздо труднее, чем язычников.

Если верить Ренану (и Занду, который на него ссылается), то современные евреи не являются потомками тех древних евреев, которые так яростно спорили с первыми христианами. Как же могли евреи, которые почти две тысячи лет жили среди многих других народов и, по мнению Ренана (и примкнувшего к нему Занда), полностью растворились среди прозелитов, сохранить столь специфическую и не всегда приятную черту своего национального характера, как эта манера ведения споров?

Вероятно, прозелитов было все-таки не так много, как это считал Ренан и как утверждает Занд. Евреи не растворились среди прозелитов и не перестали быть народом. Наоборот, прозелиты растворились среди евреев и сами стали частью нашего народа.

Христиане обращали в свою веру целые народы, причем очень разные. Поэтому не существует такого понятия как христианский национальный характер. Христиане – это не нация.

В иудаизм в полном составе были обращены только два небольших народа – идумеи и итуреи. Это удалось, поскольку и те и другие жили в Эрец Исраэль и состояли в близком родстве с иудеями. В диаспоре же евреи принимали в свои общины лишь отдельных людей – геров из других народов.

Они принимали иудаизм потому, что чувствовали духовную близость к нашему народу. У них были еврейские черты характера, что сближало их с евреями и отдаляло от основной массы своих соплеменников, у которых таких черт не имелось. Согласно еврейской традиции, гер – это человек, который не рожден евреем, но к которому прилепилась еврейская душа. От приема геров, даже в те времена, когда их было немало, еврейский национальный характер не изменился и наш народ остался тем же народом, каким был всегда.

Мысль о существовании еврейского народа не была придумана в XIX веке ни Грецом, ни Дубновым, ни какими-либо другими еврейскими общественными деятелями. Наоборот, в этом веке появились первые евреи, утверждающие, что евреи не являются народом. Однако убедить в этом они смогли только самих себя. Их нееврейское окружение осталось при прежнем мнении. Это показало «Дело Дрейфуса», возникновение расового антисемитизма, направленного против всех евреев, включая и крещеных, еврейские погромы в России и других странах Восточной Европы, и, разумеется, Катастрофа европейского еврейства в годы Второй мировой войны.

Даже, если Шломо Занд сумеет убедить антисемитов, что еврейского народа не существует, они все равно будут продолжать ненавидеть наш «не существующий» народ.

§ 11. «Гражданская нация» – официальная точка зрения и реальная ситуация

Занд придерживается концепции «гражданской нации», согласно которой все граждане Германии – немцы, все французские подданные – французы и т. д. Ему очень хочется, чтобы все граждане Израиля, как евреи, так и арабы, стали единой «израильской гражданской нацией» и чтобы израильские евреи ради примирения с арабами дистанцировались от еврейской диаспоры. Он считает, что еврейское государство не может быть в полном смысле слова демократическим, а настоящее демократическое государство не может быть еврейским. С его точки зрения, Израиль должен в равной мере принадлежать как евреям, так и арабам.

Если бы в Израиле не было намного больше демократии, чем это может позволить себе воюющая страна, то Шломо Занд не мог бы преподавать в Тель-авивском университете, издавать свою антиизраильскую книгу, и вообще жить в государстве, которое, по его мнению, создано еврейскими расистами и колонизаторами на незаконно отнятых у арабов землях. В недемократических странах людям, проповедующим такие взгляды, да еще в военное время, ничего хорошего ожидать не приходится.

Как и все либералы, Шломо Занд склонен принимать желаемое за действительное, а официальную, казенно-бюрократическую точку зрения – за реальное положение дел.

Концепция «гражданской нации» не вполне применима на практике даже в современной либеральной Западной Европе. Турки, получившие немецкое гражданство, по закону считаются немцами, но остаются турками, как с точки зрения этнических немцев, так и в своих собственных глазах.

Выходцы из Алжира, Туниса, Марокко и других бывших французских колоний, получившие французское гражданство, с официальной точки зрения являются французами. Однако французское общество рассматривает их как «инородное тело», да и сами они в большинстве случаев не могут или не хотят интегрироваться в это общество. Они живут в отдельных кварталах, браки заключают главным образом друг с другом, придерживаются своих законов и обычаев даже тогда, когда это противоречит законам страны и принятым во французском обществе нормам поведения (например, относительно положения женщин в семье). Сходное положение дел существует и в других странах Западной Европы.

Массовые беспорядки, учиненные в 2005 году подростками – детьми и внуками иммигрантов, родившимися уже во Франции, да и проблемы того же рода с иммигрантами и их потомками в других европейских странах, показали насколько абстрактная идея «гражданской нации» не соответствует реальному положению дел даже в мирной цивилизованной Европе.

Между израильтянами и арабами существует такая же проблема «столкновения цивилизаций», как между коренным населением стран западной Европы, и поселившимися в этих странах иммигрантами из арабских государств. Но в Европе еще не накопилась достаточно большая «критическая масса» иммигрантов, чтобы это привело к «войне цивилизаций». А в Израиле такая война идет уже около ста лет.

§ 12. Если Израиль из еврейского государства превратится в «государство для всех его граждан», то какая судьба уготована его еврейских гражданам?

