©"Заметки по еврейской истории"
декабрь  2010 года

Фрима Гурфинкель

Книга Восхвалений

Предисловие Вильяма Баткина

О новом русском переводе Книги Псалмов Давида

Моше-Рабейну дал Израилю пять книг Торы,

Давид дал Израилю пять книг псалмов.

Мидраш Теѓилим

«Книга Восхвалений» – так возвышенно, точно по-русски назвала Фрима Гурфинкель свой завершенный многолетний труд – перевод пяти книг псалмов царя Давида, сопроводив их подробными и глубокими комментариями РаДаКа (раби Давида Кимхи). Книга вышла в 2008 году в иерусалимском издательском доме «Еврейская Книга», в серии «ТаНаХ – При Аарон».

В среде большинства русскоязычных репатриантов, ощутивших свою оторванность от еврейских корней и возвращающихся в Эрец-Исраэль к религии предков, с особым почтением относятся к Фриме Гурфинкель, известному и талантливому переводчику основных книг ТаНаХа. Её перевод Пятикнижия Моисеева с комментариями Раши стал событием в культурной жизни русскоязычного Израиля. Затем к читателю пришла серия брошюр со строгой белой обложкой в голубом обрамлении – ее переводы с комментариями «Книги Судей», «Книги пророка Шмуэля», «Свиток Эстер» и «Свиток Рут», и многих других. Классический комментарий к Торе Раши – Рабейну Шломо Ицхака – был написан более девятисот лет тому назад, переведен на многие языки, и только молодая еврейская женщина, не знавшая до приезда в Израиль ни одной ивритской буквы, с мастерством и вдохновением выполнила то, что до неё не смогли сделать знатоки иврита и Торы.

Обо всём знаю и сужу не понаслышке: вот уже десять лет пытаюсь постичь смысл нашего Учения и с наставниками, и по переводам Фримы Гурфинкель, но, задолго до личного знакомства, вчитываясь в сотворенный ею русский эквивалент святого языка, я иногда ощущал присутствие автора – не только ее взгляд, объединивший ум и печаль, но и вдохновение, словно горящий между строк огонь… Мне повезло несказанно: некоторое время назад нас познакомили, и я, очарованный этой милой женщиной, ощутил горящий в её душе огонь… И непостижимую для меня глубину знаний…

Мне неведомо, да и спрашивать посчитал неловким, когда Фрима решила обратиться к псалмам Давида. Думается – давно, погрузившись в перевод книги пророка Шмуэля: в ней впервые, в Бейт-Лехеме, тогда иудейском, появляется Давид, седьмой сын Ишая, юный, кряжистый и рыжеволосый, и его для помазания на царство берут от овечьих загонов. Именно после помазания и победы над Голиафом к Давиду приходит особый дар – услышать по наитию Свыше и записать псалмы. Правомерно и иное толкование, основанное на словах Мидраша, вынесенных мной в эпиграф: только после завершения переводов всех пяти книг Торы с комментариями Раши, умудренная опытом переводчик взялась за переложение поэтических текстов Книги Псалмов, будто монолит, стоящий рядом с Торой. И одарила нас, ее почитателей, тех, кто пока не читают на иврите, но могут насладиться этим своеобразным изданием.

Личность Давида – удивительная, неповторимая, единственная в нашей истории, ибо Священное Писание сообщило нам не только его родословную, что естественно, но и посчитало необходимым предвещать имя его будущего потомка, Машиаха.

Именно ему, Давиду, царю Израиля, предку Машиаха доверено было составить Книгу Псалмов, значение которой на протяжении нашей тысячелетней истории – на высоте недосягаемой. Псалмы – это молитвы, обращенные ко Всевышнему. Но, изреченные святым пророческим духом, слова вдохновенной молитвы словно вложены Б-гом в уста Давида. В душе народа и в душе каждого из нас Книга Псалмов оставила глубокий благодатный след.

Едва ли не в первый месяц после репатриации, поселившись вместе с сыном и его семьей в Бейтар-Иллите, чистеньком религиозном городке за зеленой чертой, к юго-западу от Иерусалима, неожиданно столкнулся я с дивным, неведомым другим народам явлением. В дни печальных событий – кто-то тяжело заболевал или ранен в теракте, у какой-то женщины – трудные роды, – на парковых скамейках или на приусадебном участке собираются в кружок женщины и склонившись над раскрытыми томиками, что-то читают, беззвучно шевеля губами. Разъяснили мне – читают Псалмы. С тем же явлением встретился в больницах, где встревоженные родственники и друзья оперируемого погружаются в чтение Псалмов. Когда строку прочитывают вслух, особенно, на святом языке, в Небесах откликается соответствующая духовная сила; откликается и прочитанный на других языках стих, и на русском.

На протяжении всей нашей истории, и во времена гонений, и в редкие периоды благоденствия, вся еврейская жизнь была связана со стихами Книги Псалмов. Мудрецы говорят: нет такой строки в книге, которая не была бы орошена слезами наших предков – и во времена обоих Иерусалимских Храмов, и в тысячелетнем галуте, и в девятнадцатом-двадцатом веках – нашими дедами и бабушками. Сегодня, на земле Израиля, Псалмы Давида вдохновенно и возвышенно звучат на иврите в устах наших внуков… И будут звучать так долго, как долго будут существовать небеса над землей!

Убежден: о новом переводе Книги Псалмов предстоит серьезный и профессиональный разговор – и знатоков Священного Писания, и филологов. И о его отличительных свойствах: высоком современном слоге перевода Псалмов с комментариями Радака и его предисловием, детальных и подробных толкованиях практически каждого стиха каждого псалма, позволяющих не только произносить, но и попытаться осознать русскоязычному читателю написанное великим еврейским Царем и Псалмопевцем.

Вот, к примеру, первые строки 139 Псалма: великая истина, словно могучий поток, вырывается из глубин духа человеческого.

Куда уйду я от Твоего духа и куда от Твоего лица убегу?

Взойду ли на небо – Ты там, постелю в преисподней – вот Ты.

Подниму ли я крылья зари, поселюсь позади моря,

И там Твоя рука направлять меня будет

и держать меня будет десница Твоя.

Ибо потому Книга названа «Книга восхвалений», что восхваление Творца в псалмах включает в себя или подразумевает восхваление сотворенного Им – человека и подвластной ему окружающей природы. 

Вильям Баткин

Фрима Гурфинкель

«Книга Восхвалений»

На струнах души

Книга Восхвалений (Псалмов) открывает собой третью часть ТаНаХа, Писания. Она делится на пять книг-частей, что, по мнению мудрецов, соотносится с Пятикнижием Торы.

Псалмы – это молитвы, обращенные к Б-гу. Они изречены святым пророческим духом и потому вошли в число Священных Писаний, т. е. носят характер Б-жественный. Как известно, пророки обращались к Б-гу с молитвой, и такая молитва представляет собой другую сторону пророческого видения. Более того, порой Сам Господь учит пророка молиться Ему. И, значит, молитва пророка, обращенная к Господу, по сути своей идет от Него. Слова вдохновенной молитвы как бы вложены Б-гом в его уста. И также левитов, исполнявших псалмы, называли пророками ввиду того, что на них нисходил святой пророческий дух, когда они пели в сопровождении музыкальных инструментов. Но и после прекращения пророчества молитва остается тем путем, которым можно достичь близости к Б-гу.

Некоторые толкователи, как, например, рав Саадия Гаон, рассматривают Книгу Восхвалений как в полном смысле пророческую. Другие подчеркивают, что она изречена святым пророческим духом. Но и те, и другие придерживаются мнения, что Давид и другие псалмопевцы провидели грядущее и молились о поколениях своих далеких потомков, душой как бы присоединяясь к ним. Так, например, сыны Кораха говорят о преследованиях сынов Исраэля в их многолетнем изгнании после разрушения Второго Храма [44][1].

Псалмы отличаются необычным свойством: они служат молитвами и для всего народа, и для каждого человека в отдельности из поколения в поколение. Об этом мудрецы говорили, что все изреченное Давидом в его Книге относится и к нему самому, и ко всем сынам Исраэля во все времена. Это верно и по отношению к тем псалмам, где в заглавии названо конкретное событие из жизни Давида, которому псалом посвящен. И сегодня мы взываем к Б-гу при посредстве псалмов, как из века в век взывали наши далекие предки. Жизненные ситуации и просьбы выражены в них в самом общем виде, как бы напоминая, что Б-гу все известно. При этом молитва исполнена веры в то, что все с человеком происходящее идет от Б-га. И Он один знает, что хорошо для человека, который порою просит о том, что в действительности для него благом не будет.

Итак, Книга Восхвалений содержит молитвы на все времена для общества в целом и для отдельного человека. В мидраше к семьдесят восьмому псалму мудрецы учили: «Пусть человек не думает, будто псалмы не являются Торой. Они воистину Тора». И, значит, к ним надлежит относиться не только как к молитве во всем ее многообразии, но также и как к Учению. В псалмах отражена сущность человека, сотворенного по образу и подобию Б-жьему.

В отличие от Пятикнижия и Книг Пророков, где Творец обращается к человеку, в Книге Восхвалений к Творцу обращается человек. Из глубин души человеческой вырывается крик и ликование, зов о помощи и восторженная благодарность, стон и хвала. Вся Книга проникнута беззаветной преданностью Всевышнему в беде и в радости, на пороге гибели и в поры избавления. В любое мгновение своей жизни псалмопевец видит себя стоящим пред Господом. К Нему устремлены все порывы его души, все надежды и упования из среды земного бытия и через его осмысление. Для псалмопевца Превечный является источником и смыслом жизни, а сознание Его присутствия определяет человеческие поступки и помыслы, отметая все порочное и преступное. Творец повсюду: и в небесных высотах, и в безднах земных. Душа и разум обнаруживают Его могущество в природных явлениях и катаклизмах, в истории и в людской судьбе. «С небес взирает Господь, видит всех сынов человеческих, с тверди Своего восседания обозревает всех обитателей земли» [33, 13-14]. Итак, повсюду в мироздании Творец открывает Себя человеку в ответ на его зов беззвучный или воплощенный в слова.

Сознание неизменного присутствия Творца осеняет существование человека и народа. В этом присутствии связь преходящего с вечным, в нем залог бытия и защита: Господь окружает Свой народ, как горы окружают Йерушалаим. Как в природе, так и в истории известны сокрушительные потрясения. Тогда могучие горы рушатся, и только Он остается опорой незыблемой. И потому «идя долиною смертной тени, не устрашусь зла, ибо Ты со мной» [23, 4]. Ведь того, кто приобщился к источнику блага и жизни, зло не страшит даже там, где оно, казалось бы, властвует.

Среди многообразия голосов в Книге выделяется молитва человека в беде. Он пред Творцом изливает душу и верит, что его мольба будет услышана. В безысходности человек взывает к Б-гу: «Спаси меня, Б-же, ибо воды дошли до души. Тону я в трясине пучинной и неустойчив, я вошел в глуби водные, и поток уносит меня» [69, 2-3]. Чудесным образом молитва противостоит отчаянию и вселяет надежду. Она преодолевает любые расстояния, ведь Господь близок ко всякому, кто к Нему взывает. Чем искреннее молитва, тем ближе Б-г к человеку, который сам эту близость явственно ощущает. И вот «услышал Господь мольбу мою, Господь молитву мою принял» [6, 10]. В молитве человек возвышается над бедами и находит выход из душевного утеснения. Особый вид молитвы содержит не просьбу о спасении от беды, а просьбу о духовном восхождении: «Пошли Твой свет и Твою верность, они направлять меня будут (и) меня приведут на гору Святыни Твоей» [43, 3].

Наряду с молитвой среди многоголосия Книги выделяется хвала, глас души, восхищенной величием и великолепием творения Б-жьего. Молитва просит об изменении данной действительности и за это благодарит, в то время как хвала видит в действительности величайшее чудо. Небеса и земля с их воинствами воспринимаются в их первозданном виде как совершенное творение Всевышнего. С удивлением и восторгом смотрит человек на великое чудо своего бытия. Мир существует не сам по себе, а потому что «Он сказал, и было, Он повелел, и настало» [33, 9]. Не только человек близок к Б-гу, но все Его творения существуют милостью Б-жьей, и Его все они восхваляют. Их голоса сливаются в молитве Тому, Кому молится человек. Каждый о своем просит, однако хвала является всеобщей и объединяет всех, от вышних до нижних, включая человека, в ком небо с землей встречается. Для ангелов, светил, бездн и мельчайших живых существ общим является источник их существования. Это объединяет их во вселенской хвале, которую человек изрекает как бы за тех, кто разумом и речью не наделен.

По отношению к псалмопевцу противной стороной являются нечестивые, чье преуспевание причиняет страдание людям и заставляет их усомниться в справедливости мирового устройства. Нечестивые преследуют праведных, преданных Б-гу. Не веря в Провидение, они убеждены во вседозволенности, потому что «не видит Господь, и неймет Б-г Йаакова» [94, 7]. Двойная зависимость существует между нечестием и неверием. «Сказал негодный в сердце своем: Нет Б-га!» [14, 1]. Иначе говоря: злодеяние разрушает веру, а отсутствие веры в свою очередь делает дозволенным любое злодеяние.

