©"Заметки по еврейской истории"
март  2010 года

Люсьен Фикс

Американское гражданство

Фрагменты из книги мемуаров «В эфире Голос Америки»

Воспоминания ветерана русской службы

Фрагмент № 7

(фрагмент № 1 см. в № 7 за 2008 год, фрагмент № 2 – в № 3 за 2009 год, фрагмент № 3 – в № 6 за 2009 год, фрагмент № 4 – в № 10 за 2009 год) фрагмент № 5 – в № 13 за 2009 год) фрагмент № 6 – в № 20 за 2009 год)

Для оформления документации на иммиграцию в Соединенные Штаты необходимо заполнить подробную анкету. Когда мы были в Риме, нам сказали, что в анкете нужно заполнить все графы, и что если останутся пробелы, документы рассматриваться не будут. Для меня проблему представляла графа о членстве в коммунистических организациях. Я не был ни комсомольцем, ни членом партии. Чтобы не оставлять графу незаполненной, мне посоветовали написать что-нибудь нейтральное, скажем, «профсоюз». При получении американского гражданства это мне доставило много неприятностей.

Эмигранты из СССР стали прибывать в Рим в 1972 году. К нашему приезду там было человек 200, а к сентябрю 1973 года их скопилось уже около 900. Министерство иммиграции Соединенных Штатов не располагало таким количеством виз, и нам сказали, что в Вашингтоне не могут решить, что с нами делать. А эмигранты все прибывали и прибывали. В конце концов, вопрос был решен, и дорога в Америку была открыта.

Нас пустили в Соединенные Штаты без иммиграционных документов. Через два с половиной года мы получили так называемые «зеленые карточки», которые давали право еще через два с половиной года обращаться за получением американского гражданства. Это для меня было крайне важно, так как от этого зависела моя работа. Мы заполнили документы и отправили их в Министерство иммиграции и натурализации. Каково же было наше удивление, когда Министерство сообщило нам о том, что мы можем обращаться за получением гражданства только через пять лет после получения «зеленой карточки». Как получилось, что наше гражданство оттягивалось на два с половиной года? Пытаясь выяснить этот вопрос, мы узнали, что из-за отсутствия достаточного количества виз всю нашу группу в Риме по особому распоряжению Министра юстиции впустили в Америку на правах «парольных» иммигрантов» (Parolees of Attorney General).

Чтобы выяснить этот вопрос, я решил обратиться к моему конгрессмену Гилберту Гуди (Gilbert Gude), с которым познакомился на открытии в пригороде Вашингтона в штате Мериленд улицы имени «узника Сиона», Гилеля Бутмана, отбывавшего десятилетний срок заключения в лагере строгого режима. Я кратко рассказал конгрессмену о нашей ситуации. Он внимательно выслушал меня и попросил изложить подробности в письме на его имя. Я просил конгрессмена Гуди выяснить, когда мы можем обращаться за получением американского гражданства. Вскоре мы получили от него копию письма, которое он направил в Министерство иммиграции и натурализации, с просьбой разобраться в нашем деле. В ответном письме конгрессмену, копия которого была послана на наш адрес, говорилось, что поскольку мы «парольные» иммигранты, положение о пятилетнем сроке для получения гражданства на нас не распространяется.

С конгрессменом Гилбертом Гуди 1973 г.

Республиканец Гилберт Гуди решил больше не выставлять свою кандидатуру на очередные выборы в конгресс. На его место претендовал другой республиканец, Ньютон Стирс (Newton Steers). Ободренные вниманием конгрессмена Гуди к нашей судьбе, и желая узнать все детали процесса выборов, мы решили включиться в кампанию по избранию Стирса. Мы участвовали в предвыборных собраниях, развешивали агитационные плакаты, а Сима даже появилась в телевизионной рекламе, агитируя за Стирса.

