Альманах "Еврейская Старина"
октябрь-декабрь 2010 года

Шуламит Шалит

Монологи Григорова

 

«Судьба по следу шла за нами,

Как сумасшедший с бритвою в руке...»

Арсений Тарковский

Он недаром взял эти строки поэта эпиграфом к одной из глав своих воспоминаний. Он мог бы поставить их эпиграфом ко всей своей жизни. Неизвестный писатель, неизвестный философ. Человек больших знаний, великого духа, участник многих исторических событий ХХ века. Но только сегодня его имя приходит к людям.

Григорий Григоров, 1980 годы

Григорий Григоров подвел своеобразный итог своей жизни:

1923-1927 годы – ссылки без ареста. Эти 5 лет прошли под бдительным надзором ГПУ.

1928-1952 годы. Несколько раз приговаривался к лишению свободы, общий срок заключения 29 лет. Обвинялся в контрреволюционной деятельности и троцкизме.

Последний срок получил в 1952 году, находясь в концлагере 10 лет. Два срока недосидел. Всего провел в заключении 20 с половиной лет.

Досрочно освобождали дважды: в 1930 году из сибирской ссылки за полгода до окончания срока и в 1955 году из концлагеря за 8 лет до окончания срока. С конца 1941-го до середины 1944-го – финский плен, 2,5 года.

1940-1941 годы и 1955-1956 годы – жизнь под надзором МВД-КГБ без права проживания во многих городах и без права заниматься деятельностью, имеющей какое-либо отношение к идеологическим проблемам.

«Если принять во внимание, что физически и психически здоровый человек может плодотворно трудиться с 16 до 75 лет, – пишет Григоров, – если учесть, что 5 лет жизни – это работа в предреволюционном подполье и служба в Красной армии во время Гражданской войны, то я мог заниматься любимым делом только 17 с половиной лет, из которых 10 приходятся на возраст 65-75 лет. Это большая трагедия для любого, и особенно для творческого человека».

С рукописью Григория Григорова я знакомилась постепенно. Компьютера не было еще ни у Виссариона и Стеллы, сына и невестки Григорова, ни у меня, и они еженедельно посылали мне бандероли с текстами, написанными на пишущей машинке. Получалось, что я стала первым сторонним читателем этого необычного сочинения, читая его как роман с продолжениями, почти 3 000 страниц текста.

Григоров был необычайно и разнообразно одаренным человеком, прекрасно знал латынь, немецкий, с легкостью цитировал греческих и римских классиков, поэзию Генриха Гейне, много читал, любил музыку, прекрасно пел, учился в Московском государственном университете и Институте Красной профессуры, в возрасте 25-ти лет стал профессором философии. И какая судьба! И он, конечно, понимал, что опубликовать, по крайней мере, при жизни ему ничего не удастся.

Г. Григоров, молодой профессор философии

Я же читала рукопись и с трудом верила, что человек мог совершить такой подвиг. Однажды я попросила больше ничего мне не посылать, для радиопередачи у меня достаточно материала. А говорю я такое, когда у меня материала в десять раз больше, чем я смогу использовать.

В объемных многоплановых воспоминаниях Г. Григоров рассказывает о своей жизни в тесном переплетении с бурными, кровавыми, дикими событиями, сотрясавшими Россию и Советский Союз на протяжении многих лет. Воспоминания охватывают период с 1905 года до 1983.

Григорий Исаевич Григоров родился в 1900 году. Немногим из его поколения довелось, пройдя множество кругов ада, просто дожить до наших дней. «Так много раз, – писал он, – кружилась надо мной смерть», а он выжил, написал воспоминания, подытожил свою жизнь. Он приехал в Израиль в 1989 году и прожил на этой земле 5 лет, а мог оказаться здесь 70 лет назад, если бы судьба повернулась иначе.

Ему было 16 лет, когда он приехал из провинции в большой город Екатеринослав. Поначалу он целыми днями бродил по улицам. Однажды его занесло в рабочий район, видимо, был день получки. Метрах в двадцати от себя он увидел молодую, красивую женщину. Она тянула за рукав рослого, черноволосого детину, уговаривая его идти домой, а тот ей на ласковое «голубчик» отвесил оплеуху. «Кровь бросилась мне в лицо, – вспоминает Григоров, – не помня себя, я налетел на парня и изо всех сил ударил его головой в живот». Но тут нашего героя пронзила жуткая боль: острые зубы впились в его щеку. Только заметив, что его рубашка в крови, он оглянулся. Это была она, та, за которую он заступился. Вокруг собралась толпа. Из этой заварухи его вытянули двое молодых людей в студенческих косоворотках. Одним из них был Муля – Авраам Шлионский, будущий знаменитый израильский поэт и переводчик. Они подружились. Вскоре Шлионский стал помогать ему в изучении языков, истории, литературы, они много спорили. Шлионский доказывал, что у евреев своя дорога: «Хватит нам служить другим народам, работать на их экономику, культуру, науку, пора уже иметь своих писателей, ученых, художников». Но Григорий отстаивал свое мнение. Он в ту пору считал сионистов розовыми идеалистами. Их пути разошлись. В 1921 году Шлионский уезжал в Эрец-Исраэль, звал его с собой, но Григоров, по его словам, все еще уповал на революцию, которая приведет к свободе, равенству и братству всех людей на свете.

Через 2 года его впервые арестуют. Но слова Шлионского он вспомнит только через 31 год, в 1952 году, когда в Норильском концлагере суд приговорит его к новому сроку, и впервые ему пришьют и сионизм. Он уже знал о создании государства Израиль и Войне за независимость, и «только теперь, в 52 года, на лагерных нарах, я до конца осознал, что никакие социальные революции не освободят евреев от унижений и не принесут им так необходимого человеческого достоинства».

А если бы уехал тогда со Шлионским, может быть, его имя украшало бы израильские энциклопедии и, возможно, сегодня мы рассказывали бы о Григорове как о великом еврейском философе. Как трагичны превратности рока!