Изначально псалмопевец убежден в том, что нечестие недолговечно, что «нечестивых путь пропадет» [1, 6], они обречены на небытие не только в грядущем, но и в настоящем. Их преуспевание мимолетно и иллюзорно, как «мякина, уносимая ветром» [1, 4]. Многочисленные молитвы содержат не только просьбу о спасении от рук нечестивых, но также и просьбу об их истреблении из мира. Своими поступками нечестивые все больше отдаляют себя от возможности раскаяться, делая сердце свое невосприимчивым к Б-жественному свету и истине. Их существование как таковое становится источником бедствия для окружающих и, в конце концов, для них же самих. И потому, описывая страдания, причиненные врагом, псалмопевец взывает к милости Всевышнего: «И по Твоей милости моих врагов истреби» [143, 12]. Во вселенской Б-жественной гармонии единственным диссонансом является присутствие нечестивых. Все мироздание выполняет волю Творца, и только они против Него восстают. Поэтому просьбой об устранении порочного и порочащего завершается гимн: «Исчезнут с земли грешники, и нечестивых не будет более» [104, 35]. В другом псалме восторг от чудес Творца сменяется готовностью бороться с ненавистниками Б-га, которые нарушают гармонию творения, восставая против Творца. С их существованием псалмопевец не может мириться, в них он видит личных врагов. «Я ли Твоих, Господи, ненавистников не возненавидел, и с восстающими против Тебя я ли спор не вел?» [139, 21].

Хвала Творцу неизменно включает в себя хвалу тому, что Им сотворено. А из числа всех Б-жьих творений выделяется человек. Будучи существом недолговечным, он один из бренных сознает кратковременность своего пребывания в мире. Однако при этом он удостаивается особого положения среди всего сотворенного:

«Когда вижу Твои небеса, деянье Твоих перстов, луну и звезды, Тобой утвержденные, – что есть человек, что Ты вспомнишь его, и сын Адама, что его Ты взыщешь? И немногим Ты его умалил перед сильными, честью и блеском увенчал Ты его, Ты дал ему властвовать над делами Твоих рук, все положил Ты к его ногам» [8, 4-7].

На фоне вечного звездного неба невероятной кажется ни с чем не сравнимая возвышенность бренного существа. Человек причастен к Б-гу и, значит, к вечности. Вернее, человек может прожить жизнь былинки, не оставив после себя следа, но в его силах достичь высот беспредельных. Действительно, дни человеческие мелькают, словно тень пролетающей птицы, но, с другой стороны, «Господь знает дни непорочных, и их владение вовек пребудет» [37, 18], т. е. их уделом является вечность.

На протяжении веков, в годы тяжких преследований и в периоды относительного благополучия, Книга Восхвалений была источником духовной поддержки и стойкости для народа. Большинство псалмов соотносится со всевозможными жизненными ситуациями в мире, который ждет окончательного избавления. И в этом мире проявляется величие Творца и Его милосердие к тем, кто на Него одного уповает в беде и в испытании.

В псалмах мы видим народ, близкий к Господу и избранный Им, а также и отдельного человека, личность. И народ, и человек нуждаются в спасении, их душа жаждет Б-га. В их жизнь смысл привносится свыше: Господь ниспосылает Свой свет и истину. Это Он учит Торе Своей каждого, а не только великих мужей и пророков. И потому каждый может обрести близость к Б-гу.

Наряду с Пятикнижием Книга Восхвалений представляет собой неотъемлемую часть многовекового еврейского духовного наследия. Это книга молитв для всего народа, для отдельных общин и для каждого человека. Из поколения в поколение молящийся находил в псалмах выражение своих просьб и надежд, своих чувств и помыслов. Древние священные стихи хранят в себе скорби, слезы и стоны бесчисленных предков, которые присоединяются к воплю их далекого потомка. Псалмы сопровождают любое важное событие в жизни еврея, начиная с рождения и кончая смертью. Псалмами начинают и завершают день. Это источник непреходящих моральных ценностей, источник народной памяти о Ционе и Йерушалаиме. Псалмы проникнуты сознанием грядущего избавления.

Книга первая

1 СЧАСТЛИВ МУЖ,

КТО НЕ ПОСТУПАЛ ПО СОВЕТУ НЕЧЕСТИВЫХ

И НА ПУТЬ ГРЕШНИКОВ НЕ СТАНОВИЛСЯ,

И В СБОРИЩЕ НАСМЕШНИКОВ НЕ СИДЕЛ

2 НО ТОЛЬКО К УЧЕНЬЮ ГОСПОДНЕМУ ЕГО ИЗВОЛЕНИЕ,

И О ЕГО УЧЕНИИ ПОМЫШЛЯЕТ ОН ДНЁМ И НОЧЬЮ.

3 И ОН БУДЕТ КАК ДЕРЕВО, У ВОДНЫХ ПОТОКОВ ПОСАЖЕННОЕ,

КОТОРОЕ ПЛОД СВОЙ ДАЕТ ВО ВРЕМЯ СВОЕ,

И ЛИСТ ЕГО НЕ ОПАДЕТ, –

И ВО ВСЕМ, ЧТО ДЕЛАЕТ, ОН ИМЕЕТ УСПЕХ.

4 НЕ ТАК НЕЧЕСТИВЫЕ,

НО СЛОВНО МЯКИНА, УНОСИМАЯ ВЕТРОМ.

5 ПОТОМУ НЕ УСТОЯТ НЕЧЕСТИВЫЕ НА СУДЕ,

А ГРЕШНИКИ – В ОБЩИНЕ ПРАВЕДНЫХ,

6 ИБО ГОСПОДЬ ЗНАЕТ ПУТЬ ПРАВЕДНЫХ,

А НЕЧЕСТИВЫХ ПУТЬ ПРОПАДЕТ.

РаДаК

1. Счастлив муж Слово «ашре» всегда употребляется во множественном числе, потому что человека признают счастливым не ввиду одной присущей ему добродетели или одного успеха, случайно достигнутого, но только ввиду многочисленных добродетелей, ему присущих.

Этот псалом Давида содержит учение о человеке и говорит о том, что человеку в этом мире надлежит делать, а также о добром воздаянии праведным и о наказании преступных. Из-за особой значимости псалма Давид открывает им свою Книгу.

кто не поступал (не ходил) по совету нечестивых (буйных) Вначале говорится о дурном пути, потому что с детства человек приобщается к пути мирских вожделений: он ест, пьет и веселится, и с этим он растет. Когда же в нем крепнет сознание и он начинает различать между добром и злом, его предупреждают о том, чтобы он сторонился пути нечестивых и не следовал их совету. А нечестивые – это те, для кого важнее всего обрести богатство и получить желаемое от этого мира. Не признавая различия между добром и злом, они грабят, воруют и убивают из-за своей ненасытной алчности. Слово «раша» означает бросок, порыв (страстей), подобно «Он утишит, и кто возмутит (йаршиа)» [Иов 34, 29]. Поэтому в связи с нечестивыми говорится о «хождении» и упоминается также «совет», потому что они советуют людям следовать их примеру и рекомендуют как высшее благо накопительство и забавы. И нередко человек поддается соблазну: его привлекает сиюминутное благо, и он не задумывается о последствиях.

и на путь грешников не становился – «Путь» означает обычное поведение, занятие и поступки человека, подобно «и возвести им тот путь, по которому им идти» [Имена[2] 18, 20]. «Не становился, не стоял» означает, что он не задерживался в их обществе, чтобы не брать с них примера.

и в сборище (на седбище) насмешников не сидел «Насмешник» тот, кто обращает свою хитрость ко злу и заносчиво говорит о людях дурное и выискивает в них недостатки и пороки и выдает другим чужие тайны. Обычно этим занимаются бездельники, сидящие праздно, и потому сказано: «и на седбище насмешников не сидел».

Три глагола в этом стихе называют все возможные состояния: человек либо ходит, либо стоит, либо сидит. Лежание это вид сидения. К тому же, обычно лежа человек спит, а во время сна он ни добра, ни зла не делает. Таким образом, счастливым признается человек, который избегал дурного пути и сторонился дурных поступков.

2. но только Иначе говоря: если человек сторонится дурного пути, но добра не делает, его счастливым нельзя назвать. К тому же относится сказанное «сторонись зла и делай добро» [34, 15], т. е. устраняйся от зла, чтобы делать добро.

Хотя мудрецы полагают, что, обуздывая свое дурное побуждение, человек как бы исполняет заповедь, тем что не преступает ее, ему все же надлежит совершить деяние доброе. И потому «счастлив тот муж, кто не поступал, не ходил». Однако что же он делал? «К Ученью Господнему его изволение». При этом «хефец» (изволение, желание) применимо и к учению, и к деянию, подобно «делать тебе желанное (хафаце-ха)» [Йешаяѓу 58, 13]. А деяние без учения благоугодным не будет.

и о Его (или: о своём) Учении Такой повтор обычное явление для языка иврит, подобно тому, как «сыны Исраэля» пять раз повторяется в одном стихе (без замены местоимением) [В пустыне[3] 8, 19]. Иначе говоря, это прием стилистический.

А мудрецы толковали так: сначала оно называется Ученьем Господним, а по мере того как человек прилагает усилия, чтобы им овладеть, оно становится его Учением и называется его именем.

Помышляет (или: произносит, молвит) – в сердце своем, подобно «помысел сердца моего пред Тобою» [19, 15]. Поскольку выше упоминались учение и деяние, теперь говорится об устремлении сердца, которое днем и ночью обращено к Учению и заповедям, как сказано: «и все твои деяния пусть будут во имя Небес» [Авот 1,3].

И можно понимать это слово как означающее учение с произнесением вслух. В этом случае под «днем и ночью» подразумевается всякое время (бодрствования) на протяжении дня или ночи, когда человек не занят обеспечением своих жизненных потребностей.

3. и он будет как дерево – Человек добрый сравнивается с деревом у водных потоков, чьи потребности неизменно удовлетворены. Так и он всегда доволен своей долей, мало ли, много ли им съедено.

у водных потоков Один водный поток с одной стороны, а другой с другой стороны, и воды под ним проходят.

которое плод свой даёт во время своё – Потому что на месте засушливом от недостатка влаги дерево запаздывает и поздно плодоносит, в отличие от посаженного у водных потоков.

и лист его не опадёт При засухе лист опадает, но дерево у водных потоков своих листьев не сбрасывает.

«Во время свое» как бы удваивается, т. е. также и лист его не опадет в свое время, в жаркую пору года, когда людям нужна тень. Или же подразумевается, что даже в пору дождей (зимой) не опадет его лист, как изредка встречается у деревьев с повышенной влажностью. – Так люди пользуются плодами доброго человека, т. е. от него усваивают его учение и учатся его добрым делам. «И лист его не опадет» означает, что люди пребывают под сенью его добрых дел.

В этом стихе можно видеть благословение и мир, и доброе воздаяние: если человек сторонится зла и творит добро, в награду за то он будет как дерево, посаженное у потоков водных.

4. не так нечестивые От нечестивых и от их благ людям нет пользы, они только вред причиняют. В своей приверженности ко злу они подобны мякине, соломенной трухе, для всех бесполезной. Ветер ее подхватывает и разносит повсюду, и она летит в лица и в глаза прохожим, доставляя им неудобство. Или же ветром труху заносит в дома и на крыши, и там она тоже приносит вред.

А сообразно с тем, что предыдущий стих мы истолковали как относящийся к награде и доброму воздаянию, этот стих нужно понимать в том смысле, что преступные пропадут, как ветром уносит соломенную труху.

4. не так нечестивые От нечестивых и от их благ людям нет пользы, они только вред причиняют. В своей приверженности ко злу они подобны мякине, соломенной трухе, для всех бесполезной. Ветер ее подхватывает и разносит повсюду, и она летит в лица и в глаза прохожим, доставляя им неудобство. Или же ветром труху заносит в дома и на крыши, и там она тоже приносит вред.

А сообразно с тем, что предыдущий стих мы истолковали как относящийся к награде и доброму воздаянию, этот стих нужно понимать в том смысле, что преступные пропадут, как ветром уносит соломенную труху.

5. потому не устоят нечестивые Поскольку нечестивые следуют путем зла в этом мире, им не устоять на суде, т. е. в день Суда, в день смерти, они встать не сумеют. Это же относится к грешникам и к насмешникам.

в общине праведных Они после смерти восстанут, тогда как душа нечестивых гибнет вместе с их телом в день смерти. Здесь говорится об общине, потому что, когда праведный умирает, его душа вместе с душами праведных наслаждается славой Б-жьей в высшем мире.

6. ибо знает Господь путь праведных – Этот стих служит разъяснением предыдущего, где говорится об общине праведных без уточнения, что представляет собой община праведных после смерти. Поэтому здесь разъясняется: «ибо знает», т. е. признает и заботится, чтобы им благотворить и дать им насытиться Его благом и ведением, что является самым великим и добрым воздаянием. «Знает» понимать нужно в смысле «кого знал Господь» [Речи[4] 34, 10] (что означает приязнь).

а нечестивых путь пропадает – Потому что они после смерти не встанут, их души пропадут и уйдут в небытие.

Книга двадцать третья

1 ПСАЛОМ ОТ ДАВИДА.

ГОСПОДЬ – МОЙ ПАСТЫРЬ,

Я (НИ В ЧЁМ) НЕДОСТАТКА НЕ ЗНАЮ.

2 ОН НА ПАСТБИЩАХ ТРАВНЫХ РАСПОЛАГАЕТ МЕНЯ,

К ВОДАМ СПОКОЙНЫМ ВЕДЁТ МЕНЯ,

3 ДУШУ МОЮ УТИШАЕТ,

НАПРАВЛЯЕТ МЕНЯ НА КРУГАХ ПРАВЕДНОСТИ

РАДИ ИМЕНИ СВОЕГО.

4 ДАЖЕ ИДЯ ДОЛИНОЮ СМЕРТНОЙ ТЕНИ

НЕ УСТРАШУСЬ ЗЛА,

ИБО ТЫ СО МНОЙ,

ТВОЙ ПОСОХ И ТВОЯ ОПОРА

ОНИ УТЕШАЮТ МЕНЯ.

5 ТЫ ПРЕДО МНОЙ НАКРЫВАЕШЬ СТОЛ

НА ВИДУ У МОИХ ТЕСНИТЕЛЕЙ,

ЕЛЕЕМ УМАЩАЕШЬ МНЕ ГОЛОВУ,

МОЯ ЧАША НАПОЛНЕНА (ДОВЕРХУ).

6 ТОЛЬКО (БЫ) БЛАГО И МИЛОСТЬ

ЗА МНОЙ СЛЕДОВАЛИ

ВО ВСЕ ДНИ ЖИЗНИ МОЕЙ,

РаДаК

1. Псалом от Давида – Этот псалом относительно самого себя Давид изрек, выйдя из утеснения на простор. Или же это относится к сынам Исраэля, которые скажут так по выходе из изгнания. И потому псалом следует непосредственно за предыдущим.

2. на пастбищах травных располагает меня – Это относится к Давиду в ту пору, когда он бежал от Шауля. Об этом сказано: «И пошел Давид и пришел в лес Харет» [I Кн. Ш'музля 22, 5]. Почему лес называется «харет»? Потому что он был сух, как дощечка граверная, а Пресвятой увлажнил его наподобие блага грядущего мира.

3. душу мою утишает (тешит) – Это царство, на которое я не мог предъявлять права, и оно лишь ради Его Имени.

4. даже идя долиною смертной тени – Это пустыня Зиф.

не устрашусь зла – Почему? Ведь Ты со мною.

Твой посох – Это страдания.

и Твоя опора – Это Тора.

5. Ты предо мной накрываешь стол – Это царство.

против (на виду у) моих теснителей – Это Доэг и Ахитофель.

елеем умащаешь мне голову – Быть может, через страдания? Поэтому сказано:

6. только благо и милость – Быть может, только в этом мире? Поэтому сказано: «только благо и милость за мною следовать (букв.: меня преследовать) будут во все дни жизни моей».

в Доме Господнем – Это священный Храм.

Мудрецы понимают этот псалом как относящийся к Исраэлю в этом и в грядущем мире. Я же его толкую в прямом смысле (не ограничиваясь толкованием отдельных слов).

в Доме Господнем – Это священный Храм.

Мудрецы понимают этот псалом как относящийся к Исраэлю в этом и в грядущем мире. Я же его толкую в прямом смысле (не ограничиваясь толкованием отдельных слов).

1. Господь – мой пастырь,  я (ни в чём) недостатка не знаю – Сравнивая себя с агнцем, а Б-га с пастырем, он сказал: «Господь – мой пастырь», а поскольку Он меня пасет, я ни в чем нужды не испытываю.

2. Он на пастбищах травных располагает меня – «Неот» – место (где произрастают травы). Буква «алеф» чередуется с «вав» в «наве». Пастуший шатер также называется «наве». – Хороший пастырь ведет свое стадо и пасет его на месте произрастания трав. И утром он ставит там свой шатер и разворачивает свои полотнища. В пору полуденную он собирает скот в тени своего шатра. Когда наступает время водопоя, он ведет стадо к тихим водам, т. е. к водам, текущим спокойно, но не к бурному потоку, чтобы животных не унесло течением, когда они будут пить.

3. душу мою утишает – Успокаивает, доволит. Хороший пастырь не станет утомлять скот, погоняя его, но будет вести его неторопливо. «Йешовев» от «в тиши (шува) и покое» [Йешаяѓу 30, 15].

направляет меня на кругах праведности – Хороший пастырь не будет водить свое стадо по горам, перегоняя с одной горы на другую или с горы на холм, но старается вести по равнине. Так Б-г ведет меня на кругах праведности. И это ради Его Имени, а не потому, что я достоин того.

4. даже идя долиною смертной тени – Даже если окажусь в месте опасном, наподобие долины смертной тени. А «тень смертная» – это могила, место мрачное, и потому бедствие с ней сравнивается. И поскольку Давид неоднократно подвергался опасности, он сказал:

не устрашусь зла – Из-за великого упования на Б-га он не опасался, что с ним произойдет что-то дурное.

ибо Ты со мной – Я уверен, что Ты со мной, как и со всеми, кто Тебя ищет.

А поскольку он сравнивал Б-га с пастырем, сказал:

Твой посох и Твоя опора – Пастух ведет свое стадо при помощи посоха, что у него в руке, и на этот посох он опирается, когда стоит.

они утешают меня – Хотя (посох) один, (о нем говорится во множественном числе), потому что он упомянут дважды: как посох и как опора. Для Давида милость Б-жья и Его справедливость были посохом и опорой и утешали его во всякой беде. Посох – при ходьбе, а опора – когда он стоял.

5. Ты предо мной накрываешь стол против (на виду у) моих теснителей – Здесь Давид употребил образное выражение и сказал: Ты для меня накрываешь стол на виду у моих теснителей, чтобы они при виде славы моей тлели от зависти.

елеем умащаешь мне голову –  Елей увлажняет, а когда голова умащена, это чувствует все тело. – Иными словами: он не знает нужды ни в чем, ведь в чем бы он ни нуждался, то Б-г ему доставляет.

моя чаша наполнена (доверху) – «Ревая» с тремя корневыми буквами в отличие от «рава» с опущенной третьей буквой корня. – Она насыщена, т. е. полна вовеки, и все, кому из нее пить, вовеки насыщены будут. Все это символизирует изобилие блага, которым Б-г наделил его и его народ.

6. только (бы) благо и милость за мной следовали – Я благодарен Тебе за благо, которым Ты меня наделил до сего дня. И я только прошу у Тебя, чтобы благо Твое и милость Твоя сопровождали меня неотлучно во все дни жизни моей и чтобы меня не тревожили войны и мирские дела.

и мне утишиться (пребывать) – Чтобы мне пребывать в покое.

в Доме Господнем на долгие дни – Чтобы, уединившись там, я готовил сердце мое и помыслы к служению Тебе и провозглашению Твоего единства.

«Шавти» можно понимать в смысле «в тиши (шува) и покое». Или же можно понимать в буквальном смысле как «йашавти» (сидеть, пребывать), т. е. чтобы мне неустанно посещать Дом Господний. А «Дом Господний» – это место, где находится ковчег Завета. «На долгие дни» – то же, что «все дни жизни моей», но при этом он просил, чтобы жизнь его была долгой по мере лет человеческих. 

Примечания


[1] Указания на источник без упоминания книги относятся к этой же книге, т. е, к «Книге Восхвалений» (Теѓилим).

[2] Имена – Шмот, вторая книга Пятикнижия.

[3] В пустыне – Бемидбар, четвёртая книга Пятикнижия.

[4] Речи – Дварим, пятая книга Пятикнижия.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1853




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2010/Zametki/Nomer12/Gurfinkel1.php - to PDF file

Комментарии:

Манасе
Ггермания - at 2011-01-19 09:08:06 EDT
Простите, любопытствуе, Какие предсказание Рэндома, мог-бы ктонибудь вставить, зараннее благодарен.
Ontario14
- at 2010-12-14 19:47:11 EDT
Простите, тут какое-то недоразумение: псалмы названы почему-то "книгами".
23-й паслом на иврите дан без последних двух стихов.
Не хватает пояснений - почему для публикации в журнале выбраны именно 1-й и 23-й, будут ли опубликованы тут остальные.
Спасибо за превод и отдельно - за Радака.

Nemo
Israel - at 2010-12-06 15:35:39 EDT
Что это за "книга двадцать третья"?!
Книга "Тегилим" разделяется лишь на пять!