©"Заметки по еврейской истории"
март  2010 года

Мoисeй Борoда

Дедушкa

– Коммунисты нас поработили. Они отняли у нас нашу землю, нашу свободу. Они хотели, чтобы мы забыли наш язык, чтобы мы… думали как они, чтобы мы были как... как vergai[1], как… рабы! А они были бы… хозяева – на нашей земле!

...Что было потом?.. Когда – потом? ...Ну, да... Да... Я знала, что Вы про это спросите. Даже если бы Вы не сказали, я бы всё равно знала. Люди Вашей... Вашей нации… они любят вспоминать про это время. Как говорит мой зять: «Они любят тревожить тени прошлого». Он писатель, мой зять, он умеет так... точно сказать, как мы, простые люди, не умеем…

…Тревожить тени прошлого – зачем? Зачем? …Как будто это самое важное, что есть на свете. Как будто мы всё ещё… живём в нашем прошлом. А мы живём не в прошлом. Мы живём сейчас, молодой человек. Здесь и сейчас, а не…

...Да, если Вы хотите это слышать: Да. И с нашей стороны тоже были... эксцессы, отдельные… эксцессы. Так. Люди иногда не могли… себя держать. У многих была большая злость на... на оккупантов, на коммунистов – на этих… этих… išdavikai[2], на этих… предателей. И среди них были люди Вашей… нации – некоторые говорят, их было не так мало. Вы же не будете это отрицать?

Но разве эти люди жили плохо на нашей земле? Нет! Они жили хорошо, очень хорошо! Они имели свои молитвенные дома, эти синагоги, и они имели свои гешефты. Да! В Вилниусе каждый из… каждый из них имел свой гешефт. Каждый! И в Каунасе тоже, и в Шяуляй, и в Мaриaмпoлe… – вeздe, это было так вeздe! Наш Вилниус называли тогда Lietuvos Jeruzalė – «Литовский Иерусалим». Наш Вилниус – Иерусалим! И что же им от нас было надо? – этого мы никогда не поймём...

...Но мы… – мы всё равно не были Ваши... враги. Нет. У моей тёти была даже еврейская подруга. Да, так! Хотя это и не было... обычно. И некоторые ей даже говорили: «Юрга!» – Юрга – так звали тётю. «Юрга», говорили они, «это тебе не подобает!» Но тётя – она была верна этой своей подруге, пока… это было… можно. Она говорила: «Юдит – моя подруга, и я буду держать её сторону». Она была очень смелая, моя тётя, очень решительная, очень прямая. Она всегда говорила своё мнение.

...Девятый Форт[3], Paneriai[4] ...Видите, молодой человек, Вы опять хотите возвращаться туда, в то время... Да, это было… тоже. …Но… оккупация – она ведь тоже была – и почему Вы не хотите говорить про это?

...Дедушка? Да, он... он служил в… Ypatingasis Būrys[5] – не знаю, как это по-русски… Но... – Нет, Вы... не знаете! Вы ничего не знаете! Вы ещё такой молодой человек – откуда Вы можете знать, как это было?

...Нет, дедушка сначала не хотел. Совсем не хотел. Он говорил: „Кто знает, как ещё будет с этой войной? Один Бог это знает! Один Бог!“ Он был верующий, наш дедушка...

...Нет! Кто Вам это сказал? Это неправда! Кто не шёл добровольно, у того... у того могли быть неприятности... Да!.. ...Какие неприятности? Ну... ну, например... например... – ну, что Вы от меня хотите, это же было так давно!

            ...Ну да, некоторые шли сами, тоже так, но… …Нет, только некоторые, я ведь это лучше знаю! Да, некоторые шли сами. Но когда Ваш друг идёт и Вас спрашивает: «А как же ты?», разве Вы скажете «Нет!»? А дедушка – он дружил с Александрасом... да, с... с Лилейкис[6]… Вы знаете это имя? ...И с Антанасом Гуд… …Да, так... Антанас Гуделис[7]… Это имя Вы знаете тоже? Вы много знаете, молодой человек. Зачем Вам это? Зачем? Но разве мы сейчас про это с Вами говорим? Ведь нет…Нeт, Вы всё-таки не понимаeтe… людям, извините, Вaшeй нации это трудно понять…

...Ну, вот дедушка... он... он начал служить в... Ypatingasis. Кто мог тoгдa знать, что Гитлер проиграет эту войну? Кто мог знать? Вначале всё было так хорошо! А потом – потом всё стало опять плохо! И мы – в который раз! – оказались в дураках. В который раз – в дураках! Маленькая нация – она всегда виновата... Всегда. Такая у неё судьба.

...Что там дедушка делал? Про это… про это он… ничего не рассказывал. Даже я… ничего не… знала. Хотя я была его любимая внучка.

…Да, это правда: Я была его самая любимая внучка! Дедушка меня очень любил, больше, чем других внуков. Он мне даже обещал подарить к моему… моему… совершенно…летию свой Вальтер! Я с детства мечтала иметь этот Вальтер, дедушка мне даже давал с ним поиграть, когда я была маленькая. Конечно, под его… присмотром, но всё же... Я ещё сегодня помню эту... эту… там была такая… гравировка: Р38. Представляете: маленькая девочка мечтает иметь пистолет! Хотя – к чему женщине пистолет? Война ведь совсем не женское дело...

Но я хотела быть как дедушка. У нас было много его фотографий, он нам посылал фотографии из тех мест, где он... где он... служил. Он был уже тогда лейтенант! И на одной фотографии он был в форме и с этим Вальтером в руке. Это была моя любимая фотография. И я говорила потом дедушке, когда он вернулся домой после… войны: «Дедушка, я хочу быть как ты!». А он улыбался. Он всегда был очень добрый ко мне. Другие внуки даже завидовали, что дедушка меня больше любит, чем их. Но он ведь их любил тоже. Он был очень любящий, наш дедушка!

…Почему Вы на меня так смотрите? …Мы ничего не знали! Ничего! Мы только потом узнали, позже... на… суде. Эти… эти… оккупанты – они арестовали дедушку! Они устроили ему процесс, судили его! Как будто они имели право его судить! Им нужны были преступники из нашего маленького народа. Который только хотел быть свободным. Больше ничего.

…И мы узнали на этом… на этом суде, что будто бы дедушка… будто бы он… расстреливал детей, этих еврейских детей. Будто бы он… стрелял им в… голову, в затылок. И будто бы он… ставил детей в строй …затылок в затылок, и… и стрелял в первого из… автомата, так что и последний в ряду… падал убитым.

Но всё это – ложь! Ложь, ложь, ложь, и ещё раз ложь, и ещё раз ложь!! Дедушка этого не делал! Он бы никогда себе не позволил так… так издеваться на детьми. Пусть они дaжe были приговорённые!

Он был… он был добрый, наш дедушка. И он был… верующий…

…Да, он был верующий! Он пожертвовал деньги на ремонт нашей церкви. Большие деньги. Там на церкви, у входа даже есть табличка с его именем. Вы мoжeтe потом посмотреть.

Но знаете, как говорят: Что ты хорошего ни делай, а злые языки всегда найдут, что сказать. Так и некоторые злые люди говорили, что эти деньги – только маленькая часть того, что дедушка… выручил за… за золотые коронки. Ну… коронки, которые он будто бы после каждой… каждой… акции от своих начальников получал.

Но это всё – всё! всё!! всё!!! – неправда! Мы никогда никаких коронок у дедушки не видели! Даже я их не видела, хотя я была его любимая внучка. Про золотые коронки только эти... свидетели, эти bailiai[8], эти niekšai[9], на суде рассказывали.

…Дедушкина судьба? Но Вы же знаете: его… приговорили… и… Нет, это неправда! Откуда Вы это знаете? Из газет? В газетах написали неправду. Нет, дедушку не расстреляли. Его... его повесили. Повесили! Как какого-нибудь бродягу! Как преступника…

Мы взяли тогда хорошего адвоката, мы заплатили много денег. Этого мы большевикам не оставили! Дедушка как-будто предчувствовал свой арест и хорошо спрятал деньги.

…Откуда у него были деньги? От труда, от тяжелого труда. Он не то, что некоторые, которые не хотели по-настоящему работать, а только свои гешефты делали – за счет нашего гостеприимного маленького народа. Нет, дедушка был очень, очень работящий...

…Мы тогда решили, что возьмём самого дорогого адвоката. Мы были даже готовы на то, чтобы это был еврей. И самый лучший адвокат во всём городе действительно был еврей. Но этот… этот… адвокат – он отказался защищать дедушку! Отказался! И его нельзя было соблазнить никаким гонораром.

Мы тогда пошли к нему вдвоём с моей сестрой, я очень волновалась и попросила её пойти с мной. И моя сестра спросила этого… адвоката, почему он не хочет защищать дедушку. Ведь мы ему предложили такой хороший гонорар. А он посмотрел на мою сестру, а потом на меня… нехорошим взглядом и потом сказал, что… что на этом процессе он хотел бы быть… не защитником, но обвинителем. Так! Так он сказал: обвинителем! И что ему не нужны деньги, на которых… кровь его близких… Как будто наш дедушка был виноват, что родители этого… адвоката... что они попали в... в Paneriai, в этот лагерь! И я тогда не смогла себя сдержать и закричала этому ев… этому адвокату в лицо: Niekšas[10]! И потом мы ушли, а моя сестра, когда мы были уже в дверях, обернулась и крикнула eму: Kiaulė[11]! Bjaurybė[12]! – и хлопнула дверью…

…Почему Вы опять так смотрите? Нет, моя сестра – она не против… не против Вашей… нации. Нет. Нет. Но она очень была зла тогда, моя сестра, и я тоже, что ничего у нас не получилось, что этот… что этот адвокат... что он отказался защищать дедушку.

…Но некоторые наши знакомые говорили, что мы этому… адвокату просто мало предложили. Вы извините, я Вас не имею в виду, но… ведь это же… это же все знают, что евреи… больше всего на свете любят деньги, они, можно так сказать, рождаются с деньгами в руках...

…Да… – ну вот, нам ничего не помогло. Конечно, если бы удалось уговорить того адвоката, тогда, может быть, у дедушки был бы… шанс. Всё-таки это произвело бы впечатление, когда еврей защищает не… своего. Они ведь защищают только своих. Вы извините, что я так говорю, но это же... известно.

…Но что говорить! Имя дедушки стояло во всех газетах, во всех их проклятых газетах. Они называли его "Палач из Вильно", они поливали его грязью. А потом... – потом его… приговорили.

Но дедушка не плакал. Нет, он не плакал. И он не просил пощады. И когда ему объявили приговор, он бросил этим… niekšai[13], этим… судьям в лицо: "Наш народ не убьёшь!" И в своём последнем слове он попросил расстрелять его – как солдата… Многие в зале плакали. Только эти, которые… ну, которые… выжили – они радовались и бросали в лицо дедушке злые слова. А он стоял мужественно, прямо. Как солдат, который выполнил свой долг.

...Почему Вы так на меня смотрите? Я знаю, что Вы сейчас думаете. Дедушка... он выполнял приказ, он выполнял свой... долг. Ради свободы для нашего маленького народа... Да, он выполнял свой долг. И он был… честным и… справедливым...

…Не надо так смотреть! Да, дедушка был честным. И он был справедливым. И когда один солдат из его… команды был… когда этот солдат… украл… ценности, дедушка приказал его расстрелять.

...Какие ценности? Ну, которые были у этих... у приговорённых. Там было много разных ценностей: золотые кольца, часы, портсигары… там даже были портсигары из золота! Из чиcтoгo золота! Так! Если подумать – что некоторые люди могут себе позволить! И эти… эти... приговорённые – они должны были... сложить всё… сложить эти ценности сами. Солдаты не имели право вмешаться. Они должны были только следить, чтобы всё… чтобы всё было… tvarkingas[14]… padorus[15]… Эти... люди… ну… которых… – они были очень… неспокойные.

...Откуда я это знаю? Так рассказывают люди.

…И этот солдат... – этот солдат взял какие-то ценности себе. И когда дедушка об этом узнал, он приказал расстрелять этого солдата перед строем. Хотя это не был плохой солдат. … Он был честным, наш дедушка, и он был справед…

…Эти люди? Почему Вы так говорите – рaзвe Вы это знаeтe? Нет! Я… я жалею этих людей. Да. Да, я испытываю к ним сочувствие. И я знаю, что они… не все были коммунисты. Те, у которых был хороший гешефт – они не были коммунисты. Им это не было нужно.

...Но... Но… – эти люди имели всё! Они имели всё, о чём мы не могли даже мечтать: деньги и золото, и жемчуг и бриллианты, и их женщины имели красивые нарядные платья, и могли одевать сегодня одно платье, а завтра другое, а послезавтра третье, и они имели шубы из дорогого меха и серьги с бриллиантами, и ожерелья из жемчуга, а их мужчины имели дорогие часы и портсигары из золота – из чистого золота! – и у них были деньги как песок в море, они могли покупать всё, что им хотелось, всё, что им захотелось бы, они могли купить, а мы – мы работали, работали и работали с раннего утра и до позднего вечера, и всё равно не могли себе позволить ничего из того, что эти люди имели, и я в школе должна была видеть, как эти еврейские девочки на перемене поглощают роскошный завтрак, а я не имела из дома ничего, кроме хлеба, сыра и пары каких-нибудь фруктов – ничего, кроме этого, и они были всегда красиво и нарядно одеты, эти еврейки, на них было всегда всё новое, а я ходила несколько лет в одном и том же платье, в одном и том же платье. И это есть справедливость? Это есть справедливость?

Это… это не может быть, чтобы… чужой народ на нашей земле, за счёт нас строил себе богатство, строил себе… хорошую жизнь, это… это… не идёт, так не может быть долго!

...Не надо смотреть на меня так! Я... я не имею… зла на этих людей. Пусть их судит Бог – как он будет судить всех нас когда-нибудь… Конечно, они… пострадали. Это так, кто будет это отрицать. Но… Да, Вы можете мне верить или нет, но я… не имею на них зла. Пусть им Бог будет судья…

…Ну, видите, я Вас совсем… заговорила! Вы извините, что я так… что я не могу… спокойно рассказывать. Но Вы ведь тоже не могли бы спокойно об… об этом говорить, о том, как это было, если бы Ваш дедушка… ну… Вы ведь меня понимаете? Вы ведь не обижаетесь, что я так… эмоционально с Вами говорила, так…. aistringas[16]?

…Что я хотела сказать Вам на прощанье? Ах, да! Недавно был парад того… дивизиона, в котором служил дедушка. И на этом параде участники – совсем уже пожилые люди, как быстро проходит время! – они несли дедушкин большой портрет, и…

…Конечно, в форме, как же иначе! Он ведь потом стал у них командиром! …Да, и на портрете была надпись: «Погиб в борьбе с большевизмом»...

…Вот и вся история. Вы извините, я Вас опять… заговорила. Приезжайте к нам ещё раз.

У нас тут дaжe сохранились развалины старой синагоги. Некоторые предлагали их снести – всё равно, мол, евреев у нас почти не осталось. Но я против этого. И мой муж, и наши дети – они тоже против. Всё-таки, как говорит мой зять, это – тоже деталь нашей культуры...

…А вообще я иногда думаю: Надо же когда-нибудь про всё это забыть! Все мы совершаем ошибки. Так почему же одни более виновны, чем другие? Почему? ...Ну, так давайте забудем. Разве так не лучше – жить друг с другом в мире, пусть другие и занимаются своими гешефтами, ну пусть даже так. Каждому своё. А что было и как оно было, и было ли оно вообще – не нам, маленьким людям, об этом судить...

Примечания


[1] (лит.) vergai = рабы (oт vergas = раб) (от vergas = раб)

[2] (лит.) išdavikai = предатели (oт išdavikas = предатель)

[3] Девятый Форт – один из фортов находящейся в нескольких километрах к северу от центра Каунаса старой крепости. Девятый форт, как и упоминаемый дaлee в тексте расположенный к юго-востоку от Вильнюса Paneriai (в польском варианте – Понары, в немецком – Понар), вошёл в историю Холокоста, как однo из самых страшных мест массовых убийств евреев.

[4] см. прим. 3

[5] Ypatingasis Būrys - Литовская вспомогательная полиция. Находившиеся в её структуре полицейские батальоны – aнaлoги немецких „ зондеркоманд“ – активно участвовали в массовых убийствах еврев как на территории Литвы, так и за её пределами (в частности, в Белоруссии).

[6] Александрас Лилейкис – начальник полиции безопасности в Вильнюсе во время немецкой оккупации. С 1952 года законтактирован отделением ЦРУ в Мюнхене. Нашёл на долгие годы надёжное убежище в США, откуда он в 1996 году, по доказательству его участия как руководителя литовской "Саугумас" (Saugumas) в преступлениях, был выдворен, после чего вернулся в Литву. В 1998 году против него был начат в Литве судебный процесс (значительную роль в том, что этот процесс состоялся, сыграли публикации Эфраима Цуроффа (Efraim Zuroff) из Центра Симона Визенталя). В конечной стадии перед судом предстал 91-летний человек в состоянии, близком к смерти – которая и последовала в 2000-м году, избавив подсудимого от необходимости повторно выслушивать изложение его кровавых дел (за которые он к тому же нe чувствовал угрызений совести и уж тем менее – какое-то стремление к покаянию), а судей – от вынесения приговора, которому вряд ли была бы суждена популярность "в народе".

[7] Антанас Гуделис. Хотя Центр Симона Византаля представил доказательства участия Антанасa Гуделисa в массовых убийствах евреев, процесс по его делу, насколько известно автору, не начат.

[8] (лит.) bailiai = трусы, от bailys = трус

[9] (лит.) niekšai = негодяи, мерзавцы

[10] (лит.) niekšas = негодяй

[11] (лит.) kiaulė = свинья

[12] (лит.) bjaurybė = мерзавец, гадина

[13] см. прим. 10

[14] (лит.) tvarkingas = как полагается

[15] (лит.) padorus = достойно

[16] (лит.) aistringas = страстно


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 2968




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2010/Zametki/Nomer3/Boroda1.php - to PDF file

Комментарии:

Хаим Соколин
Израиль - at 2010-09-03 06:46:16 EDT
В этом рассказе Моисей Борода довёл до совершенства созданный им литературный приём - разговор с серийным убийцей (или с его близким), который, против своей воли, полностью раскрывается перед "собеседником", становится предельно откровенным. Если в рассказе "Посадил дед репку" этот собеседник ещё участвует в разговоре, то в "Дедушке" он не произносит ни слова. Но это повторяющееся "Почему вы так на меня смотрите?... Не надо так смотреть!" производит ещё более сильное воздействие, чем любые вопросы или реплики. Я бы сказал, что это высший пилотаж жанра - собеседника нет, он не заявлен автором физически, однако он не только участвует в разговоре, но и направляет его, заставляя мерзавца (мерзавку) раскрывать самые тёмные кровавые закоулки своей обесчеловеченной души.

Автор мастерски рисует образ простой литовки,которая принесла из детства и сохранила на всю жизнь жгучую зависть, перешедшую в патологическую ненависть к соседям-евреям. Её характерный язык, духовную убогость, звериную примитивную мораль и нежную любовь к доброму дедушке. Образ необычайно рельефный и столь же типичный. Такова реальность. Ничего не изменилось и не изменится. Рассказ подводит к единственному реалистическому выводу: "Не питайте иллюзий!". Нынешняя обстановка в мире показывает, что это касается не только Литвы.

Lali Petzold
Deutschland - at 2010-07-04 08:41:16 EDT
Талантливый рассказ, после прочтения которого становится особенно грустно из-за непрестанной актуальности темы.
Лариса Воловик
Харьков, Украина - at 2010-06-14 10:59:22 EDT
Уважаемый Моисей Борода,

Сказать, что Ваш рассказ «Дедушка» произвел на меня впечатление – это не сказать ничего. Почему-то (несмотря на тему) я его через какое-то время перечитываю и перечитываю. Вы настолько передали - прочуствовали все ньюансы, что от этого становится горько и больно. Так было и так, к сожалению. будет, и ничего мы не сможем изменить, и мы знаем это – и будем все равно продолжать то, что каждый из нас делает (может сделать)…

С интересом читаю остальное написанное Вами.

Борис Дынин
- at 2010-06-03 23:56:02 EDT
Изалий Земцовский
Беркли, Калиф, США - at 2010-06-03 23:24:25 EDT
но никого не тронули – только евреев всех поубивали и ушли
================================================
Вот бы поставить сегодня эксперимент на улицах Москвы, Петербурга, Киева и др столичных городов. Расклеить плакаты на русском, украинском и пр. национальных языках: "Никого не тронем, только их", а потом спросить публику о каких таких "их" идет речь. Сегодня публика там могла бы подумать о грузинах, чеченцах, китайцах и др., но не подумают ли она тут же о евреях как "их", не включенных в "никто". Тут бы и Спиноза растерялся с пониманием необходимости в сознании антисемитов :-(

Изалий Земцовский
Беркли, Калиф, США - at 2010-06-03 23:24:25 EDT
Изалий Земцовский, Berkeley, California, USA

Позволю себе одну ремарку – в связи с действительно сильным рассказом М.Бороды (которого, кстати сказать, давно знаю как музыковеда и композитора) и одной из содержательных реплик Б.Дынина (at 2010-03-11 09:59:11 EDT), трогательно вспомнившего аж Спинозу... Полагаю, что затронутое -- не «тема», а экзистенциональная проблема, едва ли разрешимая на уровне даже элементарного взаимопонимания. Я лично красноречиво столкнулся с ней много лет назад, в 1964 году, во время фольклорной экспедиции на родину М.П.Мусоргского. Будучи неподалеку от Невеля (в прошлом Витебской губ., ныне – Псковской обл.), откуда мои родители и все предки, я задал крестьянкам вопрос «на засыпку» -- а были ли у вас немцы во время войны? Разумеется, я знал, что были, и знал о страшной трагедии еврейского населения городка, но мне было важно услышать их реакцию. Для того, чтобы вы могли сполна оценить то, что я тогда услышал, следует добавить, что мои певуньи явно принимали меня за своего, т.е. за русского парня. «Да, были, -- быстро и спокойно ответили мне, и также быстро добавили, чтобы успокоить, -- но никого не тронули – только евреев всех поубивали и ушли». По-моему, комментарии излишни – обьясняется многое... Это «никого – т.е. ни одно живое существо -- не тронули» до сих пор звенит в моих ушах...

Григорий
Калининград, Россия - at 2010-03-28 03:55:44 EDT
Тронуло. Не мог бы автор поделиться своим творческим методом? А, по сути, проблема восходит к человеческой природе. С лишком многое говорит об ошибочности создания природой или сотворения богом человека. Это рассуждение не имеет большого практического смысла. Но как ещё объяснить и принять написанное в рассказе. Человек – животное, наделённое разумом. Ему не нужно, обозначая свою территорию, поднимать ногу – есть более сильные аргументы. И я бы применил их к некоторым представителям своего вида. Экс территориально. С одной стороны. А с другой – более тридцати лет женат на литовке. Моя любимая жена.
Йегуда Векслер
Бейтар Илит, Израиль - at 2010-03-25 18:36:44 EDT
Блестящая и правдивая стилизация литовской речи. Когда, примерно 35 лет назад, я "отдыхал" там, то слышал очень похожее и по стилю, и по содержанию. Больших дальнейших успехов автору!

Г-ну V-A.
Евреи караимского вероисповедания - нонсенс. Караимы - самостоятельный народ, ничего общего с евреями не имеющие, кроме религии, представляющей собой некий эрзац иудаизма, наиболее близкий к другому эрзацу -- самаритянскому. Однако караимы (как и самаритяне)отрицают Устную Тору, а поскольку она является наиболее характерной особенностью иудаизма, религию караимов (и самаритян), строго говоря, нельзя называть иудаизмом.

Моисей Борода
- at 2010-03-16 03:53:42 EDT
Дорогие мои читатели! Большое Вам спасибо за Ваши доброжелательные отзывы на "Дедушку". Я искренне тронут Вашим добрым отношением.

Ваш Моисей Борода

anticomunista
- at 2010-03-14 09:38:12 EDT
V-A:"Беспощадно показано гнилое нутро антикоммунистов."

Один только вопрос к V-A (без всякого отношения к сочинению господина Бороды): если у антикоммунистов - гнилое нутро, то у коммунистов оно - здоровое? И в чем, по Вашему мнению, состоят гнилость и здоровье? В политическом, разумеется, смысле, поскольку об этом, как кажется, идет речь.

Александр Гордон
Хайфа, Израиль - at 2010-03-13 15:37:06 EDT
Уважаемый г-н Борода!
Большое спасибо за ссылку на Ваш рассказ.
Мне он очень понравился.
Желаю творческих успехов.

Дмитрий
Киев, Украина - at 2010-03-12 12:37:58 EDT
Самое страшное что и через 100 лет в любой стране будут новые дедушки и внучки.
Яков Ходорковский
Израиль - at 2010-03-12 10:49:56 EDT
Глубокая благодарность автору за удивительный рассказ. Тема, разумеется, больная, страшная и вечная. И тем более поражает, как мастерски автор с этим материалом обошелся.
Очень хочется увидеть автора в Заметках снова.

Борис Э.Альтшулер
- at 2010-03-11 14:17:19 EDT
Александр Хассон
Мейтар, Израиль - Thursday, March 11, 2010 at 09:00:17 (EST)
Уважаемый, г-н редактор!
Некая библиотекарша из Беер-Шевского университета 33 года назад издала (за свой счёт) книжечку. Привела аргументы в пользу того, что варяги (на заре становления России) являлись евреями-язычниками. Она привязала названия днепровских порогов к словам из иврита. И вот опять : "клипа - колупать" и т.д.
++++++++++++++++++++++++++++++
Уважаемый Александр,
по всей видимости Вы пишете о публикации пионера неомарристики в Израиле Фани Яфит („Смотри в корень. Сборник иврит-русских слов, схожих по звуку и по смыслу. 2000 слов», Тель Авив 1982) по сравнительной этимологии иврита и русского языка, которая о таком своем пионерстве, очевидно, еще даже не знала. Уже во второй половине 19-го в. появились работы по сравнительному анализу иврит-русского языка и иных европейских языков, напр.: “O языке евреев, живших в древнее время на Руси», Ст.-Петербург 1865 Овсей Штейнберг «Гебраизмы в русском языке». Вильно, 1878 или Kraus, Samuel: «Griechische und lateinische Lehnwörter in Talmud, Midrasch und Targum», Berlin 1899, Bd. (Neuausgabe Hildesheim, Zürich-New York 1987).

Далее, на упомянутой Вами «заре становления» России еще не было, была Киевская Русь (где-то конец 9-го в.). Сам топоним России и этноним россиян происходит от иврит-ханаанского рош-раш-рас-рос, т.е. голова – обозначение князя.

Готский историк Иордан описывает в «Гетике“ венедов (вендов) – „младших братьев, детей достопочтимых родителей», которые появились в 6-м в. в Галлии, в Септимании около Нарбонн.

Других "младших братьев", которые искали удачи в воинских группах и в битвах, называли Вараг. Они стали предками более поздних варягов. Иврит-ханаанский сравнительный анализ дает нам: вар – разделение, -аг - беженец или викинг. В русской Карелии и в Финляндии есть много топонимов, звучащих как Вара, Ваара, Варра, Варака т.д.

Эти популяции были также названы Норманами:

Нора – ужасно, ман - не многие, самостоятельные или отделенные.
От словенских норцен/нарцен (канаан. тянущие) происходит по Студенцову, вероятно, скандинавский топоним Норвегии (Nörske). Современное самоопределение Королевства Норвегии - Kongeriket Norge.

Норман: нор - норцы, ман - не многие, которые разрушают, самостоятельные, сепаратисты, т.е. независимые, отделенные уничтожители - норцы. Этноним норвежцев можно объяснить канаанитски: вега - половина, т.е. половина норцев.

Для этнонима Викинг возможна также похожая этимология:

Вики - прорыв, разрушение; -нг – вести, атаковать, т.е. те, которые ведут прорыв или атакуют.
Вышеприведенная этимология А.Студенцова говорит о том, что известные из римской истории вики/viki – деревни и поселения на пограничных укреплениях Римской империи лимес/limes носили скорее всего канаанитское обозначение, заимствованное у местных германцев и адаптированное в античной латыни.

Подобные гебраистко-ханаанские языковые примеры можно по желанию продолжить. Например, исходят из того, что европейское слово для Севера - Nord, а также Норвегия, Нордкап (канаан. кап - изгиб, вращение) или Нордвик могут происходить от этнонима норцев, чьи потомки зовут себя сегодня норвежцами. Обо всем этом очень интересно пишет современный русский ученый Александр Студенцов (2006).

Борис Дынин
- at 2010-03-11 12:35:19 EDT
Возвратившись к компьютеру (до поры, до времени у меня ограниченный доступ к нему), хочу восполнить мой предыдущий отзыв словами: "Замечательно написано!" Единственный шаг в сторону, как мне кажется, я вижу в восклицании сестры "героини": И потом мы ушли, а моя сестра, когда мы были уже в дверях, обернулась и крикнула eму: Kiaulė[11]! Bjaurybė[12]! – и хлопнула дверью… Это нарушает атмосферу искреннего непонимания "героиней" упрямого нежелания евреями "не тревожить тени прошлого". Если Kiaulė[11]! Bjaurybė[12]!, то и она "тревожит тени прошлого", чтобы добиться признания "дедушки" моральным человеком. Но только с ее утверждением несправедливости обвинений против "дедушки" вместе с ее признанием, что он не был против евреев, проблема рассказа и его художественный накал сохраняют свою силу.

К слову. Хорошо было бы обсудить на Портале книгу:The Sunflower: On the Possibilities and Limits of Forgiveness by Simon Wiesenthal. New York: Schocken Books, Inc., 1998 (Симон Визенталь, "Подсолнух: О возможности и границах прощения") Она переведена на русский. Это история умирающего нациста, просящего "отпущения грехов" у заключенного в концлагере еврея. Книга содержит десятки откликов (часто несовместимых) известных лиц.

Еще раз спасибо автору за рассказ.

Элиэзер М. Рабинович
- at 2010-03-11 10:07:55 EDT
Трудно даже представить, что можно написать с таким безграничным талантом...
Борис Дынин
- at 2010-03-11 09:59:11 EDT
Из отклика Игрека на статью: Борис Дынин. Письмо Александру Булгакову, автору книги «Где Авель брат твой?»: «Вот так и идут диалоги: до какого-то момента все хорошо, а потом обе стороны упираются в какой-то исторический, часто мелкий - не теологический - вопрос... и тупик. Ибо взгляд на историю был, есть и будет разный с разных сторон. Как хорошо показано в рассказе Моисея Бороды в этом номере. Какая после этого теология и какой диалог?»

Конечно, печально, уважаемый Игрек, что диалог часто упирается в какой-то исторический вопрос. Тогда он теряет, как бы чистоту высокой теологической мысли. Но ей нечего терять в этом плане, ибо и не было ее «чистой» от истории.

Рассказ Моисея Бороды побуждает (не хочу сказать «заставляет» - кого как) задуматься (еще и еще раз) о том, «что есть человек». Ведь с точки зрения эволюционной концепции морали, трудно понять, какую службу выживанию рода (вида) исполняет мораль. Ведь «дедушка» высоко морален и в своем сознании, и в отношении к внучке, и в сознании самой внучки. И евреи не были угрозой выживанию литовцев! Более того, помогали выживать этой маленькой нации своей экономической деятельностью (кажется, никто их не упрекал как шинкарей, спаивающих литовцев). Но вот стреляет «дедушка» в затылки еврейских детей. Что здесь от «естественного», «стадного», и даже «банально-злого» поведения? Может быть и было бы здесь что-то от этого, если бы «дедушка» чувствовал моральные угрызения при мысли о своих собственных внуках (мол, подчиняюсь необходимости, делаю это ради спасения моего народа и пр.), но он не чувствует таких угрызений, да и не думает так. Мораль выводится полностью за скобки, но человеком-то (моральным существом) «дедушка» остается, как ни крути.

Почти 70 лет прошло с тех дней, но как бы ни объясняли Холокост и «банальность зла» социо-психо-экономически, мы (я, по крайней мере) не можем освободиться от потрясения при воспоминании о «неестественном» поведении человека. Исторически повторяющееся не есть "естественное" в вопросах морали Осознанное "естественное" не могло бы нарушать свой "естественный закон", оно было бы "осознанной необходимостью". (Бедный Спиноза! Дополоскали его мысль до превращения ее в ветош) Что есть естество человека?

Aschkusa
- at 2010-03-11 09:51:07 EDT
Накормили тролля...

В частях вермахта были этнологи, лингвисты и "специалисты" по расовой теории, поэтому отношение к караимам диктовалось этим "научным" подходом. Караимов в Крыму и в Тракае, действительно, не трогали, а вот в Киеве, в мясорубке Бабьего Яра, их сбросили вместе с убитыми евреями в одну яму. Там вот и знаменитая экспертиза раввинов о том, что они неевреи не помогла.

Проверяйте тщательнее источники и не надо ля-ля!


Soplemennik
- at 2010-03-11 08:30:21 EDT
Показано лицо гадины. У таких же снимал комнату в Друскиненкае. Не обошлось без откровений под их колбаску и нашу водку. Как и следовало ожидать - "Евреи сами виноваты".
-------------------------
Но V-A конечно не смог остаться в стороне от темы. Караимов не трогали!!! Обалдеть можно! Куда ж они делись?

V-A
- at 2010-03-11 00:03:43 EDT
Беспощадно показано гнилое нутро антикоммунистов. Справедливости ради всё таки надо сказать, что ныне в Литве имеется государственная программа возрождения еврейской общины, аналогичная программе Германии. Я знаю многих белорусских евреев, которые эмигрировали из Белоруссии не куда нибудь, а в Литву.

И ещё замечание - евреев караимского вероисповедания не трогали, их синагога, кенаса, так и стоит на озере Тракай.

Е.Майбурд
- at 2010-03-10 23:38:51 EDT
Тема, мягко говоря, не новая. То, как она решена, заставляет содрогнуться - так, будто впервые слышишь об этих вещах.
Это - мастерство. Произведение мастера, или, по-французски, шедевр
Автору - поклон глубокий.

P.S. Кто-нибудь может объяснить, по какой ошибке в отзывы на этот щедевр попало эссе уважаемого Альтшулера о балтийских языках?

Борис Э.Альтшулер
- at 2010-03-09 16:24:22 EDT
Через индогерманизм, политическое преломление результатов индогерманских наук, сыгравший большую роль в системе «доказательств» расовой теории балтийского немца Альфреда Розенберга, фашизма и нацизма, балтийские языки были подняты не только на щит компаративистики, поиска индоевропейского праязыка, но и жуткого политического развития в Европе во время 2-й Мировой войны. Маленькие или относительно небольшие народы Северной Европы, себя до того ничем особенным не проявившие, вдруг преисполнились невообразимой гордости за свои «арийские» истоки, что наряду с христианским церковным антисемитизмом быстро привело к национализму и экстремизму как компенсации бедноватой истории Балтии.

Йохан Бекман опубликовал в январе в "Заметках" статью, в которой он пишет: «В Финляндии, Эстонии или Латвии возможно использование какой угодно нацистской символики, поскольку по закону это не является преступлением. Интересно отметить, что свастика считается в Финляндии важным государственным символом. В Финляндии свастику можно встретить, например, на государственном президентском флаге, на флаге и погонах финских военно-воздушных сил, на многих военных знаках отличия (в том числе и на высшей военной награде – Кресте Маннергейма, на высшем финском знаке отличия – Кресте Свободы), а также на символике военизированной женской организации «Лотта Свярд» (запрещенной после войны как профашистская).» Нужно ли эту информацию комментировать?

Буквоед
- at 2010-03-08 20:08:14 EDT
А вот я не могу понять другого. Ну, на Украине отношение украинцев и евреев никогда, мягко скажем, гармонией не отличались, впрочем, как, хоть и в меньшей степени, в Белоруссии. Но ни в Литве, ни в Латвии не было погромов, не было такого оголтелого антисемитизма, и тем не менее такой геноцид во время Холокоста, превзошедший и Украину и тем более Белоруссию?!

Игрек
- at 2010-03-08 18:46:18 EDT
Мурашки по спине. А если с трудом отвлечься от темы, то какая сильная проза сама по себе. Хотя разве можно отвлечься от темы. Я еще застал подобные разговоры от отсидевшего свои 25 лет белорусского полицая. Но литовцев, конечно, переплюнуть никому не удалось. Не зря почти все евреи Вильнюса уехали в Израиль при самой-самой первой возможности.


Марго
- at 2010-03-08 05:58:03 EDT
Родственники из Литвы говорят, что литовский не очень правильный, но нельзя не присоединиться к мнению уважаемого Владимира Вайсберга!

Владимир Вайсберг
Кёльн, ФРГ - at 2010-03-08 02:52:00 EDT
Монолог внучки палача позволяет сделать принципиальный вывод. Народы, не раскаявшиеся в своём смертном грехе, не раскаявшиеся в своих преступлениях против еврейского народа, продолжают нести на себе тяжкое бремя вины пред Всевышним. Украинцы, поляки,литовцы и латвийцы не желают с этим согласиться. Ордена Бандере и Шухневичу, парады членов дивизий СС, памятники палачам еврейского народа делают из потомков сопричастными к преступлениям "дедушек"
Благодарю автора за смелость, честность и мастерство!
Успехов Вам!

A.SHTILMAN
New York, NY, USA - at 2010-03-07 20:43:43 EDT
Трудно определить жанр этой замечательной прозы.Она потрясающе реалистически и достоверно передаёт внутренний мир "убиц среди не нас". Похожие речи я слышал от "прибалтов" и более высокого общественного положения. При мне они немного стеснялись, но только немного.Старались о евреях не говорить, но...но это было ясно и без слов. Ещё раз - эта проза замечательная находка, как и её автор, для "Заметок".Спасибо!
Aschkusa
- at 2010-03-07 13:28:48 EDT
Прекрасный и очень аутентичный рассказ из Прибалтики, который во многом открывает глаза на мотивы и психологию "убийц среди нас".

Замечательно написано!

P.S. Евгений Михайлович, этот номер "Заметок" - он журнал каких-то всех очень талантливых людей!