Наш энтузиазм не пропал даром. После избрания в конгресс Ньютон Стирс предпринял усилия в нашем деле. В 1977 году он внес на рассмотрение юридического комитета Палаты представителей Законопроект о предоставлении нам американского гражданства: H.R.7634 A bill for the relief of Lucien S. Ficks, his wife Simone, and daughter Renata. Sponsor: Rep Steers, Newton I., Jr. [MD-8] (introduced 6/6/1977)

За нас ходатайствовало несколько сенаторов и штатных сотрудников конгресса, которым я помогал в работе для Комитета по иностранным делам и Комиссии по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Мы вздохнули с облегчением. О нас заботятся влиятельные люди! Но радость наша была преждевременной. Законопроект не был одобрен. В истории Соединенных Штатов было только два случая предоставления иностранцам американского гражданства за выдающиеся заслуги. Почетного гражданства был удостоен премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль и шведский дипломат Рауль Валленберг, спасший сотни тысяч венгерских евреев от уничтожения в нацистских лагерях смерти. Законопроект о предоставлении почетного американского гражданства Александру Солженицыну был отклонен.

Мы не претендовали на почетное гражданство, но были огорчены решением отклонить нашу просьбу о получении гражданства в положенный пятилетний срок. Но не все было потеряно. Когда разбирался законопроект, внесенный конгрессменом Стирсом, выяснилось, что в таком же положении, как мы, находились сотни тысяч кубинцев, бежавших с «острова свободы» в 1960 годах. Чтобы исправить такую несправедливость, юридический комитет Палаты представителей одобрил законопроект, на основе которого и кубинцам, и эмигрантам из СССР, оказавшимся в таком же положении, предоставлялось право на получение американского гражданства в положенный срок.

Мы заполнили анкеты и стали ждать. Вскоре нас вызвали на собеседование. Юрисконсульт показал мне две анкеты, заполненные моей рукой.

«Как вы можете объяснить несоответствие в этих анкетах», – спросил он, указывая на одну и ту же графу.

Я был в недоумении, вроде бы мой почерк, но ответ на один и тот же вопрос был разный. И тут я вспомнил. Заполняя в Риме графу «принадлежность к коммунистическим организациям», я написал «профсоюз». Вроде бы, нейтральная организация. Лозунг «Профсоюзы – школа коммунизма» как-то выпал из моей памяти. А заполняя анкету в Америке, я написал «не принадлежал», что было сущей правдой. Благо, что американский бюрократ этого лозунга не знал. Все, что его интересовало, это выяснить несоответствие в двух анкетах. Юрисконсульт принял мои объяснения. Но процедура разбирательства заняла несколько месяцев.

Аналогичный случай с задержанием получения гражданства произошел и с одной американкой, которой такая же процедура стоила полгода её жизни. Её история весьма примечательна.

В 1975 году нас познакомили с человеком по имени Альберт Джонсон. Вроде бы американское имя, но говорил он по-английски с очень тяжелым акцентом. Он был немногословен, сказав только, что родился в Нью-Йорке и всю жизнь прожил в Советском Союзе. Позднее, когда мы столкнулись с иммиграционными проблемами, в газете «Вашингтон Пост» была опубликована статья, в которой описывалась проблема с некой миссис Джонсон. Я пересказываю эту статью по памяти с некоторыми сокращениями.

Некий американец по фамилии Джонсон (имени не помню) в тяжелые в экономическом отношении 1930 годы решил искать счастья в стране строящегося коммунизма. Оставив жену и грудного ребенка, он отправился в Советский Союз. Вскоре он послал им вызов. Приехав в Москву, миссис Джонсон мужа не застала. Как она ни пыталась выяснить, где он, она натыкалась на глухую стену. Женщина была в отчаянии. Ехать назад она не могла, да и ехать было не на что. Она не знала русского языка, что осложняло её положение в СССР. С трудом ей нашли работу в московской коммунистической газете, издававшейся на английском языке. Прошло более десяти лет, и миссис Джонсон решила возвращаться на родину. Она подала заявление и... загремела на 10 лет в Сибирь. Её сын скитался по детским домам, потом закончил Сельскохозяйственную академию и стал агрономом. Он попросил направить его в колхоз поближе к месту ссылки матери. Отбыв срок, миссис Джонсон вернулась в Москву. Так мать и сын жили до начала еврейской эмиграции 1970 годов. От своих друзей Альберт Джонсон узнал, что они собираются эмигрировать. Он сказал об этом матери. Но, испытав все прелести советской системы, она даже думать не хотела о подаче нового заявления. Альберт всё же решил пойти на риск. К своему удивлению, он скоро получил разрешение, хотя был ограничен сроком, кажется, в два месяца. Мать продолжала упорствовать. Опасаясь просрочки визы, Алберт Джонсон уехал в Америку. Миссис Джонсон поняла, что времена изменились, что ей больше ничего не грозит, и последовала примеру сына. Матери и сыну, рожденным в Америке, не нужна была натурализация, им возвращалось гражданство автоматически, но нужно было заполнить анкеты. Вот тут-то миссис Джонсон и столкнулась с вопросом о членстве в коммунистических организациях. Она, как и я, написала «профсоюз». В конечном итоге, миссис Джонсон восстановили её американское гражданство, но на это ушло шесть месяцев нервотрепки. Бюрократия в любой стране бюрократия, даже в Америке.

Сима и я дали присягу на верность американскому флагу 16 марта 1979 года. Нашими свидетелями на процессе натурализации были Кеннет Кацнер, с которым я познакомился в Риме (см. Фрагмент 5 – Мои американские родственники) и Чарлз Веттер, с которым я познакомился и подружился, когда мы оба читали лекции в Информационном агентстве Соединенных Штатов для гидов, отправлявшихся на выставки в Советский Союз. По случаю натурализации Чарлз подарил нам три сувенирные монеты – доллар с барельефом президента Эйзенхауэра, полдоллара с барельефом президента Кеннеди и 25 центов с барельефом первого президента Соединенных Штатов Джорджа Вашингтона. На своей визитной карточке он написал: «Семейству Фикс. Пусть эти церемониальные монеты символизируют ваше вступление в гражданство и наши молитвы за ваше счастье и благополучие». Чак и Элис». Мы были очень тронуты.

Вскоре мы получили письмо из Белого Дома, в котором президент Картер лично поздравил нас с получением гражданства. В письме, в частности, говорилось: «…Очень важно подчеркнуть тот факт, что в то время, как многие из нас становятся американскими гражданами по рождению, вы по собственному желанию выбрали Америку своей новой страной. Гражданство, которое вы сегодня получили, дает вам еще больше гарантий свободы, человеческого достоинства, безопасности, равноправия и возможностей, чем те, которые вам предоставлялись ранее».

Под письмом стояла подпись – Джимми Картер. И хотя мы понимали, что подпись была сделана самописцем, нам было очень приятно, что президент Соединенных Штатов уделяет внимание новым американцам. В какой еще стране мира президент поздравляет своих новых сограждан?

Империя зла

Мы были свидетелями важных исторических событий – процедуры импичмента президента Никсона, президентства Джералда Форда, единственного в истории Америки человека, который не был избран ни вице-президентом, ни президентом, и унаследовал Белый Дом после отказа Ричарда Никсона от должности. На президентских выборах 1976 года президенту Форду припомнили его заявление в ходе предвыборных дебатов с Джимми Картером, когда он сказал, что восточноевропейские страны независимы от влияния Советского Союза. Тогда мы еще не имели права голосовать, но даже если бы и имели, я бы за Джералда Форда не голосовал из-за его близорукости во внешней политике.

У нового президента Джимми Картера было много заслуг, в том числе его политика в области прав человека и подписание мирного договора между Египтом и Израилем. Кампания в защиту прав человека, в целом, и в защиту диссидентов, в частности, спасла от ареста около 20 диссидентов в СССР. Но вскоре Картер прекратил открытую кампанию в этой области и не возобновлял её до конца срока его президентских полномочий. Президентство Картера характеризовалось спадом экономики, безудержной инфляцией, арабским эмбарго на поставки нефти, очередями за бензином у бензоколонок и захватом 4 ноября 1979 года 60 сотрудников американского посольства в Тегеране. Американские заложники находились в иранском плену 444 дня. Анализируя действия либерального демократа, мы в 1980 году решили голосовать за консервативного республиканца Рональда Рейгана. Нам импонировала его внешность (недаром он был голливудским актёром), его манера общения с публикой и его непримиримая позиция в отношении коммунизма. Когда 8 марта 1983 года, выступая на собрании Национального общества евангелистов, он назвал Советский Союз «империей зла, которой место на свалке истории», мы убедились, что сделали правильный выбор.

Роналд Рейган был одним из немногих президентов, который, несмотря на ответственную должность, обладал чувством юмора. 11 августа 1984 года, давая пробу голоса перед очередным субботним обращением к американскому народу, он сказал: «My fellow Americans. I’m pleased to tell you today that I’ve signed legislation that will outlaw Russia forever. We begin bombing in five minutes». (Дорогие соотечественники, американцы. Рад сообщить вам, что я подписал законопроект, на основании которого Россия объявляется вне закона навсегда. Мы начинаем бомбардировку через пять минут). Оказалось, что микрофон был включен. Во время предвыборной президентской кампании Рейган высказал сожаление по поводу сказанного, но возложил часть вины на средства массовой информации, которые «сделали из мухи слона».

Я не сомневаюсь, что Рейган сказал то, что было у него на уме. Именно Рональд Рейган с его непримиримым подходом к идеологии коммунизма вошел в историю как освободитель «порабощенных народов». Благодаря его усилиям рухнула Берлинская стена, а с нею и «железный занавес», который потянул за собой искусственно созданный Советский Союз.

***

Когда мы 30 лет назад поселились в доме, в котором живем и поныне, мы сразу почувствовали доброжелательность и отзывчивость наших новых соседей. Справа от нас жил какой-то государственный служащий, а слева – американский посол в Коста-Рике. Они поздравили нас с новосельем и предлагали всяческую помощь.

Вспоминаю интересный эпизод. Мы собирались в отпуск и попросили соседа справа присмотреть за нашим домом. На всякий случай мы оставили ему ключи. Когда мы вернулись, он вручил нам ключи и сказал, что пару раз заходил в наш дом, проверял верхние этажи и нашел дом в полном порядке. Спустившись на нижний этаж, мы увидели, что часть дома была затоплена – прохудился бак горячей воды. Как правило, на время отпуска бойлеры рекомендуют отключать. Но тогда мы этого не знали. Что проверял наш сосед в спальнях, ума не приложу. Мы, конечно, ему ничего не сказали, но сосед напротив, отставной офицер американской армии, мастер на все руки, увидев наше отчаяние, тут же предложил установить новый бак.

Наш сосед слева – Фрэнсис Макнил (McNeil) долгое время находился за границей и мы его хорошо не знали. Но когда он вернулся, мы познакомились поближе и подружились. Мы часто проводили время вместе, обсуждая актуальные вопросы. Фрэнк был большим эрудитом, тонко разбиравшимся в вопросах внешней политики. Профессиональный дипломат, он несколько лет служил в американском посольстве в Мадриде, потом несколько лет в Токио. Он прекрасно владел и испанским, и японским языками. Последнее его назначение было в Коста-Рике. Вернувшись домой, Фрэнк занимал пост помощника государственного секретаря по делам Латинской Америки и юго-восточной Азии. Демократ, Фрэнсис Макнил, был назначен послом в Коста-Рику президентом Джимми Картером, но учитывая его знание региона и безупречную дипломатическую службу, президент Рэйган оставил Фрэнка на этом посту.

Последние два года президентства Рэйгана были омрачены крупнейшим за десятилетие политическим скандалом. В ноябре 1986 года стало известно, что правительство США тайно продавало оружие Ирану и использовало миллионы долларов, полученных от этих сделок, для оказания помощи сражавшимся в Никарагуа «контрас». Фрэнсис Макнил, прекрасно знавший ситуацию в Никарагуа, через своего начальника предупреждал Рэйгана, что игра, которую он затеял, чревата для Америки серьезными последствиями. (Как мы знаем, когда это дело вскрылось, в конгресс было внесено предложение об импичменте Рэйгана). В республиканской администрации сложились условия, при которых Фрэнк больше не мог выполнять свои обязанности, и он ушел в отставку. Об американской политике в отношении Латинской Америки он написал книгу под названием «War and Peace in Central America: Reality and Illusions» (Война и мир в Центральной Америке: Реальность и иллюзии). Это большой объемистый труд о сложных вопросах, стоявших перед США в Центральной Америке.

Фрэнка очень волновала тема мира, которого все хотят, но никто не знает, как добиться. Фрэнк подарил нам эту книгу с надписью: «Люсьену и Симе – двум добрым соседям. Надеюсь, что это поможет вам понять странную часть американской истории». Свой опыт работы в Японии Фрэнк описал в другой книге – «Japanese Politics: Decay or Reform?» (Японская политика: Загнивание или реформа?) На подаренном нам экземпляре книги надпись: «Люсьену и Симе. С искренней симпатией. Вы всегда будете нашими соседями. Надеюсь, вам будет это интересно».

