©"Заметки по еврейской истории"
Май 2009 года

Григорий Фридман


Авторы Шекспириады

(новейшая, лучшая и традиционная версии)

There are more things in heaven and earth, Horatio,

Than are dreamt of in your philosophy.

W. Shakespeare, Hamlet

Часть 1.

В XVIII веке, когда позабылась личность великого Барда, но отнюдь не его драматургия, зародились сомнения в авторстве Шекспира. Уж не был ли он подставной фигурой в играх аристократов? Тогда и начался своего рода кастинг невольных претендентов на роль «истинного Шекспира». В этом смотре поучаствовали десятки достойных персон; многие отсеялись, но конца поискам не видно. Дело в несоответствии между видимой или, может быть, кажущейся заурядностью Уильяма Шекспира, сына перчаточника, «провинциального мещанина», не закончившего ни одного университета (!), и целым рядом необыкновенных достоинств его, как гениального драматурга и поэта. Судя по его произведениям, он обладал обширными познаниями, богатейшим языком, тонким вкусом и так далее, всё в превосходных степенях, знал французский и итальянский языки, был в курсе дворцовых интриг.

В вопросе о том, был ли Шекспир из Стратфорда-на-Эйвоне истинным автором его произведений, шекспироведы разделились на традиционалистов (или стратфордианцев) и нестратфордианцев. В версиях отрицателей авторства Шекспира заметна некоторая зашоренность: они приводят доводы «за», но не опровергают аргументы «против». Игра в одни ворота беспроигрышна, однако не результативна. В состязании кандидатур, чтобы возвысить одного, опускают другого, и уничижение конкурентов является важной составляющей полемики. Нельзя не согласиться с высказыванием Ильи Гилилова, ז''ל, видного шекспироведа: «Научные гипотезы, как известно, оцениваются потому, насколько полно они объясняют факты, прежде всего в сравнении с другими точками зрения по тем же проблемам». Однако сказано, что легче читать проповеди, чем быть святым. Гипотеза, развитая И.М. Гилиловым, как и большинство других, не опровергает аргументов традиционалистов.

Почему-то авторы многих версий полагают, будто интерес того или иного аристократа к сцене побуждал его сочинять пьесы (под маской Шекспира). Аристократы, если грешили писательством, то обычно лишь для занятия досуга.

Театр – неподходящее место для сосредоточенного литературного труда. Для знатных персон органичнее были другие, не столь трудные, но не менее увлекательные занятия в театре. Они могли быть не только спонсорами, говоря современным языком, но могли выполнять и функции средневековых продюсеров. Именно продюсеры инициируют постановки, занимаются не только финансовыми и организационными делами, но руководят и художественной частью. Например, молодые лорды Саутгемптон и Рэтленд были завзятыми театралами, они даже получили выговор от королевы за то, что пренебрегали придворными обязанностями и целые дни проводили в театре. Едва ли они слонялись там целыми днями без дела. Друзья, кстати, учили итальянский язык, его преподавал им Джон Флорио, итальянец по происхождению, автор итальянско-английского словаря. Музыканты – выходцы из Венеции – подрабатывали в театре «Слуг лорда-камергера», они и жили рядом, через дорогу. Один из высокообразованных меценатов мог, к примеру, заказать перевод нескольких итальянских комедий или новелл, вручить переводы драматургу и предложить ему использовать сюжеты в своих пьесах. А потом еще донимать автора пьес советами. Так что Шекспиру владеть итальянским и французским языками, знать светские манеры и интриги двора было не обязательно… Но не будем умножать предположения.

Рассмотрим в узких рамках статьи только две версии нестратфордианцев и отдельные факты биографии Шекспира, вызвавшие брожение умов.

Кроме гипотез, о коих речь пойдет ниже, не менее содержательны и другие, в том числе «рэтлендианская версия», которой плодотворно занимался И.М. Гилилов. Заслуживает большого внимания и версия «Бэкон + Рэтленд», подробно обоснованная М. Литвиновой в её статьях и монографии «Оправдание Шекспира» (2008). Однако «никто не обнимет необъятного».

Начнем с новейшей версии – заявки на сенсационное открытие Джона Хадсона. В ней фигурирует Смуглая Леди шекспировских сонетов, она же – Эмилия Бассано Ланьер (будем придерживаться общепринятых транслитераций) – первая английская поэтесса, опубликовавшая в 1611 году сборник своих стихов. В русскоязычной прессе об этой новости поведала Анна Школьник в публикации под интригующим названием:

«Шекспир был еврейской женщиной?»

Так Джон Хадсон, шекспировед-любитель, имеющий ученые степени в областях теорий познания и коммуникаций, а также по теории драматургии, озаглавил в 2008 году одну из своих статей, только без знака вопроса. Сначала о биографии героини.

Эмилия Бассано Ланьер (1569-1645)

Пусть комментарием к портрету «Смуглой Леди сонетов» будут строки Шекспира:

Ее глаза на звезды не похожи,
Нельзя уста кораллами назвать,
Не белоснежна плеч открытых кожа,
И черной проволокой вьется прядь.
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
Ты не найдешь в ней совершенных линий,
Особенного света на челе.
Не знаю я, как шествуют богини,
Но милая ступает по земле
(Сонет 130, здесь и далее переводы С.Я. Маршака)

Её отец Баптиста (в переводе – «Крещенный»), глава семейства Бассано, был приглашен английской короной из Венеции во второй половине XVI века с еще несколькими семьями в качестве придворных музыкантов. Они были маранами, по происхождению – евреями-сефардами. Семьи поселились в Лондоне в одном квартале, некоторые совместно вели хозяйство, как Бассано и Lupo. О последних известно, что они были заключены в тюрьму за тайное исповедование иудаизма. Сохранились письма, свидетельствующие, что Бассано отлично владели итальянским языком. Возможно, привезли с собой итальянские книги.

Когда Эмилии было 7 лет, скончался отец. Девочку взяла на воспитание Сюзан Бертье, вдовствующая графиня Кента. Эмилия получила гуманитарное образование; изучала риторику, латинский и греческий языки. У английской знати времен позднего Возрождения был пример для подражания: «королева-девственница» Элизабет знала шесть европейских языков, а также латынь, древнегреческий и «древнееврейский». (Для характеристики эпохи все же припомним, что Карл Маркс называл просвещенную королеву Бетси «суперкровавой дамой»). Эмилия занималась также музыкой, играла на клавесине, позднее преподавала дочери одной графини, вероятно, изучала иврит и французский.

Когда Эмилии было 18 лет, умерла мать. Двадцати лет (по другим источникам, в 18 и даже 13-ти лет – в возрасте Джульетты) Эмилия стала любовницей старого Генри Кэри Хансдона – лорда-камергера, кузена королевы Елизаветы и её ближайшего советника. Он тоже один из серьезных кандидатов в Шекспиры, хотя скончался на 20 лет раньше него. Он же основал первый профессиональный театр в Англии и был патроном театральной труппы «Слуги лорда-камергера», где подвизался Шекспир. Благодаря лорду Эмилия близко познакомилась с театром. По гипотезе Д. Хадсона, она могла предложить Шекспиру свое анонимное сотрудничество. Впрочем, об их отношениях совсем иного рода говорят сонеты.

Мои глаза в тебя не влюблены,

Они твои пороки видят ясно.

А сердце ни одной твоей вины

Не видит и с глазами не согласно (141).

Любовь недуг. Моя душа больна

Томительной, неутолимой жаждой.

Того же яда требует она,

Который отравил ее однажды (147).

Эмилия неоднократно обращалась к астрологу и врачевателю Симону Форману, который вел подробные записи о клиентах, видимо, для того, чтобы не запутаться в своих диагнозах и предсказаниях. Благодаря его записям, нередко нелестным для пациентов, известны сведения, даже интимные, из биографии Эмилии. В 1592 году Эмилия забеременела и получила отставку вместе с изрядным отступным и щедрым ежегодным пособием в 40 фунтов. Эмилию «для прикрытия», как пишет Форман, выдали замуж за её двоюродного брата, музыканта Альфонсо Ланьера. В 1593 году она родила сына, названного Генри, понятно, в чью честь, и брак её, разумеется, был несчастливым.

Лорд Генри Хансдон скончался в 1596 году. Альфонсо, ранее произведенный влиятельным лордом в капитаны, быстро растратил приданное Эмилии. Умер Альфонсо рано, в 1813 году. Литературный труд не мог дать достаточного дохода, и Эмилия в 1617 году – первой женщиной в Англии – основала частную школу. Но дело не пошло, поскольку она рассорилась с партнершей.

Сохранились записи, согласно которым Эмилия Ланьер получала небольшую пенсию до своей кончины в 1645 году. За три года до этого все театры Англии, включая знаменитый «Глобус», были закрыты постановлением пуританского парламента и лорда-протектора Кромвеля. Их закрыли, чтобы предотвратить развращение народа и распространение чумы.

Эмилия Бассано известна как первая английская поэтесса, опубликовавшая в 1611 году сборник своих стихов "Salve Deus Rex Judaeorum", что означает: «Славься Господь Царь Иудейский». Одноименная поэма в 1840 строк содержит медитации на религиозные темы, автор выступает против тирании мужчин, за попранные права женщин.

«Вернем же себе нашу свободу

И бросим вызов вашему господству.

Вы приходите в мир только через наши муки,

Пусть это умерит вашу жестокость;

Ваша вина больше, почему же вы не признаете

Нас равными себе, не освобождаете от тирании?»

Д. Хадсон утверждает, что Эмилия Бассано дружила со знаменитым драматургом Кристофером Марло, обвиненном в атеизме и погибшем в 1593 году якобы в случайной драке. Шекспировед А.Л. Роуз в 1973 году доказал, что именно Эмилия Бассано была «Смуглой Леди» сонетов Шекспира. Д. Хадсон пошел дальше, и, по-видимому, зашел слишком далеко, утверждая, будто сонеты написала она сама, как и другие произведения Шекспира. Вопрос, скорее, в том, сотрудничала ли Эмилия Бассано в той или иной форме с Шекспиром.

Трудно поверить, чтобы поэтесса посвящала сонеты самой себе, что женщина способна на такое беспощадное самоосуждение, как это выглядит в вольном переводе сонета 131:

И черный цвет волос твоих прекрасен.

Беда не в том, что ты лицом смугла,

Не ты черна, черны твои дела!

Как видно из других сонетов, речь шла всего лишь об её изменах и невинной лжи…

В упомянутой выше статье Д. Хадсон привел восемь доказательств того, что Эмилия Бассано действительно была Великим Бардом, как англичане называют Шекспира. Вкратце они таковы:

1. Самые музыкальные пьесы в мире.

Они содержат около 2000 музыкальных ссылок, 300 музыкальных терминов. Шекспир и его друзья не были музыкантами, а все родственное окружение Эмили составляли музыканты, один из них сочинял музыку к пьесам Шекспира.

2. Знала иврит.

В пьесах Шекспира встречаются слова иврита, несколько цитат из Талмуда, ссылка на Маймонида.

3. Феминизм.

В пьесах изображены сильные женщины, они музицируют, читают книги, однако дочери Шекспира остались неграмотными. Эмилия была прото-феминисткой, в своих произведениях следовала феминистским идеям Кристины из Пизы.

4. Она знала итальянский язык.

Шекспир не владел этим языком, но пьесы показывают, что их автор знал итальянский язык.

5. Автор – выдающийся поэт.

Ни один из потенциальных кандидатов не был крупным поэтом в отличие от Эмилии. Одно из её стихотворений включает необычные наборы слов, которые также содержатся в комедии «Сон в летнюю ночь».

6. Её имена в пьесах.

Одно из самых популярных имен в пьесах – Эмилия (в разных вариантах написания), есть также Бассианус, Бассанио и т. п.

7. Связь с театром.

Шекспир был актером, а актеры не имеют подготовки в риторике, и они получают не пьесы, а только выписки с их репликами, они не анализируют пьесы.

8. Еврейские аллегории в пьесах.

Приведены примеры из пьес «Сон в летнюю ночь» и «Как вам это понравится», а также из сборника стихов Эмили Бассано.

Все аргументы Д. Хадсона являются косвенными «уликами». Сотрудничество Эмилии с Шекспиром не имеет прямых доказательств. Оно не исключено, особенно в части комедий итальянского цикла, но приписывать Эмилии авторство всех произведений Шекспира представляется огромной натяжкой. Аргумент 7 вообще не работает: связь с театром была теснейшая, кроме того, Шекспир изучал риторику, она входила в программу Грамматической школы, где он учился.

В связи с еврейскими «следами» в произведениях Шекспира коснемся его отношения к евреям, разумеется, по пьесе «Венецианский купец», где оно проявилось с некоторой двойственностью. С одной стороны, Шекспир, сам отдававший деньги «в рост», осуждает мстительность ростовщика, который клянется священной субботой не прощать нанесенных ему оскорблений. С другой стороны, в знаменитом монологе Шейлок, обличая своего врага Антонио, взывает к справедливости и равноправию:

«Он меня опозорил... насмехался над моими убытками, издевался над моими барышами, поносил мой народ... А какая у него для этого была причина? То, что я еврей. Да разве у еврея нет глаз? Разве у еврея нет рук, органов, членов тела, чувств, привязанностей, страстей?.. Если нас уколоть, разве у нас не идет кровь?.. Если нас отравить, разве мы не умираем? А если нас оскорбляют, разве мы не должны мстить?»

А. Орлов пишет: «Некоторые критики справедливо называют этот монолог лучшей защитой равноправия евреев, какую только можно найти в мировой литературе».

Откуда сюжет «Венецианского купца»? Шекспироведы полагают, что прямым источником была новелла из сборника «Овечья голова» Джованни Фьерентино, составленного в XIV веке и напечатанного в 1558 году. Английский перевод сборника появился только в XVIII веке, поэтому Шекспир без переводчика или соавтора ознакомиться с ним не мог. Существовали еще несколько источников. Шекспир был явно знаком с пьесой антисемитского толка «Мальтийский еврей», написанной в 1588 году драматургом Кристофером Марло. Из этой пьесы Шекспир взял ряд черт своего Шейлока, мотив любви его дочери Джессики к христианину Лоренцо, заимствовал дословно несколько реплик.

Трудно представить себе, чтобы кто-нибудь из аристократов – кандидатов в Шекспиры – проникся гуманными чувствами по отношению к евреям, лишенным права проживания в Англии, подвергавшимся нападкам и унижениям. Джордано Бруно, побывавший в Англии в 1584 году, написал, что в Лондоне ни один еврей, проходя по улице, не был гарантирован от оскорблений и издевательств. Отнестись с пониманием могла Эмилия Бассано. Не случайно одного из персонажей «Венецианского купца», из-за которого развернулись события пьесы, звали Бассанио. Смуглая леди Эмилия могла влиять на Шекспира и вдохновлять его.

И.М. Гилелов дал блестящую характеристику автору сборника «Славься Господь, Царь иудейский»:

«…сама старинная книга проливает неожиданный свет на своего автора противоречивую личность, талантливую поэтессу, эрудита, интеллектуала, чьи идеи часто на целую эпоху опережали современные ей представления, женщину, достойную высокой чести быть литературной современницей Шекспира!»

Однако Илья Менделевич имел в виду не Эмилию Бассано-Ланьер, а другую поэтессу, графиню Элизабет Синди-Рэтленд. Она была платонической супругой талантливого Роджера Мэннерса, 5-го графа Рэтленда, страдавшего тяжелой болезнью. По мнению И.М. Гилилова, она скрывала свое авторство под именем Эмилии Ланьер. Но в таком толковании мотивы поведения графини Рэтланд представляются совсем нелогичными. Прежде всего, писать стихи (но не пьесы) аристократам было не зазорно, в эти годы даже король Яков публиковал свои поэтические опыты. Пусть графиня все же опасалась поношения своего имени, но ей не было смысла компрометировать свои стихи, отдавая их авторство даме полусвета, бывшей содержанке лорда Хансдона. Графиня Элизабет Рэтланд, крестница королевы Елизаветы, была свободна, почитаема в светских и литературных кругах, не знала унижений и мужской тирании. Феминистские идеи были ближе Эмилии Ланьер. Ей после публикации сонетов Шекспира в 1609 году, как догадался шекспировед Н. Кастрикин, захотелось оправдаться и сообщить в стихах, «какая она невыносимо добропорядочная женщина».

Версия, выдвинутая Д. Хадсоном, достаточно оригинальна. Эмилия Бассано стала третьей женщиной – после Мэри Сидни графини Пембрук и графини Элизабет Рэтленд, – которую пытались числить одним из кандидатов в единоличные или групповые авторы Шекспириады. Гипотеза Джона Хадсона не лишена оснований, получила шумную рекламу, но не убеждает шекспироведов.

Граф Оксфорд – лучшая кандидатура

В статье «Мистификация тысячелетия» Виктор Вольский, основываясь на книгу Джозефа Собрана «Псевдоним Шекспир», рассказал, что великим драматургом был Эдвард де Вер 17-ый граф Оксфорд (1550-1604), выступавший под маской Уильяма Шекспира. Версия эта не нова, её предложил в начале прошлого века преподаватель литературы Томас Луни. Ныне оксфордианцы составляют вторую по численности школу после традиционалистов.

Сторонники «Оксфордианской версии» утверждают, будто Шекспир на самом деле был Шакспером – «полуграмотным провинциальным бюргером», второразрядным актером, дельцом и ростовщиком. Граф Оксфорд, напротив, во всех отношениях соответствует необходимым качествам автора шекспировских произведений: был знатен, отлично образован, знал языки и т.д. Статфордианцы возражают: граф Оксфорд не мог выступать под маской Шекспира, поскольку он умер в 1604 г., в то время как Шекспир продолжал писать еще 8 лет.

Эдвард де Вер 17-й граф Оксфорд

Эдвард де Вер был блестящим аристократом, победителем рыцарских турниров, учился в двух университетах, был поэтом, наконец, меценатом, что его и разорило. Это случилось примерно к 1586 году, когда он начал получать от короны огромное годовое пособие в 1000 фунтов. Ранее он был в фаворе у королевы Елизаветы, затем по каким-то причинам удален от двора. Женившись на знатной девице, отказался от исполнения супружеских обязанностей, был то ли геем, то ли бисексуалом. Путешествовал полтора года по Италии, Франции и другим европейским странам, поэтому полагают, что он владел разными языками. Граф публиковал свои поэтические произведения, сочинял пьесы, о которых его биографы ничего конкретного не пишут, однако считают, будто он выступал под псевдонимом «Шекспир». Хотя театр считался низким искусством для простонародья, избранные актерские труппы приглашались для спектаклей при дворе, а в общедоступном театре «Глобус» знатные люди усаживались на табуретки по бокам сцены.

Мог ли граф Оксфорд быть автором поэм «Венера и Адонис» и «Обесчещенная Лукреция», которых Шекспир называл своими первенцами? Авторство графа сомнительно, поскольку он ранее публиковал свои произведения под собственным именем. Зачем ему псевдоним, если он уже был известен как поэт? Кроме того, Шекспир предпослал этим поэмам льстивые – в стиле эпохи – посвящения молодому графу Саутгемптону, что было бы неприемлемо для графа Оксфорда. Он был старше Саутгемптона на поколение, не менее знатен и не нуждался в его покровительстве, в отличие от Шекспира. В то же время и Шекспиру посвящать своему высокому покровителю не свои, а чужие поэмы было бы негоже, даже оскорбительно по отношению к графу Саутгемптону.

Эдвард де Вер, так же как и Эмилия Бассано, не мог быть автором сонетов, в частности потому, что в них содержится своеобразная подпись истинного автора – Шекспира:

Недаром имя, данное мне, значит// «Желание»…

Зачем бы Эдварду де Веру называть в тексте имя Шекспира? Вспомним примечание С.Я. Маршака: «Сонеты 135 и 136 построены на игре слов. Сокращенное имя поэта "Will" (от "William" – "Вильям" – пишется и звучит так же, как слово, означающее волю или желание». А имя Эдвард или Эдуард означает иное…

На гербе графов Оксфордов изображен лев, который держит в лапе сломанное копье. Это означает «Лев, ломающий копья», что не совсем то же, что «потрясающий копьем», как переводится "Shakespeare".

Обратим далее внимание на любовное томление автора сонетов, посвященных Смуглой Леди, и сопоставим его с женофобией графа Оксфорда, известного неприязненным и даже жестоким отношением к прекрасному полу:

О, если были б женщины честны,

Любили бы нас крепко, без измен,

Понятно б стало, чем покорены

Мужчины так приятен этот плен.

Но видя их безнравственность, смешон

Мне тот, кто в рабство ими увлечён.

Изменчивых и жадных до услад

От Феба часто к Пану их влечёт;

Так соколихи дикие летят

С перчатки на перчатку без забот;

Как не грози, глупышек не вернуть,

Пускай летят, свой выбирая путь!

Вот коль хандра и грусть охватят нас,

Мы для потехи нашей им польстим,

Введём в соблазн, коварно поклянясь,

Но, утомившись, скажем гордо им,

Капризы их отбросив наконец:

«Прочь к дуракам! О, что я за глупец!»

(Перевод А. Лукьянова)

Как видим, банальным откровениям гордого графа Оксфорда далеко до поэтических высот сонетов Шекспира.

В пьесах Шекспира упоминаются предки графа Оксфорда, однако это не доказывает авторства их потомка. Упоминания не удивительны: предки графа играли заметные роли в истории Британии. Удивительно, когда в пьесах повторяются ничем не знаменитые иностранные имена, как, например, производные от Бассано. Но тому есть объяснение: Шекспир был знаком с Бассано.

У графа Оксфорда отсутствовали стимулы заниматься перелицовкой старых пьес, да и не к лицу такое творчество аристократу. Как писал видный шекспировед А. Аникст, 34 из 37-ми драматургических произведений Шекспира представляют собой переделки пьес и сюжетов из прозы или поэм разных авторов. Шекспир сам не сочинял фабулы, у него был другой талант. Он вдохновенно преобразовывал старые сюжеты в новые пьесы, не для славы, а для репертуара своего театра и ради … заработка.

Шекспироведы отмечали, что Шекспир учитывал амплуа своих коллег-актеров, создавал роли под определенных исполнителей и даже под конкретную сцену. Он давал возможность актеру отдохнуть между явлениями. Одному актеру нередко приходилось исполнять две второстепенные роли, и интервалы между его появлениями на сцене в разных ролях были достаточными для подготовки к выходу в ином образе. «Какому графу пришли бы в голову такие расчеты?» – спрашивают стратфордианцы.

Сомнительно, чтобы граф Оксфорд, как одержимый, строчил около сорока драм в отдалении от театров. Разве что от скуки мог сочинить еще одну-две пьесы вдобавок к тем, что написал до Шекспира. Но они не известны. Рукописи пьес, входящих в Шекспириаду, в архиве графа Оксфорда не обнаружены.

Не мог опальный граф Оксфорд покровительствовать труппе «Слуги лорда-камергера», поскольку давно разорился. Патроном этой труппы был лорд-камергер, упомянутый выше Генри Хансдон. С 1593 года у Шекспира был еще и персональный покровитель – молодой граф Саутгемптон, который в 1601 году попал в Тауэр за участие в мятеже графа Эссекса. Затем в 1603 году труппу взял под свое покровительство король Яков, она стала называться «Слуги его Величества», а Эдвард де Вер через год скончался.

А. Аникст писал: «Наивное отождествление личности автора с его героями опровергается всей историей мировой литературы». В. Вольский рассказал о параллелях между судьбой принца датского Гамлета и графа Оксфорда, но не остановился на истории этой пьесы. Её сюжет не был придуман Оксфордом или Шекспиром. Сюжет основан на легенде о Гамлете, записанной датским летописцем XII века Саксоном Грамматиком. До пьесы Шекспира в Лондоне игралась трагедия Томаса Кида, посвященная Гамлету, которая сохранилась только в неудачном переводе. Есть упоминание о ней в 1589 году Томаса Нэша, одного из «университетских умов». Он иронически отозвался о «куче Гамлетов, рассыпающих пригоршнями трагические монологи». Трагедия «Гамлет, принц Датский» была воссоздана, переработана Шекспиром в 1601-1602 гг. и зарегистрирована в 1602 году в палате книготорговцев «в том виде, как она недавно исполнялась слугами лорда-камергера». За этот шедевр Шекспиру заплатили целых 10 фунтов. В бумагах Гэбриела Харви, современника Шекспира, была обнаружена запись того же периода: «Молодежь увлекается Венерой и Адонисом Шекспира, а люди более зрелого ума предпочитают его Лукрецию и трагедию Гамлет, принц Датский».

Параллели есть, однако они, как им положено, не пересекаются, и граф Оксфорд, по-видимому, не имел к переработке трагедии «Гамлет» никакого отношения. Пьеса Томаса Кида не могла забыться за 10-12 лет, и взяться за переделку её было естественно для драматурга театра «Слуги лорда-камергера», но не для графа Оксфорда.

Еще одно косвенное доказательство непричастности графа Оксфорда к переработке «Гамлета». В этой пьесе обнаружено участие другого графа. Еще один кандидат в Шекспиры, упоминавшийся Роджер Мэннерс, 5-й граф Рэтленд, учился в университете Падуи вместе с датчанами Розенкранцем и Гильденстерном, чьи фамилии получили персонажи «Гамлета». Списки студентов сохранились. Во втором издании трагедии – после поездки графа Рэтленда с посольством в Данию – появились детали замка Эльсинор. Совпадения таких редкостных фактов не могли быть случайными.

Энциклопедист, знаток искусства Возрождения, написавший, в частности, исследования об английской поэзии и истории европейского театра, А.К. Дживелегов нашел для графа Оксфорда только один эпитет – «светский франт». Эдвард де Вер был заметной фигурой, но на роль автора шекспириады не подходит. Гипотеза Т. Луни не содержит убедительных аргументов. Что касается «града новых доказательств», о котором пишет В. Вольский, то уместно вспомнить латинскую пословицу: «Доказательства ценятся не по количеству, а по качеству».

Часть 2.

Поскольку проблему авторства Шекспира считают величайшим детективом мировой литературы, то понятны попытки шекспироведов привлечь к решению этой проблемы юристов. В арсенале последних приемы поиска истины заключаются в сборе и исследовании различных показаний – особенно свидетелей – и фактов, относящихся к делу, документов, вещественных доказательств, заключений экспертов и т. п. Однако биографические сведения о Шекспире скудны, рукописи и отпечатки пальцев не сохранились, пищи для графологов практически нет. Остаются прижизненные публикации и мало востребованные показания свидетелей, к которым и обратимся после рассмотрения некоторых спорных фактов. Биографические материалы почерпнуты в книгах известного шекспироведа А. Аникста «Шекспир» (ЖЗЛ, 1964), американского исследователя Самуэля Шенбаума «Шекспир. Краткая документальная биография» (М. Прогресс, 1985), а также в целом ряде новых публикаций.

Некоторые факты биографии «Доброго Уилла»

Был ли Уильям Шекспир малообразованным простолюдином? Истина познается в сравнении. Шекспир учился в Грамматической школе в Стратфорде-на-Эйвоне, одной из лучших провинциальных школ Англии. В ней учились 7 лет и получали светское образование. Основное внимание уделяли латыни, на ней преподавали в старших классах, осваивали также древнегреческий язык, риторику, учившую правильно и красиво излагать мысли, знакомились с мифологией древней Греции и Рима, историей и литературой. Ученики читали античных авторов и даже разыгрывали их пьесы, что отразилось в творчестве Шекспира. Преподавали в школе учителя с университетским образованием, их имена сохранились. В их числе был основной преподаватель Уильяма – магистр искусств Томас Дженкинс. Один из учителей публиковал свои стихи.

Вспомним, что А.С. Пушкин получал официальное образование в течение 6-ти лет в Царскосельском Лицее, где успевал предпоследним, университетов не кончал, что не помешало ему стать великим поэтом. Однако нестратфордианцы видят ущербность Шекспира в его недостаточной формальной образованности.

Шекспир начинал театральную карьеру в Лондоне актером на второстепенные роли, затем поставлял театру пьесы, в то же время продолжал играть в спектаклях, стал пайщиком-совладельцем театра. Жил без семьи, оставшейся в Стратфорде. Несколько лет квартировал в доме гугенота, бежавшего из Франции, общался и с аристократами, и с актерами, с коллегами-драматургами, с придворными музыкантами, приглашенными некогда из Италии, которые в театре подрабатывали статистами.

В 1603 году графиня Мэри Сидни-Пембрук, хозяйка литературного салона, в письме к сыну Филиппу просила его уговорить короля-театрала Якова I приехать в их родовое имение Уилтон Хаус на представление шекспировской пьесы «Как вам это понравится». В конце графиня приписала: «We have the man Shakespeare wits us».

Эту приписку: «С нами находится мужчина Шекспир», – писатель А. Королев назвал решающим ударом шпаги. Приписка подтверждает связь Шекспира с литературным кружком графов Рэтлендов-Пембруков. Является ли она аргументом в пользу «ретлендовской версии», приписывающей всю шекспириаду графу Рэтленду и его жене? По-видимому, нет.

Пребывание Шекспира в графской резиденции отмечено в письме как событие, заслуживающее внимания молодого лорда-камергера. В имении графов Пембруков в Уилтшире собирались и иногда подолгу гостили поэты и писатели, они обсуждали свои новые произведения, устраивали творческие состязания, вместе сочиняли… Хозяйка салона не удостоила бы упоминанием визит заурядного дельца, прибывшего для получения платы за услуги или за новыми поручениями. Речь могла идти о творческом общении или о сотрудничестве, что переводит высказывания о Шекспире как «мелком дельце» в разряд домыслов. Он уже был известен, как талантливый поэт и драматург, что подтверждают записки его современника, критика Ф. Мереза.

В. Вольский задал риторический вопрос: «И кстати, почему Шакспер, казалось бы, находившийся на вершине славы, после кончины Оксфорда внезапно уехал из Лондона в родной Стратфорд и, за исключением одной недолгой вылазки в столицу по делам, до самой смерти из дома больше не выезжал?».

Как следует из всех биографий Шекспира, это «внезапно» длилось …8 лет, поскольку граф скончался в 1604 году, а до 1612 года Шекспир бывал в Стратфорде только наездами. Там он занимался бизнесом, приносившем бóльший доход, чем драматургия. Вместе с другом Бербеджем им овладела страсть к приобретательству: в Лондоне он купил дом, в котором не жил, премьер «Глобуса» приобрел поблизости несколько земельных участков. Звание «джентльмен», которое Шекспир приобрел, стоило не только денег, но и требовало определенного имущественного ценза. Шекспир навсегда уехал в родной город не в 1604-м, а в 1612 году, не порывал связи с театром до 1613 года, создал после смерти графа Оксфорда такие драмы как «Отелло» (1604), «Макбет»(1605), «Король Лир» (1606), а всего более десятка пьес; последнюю пьесу дописывал в 1613 году его соавтор.

Что было причиной прекращения в 1612 году деятельности Шекспира в театре? Не уход ли из жизни подлинного автора его пьес? А. Аникст полагает, что Шекспир надорвался, другие биографы пишут, что он тяжело заболел. Мог и обидеться: в это время ему на смену в театре появились два молодых драматурга. Он ликвидировал свой пай в театре и уехал домой, в Стратфорд. Тяжелая болезнь подтверждается его кончиной в 1616 году, в возрасте 52-х лет...

Почему у него изменилась подпись, и составленное стряпчим его завещание подписано корявыми буквами, «изобличающими» невежду, непривычного к письму? Немецкие врачи в наше время по портрету диагностировали рак.

Шекспир: портрет-маска. Фолио 1623 г.

Составляют и переделывают завещание, когда «Старуха с косой» стоит за плечами. Писал не сам завещатель, а дотошный стряпчий, поэтому теперь мы удивляемся мелочным подробностям составленной им бумаги. Видимо, таков был стиль завещаний состоятельных британцев в начале XVII века. Шекспир подписывал исправленное завещание за месяц до смерти. Анализ подписей показал, что он уже был очень слаб, у него с трудом слушались руки. В ту эпоху врачи умели облегчить страдания больного и предсказать смерть, но редко могли вылечить.

Ему досталась легкая кончина, «и он умер от вина», – после пирушки с двумя приехавшими к нему друзьями. Это были великий Бен Джонсон и земляк Шекспира – Майкл Дрейтон – оба драматурги и поэты. Зачем они тащились в Стратфорд за 120 км от Лондона? Очевидно, проститься с другом. Версия его отравления представляется нелепой, Шекспир и так уже был плох. У него в конце застолья началась горячка, которую доктор Джон Холл, зять Шекспира, пытался остановить настоем фиалок. Остановилось сердце.

«Шекспир не оставил рукописей своих пьес и не завещал никому ни одной книги». Значит ли это, что он все-таки был полуграмотной подставной фигурой?

Пьесы ему давно не принадлежали. Владельцем их был театр, их оплачивали только один раз при приобретении. Естественно предположить, что рукописи хранились в театре. Но в деревянном «Глобусе» в 1613 году во время спектакля случился пожар, который даже не пытались тушить, и в нем дотла сгорело все, что могло гореть.

Какие-то бумаги Шекспира должны были остаться в его доме. С. Шенбаум приводит ссылку на «старинное предание» о том, что внучка Шекспира Элизабет «увезла с собой из Стратфорда много бумаг своего деда». Другое предание повествует о «двух больших сундуках, полных неразобранных бумаг и рукописей» Шекспира, находившиеся в руках одного невежественного булочника из Уорика (женившегося на женщине из рода Шекспиров). Затем сундуки, как и следовало ожидать, «были разбиты, а их содержимое небрежно разбросано и раскидано, как чердачный хлам и мусор». Об этом было известно некоему сэру Уильяму Бишопу, «и все это погибло во время пожара и разрушения города». Предания правдоподобны, было бы чудом, если бы бумаги сохранились. Случались нередко пожары и в графских замках. Потомки дочерей Шекспира не догадывались, что каждая бумажка их далекого предка через века будет драгоценной. Между прочим, мыши и пожары не пощадили архивы многих родовитых кандидатов в Шекспиры.

Кому Шекспир мог бы завещать свою библиотеку, если она была? От начала книгопечатания прошло всего полтора века. Книги в эпоху Шекспира были великой ценностью, не зря их приковывали цепями к столу, чтобы никого не искушать. Жена и младшая дочь были неграмотны, грамотность старшей дочери под вопросом, но она едва ли интересовалась историческими хрониками. Бестолковые женщины не смогут даже продать книги за настоящую цену, их непременно обманут! Поэтому глава семейства принял разумное решение: книги, которые он уже не читал, продал сам, и деньги остались семье. Не менее вероятно и другое предположение: Шекспир продал книги, покидая Лондон, или подарил их друзьям.

В университетских библиотеках сохранились два фолианта с инициалами владельца: W.S.