Как и другие израильтяне с крайне левыми политическими взглядами, Шломо Занд требует превратить Израиль из еврейского государства в «государство для всех его граждан», включая арабов. Фактически это означает лишение евреев диаспоры права на возвращение в страну, где, по мнению Занда, никогда не жили их далекие предки, а также предоставление права на возвращение детям, внукам и правнукам арабов, покинувших страну или изгнанных из нее во время войны 1948 года.

Хотя среди евреев, в том числе и в Израиле, есть немало подобных Занду противников сионизма, но в целом мировое еврейство является единственным органическим союзником еврейского государства. Даже американцы руководствуются только своими интересами и не хотят ссориться с огромным и богатым нефтью арабским миром ради маленького Израиля. При нынешнем президенте Бараке Обаме Америка все больше отворачивается от еврейского государства. Разрыв Израиля с еврейской диаспорой и прекращение репатриации стали бы большим подарком для арабов.

Однако для них мало того, чтобы евреи перестали переселяться в Израиль. Арабам необходимо, чтобы оттуда уехали все евреи, которые сейчас там живут, независимо от того когда и почему они сами, либо их родители, деды и прадеды прибыли в эту страну. Без этого невозможно освободить место для потомков палестинских беженцев, вернуть им дома и земли, когда-то принадлежавшие их отцам, дедам и прадедам. Ведь в этих домах и на этих землях живут евреи. Арабы упорно требуют «права на возвращение беженцев», считая это непременным условием «примирения» с Израилем. Поэтому они категорически отказываются признать право Израиля на существование в качестве еврейского государства.

Если Израиль примет это условие, то вернувшиеся потомки беженцев, число которых уже сейчас составляет пять миллионов, вместе с полутора миллионами израильских арабов, станут в стране большинством. А евреи превратятся в Израиле в национальное меньшинство.

После войны 1948 года в стране осталось 150 тысяч арабов. С тех пор их число увеличилось более чем в десять раз. В арабских же странах в том же 1948 году проживало более 850 тысяч евреев. С тех пор их число уменьшилось более чем в сто раз.

История арабо-израильского конфликта показывает, что, несмотря на этот конфликт, арабы могут жить в Израиле, но евреи, за редчайшими исключениями, не могут жить в арабских странах.

Если арабы станут в Израиле большинством, евреи не смогут жить среди них. Занд считает Израиль колониальным государством. Когда какая-либо колония становилась независимой, оттуда были вынуждены уехать практически все европейцы, включая и тех, которые сочувствовали и содействовали борьбе туземцев против колонизаторов. После того, как Алжир стал суверенным государством, прожившим там более ста лет семьям французов-колонистов, а также алжирским евреям, которые были французскими гражданами, пришлось переселиться во Францию. Но им, по крайней мере, было куда уезжать. После распада СССР большинству русскоязычных жителей Закавказья и Средней Азии не осталось ничего другого, как репатриироваться в Россию. После того, как власть в Южно-Африканской республике перешла в руки туземного большинства, начался выезд населения европейского происхождения. Однако данный процесс тормозится из-за того, что европейские страны и США принимают далеко не всех «белых эмигрантов» из ЮАР.

Если евреи в Израиле станут меньшинством, то им тоже придется собирать чемоданы. Но уехать смогут лишь те, кого примут США, Канада, Австралия и европейские государства. Во всех этих странах существуют строгие иммиграционные квоты и другие жесткие ограничения на въезд. Что будет с теми израильтянами, которых не примет ни одна страна?

Арабы спросили Занда о том, как он сам, при его-то взглядах, может оставаться жить в Израиле. Но одно дело, когда об этом спрашивают студенты в университете Эль Кудс, который, с точки зрения Занда, находится на «оккупированной в 1967 году» территории, и где он сам находился под защитой «оккупационной» армии и полиции. И совсем другое дело, когда такой же вопрос зададут ему арабы уже в его родном Тель-авивском университете, после того как они, не дай Бог, превратятся в господствующее большинство в Израиле.

Занд возмущается тем, что арабы, которые формально считаются равноправными израильскими гражданами, де-факто не могут занимать важных государственных должностей. Но при этом арабы освобождены от военной службы, что в воюющей стране является колоссальной привилегией.

Израиль – это осажденный город, часть жителей которого состоит в близком родстве с осаждающими и открыто им симпатизирует. При этом их не убивают, не сажают в тюрьму, и даже не высылают из города. Им всего лишь не разрешают управлять этим городом и открыть ворота перед врагами.

Разве во время Второй мировой войны кто-то из американцев возмущался тем, что японские иммигранты не могли занимать ключевые посты в США? Тогда их всех поголовно депортировали в особые лагеря, хотя ни один американский японец не был уличен в шпионской или диверсионной деятельности. После войны такое обращение с японцами было признано несправедливым, но пока шла война, практически все американцы считали их депортацию совершенно правильной мерой.

А среди израильских арабов очень многие поддерживали и поддерживают палестинских террористов, укрывали их в своих домах, сами совершали теракты и устраивали беспорядки. Однако наказаниям за это подвергались только действительно виновные, а не все израильские арабы вообще.

Хорошо рассуждать о гуманизме, справедливости и правах человека, когда ты живешь в тихой и спокойной западной стране, как долгое время жил и сам Занд во Франции, где он преподавал в университете и писал книгу о том, кто и как изобрел еврейский народ. А в осажденной крепости приходится больше думать о выживании.

Когда израильтяне пытаются объяснить свое поведение по отношению к арабам европейским и американским либералам, которые сочувствуют «угнетенным» палестинцам, либералы, даже не выслушав их до конца, отвечают: «У вас психология защитников осажденной крепости». Это такой же штамп, как: «Вы – агрессоры», «Вы – расисты», «Вы – колонизаторы». Штампами мыслят и говорят те, кто не желает разбираться в реальной ситуации.

Израиль ведь и в самом деле – осажденная крепость. И если у защитников этой крепости не будет такого психологического настроя, который необходим в их положении, то крепость неминуемо падет, а им самим не поздоровится. Удивительно то, что среди израильтян есть немало подобных Занду людей, которым не свойственна психология защитников осажденной крепости и которые хотят сдать ее неприятелю.

Арабы враждуют с еврейским государством не потому, что их соплеменники не могут занимать там важных министерских постов, а потому, что евреи вообще живут на земле Палестины, которая, с арабской точки зрения, принадлежит только палестинцам. Предоставление израильским арабам права занимать высокие посты на государственной службе возможно только после полного примирения арабских стран и народов с Израилем.

Для такого примирения требуется, чтобы обе стороны пошли навстречу друг другу. Израильтяне сделали множество таких шагов. Они уступили Египту весь Синайский полуостров «до последней песчинки», заключили мир с Иорданией (тоже ценой территориальных уступок), вывели войска из южного Ливана, согласились на создание Палестинской автономии, ликвидировали еврейские поселения в секторе Газа, выпустили из тюрем тысячи террористов, включая убийц «с кровью на руках».

Палестинцы же не сделали ни одной ответной реальной уступки и даже не прекратили террор. Они по-прежнему требуют, чтобы Израиль вернул им все территории, занятые во время войны 1967 года, включая Восточный Иерусалим с величайшей еврейской святыней – Стеной Плача, а также эвакуировал все еврейские поселения в Иудее и Самарии. Они настаивают, чтобы Израиль допустил на свою территорию палестинских беженцев и возвратил им дома и земли, принадлежавшие их семьям до войны 1948 года. Выполнение этих условий означает полную ликвидацию Израиля.

Такая жесткая позиция объясняется непоколебимой уверенностью палестинцев в собственной правоте. Сами они не нуждаются в подтверждении своей правоты со стороны Занда, но используют цитаты из его книги, чтобы убедить остальной мир в том, что Израиль не имеет права на существование.

Хуже всего то, что после прочтения этой книги, к такой же мысли приходят и некоторые евреи, как в странах диаспоры, так и самом Израиле. Это толкает израильтян к капитуляции, а евреев диаспоры – к ассимиляции.

§ 13. Заключение

Целью Занда и подобных ему историков-ревизионистов является разрушение веры в единство происхождения евреев, в общность их исторической судьбы, в их право на землю Израиля и даже в само существование еврейского народа.

Однако критический разбор его идей, сопоставление его рассуждений с мнениями Греца, Дубнова, Барона, Динура и многих других историков, а также с историческими фактами, которые он замалчивает или произвольно трактует, приводит к совсем иным выводам.

Второе изгнание евреев из Иудеи, которое Занд объявляет мифом, – это исторический факт. Одномоментного полного изгнания евреев римлянами в 70 году н. э., о котором говорится в школьных учебниках и популярных книгах по еврейской истории, действительно не было. Второе изгнание – это длительный процесс, занявший около тысячи лет. Он начался в IV веке до н. э., в период войн между египетскими Птолемеями и сирийскими Селевкидами на территории Иудеи, а завершился почти полным вытеснением евреев из страны после подавления еврейского восстания против Византии в VII веке н. э. Выражение: «римляне изгнали евреев из Эрец Исраэль» – в целом правильно. Но само изгнание было поэтапным. Завершила этот процесс Восточная Римская империя – Византия.

Разрушение Иерусалима и Второго Храма в 70-м году н. э. – это центральный, символический момент в долгой истории второго изгнания. Возможно, что в это время число евреев, покинувших страну, было наибольшим. Иосиф Флавий пишет, что только после разрушения Иерусалима, римляне продали в рабство 97 тысяч пленников. Цифра заслуживает доверия, потому что она – не круглая: не 100 тысяч, а именно 97 тысяч. Видимо, большинство из них были выкуплены еврейскими общинами диаспоры и присоединились к этим общинам.

Большая часть евреев, покинувших страну не в качестве пленников, сделали это под страхом смерти, продажи в рабство или насильственного обращения в другую религию.

Еврейские общины в странах диаспоры пополнялись не только за счет обращения в иудаизм, но и за счет новых потоков беженцев из Иудеи (ведь вытеснение еврейского населения был длительным процессом), а также из других еврейских общин. Немалую роль сыграл и естественный прирост. Число геров, то есть прозелитов, принявших иудаизм, в античный период было значительным. Однако в каждый конкретный момент времени основную массу членов почти всех еврейских общин составляли люди, рожденные и воспитанные в иудаизме, хотя многие из них были потомками геров в том или ином поколении. Будь геры большинством, они внесли бы в иудаизм какие-то элементы своих прежних обрядов и верований, которые были весьма разными в разных странах. Однако иудаизм во всей диаспоре остался единой религией. Тезис Занда о том, что не было никакой «диаспоры народа», а была лишь «диаспора религии», совершенно несостоятелен. Число обращенных было не настолько велико, чтобы евреи перестали быть народом и превратились только в религиозную группу. Иудаизм был и остался национальной религией. Кто принимал веру народа Израиля (ам Исраэль), тот становился одним из сынов Израиля – бней Исраэль, как во все времена называли и сейчас называют себя евреи.