Но все-таки и он победил судьбу, как библейский герой одолел всех своих преследователей, остался верен своему призванию, проанализировал и описал целую эпоху, прожил очень долгую жизнь, добрался до Израиля, где прожил еще 5 лет, умер в 1994 году в своей постели, попрощался с этим миром светло, по-настоящему и навсегда, перед самым началом XXI века. «Миллионы рабов, – писал он, – тяжко трудились и умирали на просторах Гулага. Я выжил случайно или что-то помогло мне?»

Г. Григоров в Израиле. Последние годы жизни. Ему за 90

Дожив до преклонных лет, наблюдая жизнь, читая и раздумывая, он захотел разобраться в своих мыслях и чувствах. Неужели бессмысленные многомиллионные жертвы ничему не научили народ этой страны – России? Три тысячи страниц его рукописи, как и жизнь духа этого человека, уникальны.

При рождении и еще 20 лет его звали Гершеле Монастырским. Родился он в городе Стародуб Черниговской губернии в трудовой многодетной еврейской семье. Смутно помнил своего прадеда по матери, который прожил 102 года, перед смертью сам зажег свечи, лег и тихо умер. Деревня, где жил его дед по отцу, находилась возле монастыря, оттуда пошла их фамилия. Превращение Гершеля Монастырского в Григория Григорова произошло в 1919 году, когда он в тылу Белой армии выполнял задание Екатеринославской подпольной организации. Для того чтобы понять, что же помогло Гершеле Монастырскому-Григорову сохранить физическое и духовное здоровье, ясность мысли, способность анализировать не только глобальные проблемы, но и собственные ошибки, надо вчитаться в эпиграфы, выписанные им в столбик один за другим. Они помогали ему в моменты отчаяния, вселяя надежду.

Г. Григоров (справа) с другом. Томск, 1924

Первым эпиграфом стали слова, которые часто повторяла его мама Рахель: «Гришенька, от судьбы не уйдешь». Дальше идут классики. Французский писатель Дюма: «На каких неуловимых и тончайших нитях висят подчас судьбы народов и жизнь множества людей». Немецкий поэт Гете: «Потерять мужество – все потерять». Английский поэт Байрон в поэме «Прометей»: «Сумел так мужественно и так гордо пронести свой жребий, противоборствуя судьбе. Ни на земле, ни даже в небе никем не сломленный в борьбе». Для кого он выписывает эти цитаты? Только ли для себя? Или и для внуков и правнуков, а, может, и для неведомого будущего читателя? 

Эти эпиграфы выражают трудно разрешимые противоречия в жизни человека. Покориться судьбе, обстоятельствам, которые складываются без нашего участия, покорно плыть по течению событий, безропотно подчиниться чьей-то злой воле, или в меру своих возможностей противостоять обстоятельствам, ведь сознание, воля, энергия человека могут преодолеть многое. Сегодня это, безусловно, кажется наивным, но примером для подражания он с юности выбрал мифологического титана Прометея, который принес людям огонь и свет вопреки воле богов Олимпа. Этот образ олицетворял для него свободный дух, сильную волю, способность противостоять судьбе.

Г. Григоров в Норильском лагере. 1951

Вот несколько монологов Григория Григорова.

«В молодости я часто попадал в ситуацию, когда надо было решать, либо уповать на судьбу, либо что-то предпринять для спасения жизни. Я не касаюсь войны, когда смерть всегда рядом, но почему-то не думаешь, что шальная пуля может поставить последнюю точку в твоей судьбе. Совершенно иное состояние испытываешь, когда смерть может наступить от твоей ошибки, слабости, когда приходится рассчитывать только на собственные силы, выдержку, смекалку. Вот несколько очень острых ситуаций, в которых я оказался в молодости. 1919 год. По заданию подполья я еду поездом в Севастополь для организации связей с моряками Черноморского флота и рабочими Севастополя. На станции города Александровска в вагон вошли офицеры, начали проверять документы, искали комиссаров и евреев. Я в одном лице был тем и другим. Напряжение было сильнейшим, но внешне я сохранял спокойствие, делал вид, что читаю книгу. Подполье снабдило меня хорошими документами, но офицер стал внимательно меня рассматривать, после чего приказал произнести слово "кукуруза". Я четко и раскатисто произнес "кукурруза", сделав сильный нажим на букву "р", пронесло, а что было бы, если бы я плохо произнес "кукуруза"? Другой случай: мне с небольшой группой красноармейцев поручили доставить в Харьков золото, серебро и другие ценности. Их разложили в мешки, погрузили в вагоны, которые запломбировали. На станции Самойловка нас окружил конный отряд батьки Кныша – человек 300 с саблями и винтовками. Батька прокричал: "Что везете?" В голове молниеносно проносились мысли: "Что ответить?". Ответил: "Везем убитых солдат на их родину". После этого батька скомандовал: "Шапки долой!" и перекрестился. Все начали креститься. Кныш крикнул нам: "С богом, хлопцы!" Весь его отряд помчался в сторону Павлограда. А если бы Кныш решил заглянуть в вагоны? Что спасло? Выдержка, находчивость, знание психологии крестьян, собиравшихся тогда в разные банды…

Еще один тяжелый переплет, когда я уже не видел выхода, думал уже о том, как мои бедные родители воспримут известие о моей смерти. Я второй раз еду в Севастополь. На станции Синельниково пересадка. Здесь меня выдал предатель, санитар, знавший меня как политрука Екатеринославского военного госпиталя. Каратели дивизии Шкуро подвешивали меня за руки к потолку, били шомполами и плетками, добивались, чтобы я назвал товарищей по подполью. Истязания продолжались несколько дней. Когда я терял сознание, меня тащили в камеру, обливали холодной водой, на следующий день все повторялось. Я либо отрицал все, что сообщил предатель, либо молчал. Свое положение считал безнадежным. Следствие прекратилось совершенно неожиданно. Армия батьки Махно стремительной атакой захватила Екатеринослав. Махновцы разбили двери тюремных камер, освободили всех заключенных. Что спасло меня в этот раз? Здесь и судьба, и моя выдержка, способность переносить тяжелые физические пытки, о чем я и не подозревал».

Дина, жена Г. Григорова, в молодости

С будущей женой Диной Григорий познакомился в 1921 году. Она была старше его на 8 лет, разведенная, у нее было двое детей, девочки Вера – девяти и Поля – семи лет.

Дочери Дины – Вера и Поля

Он старше «дочек» всего на 14 и 12 лет, но станет им добрым отцом на всю оставшуюся жизнь. Дина его поразила: «Передо мной стояла женщина библейской красоты. Сверкающие каким-то внутренним огнем карие глаза улыбались. Лицо было совершенно чистым, никакой косметики. В манере ее поведения и разговоре не было ни малейших признаков кокетства, вместе с тем она как-то притягивала к себе внимание, в ней ощущалась внутренняя сила».

В 1934 году их арестуют вместе, объявят врагами народа. К тому времени, кроме Веры и Поли, у них был уже общий ребенок, Виссарион – 7 лет отроду. Дети врагов народа... Первое время Дине и Григорию разрешили быть в концлагере вместе, потом их разлучили.

В конце 60-х Дина узнала от сына, бывавшего в командировках в Прибалтике, что там кое-кто уезжает в Израиль и в США. Дина загорелась. Но вскоре эту мечту пришлось похоронить: и сын и невестка работали на закрытых предприятиях. Не стоило даже пытаться.

Дина скончалась в 1972  на 82-м году жизни. «Моя жена принадлежала к тем редким людям, которые в условиях дикого большевистского режима сохранили человеческое достоинство и высокие нравственные нормы. Я склоняю голову перед моей женой, необыкновенной женщиной, дорогим и верным другом. Ей адресую строки Лермонтова: "Я верю, под одной звездою мы с вами были рождены. Мы шли дорогою одною, нас обманули те же сны"».

Он прошел все испытания: Лубянку, Бутырку, тюрьмы, ссылки, одиночки, истерические крики за стеной, карцеры, избиения, голодовки, смерти. В 34-м году его обвинили в том, что он являлся теоретиком вновь организованной антисоветской партии и что во всех учебных заведениях, где преподавал философию, систематически разлагал студенчество и восстанавливал молодежь против партии. Он сказал следователю: «Вы автор этого подлого сочинения, вы и подписывайте его». Его чуть тогда не убили. От избиений он терял сознание. Ждал расстрела, а получил 5 лет концлагерей. Жизнь продолжается. «Арест в декабре 34-го года и следствие оказались для меня своего рода воротами, через которые я вошел в особую зловещую страну "Архипелаг Гулаг". Над этими воображаемыми воротами я бы большими огненными буквами начертал слова из "Божественной комедии" Данте Алигьери: "Здесь нужно, чтоб душа была тверда, здесь страх не должен подавать советы"».

Очень скоро Григоров понимает, что предыдущий опыт заключения мало чего стоит. За 3-4 года после освобождения из сибирской ссылки многое изменилось во всей системе карательных органов. Чтобы обобщить свою тюремно-концлагерную эпопею в самой сжатой форме, Григорий Исаевич решил очертить круги сталинского ада, через которые ему довелось пройти. Их по его расчетам было десять.

Г. Григоров – фельдшер в Норильском лагере. 1951

Давайте наберемся терпения, выслушаем этого человека. Он так хотел, чтобы его услыхали, чтобы поняли, чтобы не раскисали ни от страха, ни от трудностей, чтобы ценили жизнь.

Круг первый: тюрьмы, следствия, изматывающие ночные допросы, лжесвидетели, избиения, карцеры.

Круг второй: этапы, шагаешь в колонне, проходишь по 25-30 километров в день, конвой, часто пьяный, постоянно кричит: "Шаг вправо, шаг влево – стреляем без предупреждения". К этому привыкнуть невозможно, все время напряжен.

Этапы по рекам в трюмах барж, плавучих камерах смертников. Одна бочка-параша на несколько сот заключенных, замурованных в трюме. От болезней умирали пачками. В конце этапов из трюма выползали призраки.

Круг третий: пересылки. Здесь пересекались пути многих этапов. На пересылках происходили массовые, особо жестокие, смертельные схватки между уголовниками и политическими.

Круг четвертый: концлагеря. Общие работы до полнейшего изнеможения, некоторые умирали во время работы.

Круг пятый: барак усиленного режима в концлагере.

Круг шестой: внутренняя тюрьма и карцер в концлагере. Штрафной концлагерь.

Круг седьмой: болезни и голод. Преодоление испытаний этого круга во многом зависело от генотипа заключенного: наследственности, выносливости, но и от силы его духа, способности спокойно переносить и болезни, и голод, не впадать в отчаяние.

Круг восьмой: уголовники. Но им можно было противостоять и особенно успешно, если объединиться в группу. Меня несколько раз специально сажали в камеру к уголовникам, чтобы сломать. Для некоторых этот круг испытаний был очень тяжелым.

Круг девятый: Дамоклов меч вечной каторги, безысходность, ощущение этого в течение многих лет некоторых приводило к серьезным психическим расстройствам, человек погибал.

Круг десятый: Постоянное, ежечасное испытание воли, необходимость отстаивать свое человеческое достоинство, не опускаться, не расслабляться. Без этого смерть подкрадывалась незаметно. Многие умирали от того, что не могли выдержать общую обстановку концлагеря: опускались, ломались».

Очертив эти круги, он поставил точку, но потом переписал строку из «Божественной комедии» Данте, как нельзя лучше выражающую пережитое и только что сказанное. «Что за рок подвиг тебя спуститься раньше смерти в царство это?» Да, иногда смерть бывала предпочтительней рабства. «Думаю, – пишет Григорий Исаевич, – что и евреи, сгоревшие в Иерусалимском храме, защищаясь от римских полчищ, и спартаковцы древнего Рима, поднявшие восстание против своих угнетателей, и защитники крепости Массада, заколовшие мечами своих детей, жен и самих себя, шли на смерть только потому, что хотели быть свободными. Все они рабству предпочли смерть. Эти герои вошли в историю, а миллионы, оказавшиеся в архипелаге Гулаг, превратились в рабов, которые тяжко трудились и безвестно умирали. Вряд ли кто-нибудь сможет назвать число тех, кто бесследно сгинул в ледяной тундре, дремучей тайге, в водах сибирских рек.

Его, историка и философа, много лет волновал вопрос: какой рок подвиг миллионы российских граждан оказаться в архипелаге Гулаг? Он сделал попытку найти ответ на этот сложный вопрос. Серьезно проработав сочинения крупнейших историков России Ключевского и Соловьева, он пришел к выводу, что корни этого рока уходят в далекое прошлое России. Заканчивая работу над воспоминаниями, он понял, что описанием многочисленных подробностей рабского существования заключенных невозможно передать их состояние, когда они постоянно находились между жизнью и смертью, когда жизнь могла оборваться в любой момент. Поэтому он искал какое-то образное выражение этого состояния, которое было бы понятно людям, не побывавшим в сталинском аду, и вот к какому образу он пришел: «В течение многих лет я как бы был придавлен огромной каменной глыбой, но мог дышать, думать и немного шевелить руками и ногами, при этом душа была тверда, к советам страха не прислушивался, но любое неосторожное движение могло привести к тому, что глыба качнется и мне конец. Мне удалось выжить, я вышел на свободу, сохранил интерес к жизни, к науке, искусству, поэзии, литературе и даже пишу воспоминания. Мне хотелось понять, что же помогло мне выжить. Природа наделила меня хорошим здоровьем, физической силой, выносливостью, способностью переносить сильную физическую боль, отличной памятью, аналитическим складом ума. Все эти качества помогли. Что привили мне мои родители, к которым я относился с большой любовью и уважением? Очень многое: волю, предпочтение духовных ценностей материальным, трудоспособность, готовность выполнять любую работу, в том числе тяжелую и грязную, непритязательность к внешним условиям, любовь к учебе, уважение знаний и науки, и, может быть, самое главное – чувство собственного достоинства. Очень помогло мне переносить тяготы заключения то, что я до ареста в 34-м году много и основательно занимался философией. Сидя в одиночных камерах и карцерах, я погружался в философские системы Спинозы, Канта, Гегеля, полностью отключался от окружающего меня мира, от тяжких, мрачных мыслей, забывал, где я нахожусь. Именно тогда я осознал глубочайший смысл изречения французского философа, математика и физика Рене Декарта "Когито эрго сум": "Я мыслю, значит, существую". Да, можно лишить человека свободы, заковать в кандалы, бросить в каменный колодец, но если он продолжает мыслить, то его жизнь продолжается. А вот, на первый взгляд, не очень значительная деталь: «С юности я пристрастился к чтению поэзии и художественной литературы, у меня в памяти хранилось множество стихов, романов, драм. У Гете я вычитал и крепко запомнил на всю жизнь следующее: "Потерять мужество – все потерять". Находясь в заключении, я это глубоко осознал, и это помогло мне выстоять. А вот еще: в тюремной камере, когда я чувствовал, что моим сокамерникам становилось невыносимо тяжко и тоскливо, и они готовы затеять потасовку, я начинал рассказывать какой-нибудь роман или драму, и это очень благотворно действовало на всех, особенно на уголовников, у последних очень большим успехом пользовался роман Гюго "Отверженные"».

О великом поэте-философе Данте Алигьери, описавшем ад, современники говорили: «Он побывал там, он видел и вернулся» Те, что прошли через круги гитлеровского или сталинского ада, выжили и вернулись, должны написать о пережитом. Так он считал и сделал, надеялся, что это поможет ему и  попрощаться с прошлым. Удалось ли? Кто знает...

«2,5 года я провел в финском плену. Это был своеобразный плен, я имел возможность на некоторое время покинуть лагерь военнопленных, пожить в Хельсинки и познакомиться, как живут граждане Финляндии, свободные люди в демократическом государстве. Эта жизнь для меня, родившегося и жившего в царской России, затем в большевистском Советском Союзе, оказалась совершенно неведомым миром, где весь жизненный уклад построен на основе личной свободы и равных прав всех граждан перед законом, на большом уважении к личности человека. С тех пор я имел возможность сопоставлять положение человека в Советском  Союзе и в демократической стране. Вот уже давно нет Сталина, а сталинская система в несколько смягченной форме существует и незаметно признаков каких-либо серьезных перемен. В стране нет политических и социальных сил, способных осуществить радикальные перемены. Сталинский режим уничтожил миллионы наиболее инициативных, духовно богатых, не готовых мириться с ролью рабов. А что же представляет собой советское общество сегодня? Миллионы разрушенных семей и исковерканных судеб, миллионы вышедших на свободу, но полностью сломленных физически и духовно, миллионы бывших сталинских опричников, миллионы осведомителей и многомиллионная "номенклатура". В таком обществе еще долго не появится представление о праве, законе, нравственных нормах и демократии. Ну, а государственная система? Она оказалась не просто малоэффективной, а нежизненной, разрушительной. Отсутствуют стимулы для высокопроизводительного труда, особенно в деревне. Страна, которая до Февральской революции с примитивными орудиями сельскохозяйственного труда снабжала зерном Европу, а теперь ежегодно закупает миллионы тонн зерна за рубежом. На всех уровнях власти процветают коррупция, кумовство, протекционизм, пьянство. Варварски используются огромные природные богатства страны. Если так будет продолжаться, то страну ждет не только экономический крах, а полный хаос, что будет сопровождаться судорожным поиском выхода, который может привести и к большей заварухе. Как тут не вспомнить то, что писал замечательный писатель В.Г. Короленко: "…Есть бездны в общественном движении, как есть они в океане… Кто знает, кто проник в загадку приливов и отливов таинственного человеческого океана, кто поручится, что вал не поднимется вновь, также неожиданно и еще более грозно?" К этому трудно что-то добавить. Хотя что может быть страшнее тех катаклизмов, которые сотрясали Россию в ХХ веке? Я посоветовал моим детям очень серьезно подумать над этими словами В.Г. Короленко».

Обе его внучки с семьями в Израиле.

