©"Заметки по еврейской истории"
октябрь  2010 года

Катя Компанеец

Три рассказа Бабеля – «Гедали», «Рабби» и «Сын рабби»


Посвящается Боре Кердимуну

Эти три рассказа, разбросанные в сборнике «Конармия», могли бы быть одним. Они соединены общими персонажами, еврейской тематикой, и один является продолжением другого. В первом, «Гедали», мы видим героя-рассказчика в процессе квеста, он ищет «субботу».

Воспоминаниями о субботе в доме деда и бабки открывается рассказ. Празднование субботы помещается в прошлое, от которого герой отошел, и котором с печалью вспоминает. Дед сидит над томами Ибн Эзры, то есть, он человек по еврейским понятиям образованный.

Авраам Ибн Эзра (1093-1167) родился в Испании и после распада Кордовского халифата, в связи с гонениями на евреев провел свою жизнь в странствиях и нищете. Он писал о себе, что «все имущество его было одежда на нем, да сума с астролябией, да отважное сердце и дух Божий в нем». Вероятно, астролябия среди вещей Остапа Бендера, ссылка на Ибн Эзру.

Еще Ибн Эзра остроумно писал о себе: «Если я решу стать гробовщиком, то люди перестанут умирать». Ибн Эзра был математиком, он ввел десятеричную систему и обозначение ноля.

Среди прочего он написал «Книгу суждений о звездах» и был астрологом. Для заработка Ибн Эзра занимался предсказанием жизни мальчиков (!).

В процессе странствия по мертвому городу в духе путешествий Ибн Эзры герой попадает в волшебную лавку древностей с маленьким подслеповатым хозяином по имени Гедали, иронически образованным от еврейского слово годол – большой. Этот мистический философ жизни в рассказе «Рабби» становится его провожатым в дом раввина в поисках субботы.

Гедали одет, как волшебник, в длинный до полу зеленый сюртук, цилиндр и дымчатые очки, он слушает невидимые голоса, тем самым предваряя путешествие в таинственный мир еврейской субботы. Говоря, он обволакивает героя шелковыми ремнями – молитвенными ремнями евреев и рассуждает о добре и зле, извечных началах мира. Образность и антураж рассказа вполне сказочные. Речь его иносказательна и образна. Он учил Талмуд, что по-древнееврейски звучит как аллитерация, так как Талмуд образован от корня Ломед – учит, а в прошедшем времени «ломадти Талмуд».

Гедали любит комментарии Раши. О рождении Раши существуют легенда, что он был дарован в обмен на драгоценный камень, выброшенный отцом в море, чтобы она не попала на оклад иконы. А, когда мать почувствовала приближение родов на улице, стена расступилась, образовав нишу вокруг нее.

Раши – аббревиатура Рабейну Шломо Ицхаке (1040-1105) жил в Труа, столице графства Шампань и зарабатывал на жизнь изготовлением вина. Он создал великие комментарии к Торе, тогда уже трудной для понимания, причем многие слова перевел на современный ему разговорный французский язык. Это сделало текст понятным для современников, а кроме того комментарий остался почти единственным сохранившимся источником старо-французского языка.

Гедали любит книги Маймонида. Маймонид или Рамбам – раббейну Моше бен Маймон (1138-1204), родился в Кордове. В 1148 вынужден был бежать с семьей в Фес от преследования евреев. Много лет он писал книги при материальной поддержке брата Давида, который торговал драгоценными камнями. В 1169 году брат погиб на корабле, и Моше остался без поддержки. Он впал в такую страшную депрессию, что год не мог встать с постели, а когда пришел в себя, стал учиться на врача и сделался знаменитым врачом. Из-за службы при дворе ему пришлось перейти в мусульманство, но он продолжал втайне быть иудеем. Маймонид написал «Послание утешения к обратившимся» и «Эпистолу о (вынужденном) отступничестве». В отличие от Раши он отрицал научную ценность астрологии. Про Маймонида говорят: «Эйн Моше ми Моше ад Моше», то есть не было такого Моисея от Моисея (пророка), до Моисея (Маймонида). Рамбам сформулировал тринадцать принципов иудаизма.

Гедали не видит разницы в злом прошлом и злом настоящем. Он хочет доброго Интернационала. Герой, псевдоним которого Лютов, явно упивается злом и является его носителем. Он говорит как бандит, упиваясь злом: «Мы распорем закрывшиеся глаза», «Его кушают с порохом и приправляют лучшей кровью», говорит про «отставного Бога».

И Гедали уходит молиться, оставив его.

В рассказе «Рабби» Гедали произносит пророческое высказывание по поводу хасидизма, сравнивая его с памятью о матери. «Память о матери питает в нас сострадание». Слово сострадание – рахамим, значит буквально – принять в лоно, в матку, где тебе тепло и уютно и кровь матери питает тебя. В этом мудрый Гедали видит привлекательность хасидизма. «С вытекшими глазницами хасидизм все еще стоит на перекрестке ветров истории». Злая революция, конечно, несовместима с милосердием.

Гедали является духовным и физическим проводником, он ведет героя к рабби Мотале, «последнему рабби из Чернобыльской династии». Фамилия рабби Браславский, безусловно, восходит к знаменитому Нахману Браславскому (1772-1810), хасидскому раввину и писателю. Нахман Браславский сказал: «Сейчас пришло время рассказывать сказки». Еще он сказал об одной из своих сказок: «В ней нет ни одного слова, которое было бы лишено смысла. Лишь тот, кто постиг мудрость святых книг, способен понять содержащиеся в ней намеки». Не это ли отношение к тексту является ключом к Бабелю? Поколения еврейских детей выросли в домах, где эти сказки читали. Конечно, Бабель был с ними знаком. Нахман Браславский не имел наследника, сын, на которого он возлагал большие надежды, умер.