Утверждение Занда о происхождении ашкеназов, то есть, восточно-европейских евреев от тюркского народа хазар, правители которого приняли иудаизм в VIII-IX веках, не выдерживает никакой критики. Эта старая теория не подтверждается ни историческими, ни демографическими, ни лингвистическими, данными. В идише практически нет тюркизмов, но очень много древнееврейских и арамейских слов. В XVII-XVIII веках их было около 30 %, в настоящее время – около 20 %. Общины, состоявшие целиком из прозелитов, не могли бы перейти ни на иврит, ни на смесь иврита с каким-то другим языком, тем более, что на этом языке не говорило окружающее население. Поэтому нельзя отрицать определенную (хотя и не абсолютную) генетическую преемственность между ашкеназами и древними иудеями.

Сам Занд признает, что его мнение о происхождении современных палестинских арабов от обращенных в ислам иудеев не основано на исторических источниках. Его предположение о том, что евреи в Палестине приняли ислам, чтобы не платить высоких налогов, взимавшихся с иноверцев, совершенно необоснованно. В ту эпоху большинство евреев не переходили ни в христианство, ни в ислам даже под страхом смерти или изгнания. Высокие налоги скорее могли подтолкнуть евреев к эмиграции из Палестины, чем к перемене веры. Кроме того, версия об иудейском происхождении арабов-палестинцев вряд ли может понравиться самим палестинцам.

Занд вполне резонно считает условием существования «этнической общности», то есть, народа, не единство его происхождения, а веру народа в это единство. И при этом он пытается подорвать у своего народа такую веру. Если цель Занда будет достигнута, евреи перестанут считать себя народом. В Израиле это означает КАПИТУЛЯЦИЮ перед арабами и уход в диаспору, а в самой диаспоре – АССИМИЛЯЦИЮ, то есть растворение среди окружающих народов. Признание евреями идей Занда означает конец нашего народа.

В условиях, когда почти все современные народы имеют смешанное происхождение, отрицать существование еврейского народа из-за того, что его предки смешивались с новообращенными, значит – лишать евреев права на то, на что имеют право все другие нации. Это – типично антисемитская логика. Антисемиты, даже если сами они – евреи, никогда не прощают евреям того, что прощают всем другим народам.

Евреи называют себя «бней Исраэль» – дети Израиля. Геры – это приемные дети Израиля. Они имеют право наследовать своим приемным родителям и более далеким предкам со стороны последних. Для народа Израиля таким наследством является Эрец Исраэль – земля Израиля.

Занда не смущает то, что его книга активно используется антисемитской и антиизраильской пропагандой. Когда в палестинском университете Эль Кудс его спросили, как он может после всего того, что написал в своей книге, продолжать жить в Израиле и признавать право этого государства на существование, он был шокирован, но не пересмотрел своих взглядов. Самое ужасное в том, что он искренне верит в то, о чем пишет. В предисловии он выражает надежду на то, что его книга может изменить мир к лучшему.

В течение своей долгой истории евреи смешивались с самыми разными народами, женились на нееврейках, принимали в свои общины прозелитов и все-таки остались народом, как в своих собственных глазах, так и в глазах других наций, что бы ни писал об этом Занд. Приток «свежей крови» продолжается и в наше время. Это противоречивый процесс. Бывает, что дети и внуки от смешанных браков не желают иметь с евреями ничего общего, некоторые из них даже становятся ярыми антисемитами. Но немало и противоположных примеров, когда «полукровки» и даже «четвертинки» чувствуют себя евреями гораздо больше, чем многие из «чистокровных» евреев.

Автор данной статьи провел социологический опрос в летних лагерях еврейской реформистской сионистской молодежной организации НЕЦЕР, финансируемых фондом «Генезис». Среди детей и подростков, у которых только дед или бабушка – евреи, еще до первой поездки в лагерь НЕЦЕР считали себя евреями в большой или в очень большой степени, – 28 %, а в настоящее время – 51 %. Не только второе, но и третье поколение в смешанных семьях не потеряно для еврейского народа, который Шломо Занд считает не существующим.

Разумеется, принадлежность детей смешанного происхождения зависит от того, какая сторона и на каких условиях согласна их принять. Формированию еврейского самосознания детей и внуков из смешанных семей во многом способствует Закон о возвращении, который предоставляет им право на репатриацию в Израиль. В качестве ограничительных факторов выступают галахическое определение принадлежности к еврейскому народу только по женской линии и строгие правила обращения в иудаизм – гиюра. Но Закон о возвращении распространяется и на тех членов смешанных семей, которые не являются евреями по Галахе.

Сейчас, как и в древние времена, мировое еврейство состоит из «ядра», то есть из тех, чья принадлежность к еврейскому народу не вызывает сомнений, и «периферии». Однако в античную эпоху эта «периферия» состояла из «сочувствующих» и «полупрозелитов», которые соблюдали только законы сынов Ноя для праведных неевреев. Представители «ядра» не имели права вступать в брак с представителями «периферии», пока те не пройдут гиюр.

Современная же «периферия» состоит главным образом из членов смешанных семей – супругов, детей, внуков. Демографы называют их «расширением» еврейской популяции. В духовном, но не в демографическом смысле к «периферии», можно отнести и тех людей, которые не имеют родственных связей с евреями, но симпатизируют иудаизму, Государству Израиль и еврейскому народу. Правда, лишь у немногих людей степень этого сочувствия настолько велика, что в итоге они принимают иудаизм.

Считать ядром мирового еврейства Израиль, а «периферией» – диаспору можно лишь с существенными оговорками. И в еврейском государстве, и в диаспоре, представлены как «ядро», так и «периферия». В Израиле много нееврейских членов смешанных семей, которые, по демографическим критериям, относятся к «периферии», еще больше арабов и иностранных рабочих, которые даже и в «периферию» не входят. А таких израильтян, как Шломо Занд, хотя они формально и являются евреями по Галахе, трудно причислить не только к «ядру», но даже и к «периферии» еврейского мира. Ведь они считают, что еврейский народ – это миф, а существование еврейского государства – это досадное историческое недоразумение и несправедливость по отношении к палестинским арабам.

Почти вся античная «периферия» отпала от «ядра» после разрушения Второго Храма, подавления еврейских восстаний против Рима, введения римлянами смертной казни за гиюр, ужесточения правил гиюра самими духовными лидерами еврейства, и появления христианства, которое оказалось намного более привлекательной для неевреев монотеистической религией, чем иудаизм.

Большая часть современной «периферии» тоже может отпасть от своего еврейского «ядра» в случае:

– если власть в Израиле перейдет в руки ультраортодоксов, которые дистанцируются от репатриантов, не являющихся галахическими евреями, и не допускают никакой либерализации процедуры гиюра;

– если будет отменена поправка к Закону о возвращении, которая дала право на репатриацию внукам евреев и их супругам. К сожалению, в Израиле есть много людей, которые требуют отменить эту поправку;

– если Закон о возвращении вообще будет отменен, на чем настаивает Шломо Занд, а также другие крайне левые израильтяне, и, разумеется, арабы;

– если Государство Израиль из еврейского государства превратится в государство для всех его граждан (опять-таки идея арабов и левых, включая того же Занда);

– если, не дай Бог, Государство Израиль будет уничтожено;

– если евреи, не дай Бог, поверят Шломо Занду в то, что «ядро», то есть, еврейский народ вообще не существует. В этом случае «периферия» наверняка отвернется от «ядра», думая, что последнее является фантомом.

Будем надеяться, что произойдет нечто противоположное – и все еврейство, как «ядро», так и «периферия», отвернется от Шломо Занда, и пойдет дальше через века, не обращая внимания на утверждения о том, что еврейский народ обречен на исчезновение, или уже давно исчез, или вообще никогда не существовал.

Книга Шломо Занда, имеющая такой успех у антисионистов и прочих антисемитов, не может не вызывать отвращение у любого еврея, если у него есть хоть какое-то национально-религиозное или просто национальное чувство. У нашего народа достаточно других книг и других историков.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 4219




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2010/Zametki/Nomer7/Sinelnikov1.php - to PDF file

Комментарии:

Евгений Майбурд
Милуоки, Виск., США - at 2010-09-16 23:43:39 EDT
Очень качественно-научная статья. Спокойно-аргументированная. Как-то так вышло, что в свое время я ее пропустил.
Есть только два замечания, хотя и не по существу.

1. О "жестких условиях" гиюра. От многих людей уже я слышу об этом. И мне все время остается непонятным: зачем облегчать гиюр? Я уже молчу о том, что есть галахические правила, основанные на простом принципе: перещеший в евреи должен соблюать Тору. Я просто не понимаю - зачем это нужно?

2. Саша, я помню как еще в воскресной школе на Щукинской вы говорили нам, что Вавилонский Талмуд считается более авторитетным, чем Иерусалимский. Теперь я знаю, что это не совсем так.
ВТ действительно учат в ешивах как "Талмуд", в отличие от ИТ, который изучают самые продвинутые уже после ВТ. Но это потому, что ВТ более полный, а ИТ - более фрагментарный и охватывает гемарой меньше мишнайот. Следствие неблагоприятных условий в Эрец в те времена (усиление давления христиан).
Различия между ними - в объеме и числе рассмотренных вопросов, а по существу вопросов - незначительны и, как правило, более авторитетной считается трактовка ИТ. Даже в самом ВТ иногда приводится точка зрения мудрецов из Эрец, которая принимается "вавилонянами" практически в каждом случае. Это прнцип: находящимся в Эрец Исроэль Творец уделяет некую дополнительную степень от Своей мудрости.
Привет!

Л.Гринбаум
Иерушалаим, Израиль - at 2010-09-16 17:44:16 EDT
Спасибо Автору за великолепный научный анализ
Элиэзер М. Рабинович
- at 2010-08-09 16:45:33 EDT
Очень благодарен автору и по-хорошему ему завидую. Завидую, потому что, как только услышал о книге Занда, сам хотел написать на эту тему, но поленился или не успел. А д-р Синельников успел. Занд, сам будучи профессором и зная, как пишутся книги, искусно смешивает прямую ложь с полуправдой или действительными фактами. Он, конечно, широко использует работу археологов-ревизионистов, например, своего коллеги по Тель-Авивскому ун-ту Израиля Финкельштейна. Последний правильно указал на то, что города и их названия, по которым проходил маршрут Исхода, не существовали до 7-го века до н.э. Из этого, по-видимому, следует, что та запись книги "Исхода", которую мы имеем, не могла быть написана раньше 7-го века. Это так, но это совсем не значит, что не существовали более ранние материалы, а редакторы 7-го века просто удобно провели маршрут по известным им географическим точкам. Во всяком случае, начиная с царей, подробная еврейская история в Палестине не вызывает сомнения, как и еврейское существование в диаспоре в течение более 2 тысяч лет. Недавние генетические исследования отчетливо показали, что современные евреи-ашкеназим имеют ближневосточное происхождение.

Бедному Артуру Кестлеру и в голову не приходило, как его хазарская гипотеза может быть использована антисемитами для делегитимизации еврейства. Никто из серьезных ученых его гипотезу сейчас всерьез не принимает, как и никто не отрицает возможности вливания некоторой хазарской крови в восточно-европейское еврейство. Куда-то же хазары подевались - некуда им было исчезнуть, кроме как ассимилироваться или с близкими им по крови тюрками, или с завоевавшими их славянами, или с единоверцами-евреями, и о возможности такого вливания пишут профессора Гарварда Голб и Прицак. Однако несомненным фактом является то, что евреи являются наследниками своей ближневосточной истории и культуры.

Занд не скрывал, что он не писал эту книгу, пока не получил статус постоянства в ун-те. Это чисто шкурническая работа, не имеющая исторического значения. Любопытно, не оплачена ли она из некоторых "специальных" фондов.

Александр Синельников
Москва, Россия - at 2010-08-09 15:30:19 EDT
Благодарю всех, кто принял участие в обсуждении моей статьи. Из этой дискуссии узнал много интересного для себя. Очень хотел бы, чтобы мою статью прочли как можно больше людей, чтобы на нее появились ссылки на популярных сайтах. Если кто-то из читателей "Заметок по еврейской истории в этом поможет, буду очень рад. Книга Занда пользуется успехом - надо ей что-то противопоставить.

По поводу критических замечаний г-на Бершадского о моем одностороннем освещении "хазарской проблемы".
Факты могут быть всякие, в том числе и не известные мне. Но есть один общеизвестный факт, который не оставляет камня на камне от "хазарской теории". Я об этом писал. Если бы ашкеназы были потомками хазар или просто этнических евреев, которые веками жили среди этого тюркоязычного народа, то в язык идиш неминуемо попала бы масса тюркизмов, как попали они в большом числе в русский язык из-за многовекового соседства русских с татарами и другими тюрками. Однако все тюркизмы в идише можно по пальцам пересчитать. Значит, предки основной массы ашкеназов с тюрками очень мало общались. Поэтому верить в происхождение ашкеназов от хазар можно только при очень сильной идеологической мотивации, сродни той, которая свойственна отрицателям Холокоста. Идеология сильней презренной логики и позволяет в упор не видеть фактов, которые ей противоречат. Об этом я тоже писал.
Еще раз благодарю всех, кто взял на себя труд прочесть мою длинную статью и высказать замечания по ней.
А вам, Элла, спасибо за ваше "Спасибо".
Александр Синельников.
sinelka@mail.ru

Владимир Бершадский
Беэр-Шева, Израиль - at 2010-07-27 13:58:45 EDT
Хочется всё же пообщаться с теми, у кого НА РУКАХ книжка Занда, чтобы можно было бы КОНКРЕТНО обсудить то или иное её положение.
Прошу высказываться только по книжке Занда - по конкретному её предложению, разделу, главе.
Только ТАК можно вывести ложь (а это УМНАЯ И КОВАРНАЯ ЛОЖЬ!) на свет умных и просвящённых учёных критиков.
Те, кто кто не хочет тратить деньги и время, может, не покупая шикарно оформленную зандовскую ложь, скачать её в интернете.
Давайте обсуждать зандовские опусы на форуме.
Я выложу эту книжку уже с начатыми комментариями, а желающие могут присоединиться.
Учтите, что лучшая ложь - это умолчание, а Занд именно умалчивает о многом. Эти замалчиваемые ФАКТЫ необходимо показать, чтобы вывести ложь на свет.
Справки по Э/П - vladimir.b@012.net.il
или по тел. +972-72-211-5451 (внутри Израиля - 072-211-5451)

Эдмонд
- at 2010-07-27 08:09:52 EDT
М. ТАРТАКОВСКИЙ. О необратимости.
- at 2010-07-27 06:31:27 EDT
За недостатком времени я прочёл только последние §§12-13. Абсолютно разумные и выверенные суждения. Есть свершившийся, а главное - необратимый (без массовых жертв) факт. Оба народа на этой земле должны принять его как данность - и действовать соответственно. Не должна повториться судьба Южной Африки, когда после деколонизации и белым, и чёрным (действительно освобождённым от апартеида) стало только хуже.
===================================================
ожно только сожалеть, что г-н Тартаковский только излагает "истины", систематически уходя от попытки их обсуждения оппонентами.
Данный случай - классический, имеющий весьма малое отношение к самой статье, её вопросам, и безапелляционно предлагающий решение, которое НЕ ПОДТВЕРЖДАЕТСЯ СЕГОДНЯШНИМИ РЕАЛИЯМИ ЮАР.
Это же нонсенс какой-то, сам признаёт, что после ликвидации апартеида, всем стало только хуже, а рецепт предлагает!?

М. ТАРТАКОВСКИЙ. О необратимости.
- at 2010-07-27 06:31:27 EDT
За недостатком времени я прочёл только последние §§12-13. Абсолютно разумные и выверенные суждения. Есть свершившийся, а главное - необратимый (без массовых жертв) факт. Оба народа на этой земле должны принять его как данность - и действовать соответственно. Не должна повториться судьба Южной Африки, когда после деколонизации и белым, и чёрным (действительно освобождённым от апартеида) стало только хуже.
Альфред
Нагария, Израиль - at 2010-07-27 06:16:13 EDT
Недавно опубликованные данные генетических исследований евреев, живущих в разных районах Земли, доказывают несостоятельность концепции Занда более убедительно, чем исторические, археологические и лингвистические данные.
Ontario14
- at 2010-07-16 14:53:17 EDT
Спокойная правильная статья здорового человека, но Занда не статьями лечить надо ...:-(
Эдмонд
- at 2010-07-14 13:43:37 EDT
Буквоед
- at 2010-07-14 12:09:54 EDT
Хорошая статья, но есть одно "но". Как определить "еврейское государство", если спорят о том, "кого считать евреем"? Как быть с теми не-евреями, которые приехали в Израиль, если не создать «государство для всех его граждан»? Как быть с арабмаи, которые в Израиле живут?
Короче, ответ на вопрос "Кто виноват?" дан, а вот на вопрос "Что делать?" реального ответа нет.
===================================================
Почему это нет ответа?
Очевидно г-н Буквоед, в пылу "нового" своего американского патриотизма, точно также, как и ранее, при реальом советском "патриотизме" просто не заметил, что уже 62 года, как евреи Израиля дают вполне успешный (и вполне адекватный) ответ - динамично, и с завидными результатами, развивая Государство Израиль.
Возможно конечно, что из масштабов "Нового Рима" это не заметно, однако, это факт.
И, в силу этого успешного ответа, многие другие вещи произойдут, в некоторой мере, сами собой.

Буквоед
- at 2010-07-14 12:09:54 EDT
Хорошая статья, но есть одно "но". Как определить "еврейское государство", если спорят о том, "кого считать евреем"? Как быть с теми не-евреями, которые приехали в Израиль, если не создать «государство для всех его граждан»? Как быть с арабмаи, которые в Израиле живут?
Короче, ответ на вопрос "Кто виноват?" дан, а вот на вопрос "Что делать?" реального ответа нет.

Элла
- at 2010-07-14 10:26:08 EDT
Спасибо!
Борис Э. Альтшулер
- at 2010-07-13 07:28:31 EDT
С большим удовольствием прочел статью Александра Синельникова, взявшего на себя труд детального анализа opus magnum еврейского антисемита и «постсиониста» профессора Занда. В прошлом году я опубликовал в берлинской гезете «Jüdische Zeitung“ похожую статью с критикой этого творения.
Уход и смешение еврейского этноса – некая константа, которая была замечена уже во времена странствования Двенадцати колен Израиля. Об этом свидетельствует появление «народоа моря» в «героических» 13-12 вв. до н. э., история и язык западноханаанского иврита финикийцев и филистимлян и т. д. О массивном смешении «чуждых» субстратов можно найти информацию уже в введении к генеалогии Иуды, где намекается, что трое из пяти прямых потомков Иуды были детьми ханаанской женщины.
Прав и г-н Аврутин в том, что массивное изгнание и депортация евреев из Эрец Исраэль началась уже в 8 в. до н. э. с падением Северного царства и депортацией населения - Израиль в Ассирию. Беженцы из Израиля, успевшие тогда унести ноги и спастись в Иудее, были поселены в Идумее-Эдом, где смешались с местными. Об этом свидетельствет книга пророка Авдии-Овадии, где для этого впервые упоминаются топонимы Цорфат и Сефарад, резервированные сегодня в иврите для Франции и Испании.
Смешение потомков Десяти "пропавших" колен Израиля с другими этниями, которое, среди прочего, послужило основой процессов этногенезов народов Европы, признано сегодня в исторической литературе.
Две попытки евреев Европы раннего средневековья в создании еврейских государств, Хазарии и Аварии, сыграли в этих процессах огромную роль. Сложные «маятниковые» процессы этногенезов, ухода и возвращения еврейской составляющей европейских этногенезов, в первую очередь языков и шрифтов, очевидны. Первый еврейский Каган Хазарии Булан-Обадия соблюдал до своей конверсии в раввинский иудаизм шабат и кашрут, исторически зафиксированы случаи массовых самоубийств, «кидуш hаШем» во время арабо-хазарских войн на Кавказе (721-722 гг. и 732-733 гг.) и т. д. Книга другого постсиониста, Поля Векслера, представляющая собой интересное исследование по истории и культурологии ашкеназов, кишит с другой стороны ошибками, не простительными для профессора истории Тель Авивского университета. Свою полную неосведомленность он показал особенно по истории Аварского каганата, а ведь именно еврейские авары переселили сербов-сорбов в Лужицу, где те живут до сих пор как этния вендов-сорбов в Восточной Германии.
Мне понравились выводы автора, с которыми я согласен. Только я пошел бы еще дальше и выступил бы за современную иудаизацию Израиля по примеру царя Александра Яннаи. Понятно, что ортодоксия должна тут внести свой вклад и открыться для геров. Упущенно так много времени...

Владимир Бершадский
Беэр-Шева, Израиль - at 2010-07-13 01:29:05 EDT
Уважаемый Аркадий Борисович!
Уважаемые будущие участники дискуссии, которые, не сомневаюсь, ещё прибудут сюда!
Меня тоже охватывает чувство брезгливости по отношению к КНИГЕ Занда. Однако настоящий учёный подобен врачу, который обязан копаться в дерьме больного, чтобы точно определить его болезнь и излечить больного.
Поэтому Я не только копаюсь в этой дерьмовой книге, на которую ушли немалые деньги, отчётливо пахнущие кровью и нефтью, Я изучаю ВСЕ факты, которые Я могу выудить из этого навоза. И только после изучения под "микроскопом" археолингвистики этих фактов, Я смогу дать своё заключение.
Касаясь Вашей отповеди книге Занда, скажу, что Я не стал читать начальные параграфы, а сразу обратился к пар. №7 -к хазарской проблеме.
И здесь Я увидел, что и Вы, уважаемый А.Б., встали, к сож., на путь Занда, а именно - на путь выпячивания одних фактов и сокрытию (м.б. по незнанию) других.
vladimir.b@012.net.il
+972-527284036

Марк Фукс
Израиль - at 2010-07-12 23:52:18 EDT
Александр Борисович!
Прежде всего, разрешите поблагодарить Вас за проделанную работу.
Я бы сам добровольно не стал читать Шломо Занда, наверное, из-за чувства брезгливости и презрения к подобным субъектам.
Вместе с тем, читать и изучать их надо: противника следует знать и различать.
Поэтому еще раз спасибо за что, что Вы взяли на себя труд препарировать его книгу и донести до читателя свой анализ и видение предмета.
К сожалению, акция, предпринятая Шломо Зандом выходит за рамки обычного бизнеса и я не стал бы сводить сделанное им к деньгам.
Я сталкивался и сталкиваюсь с подобными, в той или иной степени, людьми в Израиле, облачающими свои, зачастую, психические проблемы в тоги гуманизма и демократии.
В данном конкретном случае, помимо всего прочего, мы имеем дело с продуманной, сознательной и коварной идеологической работой исполненной в нужном месте, в нужном направлении и нужным человеком, использовавшим все возможности-недостатки демократического государства в борьбе с последним.
Непрофессиональность, недооценка противника, недопонимание методов и средств их работы не раз подводила и подводит наших политиков и лиц, ответственных за пропаганду и разъяснительную работу как внутри страны, так и за ее пределами.
Поэтому Ваша работа, в определенной степени, способствует закрытию образовавшейся бреши на этом участке фронта.
Задача состоит в популяризации Вашей статьи и донесения ее до максимальной аудитории.
Я не думаю, что враги наши перевоспитаются, и полюбят нас, такими как мы есть: свободным народом на своей земле, но по крайне мере, они осознают, что мы понимаем происходящее, ориентируемся в нем и не готовы к сдаче с таким трудом и кровью достигнутых результатов и осуществленных чаяний.
С уважением
Марк Фукс


Аркадий Слуцкий
Хайфа, Израиль - at 2010-07-12 19:12:07 EDT
Шломо Занд отлично знает, что все, что он написал, - ложь. Цель книги простая -заработать побольше денег. Это чистый бизнес-проект.
Потверждение первое: Поэтому и выбран такой заголовок, который на иврите может быть еще более категоричным: Кто и как придумал еврейский народ. Т.е. евреи - это фикция, выдумка, фантазия, кторой нет в жизни.
Книгу с таким заголовком будут читать и антисемиты и сионисты: Сразу количество потенциальных покупателей в 2 раза больше.
Подтверждение второе: книга написана как политическая, как демогагическая, а не как научная, хотя он, как автор, сохранил название своей профессорской должности.
Подтверждение третье: в настоящее время такая книга должна быть объединением генетической истории с обычной. Часть таких исседований опубликована Клесовым на этом сайте. Занд же назвал генетику лженаукой, как в свое время это сделал Лысенко в СССР, чтобы можно было написать его книгу.
Подтверждение четвертое: Все отмеченные ошибки Занда являются его сознательной ложью. Он не дурак и отлично знал, чтго пишет ложь. Можно добавить и еще примеров его явной лжи, но кончается лимит разрешенных знаков.

Ефим Левертов
Петербург, Россия - at 2010-07-12 03:15:24 EDT
Прошу меня извинить. Я хотел написать "к господину Занду".
Ефим Левертов
Петербург, Россия - at 2010-07-12 03:12:36 EDT
А я считал, что первым изгнанием евреев было их изгнание с севера Израильского царства после нашествия Ассирии, а вторым - после разрушения Иудеи и Храма Навуходоносром.
Не ясно только к кому это вопрос - к автору статьи или к Занду.