Внучки Г. Григорова Ирина (слева) и Юлия

Ира – секретарь на химическом заводе, живет в поселении Таль Эль в Западной Галилее. Она говорит: «Дед следил за кругом наших интересов и составил список книг под названием: "Что должен знать каждый образованный человек". Список начинался именами Лукреция и Гомера. Многие люди переписывали этот список. Так дед продолжал влиять на культуру людей. В моем пятом классе дед выступал с рассказом о революционных вождях. Потом один учитель сказал: "Внучка такого человека, а позволяешь себе болтать на уроках". У меня от него коммуникабельность, к сожалению, ни у кого из родных нет такого набора способностей, какой был у деда: блеск интеллекта, великолепная память, хороший голос, необыкновенное обаяние. Но я смотрю с надеждой на детей, говорят, правнуки похожи на прадеда». У нее двое детей.

Ирина с детьми. Сегодня Дане 18 лет, он в армии, в подводниках. Таль (дома – Таля) – 14 лет, серьезно занимается плаванием, занимает почетные места на всеизраильских соревнованиях

У Юли уже трое детей. Она специалист по компьютерам. «Меня всегда воспитывали так, что я знала и гордилась, что я еврейка. Еще в первом классе я призналась подруге, что мы собираемся в Израиль. Это было в 1972 году, мы задержались до 1989-го. У нас две чудесные дочки и сын.

Юлия с детьми. Эстер (в центре) – старшая, ей 18 лет, сейчас она в шерут леуми (альтернативная служба) на заводе «Рафаэль». Рахели (слева) – 16, она больше похожа на Юлю, учится в 11-м классе. Беньямину (Беничка) 7 лет, он учится во втором классе

 

Старшая Эстер названа в честь бабушки, маминой мамы, с которой мы очень дружили. Она собиралась в Израиль, ждала встречи с нами, но Б-г распорядился по-другому. Рахель же названа в честь прабабушки, мамы деда. Она родилась за месяц до того, как дед ушел. В этом я вижу связь поколений. Младшего сына мы назвали Беньямином.

Беньямин, младший правнук Г.Григорова

Я занимаюсь созданием интернет-сайтов, люблю поэзию, примерно с 12 лет собирала все, что могла найти о жизни Марины Цветаевой. В детстве меня учили музыке, 7 лет отдано обучению на скрипке, тогда это было мучение, но сейчас я не жалею: мне привили любовь к классической музыке. Очень увлекаюсь бардовской песней. С дедом общались много. Я проводила у них в Киеве летние каникулы. Он нас с сестрой очень любил и всегда старался чему-нибудь научить. Мы с детства повторяли латинские пословицы с его слов. В основном учил он нас географии, почему-то я хорошо запомнила его урок, из чего состоит гранит. Помню его очень сильный голос. Он замечательно пел арию варяжского гостя и арию индийского гостя.

 

Дина и Григорий Григоровы со старшей внучкой Ирочкой, 1962

Я училась в МИИТе – Московском институте железнодорожного транспорта, там собралось много евреев. В институте образовалась компания, которая посещала все праздники в синагоге на Архипова. Потом я начала заниматься в кружке, где рассказывали об Израиле, иудаизме. Мысль об отъезде зрела, как я уже говорила, давно. В 1988 году мама была в Москве, мы пошли на встречу с израильтянами и попросили у них вызовы на всю семью. Как мне в Израиле? Он сразу стал мне родным. В Тверии, проезжая мимо каменистых, заросших колючками склонов гор, я вдруг почувствовала: по этим камням ходили мои предки. У меня ни разу не возникало чувство ущемленности и обиды. Я знаю, что это моя родина, я имею полное право здесь жить». 

Умные и хорошие у вас внучки, дорогой Григорий Исаевич!

Г. Григоров заканчивает свои воспоминания стихами любимого им Байрона: «Мой кончен труд, дописан мой рассказ, и гаснет, как звезда перед зарею, тот факел, о который я не раз лампаду поздней зажигал порою. Что написал, то написал, не скрою, хотел бы лучше, но уж я не тот, уж верно, старость кружит надо мною».

Дедушка Гриша читает книгу бабушке Дине

Надо вам сказать, дорогой читатель, что моя давнишняя радиопередача, в которой я впервые рассказала широкой публике об удивительной личности Григория Исаевича Григорова и о написанной им и хранящейся в семейном архиве рукописи книги, вызвала множество откликов. И когда ее повторяют, звонят и пишут мне не только пожилые, но и совсем молодые люди, потому что в любом возрасте, в любом географическом пространстве так важно никогда не впадать в панику, любить свободу и каждый день жизни. И еще я рада, что моя надежда увидеть рукопись Григория Григорова изданной в виде книги и прочитанной не только историками, осуществилась.

Григоровы на даче в Жолнино, под Дзержинском (Горьковская область). Начало 1960-х

Первый том книги Г. Григорова «Повороты судьбы и произвол» (Воспоминания 1905-1927) опубликован издательством ОГИ в Москве в 2005 году.

Второй и третий тома с тем же названием, но с подзаголовками «Воспоминания 1928-1972» и «Итоги и анализ произошедшего в России/СССР в ХХ веке» вышли в Израиле соответственно в 2008-м и в 2010-м.

 

Три тома книги Г.Григорова

И, наконец, мне хочется привести отрывок из одного отзыва на выход книги, присланный мне Юлией, внучкой Григорова. Пишет Исаак Фельдштейн, инженер-химик и литератор из города Дзержинска Нижегородской (Горьковской) области:

«Если сказать одним словом о моем впечатлении от книги Г.И. Григорова, то я ОГЛУШЕН. Я ведь не мальчишка, впервые узнавший о преступлениях советской диктатуры. Я читал Солженицына, Шаламова, Дьякова, Гинзбург и других выживших узников ГУЛАГа. У меня богатая коллекция литературы и вырезок на эту тему. Я имел возможность вживую общаться с людьми, пережившими этот кошмар, в том числе – с моим тестем. Словом, я подготовленный для такого чтения читатель. Но, повторяю, воспоминания Григория Исаевича меня оглушили. Книга эта УНИКАЛЬНА, и прежде всего, из-за УНИКАЛЬНОСТИ ее автора.

Он уникален, прежде всего, своей судьбой… Он уникален своими удивительными способностями. Он был философом, но смог стать настолько заметным геологом, что его услугами жаждал воспользоваться известный финский ученый-геолог. Когда это стало необходимым, он смог стать врачом. Его способность разбираться в сложных проблемах биологии сдружила его с академиком Н.И. Вавиловым. Он был блистательным преподавателем философии, истории, географии в самых разных учебных заведениях. Наконец, он оказался замечательным писателем… Он уникален своими встречами и знакомствами – Ленин, Троцкий, Бухарин, Вавилов, братья Косиоры, Петровский, Ярославский, Киров. Все эти люди высоко ценили способности Григория Исаевича, и все эти знакомства сильно повлияли на "повороты" его судьбы.

…Какое счастье, что он успел оставить нам эти воспоминания. Если бы я верил в Бога, я бы подумал, что Господь сохранил его в ГУЛАГовских джунглях исключительно для выполнения этой миссии».

Виссарион и Стелла, невестка и сын Григория Григорова

Выполнили свою миссию, издав в трех томах книгу Г. Григорова «Повороты судьбы и произвол», и члены семьи автора – сын Виссарион, невестка Стелла, их дочери Ирина и Юлия. Я знаю, каких усилий потребовала от них эта многолетняя кропотливая работа. Честь вам и слава, мои дорогие!


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 637




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2010/Starina/Nomer4/Shalit1.php - to PDF file

Комментарии:

Юля
Наария, Израиль - at 2017-08-06 14:38:04 EDT
Слава, получила ваш привет, спасибо!
К сожалению кроме меня и сестры приветы передавать уже некому.
Довольно часто вспоминаю Валентину Степановну.
А чем занимается Антон? Где живет?

ГЛАДСКИХ ВЯЧЕСЛАВ
ДЗЕРЖИН&, РОССИЯ - at 2016-12-16 11:53:09 EDT
Любимое занятие лентяев -рыться в домашней библиотеке Очередной раз занимался этим несколько дней назад Наткнулся на ПРИЧИННОСТЬ И СВЯЗИ В ГЕОГРАФИИ Г И ГРИГОРОВА Пошла волна воспоминаний ЭХ написал бы Григорий Исаевич воспоминания жизнь при всей трагичности была весьма прекрасна Почесал я затылок и от этого чеса случилась Эврика бросился к ПК и пропел гимн информационным технологиям Если не буду лениться то поделюсь своими воспоминаниями о Григории Исаевиче Вере Полине С семьей я гостил в Киеве у Григоровых живших на ул Серова Последний контакт естественно телефонный был с Верой в первые годы 90-х лет ВЯЧЕСЛАВ
ВЯЧЕСЛАВ ГЛАДСКИХ
ДЗЕРЖИН&, РОССИЯ - at 2016-12-15 11:20:42 EDT
ПЕРЕДАЮ ПРИВЕТ ЮЛИ ЖЕЛАЮ ВСЕМУ СЕМЕЙСТВУ ЗДОРОВЬЯ И БЛАГОПОЛУЧАЯ ВЯЧЕСЛАВ СЕРГЕЕВИЧ
жанна
сочи, Россия - at 2016-08-15 15:46:15 EDT
СПАСИБО,, ЧТО ВЫ НЕ ЗАБЫВАЙТЕ ВЕЛИКИЕ УМЫ ОНИ ПРИНАДЛЕЖАТ ВСЕМ КОНТИНЕНТАМ ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ МОНАСТЫРСКИЙ МОЙ ДЯДЯ А МОЯ БАБУШКА ОЛЬГА МОНАСТЫРСКАЯ
людмила Португалова
хайфа, израиль - at 2014-09-27 21:57:12 EDT
у.вожаемая семья Григоровых.пишет вам дальняя родственница.моя мама мария Фрадкина была племянницей Григория Исаевича.Моя бабушка мария Монастырская была родной сестрой Григория Исаевича.в 60 г.г дядя жил у нас,вернее ночевал.в семье были проблемы с жильем в Киеве.я много беседоваля с Григорием Исаевичемя . в 91 г.по приезде в Израиль я разыскала а дядю в Акко,но дочери т.Дины отказали маме во встрече.Остался тжелый осадок.Спасибо,за радость которую я получила от прчитанных воспоминаний.С уважением Людмила Португалова.мой телефон 054-9277282
Юлия
Наария, Израиль - at 2013-03-26 17:55:57 EDT
Алексей,
спасибо за Ваш отзыв.

Напишите пожалуйстаВаш email для связи - мы сможем передать Вам третий том с оказией в Москву.

Юля

Тараненко Алексей (56 лет)
Раменское Московской области, Россия - at 2013-03-18 09:58:03 EDT
С огромным интересом прочитал первую книгу Григория Григорова "Повороты судьбы и произвол". Преклоняюсь перед мужеством, честностью, стойкостью, порядочностью этого человека. Теперь купил вторую книгу. Вот сейчас начинаю читать. Собираются ли в России издавать 3-ю книгу ? Уже 3 года прошло с тех пор, как она издана в Израиле. Буду теперь отслеживать ее появление в Интернете.
Евгений Балашов
Санкт Петербург, Россия - at 2011-02-03 05:27:14 EDT
Информация для проживающих в Питере - второй том воспоминаний можно купитьв следующих точках: в музее "Ялкала", на "Крупе" в Синем зале в ЧП Андрея Долинина, а также в "Университетской книге" на Васильевском.

С уважением,
Евгений Балашов
http://kannas.mybb2.ru/viewtopic.php?t=278

Акива
Кармиэль, Израиль - at 2011-01-26 00:14:50 EDT
Здравствуйте, Юлия. Преобрести книгу не могу именно по материальным соображениям. Был бы Вам очень благодарен, если бы Вы могли дать мне почитать первый том. Сообщите как можно с Вами связатьсяМой тел. 050-8170687. Спасибо.
Юлия
Наария, Израиль - at 2011-01-24 14:35:18 EDT
to Акива
Приобрести книгу сложно по материальным соображениям?
Территориально Вы совсем близко живете.
Я могу спросить родителей не разрешат ли они дать Вам ее почитать.
Первый том у нас почти не остался в наличие поэтому дарить его проблематично.