Завещание – «наиболее значительный из сохранившихся документов», – пишет В. Вольский. В нем оказалась смешная запись о «кровати второго качества» (а точнее, «второй из лучших», что звучит пристойнее), оставленной жене, из чего нестратфордианцы делают категорическое обобщение: «Как все это мелко и пошло!» Но составлял одиозную бумагу не гений, а провинциальный стряпчий, он старательно отрабатывал свой хлеб. Основная часть имущества и, главное, второй по величине дом в Стратфорде, дом в Лондоне, были завещаны старшей дочери, которой, само собой разумеется, поручались заботы о матери до конца её дней. Кто-то сочинил, будто Шекспир в завещании мелочно поделил весь скарб, включая ложки-вилки. Но выдумщик преувеличил, а нестатфордианцы охотно подхватили выдумку. Шекспир в завещании не без юмора отписал «всю столовую серебряную посуду» Элизабет Холл, своей восьмилетней внучке. После распределения недвижимости и денежных сумм, включая пожертвование «на бедных», следует общее указание: «Все остальное мое имущество движимость, аренды, серебро, драгоценности, хозяйственные принадлежности мои долги и уплаченные обязательства, расходы по погребению передаю моему зятю, Джону Холлу, джентльмену, и моей дочери Сьюзан, его жене…».

Таковы мелочные «улики» наряду с серьёзными подозрениями, связанными с небывалой эрудицией автора в истории, военном деле, юриспруденции, в знании языков… В то же время трудно предположить, что мог быть ходячей энциклопедией любой из претендентов на звание Великого Барда.

Вызывает изумление богатый словарный запас Шекспира. По разным подсчетам, у него было 20-29 тысяч слов. У философа Ф. Бэкона – скромные 8-10 тысяч. Современный интеллигент обходится четырьмя тысячами, видимо, не считая профессиональных терминов, а простой человек – одной тысячей. Если под маской Шекспира выступал единственный автор, то он в любом случае показался бы «слишком грамотным». Но, во-первых, Шекспир в качестве первоосновы пьес использовал работы разных авторов, черпал материалы из многих источников. Во-вторых, у него были соавторы. Шекспироведы отмечали участие или влияние Кристофера Марло в произведениях раннего Шекспира («Ричард II», «Ричард III» и другие). Марло приписывали также и соавторство в пьесах «Генрих VI» (поставлена в 1592 г), «Тит Андроник» (1594 г.). Согласия Марло, погибшего в 1593 году, на переделки не требовалось. В сотрудничестве с Вилькинсом написаны «Тимон Афинский» и «Перикл»; в «Троиле и Крессиде» принимал участие Марстон.

Вероятно, у Шекспира были и другие сотрудники и помощники, но они не установлены и едва ли будут найдены за отсутствием следов. Например, был такой писатель, современник Шекспира, Генри Четл, который зарабатывал тем, что помогал писать другим драматургам, и получал (1598-1603) гонорары за соавторство в 49 пьесах. Он оставил отзыв о Шекспире, как очень честном человеке. Драматург Джон Флетчер (1579-1625) был соавтором Шекспира по пьесам «Генрих VIII», «Два благородных родственника» и «Карденио». «Брендом» был Шекспир, и эти пьесы печатали под одним именем.

В-третьих, большой вклад в тексты пьес внесли спонсоры издания «Фолио 1623», которые входили в аристократический литературный кружок. Его члены – Мэри Сидни графиня Пембрук, (возможно, также её сыновья граф Уильям Пембрук и граф Филипп Монтгомери), Бен Джонсон и другие – приложили руки к редактированию и дополнению текстов этого издания. Это видно из сопоставления текстов пьес, ранее опубликованных, и тех же пьес, вошедших в «Фолио 1623» с изменениями и. обширными дополнениями. В некоторых пьесах добавления составляют до 1000-1200 строк! Старших членов этого кружка И.М. Гилилов вообще считал истинными авторами пьес Шекспира.

В. Вольский очень кстати приводит пример баснословно плодовитого А. Дюма-отца. На него работали «литературные негры», а мэтр только проходился по сырому материалу «рукою мастера», после чего тексты начинали «сверкать и искриться». Никто не сомневается в авторстве А. Дюма. Между прочим, он не получил никакого школьного образования (возможно, было только начальное 2-3 года). Он явился покорять Париж чудовищным невеждой и наверстал упущенное чтением многих авторов и среди них – Шекспира. Как правило, Шекспир тоже использовал не свои исходные материалы, исследователям они хорошо известны. Романы Дюма населены шевалье, виконтами и маркизами, графами и герцогами, королями и королевами; они, на наш читательский взгляд, наделены присущими высшему свету манерами и мировоззрением аристократов, но мы не приписываем автору «аристократического видения мира». Чтобы изображать Призрак отца Гамлета не нужно быть покойником.

Компьютерный лингвистический анализ показал, что все произведения Шекспира написаны одним автором. Этот вывод чрезвычайно важен. Он означает, что все пьесы, по меньшей мере, правил и переделывал один человек, и, вероятнее всего, это был Шекспир.

О том, что Уильям Шекспир не был малограмотным актером (лицедеям все же необходимо читать и учить роли) и не был примитивным дельцом, говорит любопытный факт его биографии. Ольга Дмитриева, историк-мидиевист, в приложении к статье «Шекспир писал в соавторстве с Бэконом?» рассказывает:

«…в 1592 году, когда театры закрыли по случаю чумы, безработному Шекспиру нашли работу секретарём у Бэкона. Бэкон доверял ему редактировать свои эссе ("Опыты") и писать (вероятно, по кратким наброскам) речи для графа Эссекса… "Вопрос, который перед нами теперь стоит, это не "Писал ли Бэкон пьесы Шекспира?", а "Писал ли Шекспир эссе Бэкона?"»

Примерно четырехлетнее (1592-1596) сотрудничество с Бэконом, знатоком законов своего времени, может объяснить основательность познаний Шекспира в юриспруденции. Но главное в другом: не мог великий философ, «Светоч Науки» Френсис Бэкон сотрудничать с полуграмотным невеждой!

«Нестратфордианцы» задают риторический вопрос, почему смерть Шекспира не вызвала всенародного траура, скорбных публичных откликов. Ответ простой: первая английская печатная газета появилась только в 1621 году, поэтому некрологов быть не могло. Масштаб личности драматурга, отошедшего от дел и скончавшегося в провинции, был виден немногим, зрители – в абсолютном большинстве – не знали имен авторов. Сочинение пьес не считалось почтенным занятием.

Прижизненные публикации и показания свидетелей

Об авторстве Шекспира свидетельствует главный аргумент: при его жизни вышел в свет ряд произведений под его именем, прежде всего, две поэмы в 1593-м и 1594 году, пьесы, некоторые из которых издавались неоднократно, сонеты. Эти «вещественные доказательства» сохранились, и они общедоступны. Британская библиотека (ранее библиотека Британского музея) в 2004 году выложила в интернете 93 электронные копии 21 прижизненных изданий произведений Шекспира. Это были недорогие издания формата «кварто» (четверть печатного листа), которые продавались по окончании театральных представлений. В их числе были исторические хроники, комедии «Много шума из ничего», «Сон в летнюю ночь», «Виндзорские насмешницы», «Венецианский купец», трагедии «Ромео и Джульетта», «Король Лир», «Гамлет» и «Отелло». Имя Шекспира как автора пьес в первый раз появилась лишь в 1597 г на титульном листе издания комедии «Бесплодные усилия любви». В следующем году вышла книжка Фрэнсиса Тереза «Palladis Tamia, или Сокровищница ума». В ней Шекспир был охарактеризован как драматург, «наипревосходнейший в обоих видах пьес», то есть в трагедии и комедии. При этом Мерез перечислил десять пьес Шекспира. О поэзии Шекспира он отозвался так:

«Подобно тому, как полагали, что душа Эвфорба жила в Пифагоре, так сладостный, остроумный дух Овидия живет в сладкозвучном и медоточивом Шекспире, о чем свидетельствуют его «Венера и Адонис», его «Лукреция», его сладостные сонеты, известные его личным друзьям».

Авторство Шекспира при его жизни никто не оспаривал, если не считать одного случая завуалированного обвинения в заимствованиях, о которых шекспироведам давно известно. Этот случай обсудим ниже.

Обратимся далее к показаниям «свидетелей» о личности и творчестве Вильяма Шекспира. Выслушать современников, близко знавших Шекспира, необходимо и очень любопытно, поскольку никто не судит писателя строже, чем его собратья по перу, и не знает лучше, чем старые друзья. Как отметил С. Шенбаум, о Шекспире при его жизни писали современники: Д. Девис, Г. Харви, Д. Марстон, Р. Грин, Д. Уивер, Ф. Мерез, – а всего упоминаний современников насчитывают более полусотни. Отзывы о его работах были преимущественно одобрительные и даже восхищенные. Ограничимся немногими отзывами и начнем с единственного критического, даже злого, выпада Роберта Грина против Шекспира.

Роберт Грин принадлежал к группе «университетских умов» и был не очень даровитым писателем. После появления Шекспира в труппе «Слуг лорда-камергера» три пьесы Грина, не дававшие сборов, были сняты с репертуара. Совсем незадолго до его безвременной смерти, в памфлете, опубликованном в 1593 году уже после кончины Грина, он советовал коллегам-драматургам не доверять актерам:

«Ибо есть среди них ворона-выскочка, украшенная нашим оперением, кто с сердцем тигра в шкуре актера считает, что может помпезно изрекать белый стих, как лучшие из вас, и абсолютным Джоном-фактотумом в своем собственном чванстве воображает себя единственным потрясателем сцены в стране... Пусть эти обезьяны подражают вашим прошлым шедеврам, но никогда больше не знакомьте их с вашими новыми восхитительными созданиями».

Итак, Грин все же считал Шекспира и актером, и драматургом. Пусть нежелательный конкурент драматургов всего лишь – «подражатель», важно, что он соревнуется с лучшими писателями и мнит себя «потрясателем сцены». Выражение «Джон-фактотум» говорит о том, что он выдает себя за автора, но использует чужие труды. Грин как в воду глядел: его пасторальный роман «Пандосто» много позже станет источником «Зимней сказки» Шекспира. Но кто читает теперь роман Грина?

Шекспир ответил на публикацию памфлета Грина. В сонете 112 он жалуется на «…глубокий след проклятья,// Который выжгла злая клевета // На лбу моем каленою печатью». Но он не боится «гадюк, сплетенных вместе», и до него «едва доходит гул //Лукавой клеветы и лживой лести». В поэтическом переводе С.Я. Маршака исчез каламбур Шекспира, в котором он обыгрывает фамилию своего обидчика. Для нас важнее всего факт: Шекспир ответил на выпад Грина. Если бы, предположим, Шекспириаду создавал не Шекспир, а некто другой, то этому «Некто» были бы безразличны нападки Грина, поскольку они его не касаются, свое авторство некий граф не защищает, а скрывает. Он не стал бы на них отвечать, тем более, публиковать ответ 16 лет спустя после издания памфлета Грина. Но Шекспир ответил, значит, он был глубоко задет. Если сонет 112 написал Шекспир, следовательно, он мог написать и остальные сонеты, тем более что они отражали именно его биографию. Однако сонеты созданы вовсе не полуграмотным мещанином, а замечательным поэтом. Автор таких сонетов мог создать и пять поэм, и 38 пьес, из коих большая часть – шедевры мировой литературы.

Писатель Джон Девис в «Биче глупости» называет Шекспира «добрым Уиллом»; в «Микрокосме» говорит о нем:

Для знати сцена век была пятном,

Ты ж благороден сердцем и умом.

Составителям «Первого фолио» пришлось выкупать права на публикацию ряда пьес Шекспира, которые принадлежали разным театрам и издателям. Если права на эти пьесы Шекспира кому-то принадлежали, значит, произведения были некогда куплены у Шекспира. Крайне сомнительно, чтобы благородный Уилл торговал правами на издание чужих пьес при живых авторах или при их здравствующих наследниках.

Актеры театра «Глобус» Хемминг и Кондел подготовили издание пьес своего коллеги, которое вышло под названием: «Мистера Уильяма Шекспира комедии, хроники и трагедии. Напечатано с точных и подлинных текстов». Это было знаменитое «Фолио 1623 года» или «Великое фолио». О своей работе составители написали скромно:

«Мы лишь собрали пьесы и оказали услугу покойному автору, приняв на себя, таким образом, опеку над его сиротами; мы не стремились ни к личной выгоде, ни к славе, а лишь желали сохранить память столь достойного друга и товарища на жизненном пути, каким был наш Шекспир».

Далее в этом издании напечатаны хвалебные стихотворения, сочиненные оксфордским ученым Леонардом Диггзом, неким I.M. (предполагают, драматургом Джоном Марстоном), поэтом и знаменитым драматургом Беном Джонсоном, и поэтом Хью Холландом, который заключил свой стих словами:

Пусть жизнь его свой завершила срок,

Бессмертие – удел великих строк.

Поскольку панегирикам доверия нет, ниже приведена цитата из записных книжек Бена Джонсона, опубликованных после его смерти:

«…я любил этого человека и чту его память (хотя и не дохожу до идолопоклонства) не меньше, чем кто-либо иной. Он действительно был по натуре безупречно честен, открыт и независим; он обладал превосходным воображением, прекрасными понятиями и таким благородством выражений, которые изливал с такой легкостью, что порой его приходилось останавливать».

Бен Джонсон был человеком острого ума, большим эрудитом, университетов не кончал, но был удостоен почетной степени доктора наук, был в то же время соперником Шекспира в драматургии. Он делал записи для себя, а не для печати, поэтому его нельзя заподозрить в неискренности перед самим собой. Джонсон говорит о сочинениях Шекспира без тени сомнений в том, кому они принадлежали!

Не мог Джонсон, много лет общаясь с Шекспиром, не заподозрить, будто он не тот человек, за которого себя выдает. Он его высоко ценил и более того – искренне любил. Умница и пьяница Бен Джонсон часто сиживал с Уильямом Шекспиром в таверне «Сирена» и вел с ним литературные дискуссии, о которых остались воспоминания. Шекспир, оказывается, был остроумным и находчивым собеседником, нередко побеждавшим в спорах Джонсона.

Можно было бы привести еще ряд отзывов, но остановимся только на еще одном высказыванием «свидетеля Джонсона» о Шекспире:

«Ликуй, Британия! Ты можешь гордиться тем, кому все театры Европы должны воздать честь. Он принадлежит не только своему веку, но всем временам!»

Итак, господа прилежные читатели, свидетельства современников великого драматурга приводят к заключению, что таинственным автором его пьес был и до сих пор остается Уильям Шекспир.

***

А теперь несколько слов о новостях науки и техники. Сейчас без общения с клиентом через интернет не обходится ни одна серьезная компания. Но безличное общение отвращает многих клиентов, привыкших к нормальному разговору. Делу помогает подключение онлайн консультант на сайт. Тогда ни один ваш потенциальный клиент не уйдет неудовлетворенным. Качественную услугу представляет сайт spexe.com. Загляните и убедитесь сами.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 425




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer9/Fridman1.php - to PDF file

Комментарии:

Г.Фридман - Б.Тененбауму
- at 2012-05-27 20:31:21 EDT
Б.Тененбаум
- Sun, 27 May 2012 13:20:44(CET)

Есть масса возражений. С другой стороны, не хочется затевать длинную дискуссию…
Ho, все-таки, мелкoe замечаниe: пометка "W.S" гордо аттрибутированная как "инициалы Великого Барда",может означать все, что угодно.
--------------------------------
Согласен с Вашим «мелким замечанием» и по существу, и в том, что оно действительно мелкое. Насчет «гордого аттрибутирования» Вы присочинили, там одна нейтральная фраза: «В университетских библиотеках сохранились два фолианта с инициалами владельца: W.S.». Никакого толкования. Это значит: может быть, тома его, может, нет. Но сегодня о его книгах мне известно больше, чем три года назад.
Удивительно, что из «массы возражений» Вы ничего более значительного не нашли. Но меня сегодня больше интересуют отзывы на последнюю публикацию и новая работа, которую заканчиваю.

Б.Тененбаум
- at 2012-05-27 13:20:44 EDT
Есть масса возражений. С другой стороны, не хочется затевать длинную дискуссию, потому что ни к какому определенному результату мы заведомо не придем :)
Ho, все-таки, мелкoe замечаниe: пометка "W.S" гордо аттрибутированная как "инициалы Великого Барда",может означать все, что угодно.

Е.Фридман - Бену
- at 2011-09-26 20:54:34 EDT
Бен
- Mon, 26 Sep 2011 18:30:05(CET)
"Я думаю, мы можем обмениваться мыслями, ссылками и новостями на эту тему".
=========================
Аргументация по всем пунктам потребовала бы целой простыни или статьи. Конечно, согласен обмениваться мыслями и проч., оставаясь при своих убеждениях. Мои мнения и сомнения зависят в основном от информации. Можно написать автору (Г.Фридману) в proza.ru .

Бен
- at 2011-09-26 18:30:05 EDT
Вы пишете: "Концепцию И.М.Гилилова разгромили Б.Борухов и другие. Концепции М.Д.Литвиновой, очевидно, не существует, критик И.Пешков не видит в её книге ни одного нового аргумента, никакого смысла вообще. Шекспировская комиссия РАН об этой грандиозной работе деликатно молчит".

1. Я не считаю, что кто-либо разгромил Гилилова. На многие возражения он сам успел ответить.
2. Концепция Литвиновой существует, она очень четкая и ясная. Вы, наверное, не читали ее книгу - неужели на основании рецензии Пешкова? Кажется, Райкин говорил, что есть вещи, которые нужно делать самому. Вот и мнение о столь важной книге надо составить самому.
3. Неудивительно, что академическая наука предпочитает не замечать этих фундаментальных работ - иначе у пишущищ будут трудности с диссертацией и т.п. Главным шекспироведом сейчас считается стратфордианец А.Бартошевич. Поэтому больше надежд у меня на любителей.
Я думаю, мы можем обмениваться мыслями, ссылками и новостями на эту тему.

Григорий Фридман - Бену
- at 2011-09-26 18:06:10 EDT
Бен
- Mon, 26 Sep 2011 13:23:41(CET)
"… теперь можно говорить более конкретно… Уже появились попытки приложить концепцию Гилилова-Литвиновой к решению конкретных проблем шекспироведения…"
=======================
Чтобы перейти к конкретному разговору, не худо бы выяснить, о чем будем дискутировать. Мой взгляд отражен в обсуждаемой статье. Достаточно доказать, что Шакспер стал Шекспиром, и все прочие претенденты могут отдыхать. Впрочем, никто самолично и не претендовал. Теперь мог бы немногое дополнить. Концепцию И.М.Гилилова разгромили Б.Борухов и другие. Концепции М.Д.Литвиновой, очевидно, не существует, критик И.Пешков не видит в её книге ни одного нового аргумента, никакого смысла вообще. Шекспировская комиссия РАН об этой грандиозной работе деликатно молчит. Вы разглядели в ней скрытый смысл. Может быть, поделитесь с читателями своими соображениями в рецензии?
Замечу, как скудны попытки применения концепций Гилилова и Литвиновой. И.Пешков, к сожалению, занялся гематрией. После того, как было обнаружено, что с помощью кодов Торы можно предсказать любые события прошлого (!) и будущего, не удивляют найденные подписи графа Оксфорда.
Кстати, в обсуждаемой статье я не отрицаю, что у Шекспира, очевидно, были соавторы. В первую очередь, следует назвать Мэри (Сидни) графиню Пембрук. Следы имеются.

Бен
- at 2011-09-26 13:23:41 EDT
Рад, что Вы откликнулись, теперь можно говорить более конкретно.
1. Шекспир - это огромный пласт культуры, а кроме того, индустрия туризма, книгоиздания и щоу-бизнеса. Никакая самая блестящая и убедительная книга не сможет тут
все вмиг изменить. Но, как говорил известный деятель, "процесс пошел".
2. С работами тех критиков Гилилова, которых Вы назвали, я знаком.
3. Книгу Литвиновой читал. Она несколько сумбурна, но очень богата фактами и идеями. Слышал, что она пишет продолжение, дай Б-г ей удачи (ей уже за 80).
4. Читал также рецензию Пешкова, с которой я резко не согласен. Кстати, Пешков высказал и свою гипотезу:
http://magazines.russ.ru/nlo/2010/105/pe14-pr.html
Уже появились попытки приложить концепцию Гилилова-Литвиновой к решению конкретных проблем шекспироведения, см. например http://allbooks.org.ua/uploads/files/Zhurnal_Himiya_i_Zhizn_N_5_za_2009_go.pdf (там нужно выйти на с.38).

Григорий Фридман - Бену и Ашкузе
- at 2011-09-26 06:49:57 EDT
Бен
- Sat, 24 Sep 2011 13:14:14(CET)
"Время стратфордианцев приближается к концу (оно и так слишком затянулось), и теперь начинается борьба между разными другими версиями об авторстве… В этом смысле книги И.Гилилова (на русском и англ. языках), М.Литвиновой (на русском) являются хорошим противовесом (версия Рэтленда и Бэкона-Рэтленда)".
======================================

"Надежды юношей питают", но свержение Уильяма Шекспира с Олимпа посредством версий И.М.Гилилова и М.Д.Литвиновой не состоялось. (Присвоение версий условное, поскольку эти гипотезы явились на свет много раньше самих новых "ниспровергателей". В частности, версия авторства Бэкона восходит к концу 18-го столетия). Заметна Ваша заинтересованность и несколько преждевременная радость по поводу разоблачения проходимца Шакспера. Увы!
Простите за непрошенный совет: не вредно бы познакомиться с оппонентами И.М.Гилилова, из коих главным был, на мой взгляд, – доктор филологии Борис Борухов, затем аналитик А.Барков, писатель Корякин и др. (см. сайт ШЕКСПИР.РУ). А вот мировое шекспироведение, кажется, реагировало на "русскую сенсацию" вежливым молчанием. Читали ли Вы тяжеловесный труд с удивительным названием – "Оправдание Шекспира" - М.Д.Литвиновой? Если еще нет, рекомендую статью И.В.Пешкова "О том, чему нет оправдания". Как ознакомитесь, после этой критики "монографию", с позволения сказать, и читать расхочется.

Aschkusa
- Sun, 25 Sep 2011 13:40:48(CET)
На экраны кинотеатров мира вышел новый фильм немецко-голливудского режиссёра Эммериха на тему об авторстве Шекспира, в котором пропедалирована версия авторства графа Эссекс.
=========================

Восхищает "педалирование версии авторства графа Эссекс"! Поскольку в начале 1601 года его, если речь идет о любовнике королевы, обезглавили, то как он - без головы - сочинил за Шекспира еще дюжину пьес? Мистика!

Aschkusa
- at 2011-09-25 13:40:48 EDT
Бен
- Sat, 24 Sep 2011 13:14:14(CET)

Время стратфордианцев приближается к концу (оно и так слишком затянулось), и теперь начинается борьба между разными другими версиями об авторстве.
ööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööööö

На экраны кинотеатров мира вышел новый фильм немецко-голливудского режиссёра Эммериха на тему об авторстве Шекспира, в котором пропедалирована версия авторства графа Эссекс.

Бен
- at 2011-09-24 13:14:14 EDT
Время стратфордианцев приближается к концу (оно и так слишком затянулось), и теперь начинается борьба между разными другими версиями об авторстве. Не знаю, по каким социально-психологическим причинам в США ведущей является Оксфордианская версия (Эдвард де Вер, граф Оксфорд); подозреваю, что именно эта кандидатура наиболее отвечает запросам массовой культуры.
В этом смысле книги И.Гилилова (на русском и англ. языках),
М.Литвиновой (на русском) являются хорошим противовесом (версия Рэтленда и Бэкона-Рэтленда). В то же время, не собираются отступать сторонники авторства Марло, появляются теории о связи шекспировской проблемы с детьми королевы-девственницы (дети - Марло, Бэкон и другие). Думаю, в ближайшие годы будут интересные работы и открытия.
(Благодарю Б.Тененбаума и Суходольского за указание на эту статью в "Заметках".)

Григорий Фридман - М.С.Тартаковскому
- at 2009-05-31 23:15:39 EDT
Error
Прошу прощения

Григорий Фридман - М.С.Тарковскому
- at 2009-05-30 23:32:02 EDT
Уважаемый Маркс Самойлович, Ваши наблюдения говорят, по-видимому, не столько о "разных Шекспирах", сколько о разном качестве переводов его произведений. У каждого из переводчиков своя мера таланта, свое отношение к оригиналу (подстрочнику). Переводы С.Я.Маршака конгениальны, хотя местами изрядно уходят от первоисточника – наподобие переложений. Это сонеты - Шекспира-Маршака. Переводы А.Радловой оставили у Вас воспоминания о напыщенности, примитивности шуток. Но есть и другие, не менее популярные переводы – Т.Щепкиной-Куперник, М.Лозинского, В.Левика и других, которые не создают такого впечатления. Борис Пастернак переводил и пьесы, и сонеты Шекспира, при этом большой знаток вопроса – Б.А.Кушнер - считает его переводы сонетов неудачными, но, конечно, не винит в неудачах самого Шекспира. Для выявления разных авторов пьес более корректно сравнивать работы одного и того же переводчика, но правильнее, конечно, судить об оригиналах пьес (на староанглийском), что под силу только специалистам.

Одна и та же "свежая дебютная идея" приходит в разные головы потому, что соблазнительно лежит на поверхности. Идея "коллективного Шекспира", кажется, уже увяла. Она проверялась компьютерным анализом лексикона произведений Шекспира, о чем упоминаю в обсуждаемой статье. Вывод – автор один. К сожалению, я не нашел описания условий анализа: на базе "Фолио 1623", или на прижизненных изданиях, или и то, и другое. "Великое фолио" подвергалось мощному редактированию, что могло сгладить различия языка разных пьес. Идеи творческих тандемов авторов Шекспириады продолжают обсуждаться.

Вы спрашиваете: "…да один ли автор написал и то, и другое?" Ответ на этот вопрос нужно искать последовательно, в соответствии с хронологией событий. Приведу еще раз только одну цепочку аргументов. На первом этапе главное - убедиться, что поэмы Шекспира написал он сам, и сам отдал их издателю. Претендентов на авторство здесь совсем немного, и логика посвящений говорит о том, что сочинил поэмы Шекспир. При жизни Барда никто его авторства в части поэм не оспаривал. Но тот, кто написал такие поэмы, мог написать и замечательные сонеты. Два из них содержат имя автора, третий говорит об обвинении, которое было предъявлено именно ему. Кто написал три таких сонета, мог написать и все остальные такого же уникального уровня. Наконец, автор ТАКИХ сонетов мог создать несколько заурядных пьес и ряд шедевров мировой драматургии. Конечно, без подражаний и заимствования сюжетов не обошлось, не исключены соавторы и сотрудничество.

М. Тартаковский.
- at 2009-05-29 05:51:28 EDT
Так получилось, что слог шекспировских пьес /прекрасный довоенный перевод Анны Радловой/ всегда казался мне чересчур напыщенным, юмор - топорным т.п.
Тогда как "шекспировы сонеты" /в переводе Маршака/ сразу же понравились - чрезвычайно.
Самому Шекспиру, понятно, от этого моего отношения ни убытка, ни прибыли.
Но вот я давным-давно думаю: да один ли автор написал и то, и другое? Что, если то и другое написали разные "шекспиры"? Не легче ли разберёмся тогда и с авторством, и, скажем, с гонорарами?

Григорий Фридман
- at 2009-05-27 23:27:53 EDT
Благодарен читателям, которые прочли статью, друзьям, что её,конечно, одобрили, Инге – за живой отклик, Элиэзеру Рабиновичу - за кисло-сладкий комплимент и за повод разъяснить еще кое-что по спорным вопросам.
Уважаемый Э.М.Рабинович в сообщении от 21.05.09 упоминает, как важного кандидата, драматурга Кристофера Марло. Но он погиб в 1593 году, когда Шекспир только начинал карьеру драматурга. Таинственное воскресение и продолжение творчества Марло в Италии (или Франции - в другой вариации) после документированной его смерти представляются явным мифом. По аналогичной причине Эдвард де Вер граф Оксфорд не мог быть автором десятка последних пьес Шекспира. В другом сообщении критик говорит о ком-то, не называя его и имея в виду, очевидно, Роджера Мэннерса, 5-го графа Рэтленда. Этот Роджер был сыном не лорда Берли, а Джона Мэннерса. Именно Роджеру Рэтленду написал инструкции для путешествия на континент знаменитый философ Фрэнсис Бэкон, а не лорд Берли. Молодой граф Роджер Рэтленд учился в Падуе вместе с Розенкранцем и Гильденстерном. Он был моложе Шекспира на 12 лет и потому не мог быть автором его ранних произведений, хотя позднее мог встречаться с ним в театре неоднократно.
Целью статьи не являлся "обзор", как решил критик, она, полагаю, в большей части полемична. Этого не заметил или не хотел увидеть Э.Рабинович, заявив в сообщении от 22.05.2009, что статья "ничего не добавляет к дискуссии".
Во-первых, до настоящего времени все публиквции на русском языке о гипотезе Д.Хадсона не содержали критики её (за очень многочисленные на английском не поручусь). Далее цитаты из моей статьи:
"Д. Хадсон … по-видимому, зашел слишком далеко, утверждая, будто сонеты написала она сама, как и другие произведения Шекспира. Вопрос, скорее, в том, сотрудничала ли Эмилия Бассано в той или иной форме с Шекспиром".
Мое заключение: "Все аргументы Д. Хадсона являются косвенными «уликами». Сотрудничество Эмилии с Шекспиром не имеет прямых доказательств. Оно не исключено, особенно в части комедий итальянского цикла, но приписывать Эмилии авторство всех произведений Шекспира представляется огромной натяжкой".
Во-вторых, весь следующий раздел статьи опровергает версию авторства Эдварда де Вера, изложенную В.Вольским в недавней статье "Мистификация тысячелетия". На мой взгляд, речь должна идти не о мистификации, а о заблуждениях и фантазиях авторов ряда версий.
В-третьих, в последней части статьи даны альтернативные объяснения некоторых фактов, что обычно спекулятивно используют "нестрдфордианцы" для создания приниженного облика Шекспира, как заурядного "бюргера", "актеришки" и т.п. Далее собраны "свидетельские показания" современников, которые рисуют иной образ Шекспира.
Разумеется, обсуждаемая статья не содержит неизвестных всезнающей науке фактов биографий Шекспира и кандидатов на его роль. В статье дано лишь толкование фактов - иногда малоизвестных – предложенное автором.


Григорий Фридман
- at 2009-05-27 23:05:25 EDT
О сообщении Э.М.Рабиновича от 22.95.2009

Никого не шокируют предположения или гипотезы о том, что автором сонетов Шекспира, а также соавтором ряда его пьес могла быть дама, графиня Элизабет Сидни-Рэтленд вместе с её мужем Роджером Рэтлендом. Некоторые нестрадфордианцы полагают, что соавтором Шекспира, сделавшим, по меньшей мере, многочисленные вставки в тексты его пьес при подготовке "Великого Фолио", была Мэри Сидни, графиня Пембрук, родная тетка Элизабет Рэтленд. Но вот появилась еще одна претендентка – первая английская поэтесса Эмилия Бассано Ланьер, выдвинутая в 1973 году английским шекспироведом и историком Роузом на роль Смуглой Леди сонетов, а позднее Джоном Хадсоном еще и на небывалую высоту – в авторы произведений Великого Барда. Между прочим, прежде в прессе Д.Хадсона называли любителем, в последнее время его рейтинг в сетевых изданиях повысился до "известного шекспироведа". Действительно он раньше работал в институте Шекспира при университете в Бирмингеме.
Э.М.Рабиновичу "стыдно читать" о версиях Роуза и Хадсона. Отчего такое жеманство? Видимо, дело в происхождении Эмилии Ланьер из марранов. Что скажут снобы-юдофобы и эрудиты-антисемиты?? Будь поэтесса итальянкой или, еще лучше, англичанкой, такого чувства, наверняка, не возникло бы. Вероятно, это "галутный комплекс".
Нельзя утверждать, будто шекспироведы не находили прототипов "Смуглой леди". Была еще и Молли – Мэри Фиттон, тоже платоническая любовь Барда. Однако и Эмилия Ланьер рассматривается в этом качестве в солидных научных изданиях (Martin Green ‘Emilia Lanier IS the Dark Lady’ English Studies vol. 87, No.5, October 2006).

Элиэзер М. Рабинович - Б. Тененбауму о Шекспире
- at 2009-05-22 15:02:41 EDT
Однако - есть инструкции, написанные лордом Берли своему сыну для поездки на континент, в Европу, и они чуть ли не в один в один совпадают с инструкциями, которые дал Полоний Лаэрту. А граф Оксфорд был зятем лорда Берли, и отношения у них были тяжелые. То-есть он мог знать об инструкциях - от своего шурина, или просто от своей жены. A oткуда бы актерy знать детали семейной переписки высоко стоящего семейства?

Так, может быть, он пьесу "Гамлет" посмотрел и счел инструкции полезными для подражания?
Я не знаю. Читая Шекспира, мне, как и многим, трудно себе представить, что это был стратфордский бюргер, который знал больше английских слов, чем любой живший тогда человек, и тонкости быта аристократии. Но в этом вопросе я особенно не доверяю любителям, а специалисты обсосали проблему вдоль и поперек, и они, в основном,- стратфордианцы. Статья в последнем номере ничего не добавляет к дискуссии, предположение, что Шекспир мог быть еврейской женщиной, просто стыдно читать. Автор также пишет, что "Смуглая Леди шекспировских сонетов, она же – Эмилия Бассано Ланьер", тогда как общее мнение шекспироведов сейчас: мы НЕ знаем, кем она была.

Элиэзер М. Рабинович - Шекспир или не Шекспир?
США - at 2009-05-21 17:53:17 EDT
Статья представляет собой неплохой обзор для тех, кто впервые сталкивается с проблемой, но она не включает в себя одной из главных версий, что под именем Шекспира скрывался Кристофер Марло, таинственно избежавший ранней смерти и проведший последующую жизнь в Италии. С другой стороны, такая "развесистая клюква", как то, что «Шекспир был еврейской женщиной» просто, на мой взгляд, не должна находить места в серьезном издании. Борис Пастернак, в "Заметках к переводам Шекспира", разбирает проблему как поэт и переводчик, и у него нет сомнений, что Шекспир - это Шекспир - усталый занятый человек, который в течение двух десятлетий писал по две пятиактных пьесы в год, повторялся, был неаккуратен с фактами и знал себя хуже, чем его сегодня знает любой студент. Какой-нибудь граф Оксфордский, конечно же, имел бы больше времени для причесывания пьес и избежал бы повторений. Эта проблема остается, но она - дело специалистов, любители не могут внести в нее полезный вклад и не должны писать на эту тему.
Инга
Украина - at 2009-05-18 08:38:45 EDT
Спасибо! все, кто знаком с театром изнутри, врдя ли могут считать автором этих пьес кого-то другого. Впрочем, для театральных людей во все времена вопрос авторства врдя ли был главным, но... Эти пьесы написаны человеком, который хорошо знает сцену, чувствует саму ткань театра. Шекспир сразу писал то, что сейчас называется "театральным текстом". Вот лучший признак авторства.
Спасибо - вы дали по носу невыносимым снобам. Вот уж кто остается собой во все эпохи!