Выйдя в отставку, Фрэнк много писал, читал лекции и, наконец, осуществил свою давнюю мечту – жить поближе к Коста-Рике. Он купил дом во Флориде. Оттуда до Коста-Рики, родины его жены, намного ближе, чем от Вашингтона. Там они построили дом в японском стиле на высоком холме, с которого открывается удивительный вид на утопающую в зелени столицу – Сан-Хосе.

Несколько лет назад Фрэнк и его жена пригласили нас в Коста-Рику. Фрэнк ушел от политики и теперь занимается проблемами окружающей среды. Мы вместе объездили Коста-Рику – одну из самых маленьких стран Центральной Америки, расположенную в самой узкой части перешейка, соединяющего два континента. На юго-западе страна омывается водами Тихого океана, на северо-востоке – Карибским морем. Коста-Рика – единственное государство Центральной Америки, которое никогда и ни с кем не воевало и не имеет регулярной армии. Здесь невероятное разнообразие климатических зон и ландшафтов – от джунглей с экзотическими растениями, необычными орхидеями, вопящими обезьянами, пёстрыми колибри – до высохшего, словно после пожара леса, который вдруг оживает с приходом дождливого сезона. Действующий вулкан – Ареналь выбрасывает в небо клубы пара и потоки кипящей воды, которые устремляются с горы в специально устроенные каскадные водоёмы парка-спа Табакон. Особенно интересно видеть вулкан ночью, когда небо вокруг него озаряется яркими красками. Роскошные курорты расположились на мягких песках океанского побережья. Всё это с любовью и вниманием показал нам наш бывший сосед, дружбой с которым мы гордимся и дорожим.

***

Десятилетие нашего пребывания в Америке мы отметили с большой помпой. У нас было столько гостей, что в доме едва хватило места. Запаркованные автомобили тянулись на несколько кварталов. Нам принесли много подарков в виде бутылок с водкой, коньяком, виски и разных сортов вин, которые тут же открывались. Но самыми ценными подарками, которыми мы дорожим и сегодня, были американский флаг, подаренный нашим соседом, ветераном Второй мировой войны, который мы вывешиваем на флагштоке в праздничные дни, и две книги. Джордж Шарп, с которым мы познакомились вскоре после приезда в Америку, и которому мы переводили письма от родственников из Советского Союза, подарил написанную им книгу «Brothers Beyond Blood» (Братья больше, чем по крови), воспоминания военврача времен Второй мировой войны на тихоокеанском фронте военных действий, с надписью: «Всех благ семье Фикс. Вы всегда мечтали жить в Америке».

Чак Веттер на опубликованной им брошюре-инструктаже ответов на вопросы об Америке под названием «Citizen-Аmbassadors» (Граждане-посланники) сделал такую надпись:

«Люсьену, Симе и Ренате, с восхищением и признательностью. Трем замечательным гражданам-посланникам Соединенных Штатов по случаю 10-й годовщины вашего пребывания в Америке».

С любовью. Чак и Элис Веттер. Вашингтон, Округ Колумбия.

(Продолжение следует)


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1097




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2010/Zametki/Nomer3/Fiks1.php - to PDF file

Комментарии:

ИГОРЬ
УСТЬ КАМЕНОГОРСК, КАЗАХСТАН - at 2010-03-22 07:57:21 EDT
тоже хочу в свободное обчество попасть,чтобы вот так мемуары опосля писать,кто что посоветует,делитесь информацией lent8875@mail.ru
София и Юрий
Нью-Йорк, Н.Й., США - at 2010-03-12 11:46:03 EDT
Как всегда, очень интересно и красочно.
Помимо всего прочего, узнали много познавательного из истории страны.
Мы приехали в Америку НАМНОГО позже, в 1995 году.Это было совсем другое путешествие : МОСКВА-НЬЮ-Йорк и всего около 10 часов.
Но мы рады, что оказались в этой стране и благодарим ее за все то, что она для нас делает. Привет,София и Юрий, ваши постоянные читатели и почитатели вашего пера.