Выкладывать в интернет все 3 тома родители пока считают нецелесообразным.

http://russian-history.blogspot.com/

Акива
Кармиэль, Израиль - at 2011-01-19 09:39:30 EDT
Сильный рассказ про сильного человека. Рассказ опубликован также в "Еврейском камертоне" Было бы хорошо, если бы все три тома сочинений Григорова были выложены в интернете. По отзыву одного из комментаторов, это сильнее Солженицына, Шаламова, Гинзбург. К сожалению, не все, по разным причинам, могут приобрести книгу. Спасибо Шуламит.
Дмитрий Минаев
Самара, Россия - at 2011-01-17 13:08:43 EDT
Никак не могу вспомнить, кто сказал, что фантастика делится на две части: либо обычный человек в необычных обстоятельствах, либо необычный человек в обычных обстоятельствах. Воспоминания Григория Григорова не подходят под эту классификацию. Это история необычного человека в необычных обстоятельствах. Может быть, поэтому она производит впечатление вдвойне фантастическое.

http://prochital.blogspot.com/

Ирина
Таль-Эль, Израиль - at 2010-12-26 06:32:24 EDT
Дорогая Шуламит, спасибо за Ваш труд!Картина жизни моего деда в Вашем изложении заиграла новыми красками.
Мой сын - правнук Григория Григорова - сегодня учится на курсе подводников. Учеба требует огромной физической и душевной выносливости. Надеюсь, что мой сын все выдержит с честью, как в свое время его прадед.

Марина Петрашень
Бат Ям, Израиль - at 2010-12-19 15:09:57 EDT
Дорогая Шуламит!
Всех слов недостаточно, чтобы выразить благодарность Вам за рассказ о такой потрясающей Личности. Радиопередачу я не слышала, так что узнала о Григорове впервые из Вашего очерка. Отдельная благодарность - за стиль и тон, гармонирующие с характером героя. И огромное спасибо, что послали мне очерк! Здоровья Вам и Благословения Вашим трудам! Марина.

Элазар Бен-Дов
Весенний Холм, Эрец Исраэл - at 2010-12-19 12:50:14 EDT
По прочтении превосходной работы г-жи Шалит о еврее Григорове, обдумывая и переживая его судьбу, вспомнил и полностью соотнёс к этой личности:
"...природа-мать, когда б таких людей ты иногда не посылала миру, заглохла б нива жизни!"
Возражая одному из комментаторов, упрекающего перманентного зэка за "позднее" сионистское прозрение, замечу, что проявленная Г.Г. сила духа и еврейская жёстковыйность делают его ЭТАЛОНОМ НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА вне зависимости от приверженности идеалам сионизма.

Фира Эренштейн
Сдерот, Израиль - at 2010-12-18 03:27:04 EDT
Ув.Е. Майбурд!
Замечательно, что обвинений нет, тем более , что важно подчеркнуть-
Творчество Ш.Шалит полностью посвящено еврейской жизни, она доносит до нас вещи, которые мы не знали или мало знали о них.
Информация энциклопедически точная , поэтому присоединяюсь ко всем, кто благодарен ей за проделанную работу без всяких ..."но" и "если".
Ещё раз Спасибо!

Е.Майбурд
- at 2010-12-16 12:15:55 EDT
Фира Эренштейн
Сдерот, Израиль - at 2010-12-16 08:19:03 EDT
Для господина Е.Майбурда.

Не все писатели и журналисты берут на себя задачу доносить понимание Торы.
Это важная задача, но на мой взгляд, она не может быть поставлена в вину автору.
000000000000000000000000000000000000000000000000000

Хас ве-Шолом, я не ставил это автору в вину. Я лишь поставил ее сообщение в более адекватный, по-моему, контекст.

Фира Эренштейн
Сдерот, Израиль - at 2010-12-16 08:19:03 EDT
Для господина Е.Майбурда.

Возможность оставить комментарий она и позволяет каждому высказать своё мнение.В Вашем случае, использовав возможность комментария, Вы протянули важную нить , напомнив о том, что Творец дал нам Тору.
Не все, кто поднялся в Эрец Исраэль вникли в это.
Не все писатели и журналисты берут на себя задачу доносить понимание Торы.
Это важная задача, но на мой взгляд, она не может быть поставлена в вину автору.
Спасибо.

Е.Майбурд
- at 2010-12-15 21:33:53 EDT
В 1921 году Шлионский уезжал в Эрец-Исраэль, звал его с собой, но Григоров, по его словам, все еще уповал на революцию, которая приведет к свободе, равенству и братству всех людей на свете.

Через 2 года его впервые арестуют. Но слова Шлионского он вспомнит только через 31 год, в 1952 году, когда в Норильском концлагере суд приговорит его к новому сроку, и впервые ему пришьют и сионизм. Он уже знал о создании государства Израиль и Войне за независимость, и «только теперь, в 52 года, на лагерных нарах, я до конца осознал, что никакие социальные революции не освободят евреев от унижений и не принесут им так необходимого человеческого достоинства».


00000000000000000000000000000000000000000000000000000000
Знаю заранее, что большинство читателей этого очерка уважаемой г-жи Шалит меня не поймут.

"Не жди награды за изучение Торы, - пишет Рамбам, - ибо для этого ты был рожден!"

Свято место пусто не бывает. Сотворенный ради служения Творцу, отторгнутый от Него еврей ищет себе объект поклонения, ищет какое-то божество. И находит его в идее создания идеального общества - небесного царства - на Земле. Только подумать, сколько евреев в 19 - 20 веках служили и сегодня служат этой идее. Не говоря уже о своей жизненной неудаче, о провале их мечты и попыток ее воплотить – сколько горя и смерти принесли они другим людям, в том числе и прежде всего – другим евреям.

Чему этот очерк может нас научить? Человек с честью выдержал нечеловеческие условия, непосильную работу, унижения, физическое насилие - все посланные ему испытания. Это достойно восхищения. Немного было таких, но были. Это не уникально, и не в этом его урок для нас.

Я бы разделил восторги отозвавшихся, если бы г-жа Шалит пошла дальше жизнеописания и сделала правильные выводы.

Григоров не виноват в том, что не получил настящего еврейского, то есть, религиозного воспитания. Но ему, как и многим другим евреям, пришлось за это расплачиваться.

Человек был безусловно выдающийся и одаренный. Его судьба - это трагедия еврея, не знающего, зачем он появился на свет. И даже пройдя (с достоинством!) все испытания, которые ему выпали, он не смог понять – почему и ради чего?
Таков отрицательный урок жизни героя очерка г-жи Шалит.

Leonid Goldin
Netanya, - at 2010-12-15 16:45:01 EDT
"Монологи Григорова" - это настоящий подарок. О таком человеке должны знать многие. Под всеми комментариями я подписываюсь. Могу лишь добавить: Ваша работа, уважаемая Шуламит Шалит, настолько общественно значима, что забирать у Вас время по пустякам - преступление. Будьте
здоровы!Большое спасибо.

Евгений Плоткин
Кибуц Эйнат, Израиль - at 2010-12-15 14:58:03 EDT
Непременно читаю все статьи Шуламит, не ошибся и на этот раз.
Необычайно интересный человек, удивительна судьба Г.Григорова. Его жизнь, - это целый век, да какой, 20-ый! Она многократно висела на волоске, на тончайших нитях, но характер и сила воли помогали, спасали, дали возможность выжить. Читаешь о Григорове, а думаешь о системе, которая у такого талантливого человека отняла лучшие годы жизни, испытывала лагерями и ссылкой, Бутыркой и Лубянкой. К счастью, он выстоял и не сломался, спасли выдающиеся качества и конечно же, удача. Остается лишь удивляться, как он прошел все эти испытания. А скольких же замечательных и талантливых, которым не хватило здоровья и сил, или удача не улыбнулась, так и не досчитались в те годы.
Спасибо, Шуламит!
Евгений Плоткин

Фира Эренштейн
Сдерот, Израиль - at 2010-12-15 10:44:42 EDT
Дорогая Шуламит!
Читала и вспоминала рассказ сиониста, светлая память- Ханании Мейтина, прошедшем сибирские лагеря.Он рассказывал всё точно тоже-и камеры, и этапы, и гнилую сельдь, которой кормили, кто ел-умирал, кто не ел, тот выжил. И многое ещё.Замечательно, что об этом всём написано талантливо в память всем , кто это пережил,в помощь каждому человеку в преодолении своих трудностей.Сил Вам и здоровья!
Спасибо большое за Вашу работу.

Михаил Бродский
Днепропетровск, Украина - at 2010-12-15 08:04:24 EDT
Дорогая Шуламит!
Благодарен за Ваш очередной вклад в биографическую сокровищницу - рассказы о людях, которые составляют гордость нашего народа.Как житель бывшего Екатеринослава, теперь испытываю особые чувства: здесь был Г. И. Григоров. Как были бы интересны туры для местных и приезжающих евреев: "Еврейский Екатеринослав", "Еврейский Киев" и т.п.!
В Днепропетровске строится гигантский еврейский центр (говорят, самый большой в мире), очень хочется, чтобы там можно было узнать и о Григорове, и о многих других... Знакомым с доступом в Интернет, рассказываю, но у многих его нет... Я 80-летний "retired person", разумеется, книги Григорова недоступны... Но будем бороться и искать!
Шуламит, творческого Вам долголетия!

Фрида и Тамара Райзе
Нью Йорк, НЙ, США - at 2010-12-14 16:48:26 EDT
Дорогая Шуламит! Как всегда, прочитали Ваш очерк на одном дыхании. Очень интересный талантливый человек и такая необычная судьба! Спасибо Вам большое, сил Вам, здоровья и творческого долголетия!!
Соня Л.
- at 2010-12-14 09:35:03 EDT
Фантастическая личность. Бог щедро наградил его и судьбой не обидел, поразительно. Спасибо за замечательную работу.
Yulia
Nahariya, Israel - at 2010-12-14 03:42:31 EDT
Дорогая Шуламит,
спасибо за Ваш труд и талант!
С Вашей передачи началась эта книга, и в том что сейчас все три тома увидели свет в немалой степени и Ваша заслуга!

Для тех кто заинтересован в приобретении книги пожалуйста пишите на адрес fluffy2001@gmail.com
Адрес блога о воспоминаниях
на руссоком http://russian-history.blogspot.com/
на английском http://russian---history.blogspot.com/

Юля

Лев
Ашкелон, Israel - at 2010-12-13 23:40:59 EDT
Спасибо за знакомство с интереснейшим человеком. Какая судьба! Такие люди не часто появляются на свет. Хорошо, что Вы даете информацию о семье, детях, внуках, по моему это еще более "очеловечивает" повествование и делает его оптимистическим, есть продолжение. Здоровья Вам и творческой радости
Лев Авербах
Нью Йорк, Н Й, США - at 2010-12-13 17:10:18 EDT
Дорогая Шуламит!
Большое спасибо за знакомство с замечательной судьбой уникального человека. И сделали Вы это очень талантливо и профессионально (впрочем как и все, что выходит из-под Вашего золотого пера).
Дальнейших Вам успехов на этом благородном поприще.
Эту Вашу статью разослал всем своим друзьям и знакомым.
Будьте здоровы и берегите себя.
Лев

Vitaly
Bat-Yam, Israel - at 2010-12-13 16:50:50 EDT
Прочитал вдохновенный рассказ на одном дыхании. Ох, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается: чтение заняло четверть часа, а жизнь - радости и терзания, возвышения духа и мучения плоти - длилась днями, годами, век... Чрезвычайно поучительная история на случай, не приведи господь, выпадет хоть отдалённо похожая судьба.
Ирена Коган
Реховот, Израиль - at 2010-12-13 15:21:36 EDT
Спасибо Вам,дорогая Шуламит за Ваш подвиг:открывать людям
все новые и новые еврейские имена мудрецов, героев , людей высочайшего мужества.Спасибо Вам за рассказ о Григории Григорове.