Фамилия Чернобыльских раввинов была Тверские, так что перед нами собирательный раввин, к тому же сочетающий черты рабби Борухла из Меджибожа. По дороге ко «двору» раввина повествователь видит двух беременных хохлушек – воплощенного «милосердия». Дом раввина разбит, как и «здание хасидизма», о котором говорит Гедали. В этом мертвом доме сидит раввин, на нем царская соболья шапка и белый халат. На белом особенно заметна грязь, но этого нет. Одежда раввина чиста, как подобает человеку, изучающему священные книги.

Раввин приветствует пришедшего с закрытыми глазами: «Откуда пришел еврей?», – то есть, видит людей внутренним зрением. О великом родоначальнике хасидизма, Баал Шем Тове говорили, что он духовным оком видел все, что делается в мире от одного конца до другого. Узнав, что пришедший из Одессы, он называет ее колодцем наших бедствий. Речь, вероятно, идет о колодце, куда братья бросили Иосифа, продав его затем в рабство. То есть речь идет о предательстве братьев.

На вопрос, чем он занимается, пришедший обманывает рабби: «Я перекладываю в стихи похождения Герша из Острополя». Он хочет попасть «в доверие» к рабби и соблазняет его именем знаменитого Герша,  Герш из Острополя был шутом и собеседником при дворе Борухла из Меджибожа. Борухл, внук Баал Шем Това, не только был духовным правителем общины, но был сказочно богат и жил по-царски, разъезжая по городу в богатой карете. При дворе рабби Борухла жили десятки слуг и поваров. Принимая гостей, он сидел в особом зале на троне. Заповедью хасидизма является веселье, но рабби Борухл страдал припадками черной меланхолии, и только Герш был в состоянии развеять ее.

Герш происходил из раввинской семьи и был образован, но недостаток средств не позволил ему продолжить образование и стать раввином. Его образованность делала его достойным собеседником рабби Борухла.

Наряду с этим Герш народный персонаж, вроде Ходжи Насреддина, бедняк высмеивающий жадных богачей и добывающий себе пропитание хитростью.

«При дворе» рабби Мотале живет шут реб Мордхе (может быть намек на Мордехая при дворе Артаксеркса), горбатый старикашка с вывороченными века (поражение глаз!) похожий на шутов Веласкеса. И когда рабби говорит: «пусть он пьет вино, если ему дадут вина», шут подхватывает: «пейте вино, которого вам не дадут».

Возможно это намек на то, что рассказчик говорит, что делает то, чего он на самой деле не делает. Кроме того, это в духе сказки Нахмана Браславского, правнука Баал Шем Това «Мудрец и простак», где простак, а на самой деле философ жизни, ест мясо, которого у него нет и похваливает. Замечание шута о нищих мудрецах в том же ключе.

Двор обнищавшего царя состоит из бесноватых, лжецов и ротозеев. Рассказчик вдруг замечает юношу с лицом Спинозы, он курит. Он сын рабби.

Борух – Бенедикт Спинозы (1632-1677), великий философ рационалист, отошел от иудаизма и крестился, но по-видимому, был атеистом. Он много курил, как и Илья Браславский, считая, что это излечит его от туберкулеза, которым он много лет страдал и от которого рано умер.

Шут Мордхе называет Илью проклятым сыном. В сказке Нахмана Браславского «О том, как пропала царская дочь», царь проклинает свою дочь: «Ах, чтоб нечистый тебя побрал», и она исчезает. Ее забирает нечистый. Таким образом описан характер сына и дается предвестие.

После празднования субботы, дня данного для отдыха, рассказчик уходит к себе в агитпоезд, чтобы работать над недописанной статьей, нарушая субботу.

В начале рассказа «Сын рабби» повествующий, обращаясь к Василию, вспоминает субботу в доме рабби и повисшее над Торой «прекрасное лицо Ильи, сына рабби, последнего принца в династии» и описывает свою встречу с умирающим Ильей Браславским. Рассказ пронизан трагизмом, смерть последнего в великой династии с болью, как смерть брата (Авеля), и всего рода с ним и в нем. Когда Каин убил Авеля его «крови» возопили к Богу, то есть кровь всех поколений, которые он мог бы родить. Трижды в этом рассказе Ильи назван принцем, то есть речь идет о царском сыне, как это бывает в хасидских сказках.

Рассказчик опознает Ильи, когда тот, единственный из толпы протягивает руку к листовке Троцкого. Он единственный, кто умеет читать, он культурно возвышен над толпой. Рассказчик втаскивает «принца, потерявшего штаны» в вагон. Когда он лежит как Ной обнаженный, подобно Хаму «девицы, уперши в пол кривые ноги незатейливых самок, сухо наблюдали его половые части, эту чахлую, курчавую мужественность исчахшего семита». В этом образе еще раз подчеркнут конец рода.

Жалкое имущество Ильи состоит из смеси коммунистической пропаганды и великих древнееврейских текстов. Он говорит кратко и книжно:

«Мать в революции – эпизод.

Пришла моя буква, буква Б».

У Нахмана Браславского есть сказка «Об одном раввине и его единственном сыне», где сын, наследник рода умирает, не выполнив своего назначения: в результате вмешательства нечистой силы. Можно сравнить с ней злую силу революции, убивающую Илью Браславского.

Могила праведника Нахмана Браславского находится в Умани. Она по сей день является местом паломничества хасидов. Одна их целей посещения могилы – моление о даровании ребенка.

В последних словах рассказа: «я принял последний вздох моего брата», звучит библейская скорбь и проклятие братоубийственной войне.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 2096




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2010/Zametki/Nomer10/Kompaneec1.php - to PDF file

Комментарии: